Меню Рубрики

Ты должен быть гордым как знамя анализ

Стихотворение В. Я. Брюсова – размышление о судьбе по­эта, о назначении поэтического творчества. Брюсов видит тяже­лый трудный путь поэта. Все его произведение является своеоб­разным наставлением, призывом тем, кто считает себя настоящим поэтом.

Автор воспринимает поэзию как стихию. Лирический герой настолько предан “делу, которому служит”, что для него “доб­родетель – готовность взойти на костер”. Дар поэта – вели­чайшее счастье. Поэзия выше всего обыденного, все бренное – “лишь средство для ярко-певучих стихов”.

Брюсов связывает творческие муки с муками ада:

Как Данту, подземное пламя Должно тебе щеки обжечь.

Подобно грешнику, поэт, чтобы достигнуть совершенства, должен пройти через все девять кругов ада. Путь к вершине тер­нист, но достигший ее будет счастлив.

И помни: от века из терний Поэта заветный венок.

Поэт, по Брюсову, сторонний наблюдатель, который должен “уловить”, “искать”, “устремлять взор”, но не воздействовать на события Брюсов абсолютно уверен в предназначении художни­ка в его призвании, поэтому так жестко звучит стих – наставление, напутствие тому, кто твердо выбрал путь.

Все сти­хотворение построено на глаголах повелительного наклонения (“должен”, “будь”, “ищи”, “прославь”, “лови”, “помни”). Слово “должен” доминирует в ритмическом и звуковом плане, пере­крывая все остальные слова. Брюсов сопоставляет поэзию с ме­чом. оружием тяжелым и веским, призывая с “беспечального детства искать сочетания слов”, то есть воплощать свою мысль буквально во всем. Дорога Брюсова – путь, который был вы­бран не самим поэтом, не судьбой, а был приготовлен ему свы­ше. иначе быть просто не могло. Путь поэта – это путь на Гол­гофу, это отречение в пользу высшего – поэзии:

Да будет твоя добродетель –

Готовность взойти на костер.

Жертвенность, добровольное сожжение на костре во имя поэзии всегда были свойственны русским художникам слова. Твор­чество самоценно и самодостаточно, поэтому жизнь поэта должна принадлежать ему полностью, без остатка. И “минуты любовных объятий” и “час беспощадных распятий” – все средство для стихов.

Чтобы придать стихотворению некоторую монументаль­ность, Брюсов использует трехстопный амфибрахий. Поэт тяго­теет к употреблению торжественной лексики, создавая свой не­повторимый стиль.

Стихотворение Брюсова отражает своеобразный “идеал” по­эта, его взгляд на то, каким должен быть творец:

Ты должен быть гордым, как знамя;

Ты должен быть острым, как меч…

– анализ стихотворения Брюсова

– анализ стихотворения брюсова творчество

– Анализ стихотворений брюсова

– брюсов анализ стихотворения

– брюсов творчество анализ стихотворения

Анализ стихотворения В. Я. Брюсова “Кинжал” Валерий Брюсов, классик русской поэзии, очень рано связал свою жизнь с литературой и прошел большой творческий путь. Ему покорились все поэтические жанры: историко-мифологическая поэзия, любовная.

Анализ стихотворения Брюсова “Лестница” Валерий Брюсов по праву считается одной из ключевых фигур в русском символизме. Его произведения двойственны по своему характеру, так как обычные предметы и явления автор.

Анализ стихотворения “Городу” Брюсов “Городу” (1907). В. Я. Брюсова волнуют высокие темпы раз­вития цивилизации, всеобщая механизация, расцвет городов и в связи с этим утрата человеком нравственных ценностей, мораль­ных ориентиров.

Тема поэта и поэзии в творчестве В. Брюсова Валерий Яковлевич Брюсов оказал огромное влияние на литературный процесс первой половины 20 века. Он напоминал поэтам, что стихи – это современнейший способ пользоваться человеческим словом.

Анализ стихотворения Брюсова “Отреченье” “Отреченье” – стихотворение, написанное в 1896 году и относящееся к раннему творчеству Брюсова. Оно входит в последнюю часть сборника “Me eum esse” (“Это – я”).

Анализ стихотворения Брюсова “Родной язык” Валерий Брюсов по праву считается одним из лидеров и идеологов русского символизма. Однако в его произведениях нередко затрагиваются философские вопросы, которые автор трактует весьма своеобразно.

Анализ стихотворения Брюсова “Труд” К теме труда Брюсов обращался не единожды, причем в разные периоды творчества. В частности, он написал сразу два стихотворения с одинаковым названием – “Работа”. Первое.

Анализ стихотворения Брюсова “Облака” До момента своего увлечения символизмом Валерий Брюсов экспериментировал с различными направлениями в поэзии. Его ранняя пейзажная лирика выдержана в лучших традициях классицизма, и в ней.

Анализ стихотворения В. Я. Брюсова “Творчество” Свое стихотворение В. Я. Брюсов написал 1 марта 1895 года. Это стихотворение вошло в его первый сборник лирики. Читая стихотворене “Творчество”, невольно задумываешься: “Кто мог.

“Кинжал” анализ стихотворения Валерия Брюсова Стихотворение Валерия Яковлевича Брюсова “Кинжал” – одно из самых обсуждаемых в литературной среде. Оно датировано 1903 годом и вошло в сборник “Венок”. Первое десятилетие двадцатого.

источник

В литературном процессе В.Я. Брюсову традиционно отводят место мэтра символизма, лидера декадентов. Действительно, он много сил отдавал и наставлениям юным поэтам, и самой организации поэтического труда. Обращение к ускользающим образам, попытка прорваться в иррациональное сочетались в Брюсове со способностью «конструировать» поэзию, строго следить за стихотворными формами. Поэт в его понимании должен был быть истинным тружеником, а не просто мечтателем:

Вперед, мечта, мой верный вол!

Я близ тебя, мой кнут тяжел,

Я сам тружусь, и ты работай!

Такое контрастное соединение мечты и деловитости является особенностью всей брюсовской поэзии. Многие критики отмечают некоторую ее холодность и рассудочность. М. Цветаева писала: «В Брюсове много сальеризма» (то есть умения, учительства, мастеровитости). Но именно это и сделало Брюсова общепризнанным классиком символизма.

В ранней лирике Брюсов воспевает поэта-героя, странника «страшного мира», одинокого и «усталого», «утомленного» вечной тревогой и чувством ущербности жизни:

Мучительный дар даровали мне боги,

Поставив меня на таинственной грани.

И вот я блуждаю в безумной тревоге,

И вот я томлюсь от больных ожиданий.

В брошюре «Об искусстве» формулируется цель искусства – самораскрытие непонятой в этом мире души. Девизом героя становится: «Уйдем в мечту! Наш мир – фотоморгало!» Несмотря на весь свой рационализм, Брюсов, будучи символистом и романтиком, призывает отражать в поэзии не сам мир, а впечатление от него, впечатление души поэта. Программным является стихотворение «Юному поэту»:

Юноша бледный со взором горящим,

Ныне даю я тебе три завета:

Первый прими: не живи настоящим,

Только грядущее – область поэта.

В этом стихотворении автор не боится активно использовать романтические штампы: «взор горящий», «взор смущенный». Развернутые эпитеты отражают внутреннее состояние человека. Импрессионистический портрет поэта («юноша бледный») очень близок стандарту романтического героя XIX века, когда под бледным челом подразумевалась разочарованность, горящий взгляд выдавал мятущуюся натуру.

