Меню Рубрики

Теория познания как предмет философского анализа

Познание – это процесс получения человеком нового знания, открытие неизвестного ранее. Результативность познания достигается в первую очередь активной ролью человека в этом процессе, чем и вызвана необходимость его философского рассмотрения. Иными словами, речь идет о выяснении предпосылок и обстоятельств, условий продвижения к истине, овладением для этого необходимыми методами и понятиями.

Философские проблемы познания составляют предмет теории познания, или гносеологии. “Гносеология” – слово греческого происхождения (гнозис – знание и логос – слово, учение). Теория познания отвечает на вопросы, что такое познание, каковы его основные формы, каковы закономерности перехода от незнания к знанию, что такое субъект и объект познания, какова структура познавательного процесса, что такое истина и каков ее критерий, а так же на многие другие. В философию термин “теория познания” ввел шотландский философ Дж. Феррьер в 1854 г .

Субъект познания это носитель предметно-практической деятельности и познания, источник познавательной активности, направленной на предмет познания. В качестве субъекта познания может выступать как отдельный человек (индивид), так и различные социальные группы (общество в целом). В случае, когда субъектом познания является индивид, то его самосознание (переживание собственного “Я”) определяется всем миром культуры, созданной на протяжении человеческой истории. Успешная познавательная деятельность может быть осуществлена при условии активной роли субъекта в познавательном процессе.

Объект познания это то, что противостоит субъекту, на что направлена его практическая и познавательная деятельность. Объект не тождественен объективной реальности, материи. Объектом познания могут быть как материальные образования (химические элементы, физические тела, живые организмы), так и социальные явления (общество, взаимоотношение людей, их поведение и деятельность). Результаты познания (итоги эксперимента, научные теории, наука в целом) также могут стать объектом познания. Таким образом, объектами становятся существующие независимо от человека вещи, явления, процессы, которые осваиваются либо в ходе практической деятельности, либо в ходе познания. В этой связи ясно, что понятия объекта и предмета отличаются друг от друга. Предмет есть лишь одна сторона объекта, на которую направлено внимание какой-либо науки. Понятие предмета по своему объему шире понятия объекта.

Если в «первозданной» природе происходят стихийные, неосознанные процессы, то в обществе все процессы носят, как правило, целенаправленный осознанный характер (хотя бывают и исключения). Познание, мышление — это всегда искание и открытие нового, поиски ранее неизведанных подходов и решений, активное достижение истины, активная (а не созерцательная, пассивная) деятельность субъекта в любой ее форме.

Творчество — процесс человеческой деятельности, создающий качественно новое, никогда ранее не бывшее — материальные и духовные ценности. Творчество представляет собой возникшую в труде способность человека из определенного материала созидать (на основе познания объективных закономерностей) новую действительность (в любой ее форме), удовлетворяющую многообразным общественным потребностям. Виды творчества определяются характером конкретной созидательной деятельности — творчество изобретателя, организатора, научное, художественное творчество и т.п.

Познание есть активный творческий процесс поиска нового, оригинального и даже уникального — того, чего раньше не было. В этом процессе «задействованы» все таланты и способности познающего субъекта — его органы чувств, память, мышление, воображение, фантазия, интуиция и др. — в их единстве и взаимодействии. Важная особенность творческого познания — умение создавать и успешно разрешать проблемные ситуации. Творческое познание невозможно без самостоятельности мышления, его критичности и самокритичности, гибкости мышления, умения делать выводы из допущенных ошибок, мыслить быстро (но не скоропалительно), отделять существенное от несущественного и самостоятельно приходить ко все новым и новым выводам и обобщениям.

В творческом процессе сознательное и бессознательное, рациональное и иррациональное, дискурсивное (логическое, понятийное) и интуитивное дополняют друг друга. Важную роль в этом процессе играет интуиция (внезапное озарение) — способность прямого, непосредственного постижения истины без предварительных логических рассуждений и без доказательств. В истории философии на важную роль интуиции (хотя и по-разному понимаемой) в процессе познания указывали многие мыслители.

Таким образом, творческое познание — это всегда непрерывный, активный, целенаправленный поиск новых подходов, выводов и результатов, а его фундаментальная характеристика — мысленное прогнозирование будущего. Тем самым творчество (в том числе в познавательной своей форме) — это деятельность, порождающая нечто качественно новое и отличающаяся неповторимостью, оригинальностью и общественно-исторической уникальностью. Оно специфично для человека, так как всегда предполагает творца — субъекта творческой деятельности — создающего новые по замыслу материальные, культурные, духовные ценности. Познание и творчество неразрывно связаны как между собой, так и с практикой (практической деятельностью) как с их основой.

источник

Познание как предмет философского анализа

1. Познание как предмет философского анализа

1.1 Структура и динамика познавательного процесса

1.2 Вера, творчество и интуиция

Список использованных источников

1.Познание как предмет философского анализа

В античной философии были сформулированы глубокие идеи о соотношении знания и предмета, знания и мнения, истины и заблуждения, о диалектике как методе познания. «Все люди от природы, — утверждал Аристотель, — стремятся к знанию». Ф. Энгельс отметил: «. наше субъективное мышление и объективный мир подчинены одним и тем же законам и . поэтому они не могут противоречить друг другу в своих результатах, а должны согласовываться между собой». И. Мечников заметил: нет непознаваемого, есть непознанное. Это есть концепция гносеологического оптимизма.

