Меню Рубрики

Психологический анализ детей в домах ребенка

На сегодняшний день, исследование психологов показывает, что дети из детских домов отличаются от детей, растущих в семьях, по физическому и психическому развитию. Развитие детей-сирот, в условиях детского дома имеют ряд негативных особенностей, которые накладывают отпечаток на дальнейшую жизнь ребенка. При этом многие педагоги, которые работают в детских домах, совершенно не знают психологических особенностей этих детей. Соответственно, при развитие и воспитание детей-сирот, составляют коррекционно- развивающую программу с завышенными требованиями к данной категории детей. Все это впоследствии сказывается на развитие ребенка, на его адаптацию в социуме. В своей работе я бы хотела рассмотреть особенности психологического развития дошкольного возраста, младшего школьного возраста и подросткового возраста; выявить общие проблемы их развития.

Дошкольный возраст.

Дети-сироты дошкольного возраста, как правило, попадают в детский дом из семей, где родители лишены родительских прав, либо из домов малютки. Дошкольный возраст, это время когда ребенок стремится к самостоятельности; ребенок впервые начинает устанавливать отношения с миром взрослых людей, проходит первичную социализацию. Социальной ситуацией на данном этапе является «ребенок – общественный взрослый». Ведущей деятельностью у дошкольников является игровая деятельность. В игре формируется характер ребенка; происходит изменения в познавательной деятельности ребенка. Игровое действие порождает процесс воображения, таким образом, ребенок принимает на себя роль взрослого, создает игровую ситуацию. Ребенок получает развитие наглядно-образное мышление. Дети, воспитывающие в условиях детского дома, не владеют игровой деятельностью; с интересом следуют за игровыми действиями воспитателя, выполняют его указания, охотно принимают все предложения, но включиться в игру, быть ее равноправным участником не могут. В то же время ребята активно интересуются предметами и игрушками, задействованными в игре. Новые предметы не побуждают детей к совместной игре. Завладев ими, дети пытаются их спрятать или просто держат в руках. Игровые действия детей осуществляются чаще всего под его руководством взрослого. Важно уделять огромное внимание развитию игровой деятельности ребенка, вырабатывать умение самостоятельной игре. Через игру ребенок получает свой первый опыт взаимодействия с окружающими. На стадии дошкольного возраста у детей начинает формироваться этические инстанции и моральные чувства. Но у ребят из детских домов, как правило, эти качества остаются не сформированными в силу того, что дети проживают в неблагополучных семьях, либо в закрытом учреждение. Общение дошкольника со взрослым также отмечается своеобразием. Воспитанники детского дома общаются со взрослыми не так, как дети из семьи. Прежде всего они проявляют большой интерес ко взрослому; часто обращаются к воспитателю, стремятся любым путем завладеть его вниманием. Все это говорит о том, что дети явно испытывают потребность во внимание взрослого. И что, интересно у ребенка из семьи в общение со взрослым есть главный мотив общения, познавательный мотив, тогда как у детей-сирот доминирующем мотивом общения является потребность во внимание и доброжелательности. Вопрос воспитателя, что больше ребенок хочет делать – читать, играть или беседовать, — обычно вызывает недоумение: дети смущаются, молчат, пожимают плечами или отвечают «не знают». Для большинства детей выбор предпочитаемой ситуации общения оказывается трудной задачей. Наименее доступна и привлекательна для детей внеситуативно-личностная беседа. Эта форма общения мало знакома воспитанникам детского дома. Вопросы типа «Кто тебе больше нравится?», «Что ты больше всего любишь?», смущает детей, они отводят глаза, опускают голову, отходят от экспериментатора. Для детей гораздо важнее любых разговоров с воспитателем непосредственный физический контакт с ним. Ведь, для ребенка детский дом является семьей, домом, а воспитатель «мамой», поэтому педагогам важно составлять свою педагогическую деятельность с учетом всех особенностей. Известно, что недостаток общения со взрослыми приводит к обеднению отношений между сверстниками. Уровень развития общения ребенка со взрослым во многом определяет характер его контактов со сверстниками. только взрослый может научить детей умению видеть субъективные качества другого ребенка, способствовать углублению детских контактов. По мнению ряда исследователей, испытывая дефицит общения со взрослым, воспитанники детских домов спонтанно вступают в контакт с посторонними «чужими» людьми, отдавая предпочтения непосредственному физическому контакту с ними. И.В.Дубровина и А.Г.Рузская считают это своеобразной формой ситуативно-личностного общения, в которой средства общения не соответствуют мотивам и потребностям. Контакты со взрослыми и со сверстниками в детском доме у детей-сирот дошкольного возраста выражены гораздо слабее, чем у детей из семьи, они однообразны, малоэмоциональны и сводятся к простым обращениям и просьбам. В основе отставания лежит отсутствие эмпатии, т.е. сочувствия, сопереживания, умения и потребность разделить свои чувства, переживания с другим человеком. Перечисленные особенности общения лишают детей: во-первых, важного для психологического благополучия переживания своей значимости и ценности, уверенности в себе, лежащих в основе формирования полноценной личности; во-вторых, переживания ценности другого человека, глубокой привязанности к людям. Дети-сироты с дошкольного возраста не чувствуют привязанности к сверстникам, к взрослым. Таким образом, у детей дошкольного возраста, воспитывающихся в условиях детского дома, недостаточно сформирована игровая деятельность, детям не хватает личного внимания и любви со стороны окружающих их людей.

