Меню Рубрики

Кто сдавал анализы на онкомаркер

Анализ крови на онкомаркеры – одно из самых популярных исследований, которые люди назначают себе «на всякий случай». Почему этого делать нельзя, и какие диагностические методы на самом деле помогают выявить рак на ранней стадии, рассказывает онколог ЕМС, д.м.н. Гелена Петровна Генс.

Гелена Петровна, можно ли с помощью онкомаркеров диагностировать рак на ранней стадии?

Действительно, у многих пациентов существует устойчивая вера в то, что опухолевые клетки выделяют определенные вещества, которые циркулируют в крови с момента зарождения новообразования, и достаточно периодически сдавать анализ крови на онкомаркеры, чтобы удостовериться, что рака нет.

Есть множество материалов в интернете на эту тему, которые содержат, к сожалению, абсолютно ложные утверждения о том, что проверяя кровь на онкомаркеры, возможно обнаружить заболевание на ранней стадии.

На самом деле использование онкомаркеров для достоверного выявления рака не показало своей эффективности ни в одном исследовании, соответственно, они не могут быть рекомендованы для первичной диагностики онкологических заболеваний.

Далеко не всегда значения онкомаркеров коррелируют с заболеванием. Для примера приведу случай из своей практики: недавно у меня проходила лечение пациентка – молодая женщина, у которой был диагностирован метастатический рак молочной железы, при этом значения онкомаркера CA 15.3 оставались в пределах нормы.

В диагностике есть два критерия, которыми мы оцениваем любое исследование – это чувствительность и специфичность. Маркеры могут быть высокочувствительными, но низкоспецифичными. Это говорит о том, что их повышение может зависеть от целого ряда причин, совершенно не связанных с онкологическими заболеваниями. Например, маркер рака яичников CA 125 может быть повышен не только при опухолях или воспалительных заболеваниях яичников, а, например, при нарушении функции печени, воспалительных заболеваниях шейки матки и самой матки. Часто при нарушениях функции печени повышается раковоэмбриональный антиген (РЭА). Таким образом, значения онкомаркеров зависят от целого ряда процессов, в том числе и воспалительных, которые могут происходить в организме.

При этом бывает так, что незначительное повышение онкомаркера служит началом для старта целого ряда диагностических процедур вплоть до такого небезвредного исследования, как позитронно-эмиссионная томография (ПЭТ/КТ), и как выясняется впоследствии, эти процедуры были совсем не нужны этому пациенту.

Онкомаркеры в основном используются для мониторинга течения заболевания и оценки эффективности лекарственной терапии опухолевых заболеваний. В том случае, если изначально при установлении диагноза у пациента было обнаружено повышение онкомаркера, в дальнейшем с его помощью мы можем отслеживать, как проходит лечение. Часто после операции или проведенного химиотерапевтического лечения мы видим, как уровень маркера с нескольких тысяч единиц буквально «обваливается» до нормальных значений. Его повышение в динамике может говорить о том что, произошел либо рецидив опухоли, либо оставшаяся, как говорят врачи, – «резидуальная» опухоль проявила резистентность к лечению. Наряду с результатами других исследований это может послужить для врачей сигналом о том, что следует подумать о смене тактики лечения и о дальнейшем полном обследовании пациента.

Существуют исследования для выявления некоторых видов рака, которые показали свою надежность и действенность в больших эпидемиологических исследованиях и рекомендуются для применения в скрининговом режиме.

Так, например, Специальная комиссия США по профилактике заболеваний (United States Preventive Service Task Force — USPSTF) по результатам недавних клинических исследований рекомендует проведение низкодозовой компьютерной томографии для скрининга рака легкого. Низкодозовая КТ рекомендуется людям в возрастной группе от 55 до 80 лет и которые при этом имеют 30-летнюю историю курения или бросили курить не более, чем 15 назад. На сегодняшний день это самый точный метод для раннего выявления рака легкого, эффективность которого подтверждена с точки зрения доказательной медицины.

Ни рентгеновское исследование, ни тем более флюорография органов грудной клетки, которые применялись ранее, не могут заменить низкодозовую КТ, так как их разрешающая способность позволяет выявить только крупноочаговые образования, которые свидетельствуют о поздних стадиях онкологического процесса.

При этом взгляды на некоторые виды скрининга, которые массово применялись в течение нескольких десятилетий, сегодня пересматриваются. Например, раньше мужчинам врачи рекомендовали сдавать анализ крови на ПСА для скрининга рака простаты. Но последние исследования показали, что уровень ПСА не всегда служит надежным основанием для начала диагностических мероприятий. Поэтому сейчас мы рекомендуем сдавать ПСА только после консультации с урологом.

Для скрининга рака молочной железы рекомендации остаются прежними – для женщин, не входящих в группу риска по раку молочной железы, обязательная маммография после 50 лет раз в два года. При повышенной плотности тканей молочной железы (встречается примерно у 40% женщин) необходимо дополнительно к маммографии проводить УЗИ молочных желез.

Еще одно очень распространенное онкологическое заболевание, которое может быть выявлено с помощью скрининга – рак кишечника.

Для выявления рака кишечника рекомендуется колоноскопия, которую достаточно проводить раз в пять лет, начиная с 50 лет, в том случае если нет жалоб и отягощенной наследственности по данному заболеванию. По желанию пациента обследование может быть проведено под анестезией и не доставить никаких неприятных ощущений, при этом оно является самым точным и эффективном методом диагностики колоректального рака.

Сегодня существуют и альтернативные методики: КТ-колонография, или «виртуальная колоноскопия», позволяет провести исследование толстой кишки без введения эндоскопа — на компьютерном томографе. Метод обладает высокой чувствительностью: 90% при диагностике полипов более 1 см при продолжительности исследования около 10 минут. Ее можно рекомендовать тем, кто уже ранее проходил традиционную скрининговую колоноскопию, которая не выявила никаких отклонений.

Скрининг, который начинается в более раннем возрасте – это скрининг на рак шейки матки. Мазок на онкоцитологию (ПАП-тест), по американским рекомендациям, необходимо сдавать с 21 года. Кроме того, необходимо сдавать тест на вирус папилломы человека (ВПЧ), так как длительное носительство определенных онкогенных типов ВПЧ ассоциируется с высоким риском развития рака шейки матки. Надежным методом защиты от рака шейки матки является вакцинация девочек и молодых женщин против ВПЧ.

К сожалению, в последнее время увеличивается заболеваемость раком кожи и меланомой. Поэтому желательно показывать так называемые «родинки» и другие пигментные образования на коже дерматологу раз в год, особенно если вы находитесь в группе риска: у вас светлая кожа, были случаи заболевания раком кожи или меланомой в семье, были случаи солнечных ожогов, или вы любитель посещать солярии, которые, кстати, запрещены в некоторых странах к посещению до 18 лет. Доказано, что два и больше эпизодов солнечных ожогов кожи повышают риск возникновения рака кожи и меланомы.

К самоосмотрам у специалистов отношение скептическое. Например, самоосмотр молочных желез, который так пропагандировали раньше, не доказал своей эффективности. Теперь это считается вредным, потому что усыпляет бдительность и не позволяет вовремя провести диагностику. Так же и осмотром кожи. Лучше, если его проведет дерматолог.

К счастью, большинство онкозаболеваний не передаются по наследству. Из всех видов рака только около 15% являются наследственными. Яркий пример наследственного рака – это носительство мутаций в антионкогенах BRCA 1 и BRCA 2, которое связано с повышенным риском рака молочной железы и в меньшей степени с раком яичников. Всем хорошо известна история Анжелины Джоли, мама и бабушка которой умерли от рака молочной железы. Таким женщинам необходимо регулярно наблюдаться и проходить обследования молочной железы и яичников, чтобы предотвратить развитие наследственного рака.

