Меню Рубрики

Союз воды и земли анализ

Союз Земли и Воды. В чём символика Рубенса?

«Размер полотна 223х181 см, холст, масло. Композиция изображает аллегорическую сцену союза Земли, которую олицетворяет Кибела, держащая в руке рог изобилия, наполненный плодами, и Воды – Нептуна, прекрасно узнаваемого по трезубцу в руках. Союз освящает крылатая Виктория, которая возлагает золотую корону на голову богини. Существует и другая интерпретация произведения: художник изобразил союз города Антверпена с рекой Шельдой, то есть союз торговли и морских дорог – залог и символ процветания Фландрии. Рубенс написал эту картину около 1618 года. Между 1798 и 1800 годами она была приобретена для Эрмитажа у князя Киджи (Италия, Рим)».

Такой комментарий можно прочитать в Интернете. (По поводу золотой короны: на картине нет короны, есть венок. Возможно, было еще одно полотно, на котором была-таки золотая корона.)

Казалось бы, что нужно зрителю? Этого объяснения вполне достаточно, чтобы он согласно кивнул – и пошел дальше рассматривать полотна.

Но не все логично в тех версиях, которые дают искусствоведы. Первое – мифологической основы для этой картины просто нет. Нет ни одного мифа, в котором бы говорилось о заключении союза между Герой и Посейдоном (в греческой мифологии упоминается только о том, что «в союзе с Герой он оказывает помощь ахейцам, вызвав тем самым гнев Зевса») или Кибелы и Нептуна (в римской мифологии).

Что нарисовал художник? Цветущая девушка опирается на глиняный кувшин, из которого льется вода. Ее волосы уложены косами в виде короны, в которую вплетена нить жемчуга. В ушах – жемчужные сережки. Над ней витает крылатая богиня Виктория с венком в руке.

Выражение лица девушки как бы слегка равнодушное. Это что – реакция на какое-то предложение мужчины, который стоит напротив? Мол, меня это не волнует. Что бы это могло быть? Какое предложение? Может быть, он ей грозит уходом? А она ему: «Ну, и что? Все равно вернешься!»

Мощный старец стоит к зрителю спиной. Он как бы полуприсел на пенек, на котором лежит исторгающий пресную воду кувшин. На нем тоже венок победителя. У него тоже есть выражение, хотя лицо только обозначено частью профиля. Но на этом профиле можно прочитать какой-то вопрос, какое-то напряжение. О чем он ее спрашивает? Это не мольба, это именно вопрос. И даже с какой-то угрозой.

У ног мужчины – тритон гудит в раковину. Выглядит он довольно непривлекательно, можно сказать, мерзко. А рядом с ним плещутся путти (путти – декоративные изображения маленьких детей, характерные для искусства барокко и ренессанса). Возможно, это мальчик и девочка (если судить по длине волос).

И еще один персонаж – тигр. Почему именно тигр? Почему не лев? Или буйвол? Или бегемот?

Что-то странное в этой картине. Рубенс был художником, который не бросался символами, они для него составляли тайный смысл картин. И думать, что «Союз Земли и Воды» представляет какую-то абстрактную композицию, было бы в корне неверно.

Вот что пишет сам художник о некоторых символах, которые он использовал в своих картинах: «Пьедестал Минервы украшает масличный венок, отличительный знак сей Богини; некогда на Народном собрании греки присудили такой венок Фемистоклу как признание его мудрости. В этот венок вплетена пальмовая ветвь, что говорит о Мудрости – Победительнице. Пьедестал Меркурия украшен гражданским венком из зелени дуба, ибо охранять граждан – такова цель послов (их можно узнать по ветвям Оливы Счастливой, которые они держат перед собой), успешно ведущих государственные дела. Почти то же самое значат и забавы играющих и пляшущих детей; так издавна изображали обычно в мраморе и на монетах времена благоденствия».)

Попробуем обратиться к историческим событиям того времени. Ниточка к этому заложена в приведенном комментарии: «Художник изобразил союз города Антверпена с рекой Шельдой, то есть союз торговли и морских дорог – залог и символ процветания Фландрии». (Рубенс жил в Антверпене.)

Рассмотрим эту версию. Если это союз города с рекой – то где город, а где река? Кто изображает реку – женская фигура или мужская? Если женская – то какая связь между плодами и рекой? Если мужская – то почему такая мощная фигура? Если наоборот – те же вопросы! И опять же – зачем тигр?

Попробуем подойти с другой стороны. Прежде всего: Антверпен был во Фландрии. И как пишут историки, Фландрия была экономически развитой областью. В начале XVII века она была под властью испанской ветви Габсбургов (Габсбурги были императорами Священной Римской Империи, которая в свое время разделилась на две ветви: немецкую и испанскую).

Обе ветви Габсбургов (немецкая и испанская) воевали между собой – никак не могли поделить наследство. Войны истощали всех и вся. В конце концов стороны договорились и в 1617 году заключили между собой мирное соглашение – договор Оньяте. Для нас не суть важно, кто и что получил – установился мир, началась нормальная жизнь.

«Союз земли и воды» был написан в 1618 году, через год после заключения мира. Естественно, что букет фруктов и ягод символизирует изобилие. По объяснению самого Рубенса, дети – символ процветания. Венки на головах главных персонажей – символы побед и мира, символы мудрости правителей воюющих стран. Место, где плещутся дети и тритон, – очевидно, море. Текущая из амфоры вода, похоже, изображает реку, впадающую в море (несомненно, это река Шельда).

Если девушка изображает Фландрию (намек на ее богатства и важность для испанской короны – жемчуг в косах и в ушах), а мужчина – испанских Габсбургов, то картина – аллегория соглашения 1617 года, по которому Антверпен (Фландрия) получил мирную жизнь, следовательно, и возможность процветания. Мало того, безразличное выражение ее лица свидетельствует о том, что ей все равно, с кем будет мирный договор – лишь бы не воевать. Вопрос на лице мужчины – не праздный: Фландрия может быть и немецкой. Это зависит и от нее. Испания в то время оставалась сильной морской державой (мужчина держит в руках трезубец, символ владыки морей), но уже начала терять свое могущество. Возможно, художник это передал именно таким выражением лица девушки.

Питер Пауль Рубенс, Питер Пауль Рубенс,

Союз Земли и Воды (Фрагментs)
Похоже, что все фигуры на картине связались некоторой логикой. Остался только тигр. Что бы это значило? Может ли тигр быть символом какого-либо государства? Вряд ли: в гербах есть львы, тигров нет.

Возможно, что тигр – символ чумы и распрей. Распри между гражданами Фландрии, которые по-разному оценивали достигнутый мир. Кто-то хотел быть в немецкой ветке Габсбургов, кто-то в испанской, кто-то хотел полной независимости, кто-то беспокоился о первенстве Амстердама, которому противостоял Антверпен. Что касается чумы – ее эпидемия прокатилась по Европе в XVI веке. Казалось, что спустя 100 лет это бедствие осталось в прошлом. Но вспышки заболевания наблюдались еще несколько десятилетий. Историки упоминают о такой вспышке в 1628 году.

Возможно, что в тигре соединились два этих фактора. Один из них – распри – изображен как левая лапа зверя, она подобралась к плодам изобилия очень близко. Второй фактор – чума — изображена как правая лапа тигра, она пониже и не так угрожающе выглядит.

Итак, девушка – Фландрия, мужчина – испанские Габсбурги, а все полотно «Союз земли и воды» – аллегория Фландрии в смутные времена Тридцатилетней войны.