Вторую строфу послания «Юному поэту» можно истолковать как призыв к эгоцентричности, индивидуализму, противопоставлению себя миру и поклонению чистому искусству:

Помни второй: никому не сочувствуй,

Сам же себя полюби беспредельно.

Третий храни: поклоняйся искусству,

Только ему, безраздумно, бесцельно.

Но в большей степени эти строки, на мой взгляд, отражают стремление Брюсова обратиться к внутреннему миру человека, к его духовным интересам. Хотя по своей последовательно поучительной форме стихотворение обращено скорее к рассудку читателя, нежели к его эмоциям.

В поисках героев для своей поэзии Брюсов часто обращался к прошлым эпохам. Образцовым поэтом для него был Данте, «веривший в величие людей». Автора привлекали, прежде всего, дерзновенность мысли, страстность служения своему призванию, деятельность героя. Обращение к лирическим персонажам из прошлого и мифологии было продиктовано желанием утвердить идеал поэта – носителя высокой миссии, проповедника истины, красоты и добра:

Ты должен быть гордым, как знамя;

Ты должен быть острым, как меч;

Как Данту, подземное пламя

Современного поэта Брюсов хотел видеть также преданным поэтическому творчеству, счастливым и удовлетворенным своими свершениями на ниве поэзии:

Это настоящий гимн труду, в качестве какового понимался Брюсовым и дар творить стихи.

В второй период творчества (1900 – 1905 гг.) Брюсов основное внимание уделяет формированию образа поэта-гражданина. Так, в стихотворении «Кинжал» автор утверждает свою сопричастность событиям действительности, жизни современников:

Из ножен вырван он и блещет вам в глаза,

Как и в былые дни, отточенный и острый.

Поэт всегда с людьми, когда шумит гроза,

И песня с бурей вечно сестры.

Если раньше поэт «уходил в страну молчанья и могил, / В века, загадочно былые», то теперь он от мира мечты обращается к объективному миру, к людям. Он увидел, что происходящие перемены слишком кардинальны, что старый «жизни строй, / Позорно-мелочный, неправый, некрасивый» задыхается в предсмертной агонии. И теперь борьба может принести свои плоды, не будет напрасной. Поэт должен быть в этих рядах:

Но чуть заслышал я заветный зов трубы,

Едва раскинулись огнистые знамена,

Я – отзыв вам кричу, я – песенник борьбы,

Я вторю грому с небосклона.

Опять звучит мысль о том, что труд поэта должен быть деятельным. Яркий образ кинжала – символа поэтического орудия – отражает готовность героя сражаться за свои идеалы. Брюсов считал долгом поэта не только воспевать борьбу, но и самому быть активным ее участником: «Может быть, в иные дни поэт, как гражданин, обязан идти на баррикады, но он не обязан рассказывать об этом в особой поэме».

Развивая традиции русской литературы, Брюсов обращается к мотиву поэта-пророка. Но если у Пушкина это боговдохновенный герой, у Лермонтова герой отверженный, то у Брюсова поэт-пророк – пытливый ученый, стремящийся проникнуть во все тайны жизни, познать ее и воплотить свои знания в творчестве. Здесь вновь проявляется аналитичность поэзии Брюсова. Поэт в его понимании должен упорно трудиться, и ничто не должно стать препятствием в служении своему ремеслу:

В дни юности, на светлом небе,

И принял выпавший мне жребий,

Так Брюсов на собственном примере учил быть последовательными в своем выборе, учил не только эмоционально переживать поэтическое творчество, но и понимать его. Героя брюсовской лирики можно смело считать поэтом-интеллектуалом, неутомимым тружеником, бесконечно преданным искусству и активно проповедующим свои идеалы в жизнь.

источник

В. Я. Брюсов написал стихотворение “Юному поэту” в 1896 году. Возможно, оно было неким посвящением ему самому. Вы можете ознакомиться с кратким анализом “Юному поэту” по плану. Им можно воспользоваться при изучении произведения на уроке литературы в 9 классе.

История создания – стихотворение появилось в 1896 году, Брюсов в это время – молодой поэт, полный энергии и желания творить.

Тема – назначение поэзии, роль ее создателя в жизни, возвышенность деятельности поэтов, необходимость их отдаления от остальных людей.

Композиция – условно в стихотворении можно выделить три основные части – это три завета, или наставления, которые дает лирический герой молодому поэту, представляющему все новое поколение поэтов.

Жанр – философская лирика.

Стихотворный размер – дактиль (трехсложный размер с ударением на первый слог), используется женская рифма, точная и неточная, и перекрестный способ рифмовки.

Метафоры“со взором горящим”, “паду я бойцом побежденным”.

Эпитеты“беспредельно”, “безраздумно”, “бесцельно”.

Славянизмы (устаревшие слова)“завет”, “ныне”, “со взором”, “паду”, “грядущее”.

История создания стихотворения “Юному поэту” связана с 1896 годом, когда оно появилось. На первый взгляд, эти строчки похожи на наставление молодому поколению творческих людей, но не стоит забывать, что Брюсову на тот момент было немного за двадцать, поэтому скорее можно предположить, что прозорливый и не по годам размышляющий поэт написал завещание самому себе.

Стихотворение “Юному поэту” посвящено теме поэзии, поиске ее места в жизни самого поэта и его читателей. Он считает, что поэт – особенная личность, которая отстранена от других людей, поэтому дает вымышленному юному поэту, собирательному образу всей творческой молодежи, советы, каким он должен быть и какую роль должен играть в мире: “Юноша бледный… ныне даю я тебе три завета…” .

И, если в начале стихотворения мы представляем перед собой яркий образ – это “юноша бледный со взором горящим” . Он молод, заинтересован, преисполнен силы и желания творить, и это заметно по его взгляду, то в конце стихотворения, получив наставления, он вдруг меняется: теперь он стоит перед нами “со взором смущенным” .

Требования к нему изначально невыполнимы, нереальны, но автор знает это, и его обещание пасть “бойцом побежденным” , скорее всего, также призрачны. Он не готов уступать, напротив, настроен бороться за свое место на Олимпе поэзии.

Композиция стихотворения построена по типу наставления. Оно состоит из трех строф, содержащих заветы.

В первой части поэт дает совет не думать о том, что происходить сейчас, а устремлять свои мысли в будущее: “не живи настоящим, только грядущее – область поэта” . Это объясняется желанием символистов того времени отдалиться от ненавистной им действительности и уйти в мир прекрасный, более совершенный – мир поэзии.

Второй совет может смутить читателя, удивить его, ведь им поэт призывает любить только себя, не проявлять сочувствия к окружающим: “никому не сочувствуй, сам же себя полюби беспредельно” . Но такая позиция тоже может быть оправдана направлением, к которому Брюсов относил себя, а также его личными качествами, которым был характерен некий эгоизм. Плюс, стоит помнить о молодости поэта, времени, для которого свойственно самолюбование, дерзость, самоуверенность.

Третьим советом Валерий Яковлевич просит юношу быть преданным искусству – “только ему, безраздумно, бесцельно” .

Жанр этого произведения будет легче определить, если попробовать в общем взглянуть на творчество Брюсова. Поэт стоял у истоков символизма в нашей стране. Он был упорным в стремлении несколько отстраниться от внешнего мира, который казался ему слишком неидеальным, грязным. Размышления его носят философский характер.

Стих написан трехстопным размером – дактилем. Поэт использовал перекрестный способ рифмовки (АВАВ) и разные виды рифм: женскую, точную (горящим – настоящим, завета – поэта) и неточную (сочувствуй – искусству).