Остальные 85% опухолей — это опухоли, которые возникают спонтанно, не зависят от какой-либо наследственной предрасположенности.

Однако если в семье несколько кровных родственников страдали онкологическими заболеваниями, мы говорим о том, что их дети могут иметь сниженную способность к метаболизму канцерогенных веществ, а также к репарации ДНК, то есть к «починке» ДНК, если говорить упрощенно.

К основным факторам риска можно отнести работу на вредных производствах, курение, частое (более трех раз в неделю) и длительное употребление алкоголя, ежедневное употребление красного мяса, постоянное употребление пищи, которая прошла термическую обработку, была заморожена и продается в готовом к употреблению виде. Такая пища бедна волокнами, витаминами и другими необходимыми человеку веществами, что может вести к повышенному риску возникновения, например, рака молочной железы. Курение — это один из наиболее распространенных и грозных факторов риска – оно приводит не только к раку легких, но и раку пищевода, желудка, мочевого пузыря, опухолей головы и шеи: раку гортани, раку слизистой щеки, раку языка и т.д.

Для рака кожи и меланомы, как мы уже упоминали, фактором риска является пребывание на солнце до солнечных ожогов.

Длительное употребление гормональных препаратов, например, заместительной гормональной терапии, более 5 лет и не под наблюдением врачей, может вести к повышению риска заболевания раком молочной железы и раком матки у женщин, поэтому прием таких препаратов должен проводиться под строгим контролем маммолога и гинеколога.

Как мы уже упоминали выше, фактором риска могут являться и вирусы, в том числе онкогенные типы вируса ВПЧ, которые приводят к раку половых органов и раку полости рта. Некоторые неканцерогенные вирусы могут также являться факторами риска. Например, вирусы гепатита B и C: они не вызывают напрямую рак печени, но приводят к хроническому воспалительному заболеванию печени – гепатиту, и через 15 лет у пациента с хроническим гепатитом B и C может развиться гепатоцеллюлярный рак.

Если есть факторы риска, или человек чувствует беспокойство, лучше проконсультироваться с врачом-онкологом. Чего точно не стоит делать – назначать обследования самому себе. Вы можете получить массу ложноположительных и ложноотрицательных результатов, которые усложнят Вашу жизнь и могут привести к стрессу, ненужным диагностическим процедурам и вмешательствам. Конечно, если вдруг появились тревожные симптомы, то проконсультироваться с онкологом нужно обязательно, независимо от рисков.

На консультации мы задаем очень много вопросов, нас интересует все: образ жизни, стаж курения, употребление алкоголя, частота стрессов, характер питания, аппетит, индекс массы тела, наследственность, условия работы, как пациент спит ночью и др. Если это женщина, важен гормональный статус, репродуктивный анамнез: во сколько лет появился первый ребенок, сколько было родов, кормила ли женщина грудью и т.д. Пациенту может показаться, что эти вопросы не имеют отношения к его проблеме, но для нас они важны, они позволяют составить индивидуальный портрет человека, оценить риски развития у него тех или иных онкологических заболеваний и назначить именно тот комплекс обследований, который ему необходим.

источник

Патоморфолог Владимир Кушнарев объясняет, что такое онкомаркеры и почему не стоит сломя голову нестись делать сомнительные диагностические тесты.

В последние десятилетия наблюдается стремительный прогресс в онкологии. Произошедшие изменения помогли лучше понять биологию опухоли, позволяя использовать полученные знания на пользу пациентов, хотя, конечно, не так быстро, как бы нам хотелось.

Прогресс этот проявляется по-разному: от ежедневных новостей об открытии новых генов и мутаций, управляющих опухолью, до операций, возвращающих человека к жизни.

Но нам трудно выловить действительно важные новости среди информационного шума. К сожалению, информация о здоровье, которую тиражируют в СМИ, часто содержит ошибки и недостоверные факты.

Получив плохие вести о своем состоянии или состоянии близких, мы пытаемся найти выход, любую возможность, чтобы исправить сложившуюся ситуацию. Часто в этих попытках мы делаем только хуже, получая бесполезные процедуры и неработающие лекарства.

Недобросовестные клиники пытаются навязать ненужные, а порой и сомнительные диагностические тесты.

В силу своей профессии я часто встречаю людей, которые так или иначе столкнулись с онкологическими заболеваниями. Такие вопросы: «Скажи, куда нам обратиться, чтобы сдать тест на опухоль?» или «А если всей нашей семье сдать онкомаркеры, чтобы заранее знать, что всё в порядке?» — я слышу постоянно.

Давайте попробуем вместе разобраться в одном из самых часто встречающихся вопросов онкологии: что же такое био- и онкомаркеры, когда они нужны, а когда про них лучше совсем забыть?

Биомаркеры – это вещества, которые обнаруживаются в жидкостях и тканях больного в количествах, превышающих нормальный уровень здорового человека. Термин онкомаркер, или опухолевый биомаркер, обычно употребляется наравне с биомаркером, но только в онкологии. То есть по определению биомаркер — более широкое понятие.

Откуда онкомаркеры берутся в нашем теле? Они производятся раковыми или другими клетками организма в ответ на развитие опухоли или неопухолевые процессы. Большинство онкомаркеров синтезируются нормальными клетками наравне с опухолевыми, однако уровень их выработки заметно отличается.

Значительная доля онкомаркеров представлена белками и белковыми комплексами с углеводами. Многие биомаркеры хорошо изучены и используются в клинической практике. Некоторые связаны только с одним типом опухоли, тогда как другие могут быть характерны для нескольких опухолей.

Нет универсального опухолевого биомаркера, который можно найти при любом виде рака.

Онкомаркеры используются для постановки диагноза, прогноза, лечения и контроля рецидивов некоторых типов опухолей. Но, несмотря на то, что растущий уровень определённых молекул, синтезируемых клетками нашего организма, предполагает наличие опухоли, этот факт не является достаточным условием для постановки диагноза.

Чтобы поставить диагноз «рак», измерение уровня онкомаркеров необходимо сочетать с другими тестами, например, биопсией.

Кстати, слово «рак» прочно закрепилось за всеми опухолевыми поражениями, хотя оно характерно только для опухолей эпителиальной природы (например, рак лёгких или молочной железы).

Количественные и качественные характеристики онкомаркеров могут одновременно отражать стадию (распространённость) заболевания и определять его прогноз. Помимо этого, часто онкомаркеры измеряют в процессе лечения опухолевого заболевания. Снижение концентрации этих молекул может свидетельствовать о положительном ответе на лечение, а повышение — об устойчивости к лечению, рецидиву и прогрессии опухоли.

Но не всё так просто. Существуют ограничения при использовании онкомаркеров, про которые не часто вспоминают медицинские центры и врачи, предлагающие диагностические и скрининговые тесты на их основе

Например, некоторые неопухолевые заболевания могут вызвать подъём уровня онкомаркеров. И наоборот — не у каждого пациента с определённым типом опухоли будет диагностический уровень молекул. Необходимо понимать диагностическую ценность теста, которая зависит от дискриминационного уровня (cut-off) онкомаркера — то есть количества или качества информации, которую мы будем интерпретировать как клинически значимую.

Эти ограничения не позволяют применять панель биомаркеров на условно здоровых людях, не имеющих жалобы и клинические симптомы.

Почему так происходит? Очень важно понимать, что такое чувствительность и специфичность, которые играют ключевую роль в клиническом применении диагностических тестов.

Существует понятие об идеальном онкомаркере. Он выявляет 100% опухолей на ранних этапах (чувствительность) и с вероятностью в 100% определяет только злокачественные новообразования (специфичность). Но до сих пор нет ни одного вещества, которое целиком бы подходило под эти требования.