Младший школьный возраст

Приход ребенка в школу связан с перестройкой всей системы отношений ребенка с действительностью, изменяется ход его жизни и деятельности. Но для детей из детского дома не только новое посещение школы, а также переход из одного закрытого учреждения в другое. Эти изменения в жизни ребенка обуславливают серьезные перестройки в системе его отношений со взрослыми и сверстниками. Новая социальная ситуация ужесточает условия жизни ребенка. Новое положение в обществе состоит в том, что ребенка во-первых, появляется обязанности перед школой; во-вторых, ребенок должен адаптироваться в новом «доме», в новой «семье» и на сколько успешно пройдет адаптация в детском доме, а затем и в школе во многом зависит от педагогического состава детского дома. Ведущей деятельностью младшего школьника является учебная деятельность. У младших школьников из детских домов, как правило, не сформирован мотив к учебной деятельности, недостаточно развита способность планомерно, исследовать предметы, явления, выделять их свойства. Дефект восприятия может иметь последствия не только для обучения в школе, но и для общего психического развития ребенка. Главное в учебной деятельности – умение при выполнении задания ориентироваться на определенный общий способ действия. У воспитанников детского дома, как правило, такое умение не сформировано. У них недостаточно развито наглядно-образное мышление и логические операции обратимости. Доминирующими оказываются классификационные формы мышления. Как и у дошкольников у ребят недостаточно развиты воображение и образное мышление. Воспитанники детского дома не так успешны в решение конфликтов в общение с взрослыми и со сверстниками, чем учащиеся обычной школы. Дети-сироты более агрессивны, чаще стремятся обвинить окружающих, не умеют и не желают признавать свою вину, т.е. по существу доминирование защитных форм поведения в конфликтных ситуациях и неспособность конструктивно решать конфликт. В младших классах воспитанники делают все возможное, чтобы обратить на себя внимание. Поверхностное наблюдение позволяет предположить неудовлетворенность потребности в общение со взрослыми у этих детей, что приводит к определенным отклонениям в поведении. Исследование, проведенное Р.Бернсом по Карте Стотта, подтверждает сказанное выше. Карта Стотта, заполняется учителем, воспитателем, позволяет на основании описания и оценки многочисленных «отрезков поведения» определить степень дезадаптации ребенка и выделить те симптомокомплексы, которые доминируют в общей картине дезадаптации. Для младших школьников, воспитывающихся в детском доме, в качестве ведущих выступают два симтпомокомплекса – «тревога по отношению к взрослым» и «враждебность по отношению к взрослым». Первый, отражающий беспокойство, неуверенность ребенка в том, интересуется ли им воспитатель, принимает ли его, любит ли его. Второй симптомокомплекс показывает различные формы неприятия ребенком взрослого и может быть началом враждебности, депрессии, агрессивности, асоциального поведения – «исключительно нетерпелив, кроме тех случаев, когда находится в отличном настроение; иногда стремится, а иногда избегает здороваться с воспитателем». Подобные трудности в общении с взрослыми могут быть связаны с тем, что ребенок в детском доме с раннего возраста сталкивается с большим количеством людей, в результате чего у него не формируются устойчивые эмоциональные связи, развивается эгоцентризм и незаинтересованность в социальных отношениях. Гипертрофированная потребность в общении с взрослым и полная ее неудовлетворенность приводят к тому, что на фоне выраженного стремления к общению с воспитателем младшие школьники — сироты проявляют агрессивность по отношению к взрослому. Потребность в доброжелательном отношении взрослого сочетается с глубокой фрустрацией в интимно-личностном общении с ним. Таким образом, можно выделить два момента в общение воспитанников детского дома с взрослыми: с одной стороны, напряженность данной потребности, а с другой – примитивность и неразвитость форм общения. Мотивационные предпочтения определяются особенностями общения со взрослыми, важным для них является ласка, похвала, одобрение учителем или воспитателем. На низком уровне у ребят развиты навыки общения со сверстниками. Как правило, младшие школьники из детских домов нуждается в специальных — коррекционных учреждениях.

Подростковый возраст.

Подростковый возраст относится к числу переходных и критических периодов онтогенеза. Этот особый статус возраста связан с изменением социальной ситуации развития подростков, в их стремление приобщиться к миру взрослых, ориентацией поведения на нормы и ценности этого мира. Подросток, воспитывающийся в условиях детского дома, сложнее проходит (переживает) данный этап. Его начинает смущать, что он из детского дома, он старается отделиться от группы детей, в кино или в магазин, ходят по одному или 2-3 подростка. Как можно реже начинает упоминать, что он из детского дома. Все это сказывается на общем развитие ребенка. Главной задачей для педагогов детского дома в данный период является понимание подростков, дать им возможность раскрыться, направить их в нужное русло, не дать им уйти в никуда. А самое главное уважение к ребенку как к личности. В подростковом возрасте особенности психического развития воспитанников детских домов проявляются в первую очередь в системе их взаимоотношений с окружающими людьми, которые связаны с устойчивыми и определенными свойствами личности таких детей. К 10 – 11 годам у подростков устанавливается отношение к взрослым и сверстникам, основанное на их практической полезности для ребенка, формируются «способность не углубляться в привязанности», поверхностные чувства, иждивенчество, осложнения в становление самосознания и другое. В общение таких детей присутствует назойливость и потребность в любви и внимание. Проявление чувств характеризуется, с одной стороны, бедностью, с другой – острой аффективной окрашенностью. Им свойственны взрывы эмоций – бурная радость, гнев, отсутствие глубоких, устойчивых чувств. У детей – сирот, как правило, не развиты высшие чувства, связанные с нравственно-моральными ценностями. Наличие потребности у детей – сирот во внимание, любви со стороны взрослого, свидетельствуют о том, дети охотно идут на контакт с окружающими его людьми. Общение воспитанников детского дома друг с другом имеет свои особенности. У детей – сирот, в общение преобладает местоимение «мы», это особое психологическое образование, весь мир они делят на «своих» и «чужих». В детских домах ребенок постоянно общается с одной и той же группой сверстников, причем сам он не может предпочесть ей какую- либо другую группу. Принадлежность к определенной группе сверстников становится как бы безусловной, это ведет к тому, что отношения между сверстниками складываются не как приятельские, дружеские, а по типу родственных. Такую безусловность в общение со сверстниками в детском доме, можно рассматривать как положительный фактор, способствующий эмоциональной стабильности, защищенности; с другой стороны – подобные контакты не способствуют развитию навыков общения со сверстниками. Ребенок, воспитывающийся в детском доме, вынужден адаптироваться ко всем детям, проживающих в детском доме. Его контакты с ними поверхностны, нервозны и поспешны: он одновременно требует к себе внимания и отторгает его, переходя на агрессию или пассивное отчуждение. Нуждаясь в любви и внимании, он не умеет отвечать на нее нужным образом. Неправильно формирующий опыт общения приводит к отрицательным последствиям. Таким образом, подростковый возраст – это сложный период для детей. Важно педагогам помочь детям пройти этот возраст. У детей – сирот трудности общения со сверстниками обусловлены низким уровнем коммуникативных навыков, неадекватностью эмоциональных реакций, ситуативностью поведения, неспособностью к конструктивному решению проблемы.

В целом главное в работе педагогов детских домов заключается в том, что бы ребенок-сирота был окружен любовью и вниманием со стороны взрослых. И только после того, когда ребенок почувствует, что он кому-то нужен, что кто-то о нем беспокоится и заботится, только после этого можно начинать проводить коррекционно — развивающуюся работу.

  • Психическое развитие воспитанников детского дома (текст) / под ред. И.В.Дубровиной – М.: педагогика, 1990. – 264 с.
  • А.М. Прихожан, Н.Н. Толстых. Психология сиротства. ( текст). Изд.3-е. – СПб.: Питер, 2007. – 416 с.: ил.
  • Социализация личности и образования: от теории к практике. – Н.Тагил: НТФ ИРРО,2002. – 47 с.
  • В.Б. Шапарь. Новейший психологический словарь (текст); под общей ред. В.Б.Шапаря. – Изд.3-е – Ростов н/Д.: Феникс, 2007. – 806 с.
  • Л.М. Шипицына. Психология детей-сирот (текст); Изд-во СПб. Ун-та, 2005. – 628 с.
  • Д.Б. Эльконин. Детская психология: Учебное пособие / Ред. – сост. Д.Б. Эльконин. – М.: Издательский центр «Академия», 2004. – 384 с.

источник

В статье описаны психологические особенности детей, воспитывающихся в условиях детского дома, с различными формами депривации.

Психологические особенности детей, воспитывающихся

Сироты, отвергнутые дети узнают чрезвычайно рано,

что они не такие дети, как «те другие», а гораздо хуже

и живут совсем не по праву, а лишь из гуманности.

Дошкольный возраст – это важнейший период в становлении личности человека. Именно на этом этапе детства ребёнок овладевает специфическими человеческими видами деятельности. Дошкольный период является сензитивным для развития всех психических процессов и функций, в этом возрасте у ребёнка появляется самосознание, он становится личностью.