Направление в философии, отвергающее соответствие мышления и бытия (гносеологический пессимизм), получило название агностицизм. Он опирается на определенные аргументы: поскольку все человеческие образы субъективны, мы не можем знать, каков мир на самом деле; мир бесконечен в своих свойствах и слишком сложен для человеческого понимания, в нем всегда останутся необъяснимые загадки.

Помимо гносеологических имеются социальные корни агностицизма. Как правило, он оживляется в переломные эпохи развития общества, когда разрушаются ранее господствовавшие отношения и соответствующие им идеалы.

Мир в равной мере познаваем и непознаваем. Это вытекает из факта, что сущее есть единство относительно завершенных, упорядоченных, стабильных, устойчивых состояний вещей и одновременно непредсказуемых, изменчивых, хаотических. Первое дает основание для утвердительного, а второе для отрицательного ответа на вопрос «Познаваем ли мир и человек в мире?». Второй аргумент по этому вопросу приводит Т.И. Ойзерман: мы всегда познаем только какую-то часть целого и не можем исчерпывающе судить о ней, поскольку не знаем целого. Следовательно, наши суждения об этой части неизбежно оказываются отрывочными, фрагментарными. Позиции неопределенности в вопросе позиции познаваемости мира усилились, когда были открыты сферы, участие сознания в которых ограничено (воля, бессознательное, интуиция и т.п.). Некоторые современные философы призывают отказаться вообще от понятия реальности и рассматривать только различные модификации сознания и языка в их соотносительности.

Агностицизм не тождествен скептицизму, сомнению. Древнегреческий философ Пиррон предлагал воздержание от суждения, ничего не называя ни прекрасным, ни безобразным, ни справедливым, ни несправедливым. М. Монтень (XVI в.) подверг сомнению средневековую схоластику и догматы католической религии. Сомнение, по представлению Ф. Бэкона, способно оградить размышление от догматизма ненаучных наслоений. И. Кант «догматической» философии противопоставил критицизм. Кант свою задачу видел в том, чтобы не только вырвать человека из-под власти традиционных суеверий, но также избавить его от веры в разрешимость рассудком любой проблемы, вырастающей из обстоятельств человеческой жизни. Вопрос о границах достоверного знания вылился у Канта в проблему «дисциплины разума», которая удерживала бы науку и ученых от сциентистского самомнения. Теоретические обоснования (о Боге, бессмертии души и т.п.), будучи развернуты честно, приводят к неопределенности — антиномиям, альтернативам. Через опровержение одних предположений возможно доказательство истинности других. Любимым девизом К. Маркса был: «Подвергай все сомнению».

Вообще, для классической теории познания характерен критицизм (усиленный скептицизм). Например, Д. Беркли критиковал материализм и ряд идей новой науки, в частности, идеи абсолютного пространства и времени в физике Ньютона и идеи бесконечно малых величин в дифференциальном и интегральном исчислении. К. Поппер пытался показать ненаучность марксизма и психоанализа, скептически относился к диалектике.

Неклассической теории познания, складывающейся в последние десятилетия XX в., присущ посткритицизм. Он означает не отказ от философского критицизма, а утверждение, что познание не может начаться с нуля и предполагает включенность познающего индивида в одну из традиций. Любая теория вбирает в себя идею непрерывного самоотрицания, здорового скептицизма (оправдание критицизма) и одновременно — сохранение положительного (в преобразованном виде), преемственность. Поэтому всякая критика предполагает принятие чего-то, доверие к чему-то, что не критикуемо в данное время и в данном контексте. В процессе развития знаний может выясниться, что какие- то познавательные традиции, якобы вытесненные, обнаруживают новый смысл в новом контексте. Например, идеи теории самоорганизующихся систем, разработанные в синергетике, выявляют современный эвристический смысл некоторых идей древневосточной философии.

Познание — взаимодействие между субъектом и объектом, деятельность субъекта, нацеленная на получение достоверных знаний о мире и о себе. Уже Демокрит поднял вопрос о посредствующем звене при взаимодействии субъекта и объекта. Он полагал, что от предметов идет «истечение» тончайших материальных пленок-слепков, которые, достигая органов чувств человека, вызывают ощущения. Вещи, процессы, явления (в том числе духовные), на которые направлена познавательная активность людей, есть объект познания. Субъектом познания выступает не только отдельный индивид, но та или иная социальная общность, общество в целом, обладающие способностями к эвристической деятельности и располагающие определенными средствами и методами познания. Если познание направлено на получение знаний о человеке, то последний выступает в роли объекта познания. Цель познания — обеспечение моделей и программ, управляющих освоением объекта в соответствии с потребностями субъекта. В познании задействованы не только субъект-объектные, но и субъект-субъектные отношения, ибо люди связаны друг с другом, используют как свой личный, так и коллективный опыт и разум.