Войны в 1617 году не закончились. И для Антверпена через некоторое время началась черная полоса: в 1648 году ему отрезали выход в море, он потерял свое торговое значение. Возрождение города началось только в 1863 году, с открытием устья Шельды.

1. Может быть, путти – это дети Рубенса: Клара Серена (родилась в 1611 году) и Альберт (родился в 1614 году). В момент написания картины Кларе было 7 лет, а Альберту — 4.

2. Посмотрите на эскиз к картине, его размер 35х30,5 см. Какая гигантская разница между эскизом и законченным полотном!


Питер Пауль Рубенс. Союз Земли и Воды (Эскиз)

источник

«Размер полотна 223×181 см, холст, масло. Композиция изображает аллегорическую сцену союза Земли, которую олицетворяет Кибела, держащая в руке рог изобилия, наполненный плодами, и Воды — Нептуна, прекрасно узнаваемого по трезубцу в руках. Союз освящает крылатая Виктория, которая возлагает золотую корону на голову богини. Существует и другая интерпретация произведения: художник изобразил союз города Антверпена с рекой Шельдой, то есть союз торговли и морских дорог — залог и символ процветания Фландрии. Рубенс написал эту картину около 1618 года. Между 1798 и 1800 годами она была приобретена для Эрмитажа у князя Киджи (Италия, Рим)».

Такой комментарий можно прочитать в Интернете. (По поводу золотой короны: на картине нет короны, есть венок. Возможно, было еще одно полотно, на котором была-таки золотая корона.)

Казалось бы, что нужно зрителю? Этого объяснения вполне достаточно, чтобы он согласно кивнул — и пошел дальше рассматривать полотна.

Но не все логично в тех версиях, которые дают искусствоведы. Первое — мифологической основы для этой картины просто нет. Нет ни одного мифа, в котором бы говорилось о заключении союза между Герой и Посейдоном (в греческой мифологии упоминается только о том, что «в союзе с Герой он оказывает помощь ахейцам, вызвав тем самым гнев Зевса») или Кибелы и Нептуна (в римской мифологии).

Что нарисовал художник? Цветущая девушка опирается на глиняный кувшин, из которого льется вода. Ее волосы уложены косами в виде короны, в которую вплетена нить жемчуга. В ушах — жемчужные сережки. Над ней витает крылатая богиня Виктория с венком в руке.

Выражение лица девушки как бы слегка равнодушное. Это что — реакция на какое-то предложение мужчины, который стоит напротив? Мол, меня это не волнует. Что бы это могло быть? Какое предложение? Может быть, он ей грозит уходом? А она ему: «Ну, и что? Все равно вернешься!»

Мощный старец стоит к зрителю спиной. Он как бы полуприсел на пенек, на котором лежит исторгающий пресную воду кувшин. На нем тоже венок победителя. У него тоже есть выражение, хотя лицо только обозначено частью профиля. Но на этом профиле можно прочитать какой-то вопрос, какое-то напряжение. О чем он ее спрашивает? Это не мольба, это именно вопрос. И даже с какой-то угрозой.

У ног мужчины — тритон гудит в раковину. Выглядит он довольно непривлекательно, можно сказать, мерзко. А рядом с ним плещутся путти (путти — декоративные изображения маленьких детей, характерные для искусства барокко и ренессанса). Возможно, это мальчик и девочка (если судить по длине волос).

И еще один персонаж — тигр. Почему именно тигр? Почему не лев? Или буйвол? Или бегемот?

Что-то странное в этой картине. Рубенс был художником, который не бросался символами, они для него составляли тайный смысл картин. И думать, что «Союз Земли и Воды» представляет какую-то абстрактную композицию, было бы в корне неверно.

Вот что пишет сам художник о некоторых символах, которые он использовал в своих картинах: «Пьедестал Минервы украшает масличный венок, отличительный знак сей Богини; некогда на Народном собрании греки присудили такой венок Фемистоклу как признание его мудрости. В этот венок вплетена пальмовая ветвь, что говорит о Мудрости — Победительнице. Пьедестал Меркурия украшен гражданским венком из зелени дуба, ибо охранять граждан — такова цель послов (их можно узнать по ветвям Оливы Счастливой, которые они держат перед собой), успешно ведущих государственные дела. Почти то же самое значат и забавы играющих и пляшущих детей; так издавна изображали обычно в мраморе и на монетах времена благоденствия».)

Попробуем обратиться к историческим событиям того времени. Ниточка к этому заложена в приведенном комментарии: «Художник изобразил союз города Антверпена с рекой Шельдой, то есть союз торговли и морских дорог — залог и символ процветания Фландрии». (Рубенс жил в Антверпене.)

Рассмотрим эту версию. Если это союз города с рекой — то где город, а где река? Кто изображает реку — женская фигура или мужская? Если женская — то какая связь между плодами и рекой? Если мужская — то почему такая мощная фигура? Если наоборот — те же вопросы! И опять же — зачем тигр?

Попробуем подойти с другой стороны. Прежде всего: Антверпен был во Фландрии. И как пишут историки, Фландрия была экономически развитой областью. В начале XVII века она была под властью испанской ветви Габсбургов (Габсбурги были императорами Священной Римской Империи, которая в свое время разделилась на две ветви: немецкую и испанскую).

Обе ветви Габсбургов (немецкая и испанская) воевали между собой — никак не могли поделить наследство. Войны истощали всех и вся. В конце концов стороны договорились и в 1617 году заключили между собой мирное соглашение — договор Оньяте. Для нас не суть важно, кто и что получил — установился мир, началась нормальная жизнь.

«Союз земли и воды» был написан в 1618 году, через год после заключения мира. Естественно, что букет фруктов и ягод символизирует изобилие. По объяснению самого Рубенса, дети — символ процветания. Венки на головах главных персонажей — символы побед и мира, символы мудрости правителей воюющих стран. Место, где плещутся дети и тритон, — очевидно, море. Текущая из амфоры вода, похоже, изображает реку, впадающую в море (несомненно, это река Шельда).

Если девушка изображает Фландрию (намек на ее богатства и важность для испанской короны — жемчуг в косах и в ушах), а мужчина — испанских Габсбургов, то картина — аллегория соглашения 1617 года, по которому Антверпен (Фландрия) получил мирную жизнь, следовательно, и возможность процветания. Мало того, безразличное выражение ее лица свидетельствует о том, что ей все равно, с кем будет мирный договор — лишь бы не воевать. Вопрос на лице мужчины — не праздный: Фландрия может быть и немецкой. Это зависит и от нее. Испания в то время оставалась сильной морской державой (мужчина держит в руках трезубец, символ владыки морей), но уже начала терять свое могущество. Возможно, художник это передал именно таким выражением лица девушки.

Похоже, что все фигуры на картине связались некоторой логикой. Остался только тигр. Что бы это значило? Может ли тигр быть символом какого-либо государства? Вряд ли: в гербах есть львы, тигров нет.

Читайте также:  Методика анализа алюминия в воде

Возможно, что тигр — символ чумы и распрей. Распри между гражданами Фландрии, которые по-разному оценивали достигнутый мир. Кто-то хотел быть в немецкой ветке Габсбургов, кто-то в испанской, кто-то хотел полной независимости, кто-то беспокоился о первенстве Амстердама, которому противостоял Антверпен. Что касается чумы — ее эпидемия прокатилась по Европе в XVI веке. Казалось, что спустя 100 лет это бедствие осталось в прошлом. Но вспышки заболевания наблюдались еще несколько десятилетий. Историки упоминают о такой вспышке в 1628 году.