Средства выразительности, использованные поэтом, не так обильны и разнообразны, но их достаточно для того, чтобы передать мысли поэта, осознать смысл его послания. Брюсов применяет несколько эпитетов: “беспредельно” , “безраздумно” , “бесцельно” , и метафор: “со взором горящим” , “паду я бойцом побежденным” .

Кроме того, особенное звучание стихотворению придают устаревшие слова, уместно включенные в текст: “завет” , “ныне” , “со взором” , “паду” , “грядущее” . Это еще раз подчеркивает некую возвышенность деятельности поэта и ставит его выше каждодневных проблем.

источник

«ТЫ ДОЛЖЕН БЫТЬ ГОРДЫМ, КАК ЗНАМЯ»

Первый съезд ДС был очень живописен. Действующие лица и исполнители: Оргкомитет, полный суровой решимости создать партию хоть из кварков; делегаты, на 50 процентов (то есть 50 человек) не желающие вступать ни в партию, ни в тайное общество, а приехавшие потусоваться; гэбисты, целая рота в количестве трехсот человек, плюс вся наличная милиция района.

Читайте также:  Как влияет мастурбация на анализ мочи

День первый прошел в жанре мистерии. На лестницах тучи гэбистов, которые ломятся в квартиру и перерезают телефонные провода! В квартире делегаты стоят (сесть негде), набившись в комнате и коридоре, как кильки в банке, со свечами в руках. Корреспондент «Московской правды» почти что в аквариуме с золотыми рыбками! Ораторы на стуле! Явление Жириновского с такой речью: «Ребята, так дело не пойдет. За такую программу нас повяжут коммунисты по 70-й статье. Давайте лучше напишем, что мы их поддерживаем, а потом вонзим им в спину нож!» Жириновского гонят, но выход из квартиры закупорен гэбистами. Мое финальное слово: «Сегодня мы зажгли в СССР свечу, которой им не погасить никогда». И впрямь в ДС все признаки искомого вечного двигателя.

День второй. Детектив. Гэбисты врываются на секции и вытаскивают из квартиры политсекции всех иногородних делегатов. Обвинив их почему-то в проституции (в основном мужчин), насильственно депортируют по домам за счет V отдела. Мартин Уокер, английский журналист, грудью прикрывает Оргсекцию. Юрий Митюнов бьет гэбистов костылем.

День третий. Сельская пастораль. Кратово. Дача Сергея Григорьянца, пригласившего съезд к себе в «Гласность» (в большой амбар). Дача разгромлена ГБ, оборудование увезли, Григорьянца и его ребят посадили на 5–7 суток. Гэбульники летают, как майские жуки (а это 9 мая 1988 года). Милиции больше, чем одуванчиков. Говорят, что в лес идти нельзя, он народный (общенародный), а на полянку заявление подают за 10 дней. Съезд идет 30 минут в поссовете, остальное время на платформе. Конформистские поправки не прошли, документы приняты с «добавкой». ДС со своими пятьюдесятью членами назван партией. Жириновский хочет баллотироваться в руководство партии, но не хочет вступать в саму партию. Ему объясняют, что этого нельзя. Обиженный, он уходит в лес.

Съезд кончается пикником на Пушкинской площади. Листовки и митинг в защиту политзэков, Григорьянца и делегатов — на первое; разгон, арест и побои — на второе.

Словом, Dies irae, de profundis etc.

«ТЫ ДОЛЖЕН БЫТЬ ГОРДЫМ, КАК ЗНАМЯ» Первый съезд ДС был очень живописен. Действующие лица и исполнители: Оргкомитет, полный суровой решимости создать партию хоть из кварков; делегаты, на 50 процентов (то есть 50 человек) не желающие вступать ни в партию, ни в тайное общество, а

ПОЭТОМ ДОЛЖЕН «ТЫ НЕ БЫТЬ» Из блокнота С детства я сочинял стихи, которые очень нравились моим тетям и дядям. Поэтому, когда собирались гости, кто-нибудь непременно просил:— Толечка, почитай нам свои стихотворения…И я читал. Ближайшие родственники аплодировали. На мою

«Ты должен быть гордым, как знамя» Первый съезд ДС был очень живописен. Действующие лица и исполнители: Оргкомитет, полный суровой решимости создать партию хоть из кварков; делегаты, на 50 процентов (то есть 50 человек) не желающие вступать ни в партию, ни в тайное общество, а

«Я ДОЛЖЕН ПЕРВЫМ БЫТЬ НА ГОРИЗОНТЕ!» Пожалуй, три способности Высоцкого помимо артистических получили воистину легендарную огласку. Это плавание, вождение автомобиля и умение пользоваться своими кулаками.Еще ребенком Высоцкий научился прекрасно плавать. Находясь с

«Китай должен быть русским!» В 1871 году Петр Александрович поступил на восточный факультет Петербургского университета и одновременно — в Медико-хирургическую академию. Оба учебных заведения он окончил с отличием, но его врачебный диплом остался в академии. Дело в том,

«Толчок должен быть сделан извне» (Выдержки из протокола допросов группой войск «Центр» генерал-лейтенанта Михаила Федоровича ЛУКИНА, который, будучи тяжело раненым, находился в немецком полевом лазарете. В разговоре от 12 декабря 1941 г. генерал Лукин сделал следующие

КОНСТАНТИНОПОЛЬ ДОЛЖЕН БЫТЬ НАШ! Идея освободить Константинополь от турок витала в воздухе, начиная со дня падения города. С особым постоянством — над российскими просторами. О завоевании столицы Восточной Римской империи русские цари мечтали еще в XVII веке. Азовские

Кем должен быть гроссмейстер Как-то на гостевой сайта ChessPro оживлённо обсуждалась тема: должен ли шахматист быть аскетом, и всего себя отдавать спортивной борьбе, или эпикурейцем. Что больше способствует успехам?В связи с этим вспомнился московский (а ныне американский)

«Карфаген должен быть разрушен!» Когда оглядываешься на события двадцатилетней давности вокруг раздела МХАТа, тот театральный скандал поражает каким-то циничным изуверством, извращением вроде бы очевидных для всех понятий.Казалось бы, да, случилось печальное событие —

Глава седьмая РИМ ДОЛЖЕН БЫТЬ РАЗРУШЕН! Ряд биографов связывают первое посещение Фрейдом Рима с неприятным антисемитским инцидентом на берегу Тумзее. Думается, такая связь и в самом деле имела место. Для того чтобы понять это, достаточно вспомнить, как часто этот великий

Ценный памятник должен быть сохранен Письмо в редакцию»Известия» 17 Мая 1945.Государственный музей-заповедник Троице-Сергиевская лавра в г. Загорске — один из замечательных памятников культуры. Здесь под сводами Троицкого собора хранятся шедевры русского искусства —

Директор должен быть директором Не все возможности завода использовались. Это было связано с огромной централизацией руководства.Несмотря на перебои со снабжением наших печей рудой и энергией, маневрировать производственными агрегатами не позволял жесткий

Директор должен быть директором Не все возможности завода использовались. Это было связано с огромной централизацией руководства.Несмотря на перебои со снабжением наших печей рудой и энергией, маневрировать производственными агрегатами не позволял жёсткий

Директор должен быть директором Не все возможности завода использовались. Это было связано с огромной централизацией руководства.Несмотря на перебои со снабжением наших печей рудой и энергией, маневрировать производственными агрегатами не позволял жесткий

Я ДОЛЖЕН БЫТЬ ТАМ, ГДЕ ВСЕГО ТРУДНЕЕ За окном больничной палаты – яркая зелень июня. А пришел я сюда, чтобы услышать воспоминания о другом июне, который был в 1941-м, шестьдесят лет назад. Всем в нашей стране, кому довелось его пережить, он врезался в память навсегда.Вот и