Если у Ф. Бэкона субъективное начало рассматривалось как помеха, то И. Кант при различении субъективных и объективных элементов знания исходил из субъекта и его структуры. В субъекте он выделял два уровня — эмпирический и трансцендентальный. Предметом теоретической философии должно быть не изучение вещей — природы, мира, человека, — а исследование познавательной деятельности, установление законов разума и его границ. Поэтому специфика познающего субъекта выступает главным фактором, определяющим способ познания. Таким образом, у Канта познание выступает как деятельность, протекающая по собственным законам. Согласно позиции JI. Фейербаха, в единстве субъекта (человека) и объекта (природы) первое выступает как пассивно подчиняющееся второму. Если в объектно-центристской модели познания главная роль отводится объекту, а само познание трактуется как процесс отражения объекта в познании субъекта, то в субъектно-рефлексивной модели предпочтение отдается творческой активности субъекта и рефлексация направлена на осмысление и оценку субъектом своих познавательных действий.

С позиций диалектического материализма В.И. Ленин сформулировал основные гносеологические выводы, характеризующие взаимосвязь объекта и субъекта, подчеркивающие принцип объективности, диалектический характер познания и направленные против идеализма и агностицизма:

1) Существуют вещи независимо от нашего сознания.

2) Решительно никакой принципиальной разницы между явлением и вещью в себе нет. Различие есть просто между тем, что познано, и тем, что еще не познано.

3) В теории познания. следует рассуждать диалектически, т.е. не предполагать готовым и неизменным наше познание, а разбирать, каким образом из незнания является знание, каким образом неполное, неточное знание становится более полным и более точным».

Согласно принципу объективности, объект познания существует до и независимо от субъекта познания. В познании мы должны исходить из подлинного существования того, с чем соприкасаемся. Следовательно, вещи и явления нужно познавать такими, каковы они есть сами по себе. В получаемые результаты познания человек не должен вносить ничего от себя (выдавать желаемое за действительное), например, подгонять результаты эксперимента, чтобы они соответствовали принятой теории, конъюнктурно учитывать одни факты социальной реальности и игнорировать другие. Вместе с тем, субъективную познавательную активность человека нельзя понимать лишь как негативный момент. Знание о действительности человек приобретает в той мере, в какой он заинтересован в ней. Лишь активно вмешиваясь в объективный ход вещей, преобразуя их согласно своим потребностям и целям, человек может познать эти вещи.

Субъект воздействует на познаваемый объект как предметным образом, используя материальные посредники (измерительные инструменты, химические реактивы, ускорители частиц, экспериментальные установки и т.д.), так и идеально, изучая объект в формах анализа, синтеза, индукции, дедукции и т.п. Воздействие объекта на субъект осуществляется через сенсорную информацию, знаковые системы. Человек получает информацию посредством естественных сигналов, идущих от объектов, и искусственных, передаваемых от субъекта к субъекту и функционирующих в системе человеческого языка.

В рамках эволюционной эпистемологии (К. Лоренц, Д. Кэмпбелл и др.), возникшей благодаря успехам биологии, генетики человека, когнитивной психологии, теории информации и компьютерной науки, утверждается, что познание как необходимый атрибут человеческого бытия детерминировано механизмами органической эволюции. Конечно, следует учитывать еще и социальную сторону человеческого познания, определяемого различными компонентами культуры, которые «задают» человеку определенное видение объектов и толкование полученных знаний.

Изначальный опыт восприятия реальности первочеловеком, непосредственное, дорефлексивное знание предшествовало разделению на субъект и объект. Если классическая теория познания субъектно-центрична в том смысле, что в качестве несомненного базиса, на котором можно строить систему знания, выступает факт существования субъекта, то неклассическая гносеология отказывается от субъектно-центризма, утверждая, что познающий субъект изначально включен в объективный реальный мир и систему коммуникативных отношений с другими субъектами.

Следует различать не только понятия «объект» и «объективность» («объективная реальность»), но и «субъект» и «субъективность». «Не все в субъекте субъективно, т.е. зависит от его сознания и воли. Субъект также представляет собой «объективную реальность» для другого субъекта, да и в нем самом есть нечто независимое от него самого, не осознаваемое им. Это не только его телесная организация, но и бессознательное в психике, а также его место в жизни. Следовательно, «субъект» не сводится к «субъективности», в нем есть и нечто «объективное».

Суть познания составляет адекватное воспроизведение, отражение действительности, позволяющее человеку ориентироваться в мире и преобразовывать этот мир, а также совершенствовать самого себя. Современное состояние философской и естественнонаучной мысли различает отражение как процесс и отражение как результат, учитывает не только созерцательно-отражательный, но и активно-преобразующий характер познания. Если ограничиться лишь созерцательным отражением, то это ведет к упрощенной линейно-ступенчатой трактовке познания. Такой подход к познанию выразил, например, Д. Дидро, утверждавший, что мы — инструменты, одаренные способностью ощущать и памятью, а наши чувства — клавиши, по которым ударяет окружающая нас природа. (Помимо чувств, Дидро признавал роль мышления, чувственный и рациональный моменты познания связывал с опытом и экспериментом.) Вероятно, в процессе познания доминирует не зеркальное отражение, а творчество, а в результате познания — образе — зафиксировано отображение изучаемого объекта.