Читайте также:  Общий анализ при раке кишечника

На диагностическую значимость теста могут оказывать влияние определённые факторы. Например, у человека развивается неспецифическое воспаление, меняющее клеточную активность и имитирующее наличие опухолевого процесса. Или опухоль динамично реагирует на лечение, разрушается, и большое количество онкомаркера попадёт в биологические жидкости, что может способствовать неверной интерпретации.

Нецелесообразное назначение теста на онкомаркеры так же опасно, как применение высокотоксичного лекарства.

Обычно врач забирает кусочек ткани, кровь, слюну, мочу или другую биологическую жидкость и отсылает её в лабораторию, где с применением различных методов (иммуноферментный анализ, полимеразная цепная реакция, секвенирование) измеряется качественный и/или количественный уровень онкомаркеров в присланном образце.

Если хотят оценить динамику лечения или наличие рецидива, то выполняют измерение уровня онкомаркера в серии образцов в течение определенного отрезка времени, где анализируют повышение, стабилизацию или снижение показателей.

Общепринятых российских рекомендаций по использованию онкомаркеров в клинической практике нет. Мы ориентируемся на опыт западных коллег.

В соответствии с рекомендациями американского общества клинической онкологии (ASCO), National Cancer Institute и National Academy of Clinical Biochemistry в клинической практике используются около 35 биомаркеров. С их помощью диагностируют и следят за течением довольно обширного списка опухолевых патологий.

Со списком этих биомаркеров вы можете ознакомиться по ссылке.

Сегодня онкомаркеры могут использоваться как критерий опухолевого ответа на лечение, а также для оценки прогноза. Однако исследователи надеются, что в скором времени они будут использовать онкомаркеры и для скрининговых тестов, что может помочь раннему обнаружению опухолей в бессимптомном периоде.

Скрининговые исследования проводятся на людях, которые не имеют жалоб и симптомов заболевания. Скрининговый тест должен обладать необходимой чувствительностью, определяя людей с наличием заболевания и специфичностью, отсекая людей без этого заболевания.

Если тест высокочувствительный, он обнаружит большинство людей с этим заболеванием и покажет наименьшее количество ложноотрицательных результатов.

А высокоспецифичный тест гарантирует минимизацию ложноположительных результатов.

Хотя опухолевые маркеры крайне полезны в определении ответа на лечение или оценке рецидива заболевания, ни один из них не может самостоятельно использоваться для скрининга, так как сейчас эти тесты имеют недостаточную чувствительность и специфичность.

Для примера возьмем тест ПСА, который определяет уровень простатического специфического антигена в крови, и часто назначается врачами в качестве скринингового теста на рак предстательной железы. У больных раком простаты действительно наблюдается высокий уровень ПСА, однако повышаться уровень этого антигена может и из-за доброкачественных изменений в предстательной железе.

Большинству мужчин с высоким уровнем ПСА повезло – у них нет рака предстательной железы.

В настоящее время результаты теста ПСА могут привести к абсолютно ненужным диагностическим и лечебным манипуляциям у мужчин, не имеющим клинических симптомов, тем самым вызывая осложнения и другие негативные последствия. Каждый мужчина должен индивидуально обсуждать необходимость проведение теста ПСА с лечащим врачом, беря во внимание все возможные плюсы и минусы такого скрининга.

Ещё один онкомаркер, CA-125, который иногда повышается в крови у женщин с раком яичников, также может быть повышен у женщин с доброкачественными процессами в яичнике. И вследствие недостаточной чувствительности и специфичности этого маркера, он используется совместно с трансвагинальным ультразвуковым исследованием.

Интересно, что при анализе 28 потенциальных биомаркеров для рака яичников (в том числе и СА-125), у женщин на поздних стадиях заболевания не определялся ни один из этих биомаркеров.

Резюмируя, можно с уверенностью говорить, что использование онкомаркеров — это палка о двух концах.

Прибегать к тестам следует только под контролем грамотного онколога-профессионала, владеющего современными международными клиническими и научными данными для верной интерпретации в каждом индивидуальном случае.

источник

Онкомаркеры – что это такое, сколько их и что они показывают? Кому и когда следует сдать анализ крови на онкомаркеры? Насколько можно доверять результатам анализа? Как точно определить наличие раковых клеток?

Сайт предоставляет справочную информацию исключительно для ознакомления. Диагностику и лечение заболеваний нужно проходить под наблюдением специалиста. У всех препаратов имеются противопоказания. Консультация специалиста обязательна!

Онкомаркеры представляют собой группу органических химических веществ, образующихся в организме человека, содержание которых увеличивается при росте и метастазировании злокачественных опухолей, при прогрессировании доброкачественных новообразований, а также при некоторых воспалительных заболеваниях. Поскольку повышение концентрации онкомаркеров в крови происходит при росте злокачественных и доброкачественных опухолей, определение концентраций данных веществ производится с целью диагностики новообразований, а также контроля эффективности проводимой противоопухолевой терапии (химиотерапии, лучевой терапии и т.д.). Таким образом, онкомаркеры – это вещества, по увеличению концентрации которых можно выявить злокачественные опухоли на ранних стадиях.

Онкомаркеры – это название целой группы биомолекул, которые имеют различную природу и происхождение, но объединены одним общим свойством – их концентрация в крови повышается при развитии в организме человека злокачественных или доброкачественных опухолей. В этом смысле онкомаркеры представляют собой совокупность показателей со специфичностью к опухолям. То есть онкомаркеры – это лабораторные показатели роста опухолей в различных органах и тканях организма человека.

Помимо онкомаркеров, в лабораторной диагностике существуют также маркеры заболеваний различных органов, например, маркеры гепатитов (активность АсАТ, АлАТ, ЩФ, уровень билирубина и т.д.), панкреатитов (активность альфа-амилазы в крови и моче) и т.д. В принципе, все показатели лабораторных анализов являются маркерами каких-либо заболеваний или состояний. Причем для отнесения вещества к маркеру какого-либо заболевания необходимо, чтобы именно его концентрация изменялась при определенной патологии. Например, для отнесения показателей к маркерам заболеваний печени, нужно чтобы концентрации веществ уменьшались или увеличивались именно при печеночной патологии.

То же самое справедливо и в отношении онкомаркеров. То есть, для отнесения того или иного вещества к онкомаркерам, его концентрация должна повышаться при развитии новообразований в каком-либо органе и ткани организма человека. Таким образом, можно сказать, что онкомаркеры – это вещества, уровень содержания которых в крови позволяет выявлять злокачественные опухоли различной локализации.

Назначение определения концентрации онкомаркеров точно такое же, как и маркеров других заболеваний, а именно – выявление и подтверждение патологии.

В настоящее время известно более 200 онкомаркеров, но в клинической лабораторной диагностике проводится определение только 15 – 20 показателей, поскольку именно они обладают диагностической ценностью. Остальные онкомаркеры не обладают диагностической ценностью – они недостаточно специфичны, то есть их концентрация изменяется не только при наличии очага опухолевого роста в организме, но и при многих других состояниях или заболеваниях. Вследствие такой низкой специфичности многие вещества не подходят на роль онкомаркеров, поскольку повышение или понижение их концентрации будет свидетельствовать о каком-либо из 15 – 20 заболеваний, одним из которых может быть и злокачественное новообразование.

В зависимости от происхождения и структуры онкомаркеры могут представлять собой антигены опухолевых клеток, антитела к опухолевым клеткам, белки плазмы крови, продукты распада опухоли, ферменты или вещества, образующиеся в процессе обмена веществ в новообразовании. Однако, вне зависимости от происхождения и структуры, все онкомаркеры объединяет одно свойство – их концентрация повышается при наличии очага опухолевого роста в организме.