источник

В.В. Онуфриев «Словарь разновидностей рифмы»
1 2 3 4 5 6 7 8 9

АБСОЛЮТНАЯ РИФМА — рифма, состоящая из слов, идентичных по своему звуковому составу, за исключением ударной гласной (твёрдая в одном слове и мягкая в другом).
Слог – слёг, завяленный – заваленный, оброк- обрёк, мыло — мило, блуза — блюза, томный – тёмный, забыть – забить, ложа — лёжа, метр – мэтр, грозы – грёзы, минёр — минор, потомки — потёмки, простыл — простил, томен — тёмен, слыть — слить, выселится — виселица, клон — клён..
Чернилами я не марал бы пальцы,
Не засорял бумагою чердак,
И за бюро, как девица на пяльцы,
Стихи писать не сел бы я никак.
(А.С. Пушкин)
Уважаемые товарищи потомки!
Роясь в сегодняшнем окаменевшем дерьме,
наших дней изучая потёмки,
вы, возможно, спросите и обо мне.
(В. Маяковский)
Вперёд одна в надежде томной
Не жди меня средь ночи тёмной.
(А.С. Пушкин)
АБСТРАКТНАЯ РИФМА– рифма, не привязанная к какому-либо конкретному стиху; рифмованные слова сами по себе.
АВТОРИФМА– случайная рифма; созвучие слов, непреднамеренно вставленное автором в текст или литературное произведение и не влияющее на его художественную ценность и восприятие. Авторифма присуща как разговорной речи, так и литературной прозе и поэзии. В стихах с привычной конечной рифмой авторифма может быть только в начале или внутри строки. В отличие от начальной и внутренней рифмы, сознательно вставленной автором в произведение, случайное созвучие рождается стихийно и не является приёмом. «Такая рифма может быть, а может и не быть» (Д. Самойлов). Авторифмы можно встретить как у древнегреческих поэтов, не знавших регулярной рифмы, так и в классической и современной европейской (в т.ч. и русской) поэзии и прозе. Наиболее часто такая рифма встречается в белых стихах. В примерах ниже «неумолимых – непостижимых» и «весна – нужна» — авторифмы, отсутствие которых не отразилось бы на восприятии стихов.
Я знал красавиц недоступных,
Холодных, чистых как зима,
Неумолимых, недоступных,
Непостижимых для ума.
(А.С. Пушкин)

Недаром наши странники
Поругивали мокрую,
Холодную весну.
Весна нужна крестьянину
И ранняя и дружная,
А тут — хоть волком вой!
(Н.А. Некрасов)
АВТОРСКАЯ РИФМА — авторская находка; оригинальная составная рифма с использованием нестандартных сочетаний слов или их частей.Как правило, является единственной в своём роде: исповедь — избы ведь, большевиков — больше веков, жизнь с кого — Дзержинского, наново я — банановая, Цезаря — лице заря, Киева — старики его — распни его, лёд щеки — лётчики, та ли я — талия, почему ж бы — службы, бьют об двери лбы — не поверил бы .
Господа поэты, неужели не наскучили
пажи, дворцы, любовь, сирени куст вам?
Если такие, как вы, творцы –
мне плевать на всякое искусство.
(В. Маяковский)
Миллионы, миллиарды, числа невыговариваемые,
Не версты, не мили, солнце — радиусы, светогода!
Наши мечты и мысли, жалкий товар, и вы, и мы, и я, —
Не докинул никто их до звёзд никогда!
(В. Брюсов)

АКУСТИЧЕСКАЯ РИФМА
— рифма, состоящая из слов, ритмические окончания которых различны по написанию, но совпадают по звучанию: грешно – конечно, красавица – кудрявиться, ящик — оснастчик, рыться – злится, существо – ничего, снова — младого.
К акустическим рифмам относится большинство рифм в русском языке — от точных до приблизительных. Акустические рифмы делятся на объективные и субъективные. Объективные акустические рифмы строго подчинены законам произношения и воспринимаются всеми одинаково: мышь — рыж, слуг – стук, сыр — пир, вот – комод, поп — лоб, локти — когти, рад — ряд, нас – раз.
Также: Детский – немецкий, колоться – колодца, страстный — красный, бросче — роща, множится — кожица.
«Не спится, няня: здесь так душно!
Открой окно да сядь ко мне». —
«Что, Таня, что с тобой?» — «Мне скучно,
Поговорим о старине»…
(А. Пушкин)
Вещи и люди нас
окружают. И те,
и эти терзают глаз.
Лучше жить в темноте.
( Й. Бродский)
Как призрачно мое существованье!
А дальше что? А дальше — ничего.
Забудет тело имя и прозванье,-
Не существо, а только вещество.
(С.Маршак)
Субъективные акустические рифмы — созвучия слов, основанные сугубо на индивидуальном восприятии.
Такие рифмы могут казаться созвучными для одних и неприемлемыми для других.
Ступа – рупор, ваши – фальши, они – раним, сласти – счастье, длинный — дивный.
Объективные акустические рифмы в большинстве своём относятся к точным рифмам, субъективные – к приблизительным.

АССОНАНСНАЯ РИФМА — созвучие в словах гласных звуков при полном или частичном несовпадении согласных.
Ровно — поздно, ветер — лебедь, звезда — трава. Людская молва, что морская волна.
Я сегодня до зари встану,
По широкому пройду полю.
Что-то с памятью моей стало
Всё, что было не со мной, помню.
(Р. Рождественский)