Познание не есть движение к абсолюту, к полной воспроизводимости действительности. Познание — непрерывное преодоление противоречия между безграничной возможностью универсального постижения человеком мира и его частей и реальной невозможностью в каждый конкретный момент познать мир и себя в мире исчерпывающе. Видимо, прав К. Поппер, предложивший исходить из Двух посылок:

а) «мы знаем достаточно много» и

б) «наше незнание безгранично».

Познание допускает известную Долю вероятности, плюрализм мнений, оно не запрограммировано заранее на успех.

Диалектика объективного мира обусловливает диалектический характер познания. Диалектичность познания вытекает из того, что познание субъективно-объективно, что форма проявления и сущность вещей не совпадают. К тому же накопление новых данных приходит в несоответствие с прежними представлениями и теориями. Это ведет к уточнению прежних теорий или замене старых теорий новыми, соответствующими новым данным науки и практики.

1.1 Структура и динамика познавательного процесса

Согласно Платону, чувственное восприятие не может дать знание, а можно знать только то, о чем учит математика. (Идеал науки — геометрия Эвклида.) Аристотель рассуждал иначе: чувственный опыт говорит нечто о реальности. Новоевропейская наука синтезировала подходы Платона и Аристотеля в виде программы математического естествознания, основанного на эксперименте. Итак, реальность дана в чувственном опыте, но ее глубинный механизм постигается с помощью математической обработки.

Классическая теория познания наукоцентрична, исходит из того, что знание, представленное в математике, естествознании, является высшим типом знания.

Неклассическая теория познания исходит из утверждения, что наука выступает важнейшим способом познания реальности, но не единственным. Она не может вытеснить обыденное практическое знание, которое включает в себя здравый смысл, приметы, личный опыт, традиции, назидания, рецепты, не требует предварительных доказательств и выражается в бесписьменной форме. Существуют донаучные и вненаучные формы и типы знания (мифологическое, религиозное, игровое познание, так называемая «народная» наука и т.п.).

В теории познания выделились эмпиризм и рационализм. Эмпирики обоснованным считают знание, которое максимально соответствует данным чувственного опыта, в основе которого лежат либо ощущения (сенсуализм), либо чувственные данные (неореализм), либо элементарные предложения (логический эмпиризм).

Рационалисты знанием считают то, что вписывается в систему «врожденных идей» (Декарт, Спиноза), либо в систему априорных категорий и схем разума (Гегель, неокантианство), в целом, преувеличивают значение рациональной деятельности мышления и недооценивают (или игнорируют) роль чувственных форм отражения.

Рационализм представлен в античной философии*, зарождающихся науках — астрономии и геометрии, средневековой системе дедуктивных знаний, в новоевропейской философии (Спиноза, Лейбниц, Кант), марксизме, структурализме, доктрине искусственного интеллекта и т.п.

Рационализм различается в узком и широком смысле. В первом своем значении, когда решается вопрос об источнике знаний, о роли чувственного созерцания и абстрактного мышления, рационализм противостоит эмпиризму. Рационализм в широком смысле — это концепция общего понимания природы, общества и сознания. Здесь рационализм противостоит иррационализму. Новое содержание, не выражаемое до определенного времени в форме уже известных понятий, выступает по отношению к ним как нечто иррациональное. Иррациональное как момент движения от незнания к знанию способно в потенции стать элементом рационального постижения действительности.

Если классическая рациональность исходила «из необходимости как можно более точного постижения и воспроизведения естественной упорядоченности существующего бытия», то «неклассическая рациональность строится на возможностях более точного воспроизведения условий и структуры проблемных ситуаций, в которые попадает человек в своих отношениях с миром».

Классическая гносеология опирается на фундаментализм, который сводится к поиску основы (фундамента) всех наших знаний. Отказ от фундаментализма в неклассической теории познания связан с обнаружением изменчивости познавательных норм, свидетельствует об отсутствии постоянных и общепризнанных стандартов, по которым традиционно отличали науку от ненауки, знание от незнания. Так, в программе «натурализованной эпистемологии» У. Куайна научная эпистемология должна отказаться от выдачи предписаний, от всякого нормативизма и свестись к обобщению данных физиологии высшей нервной деятельности и психологии, использующей аппарат теории информации. А по мнению Ж. Пиаже, следует обобщать то, что существует в психике реально, эмпирически. Согласно принципу антифундаментализма, познавательные процедуры в определенном смысле оказываются несоизмеримыми, так как не существует общего достоверного базиса и языка описания, опираясь на которые можно было бы сделать вывод о научности, объективной истинности любого знания.

Процесс познания, с позиций диалектико-материали- стической философии, протекает во взаимодополняющих друг друга чувственной и рациональной формах.

Чувственное познание служит фундаментом всякого знания, непосредственно соединяет человека с внешним миром, осуществляется посредством органов чувств (зрения, осязания, слуха, обоняния, вкуса), которые есть продукт биологической и социальной эволюции человека. С позиций материалистической науки механизм познания включает воспринимающие рецепторы (органы чувств), передающие нервы — проводники и отделы мозга.