На сегодняшний день, исследование психологов показывает, что дети из детских домов отличаются от детей, растущих в семьях, по физическому и психическому развитию.

Как правило, в детских домах воспитывается неоднородный контингент детей: часто в одной группе находятся дети и нормально развивающиеся, и с различными степенями задержки психического и речевого развития.

Читайте также:  Анализ на иммунитет у детей

Говоря о психологических особенностях детей воспитывающихся в условиях детского дома, следует сказать, что в основном, это дети – сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей.

Дети – сироты – это дети, лишившиеся родителей в результате смерти последних.

Дети, оставшиеся без попечения родителей (социальные сироты) – это дети, чьи родители живы, но в силу тех или иных причин не воспитывают своих детей.

В зависимости от того, чего именно лишен ребёнок, выделяют разные виды депривации (утрата или ограничение возможностей удовлетворять жизненно важные потребности) – материнскую, сенсорную, социальную, эмоциональную и другие.

Наиболее сложной формой депривации детей (по мнению Л.Ярроу) является материнская депривация — отсутствие связи ребёнка именно с биологической матерью. Воспитание детей вне семьи ведет к депривации психического и личностного развития, которое проявляется в деформации базового доверия детей к миру.

Формирование личности ребенка — сироты происходит в состоянии социальной и психической депривации, которая негативно воздействует на развитие эмоционально-личностной сферы, на развитие общения, самооценки ребенка, как следствие, у детей деформируются многие базовые установки личности, связанные с полноценной социализацией.

Депривационные факторы образуют сложную иерархическую структуру, где один и тот же ребенок страдает несколькими формами депривации.

Резкое снижение у ребёнка яркости восприятия и разнообразия впечатлений приводит к сенсорной депривации, сокращение общения ребёнка с другими людьми — к социальной депривации, слабая выраженность эмоциональности в общении с окружающим миром, вялое реагирование на окружение — к эмоциональной депривации, жесткая формальная организация среды детского дома — к когнитивной депривации.

У многих воспитанников детских домов стоит диагноз: задержка психического развития, а у детей, которых психологи, врачи, дефектологи, педагоги относят к понятию «норма» имеются ряд особенностей.

Детям – сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, свойственны процессы общего отставания в психическом развитии, которые охватывают интеллектуальную, волевую, эмоциональную сферу жизнедеятельности.

У них наблюдается снижение познавательной активности, ограниченность кругозора, ситуативность умственных действий, которая определяется либо предметным окружением, либо прямыми указаниями взрослого, неразвитое воображение, отсутствие целеустремлённости. Дети не умеют фантазировать, мечтать, их желания ограничены сиюминутными потребностями. При этом отмечается целый набор негативных черт характера: замкнутость, зависть, недоверие к людям и миру, болезненное честолюбие, упрямство, эгоизм, агрессивность.

У детей – сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, проявляется деформация личности, искажения в формировании самосознания, спровоцированные нереализованной потребностью в любви, привязанности и признании. Именно это приводит к возникновению серьёзных проблем в сфере эмоционального развития.

Таким детям мало знаком язык жестов и мимики, изменчивых интонаций. Они редко проявляют сочувствие, сопереживание в отношениях с окружающими людьми. Им часто свойственны замкнутость, заторможенность, упрямство, негативизм.

Эмоциональный портрет воспитанника детского дома (по исследованиям Э.А.Минковой) характеризуется такими чертами, как:

  1. пониженный фон настроения;
  2. бедная гамма эмоций, однообразие эмоционально-экспрессивных средств общения;
  3. склонность к быстрой смене настроения (оживление переходит в плач, крик; благодушие, приподнятое настроение – в угрюмость, агрессию);
  4. однообразность и стереотипность эмоциональных проявлений;
  5. эмоциональная поверхностность, которая сглаживает отрицательные переживания и способствует их быстрому забыванию;
  6. неадекватные формы эмоционального реагирования на одобрение и замечание

(от пассивности и равнодушия до агрессивности и враждебности);

  1. повышенная склонность к страхам, тревожности, беспокойству;
  2. основная направленность положительных эмоций – получение всё новых и новых удовольствий (в то же время положительные эмоции более стойки и эффективнее регулируют поведение;
  3. нестабильность эмоциональных контактов с окружающими (легко вступают в контакт, внешне в общении могут казаться живыми и непосредственными, но быстро меняют партнёров по игре);
  4. непонимание эмоционального состояния другого человека, его поведение часто вызывает отрицательные эмоции к партнёру, отражается на взаимоотношениях с ним, приводит к конфликтам и ссорам;
  5. чрезмерная импульсивность, аффективная взрывчатость (дети до 6-7 лет не овладевают поведением, находятся во власти аффекта);

Чехословацкие психологи Й. Лангмейер и З. Матейчек ввели понятие психических лишений или психической депривации (1984), которые определяются как психическое состояние, возникающие в результате таких жизненных ситуаций, где субъекту не предоставляется возможности для удовлетворения некоторых основных (жизненных) психических потребностей в достаточной мере и в течение продолжительного времени

Учитывая это, есть основания полагать, что различные стороны психического развития:

во-первых, не одинаково чувствительны к особенностям условий жизни ребенка;

во-вторых, в значительной степени определяются индивидуальными особенностями детей.

Специфические условия жизни в детском доме часто обуславливаются отставанием в психическом развитии детей по ряду существенных параметров:

  1. дети, воспитывающиеся в условиях детского дома, медленнее овладевают речью;
  2. отставание в становлении вербальной функции неблагоприятно сказывается на развитии ранних форм мышления, на контактах ребенка с окружающими людьми, т.е. обнаруживается во всех сферах, где психическая деятельность опосредуется словом;
  3. у детей общий обзор, они не знакомы со многими элементарными бытовыми предметами, явлениями окружающего мира;
  4. обеднённость чувственной среды ведет к тому, что у воспитанников наблюдается существенное отставание в развитии наглядно — образного мышления, которое наиболее интенсивно формируется в дошкольном детстве, являясь необходимым фундаментом для полноценного овладения школьной программой;
  5. у многих воспитанников выявлено значительное недоразвитие способности произвольно управлять своим поведением, самостоятельно выполнять правила при отставании контроля со стороны взрослых, что ведет к несамостоятельности, неорганизованности, ситуативности поведения.

И.В. Дубровина и М.И. Лисина изучали особенности общения детей со взрослыми и сверстниками. Они учитывали, что различие в воспитании детей в семье и вне семьи связаны, прежде всего, и больше всего с разницей в их общении с окружающими людьми. Чем младше ребенок, тем большее значение приобретает его общение со старшими, поскольку тем сильнее оно опосредствует все остальные связи ребенка с миром.

Исследования Н.М.Неупокоева (1980) свидетельствуют, что даже поступившие в детский дом из самой неблагополучной семьи, более коммуникативные, и восприимчивы к воздействию взрослых, чем дети, совсем незнающие семьи.

По мере взросления детей все более важное место в их жизни завоевывает их общение со сверстниками. В закрытых учреждениях ребенок пребывает в группе своих сверстников постоянно, поэтому и становление дружеских отношений у воспитанников детских учреждений также имеет свою специфику.