БАЗОВАЯ РИФМА– наиболее многочисленная группа рифм в русском языке. Все рифмы делятся на базовые и окончательные. К базовым относятся более 99 % всех рифм, к окончательным — менее 1%. Окончательные рифмы – рифмы с ударением на последнем звуке в слове (ружьё — моё, мечта – суета, окно – темно, пою — твою…) Окончательные рифмы не имеют послеударных звуков. Базовые рифмы – рифмы с послеударными звуками или слогами: мех – смех, поле – доля, трактор – реактор, бурный – бравурный, равнина – кручина, тише – услышу, радостный — сладостный… В стихах ниже присутствуют оба типа рифм: базовая «отечества — человечества» и окончательная «бою-пою». Подробне о базовых и окончательных рифмах см. Лаборатория .
И я, как весну человечества,
рождённую в трудах и бою,
пою моё отечество,
республику мою!
(В. Маяковский)
БАНАЛЬНАЯ РИФМА – связка слов, наиболее часто употребляемая в поэтической практике. Часто к таким рифмам относятся как к избитым, примелькавшимся и давно утратившим свою свежесть. Тем не менее, по причине часто крайне малого рифмословарного запаса у таких слов и, в то же время, их незаменимой смысловой нагрузки, такие рифмы, несмотря на свою «заезженность» и банальность, обречены на извечное использование в русской поэзии.
Вновь – любовь – кровь. Ночь – дочь – прочь. Тебя – любя. Трудный – чудный. Поздравляю – желаю. Радость — младость.и т п.
Старинный звук меня обрадовал и вновь
Пою мечты, природу и любовь.
(А.С. Пушкин)
В огромном городе моём — ночь.
Из дома сонного иду — прочь
И люди думают: жена, дочь, —
А я запомнила одно: ночь.
(М.И. Цветаева)
Не пой! Не пой мне! Пощади.
И так огонь горит в груди.
Она пришла как к рифме «вновь»
Неразлучимая любовь.
(С. Есенин)
Банальные рифмы с незапамятных времён широко обыгрывались в фольклоре. В русской поэзии появились на заре её развития — в 17 веке, и с тех пор неизменно присутствуют в стихах практически всех поэтов.
Дом благий пущает до себя всякаго человека
и исполняет благостыню до скончания века.
Вина всяким добродетелям — любовь,
не проливает бо ся от нея никогда кровь.
(Алексей Романчуков, 1638 год)
БЕДНАЯ РИФМА – недостаточная рифма, в которой созвучны только ударные гласные, например: звезда — волна, вино — легко, пою — люблю, заря — звеня, доля — море и пр. Фактически то же, что и ассонанс.
Твоих лучей небесной силою
Вся жизнь моя озарена.
Умру ли я, ты над могилою
Гори, гори, моя звезда!
(слова народные)
Бедными принято считать также рифмы, составленные из слов одинаковых частей речи в одинаковых грамматических формах, особенно если рифмословарный запас таких слов очень велик. Так, в силу своей незатейливости — подобрать такую рифму не составляет труда — бедными рифмами называют глагольные рифмы, как, например, на «ать» (в словаре более 5500 слов): летать — стонать — читать — знать — играть — писать — держать. ; рифмы из прилагательных на «ой» (свыше 1200 слов): большой — простой — сухой — немой — степной — озорной. ; рифмы из существительных на «ание» (более 1000 слов): гадание — желание — знание — венчание — сверкание — сияние — щебетание. Крайне бедными считаются тавтологические и полутавтологические рифмы.
Как ни парадоксально, но среди бедных рифм могут быть и богатые, если в словах созвучны предударные звуки или слоги:
дышать — мешать, хотеть — лететь, лесной — запасной, пение — сопение, рация — федерация, звание — призвание.
БОГАТАЯ РИФМА — рифмосочетание слов с совпадением опорных предударных звуков. Чем больше сходство, тем богаче и созвучней рифма.Раб — араб, буду — позабуду, чары — янычары, дядья — бадья, ведь — медведь, клоп — циклоп, живая — призывая, мир — кумир, взор — позор, волен — доволен, друг — вдруг, награда — винограда, порога — дорога, тятя — дитятя.
Так связан, съединен от века
Союзом кровного родства
Разумный гений человека
С творящей силой естества.
(Ф.Тютчев)
Отговорила роща золотая
Берёзовым, весёлым языком
И журавли, печально пролетая,
Уж не жалеют больше ни о ком.
(С. Есенин)
ВНУТРЕННЯЯ РИФМА — рифма, образуемая внутри стиха или нескольких стихов в пределах строфы.
«Я ждал, я звал, я верил в чудо…»
Мне голос был, он звал утешно,
Он говорил: «Иди сюда»…
( А. Ахматова)
ВОСЬМИСЛОЖНАЯ РИФМА — рифма, состоящая из слов с ударением на восьмом слоге от конца.
Второе название – супергипердактилическая рифма. В поэтической практике не применяется.
Выдрессировавшиеся — выгравировавшиеся.

Читайте также:  Как влияет клотримазол на анализ мочи

В.В. Онуфриев «Словарь разновидностей рифмы» 1 2 3 4 5 6 7 8 9


ГИПЕРДАКТИЛИЧЕСКАЯ РИФМА
– рифма из слов с ударением на четвёртом или пятомслогах от конца. Второе название четырёхсложных и пятисложных рифм. Оприходованный – изуродованный, похрапывание – раскапывание, тиражирование – цитирование…
и опять кряхтят они:
любят ямбы редактора лающиеся.
А попробуй
в ямб
пойди и запихни
какое-нибудь слово,
например, «млекопитающееся»…
(В. Маяковский)
Идёт Балда, покрякивает,
А поп, завидя Балду, вскакивает.
(А.С. Пушкин)
Снег сетями расстилающимися
Вьет над днями забывающимися.
(Валерий Брюсов)

ГЛАГОЛЬНАЯ РИФМА – разновидность однородной рифмы; рифма, состоящая только из глаголов: плыву – зову, жить – говорить, играем – страдаем, стараться — волноваться… По причине того, что придумать такую рифму не составляет труда (особенно для глаголов неопределённой формы, каких в русском языке — тысячи), такие рифмы называют ещё и бедными: петь — гореть — шуметь -лететь..
Науки юношей питают,
Отраду старым подают,
В счастливой жизни украшают,
В несчастный случай берегут.
( М.В.Ломоносов)
Раз в крещенский вечерок
Девушки гадали;
За ворота башмачок,
Сняв с ноги, бросали...
(В.А Жуковский)
А вот парадокс: среди таких бедных могут быть и богатые рифмы, если в словах совпадают предударные звуки или слоги:
парить — говорить, пастись — запастись, вернуть — завернуть.
Кто на лавочке сидел,
Кто на улицу глядел,
Толя пел,
Борис молчал,
Николай ногой качал.
(Сергей Михалков)

ГЛАСНАЯ РИФМА – вид окончательных рифм, состоящих из слов с ударением на последнем звуке. В гласных рифмах последнему ударному гласному предшествует гласный звук или мягкий знак:
Даю — налью, твояя, бои — соловьи, портье— колье, ружьё — моё, боа — амплуа

Гласные рифмы – самая малочисленная группа рифм в русском языке (всего около 1000 слов).

ГЛУБОКАЯ РИФМА – рифма из слов, в которых, помимо окончаний, совпадают целые предударные слоги.
Вода — провода, полей — тополей, бывать – забывать, пора — топора, попей — эпопей, мотив — локомотив, хожу — нахожу, полам — пополам, лабораторииоб оратории, этический — поэтический. В более широком понимании, глубокая рифма может рассматриваться как рифма из слов, предударные части которых имеют большее звуковое сходство и могут компенсировать недостаточное созвучие заударных частей слов.
Бог тебя благослови;
Вот за то тебе, лови!
(А.С. Пушкин)


ГРАММАТИЧЕСКАЯ РИФМА
– см. Параллельная рифма.

ГРАФИЧЕСКАЯ РИФМА – рифма из слов, окончания которых совпадают по написанию, но не совпадают по звучанию. Не образуя слуховой гармонии, графическая рифма является таковой чисто условно (рифма для глаз) и в наши дни почти не применяется. Большого – немного (ово-ого), утес — лес (ёс — ес), срочно – нарочно (очно-ошно), вечно – конечно (ечно-ешно), смелый — веселый (елый — ёлый) …
Когда в товарищах согласья нет,
На лад их дело не пойдет,
(И.А. Крылов)
Он с лирой странствовал на свете;
Под небом Шиллера и Гете.
(А.С. Пушкин)
Наш медик в рот больным
без счету капли льет,
Однако от того ни капли пользы нет.
(М.М. Херасков)
Да здравствуют прогулки в полвторого,
проселочная лунная дорога,
седые и сухие от мороза
розы черные коровьего навоза!
(А. Вознесенский)- совпадает и по написанию, и по звучанию. Основным свойством графически-акустических рифм является безукоризненное совпадение клаузул. К этому типу относятся исключительно точные рифмы:
лунный – струнный, света – карета, носим – бросим, море – горе, точный – порочный, знаем – раем..