Возможно, что в тигре соединились два этих фактора. Один из них — распри — изображен как левая лапа зверя, она подобралась к плодам изобилия очень близко. Второй фактор — чума — изображена как правая лапа тигра, она пониже и не так угрожающе выглядит.

Итак, девушка — Фландрия, мужчина — испанские Габсбурги, а все полотно «Союз земли и воды» — аллегория Фландрии в смутные времена Тридцатилетней войны.

Послесловие.

Войны в 1617 году не закончились. И для Антверпена через некоторое время началась черная полоса: в 1648 году ему отрезали выход в море, он потерял свое торговое значение. Возрождение города началось только в 1863 году, с открытием устья Шельды.

1. Может быть, путти — это дети Рубенса: Клара Серена (родилась в 1611 году) и Альберт (родился в 1614 году). В момент написания картины Кларе было 7 лет, а Альберту — 4.

2. Посмотрите на эскиз к картине, его размер 35×30,5 см. Какая гигантская разница между эскизом и законченным полотном!

источник

Художественное наследие Рубенса необозримо. Сотни и сотни работ — мифологические и религиозные композиции, портреты, пейзажи, небольшие эскизы и огромные декоративные полотна, рисунки и архитектурные проекты — всего этого хватило бы не на одну человеческую биографию.

Творчество фламандского мастера представляется грандиозной книгой, рассказывающей о красоте человека, о могуществе и величии природы. Искусство Рубенса — это песня здоровья и радости.

Великий живописец родился на чужбине, в немецком городе Зигене, куда его родители эмигрировали, спасаясь от террора испанских поработителей. Когда после смерти отца в 1587 г. будущий художник вместе с матерью переехал в Антверпен, он застал этот богатый город в полном запустении. Фландрия, оставшаяся, в отличие от Голландии, под испанским владычеством, медленно восстанавливала свои силы. Зависимое положение страны способствовало бурному подъему национального самосознания. Но в годы учения Рубенса фламандское искусство ещё только стремилось обрести почву под ногами.

Двадцатитрехлетний художник совершает решительный шаг — он надолго уезжает в Италию, там его настоящими учителями становятся Леонардо, Рафаэль, Микеланджело, Тициан, Караваджо, Он изучает их творчество, копирует картины, делает зарисовки скульптуры, с этого времени начинается и светская карьера Рубенса. Мы видим его при дворе герцога Мантуи, затем в Риме. В 1603 году он совершает первое путешествие в Испанию.

Вернувшись в 1608 году на родину, Рубенс быстро занимает ведущее положение в художественной жизни страны. Его авторитет непререкаем. В мастерской Рубенса (где прошли обучение, в частности, Йордане и Ван Дейк) сотнями изготовляются огромные полотна по заказу двора, знати и церквей. Но Рубенс находит ещё время и для того, чтобы выполнять дипломатические поручения испанских наместников: ездит в Голландию, Францию, Англию. В Испании в 1628 году он знакомится с молодым Веласкесом.

В качестве дипломата Рубенс потратил много энергии на установление мира между беспрестанно враждовавшими европейскими державами. Разочарованный, он был вынужден в конце концов расстаться с

политическим поприщем. Но оно дало художнику знание людей и их слабостей; Рубенс «возненавидел дворы».

Несмотря на столь кипучую свою деятельность, Рубенс находил время заниматься и другими делами; так, напр., он вел переписку с инфантой Изабеллой, Амвросием Спинолою и сэром Дудлеем-Карльтоном, увлекался коллекционированием резных камней, при чем для сочинения Пейреска о камеях рисовал иллюстрации, присутствовал при первых опытах с микроскопом, производившихся в Париже, интересовался книгопечатанием и изготовил для типографии Плантена ряд заглавных листов, обрамлений, девизов, заставок и виньеток.

Смерть застигла великого мастера еще в полной силе его таланта: он умер в Антверпене, 30 мая 1640 г.

Постоянно стремление к изучению натуры, вместе с собственной любовью художника к действительности, было залогом его быстрых успехов: от ученического копирования итальянских мастеров и от подражания им в указанных отношениях он скоро перешел к самостоятельному творчеству и, следуя принципам художников эпохи Возрождения, приковался к натуре, как к неиссякаемому источнику вдохновения, стал или воспроизводить ее с возможною близостью к ней (в портретах, охотничьих сценах, пейзажах) или идеализировать ее на почве красоты, религиозного чувства и поэтического вымысла (в религиозных, мифологических и аллегорических картинах).

Отсюда – субъективность и жизненность типов в самостоятельных произведениях Pубенса, типов, носящих на себе яркую печать фламандской национальности, нисколько не похожих на выводимые на сцену итальянскими мастерами. Отсюда также – внутренняя сила и внешняя правда компоновки сюжетов.

Отсюда, наконец, поразительное богатство и разнообразие содержания и оригинальность его трактовки, какими отличается большинство картин Рубенса. Вообще это был реалист, но в самом высоком значении слова, отбрасывавший случайный мелочи природы и воспроизводивший только типичные и прекраснейшие ее черты, – художник, остававшийся всегда близким к действительности, даже в случаях ее возвышенной идеализации в картинах на религиозные и мифологические темы.

Великий фламандец Рубенс дал миру не только одно из своих великолепных творений в основанном им самим стиле «барокко» под названием «Союз Земли и Воды» (1618 г.), но и скрыл в своей работе вовсе непростую, аллегорическую загадку.

Перед нами пышнотелая, рыжеволосая красавица Гера, богиня брака и плодородия, олицетворяющая Землю, с рогом изобилия в руке и бог морей Посейдон, олицетворяющий Воду. Цветущая Гера, в образе молодой девушки, прекрасная в своей наготе и ничуть её не смущаясь, с локонами волос, завитыми в виде короны и вплетёнными в них жемчужными нитями, опирается на изливающий воду кувшин.
Античный бог Посейдон, изображенный художником внушительным, седобородым стариком, полусидит на камне в неудобной позе, правой рукой опираясь на трезубец – символ морской власти, левой держит молодую красавицу за руку и с нетерпением и даже некоторым напряжением, ждёт от богини ответа. Скучающий взгляд молодой девушки красноречиво говорит о её безразличии к собеседнику, здесь она, будучи королевой положения, заставляет так долго ждать своего решения. Согласно античной мифологии, богиня Гера и бог Посейдон не заключали никаких союзов, хотя и были братом и сестрой, но всё же изображены на картине вместе и под лавровым венцом в руках крылатой Ники – богини триумфа и победы, под их ногами, в воде, мирно резвятся дети, трубит в раковину спутник Посейдона, Тритон.
Пирамидальная композиция, построенная на принципах симметрии и равновесия форм, чувственная осязаемость обнаженных тел и теплый золотисто-коричневый колорит отмечены влиянием позднего итальянского Ренессанса, особенно венецианских художников.
Однако обратившись к традиционной для европейского искусства теме стихий, Рубенс наполнил ее современным содержанием, связав с актуальными проблемами своей страны:
под союзом Земли и Воды подразумевался союз Антверпена с рекой Шельдой, устье которой было блокировано тогда голландцами, лишившими Фландрию выхода к морю.
Так в картине Рубенса органично соединились миф и реальность, античность и национальная история.