Онкомаркеры могут отличаться от веществ, вырабатываемых нормальными (неопухолевыми) клетками органов и систем, качественно или количественно. Качественно отличающиеся онкомаркеры называют опухолеспецифическими, поскольку они продуцируются опухолью и представляют собой соединения, которые в норме отсутствуют в организме человека ввиду того, что нормальные клетки их не вырабатывают (например, ПСА и др.). Поэтому появление опухолеспецифических онкомаркеров в крови человека даже в минимальном количестве является тревожным сигналом, ведь в норме таких веществ обычные клетки не вырабатывают.

Количественно отличающиеся онкомаркеры (например, альфа-фетопротеин, хорионический гонадотропин и др.) только ассоциированы с опухолями, поскольку данные вещества и в норме имеются в крови, но на некоем базовом уровне, а при наличии новообразований их концентрация резко повышается.

Помимо различий в структуре и происхождении (которые имеют небольшое практическое значение), онкомаркеры также отличаются друг от друга специфичностью. То есть различные онкомаркеры свидетельствуют о развитии разных видов опухолей той или иной локализации. Например, онкомаркер ПСА свидетельствует о развитии рака простаты, CA 15-3 – о раке молочной железы, и т.д. Это означает, что специфичность онкомаркеров к определенным видам и локализациям новообразований обладает очень важным практическим значением, поскольку позволяет врачам примерно определить и вид опухоли, и то, какой орган оказался пораженным.

К сожалению, в настоящее время нет ни одного онкомаркера со 100% специфичностью к органу, а это означает, что один и тот же показатель может свидетельствовать о наличии опухоли в нескольких органах или тканях. Например, повышение уровня онкомаркера СА-125 может наблюдаться при раке яичников, молочных желез или бронхов. Соответственно, этот показатель может быть повышен при раке любого из этих органов. Но все же среди онкомаркеров имеется определенная органоспецифичность, что позволяет хотя бы очерчивать круг возможно пораженных опухолью органов, а не искать новообразование во всех тканях организма. Соответственно, после выявления повышенного уровня какого-либо онкомаркера для детализации локализации опухоли следует воспользоваться другими методами, позволяющими оценить состояние «подозрительных» органов.

Определение уровня онкомаркеров в современной медицинской практике используется для решения следующих диагностических задач:

  • Мониторинг эффективности лечения опухоли. Это означает, что, в первую очередь, концентрация онкомаркеров позволяет оценить эффективность проводимой терапии опухолей. И если лечение неэффективно, то схему терапии можно своевременно заменить другой.
  • Отслеживание рецидивов и метастазирования ранее пролеченной опухоли. После произведенного лечения периодическое определение уровней онкомаркеров позволяет отслеживать рецидивирование или метастазирование. То есть если после лечения уровень онкомаркеров начинает расти, значит у человека рецидив, опухоль снова начала расти, и в ходе прошлого курса терапии не удалось уничтожить все опухолевые клетки. В этом случае определение онкомаркеров позволяет начать лечение на ранних этапах, не дожидаясь, пока опухоль снова вырастет до больших размеров, при которых ее можно будет выявить другими методами диагностики.
  • Решение вопроса о необходимости применения радио-, химио- игормональной терапии опухоли. Уровень онкомаркеров позволяет оценить степень поражения органов, агрессивность роста опухоли и эффективность уже проведенного лечения. На основании этих данных врач-онколог назначит оптимальную схему лечения, которая с наибольшей вероятностью приведет к излечению опухоли. Например, если уровень маркеров слишком высок, хотя опухоль имеет небольшие размеры, то в такой ситуации имеет место очень агрессивный рост, при котором высока вероятность метастазов. Обычно в таких случаях для повышения вероятности полного излечения перед операцией проводят курсы радио- или химиотерапии, чтобы уменьшить риск разнесения опухолевых клеток с кровью во время оперативного удаления опухоли. Также после удаления небольшой опухоли на ранней стадии производят определение уровня онкомаркеров, чтобы понять, нужно ли дополнительно проводить радио- или химиотерапию. Если уровень маркеров низок, то радио- или химиотерапия не нужны, поскольку опухолевые клетки удалены в полном объеме. Если же уровень маркеров высок, то радио- или химиотерапия нужны, поскольку несмотря на маленькие размеры опухоли, уже имеются метастазы, которые следует уничтожить.
  • Прогноз по здоровью и жизни. Определение уровня онкомаркеров позволяет оценить полноту ремиссии, а также скорость опухолевой прогрессии, и на основании этих данных спрогнозировать вероятную продолжительность жизни человека.
  • Ранняя диагностика злокачественных новообразований (только в совокупности с другими методами обследования).

Сегодня все большее значение приобретает определение уровня онкомаркеров для ранней диагностики опухолей различной локализации. Однако необходимо помнить, что изолированное определение уровня онкомаркеров не позволяет со 100% точностью диагностировать опухоли, поэтому данные лабораторные анализы нужно всегда сочетать с другими методами обследований, такими, как рентген, томография, УЗИ и т.д.

Различные онкомаркеры отражают очаг опухолевого роста в разных органах и тканях организма человека. Это означает, что появление онкомаркеров в определенных концентрациях, превышающих нормальные, свидетельствует о наличии опухоли или ее метастазов в организме. А поскольку онкомаркеры появляются в крови задолго до развития явственных признаков злокачественного новообразования, то определение их концентрации позволяет выявлять опухоли на ранних стадиях, когда вероятность их полного излечения максимальна. Таким образом, повторимся, что онкомаркеры показывают наличие опухоли в различных органах или тканях организма.

Онкомаркеры — что это такое? Для чего производят анализы крови на онкомаркеры, какие виды рака определяют с их помощью — видео

Несмотря на то, что онкомаркеры позволяют выявить опухоли на ранних стадиях или во время их бессимптомного течения, всем людям не нужно в качестве скрининговых тестов (то есть рутинно, в отсутствие подозрений на наличие новообразования) сдавать анализы на опухолевые маркеры. Определение онкомаркеров в качестве скрининговых тестов рекомендуется производить 1 – 2 раза в год только тем людям, у кровных близких родственников которых (у родителей, сестер, братьев, детей, теть, дядей и т.д.) были злокачественные опухоли различной локализации.

Кроме того, один раз в 1 – 2 года в качестве скрининговых тестов рекомендуется определять уровень онкомаркеров людям, у которых имеются доброкачественные опухоли (например, миомы, фибромы, аденомы и т.д.) или опухолеподобные образования (например, кисты яичников, почек и других органов).

Остальным людям в качестве скрининговых тестов рекомендуется сдавать кровь на онкомаркеры один раз в 2–3 года, а также после перенесенных тяжелых стрессов, отравлений, нахождения в областях с неблагоприятной экологической обстановкой и других обстоятельств, способных спровоцировать рост злокачественных опухолей.

Отдельно стоит вопрос о необходимости сдавать онкомаркеры людям, у которых уже обнаружены или пролечены злокачественные опухоли. При первичном обнаружении новообразования врачи рекомендуют сдавать онкомаркеры до операции в рамках обследования для решения вопроса о необходимости и целесообразности радио- или химиотерапии перед хирургическим удалением опухоли. Людям, которые проходят курс радио- или химиотерапии после оперативного удаления опухоли, также рекомендуется сдавать онкомаркеры для контроля эффективности терапии. Людям, которые успешно излечились от злокачественных опухолей, рекомендуется сдавать онкомаркеры для отслеживания возможного рецидива в течение 3 лет после завершения терапии по следующей схеме:

  • 1 раз в 1 месяц в течение первого года после окончания лечения;
  • 1 раз в 2 месяца в течение второго года после окончания лечения;
  • 1 раз в 3 месяца в течение третьего-пятого года после окончания лечения.

По прошествии трех-пяти лет после завершения лечения злокачественной опухоли анализы на онкомаркеры рекомендуется сдавать один раз в 6 – 12 месяцев в течение всей оставшейся жизни для того, чтобы вовремя выявить возможный рецидив и провести необходимое лечение.