Исходный элемент чувственного познания и человеческого сознания вообще — ощущение. В ощущениях каждый из органов чувств специфическим для него способом отражает отдельные свойства, стороны вещей (цвет, звук, запах и т.д.). Единичное ощущение чаще всего выступает как часть сложного комплекса ощущений (например, вместе с ощущением звука возникают ощущения о громкости или тихости, высоте звука, его гармоничности или дисгармоничности и т.д.). Сложное ощущение, переступая порог сознания, становится частью восприятия и частью образа (представления). Содержание ощущения определяется не только внешним раздражителем, но и состоянием мышления, памяти, воображения. Многие современные философы полагают, что познание не начинается с ощущений, ибо оно опосредовано многообразными предпосылками: практикой, предшествующим «запасом мыслей», языком.

Восприятие (вторая форма чувственного познания) — отражение свойств предмета, взятых как целое . В восприятии вещь дана в ее пространственной и временной обособленности от других вещей. Восприятие вещи исходит не только из данных ощущений, но и из познавательного опыта человека. Восприятия образуются благодаря анализирующей и синтезирующей деятельности полушарий головного мозга.

Работа механизмов восприятия позволяет в сознании удерживать образ предмета тогда, когда предмет непосредственно не дан нам, т.е. функционирует представление. Оно возникает на основе воображения и прошлого чувственного опыта, сохраняется и воспроизводится в памяти обобщенно. Представление соединяет прошлое, настоящее и будущее вещи.

Образ, объективный по содержанию, субъективен по форме и зависит от субъекта двояко: от особенностей физиологической основы сознания субъекта; от прошлого познавательного опыта и социокультурных ориентаций субъекта. Образ в известной степени соответствует оригиналу и не соответствует ему, ибо оригинал богаче, полнее образа. Выделяются не только образы-знания, отражающие объективную реальность, но и образы-проекты (мысленные конструкции, способные воплощаться на практике) и образы-ценности, выражающие потребности и идеалы субъекта.

Накопление и обобщение чувственных данных происходит в мышлении человека. Оно позволяет в системе абстракций опосредованно отражать действительность.

Выделяются два основных уровня мышления — рассудок и разум. В рассудке оперирование абстракциями происходит в пределах шаблона, жестких стандарта и схемы, что позволяет четко строить мысли, систематизировать факты. Здесь взаимосвязи вещей рассматриваются как нечто устойчивое. Рассудок опирается на формальную логику. Мышление невозможно без рассудка, однако его абсолютизация ведет к метафизике. В рассудке, вместе с тем, также наличествует диалектика. Ведь рассудок «схватывает» устойчивость, определенность объекта. Последняя, наряду с изменчивостью, характеризует объект в целом.

Процесс рассудочного, связного, строго последовательного рассуждения, в котором каждая последующая мысль обоснована, выражается в дискурсе. Дискурсивное знание предполагает систематизацию фактов, четкую классификацию. Проблема дискурса впервые поставлена в древнегреческой философии при разделении истин на непосредственные («интуитивные») и опосредованные (принимаемые на основе обоснования). Гегель отличал дискурсивное (рассудочное) мышление от содержательного. В современном расширенном понимании дискурс — совместное, основанное на дискуссии, обсуждение проблем на основе законов логики, мероприятие по выработке правил общежития.

Разум — уровень рационального познания, отражающий вещи в их взаимосвязи, динамике, всесторонне и конкретно, объединяющий многообразное вплоть до синтеза противоположностей и выявления коренных причин и движущих сил изучаемых явлений. Через разум мышление способно постичь сущность вещей, их законы. Логика разума — Диалектика. Переход рассудка в разум означает выход за пределы сложившейся системы знания, ее диалектизацию. Переход разума в рассудок связан с процедурой формализации знания.

Разум в понимании постмодернистов опирается на представления о мире как о реальности, лишенной центра и иерархии элементов. Такая универсальная трактовка разума охватывает все человечество, природу, космос, Вселенную и рассматривает западную и восточную культуры как взаимодополняющие. Подобный универсализм возможен при схождении противоположностей: материального и идеального, конечного и бесконечного, необходимости и случайности, которые «есть искусственные изобретения ума» (Лиотар). При этом мир является в виде осколков вариаций и интерпретаций, в которых каждый выражает свое прочтение бытия.

Основные формы рационального мышления в классической гносеологии — понятие, суждение и умозаключение.

Понятия отражают существенные стороны, признаки явлений, которые закрепляются в их определениях (дефинициях). Понятия выражаются в языке в виде отдельных слов («молекула», «человек») или в словосочетаниях, обозначающих классы объектов («элементарные частицы», «производственные отношения»). Понятия аккумулируют итоги многовекового практического опыта человечества, они объективны по содержанию и источнику. Конечно, нельзя отрицать также «человеческого» характера знания: «в конце концов, понятия числа или элемента появились как субъективные соответствия неких объективных сущностей». Ряд философов, отдавая дань эмпиризму, отказывают в объективности абстрактным понятиям, например таким, как «отчуждение», «эксплуатация», так как эти понятия, в отличие от житейских («дом», «цветок»), не могут быть наглядно представлены. Понятиям присуща определенность, отражающая относительную устойчивость, и гибкость, выражающая подвижность, изменчивость мира и его фрагментов.