В начале XVII века Фландрия была под властью испанской ветви Габсбургов (Габсбурги были императорами Священной Римской Империи, которая в свое время разделилась на две ветви: немецкую и испанскую). Обе ветви Габсбургов (немецкая и испанская) воевали между собой – никак не могли поделить наследство. Войны истощали всех и вся. В конце концов стороны договорились и в 1617 году заключили между собой мирное соглашение – договор Оньяте.

«Союз земли и воды» был написан в 1618 году, через год после заключения мира. Естественно, что букет фруктов и ягод символизирует изобилие. По объяснению самого Рубенса, дети – символ процветания. Венки на головах главных персонажей – символы побед и мира, символы мудрости правителей воюющих стран. Место, где плещутся дети и тритон, – очевидно, море. Текущая из амфоры вода, похоже, изображает реку, впадающую в море (несомненно, это река Шельда).

В нижнем, левом углу картины мы видим двух маленьких детей, которые плещутся в этой воде и также характерны при написании картин в эпоху ренессанса.

Помимо всего этого существует такая гипотеза, что эти двое детишек, на самом деле есть, никто иные, как дети Рубенса. На тот момент, когда писалась эта картина, девочке было около 7 лет, а мальчику, примерно 4 года.

Остаётся загадкой лишь притаившийся тигр в левом нижнем углу картины, в хищном оскале взирающий на рог изобилия и вцепившийся в него своими когтистыми лапами.

Возможно, что тигр – символ чумы и распрей. Распри между гражданами Фландрии, которые по-разному оценивали достигнутый мир. Кто-то хотел быть в немецкой ветке Габсбургов, кто-то в испанской, кто-то хотел полной независимости, кто-то беспокоился о первенстве Амстердама, которому противостоял Антверпен. Что касается чумы – ее эпидемия прокатилась по Европе в XVI веке. Казалось, что спустя 100 лет это бедствие осталось в прошлом. Но вспышки заболевания наблюдались еще несколько десятилетий. Историки упоминают о такой вспышке в 1628 году. Возможно, что в тигре соединились два этих фактора. Один из них – распри – изображен как левая лапа зверя, она подобралась к плодам изобилия очень близко. Второй фактор – чума – изображена как правая лапа тигра, она пониже и не так угрожающе выглядит.

Очень немногие художники, пусть даже великие, заслуживают чести называться основоположниками нового стиля в живописи. Рубенс — исключение. Он стал создателем живого и волнующего стиля художественного выражения, позже названного барокко.

«Союз Земли и Воды» – одна из наиболее классических картин великого художник. Здесь есть и навеянные искусством античности персонажи, и стремление претворить жизнь в величественные образы, идущий от Возрождения рационалистический подход, в целом не свойственный Рубенсу. Однако, взглянув на картину, мы не смогли бы распознать мифологических персонажей, не будь возле них атрибутов. Как и многие произведения мастера, она актуальна по смыслу. Искусство Рубенса впечатляет прежде всего жизнеутверждающей силой, живыми чувствами, земной красотой. Даже не зная, что образы богини земли Кибелы и бога моря Нептуна символизируют в картине Антверпен и реку Шельду, дающую стране выход к морским путям, о чем мечтали фламандцы (картина написана, когда вновь появилась надежда па снятие голландцами блокады устья), союз, который венчает Слава, воспринимаешь как нечто значительное. Ведь без него немыслима жизнь – это союз земли и воды. В этой работе, созданной еще по ренессансной схеме, с уравновешенной композицией в виде треугольника, Рубенс как мастер барокко разрушает замкнутость произведения, соединяя пространство картины с реальным, – детские фигурки не умещаются в пределах картины, поток воды устремляется на нас, Тритон трубит в сторону зрителя.

В истории искусства Рубенс является величайшим из представителей не только фламандской, но и вообще европейской живописи XVII столетия, соединявшим в своем творчестве гениальную самобытность со всем лучшим, что могло быть унаследовано им от его предшественников.

Рано или поздно всякий, кто чуток к искусству, найдет свой путь к Рубенсу. И тогда, по словам Фромантена, перед ним «предстанет зрелище поистине изумительное, дающее самое высокое представление о человеческих способностях».

1. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона Изд. Семеновская Типолитография (И.А. Ефрона), СПб. 1890-1907г.

2. Варшавская М.Я. Петер Пауль Рубенс, 1973.

источник

«Союз Земли и Воды» был написан между 1612 и 1615 годами, то есть в пору когда вернувшись в Антверпен после долгого пребывания в Италии, Рубенс создал лучшие из ранних своих вещей и властно заявил о себе как о первом живописце Фландрии.

Вкусы времени диктовали сюжеты: античность, сдобренная вполне земной фламандской жизнерадостностью, лукавые пышнотелые боги, богини, как две капли похожие на белокожих и дородных красавиц, что торговали рыбой и цветами на набережных Шельды.

«Союз Земли и Воды» написан с пьянящей радостной увлечённостью. Трудно найти картину более характерную и для эпохи, и для самого художника. Она множеством нитей связана со своим временем, с тогдашним понятием прекрасного, с наивными представлениями той поры об античном мире.

Правда, античности — особенно в современном её понимании — в полотне этом не так уж и много. Образы римских богов здесь — как маскарадные полумаски, как необходимая, но необременительная условность. Естественно, что сюжет аллегорический нуждался в античных именах и аксессуарах более, чем какой бы то ни было иной. «Союз Земли и Воды» — апофеоз плодородия, изобилия земного счастливого бытия — естественно и привычно реализовался в фигурах, известных Рубенсу, как и всякому получившему классическое образование фламандцу, ещё со школьной скамьи. Разумеется, представления о мифологии были не слишком точными у людей 17 века, и Рубенс, человек отлично образованный, читавший по-латыни и по-гречески, не следовал источникам с педантичной скрупулёзностью.

Розовая, пышная, хотя и грациозная фламандка, олицетворяющая Землю, изображает скорее всего Кибелу, богиню, чей культ зародился во Фригии. Кибела считалась «Великой матерью» богов и всего сущего на земле, она даровала плодородие и возрождала умирающую природу. Позднее культ Кибелы слился с культом греческой богини Реи, дочери Геи — богини земли. Рубенс создал образ Кибелы в соответствии с жизнерадостным духом картины (согласно с фригийскими верованиями, Кибела — мрачное божество, мистерии в её честь ни чем не напоминали безмятежную сцену, написанную Рубенсом).

Нептун тоже слишком не напоминает грозного бога морей, «колебателя земли», могущественного брата Юпитера, скорее он подобен могучему фавну, обитателю лесов, или просто фламандскому пастуху.

Нептун был у римлян божеством влаги и только потом объединился с греческим культом бога морей Посейдона. Посейдон считался богом подземных вод, оплодотворяющим землю, и даже имел прозвище Гееох — владыка земли.

Существует также предположение, что само имя Посейдон означает «супруг земли». Всё это даёт возможность глубже заглянуть в смысл представленной на холсте аллегории. Аллегория эта имела особое значение и для Фландрии и, в частности, для Антверпена. Трепетное отношение фламандцев к плодам земли и человеческого труда окрашивает всё искусство Южных Нидерландов ; море, приносившее стране богатство, — через Антверпен Европа торговала с Новым Светом — почиталось, естественно, как благодатная, доходная стихия. Всё это придаёт нехитрой аллегории «Союз Земли и Воды» характер глубоко национальный.

И в самом деле, сколько бы ни было в картине античных реминисценций, затейливых иносказаний, мифологических аксессуаров, она прежде всего наполнена истинно фламандским духом. Его герои полны мощи и духовной силы, его женщины — существа, исполненные морального и физического здоровья.