Естественно, необходимо сдавать анализы на онкомаркеры тем людям, у которых имеется подозрение на наличие злокачественного новообразования.

Перед сдачей анализов на онкомаркеры рекомендуется обратиться к врачу-онкологу для того, чтобы он определил, какие именно маркеры нужны данному конкретному человеку. Весь спектр онкомаркеров сдавать не имеет смысла, поскольку это будет оборачиваться лишь чрезмерной нервозностью и избыточными денежными затратами. Имеет смысл сдавать прицельно несколько онкомаркеров, обладающих специфичностью в отношении органа, для которого высок риск развития злокачественной опухоли.

Читайте также:  Общий анализ при раке горла

В общем виде показания к определению уровня онкомаркеров в крови можно сформулировать следующим образом:

  • Для раннего выявления или дополнительной ориентации в локализации опухоли в сочетании с другими методами диагностики;
  • Для контроля за эффективностью лечения опухоли;
  • Для контроля за течением заболевания (ранее выявление метастазов, рецидивов, остатков опухоли, не удаленных в ходе операции);
  • Для прогнозирования течения заболевания.

Для определения уровня онкомаркеров необходимо сдавать кровь из вены. Общепринятым правилом считается необходимость сдавать кровь в утренние часы (с 8.00 до 12.00) натощак для определения уровней различных показателей, однако в отношении онкомаркеров это необязательно. То есть сдавать кровь на онкомаркеры можно в любое время суток, но желательно, чтобы после последнего приема пищи прошло 2 – 3 часа. Женщинам рекомендуется воздерживаться от сдачи крови на онкомаркеры во время менструаций, поскольку данные, полученные в этот физиологический период, могут быть неточными. Оптимально сдавать кровь на онкомаркеры за 5 – 10 дней до предполагаемой даты начала следующей менструации.

Кроме того, для получения максимально точных результатов онкомаркеров рекомендуется заранее узнать в лаборатории, в какой именно день будут выполняться диагностические тесты, и сдать кровь именно в этот день с утра, чтобы ее не замораживали. Дело в том, что во многих лабораториях анализы выполняются не сразу, а один раз в неделю, в месяц и т.д., по мере накопления образцов крови. И пока не накопится необходимое количество образцов крови, ее замораживают и хранят в холодильниках. В принципе, заморозка плазмы крови обычно не искажает результаты, и это вполне допустимая практика, но лучше проводить анализы в свежей крови. Для этого и необходимо узнать, когда сотрудники лаборатории будут ставить пробы в работу, и сдавать кровь в этот день.

Также для получения правильных и диагностически ценных результатов анализы на онкомаркеры необходимо сдавать в определенные промежутки времени. В настоящее время Всемирной организацией здравоохранения рекомендованы следующие схемы сдачи крови на онкомаркеры для контроля за состоянием человека:

  • Любому человеку в возрасте 30 – 40 лет сдать кровь на онкомаркеры на фоне полного здоровья, чтобы определить их изначальный уровень. Далее в будущем сдавать кровь на онкомаркеры в соответствии с рекомендованной для конкретного человека периодичностью (например, 1 раз в 6 – 12 месяцев, 1 раз в 1 – 3 года и т.д.) и сравнивать результаты с первичными, полученными в возрасте 30 – 40 лет. Если первичные данные об уровне онкомаркеров (кровь, сданная в 30 – 40 лет на фоне полного здоровья) отсутствуют, то следует провести 2 – 3 анализа с интервалом в 1 месяц и вычислить среднее значение, а также отследить, не нарастает ли их концентрация. Если концентрация онкомаркеров начинает расти, то есть становиться выше первичных значений, то это означает, что в каком-то органе может развиваться новообразование. Такая ситуация является сигналом для детального обследования другими методами с целью выявления, где именно появился очаг опухолевого роста.
  • При выявлении повышенного уровня онкомаркеров следует повторно произвести исследование через 3 – 4 недели. Если по результатам повторного исследования повышенная концентрация онкомаркеров сохраняется, то это свидетельствует о наличии очага опухолевого роста в организме, вследствие чего необходимо пройти детальное обследование с целью выяснения точной локализации новообразования.
  • После курса радио-, химиотерапии или операции по удалению опухоли следует сдать кровь на онкомаркеры через 2 – 10 дней после завершения лечения. Уровень онкомаркеров, определенных сразу после лечения, является базовым. Именно с этим уровнем онкомаркеров будет проводиться сравнение в ходе дальнейшего контроля за эффективностью лечения и возможными рецидивами новообразования. То есть если уровень онкомаркеров будет превышать определенный сразу после лечения, то это означает, что терапия неэффективна или произошел рецидив опухоли и необходимо повторное лечение.
  • Для первой оценки эффективности лечения нужно произвести измерение уровня онкомаркеров в крови через 1 месяц после завершения терапии и сравнить показатели с базовыми, определенными через 2 – 10 дней после операции.
  • Далее проводить измерения онкомаркеров через каждые 2 – 3 месяца в течение 1 – 2 лет, и через 6 месяцев на протяжении 3 – 5 лет после лечения опухоли.
  • Дополнительно уровни онкомаркеров всегда следует измерять перед любым изменением в схеме терапии. Определенные уровни маркеров будут базовыми, и именно с ними нужно будет сравнивать все последующие результаты для оценки эффективности проводимого лечения. Если концентрация онкомаркеров будет снижаться – лечение эффективно, если же она будет повышаться или оставаться такой же – терапия неэффективна и нужно менять метод и схему лечения.
  • При возникновении подозрений на рецидив или метастазы также нужно определять уровни онкомаркеров в крови и сравнивать их с концентрациями, которые были на 2 – 10 день после лечения. Если концентрации онкомаркеров повысились, то это свидетельствует о рецидиве или метастазах, которые были не уничтожены.

Вопрос о том, насколько можно доверять онкомаркерам, является весьма существенным для человека, который либо только собирается, либо уже сдал такой анализ и, естественно, желает быть уверенным в точности и однозначности результата. К сожалению, онкомаркеры, как и другие показатели, не обладают 100% точностью и однозначностью результата, но в то же время их концентрация диагностически значима. Это означает, что онкомаркерам вполне можно доверять, но с некоторыми оговорками и знанием особенностей трактовки результатов анализов.

Повышенный уровень онкомаркеров, выявленный однократно, не говорит о том, что у человека обязательно имеется злокачественная опухоль в каком-либо органе. В такой ситуации нужно, в первую очередь, не паниковать, а уточнить, действительно ли уровень онкомаркеров повышен, или имеет место ложноположительный результат анализа. Для этого следует повторно сдать онкомаркеры через 3 – 4 недели после первого анализа. Если второй раз уровень маркеров нормальный, то, значит, повода для беспокойства нет, и результат первого анализа – ложноположительный. Если же и во второй раз уровень онкомаркеров повышен, то это значит результат достоверный, и у человека действительно высокая концентрация онкомаркеров в крови. В таком случае необходимо записаться на прием к врачу-онкологу и пройти дополнительное обследование при помощи других методов (МРТ, ЯМР, рентген, сканирование, эндоскопические исследования, УЗИ и т.д.), чтобы выяснить, в каком именно органе или ткани сформировалась опухоль.

Однако даже если двукратное измерение показало повышенный уровень онкомаркеров в крови, это не является однозначным свидетельством того, что у человека рак. На самом деле уровень онкомаркеров может повышаться и при других, не онкологических заболеваниях, таких, как хронические воспалительные процессы в любых органах и тканях, цирроз печени, периоды гормональных перестроек организма, сильный стресс и т.д. Поэтому повышенный уровень онкомаркеров в крови означает только то, что возможно у человека имеется бессимптомно растущая злокачественная опухоль. И чтобы точно выяснить, есть ли опухоль на самом деле, нужно пройти дополнительное обследование.