ДАКТИЛИЧЕСКАЯ РИФМА – второе название трёхсложной рифмы. Слова в таких рифмах имеют ударение на третьем от конца слоге. Операция – демонстрация, велено – побелено, валенки – маленький, видывать – завидовать, признание — венчания, болтающих — погибающих…
Тучки небесные, вечные странники!
Степью лазурною, цепью жемчужною
Мчитесь вы, будто как я же, изгнанники
С милого севера в сторону южную.
(М.Ю. Лермонтов)
Запад гаснет в дали бледно-розовой
Звёзды небо усеяли чистое,
Соловей свищет в роще берёзовой,
И травою запахло душистою.
(А.К. Толстой)
Сила народная,
Сила могучая —
Совесть спокойная
Правда живучая!
(Н.А. Некрасов)
Термин «Дактилическая рифма» произошёл от трёхсложного стихотворного размера — дактиля (–), состоящего из одного ударного и последующих двух безударных слогов. Так, слова «пение», «родина», «особенный», «вечером» в силу своей трёхсложности уже сами по себе являются одностопными дактилями.

Дактилическая рифма с давних времён широко применялась в русских народных песнях и былинах, поэтому вплоть до конца 18 века считалась неблагородной и не пригодной для лирики высокого стиля. Такому отношению к дактилической рифме способствовало и влияние европейской поэзии, где дактилические рифмы были не в ходу. Первые примеры дактилических окончаний появлялись у русских поэтов в подражаниях народному эпосу и фольклору. В высокой лирике дактилическая рифма получила признание только в 19 веке — сначала благодаря творчеству Жуковского, а позже и других поэтов. Но особенно часто дактилической рифмой пользовался Н.А. Некрасов, прочно закрепивший трёхсложные клаузулы в русском стихосложении. Невероятно, но факт: в стихах А.С. Пушкина вообще нет дактилических рифм.
ДВОЙНАЯ РИФМА – рифма из двух слов в строфе. Самая распространённая рифма в стихосложении. В примере ниже — две двойных рифмы «знамя-пламя» и «меч — обжечь».
Ты должен быть гордым, как знамя;
Ты должен быть острым, как меч;Как Данту, подземное пламя
Должно тебе щеки обжечь.
(В. Брюсов)
Бывают также рифмы из трёх слов, четырёх, пяти и т.д. См. также тройная, четверная, пятерная, шестернаярифма.
– рифма наиболее близкая по звучанию к родным. В таких рифмах клаузулы слов имеют незначительные расхождения — противостояние глухих и звонких звуков одной родовой пары (омофонические рифмы), противостояние твёрдых и мягких звуков (твёрдо-мягкие рифмы). Так, слово «красный» имеет точные рифмы, как: громогласный, всечасный и пр. Это — точные родные рифмы (полное совпадение написания и звучания). Слово «красный» имеет и различные приблизительные рифмы: важный, главный, страстный, праздный, ранний, грязный и пр. Однако степень точности этих слов по отношению к слову «красный» различна. Двоюродные рифмы по определению наиболее близки по звучанию к родным и в словаре объединены: слова «грязный, страстный, праздный» находятся в одном ряду со словами «красный, громогласный. » . Таким образом, невзирая на различия внутри клаузул, подобные слова являются родственными с точки зрения рифмы, и объединение их в словаре позволяет видеть полную картину рифмующихся слов. Ещё примеры: «гроза — глаза» — родная рифма, а «гроза — роса» — двоюродная. Дополнительные примеры двоюродных рифм: проест — проезд, полный — стольный, горка — горько, видно — слитно, хожу — спешу, ложатся — терзаться, муз — бьюсь, плачь — палач, уста — узда . Такие слова также подаются по соседству (в смежных рифморядах) в силу своих близких родственных связей.

Немало зрю в округе я доброт:
Реки твоей струи легки и чисты
Студен воздух, но здрав его весь род:
Осушены почти уж блата мшисты.
(В.К.Тредиаковский)
Как растают морозные
Голубые снега,
Воды вешние, грозные
Принимает река.
(Владимир Солоухин)
Мерзнет девочка в автомате,
Прячет в зябкое пальтецо
Всё в слезах и губной помаде
Перемазанное лицо.
(Андрей Вознесенский)
Вытянись вся в длину,
Во весь рост
На полевом стану
В обществе звёзд.
(Борис Пастернак)

Условно к двоюродным относятся усечённые/надстроечные и добавленные рифмы: коса — парусах, темно — одном. Слова, образующие такие рифмы, имеют незначительные расхождения на концах их клаузул и могут быть расположены в различных рифморядах. Классификация по родственным отношениям.
ДВОЯКАЯ РИФМА– разновидность надстроечных(усечённых) рифм. Характерная особенность двояких рифм — две фиксирующие согласные в конце одного из слов, что даёт такому слову потенциальную возможность рифмоваться двумя способами (помимо основного, когда клаузулы совпадают полностью).
1. Табор – рапорт. В данной рифме «т» может скрадываться.
2. Запад – рапорт. В данной рифме «р» выпадает.
Верес – ксерокс, скатерть — богоматерь, крест — реестр, мылить – милость, смелость – пелось… Подробнее см. «Полирифмия».
Русской женщины тихая прелесть,
И откуда ты силы берёшь?
Так с тобой до конца и не спелись
Чужеземная мода и ложь.
(И. Уткин)
ДВУХСЛОЖНАЯ РИФМА– рифма из слов с ударением на предпоследнем слоге. Второе название – женская рифма.
Новый – готово, горы — взоры, радость — младость, верю — потеря, здравый — славой, безоружный – нужно, тихо — лихо,
бьётся — несётся, весть я — поместье…
Есть речи — значенье
Темно иль ничтожно,
Но им без волненья
Внимать невозможно.
(М.Ю. Лермонтов)

ДЕВЯТИСЛОЖНАЯ РИФМА – самая объёмная рифма в русском языке, в составе которой девять слогов начиная с ударного. Второе название – супергипердактилическая рифма. Выкристаллизовавшиеся — выбаллатировавшиеся. В поэзии не применяется.

ДИССОНАНСНАЯ РИФМА – условная рифма, в словах которой полностью или частично совпадают согласные звуки, но различны ударные гласные (принадлежат к различным видовым парам): парус — пелось, бублики — яблоки, страстный — грозный, норов — коммунаров, плавно — словно, слушать — лошадь … Рифмы, в которых различны только ударные гласные, чаcто используются как игра слов: молот – мелет, копоть – капать, розовый – разовый, Сократ — сокрыт, мечети — мечите, полочка – пилочка. Гриб-грабь-гроб-груб (В.Маяковский). Один из древнейших русских консонансов: семо и овамо.
Было: социализм — восторженное слово!
С флагом, с песней становились слева,
и сама на головы спускалась слава.
Сквозь огонь прошли, сквозь пушечные дула.
Вместо гор восторга — горе дола.
Стало: коммунизм — обычнейшее дело.
(В. Маяковский)
В блеске зимней ночи тающая,
Обрати ко мне твой лик.
Ты, снегами тихо веющая,
Подари мне лёгкий снег.
(А.А. Блок)
Когда земное склонит лень,
Выходит стенью тени лань
С ветвей скользит, белея, лунь,
Волну сердито взроет линь.
(Н.Н. Асеев)

ДОБАВЛЕННАЯ РИФМА – разновидность двоюродных рифм; ударная гласная в пассивном слове является последней, а в активном слове к ней добавляется ещё согласный звук (чаще глухой), который скрадывается (приглушается) при произношении.
Скажи — зажим, трюмо – умом, строфафакт, тополям – поля, мирка — сверкав, весна — снам, прочёл – горячо, капюшон – хорошо, пора- дарам , конце — концерт, бревноноль, прогул — врагу…Добавленные рифмы представляют собой интересные сочетания слов, принадлежащих к противоположным рифмотипам: базовые–закрытые и окончательные–открытые.
Каждый прогул
Радость врагу.
(В. Маяковский)
Тихие гитары,
стыньте, дрожа:
синие гусары
под снегом лежат!
(Н.Н. Асеев)
Я земной шар чуть не весь обошёл, —
и жизнь хороша, и жить хорошо.
(В. Маяковский)

ДОСТАТОЧНАЯ РИФМА
— см. Недостаточная рифма– второе название псевдорифмы; рифма, состоящая из слов с общими ударными гласными и характерными концовками, но различными послеударными согласными или слогами. Слова в таких рифмах не состоят в родственных связях друг с другом, но близки по звучанию. Основная масса дружественных рифм – трёхсложные и четырёхсложные. Разновидность ассонанса. Подробней см. Псевдорифма.
Преданность – уверенность, бабушка – дубравушка, девочка – времечко, творческий – воинский
Мне легше, чем всем, —
я Маяковский.
Сижу и ем
Кусок конский.
(В. Маяковский)

Читайте также:  Как влияет менструация на анализ мочи

источник

Ты должен быть гордым, как знамя;
Ты должен быть острым, как меч;
Как Данту, подземное пламя
Должно тебе щеки обжечь.