Читайте также:  Методические указания по химическому анализу воды

И лукавая, кокетливая Слава, венчающая лаврами Нептуна и Кибелу, и сами божества, с нарочитой томностью глядящие в глаза друг другу, словно актёры. Сентиментальной пантомимы, и тритон, весело трубящий в раковину, и ангело- подобные младенцы, резвящиеся в воде, — все эти образы откровенно условны, и художник не скрывает от зрителя, что героям куда милее доброе фламандское доббель-кноль — двойной крепости пиво, чем олимпийский нектар.

И если бы все значение картины сводилось к её сюжету и её персонажам, то она осталась бы произведением легковесным, даже наивным. Но в том-то и дело, что в этой почти банальной аллегории царствует столь литое единство линий и масс, столь благородное равновесие, что картина рождает в зрителе уверенность в высоком и серьёзном смысле происходящего.

Эта уверенность возникает сначала почти бессознательно, поскольку ничто в картине не поражает, в ней нет видимого действия, сильных характеров, запоминающихся лиц, она красива, она приятна для глаз, и только. И лишь постепенно проступает торжественная пластическая мелодия, объединяющая все детали картины одним всепроникающим движением. И тогда жесты персонажей, расположение фигур, их очертания, мельчайшие аксессуары картины начинают восприниматься как часть грандиозного целого, составляющий сложный, многозвучный аккорд.

Движения фигур при всём их разнообразии кажутся эхом друг друга, жест Кибелы как бы переливается в жест Нептуна. Словно единым движением кисти рождена плавная линия, очерчивающая тело Земли-Кибелы, естественно продолжённая рукой морского бога и устремляющаяся по его плечам ещё выше, к трезубцу, повторяющему своей диагональю наклон тела богини. А головы центральных персонажей окружены и выделены «венком» рук: от соединённых в нежном пожатии рук Нептуна и Кибелы — к лёгкому взмах у руки Славы и вновь — к держащей трезубец руке «повелителя морей».

Могучий ритм диагоналей — наклон тела Кибелы, трезубца, пятна света на спине Нептуна, движение тритона — наполняет холст размеренным, сдержанным, но напряжённым движением и мешает воспринимать пирамидально построенную группу статически. Отсюда то ощущение внутреннего трепета в картине, которое вторит звонкой струе воды, орошающей землю у ног богов.

И весь этот согласный, стройный и безмятежный мир рождается в сияние солнечных золотистых оттенков, в блеске открытых чистых красочных пятен может порой даже слишком ярких, придающих полотну какой-то языческий аромат. Картина кажется перенасыщенной светом, цветом, холст словно стонет от пылкой материальности плодов, человеческой плоти. И в этой чрезмерности, подчиненной точному композиционному расчёту и безошибочно найденной линии, угадывается секрет той удивительной власти, которую имеет картина над воображением зрителя.

Разумеется, проницательный взгляд различит в картине неопровержимые свидетельства молодости художника, его преданности неким определённым, несколько педантичным принципам. Годы, проведённые в Италии, привили Рубенсу вкус к учёной, тщательно выверенной композиционной схеме, и схема эта всё же проглядывает сквозь естественную непринужденность группировки.

Тщательная выписанность плодов выдаёт усердие неофита, чьё мастерство не приобрело ещё абсолютной лёгкости в каждой детали. Словом, это зрелая картина, в которой мелькает порой отдалённое эхо юношеской неуверенности.

И нужно видеть рядом с этим полотном позднюю картину мастера, чтобы полной мерой ощутить, как много ещё предстояло сделать Рубенсу после «Союза Земли и Воды».

источник

Соната для скрипки и клавира № 4

Самые яркие и осязаемые результаты в раскрытии «плотского» начала принесла живопись. Это могло выражаться в достаточно сдержанных формах. Такое художественное решение находим, например, в картине «Даня»(1636), где великий голландский живописец Хрменс ван Рейн Рмбрандт([Хармэнс ван Рэйн Рэмбрандт] 1606–1669) следует греческому мифу: царь, которому предсказана смерть от руки внука, заключил свою дочь Данаю в башню, куда не было доступа никому; от Зевса, проникшего к Данае в виде золотого дождя, она родила сына, и он во время игр случайно убил деда брошенным диском.

На полотне показан момент, когда Даная, лежащая на ложе, приподнимается навстречу золотому сиянию, которое предвещает появление Зевса. Художник любуется пластичностью форм, мягкостью и плавностью линий обнажённого женского тела. Но при этом наполняет образ целомудрием и одухотворённостью, передавая психологически сложное состояние порыва к неизведанному, желанному в соединении с внутренней насторожённостью.

Наряду с такими, сдержанными формами находим в живописи Барокко и открытое, едва ли не демонстративное воплощение чувственного начала. Его настоящим апофеозом стало творчество фламандского художника Птера Пуэла Рбенса([Питэр Рубэнс] 1577–1640).

Здесь необходимо небольшое пояснение. В конце XVI века Нидерланды оказались разделёнными (вот почему государство, существовавшее до этого, именуют так: Нидерланды исторические). Их северная часть в ходе первой в истории буржуазной революции обрела независимость, возникли так называемые Нидерланды современные (неофициально их именуют Голландией, по названию ведущего региона). А южные области остались под владычеством Испании, и эту территорию по названию важнейшей, наиболее богатой провинции именовали Фландрией (её основная часть впоследствии вошла в современную Бельгию). На фундаменте прежнего нидерландского искусства сложились две художественные школы, которые соответственно называются голландской (во главе с Рембрандтом) и фламандской (во главе с Рубенсом).

Творчество великого фламандца – настоящее празднество плоти (наш Карл Брюллов сравнивал его искусство с роскошным пиром). Чтобы убедиться в этом, достаточно сравнить рубенсовских «Трёх граций» (1638–1640) с группой трёх граций в картине Сандро Боттичлли «Весна». У Боттичелли, мастера живописи Высокого Возрождения – целомудренно-созерцательная красота, хрупкая до невесомости утончённость. У Рубенса облик точно так же названных женских фигур не имеет ничего общего с идеалами Ренессанса. Главное для него – передать горячее биение жизни, живую и полновесную человеческую плоть. Поэтому он не боится впасть в «разгул чувственности», рисуя цветущие буйным цветом тела с их пышностью, бугристыми массами и складками.

Посредством всего этого Рубенс воспевал полноту жизненных сил, радость бытия, что у него нередко выливалось в мотивы изобилия земных благ. Символом этих мотивов воспринимается его картина-аллегория «Союз Земли и Воды»(между 1612 и 1615).

Богиня плодородия Кибла и бог морей Нептн поданы в типичном «репертуаре» великого фламандца: откровенная чувственность, переполняющая роскошь человеческих и природных форм, переданная сочными красками; энергичные контрасты цвета, фигур, поз, создающие ощущение театральной приподнятости. Обращает на себя внимание зычно трубящее в раковину морское божество – тритон с его стихийной силой, идущей от полной слитности с природным миром. От всего веет счастливым состоянием духа, что так противостояло противоречиям и диссонансам трагической эпохи, какой мы увидим Барокко несколько позже.