Таким образом, онкомаркерам вполне можно доверять в том отношении, что они всегда повышены при наличии опухоли, что поможет выявить новообразование на ранних стадиях, когда еще отсутствуют клинические симптомы. То есть онкомаркерам можно доверять потому, что они всегда помогут не пропустить начало роста опухоли.

Но определенным неудобством и неточностью онкомаркеров (на фоне которого многие люди задаются вопросом о том, можно ли им доверять) является то, что их уровень может повышаться и при других заболеваниях, вследствие чего при высокой концентрации онкомаркеров всегда для верификации предположительного онкологического диагноза приходится тратить усилия на дополнительное обследование. Причем это дополнительное обследование не подтверждает наличия опухоли в 20 – 40%, когда повышение уровня онкомаркеров было вызвано другими заболеваниями.

Тем не менее, несмотря на некоторую «избыточную реактивность» онкомаркеров, вследствие которой их уровень повышается не только при опухолях, определение их концентрации можно считать надежным. Ведь такая «избыточная реактивность» позволяет не пропустить начало роста опухоли, когда еще отсутствуют клинические симптомы, а это гораздо важнее того, что после выявления повышенного уровня онкомаркеров приходится прибегать к дополнительным обследованиям, которые не подтверждают предположительный онкологический диагноз в 20 – 40% случаев.

Онкомаркеры, мнение врача-онколога: помогают ли они выявить опухоль, какие формы рака можно определить, кому рекомендуется сдать анализ — видео

В настоящее время известно более 200 различных веществ, которые по характеристикам относят к онкомаркерам. Однако для практической медицины из 200 онкомаркеров подходят только 20 – 30. Такая ситуация обусловлена тем, что только 20 – 30 онкомаркеров обладают достаточно высокой специфичностью, то есть их уровень повышается преимущественно при злокачественных или доброкачественных опухолях различной локализации. И поэтому из-за высокой специфичности уровень этих маркеров можно рассматривать в качестве признака наличия очага опухолевого роста в организме человека.

Остальные онкомаркеры либо вовсе не специфичны, либо обладают очень низким уровнем специфичности. Это означает, что уровень данных онкомаркеров повышается не только при наличии злокачественных или доброкачественных опухолей в органах и тканях организме человека, но и при широком спектре других, не онкологических заболеваний, таких, как воспалительные, дистрофические, дегенеративные процессы и т.д. То есть повышение уровня таких маркеров может сопровождать и очаг опухолевого роста, и гепатит, и мочекаменную болезнь, и гипертоническую болезнь и еще целый ряд других, довольно широко распространенных заболеваний. Соответственно, нельзя с высокой степенью вероятности считать, что повышенный уровень таких онкомаркеров свидетельствует о наличии очага опухолевого роста в организме человека. И, естественно, поскольку повышение их уровня происходит при широком спектре заболеваний, данные онкомаркеры не подходят для практической медицины, ведь их концентрацию нельзя рассматривать в качестве относительно точного диагностического критерия опухолевого процесса.

Для нужд практической медицины в настоящее время в специализированных клинико-диагностических лабораториях проводят определение только следующих онкомаркеров:

  • альфа-фетопротеин (АФП);
  • хорионический гонадотропин (ХГЧ);
  • бета-2-микроглобулин;
  • антиген плоскоклеточной карциномы (SCC);
  • нейронспецифическая енолаза (NSE);
  • онкомаркер Cyfra СА 21-1 (фрагмент цитокератина 19);
  • онкомаркер HE4;
  • белок S-100;
  • онкомаркер СА 72-4;
  • онкомаркер СА 242;
  • онкомаркер СА 15-3;
  • онкомаркер СА 50;
  • онкомаркер СА 19-9;
  • онкомаркер СА 125;
  • простат-специфический антиген общий и свободный (ПСА);
  • простатическая кислая фосфатаза (РАР);
  • раково-эмбриональный антиген (РЭА, СЭА);
  • тканевой полипептидный антиген;
  • тумор-М2-пируваткиназа;
  • хромогранин А.

Автор: Наседкина А.К. Специалист по проведению исследований медико-биологических проблем.

источник

ПСА, СА125, СА242, СА15-5 и многие другие анализы, известные как онкомаркеры. Насколько они точны и когда их стоит сдавать? Помогут ли они в раннем выявлении опухолей?

Представим теоретическую ситуацию — врач дал направление на онкомаркеры, сейчас даже не будем выяснять, на какие именно.

  • Какие чувства испытывает пациент, получив такое направление и ожидая результата?
  • Какие эмоции вызовет цифра на бланке, если она окажется вне границ нормы?
  • Ужас, страх, отчаяние. А нужны ли они нам?

Насколько точны онкомаркеры и когда нужно определять их уровень? Мы будем использовать данные только очень серьезных источников: статистические данные Всемирной организации здравоохранения и международные рекомендации, разработанные Национальной академией клинической биохимии (NACB, США) и Европейской группой по изучению опухолевых маркеров (EGTM), конечно, с адаптацией к российской действительности.

Онкомаркерами называют те или иные вещества, которые определяются в биологических жидкостях организма (чаще всего речь идет о сыворотке крови), также онкомаркеры могут выявляться в экстрактах или парафиновых блоках тканей. Идеальный маркер должен обладать двумя характеристиками:

  • чувствительностью — то есть процентом положительных результатов у людей с опухолью;
  • специфичностью — то есть процентом здоровых людей, у которых тест дает отрицательный результат.

Идеальными были бы 100 % чувствительность и 100 % специфичность. При этом онкомаркер должен быть характерным для конкретного вида опухоли.

К сожалению, подобных маркеров еще не обнаружено, поэтому всегда сохраняется право на ошибку как в сторону ложного диагноза, так и в сторону ложного спокойствия.

При этом до 40 % случаев рака можно было избежать, сократив осознанные контакты с канцерогенами, и 30 % смертей можно предотвратить, выявляя опухоли на ранних этапах.

Перечень известных онкомаркеров стремится к бесконечности. Большая часть из них очень специфичны и не известны врачам общей практики. Чаще всего врачей, которые не специализируются на ведении больных с онкопатологией, интересуют следующие.

    • ПСА (простат-специфический антиген) — антиген, характерный для ткани предстательной железы. Его уровень в крови повышается как при злокачественных, так и при доброкачественных заболеваниях простаты. Кроме того, уровень ПСА может быть повышен после травм, пальпации, механического раздражения железы или эякуляции накануне сдачи анализа.
    • СА125 — антиген, присутствующий в нормальной ткани эндометрия. Он проникает в кровоток только в случае повреждения природных барьеров. Его уровень в крови может удваиваться во время менструации и при эндометриозе. Значительное повышение уровня СА125 происходит при раке яичников (в 80 % случаев) и раке других органов женской половой системы, опухолях молочной и поджелудочной желез, прямой кишки, желудка, легких и печени. Из доброкачественных заболеваний к повышению уровня этого маркера приводят воспалительные заболевания органов женской половой системы, гепатиты, циррозы и аутоиммунные заболевания.
    • СА15-3 — антиген, наиболее характерный для опухолевых клеток из молочной железы, его уровень может увеличиваться и при злокачественных опухолях других локализаций (желудка, печени, поджелудочной железы и органов женской репродуктивной системы). Кроме того, его уровень повышается при доброкачественных заболеваниях молочных желез и при аутоиммунных процессах.
    • СА19-9 — антиген, который вырабатывается клетками карциномы поджелудочной железы, реже опухолей желудка (второй по значимости маркер этих опухолей), печени и молочной железы. Из доброкачественных заболеваний к повышению его уровня приводят гепатиты и цирроз, холецистит и муковисцидоз.
    • СА242 — это маркер злокачественных опухолей желудочно-кишечного тракта, в основном повышается при опухолях поджелудочной железы, кишечника и желудка, но может быть повышен и при доброкачественных заболеваниях этих органов.
    • СЕА (он же РЕА — раково-эмбриональный антиген) обнаруживается в некоторых тканях взрослых в очень малых количествах. При опухолевых процессах концентрация РЭА в крови значительно повышается. Рост концентрации этого маркера происходит при колоректальном раке, раке легкого, молочной или поджелудочной желез, метастазах злокачественных опухолей в печень, костную ткань, опухолях простаты и яичников. При этом повышение происходит и при доброкачественных заболеваниях кишечника, печени и легких, особенно у заядлых курильщиков.