Всего будь холодный свидетель,
На все устремляя свой взор.
Да будет твоя добродетель —
Готовность войти на костер.

Быть может, всё в жизни лишь средство
Для ярко-певучих стихов,
И ты с беспечального детства
Ищи сочетания слов.

В минуты любовных объятий
К бесстрастью себя приневоль,
И в час беспощадных распятий
Прославь исступленную боль.

В снах утра и в бездне вечерней
Лови, что шепнет тебе Рок,
И помни: от века из терний
Поэта заветный венок!

Cтихотворение состоит из 5-ти строф (всего 20 строк)
Размер: трёхстопный амфибрахий
Стопа: трёхсложная с ударением на 2-м слоге ( — )
————————————————————————
1-я cтрофа — 4 строки, четверостишие.
Рифмы: знамя-меч-пламя-обжечь.
Рифмовка: ABAB — перекрёстная

2-я cтрофа — 4 строки, четверостишие.
Рифмы: свидетель-взор-добродетель-костер.
Рифмовка: ABAB — перекрёстная

3-я cтрофа — 4 строки, четверостишие.
Рифмы: средство-стихов-детства-слов.
Рифмовка: ABAB — перекрёстная

4-я cтрофа — 4 строки, четверостишие.
Рифмы: объятий-приневоль-распятий-боль.
Рифмовка: ABAB — перекрёстная

Анализ стихотворения сделан программой в реальном времени

Используйте короткие ссылки для сокращения длинных адресов

Строфа — это объединение двух или нескольких строк стихотворения, имеющих интонационное сходство или общую систему рифм, и регулярно или периодически повторяющееся в стихотворении. Большинство стихотворений делятся на строфы и т.о. являются строфическими. Если разделения на строфы нет, такие стихи принято называть астрофическими. Самая популярная строфа в русской поэзии — четверостишие (катрен, 4 строки). Широко употребимыми строфами также являются: двустишие (дистих), трёхстишие (терцет), пятистишие, шестистишие (секстина), восьмистишие (октава) и др. Больше о строфах

Стопа — это единица длины стиха, состоящая из повторяющейся последовательности ударного и безударных слогов.
Двухсложные стопы состоят из двух слогов:
хорей (ударный и безударный слог), ямб (безударный и ударный слог) — самая распостранённая стопа в русской поэзии.
Трёхсложные стопы — последовательность из 3-х слогов:
дактиль (ударный слог первый из трёх), амфибрахий (ударный слог второй из трёх), анапест (ударный слог третий).
Четырёхсложная стопа — пеон — четыре слога, где ударный слог может регулярно повторяться на месте любого из четырёх слогов: первый пеон — пеон с ударением на первом слоге, второй пеон — с ударением на втором слоге и так далее.
Пятисложная стопа состоит из пяти слогов: пентон — ударный слог третий из пяти.
Больше о стопах

Размер — это способ звуковой организации стиха; порядок чередования ударных и безударных слогов в стопе стихотворения. Размер стихотворения повторяет название стопы и указывает на кол-во стоп в строке. Любая стопа может повторяться в строке несколько раз (от одного до восьми, и более). Кол-во повторов стопы и определяет полный размер стиха, например: одностопный пентон, двухстопный пеон, трехстопный анапест, четырёхстопный ямб, пятистопный дактиль, шестистопный хорей и т.д. Больше о размерах

Рифма — это звуковой повтор, традиционно используемый в поэзии и, как правило, расположенный и ожидаемый на концах строк в стихах. Рифма скрепляет собой строки и вызывает ощущение звуковой гармонии и смысловой законченности определённых частей стихотворения. Рифмы помогают ритмическому восприятию строк и строф, выполняют запоминательную функцию в стихах и усиливают воздействие поэзии как искусства благодаря изысканному благозвучию слов. Больше о рифмах

Рифмовка — это порядок чередования рифм в стихах. Основные способы рифмовки: смежная рифмовка (рифмуются соседние строки: AA ВВ СС DD), перекрёстная рифмовка (строки рифмуются через одну: ABAB), кольцевая или опоясывающая рифмовка (строки рифмуются между собой через две другие строки со смежной рифмовкой: ABBA), холостая (частичная рифмовка в четверостишии с отсутствием рифмы между первой и третьей строкой: АBCB), гиперхолостая рифмовка (в четверостишии рифма есть только к первой строке, а ожидаемая рифма между второй и четвёртой строкой отсутствует: ABAC, ABCA, AABC), смешанная или вольная рифмовка (рифмовка в сложных строфах с различными комбинациями рифмованных строк). Больше о рифмовке

источник

99 Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания.

Скачивание начинается. Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Описание и краткое содержание «Будь прославлен, Человек!» читать бесплатно онлайн.

«…В молодости Валерий Брюсов испытывал влияние французского символизма – литературного направления, представленного великими именами Шарля Бодлера, Поля Верлена, Артюра Рембо. Ощущение трагического несовершенства окружающей действительности, стремление осознать и выразить связи между реальным и невидимым миром, острое чувство одиночества и тоски были близки настроениям многих русских поэтов рубежа XIX–XX веков. Однако с той же силой в творчестве Брюсова выразилась жажда оторваться от унылой реальности, заявить о себе как о незаурядной личности в бурном и требующем перемен мире…»

Брюсов. Будь прославлен, Человек!

Валерий Яковлевич Брюсов (1873–1924)

Валерий Яковлевич Брюсов (1873–1924) – один из наиболее значительных русских писателей XX века. Он родился в московской купеческой семье, где высоко ценили образование и культуру, увлекались поэзией Н. А. Некрасова. В самом раннем детстве Валерий научился читать, а вскоре стал вести дневник, писать стихи и рассказы. В возрасте тринадцати лет он вместе с другом-одноклассником издавал журнал «Начало», в шестнадцать лет опубликовал первую заметку в газете «Русский спорт», а в двадцать два года – первый сборник своих стихотворений.

Окончив в 1899 году историко-филологический факультет Московского университета, Брюсов начал сотрудничать с издательством «Скорпион», в 1904–1909 годах руководил журналом «Весы», в 1910–1912 заведовал литературно-критическим отделом прославленного журнала «Русская мысль». Брюсов всегда настаивал на том, что писатель должен быть высокообразованным человеком, преподавал в Московском государственном университете, а в 1921 году основал Высший литературно-художественный институт и сам руководил учебным процессом в качестве ректора.