Мотивы жизненного изобилия и способность человека насладиться благами бытия широко передавались и в совершенно реальных изображениях. Одна из радостей человека эпохи Барокко состояла в музицировании, которое получило широкое распространение у самых разных сословий. Вот почему в живописи этого времени во множестве появляются соответствующие сюжеты. Один из них находим в полотне итальянского художника Микелнджело да Каравджо (1573–1610) «Лютнист»(1595), которое автор считал своим лучшим созданием.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

источник

«Размер полотна 223х181 см, холст, масло. Композиция изображает аллегорическую сцену союза Земли, которую олицетворяет Кибела, держащая в руке рог изобилия, наполненный плодами, и Воды – Нептуна, прекрасно узнаваемого по трезубцу в руках. Союз освящает крылатая Виктория, которая возлагает золотую корону на голову богини. Существует и другая интерпретация произведения: художник изобразил союз города Антверпена с рекой Шельдой, то есть союз торговли и морских дорог – залог и символ процветания Фландрии. Рубенс написал эту картину около 1618 года. Между 1798 и 1800 годами она была приобретена для Эрмитажа у князя Киджи (Италия, Рим)».

Такой комментарий можно прочитать в Интернете. (По поводу золотой короны : на картине нет короны, есть венок. Возможно, было еще одно полотно, на котором была-таки золотая корона.)

Казалось бы, что нужно зрителю? Этого объяснения вполне достаточно, чтобы он согласно кивнул – и пошел дальше рассматривать полотна.

Но не все логично в тех версиях, которые дают искусствоведы. Первое – мифологической основы для этой картины просто нет. Нет ни одного мифа, в котором бы говорилось о заключении союза между Герой и Посейдоном (в греческой мифологии упоминается только о том, что «в союзе с Герой он оказывает помощь ахейцам, вызвав тем самым гнев Зевса») или Кибелы и Нептуна (в римской мифологии).

Что нарисовал художник? Цветущая девушка опирается на глиняный кувшин, из которого льется вода. Ее волосы уложены косами в виде короны, в которую вплетена нить жемчуга. В ушах – жемчужные сережки. Над ней витает крылатая богиня Виктория с венком в руке.

Выражение лица девушки как бы слегка равнодушное. Это что – реакция на какое-то предложение мужчины, который стоит напротив? Мол, меня это не волнует. Что бы это могло быть? Какое предложение? Может быть, он ей грозит уходом? А она ему: «Ну, и что? Все равно вернешься!»

Мощный старец стоит к зрителю спиной. Он как бы полуприсел на пенек, на котором лежит исторгающий пресную воду кувшин. На нем тоже венок победителя. У него тоже есть выражение, хотя лицо только обозначено частью профиля. Но на этом профиле можно прочитать какой-то вопрос, какое-то напряжение. О чем он ее спрашивает? Это не мольба, это именно вопрос. И даже с какой-то угрозой.

У ног мужчины – тритон гудит в раковину. Выглядит он довольно непривлекательно, можно сказать, мерзко. А рядом с ним плещутся путти (путти – декоративные изображения маленьких детей, характерные для искусства барокко и ренессанса). Возможно, это мальчик и девочка (если судить по длине волос).

И еще один персонаж – тигр. Почему именно тигр? Почему не лев? Или буйвол? Или бегемот?

Что-то странное в этой картине. Рубенс был художником, который не бросался символами, они для него составляли тайный смысл картин. И думать, что «Союз Земли и Воды» представляет какую-то абстрактную композицию, было бы в корне неверно.

Вот что пишет сам художник о некоторых символах, которые он использовал в своих картинах: «Пьедестал Минервы украшает масличный венок, отличительный знак сей Богини; некогда на Народном собрании греки присудили такой венок Фемистоклу как признание его мудрости. В этот венок вплетена пальмовая ветвь, что говорит о Мудрости – Победительнице. Пьедестал Меркурия украшен гражданским венком из зелени дуба, ибо охранять граждан – такова цель послов (их можно узнать по ветвям Оливы Счастливой, которые они держат перед собой), успешно ведущих государственные дела. Почти то же самое значат и забавы играющих и пляшущих детей; так издавна изображали обычно в мраморе и на монетах времена благоденствия».)

Попробуем обратиться к историческим событиям того времени. Ниточка к этому заложена в приведенном комментарии: «Художник изобразил союз города Антверпена с рекой Шельдой, то есть союз торговли и морских дорог – залог и символ процветания Фландрии». (Рубенс жил в Антверпене.)

Рассмотрим эту версию. Если это союз города с рекой – то где город, а где река? Кто изображает реку – женская фигура или мужская? Если женская – то какая связь между плодами и рекой? Если мужская – то почему такая мощная фигура? Если наоборот – те же вопросы! И опять же – зачем тигр?

Попробуем подойти с другой стороны. Прежде всего: Антверпен был во Фландрии. И как пишут историки, Фландрия была экономически развитой областью. В начале XVII века она была под властью испанской ветви Габсбургов (Габсбурги были императорами Священной Римской Империи, которая в свое время разделилась на две ветви: немецкую и испанскую).

Обе ветви Габсбургов (немецкая и испанская) воевали между собой – никак не могли поделить наследство. Войны истощали всех и вся. В конце концов стороны договорились и в 1617 году заключили между собой мирное соглашение – договор Оньяте. Для нас не суть важно, кто и что получил – установился мир, началась нормальная жизнь.

«Союз земли и воды» был написан в 1618 году, через год после заключения мира. Естественно, что букет фруктов и ягод символизирует изобилие. По объяснению самого Рубенса, дети – символ процветания. Венки на головах главных персонажей – символы побед и мира, символы мудрости правителей воюющих стран. Место, где плещутся дети и тритон, – очевидно, море. Текущая из амфоры вода, похоже, изображает реку, впадающую в море (несомненно, это река Шельда).

Если девушка изображает Фландрию (намек на ее богатства и важность для испанской короны – жемчуг в косах и в ушах), а мужчина – испанских Габсбургов, то картина – аллегория соглашения 1617 года, по которому Антверпен (Фландрия) получил мирную жизнь, следовательно, и возможность процветания. Мало того, безразличное выражение ее лица свидетельствует о том, что ей все равно, с кем будет мирный договор – лишь бы не воевать. Вопрос на лице мужчины – не праздный: Фландрия может быть и немецкой. Это зависит и от нее. Испания в то время оставалась сильной морской державой (мужчина держит в руках трезубец, символ владыки морей), но уже начала терять свое могущество. Возможно, художник это передал именно таким выражением лица девушки.

Похоже, что все фигуры на картине связались некоторой логикой. Остался только тигр. Что бы это значило? Может ли тигр быть символом какого-либо государства? Вряд ли: в гербах есть львы, тигров нет.

Возможно, что тигр – символ чумы и распрей. Распри между гражданами Фландрии, которые по-разному оценивали достигнутый мир. Кто-то хотел быть в немецкой ветке Габсбургов, кто-то в испанской, кто-то хотел полной независимости, кто-то беспокоился о первенстве Амстердама, которому противостоял Антверпен. Что касается чумы – ее эпидемия прокатилась по Европе в XVI веке. Казалось, что спустя 100 лет это бедствие осталось в прошлом. Но вспышки заболевания наблюдались еще несколько десятилетий. Историки упоминают о такой вспышке в 1628 году.

Возможно, что в тигре соединились два этих фактора. Один из них – распри – изображен как левая лапа зверя, она подобралась к плодам изобилия очень близко. Второй фактор – чума — изображена как правая лапа тигра, она пониже и не так угрожающе выглядит.

Итак, девушка – Фландрия, мужчина – испанские Габсбурги, а все полотно «Союз земли и воды» – аллегория Фландрии в смутные времена Тридцатилетней войны.