А теперь давайте узнаем, в каких случаях стоит проводить подобный анализ.

Читайте также:  Общий анализ при раке головного мозга

Достаточно часто люди боятся рака в целом. Но провериться на все болезни нельзя, поэтому посмотрим статистику ВОЗ и узнаем, какие опухоли уносят больше всего жизней у жителей России.

  • Рак трахеи, бронхов и легких — 27,8 %
  • Опухоли желудка — 12,55 %
  • Рак толстой и прямой кишки — 11,8 %
  • Рак предстательной железы — 7,7 %
  • Опухоли слизистых рта и ротоглотки — 5,0 %
  • 35,3 % приходится на смерти от всех остальных видов опухолей
  • Опухоли молочных желез — 17,8 %
  • Опухоли прямой и толстой кишки — 16,5 %
  • Опухоли желудка — 10,9 %
  • Рак трахеи, бронхов и легких — 6,8 %
  • Опухоли поджелудочной железы — 5,9 %
  • 42,2 % приходится на смерти от всех остальных видов опухолей

А теперь рассмотрим возможности использования онкомаркеров для выявления и лечения людей с этими опухолями.

Маркерами, которые могут быть использованы для определения прогнозов при раке легкого, считаются НСЕ, РЕА и CYFRA21.1. НСЕ (нейрон-специфическая энолаза) характерна только для одного вида этого рака, мелкоклеточного. Для остальных видов рака легкого используются РЕА и CYFRA21.1. Ни один из этих маркеров не может быть использован для диагностики, так как специфичность их очень низка (другими словами, выявляется достаточно много ложноположительных результатов при низкой чувствительности метода). Однако эти маркеры необходимы для оценки результатов лечения при сравнении уровней их до начала терапии и в процессе лечения. Также они могут применяться после хирургического лечения для выявления рецидива.

Опухоли молочной железы являются самой частой причиной смерти женщин среди всех женских смертей от онкологических заболеваний. Особенностью этих опухолей являются хорошие результаты лечения на ранних стадиях, поэтому очень важно своевременное выявление. При раке молочной железы наибольшее значение имеют РЭА и СА15.3. Доказано, что у женщин, перенесших радикальное лечение, повышение СА15.3 практически всегда говорит о рецидиве болезни. Динамика уровней этого маркера в процессе лечения отражает эффективность выбранного метода терапии. Однако, учитывая низкую специфичность СА15.3, не рекомендуется использовать его для скрининга рака молочной железы.

Если колоректальный рак выявлен на ранней стадии, то пятилетняя выживаемость после лечения достигает 90 %, это очень хороший показатель в онкологии. Самым частым маркером этого вида опухолей является РЭА. Однако и здесь в рекомендациях экспертов мы видим картину, схожую с предыдущими. Динамика РЭА может использоваться для выявления прогрессирования после проведенного лечения, особенно важен этот маркер для выявления прогрессирования после удаления метастазов из печени. Но его определение не используется для скрининга колоректального рака.

В России определение ПСА используется для скрининга рака предстательной железы при ежегодном диспансерном обследовании мужчин старше 50 лет. В США и странах Европы также рекомендовано определение этого маркера всем мужчинам старше 50 лет, а при отягощенной наследственности — от 40–45 лет. Однако, полагаясь на результаты теста, необходимо учитывать несколько интересных фактов о данном маркере.

  • ПСА информативен только в сочетании с пальцевым ректальным исследованием.
  • При сдаче крови на анализ необходима соответствующая подготовка.
  • При оценке результата необходимо использовать возрастные нормы.
  • Мужчинам старше 75 лет подобный скрининг не назначается, так как лечение неклинических форм рака предстательной железы только ухудшает прогноз для жизни.
  • Данные исследований, опубликованные в 2011 году, подтвердили, что раннее выявление рака предстательной железы благодаря скринингу в долгосрочной перспективе никак не повлияло на специфическую продолжительность жизни.

Поэтому даже такой специфичный и привычный маркер, как ПСА, сдает свои позиции в ранней диагностике.

Опухоли женской репродуктивной системы являются причиной примерно 10 % смертей от злокачественных опухолей. Они не вошли в наш первоначальный список, так как в статистике ВОЗ они разделены по опухолям отдельных органов (опухоли эндометрия, шейки матки, яичников и т. д.).

Среди них рак яичников уносит больше всего женских жизней. Для дифференциальной диагностики между доброкачественными и злокачественными процессами при выявлении патологических образований в малом тазу можно использовать СА125. Этот маркер используется для дальнейшего наблюдения за пролеченными пациентками, а его уровни — в динамике для оценки эффективности терапии. Анализ СА125 не рекомендуется экспертами для скрининга у женщин без каких-либо жалоб. Однако это исследование следует проводить каждые 6 месяцев совместно с УЗИ органов малого таза у женщин с высокой наследственной предрасположенностью — при наличии мутаций в генах BRCA1 и BRCA2.

Определение большей части онкомаркеров имеет значение и должно быть использовано при наличии клинических проявлений опухоли и ее инструментальном подтверждении для дифференциальной диагностики или мониторинге эффективности терапии.

В качестве скрининга анализ на онкомаркеры использовать не стоит. Однако это говорит не о том, что маркер не способствует раннему выявлению опухолей, а лишь о том, что подобное обследование не улучшает прогноз средней группы людей. При этом никто не сможет сказать, как оно повлияет на жизнь конкретного человека.

Крайне важно, чтобы любое обследование назначал врач, который владеет достаточными знаниями и может трактовать результат анализа во благо пациента. Это поможет не только сохранить здоровье, но и избежать стрессовых ситуаций и лишних материальных трат.

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.

источник

Развитие онкологических заболеваний является одной из угроз современности. По данным Всемирной организации здравоохранения в прошлом году было выявлено более 18 миллионов новых случаев рака, а жертвами заболевания стали более 9,5 миллионов человек. От онкологических заболеваний умирает каждый шестой житель планеты. Одна из распространенных причин смерти от рака – нездоровый образ жизни (лишний вес, неправильное питание, вредные привычки).

Исполнительный директор Ассоциации онкологов Северо-Западного Федерального округа, научный сотрудник ФГБУ «НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова» Минздрава России и Университета Тампере Антон Барчук рассказал редакции Вести.Медицина в рамках ассамблеи «Защищенное поколение» насколько безопасны онкомаркеры, какие обследования нужно пройти, и что вообще стоит делать, чтобы избежать смертельно опасного заболевания.

Заболеваемость раком во всем мире растёт — эксперты говорят, что стали лучше выявлять рак. Стали ли лучше лечить онкологические заболевания?

Сама заболеваемость растет по нескольким причинам. Да, стали лучше выявлять, возможно, стали чаще обращаться к врачу, когда что-то беспокоит – это позитивная тенденция. Количество случаев рака растет и по другим причинам. Есть определенные факторы риска развития рака, распространенность которых растет – среди них ожирение и вирус папилломы человека (ВПЧ). Из-за этого растет заболеваемость теми опухолями, которые эти факторы вызывают, для ожирения это колоректальный рак, для ВПЧ – это рак шейки матки, например.