Суждение — мысль, выраженная в форме предположения, в котором нечто сообщается (утверждается или отрицается) об объектах. Если понятие отражает лишь общее в вещах, то в суждениях можно отобразить и единичные, и общие признаки. Мыслить о чем-то суждениями значит судить о нем, выявлять его связи и отношения. Помимо простых (неразложимых) суждений существуют сложные, которые составляются из простых посредством различных логических связок («и», «если. то» и др.).

Отдельное суждение не может полностью выразить содержание понятия. Для этого необходима система суждений, представленная умозаключением. Оно дает новое знание без обращения к показаниям органов чувств. При помощи умозаключений совершается переход от известного к неизвестному посредством выведения одних суждений из других. Например, вывод о том, что Земля имеет форму шара, в древности был сделан с помощью следующих умозаключений: только шарообразные тела отбрасывают тень в форме диска (посылка); Земля же во время лунных затмений отбрасывает тень в форме диска (обосновывающее знание); следовательно, она круглая (заключение). Важными условиями достижения истинного выводного знания являются не только истинность посылок (аргументов и оснований), но и соблюдение правил вывода, недопущение нарушений законов и принципов логики. Человеческое познание есть единство чувственного и рационального. Еще в античной философии под эйдосом понимали то, что дано в мышлении и одновременно видимо. По Канту, мы должны допустить, что в процесс переработки чувственных впечатлений мы активно налагаем на них порядок и законы нашего разума. «От живого созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике », — так выразил динамику познавательного процесса Ленин. Чувственное познание, независимое от логического, существует только на ранних ступенях становления человечества и у ребенка, еще не овладевшего языком. Люди ставят задачи познания и толкуют его результаты на уровне рационального мышления, а необходимую информацию получают с помощью органов чувств и приборов.

Взаимодополнение чувственного и рационального в познании не исключает, а предполагает различия между ними. Теоретическое познание и его результаты относительно независимы от данных эмпирических исследований, хотя оно обычно основывается на них. Несводимость познавательного содержания мышления к эмпирическим данным обнаруживается, прежде всего, в категориях, которыми оперирует только мышление. Ведь категории — формы всеобщности, которые не могут быть почерпнуты из чувственных данных.

Категория практики — ключевая в объяснении процесса познания. К этой идее в наивной форме подошел Протагор. Он утверждал, что если одетому в отрепья холодно, а хорошо одетому тепло, это не значит, что один из них прав, а другой неправ. Просто надо изменить худшее состояние на лучшее. Итак, проблема истины переносится в сферу практики — дать мерзнущему теплую одежду.

В гносеологическом аспекте практика есть процесс, в котором цели и результаты человеческой деятельности соотносятся с закономерностями, тенденциями развития действительности. Практика в классической гносеологии — основа, исходный пункт, движущая сила, критерий истины и конечная цель познания. Чувственное познание и теоретическое понимание мира неразрывно сопряжены со способом его освоения, предметно-преобразовательного действия.

Процесс познания по отношению к практике обладает относительной самостоятельностью. На каждом этапе познания любая отрасль науки решает проблемы, поставленные предшествующим развитием мысли. Решение проблем, возникающих в ходе развития знаний, может опережать практику и направлять ее.

Человеческая деятельность включает в себя замысел, реализацию и результат. Замысел, в свою очередь, состоит из цели, плана и ценности. Реализация одних и тех же целей (что надо сделать?) и планов (как это сделать?) может иметь разные жизненные смыслы, ценностное (аксиологическое) значение. Практика, таким образом, составляет единство познания, оценки, преобразования и освоения мира человеком.

Познание возникло и функционирует постольку, поскольку обслуживает процесс жизнедеятельности людей, т.е. имеет социальную ценность. Знание в неявном виде всегда содержит в себе определенную систему прагматических правил. Это означает, что из той или иной совокупности знаний на основе оценок извлекаются определенные рекомендации, нормы деятельности.

Процесс познания можно представить в трехступенчатой « вертикальной» модели (от чувственно-эмпирического к теоретическому мышлению и от него к практике) и в «фронтальной» модели, в которой чувственно-эмпирическое и теоретическое с двух сторон охватывают исследуемый объект. При этом чувственная и теоретическая формы познания вбирают в себя все проявления практической деятельности. Деятельность комбинирует черты и чувственности, и духовности, замыкает познание на экзистенциальных, присущих только человеку, способностях интуиции, продуктивного воображения. Чувственно- эмпирическое сопровождает не только начало, но и конец познания, а практическая ориентация присуща всем фазам познавательного процесса. Поступательность, выраженная в «вертикальной» модели, и «синтезность», представленная в «фронтальной» модели, дополняют друг друга и в целом характеризуют сложный процесс познания.

Помимо чувственного отражения, абстрактного мышления и практики, ценностного отношения к отображаемой действительности, познавательный процесс включает в себя различные формы психической деятельности: волю, желания, нормы. Познание осуществляется в обрамлении осознания и неосознанной деятельности, творчества и интуиции, веры и знания.