Характер потребностей решающим образом определяет поведение ребенка при общении с людьми, динамику и, главное, содержание развертываемой им деятельности. Ранее и дошкольное детство, в крайне неблагополучной семье или доме ребенка, а затем в детском доме, безусловно, оказывает влияние на особенности формирования личности ребенка.

Общение воспитанников со взрослыми и друг с другом, содержание и формы взаимоотношений, сложившиеся в детском доме, во многом определяют особенности формирования одного из центральных формирований личности – образа «Я ребенка», его отношения к себе и представления о себе.

Общение со взрослыми, являясь общественным фактором общего важнейшего развития ребенка, на каждом возрастном этапе имеет свои специфические особенности, обнаруживающиеся в содержании общения и его значении для формирования личности. Эффективность общения детей со взрослыми связанно прежде всего с тем, что оно дает такие знания, которые необходимы им для будущей самостоятельной жизни.

Важно учитывать, что в детском учреждении ребенок постоянно общается с одной и той же достаточно узкой группой сверстников, причем он сам не властен предпочесть какую-либо другую группу. Принадлежность к определенной группе сверстников для него как бы безусловна. Это ведет к тому, что отношения между сверстниками складываются не как приятельские, дружеские, а по типу родственных, как между братьями и сестрами. Такую безусловность в общении со сверстниками в детском учреждении можно, с одной стороны, рассматривать как положительный фактор, способствующий эмоциональной стабильности, защищенности, когда группа сверстников выступает определенным аналогом семьи. С другой стороны, нельзя не увидеть и заметных издержек — подобные контакты не способствуют развитию навыков общения со сверстниками, умению наладить равноправные отношения с незнакомым ребенком, адекватно оценить свои качества, необходимые для избирательного, дружеского общения.

У детей, воспитывающихся в детском доме, часто отсутствуют способы социального подкрепления представления о собственной ценности, столь важного для нормального развития личности.

Зависимость от взрослого может выступать в двух формах:

положительной — когда ребенок стремиться привлечь внимание взрослого, завоевать его любовь выполнением требований, послушным поведением и т.п.,

отрицательной — когда внимание взрослого завоевывается плохим поведением, нарочитым невыполнением требований, демонстративным непониманием.

Чем старше дети, тем чаще в условиях детского дома можно встретиться с поисками отрицательной зависимости.

Учитывая всё вышеизложенное, хочется отметить, что педагогам, работающим с детьми в условиях детского дома, следует учитывать не только главные возрастные и личностные особенности, условия социальной среды воспитанников, но и основные психологические новообразования детей в определённом возрасте.

Однако при этом необходимо помнить, что, как бы ни были разнообразны и благоприятны условия, все же основным источником психического развития ребенка и носителем человеческих отношений, ценностей и способностей является взрослый человек.

И ничто не может заменить ребенку внимания и доброго отношения взрослого.

источник

Работа психолога с детьми, воспитывающимися в домах ребенка, является одной из самых востребованных, социально по­лезных и результативных форм его деятельности. В то же время и сложностей здесь возникает порой больше, чем в работе психоло­га с детьми из благополучных семей.

Цели этой работы определяются прежде всего психологической спецификой самих детей. Ребенок, воспитывающийся в таком уч­реждении, во многих случаях характеризуется выраженными эмоциональными, личностными, а зачастую и интеллектуальными проблемами (высокая тревожность, низкая самооценка, трудности в общении и обучении). Поэтому важнейшей задачей психо­лога является повышение уровня социального, интеллектуально­го и эмоционального благополучия детей.

Психологическая диагностика в доме ребенка обязательно пред­полагает не только исследование наличного уровня психического развития, но и глубокое изучение, быть может, не явных сильных и слабых индивидуальных сторон личности. Необходимо опреде­лить структуру личности ребенка, зону его ближайшего развития и на основании этого строить прогноз (варианты возможного раз­вития в будущем) и составлять систематизированную, многопла­новую программу индивидуальной коррекционной работы.

Коррекционная, развивающая работа с воспитанниками дома ребенка — наиболее важная задача психолога. Она предполагает организацию занятий (как индивидуальных, так и групповых) по формированию у каждого ребенка познавательных способностей, желательных социальных навыков и коррекции нередко встреча­ющегося состояния стойкого эмоционального неблагополучия.

Самостоятельным направлением деятельности психолога яв­ляется психологическое просвещение сотрудников, педагогов и вос­питателей, работающих с детьми. Оно предусматривает целена­правленный вдумчивый поиск оптимальных способов взаимодей­ствия взрослых с детьми, их последовательное внедрение в обра­зовательную структуру учреждения, повышение уровня эмоцио­нальной комфортности в коллективе.

Психологическое сопровождение процесса воспитания и обу­чения в доме ребенка предполагает участие психолога в обеспече­нии социализации детей, нормального хода взросления воспи­танников. В каждом индивидуальном случае психолог уделяет вни­мание таким сторонам образовательной работы, как профориен­тация, развитие адекватных представлений об обществе, форми­рование у детей реалистичной самооценки и морально-нравствен­ных качеств и свойств личности. Важнейшее и обязательное направ­ление в работе психолога — профилактика наркозависимости и девиантности (нежелательных отклонений поведения).

Методическая работа является неотъемлемой составляющей работы психолога и в этом детском учреждении. Психолог ведет нормативную документацию, готовит аналитические отчеты, пси­хологические характеристики детей и в целом образовательной среды в данном учреждении.

Научно-исследовательская деятельность и самообразование психолога связаны прежде всего с проблемой выявления и пре­одоления обстоятельств, подавляющих психическое развитие ре­бенка, освоением эффективных приемов коррекции развития де­тей, воспитывающихся вне семьи.

Для психолога, работающего в доме ребенка, наиболее востре­бованы такие личностно и профессионально значимые качества, как педагогическое чутье, ответственность, выносливость, тер­пимость, эмоциональная устойчивость и самоконтроль.

источник

На вебинаре «Психологические особенности детей и подростков, живущих в учреждениях: что надо знать волонтеру» психолог Людмила Петрановская в рамках проекта «Дистанционное обучение» Благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» рассказала об основных факторах, травмирующих психику детей в детских учреждениях.

Людмила Петрановская: Есть такие обывательские представления, что детям в детском учреждении одиноко, грустно и не хватает общения. И вот стоит нам начать ходить туда, мы устроим детям общение, и их жизнь станет более радостной. Когда же люди действительно начинают посещать детский дом, они видят, что проблемы у детей гораздо более глубокие и порой даже пугающие. Кто-то – перестает ходить, кто-то продолжает, пытаясь изменить ситуацию, кто-то понимает, что для него единственно возможный выход – хотя бы одного ребенка забрать из этой системы.