Войны в 1617 году не закончились. И для Антверпена через некоторое время началась черная полоса: в 1648 году ему отрезали выход в море, он потерял свое торговое значение. Возрождение города началось только в 1863 году, с открытием устья Шельды.

Читайте также:  Методические указания анализа сточных вод

1. Может быть, путти – это дети Рубенса: Клара Серена (родилась в 1611 году) и Альберт (родился в 1614 году). В момент написания картины Кларе было 7 лет, а Альберту — 4.

2. Посмотрите на эскиз к картине, его размер 35х30,5 см. Какая гигантская разница между эскизом и законченным полотном!

Автор: Бopиc Poxлeнкo
Просмотров страницы: 2143

источник

«Размер полотна 223х181 см, холст, масло. Композиция изображает аллегорическую сцену союза Земли, которую олицетворяет Кибела, держащая в руке рог изобилия, наполненный плодами, и Воды – Нептуна, прекрасно узнаваемого по трезубцу в руках. Союз освящает крылатая Виктория, которая возлагает золотую корону на голову богини. Существует и другая интерпретация произведения: художник изобразил союз города Антверпена с рекой Шельдой, то есть союз торговли и морских дорог – залог и символ процветания Фландрии. Рубенс написал эту картину около 1618 года. Между 1798 и 1800 годами она была приобретена для Эрмитажа у князя Киджи (Италия, Рим)».

Такой комментарий можно прочитать в Интернете. (По поводу золотой короны: на картине нет короны, есть венок. Возможно, было еще одно полотно, на котором была-таки золотая корона.)

Казалось бы, что нужно зрителю? Этого объяснения вполне достаточно, чтобы он согласно кивнул – и пошел дальше рассматривать полотна.

Но не все логично в тех версиях, которые дают искусствоведы. Первое – мифологической основы для этой картины просто нет. Нет ни одного мифа, в котором бы говорилось о заключении союза между Герой и Посейдоном (в греческой мифологии упоминается только о том, что «в союзе с Герой он оказывает помощь ахейцам, вызвав тем самым гнев Зевса») или Кибелы и Нептуна (в римской мифологии).

Что нарисовал художник? Цветущая девушка опирается на глиняный кувшин, из которого льется вода. Ее волосы уложены косами в виде короны, в которую вплетена нить жемчуга. В ушах – жемчужные сережки. Над ней витает крылатая богиня Виктория с венком в руке.

Выражение лица девушки как бы слегка равнодушное. Это что – реакция на какое-то предложение мужчины, который стоит напротив? Мол, меня это не волнует. Что бы это могло быть? Какое предложение? Может быть, он ей грозит уходом? А она ему: «Ну, и что? Все равно вернешься!»

Мощный старец стоит к зрителю спиной. Он как бы полуприсел на пенек, на котором лежит исторгающий пресную воду кувшин. На нем тоже венок победителя. У него тоже есть выражение, хотя лицо только обозначено частью профиля. Но на этом профиле можно прочитать какой-то вопрос, какое-то напряжение. О чем он ее спрашивает? Это не мольба, это именно вопрос. И даже с какой-то угрозой.

У ног мужчины – тритон гудит в раковину. Выглядит он довольно непривлекательно, можно сказать, мерзко. А рядом с ним плещутся путти (путти – декоративные изображения маленьких детей, характерные для искусства барокко и ренессанса). Возможно, это мальчик и девочка (если судить по длине волос).

И еще один персонаж – тигр. Почему именно тигр? Почему не лев? Или буйвол? Или бегемот?

Что-то странное в этой картине. Рубенс был художником, который не бросался символами, они для него составляли тайный смысл картин. И думать, что «Союз Земли и Воды» представляет какую-то абстрактную композицию, было бы в корне неверно.

Вот что пишет сам художник о некоторых символах, которые он использовал в своих картинах: «Пьедестал Минервы украшает масличный венок, отличительный знак сей Богини; некогда на Народном собрании греки присудили такой венок Фемистоклу как признание его мудрости. В этот венок вплетена пальмовая ветвь, что говорит о Мудрости – Победительнице. Пьедестал Меркурия украшен гражданским венком из зелени дуба, ибо охранять граждан – такова цель послов (их можно узнать по ветвям Оливы Счастливой, которые они держат перед собой), успешно ведущих государственные дела. Почти то же самое значат и забавы играющих и пляшущих детей; так издавна изображали обычно в мраморе и на монетах времена благоденствия».)

Попробуем обратиться к историческим событиям того времени. Ниточка к этому заложена в приведенном комментарии: «Художник изобразил союз города Антверпена с рекой Шельдой, то есть союз торговли и морских дорог – залог и символ процветания Фландрии». (Рубенс жил в Антверпене.)

Рассмотрим эту версию. Если это союз города с рекой – то где город, а где река? Кто изображает реку – женская фигура или мужская? Если женская – то какая связь между плодами и рекой? Если мужская – то почему такая мощная фигура? Если наоборот – те же вопросы! И опять же – зачем тигр?

Попробуем подойти с другой стороны. Прежде всего: Антверпен был во Фландрии. И как пишут историки, Фландрия была экономически развитой областью. В начале XVII века она была под властью испанской ветви Габсбургов (Габсбурги были императорами Священной Римской Империи, которая в свое время разделилась на две ветви: немецкую и испанскую).

Обе ветви Габсбургов (немецкая и испанская) воевали между собой – никак не могли поделить наследство. Войны истощали всех и вся. В конце концов стороны договорились и в 1617 году заключили между собой мирное соглашение – договор Оньяте. Для нас не суть важно, кто и что получил – установился мир, началась нормальная жизнь.

«Союз земли и воды» был написан в 1618 году, через год после заключения мира. Естественно, что букет фруктов и ягод символизирует изобилие. По объяснению самого Рубенса, дети – символ процветания. Венки на головах главных персонажей – символы побед и мира, символы мудрости правителей воюющих стран. Место, где плещутся дети и тритон, – очевидно, море. Текущая из амфоры вода, похоже, изображает реку, впадающую в море (несомненно, это река Шельда).

Если девушка изображает Фландрию (намек на ее богатства и важность для испанской короны – жемчуг в косах и в ушах), а мужчина – испанских Габсбургов, то картина – аллегория соглашения 1617 года, по которому Антверпен (Фландрия) получил мирную жизнь, следовательно, и возможность процветания. Мало того, безразличное выражение ее лица свидетельствует о том, что ей все равно, с кем будет мирный договор – лишь бы не воевать. Вопрос на лице мужчины – не праздный: Фландрия может быть и немецкой. Это зависит и от нее. Испания в то время оставалась сильной морской державой (мужчина держит в руках трезубец, символ владыки морей), но уже начала терять свое могущество. Возможно, художник это передал именно таким выражением лица девушки.

Похоже, что все фигуры на картине связались некоторой логикой. Остался только тигр. Что бы это значило? Может ли тигр быть символом какого-либо государства? Вряд ли: в гербах есть львы, тигров нет.

Возможно, что тигр – символ чумы и распрей. Распри между гражданами Фландрии, которые по-разному оценивали достигнутый мир. Кто-то хотел быть в немецкой ветке Габсбургов, кто-то в испанской, кто-то хотел полной независимости, кто-то беспокоился о первенстве Амстердама, которому противостоял Антверпен. Что касается чумы – ее эпидемия прокатилась по Европе в XVI веке. Казалось, что спустя 100 лет это бедствие осталось в прошлом. Но вспышки заболевания наблюдались еще несколько десятилетий. Историки упоминают о такой вспышке в 1628 году.