В России в 2018 году выявили 617 тысяч новых случаев онкологических заболеваний, это на 20 тысяч больше, чем годом ранее (данные Национального медицинского исследовательского центра радиологии Минздрава РФ). Главный онколог Минздрава Андрей Каприн прогнозирует стремительное увеличение числа онкобольных в России в ближайшее время. Это связано, в том числе, с более эффективной системой ранней диагностики.

Лечат, скорее всего, лучше, так как смертность от онкологических заболеваний снижается. Но это опять-таки касается не всех опухолей, и смертность снижается по-разному. Например, снижение смертности от рака молочной железы и колоректального рака на фоне повышения заболеваниями может свидетельствовать о прогрессе в лечении. При этом, снижение смертности от рака легкого, скорее всего, связано с тем, что люди стали меньше курить, а значит болеть раком легкого, а значит и стали меньше умирать от него.

Как сейчас обстоят дела с профильными специалистами и учреждениями в России – достаточно ли их? Какие положительные изменения здесь произошли?

Учреждений более, чем достаточно. В некоторых регионах, а также в Москве и Питере можно даже выбирать, но речь должна идти не о количестве учреждений, а о качестве помощи в них. Учреждения сильно отличаются между собой по оснащению, кадровому составу. И тут сложнее оценить, не имея объективных данных о выживаемости больных после лечения. Сейчас мы пытаемся сопоставить выживаемость пациентов в разных регионах Северо-Запада и видим, что это не так просто. Ведь различается не только качество оказания онкологической помощи, но и то, какие пациенты лечатся в разных учреждения.

Согласно данным ВЦИОМ, больше половины (51%) россиян уверены, что качественная медицинская помощь при онкологических заболеваниях недоступна. Речь, по их мнению, идет как и о высокой стоимости лечения, так и о недостатке опытных медицинских специалистов и необходимого в больницах оборудования. Порядка 60% респондентов рассказали социологам, что столкнулись с раком на примере родственников и друзей, а 14% — на собственном опыте.

Надо учитывать разные факторы, насколько сложные случаи проходят лечения, какие стадии. Выживаемость можно сравнивать, только учитывая различные факторы. Но предварительно выходит, что по некоторым видам онкологических заболеваний выживаемость в регионах выше, чем в больших городах. В некоторых регионах мы видим четкий прогресс в качестве оказания онкологической помощи. Если все же говорить о каких-то усредненных данных, то по всей видимости снижение смертности от рака молочной железы и колоректального рака в последние 10 лет обусловлено повышением качества оказания онкологической помощи.

Насколько сегодня квалифицированы и подготовлены сами специалисты? Достаточно ли их?

Со специалистами все сложнее. Многие регионы, несмотря на хорошее оснащение и оборудование, испытывают дефицит кадрового состава. Опять же очень сложно оценивать в среднем, потому что в каждом регионе свои особенности. Регионам, где есть медицинские высшие учебные заведения, немного проще. Но все равно многие врачи стремятся в крупные города: Москву и Петербург, где переизбыток кадров.

Опять-таки, количество не всегда превращается в качество. Но в последнее время все чаще встречаешь врачей, которые пользуются в практике адекватными источниками информации – международными исследованиями и рекомендациями.

Самые болезненное с точки зрения кадрового состава место для онкологической помощи – это как раз не онкологи, а патоморфологи. Их очень мало, а квалифицированных еще меньше. В современной онкологии без них невозможно оказать нужный, а главное правильный объем онкологической помощи.

Раньше многие уезжали на диагностику и лечение за границу. Насколько российские онкологи сегодня сопоставимы по уровню с зарубежными специалистами? Поменялось ли что-то здесь?

В России есть специалисты в отдельных узких областях онкологии, уровень которых не ниже ведущих специалистов из других стран. При желании можно найти такого специалиста. Но надо понимать, что это не глобальное решение проблемы: как за границу могут отправиться не все, так и российские ведущие специалисты крайне востребованы. Но хорошая новость в том, что средний уровень российских специалистов растет. Постепенно меняется отношение самих врачей к восприятию информации об адекватной онкологической помощи, международным стандартам и принципам лечения.

Это длительный и сложный процесс, но приятно то, что лидеры в своих областях онкологии (российские и зарубежные) стараются обучать врачей внутри страны. Не всегда это получается, есть разный опыт, но глобальные тенденции все же положительные.

Сегодня каждый человек может сдать разные анализы на огромное количество заболеваний, в том числе, на онкомаркеры. Необходимо ли сдавать такие анализы?

Нет ни одного онкомаркера крови, который был бы рекомендован на сегодняшний день в качестве эффективного метода скрининга хоть какого-нибудь онкологического заболевания. В самом лучшем случае они бесполезны. В худшем – могут принести только вред по двум причинам: они могут не выявить реальное заболевание и дать ложное чувство уверенности, что человек здоров; они могут указать на несуществующее заболевание. Последствия и того и другого события могут быть губительны для здоровья человека.

По данным социологических исследований, каждый второй россиянин никогда не сдавал анализы на онкомаркеры. Комплексную диагностику за последний год прошли лишь четверть респондентов, а 12% делали это два-три года назад.

В перспективе ближайшего будущего можно обсуждать только один онкомаркер крови – простаспецифический антиген (ПСА), как первый этап скрининга рака простаты. Но это только тогда, когда будет решена проблема гипердиагностики (ошибочное медицинское заключение о наличии у обследуемого болезни или её осложнений), которую он вызывает. Первые результаты исследований будут доступны лет через 10.

Но на самом деле, даже если бы у нас был бы набор онкомаркеров, которые помогают эффективно выявлять опухоли, то без четких рекомендаций и квалифицированных специалистов для дальнейшего обследования и лечения выявленных заболеваний, их использование может привести к большему вреду, чем к пользе.

Какие тогда нужно пройти обследования на наличие онкологических заболеваний и в каком возрасте? С какой периодичностью это надо делать?

Во многих странах внедряются только три программы скрининга онкологических заболеваний: скрининг рака шейки матки с помощью теста ВПЧ и цитологического исследования, скрининг рака кишечника с помощью анализа кала на скрытую кровь и колоноскопии и скрининг рака молочной железы с помощью маммографии. В будущем обсуждается возможность начала скрининг рака легкого с помощью компьютерной томографии и скрининга рака представительной железы с помощью ПСА и МРТ (магнитно-резонансная томография).

Если скрининг рака шейки матки – это возраст старше 25 лет (при этом ВПЧ тест после 30), то скрининг рака кишечника и рака молочной железы – старше 50. Оптимальная частота прохождения обследования при скрининге рака шейки матки — 3-5 лет, при скрининге рака молочной железы и колоректального рака – раз в 2 года.

Но многое зависит от качества диагностики в рамках скрининга, которую зачастую мы сами не можем объективно оценить. При этом, для скрининга нужны высококвалифицированные кадры и высокий уровень диагностического оборудования. Именно поэтому скрининг работает в рамках организованных программ, а не когда люди обследуются самостоятельно.

Нужно ли что-то проходить детям?

Можем ли мы что-то сделать для детей – наверное, да. Это вакцинация против гепатита B и ВПЧ, которые в перспективе десятилетий снижают риск заболевать раком печени и опухолями, связанными с ВПЧ (рак шейки матки, опухоли половых органов, головы и шеи). Помимо этого, от того, чем питается ребенок в детстве, зависит в будущем риск проблем со здоровьем, на это тоже можно обратить внимание.

Можем ли мы что-то сделать, чтобы не снизить вероятность возникновения онкологических заболеваний?

Пожалуй, самое эффективное, что мы можем сделать, это не обследования, а первичная профилактика, изменения образа жизни, как бы это скучно не звучало. Отказ от курения и любого контакта с табачным дымом, снижение потребления алкоголя, изменение привычки в питании, подвижный образ жизни, занятия спортом. С этого в первую очередь надо начинать.

источник