В регионах еще можно встретить детские дома, где дети не ухожены, не лечены и так далее. В Москве подобного учреждения не найдешь. Но даже если мы посмотрим на детей из детских домов, благополучных в материальном плане, то увидим, что они отличаются от «домашних» по восприятию, по реакции на ситуацию и так далее. Понятно, что и детские учреждения могут быть разными: детский дом на 30 детей, откуда дети ходят в обычную школу, отличается от «монстров» на 300 человек. У детей, попавших в детские дома, есть прошлые травмы, непростой собственный опыт. И вот с этими травмами они попадают не в реабилитирующие, а наоборот, стрессовые условия. Некоторые из этих стрессовых условий:

За последнее время многое изменилось, детские дома стали более оборудованными, но вместе с тем идет наступление «занормированности», диктат безопасности, «власть санэпидемстанции». «Вредными» объявляются мягкие игрушки, цветы на окнах и так далее. Но все-таки жить по-человечески хочется, и вот у ребенка появляется плюшевый мишка, с которым он спит, окна начинают украшать цветы. Перед проверками все эти запретные вещи прячутся в некоторых детских домах.

Очень сильно сократились у детей возможности заниматься чем-либо хозяйственно-полезным (опять же под лозунгом безопасности). Уже почти нет в детских домах мастерских, приусадебных участков, детям не разрешается участвовать в приготовлении пищи и так далее. То есть намечается тенденция «обматывания детей ватой» со всех сторон. Понятно, что в «большую жизнь» они выйдут полностью к этой жизни не готовые.

Дети в детском учреждении находятся в постоянной стрессовой ситуации. Вот если нас, взрослых, отправить в санаторий советского типа, где в палате – 6 человек, где в 7 часов утра – обязательный подъем, в 7.30 – зарядка, в 8 часов – обязательный завтрак и сказать, что это не на 21 день, а навсегда – мы же с ума сойдем. Из любых, даже самых хороших условий мы хотим попасть домой, где едим, когда хотим, отдыхаем, как хотим.

Читайте также:  Анализ на грипп у детей

А дети в таких стрессово–режимных условиях находятся всегда. Вся жизнь подчинена режиму. Ребенок не может подстроить свой день под свое самочувствие, настроение. У него невеселые мысли?
Все равно следует пойти на общее развлекательное «мероприятие». Он не может прилечь днем, потому что в спальню чаще не пускают.

Он не может «пожевать» что-то между приемами пищи, как это делают дети дома, потому что во многих учреждениях еду из столовой выносить нельзя. Отсюда – «психологический голод» — когда дети даже из самых благополучный детских домов со сбалансированным пятиразовым питанием, попадая в семью, начинает беспрерывно и жадно есть.

Кстати, в некоторых учреждениях пытаются решить это вопрос так: сушат сухарики и позволяют детям их брать с собой из столовой. Мелочь? Но ребенку важно поесть в тот момент, когда он захочет…

3. Ребенок не может распоряжаться собой в этом жестком распорядке. Он чувствует, что находится в резервации, «за забором».

Отсутствие дверей в туалетах, в душевых. Менять белье, совершать гигиенически процедуры даже подросткам приходится в присутствии других. Это стресс. Но жить постоянно ощущая его невозможно. И ребенок начинает отключать чувства. Дети постепенно учатся не испытывать стыда, стеснения.

Даже если в детском доме спальни на несколько человек, никому не придет в голову, что тут надо войти, постучавшись.

Понятие о личных границах у ребенка могут появиться, только если он видит, как эти границы соблюдаются. В семье это происходит постепенно.

Сейчас сиротам в обществе уделяют много внимания. Но чаще помощь, которую люди стремятся оказать детским домам, пользы не приносит, а наоборот – нередко развращает. Внешне получается – лоск в детских домах, а внутри – все то же отсутствие личного пространства.

Нет смысла покупать в учреждение ковры и телевизоры, пока там нет туалетов с кабинками.

Когда говорят, что детей из детских домов нужно вводить в социум, речь чаще идет об одностороннем порядке: сделать так, чтобы дети ходили в обычную школу, в обычные кружки и так далее. Но не только детям нужно выходить, важно, чтоб и социум приходил к ним. Чтобы они могли пригласить в гости одноклассников, чтобы в кружки, которые есть в детском доме могли приходить «домашние» дети из соседних домов, чтобы жители этих домов приглашались на концерты, которые проходят в детском доме.

Да, все это требует от сотрудников лишней ответственности. Но здесь важно расставить приоритеты: ради кого вы работаете – ради детей или начальства?

Многие дети в детских домах до 15 — 16 лет не держали в руках денег и потому не умеют ими распоряжаться. Они не понимают, как устроен бюджет детского дома, с ними не принято это обсуждать. А ведь в семье со старшими детьми подобные вопросы обязательно обсуждаются.

В семье ребенок всему этому учится постепенно. Сначала ему предлагают на выбор молоко и чай, потом спрашивают, какую выбрать в футболку. Потом родители дают ему денег, и он может пойти и купить понравившуюся футболку. В 16 лет он уже спокойно один ездит по городу, а иногда и дальше.

Ребенок в детском доме с этой точки зрения одинаков и в три года, и в 16 лет: система отвечает за него. И в 3 года, и в 16 лет он одинаково должен ложиться спать в 21.00, не может пойти купить себе одежду и так далее.

Всем, кто работает с детьми в детских домах важно понять, что они имеют в виду: дети – это люди, которые потом вырастут и начнут жить жизнью нормальных взрослых; или дети – просто сфера ответственности до 18 лет, а что будет потом – уже не важно.

Странно ожидать, что у людей, у которых до 18 лет было 100% гарантий и 0% процентов свободы, вдруг в 18 лет вдруг, словно по мановению волшебной палочки, узнают, что значит отвечать за себя и за других, как распоряжаться собой, как делать выбор… Не готовя ребенка к жизни и ответственности, мы обрекаем его на гибель. Или намекаем, что во взрослом мире для него есть только одно место – «зона», где нет свободы, но и нет ответственности.

Не вводим ли мы сами детей в заблуждение, делая так, что каждый выход в мир для них – праздник? Когда все носятся с ними, заняты им. А еще по телевизору показываю этот мир, где как будто у каждого встречного – сумки дорогих марок, дорогие авто и мало забот…

Однажды психологи провели эксперимент и предложили детям из детских домов нарисовать свое будущее. Почти все нарисовали большой дом, в котором они будут жить, множество слуг, которые за ними ухаживают. А сами дети – ничего не делают, а только путешествуют.

Психологи сначала удивились, а потом поняли, что ведь дети так и живут: в большом доме, за ними ухаживает много людей, а сами они не заботятся о других, не знают, откуда берутся средства к существованию и так далее.

Поэтому, если вы берете ребенка домой на «гостевой режим», важно стараться вовлекать его в вашу повседневную жизнь, рассказывать о ней. Полезнее не в кафе ребенка сводить или в цирк, а к себе на работу. Можно обсуждать при нем семейные заботы: кредит, то, что соседи залили и так далее. Чтобы жизнь внешняя не представлялась ему сплошным цирком и Макдоналдсом.

Людмила Петрановская также отметила, что волонтерам важно изменить тактику в отношениях с руководством детских домов и из таких просителей: «А можно мы поможем детям?» стать партнерами, общаться на равных. Нужно говорить с ними не только о детях, но и о них самих, о возможных вариантах развития. И умные руководители будут прислушиваться, ведь им важно сохранить учреждение (рабочие места) на фоне того, что детские дома в том виде, в котором они существуют сейчас, обречены – может быть через 10 лет, может быть – через пятнадцать… Но сохранить можно, только реорганизовав, не пытаясь цепляться за старое.