Брюсов издал более 80 книг собственных произведений: это стихи, рассказы, романы, пьесы, критические статьи, переводы и исследования, среди которых особенно важны труды о метрике и ритмике стиха, статьи о Пушкине, Тютчеве, Баратынском. Сочинения Брюсова уже при его жизни печатались за рубежом, были переведены на многие европейские языки. Брюсов столь же активно занимался литературно-критической, научной, издательской и редакторской деятельностью. Но все-таки в историю русской литературы он вошел прежде всего как поэт – автор многочисленных и очень разнообразных по смыслу и форме стихотворных произведений.

В молодости Валерий Брюсов испытывал влияние французского символизма – литературного направления, представленного великими именами Шарля Бодлера, Поля Верлена, Артюра Рембо. Ощущение трагического несовершенства окружающей действительности, стремление осознать и выразить связи между реальным и невидимым миром, острое чувство одиночества и тоски были близки настроениям многих русских поэтов рубежа XIX–XX веков. Однако с той же силой в творчестве Брюсова выразилась жажда оторваться от унылой реальности, заявить о себе как о незаурядной личности в бурном и требующем перемен мире. Промышленный подъем, строительство железных дорог, стремительный рост городов в предреволюционную эпоху вызывают у поэта восхищение, оттого и в его стихах начинают звучать мажорные ноты, призыв к работе, к созиданию, к подвигу. Неутомимым тружеником – «гордым, как знамя» и «острым, как меч» – должен быть, по Брюсову, и поэт, и любой человек на земле. Жизнь самого Валерия Брюсова – пример неустанного труда, преданного служения литературному делу.

Ты должен быть гордым, как знамя;
Ты должен быть острым, как меч;
Как Данту, подземное пламя
Должно тебе щеки обжечь.

Всего будь холодный свидетель,
На все устремляя свой взор.
Да будет твоя добродетель –
Готовность войти на костер.

Быть может, всё в жизни лишь средство
Для ярко-певучих стихов,
И ты с беспечального детства
Ищи сочетания слов.

В минуты любовных объятий
К бесстрастью себя приневоль,
И в час беспощадных распятий
Прославь исступленную боль.

В снах утра и в бездне вечерней
Лови, что шепнет тебе Рок,
И помни: от века из терний
Поэта заветный венок!

В стозарном зареве пожара,
Под ярый вопль вражды всемирной,
В дыму неукрощенных бурь, –
Твой облик реет властной чарой:
Венец рубинный и сапфирный
Превыше туч пронзил лазурь!

Россия! в злые дни Батыя
Кто, кто монгольскому потопу
Возвел плотину, как не ты?
Чья, в напряженной воле, выя,
За плату рабств, спасла Европу
От Чингис – хановой пяты?

Но из глухих глубин позора,
Из тьмы бессменных унижений,
Вдруг, ярким выкриком костра, –
Не ты ль, с палящей сталью взора,
Взнеслась к державности велений
В дни революции Петра?

И вновь, в час мировой расплаты,
Дыша сквозь пушечные дула,
Огня твоя хлебнула грудь, –
Всех впереди, страна – вожатый,
Над мраком факел ты взметнула,
Народам озаряя путь.

Что ж нам пред этой страшной силой?
Где ты, кто смеет прекословить?
Где ты, кто может ведать страх?
Нам – лишь вершить, что ты решила,
Нам – быть с тобой, нам – славословить
Твое величие в веках!

Я – ваш, я ваш родич, священные гады!

Как отчий дом, как старый горец горы,
Люблю я землю: тень ее лесов,
И моря ропоты, и звезд узоры,
И странные строенья облаков.

К зеленым далям с детства взор приучен,
С единственной луной сжилась мечта,
Давно для слуха грохот грома звучен,
И глаз усталый нежит темнота.

В безвестном мире, на иной планете,
Под сенью скал, под лаской алых лун,
С тоской любовной вспомню светы эти
И ровный ропот океанских струн.

Среди живых цветов, существ крылатых
Я затоскую о своей земле,
О счастье рук, в объятьи тесном сжатых,
Под старым дубом, в серебристой мгле.

В Эдеме вечном, где конец исканьям,
Где нам блаженство ставит свой предел,
Мечтой перенесусь к земным страданьям,
К восторгу и томленью смертных тел.

Я брат зверью, и ящерам, и рыбам,
Мне внятен рост весной встающих трав.
Молюсь земле, к ее священным глыбам
Устами неистомными припав!

Мой верный друг! Мой враг коварный!
Мой царь! Мой раб! Родной язык!
Мои стихи – как дым алтарный!
Как вызов яростный – мой крик!

Ты дал мечте безумной крылья,
Мечту ты путами обвил.
Меня спасал в часы бессилья
И сокрушал избытком сил.

Как часто в тайне звуков странных
И в потаенном смысле слов
Я обретал напев нежданных,
Овладевавших мной стихов!

Но часто, радостью измучен
Иль тихой упоен тоской,
Я тщетно ждал, чтоб был созвучен
С душой дрожащей – отзвук твой!

Ты ждешь, подобен великану.
Я пред тобой склонен лицом.
И все ж бороться не устану
Я, как Израиль с божеством!

Нет грани моему упорству.
Ты – в вечности, я – в кратких днях,
Но все ж, как магу, мне покорствуй
Иль обрати безумца в прах!

Твои богатства, по наследству,
Я, дерзкий, требую себе.
Призыв бросаю, – ты ответствуй,
Иду, – ты будь готов к борьбе!

Но, побежден иль победитель,
Равно паду я пред тобой:
Ты – мститель мой, ты – мой спаситель,
Твой мир – навек моя обитель,
Твой голос – небо надо мной!

Не в первый раз твои поля
Обозреваю я, Россия;
Чернеет взрытая земля,
Дрожат, клонясь, овсы тугие
И, тихо листья шевеля,
Берез извилины родные.

Вот косогор, а вот река,
За лесом – вышка колокольни;
Даль беспредельно широка,
Простор лугов, что шаг, раздольней;
Плывут неспешно облака
Так высоко над жизнью дольней.

Вы неизменны, дали нив,
Где свежий колос нежно зреет!
Сон пашни новой, ты красив,
Тебя встающий день лелеет!
И с неба радостный призыв
Опять в весеннем ветре веет.

Да, много ты перенесла,
Россия, сумрачной невзгоды,
Пока, алея, не взошла
Заря сознанья и свободы!
Но сила творчества – светла
В глубоких тайниках природы.

Нет места для сомнений тут,
Где вольны дали, глуби сини,
Где васильки во ржи цветут,
Где запах мяты и полыни,
Где от начала бодрый труд
Был торжествующей святыней.

Серебро, огни и блестки –
Целый мир из серебра!
В жемчугах горят березки,
Черно – голые вчера.

Это – область чьей-то грезы,
Это – призраки и сны!
Все предметы старой прозы
Волшебством озарены.

Экипажи, пешеходы,
На лазури белый дым.
Жизнь людей и жизнь природы
Полны новым и святым.

Воплощение мечтаний,
Жизни с грезою игра,
Этот мир очарований,
Этот мир из серебра!

Была зима; лежали плотно
Снега над взрытостью полей,
Над зыбкой глубиной болотной
Скользили, выводя изгибы,
Полозья ровные саней.

Была зима; и спали рыбы
Под твердым, неподвижным льдом.
И даже вихри не смогли бы,
В зерне замерзшем и холодном,
Жизнь пробудить своим бичом!

Час пробил. Чудом очередным,
Сквозь смерть, о мае вспомнил год.
Над миром белым и бесплодным
Шепнул какой-то нежный голос:
«Опять пришел солнцеворот!»

И под землею, зерна, чуя
Грядущей жизни благодать,
Очнулись, нежась и тоскуя,
И вновь готов безвестный колос
Расти, цвести и умирать!

источник