1.2 Вера, творчество и интуиция

Вера — глубинная общечеловеческая универсалия культуры, включающая в себя гносеологическое, психологическое, религиозное и атеистическое измерения. Вера может быть принята в качестве некой информации, достоверно не доказанной; выступает как служение некоей ценности; постулирует и своеобразно объясняет сверхъестественное. Различаются два типа веры: религиозная (верование в Бога) и атеистическая.

Отношения между религиозной верой и разумом рассматривал Августин Блаженный. Без мысли, по его мнению, нет веры, а мысль вне веры бесполезна. Вера — конечная цель разума, а разум — поводырь для веры. Ансельм Кентерберийский учил «верить, чтобы понимать», а Абеляр — «понимать, чтобы верить». Фома Аквинский утверждал: философия призвана служить теологии. Требовалась непрерывная работа разума по истолкованию религиозно- моральных заповедей в соответствии с духом изменяющегося времени.

Вера (слепая) не основанная на знании, противостоящая знанию, не способствует поступательному развитию человека и общества. Это понимал, например, И Кант, отвергавший веру фанатиков, юродивых, авторитаристов.

Вера, в значении верить, есть единство воли и знания. Д.И. Дубровский понятие веры противопоставляет не понятию знания, а понятию неверия. Вера основывается на авторитете, интуиции (внутреннем чувстве), уважении к чужому опыту и традициям. Атеистический тип веры (в формах уверенности в чем-либо, жизненных убеждений и т.п.) — неотъемлемый компонент практического опыта людей. Б. Рассел рассуждал о философской вере, утверждая, что философ верит, например, в понятия типа монады с не меньшей силой, чем христианин верит в судный день и таинство причастия, А. Эйнштейн — о научной, подчеркивая, что верит в существование объективности физических явлений. «. Идеал науки, — разъясняет современный философ В.А. Лекторский, — предполагает принципиальную возможность превращения того, что первоначально принимается всего лишь на веру, в более или менее обоснованное знание». Вера помогает действовать в условиях неопределенности . Ведь полная информированность, основанная на знании, в постоянно меняющемся мире принципиально невозможна. Таким образом, вера и знание представляют собой в одном аспекте антиподы (по Канту), а в другом — диалектически взаимосвязанные противоположности.

Творчество, в широком смысле, есть созидание (творение), в узком — принятие нестандартных решений в ситуациях, не имеющих аналогов в прошлом. В творчестве не только создается нечто оригинальное, но и развиваются способности и мастерство человека. Творческая деятельность, полагал Ф. Шеллинг, есть единство свободы и принуждения, сознания и бессознательного. Творчество предполагает личностное преодоление, волю, наряду с интеллектом — эмоции, выбор альтернатив, нравственное начало. В творчестве есть и негативные моменты — возможности хаотизации мысли и соответственно действий. Отсюда вытекает необходимость скептицизма, здравого смысла, взвешенной оценки мыслей и поступков. Хотя в творчестве присутствует бессознательный элемент, оно не противоположно рациональности, а является ее естественным и необходимым дополнением. Рациональное — фундамент, условие для проявления творчества.

Широкое основание пирамиды творчества — оригинальные решения локального применения (например, изобретательство, рационализаторство, проектирование и т.п.). Многие творческие решения являются продуктом коллективной деятельности, что не исключает, а требует ярких индивидуальностей. Новое для индивида не всегда является новым для общества. Высшее творчество в науке, производстве, культуре и политике определяется принципиальной новизной полученных результатов в масштабах их исторической значимости (например, достижения К. Маркса и Д. Кейнса в экономической науке, И. Ньютона и А. Эйнштейна в физике, В. Шекспира и В. Моцарта в искусстве и др.). Творчество динамично. Для отдельного человека поначалу творчески-уникальное, теряя новизну, превращается в привычно-стандартное. Н.А. Бердяев писал: «Творчество есть. тайна явления нового, небывшего. ни из чего не вытекающего, ни из чего не рождающегося»96. Действительно, творчество можно рассматривать по критерию нестимулированности как свободное внутреннее зарождение замыслов, образов и т.п. Однако в целом творчество имеет объектно-субъектную природу: мир и его фрагменты не удовлетворяют человека, вследствие чего он, «включая» духовные потенции и «озарения», материализует их в своих действиях по изменению действительности. Положительная творческая деятельность субъективна по форме (осуществляется человеком) и объективна по содержанию (опирается на конструктивные процессы объективного мира).

Творчество выражается в приспособлении человека к меняющимся обстоятельствам бытия, а антипод творчества — догматизм — ориентирован на сохранение стабильности и в конечном счете ведет к деградации. (В определенных условиях стабильность, «здравый» консерватизм имеет позитивное значение.) Творчество нацелено на оригинальность, а догматизм — на размышления и действия по неизменным, готовым рецептам.

Традиции не противостоят творчеству, а дополняют его. Традиция есть не только нечто относительно устойчивое, сохраняющееся в потоке времени, но и то, что движется сквозь время. Древняя китайская мудрость гласит: колесо движется потому, что ось неподвижна. Традиции, как доказывал Т. Кун, являются условием возможности научного развития. Чтобы наращивать знания, осуществить прорыв в науке, сделать открытие, необходимо опираться на прежние достижения. Наличие устойчивого начала в социальных связях и отношениях выступает основой обновления социума.