Смотрите также цикл онлайн-лекций Людмилы Петрановской:
«Головоломка: как подружиться со своими эмоциями и научить этому ребенка»
Людмила Петрановская расскажет о том, как корректно проживать эмоции, справляясь со стрессом
без саморазрушения и искусственного «спокойствия», и создавать более гармоничные отношения с миром, сохраняя веру в свои силы.

«Что такое совесть?»
«У тебя совесть есть?» — Этот упрек время от времени слышит в свой адрес любой ребенок, причем по самым разным поводам

«Матерная тема»
Лекция о тонких связующих нитях между дочерьми и матерями.

источник

Заключение психолога в нашем правозащитном центре можно получить по самым разным вопросам:

в ситуации развода, агрессии другого родителя, при конфликте в садике или школе.

  • Такое заключение может быть использовано в суде и других организациях в качестве доказательства.

Я приведу пример психологического заключения в отношении ребенка 7-ми лет, который может быть полезен как родителям так и специалистам (конфиденциальная информация изменена или скрыта).

Первичное психологическое заключение

На приеме ребенок Кинова Мария (обследуемая) с матерью Екатериной. Обследование проводилось в форме беседы и тестирования, в два приема, общее время обследования составило 2 часа. Беседа и тестирование проводились в кабинете психолога.

Дата проведения беседы ??2016 г., дата проведения тестирования . 2016 г.

-ФИО Кинова Мария Сергеевна

-Дата рождения . года рождения.

Отец Кинов Сергей Сергеевич (47 лет, высшее образование, инженер).

Мать Кинова Екатерина Александровна (46 лет, высшее образование, инженер).

В настоящее время проживают совместно мать Екатерина и дочь Мария, с отцом ребенка не живут 8 месяцев, часто приходит для помощи по дому и с ребенком бабушка (мать Екатерины) Иванова Елена Егоровна.

Отец регулярно навещает Марию.

Мария посещала детский сад с 2-х лет (проявляла протестные реакции, много плакала и болела). В настоящее время посещает 1 класс школы, танцевальную студию, бассейн.

К психологу обратилась мать ребенка. Поводом послужила конфликтная ситуация развода в семье родителей, возросшая тревожность ребенка. Перед специалистом поставлены следующие задачи:

— оценить отношение ребенка к ситуации развода, к матери, к отцу и прояснить влияние поведения отца (отец может посадить девочку на колени, целовать ее в губы, а также проявляет агрессию);

— выявить уровень тревожности девочки в настоящее время, и разработать рекомендации для психологического оздоровления и поддержки ребенка.

3. Краткие сведения из истории развития ребенка

На момент обследования девочке 7 лет. Беременность у матери протекала хорошо. Родилась доношенной в срок, роды длительные, завершились кесаревым сечением. До года девочка практически не болела, развитие соответствовало возрасту, без особенностей. После наступления возраста 3-х лет наблюдалась у невролога, диагнозы «гиперактивность», «невроз», «энурез».

Родилась в браке, проживала с отцом и матерью в 3-х комнатной квартире.

Через год после рождения Маши у матери диагностировали тяжелое заболевание (диагноз и характер заболевания не описываю согласно пожеланию матери). В возрасте с 1,5 до 3 лет ребенка ее матери Екатерине проводили длительное лечение. В связи с этими обстоятельствами воспитанием дочери Маши занималась бабушка по материнской линии – Иванова Елена Егоровна.

Маша, со слов матери, особых проблем в воспитании не доставляла, однако с 3-х лет начала проявлять активность и непослушание, агрессивную позицию в отстаивании своих желаний.

Согласно заполненным анкетам, по отношению к дочери обоими родителями применяются физические наказания.

Среди проблем с дочерью Екатерина указывает также боли в животе, запоры, кусание ногтей, бруксизм, навязчивая мастурбация, воровство, раздражительность и плаксивость.

По поводу отношений с дочерью Екатерина пояснила, что они напряженные, и дочь может назвать ее «дурой», сказать «ты ноль», «ты уродина», отказаться выполнять разумные требования. Также со слов матери, девочка может ее, Екатерину, ударить, а Екатерина может ударить в ответ, и тогда получается «драка».

Екатерина полагает, что это связано с тем, что девочка научилась этому у отца или у ее матери (бабушки Маши).

С отцом у ребенка отношения хорошие, как утверждает мать, однако наблюдаются эпизоды, когда девочка жалуется на давление отца, когда тот делает с ней уроки, или отказывается говорить с ним по телефону при звонке отца.

Мать описывает характер дочери так: «Целеустремленная, любит и чувствует людей, плаксивая, имеет лидерские качества, любит командовать, хочет получать все, что пожелала». На вопрос, чем дочь похожа на нее, отвечает «неуверенностью в себе, тревожностью», а также «жизнелюбием». На вопрос, чем дочь походит на отца, ответила «стремится все доводить до конца».

8 месяцев назад муж переехал на отдельную квартиру. С этого времени родители Маши вместе не проживают.

В квартире, где проживает сейчас Маша с матерью, 3 комнаты, у Маши имеется своя комната и кровать, выделена игровая зона. В комнате девочки спит мама.

С отцом Маша видится часто; со слов матери, он приходит к ним домой, играет с Машей, делает с дочкой уроки, читает ей, забирает ее с собой, отвозит ее на занятия в бассейн и к невропатологу.

Возросшую тревожность дочери мать связывает в основном с ситуацией ухода мужа и отца Маши из дома, напряженными отношениями и разводом.

4. Содержание обследования

Проведена анамнестическая беседа с матерью, в ходе которой были записаны необходимые биографические и другие сведения, а также за ребенком и отношениями мать-ребенок произведено наблюдение.

Также в отсутствие матери были проведены психологические тесты с ребенком: «рисунок семьи», тестирование в виде «неоконченных сказок», тестирование САТ, проведен опрос по отношениям с отцом и матерью, наблюдение в ходе игровой деятельности ребенка.

5. Полученные психологические данные и результаты

При первом впечатлении ребенок приветлив: девочка улыбается, здоровается. Адекватно реагирует на общение с незнакомым человеком. Далее проявляет повышенную активность, задает специалисту вопросы, привлекает к себе внимание, знакомится с кабинетом.

На замечания матери реагирует избегающее, с улыбкой, без выражения агрессии, с попыткой продолжать делать выбранное действие. После уговоров матери и выдачи сладостей Маша спокойно отпускает мать из кабинета психолога и демонстрирует готовность к сотрудничеству.

Девочка социально адаптирована в пределах возрастной нормы, легко устанавливает контакт. В начале беседы охотно подчиняется правилам, высказанным доброжелательным тоном. Отвечает на вопросы охотно, однако стремится или переключить внимание на игровую деятельность или играть одновременно.

В незнакомом помещении ведет себя свободно, творчески исследуя его в установленных границах. Движения демонстрирует спонтанные, часто неловкие, иногда хаотичные, резкие. В контакте со специалистом заинтересована.

Несмотря на признаки гиперактивности (двигательную расторможенность, возбуждение), Маша сохраняет устойчивое внимание при недолгом личном обращении – пока длится речь, обращенная лично к ней, или пока она думает над вопросом и отвечает на него. Когда в ходе беседы контакт с ней прерывается, быстро переключает внимание.