Возможно, что в тигре соединились два этих фактора. Один из них – распри – изображен как левая лапа зверя, она подобралась к плодам изобилия очень близко. Второй фактор – чума — изображена как правая лапа тигра, она пониже и не так угрожающе выглядит.

Итак, девушка – Фландрия, мужчина – испанские Габсбурги, а все полотно «Союз земли и воды» – аллегория Фландрии в смутные времена Тридцатилетней войны.

Войны в 1617 году не закончились. И для Антверпена через некоторое время началась черная полоса: в 1648 году ему отрезали выход в море, он потерял свое торговое значение. Возрождение города началось только в 1863 году, с открытием устья Шельды.

1. Может быть, путти – это дети Рубенса: Клара Серена (родилась в 1611 году) и Альберт (родился в 1614 году). В момент написания картины Кларе было 7 лет, а Альберту — 4.

2. Посмотрите на эскиз к картине, его размер 35х30,5 см. Какая гигантская разница между эскизом и законченным полотном!

источник

пентхаус в Москве площадью 280 м2

Интервью подготовила: Ольга Вологдина

Стилист: Светлана Кобракова

Огонь, земля, воздух, вода, жизнь. Эти философские понятия легли в основу архитектурной концепции интерьера пентхауса, созданного Верой и Алексеем Лобановыми из архитектурной мастерской «Бюро Слобода» . Об эстетике экологического дизайна, северном зодчестве и природных стихиях наш разговор с авторами проекта

SALON: Этот интерьер стоит особняком — настолько у него запоминающийся, выразительный образ. Как появилась идея четырех стихий?

Вера Лобанова : Мы никогда не работаем с пространством путем простого заполнения его мебелью и предметами. Мы стараемся, чтобы интерьер был эстетически осмыслен на некоем глобальном уровне и проработан до мельчайших деталей. Эта квартира не предназначалась для постоянного проживания. Поскольку заказчики живут в загородном доме, эти апартаменты — место, где они могли бы остановиться после театра, пригласить друзей. В общем, отдохнуть душой. У нас не было задачи жесткой привязки к функциональному сценарию, и мы могли реализовать самые смелые, неожиданные решения. Можно сказать, нам повезло — нечасто архитекторам предоставляется возможность спроектировать интерьер, основанный на абстрактной идее. В данном случае мы предложили заказчикам тему четырех природных стихий — огня, воздуха, воды, земли, которые, собственно, и определили макроструктуру этого интерьера. Впоследствии добавилась идея жизни. Стоит упомянуть еще об одном аспекте: помимо философской подоплеки мы хотели, чтобы интерьер воздействовал на все органы чувств человека, вызывал зрительные, тактильные ощущения. Пол везде выложен мозаикой из мрамора в виде неровной гальки и досками из натуральной древесины с трещинками. Когда ходишь по нему босыми ногами, чувствуются все шероховатости. Это очень приятно — будто идешь по земле. Пузырьки воды в трубках напоминают бегущий вдалеке ручеек. Звуки воды вызывают состояние расслабления, умиротворения. В коридоре две стены сделаны в виде забора, на полу камешки. Это как дорога к дому — словно идешь по тропинке вдоль забора, а впереди виднеется что-то большое и красивое. Или, к примеру, светильники — люстра в форме обычных лампочек и люстра-полотенце. Камин, похожий на взорванный изнутри кусок железа. Фантастический дизайн и в то же время такой, будто он получился случайно. Простые вещи наиболее ценны, потому что пронимают до глубины души. В этом интерьере все предметы и фактуры работают на то, чтобы вызывать эмоции, отсылают к артефактной памяти детства.

Алексей Лобанов : Если в общем интерьере осмысливались некие глобальные понятия, то внутри каждого отдельного помещения возник свой подуровень, некие подтемы. В частности, в кабинете развивается тема противопоставления трех материалов — дерева, металла, стекла. Так, антресоль должна была быть сделана из необработанной дубовой доски, которую достать было очень сложно. После долгих поисков мы ее нашли, но строители приняли ее за брак и обработали. Вот такой был курьез! Лестница, ведущая на антресоль, выполнена из цельной металлической ленты. Ее изготовление тоже было связано с рядом технических трудностей. Ограждение лестницы, перегородка и библиотека сделаны из стекла. Каждый материал вызывает определенные ассоциации, темы наслаиваются друг на друга. Все это обогащает интерьер, делает его многозначным. Лично у меня грубая простота деревянного мостика антресоли ассоциируется с суровой архитектурой русского севера, церквами Кижей. Стальная пластика лестницы — это уже современное, хай-тековское решение со своим ассоциативным рядом.

S: Расскажите подробнее о каждой стихии, в чем они визуально выражены?

В.Л.: В целом все стихии представлены в том виде, в котором они существуют в природе, мы ничего не имитировали. Вода — это вода в десятках труб в гостиной, огонь — камин в кабинете, воздух — подсвеченная стена в спальне, земля — травяной ковер, жизнь символизирует огромное «яйцо» из Кориана®, в котором расположены кухня и гостевой санузел.

S: Судя по рассказу, практически все здесь индивидуального изготовления.

А.Л.: Да. Более того, многие решения потребовали серьезных технических разработок — их проектирование и реализация заняли примерно столько же времени, что и разработка всего интерьера. Взять, к примеру, травяной ковер на стенах гостиной. Сначала мы хотели насадить живые растения, даже разработали гидропонику, систему полива. Но по некоторым причинам от этой идеи отказались и заменили их на искусственные. Причем это не готовая продукция, продающаяся погонными метрами. Почти 100 тысяч травинок, каждая из которых была вручную «посажена». Несмотря на то что это не настоящая трава, выглядит она вполне правдоподобно и создает впечатление мохнатой поляны.

S: Простые, лаконичные формы, геометричное пространство, минимум аксессуаров, спокойные цвета. В стилевом плане интерьер можно назвать минималистским?

В.Л.: Здесь нет нарочитого усложнения, это точно. Но это не минимализм. Стиль определить сложно, скорее он ближе всего к экологическому. Сама идея стихий по сути экологичная — это природа, естественность, простота. Поэтому и материалы, которые мы использовали, исключительно натуральные — дерево, стекло, металл, бетон, мрамор. Даже мягкую мебель подбирали специальную, чтобы она была округлых естественных форм, напоминающих то ли гальку, то ли крупные камешки. В свое время мы увидели эту коллекцию на Миланской выставке, на стенде компании
ROSSI DI ALBIZZATE . Мы всегда ищем что-то особенное, характерное, именно этим она и понравилась. Я считаю, с ней получилось стопроцентное попадание, во многом благодаря этой мебели квартира приобрела законченность.

Вера Лобанова :
«Концепция этого интерьера построена на абстрактной идее, в основе которой осмысление ряда философских категорий. Надо отдать должное заказчикам, которые с первых эскизов поддержали тему экологического дизайна, и мы получили возможность создать многосмысловое эстетичное пространство. При всей кажущейся простоте интерьера за ним стоит серьезная проектная и техническая работа. Здесь практически все, за исключением мебели, изготовлено на заказ. Для нас проект стал настоящим архитектурным праздником, и мы с удовольствием над ним работали»

Аксессуары для съемки предоставлены салоном Roche Bobois , галереей Arte di Vivere
и шоу-румом Andrew Martin

источник