Соответственно, можно сделать вывод об избирательности внимания, связанной с объемом личной заинтересованности в объекте внимания. Для ее возраста способность к концентрации внимания представляется адекватной, при условии одновременной игровой деятельности. Проявления способности Маши удерживать внимание при условии запрета на игру не исследовались, такой задачи перед специалистом не стояло.

Маша во время беседы проявляет разные чувства: гнев, радость, грусть, страх и вину, различая их интеллектуально. Внешние эмоциональные проявления отчетливо выражены, разнообразны. Выражение лица также подвижно, как и тело. С эмоциями справляется, речь логически обоснована.

В ответах на вопросы Маша в основном осознает свои желания и опасения. При этом она говорит об обеспокоенности только ситуацией развода в семье. Она не упоминает о друзьях или занятиях в школе или кружках, ее не интересует ничего, кроме мамы и папы. Указанное, а также выбор игрушек, сделанный Машей и характер ее игры в кабинете психолога, позволяет говорить о ранней фиксации на оральной стадии развития психики и заметном стрессогенном влиянии ситуации развода.

Читайте также:  Анализ на группу у детей

В целом складывается впечатление, что незрелость ее личности усиливает эффект травматизации ситуацией развода и реакцией матери на это. Маша упоминает в разное время и в ответах на разные вопросы, что «мама плачет», «мама кричит», «мама ругает папу, а папа не может слушать и уходит». В ходе беседы на фоне игровой деятельности Маша комментирует, что родители разводятся из-за нее, утверждает, что боится, если они разойдутся. В ответах на вопросы о ситуации Машу заметно беспокоит чувство вины, страх потерять родителей как пару. Повышение стресса усматривается в вовлечении Маши в отношения между взрослыми, при лавировании между мнениями отца и матери.

Способность к вербализации чувств согласуется с возрастной нормой. Маша изъясняется короткими предложениями, говорит часто с выражением, темп речи быстро меняется от замедленного до возбужденного и обратно.

Специалистом в начале первой беседы были озвучены правила поведения в кабинете: нельзя ломать вещи и игрушки, нельзя ничего выносить, нельзя нападать на психолога (как и психологу нельзя нападать на Машу); и можно брать и использовать все игрушки, карандаши и бумагу, подушки и пр. вещи. Соблюдая правила поведения в кабинете, Маша, тем не менее, неоднократно просит что-то забрать с собой. Тон просьбы хныкающий, требовательный и снова жалостливый. Когда девочка просит подарить ту или иную вещь и получает отказ и напоминание и сожаление о принятых правилах, она всякий раз выражает сожаление о невозможности получить желаемое.

Это говорит нам о сложности соблюдать и выдерживать все озвученные границы, о привычке получать свое путем повторения просьб и об опыте девочки, что правила можно сдвинуть, если несколько раз попросить или настоять на своем. Также мы можем рассматривать это как призыв ребенка получить от специалиста больше, чем две диагностических сессии и запрос на поддержку, которую можно «унести с собой».

По просьбе специалиста Маша участвует в выполнении заданий, отвечает на вопросы, выполнила рисунок. Проявляет способность к выбору используемых материалов, учитывает свои предпочтения в цветовой гамме карандашей. Осуществляемая деятельность целенаправленна, логична.

Предложенный рисунок семьи выполняет охотно, уточняя – «Можно ли нарисовать только маму». Получив ответ специалиста, что это ее рисунок и она может рисовать как хочет, рисует мамино лицо во весь лист.

Такой выбор может означать переживание ребенком собственной незначимости по сравнению с восприятием личности матери, отсутствие контакта с собственной личностью и нарушение раннего контакта с матерью (в возрасте до 6 мес.). Последнее согласуется в признаками фиксации на оральной стадии в целом, замеченными в ходе тестирования.

Также в ходе обследования была использована методика детского апперцептивного теста (CAT по Л. Беллак), который предназначен для обследования детей в возрасте от 3 до 10 лет. Исследование проводилось в игровой форме. Маше выборочно были предъявлены картинки с просьбой рассказать о том, что на них происходит. Результаты рассказов были проинтерпретированы.

Например, на картинке 2 «Медведи, перетягивающие канат», где изображен один медведь, тянущий канат в одну сторону в то время, как другой медведь с медвежонком тянут в другую сторону, — ребенок идентифицирует себя с фигурой, которая сотрудничает с матерью.

Это выглядит как серьезная борьба, сопровождающаяся страхом для Маши, однако по поводу расстановки сил она поясняет, что у двоих слабых – мамы и Маши – много сил вместе, и они перетянут канат и победят папу.

По поводу картинки 3 «Лев с трубкой», где изображен лев с трубкой и тростью, сидящий в кресле, а в нижнем правом углу маленькая мышь появляется в норе: Маша пренебрежительно поясняет, что Лев злой и настойчивый, и он как король, но он только вообразил себя королем. На самом деле он не король, а только воображает. По поводу мышки девочка говорит, что та очень добрая, и боится, как бы Лев ее не съел. Мы можем предположить, что Лев представляется отцовской фигурой, при этом агрессивной, и потому ее требуется побыстрее развенчать. Выраженное сочувствие к фигуре мышки говорит нам об идентификации девочки скорее с мышкой, что говорит о переживании ею своей беззащитности и страха, а также незначимости – Лев не замечает мышку.

При этом важно отметить, что в целом идентификация с конкретным героем представляется для Маши затруднительной.

Приведем также наблюдения в связи с работой с картинкой 7 «Разъяренный тигр и обезьяна». На ней изображены тигр с обнаженными клыками и когтями, прыгающий на обезьяну, которая также прыгает в воздух. Здесь Маша демонстрирует свои страхи, говоря о том, что тигр охотится за надоевшими ему обезьянами. — «Он не хотел играть с обезьяной, а она просила, и теперь он хочет ее разодрать. Ей не убежать, он ее поймает». При рассказе становится очевидной степень напряжения ребенка, что аналогично напряжению из тестирования с помощью неоконченной сказки, где Маша рассказывает о преследующем монстре (далее описано).

Заметно, что Маша не привыкла, что родители спокойно и свободно могут играть с ней. Согласно анкете, Маша не умеет играть. Нарушение игровой способности в возрасте 7 лет говорит нам о серьезных сложностях в психическом развитии ребенка и травматизации.

И комментарий по поводу картинки 8 «Взрослая обезьяна беседует с маленькой обезьянкой», где две взрослых обезьяны сидят на софе и пьют из чайных чашек. И одна взрослая обезьяна сидит на подушечке и беседует с маленькой обезьянкой.

— Маша при описании этой картинки говорит о том, что на переднем плане «бабушка выговаривает что-то сынку, чтобы он не бегал. А он слушается». На заднем плане сидят мама и папа, и шепчутся о своем». В данном случае мы можем заметить, что девочка, идентифицируясь с «сынком» — с ребенком, помещает себя внутри семьи рядом с бабушкой, воспринимая ее делающей выговор, подавляющей фигурой. Причем заметно, что перепутаны роли – бабушка выговаривает не внуку (внучку), но ребенку (сынку).

Так мы видим, что Маша бессознательно не очень понимает, чья она дочь – своей матери или своей бабушки. С этим частично связаны и агрессивные эпизоды нападения Маши на мать – ей необходимо убедиться, что она дочь своей матери, и та сможет за себя (а, значит, и за дочь) постоять.

Это подтверждается элементами анкеты, где в графе описания своего характера мать переходит на описание характера Маши (мать путает себя и ребенка), что подчеркивает межпоколенческую перепутанность — «бабушка воспитывает Машу, хотя не воспитывала меня» — так говорит об этом Екатерина, мать Маши.

Машино убеждение, что сзади родители шепчутся о своем, может говорить как о том, что Маше нет места среди родительской пары, так и о желании видеть мать и отца вместе в связи с травмирующим разводом.

Также во второй день обследования с девочкой проводилось тестирование в игровой форме «Неоконченная сказка».

• Нами была использована сказка «Отъезд».

Цель: позволяет определить отношение ребенка к знакомым ему людям, а также может выявить скрытую агрессивность и разрушительность. «Однажды родители, дедушка и бабушка, дяди и тети и все дети пошли на вокзал и один из них сел на поезд и уехал далеко-далеко и, может быть, никогда не вернется. Кто это был?»

Маша сообщила, что далеко уехал дядя Федор из мультика Простоквашино. Такое высказывание ребенка может говорить о том, что актуального конфликта с близкими людьми, который при этом можно проявить в предложенной обстановке, у нее не наблюдается.

Мы также можем задуматься о том, кто этот «дядя Федор», может ли он быть отцом, который несет в себе угрожающую часть для слияния с матерью.

• В ходе тестирования была также использована сказка «Новость».

Цель: рассказывается для выявления у ребенка неоправданной тревожности или страха, а также невысказанных желаний и ожиданий, о существовании которых родные могут не подозревать. «Одна девочка возвращается с прогулки, и мама ей говорит: «Наконец-то ты пришла. Я должна сообщить тебе одну новость». Какую новость хочет сообщить ей мама?»

Маша отреагировала сообщением, что мама скажет, что девочка должна остаться одна дома, а мама уйти в магазин. И девочке страшно. Данный вариант ответа говорит о нарушении доверия у Маши к матери, и негативных ожиданиях от нее в виде оставления в одиночестве.

• Также Маше была рассказана неоконченная сказка «Страх», целью которой является выявление наличия страхов у ребенка. «Одна девочка как-то раз сказал себе тихо-тихо: «Как страшно!» Чего она боится?» Маша сказала, что девочка боится, потому что она заснула и ей приснился ужасный сон. Как будто спал монстр, а девочка его разбудила. И она скорее проснулась, а монстр сказал «постой, девочка», а она уже открыла глаза. Данный вариант ответа говорит о том, что Маша находится в напряжении, и не ощущает себя в безопасности.

Спасающей фигуры в этой истории не наблюдается, что подчеркивает, что Маша не воспринимает родителей или бабушку, как гарантов своей безопасности. Это может быть связано как с ранней фиксацией на оральной стадии развития (около 2-х месяцев) – а именно, с нарушением процесса формирования базового доверия к миру в ранних отношениях с матерью, так и с ситуацией развода и агрессивным поведением родителей по отношению друг к другу и к ребенку.

Также этот вариант ответа указывает на повышенную тревожность Маши, связанную именно с актуальной ситуацией – девочка из рассказа едва успела спастись.

Выводами первичного психологического заключения согласно поставленным задачам исследования являются:

— У девочки наблюдается повышенная тревожность и гиперактивность (двигательная расторможенность и моторная неловкость), отсутствие базового доверия к миру, недифференцированная агрессия, страхи и чувство вины по поводу ситуации развода.

— Выявлена незрелость психического развития ребенка (при сохранности интеллекта), фиксация на ранних стадиях формирования психики, что затрудняет возрастную и социальную адаптацию к новым задачам (школа, установление дружеских социальных связей, сепарация от матери).

— К матери выявлено отношение по типу слияния (ребенок не способен опираться на мать, как на сильного взрослого и фрустрирован этим, при этом девочка не ощущает границ между собственной личностью и образом матери, а фигуру матери бессознательно путает с фигурой бабушки) – что дополнительно свидетельствует о незрелости психики.

— К отцу выявлено амбивалентное отношение – девочка испытывает к нему и любовь и страх, что предположительно связано как с реальной агрессией отца, так и с опасным образом мужского, презентуемым матерью. Информация о сексуально-окрашенном поведении отца либо абьюзе не нашла своего подтверждения в заданных рамках исследования, что не исключает указанного.

Страхи и тревога ребенка связаны как с ситуацией развода, когда родители демонстрируют агрессию друг к другу, втягивая в конфликт ребенка, так и с особенностями развития. Мир девочки под угрозой, а ее чувства никто не называет и не может разделить, и без помощи взрослых ей трудно справляться с текущей ситуацией.

Причиной указанных сложностей является не только текущий семейный конфликт, но и сложившийся в ходе роста и развития ребенка климат внутри семьи и отношения, а также недостаточно развитая способность семьи устанавливать и выдерживать межличностные границы, и организовывать диалог.

1. Разрешение конфликта родителей с помощью соответствующих специалистов, достижение взаимного согласия по ситуации развода, сообщение ребенку о достигнутом согласии, демонстрация родителями взаимного уважения.

2. Установление договоренностей по поводу правил в семье, касающихся Марии, и одинаковое соблюдение правил всеми членами семьи, в том числе и бабушкой, участвующей в воспитании Марии. В случае, если с бабушкой договориться не удастся, рекомендована помощь спокойной и устойчивой няни, готовой выполнять общие правила семьи.

3. Также обоим родителям вместе необходимо в спокойной обстановке простыми словами рассказать дочери о том, что означает развод, что родители навсегда останутся ее родителями, хотя их отношения как мужчины и женщины завершены. Марии важно знать, с кем она останется жить, а также как и когда она будет видеться с другим родителем, и быть уверенной, что отношения ее родителей как мужчины и женщины – ее, как ребенка, не касаются.

4. Коррекция воспитательных приемов, применяемых родителями. Устранение насилия в отношении к ребенку или другим членам семьи. Повышение способности к уважительному диалогу. Отказ от вовлечения ребенка в отношения родителей и других взрослых между собой.

5. Устранение перевозбуждения ребенка — а именно, обеспечение сна девочки в отдельной комнате без присутствия взрослых, отказ от совместного сна или нахождения в постели с любым из родителей, отказ отца от поцелуев дочери в губы, и прочих эротизированных действий со стороны взрослых, пояснение для Марии, что ее тело принадлежит ей и никто не вправе ее трогать или обнимать, если она не хочет. Исключением являются случаи экстренной медпомощи.

6. Рекомендован курс психологического консультирования родителя, с кем проживает ребенок либо обоих родителей – по возможности. Возможной целью может стать прояснение межличностных границ внутри семьи, прояснение чувств друг друга и нахождение новых способов их выражения, одновременно с повышением способности выносить тяжелые чувства, и поддерживать ребенка в таких переживаниях.

7. Рекомендована длительная психокоррекционная работа с девочкой согласно выявленным потребностям психики. Возможной целью может стать развитие психического аппарата до возрастной нормы, снятие соматических симптомов и тревоги, перечисленных ранее, повышение адаптации к школьным нагрузкам и установление дружеских контактов и связей вне дома.

источник