Важнейшим из механизмов творчества является интуиция. Демокрит и Платон рассматривали ее как внутреннее зрение, особую высшую способность ума. B.C. Соловьев указывал, что интуиция — непосредственное усмотрение чего-либо в качестве истинного, целесообразного, нравственно доброго или прекрасного. В философии Спинозы и Гуссерля интуиция есть «сущностное видение», непосредственное созерцание общего, у Фрейда — это скрытый, бессознательный первопринцип творчества. Представители философского течения под названием интуитивизм (А. Бергсон, Н.О. Лосский, Б. Кроче) интуицию рассматривали больше как данность, чем постижение непознанного, подчеркивали целостность, нерасчлененность интуиции.

Интуиция достаточно часто проявляется в науке, искусстве, политике, шахматах и т.п. Известны многие ученые, сделавшие открытия посредством интуиции (Архимед, Ньютон, Броун, Кекуле и др.). Общими чертами интуиции являются: непосредственность (решение задачи без логического выведения); неосознанность путей получения результата; внезапность (озарение). Интуиция близка таким состояниям, как вдохновение, духовное видение, и имеет истоки в бессознательном слое психики человека.

Считается, что преобладание правополушарного типа мышления у человека является предпосылкой для развития творческой интуиции. А. Бергсон, связывая интуицию с инстинктом, полагал, что она присуща художественной модели познания, тогда как в науке господствуют интеллект, логика, анализ. Однако и интуиция также опирается на рефлексию. Накапливая в памяти образы и абстракции, комбинируя и перерабатывая их, включая волю, человек может прийти к более-менее четкому осознанию задачи. Необходимыми условиями формирования интуитивного решения выступают:

а) основательное знание материала, фундаментальная профессиональная подготовка авторов решения;

б) наличие поисковой ситуации (проблемности);

в) поисковая доминанта (на основе непрерывных попыток решить проблему, задачу);

г) подсказка (аналогия). Благодаря интуиции открываются новые возможности для познавательного поиска человека, дополняющие классический рациональный подход.

Интуиция сопряжена с возможностью ошибок. Поэтому необходимо тщательно проверять интуитивные решения, обращаясь к логике.

Путь научного познания может начинаться с догадки. Она — результат интеграции всех знаний исследователя, интуитивно выразившихся в ней. Этот путь познания начинается аналитическим обобщением, а от него идет к множеству фактов и аспектов.

познание вера интуиция истина

Истина рассматривает отношение сознания к внешнему миру. В древнем Китае пробовали подойти к характеристике познания как процесса раскрытия причинности, выявления сходства и различия явлений, разделения вещей по родам. Выдвигались правила проверки истинности знаний: «основание», под которым имелись в виду опыт и суждения древних мудрецов; «источник», т.е. факты, которые слышали и видели простолюдины; «применимость», т.е. практическую пользу.

Выделяются основные концепции истины: соответствия (корреспонденции), когеренции и прагматичности.

Платон и Аристотель определяли истину как соответствие наших знаний действительности. Корреспондентская концепция истины обнаруживает свою слабость ввиду того, что многие ситуации и процессы слишком сложны, текучи и не поддаются прямому наблюдению для сопоставления утверждений с действительностью, а полный перевод теоретических положений на язык наблюдений часто невозможен.

Под когерентностью понимается взаимосоответствие высказываний (какое-то утверждение считается истинным, если оно получено по строгим логическим правилам из других предложений, ранее признанных истинными). Данную концепцию истины развивали Лейбниц, Спиноза, Нейрат и Гемпель. Уязвимость данной концепции истины выражается в том, что для невыводного, неформализованного знания (например, в гуманитарных науках, искусстве), «всюду, где имеют дело с ценностями, творчеством, мнениями и верованиями, различными интуитивными моментами. имеет место. не рассудочно-логическая, а коммуникативно-конвенциональная рациональность, где доверие коллективному (договаривающемуся) субъекту становится условием возможности обоснованной интерпретации». Следовательно, в истине содержатся аксиологический и конвенциональный элементы.

Истина выражает не только результат правильного, верного отражения действительности в сознании человека, но и способ реализации его целей на основе оценочного отношения к объектам бытия, т.е. истина возможна в ее неразрывной связи с практикой. В этом ключе истину исследовал марксизм, который использовал критерий практики для дальнейшего развития концепции соответствия. А.А. Богданов рассматривал истину как форму организации социального опыта. Связь истины с практикой свидетельствует о наличии в истине прагматической составляющей. Человек «познает руками и головой на основе синтеза материального действия и свободно развивающейся мысли».

В деятельности знания могут оцениваться как «полезные» и «бесполезные». В прагматизме (Ч. Пирс, У. Джеймс, Д. Дьюи) истина — продукт «опыта» человека, способ приспособления к жизни, инструмент в достижении успеха на основе согласия с конкретной действительностью. В таком подходе заложена опасность произвольно- субъективного истолкования полезности каких-то представлений. Позитивный же аспект в рассматриваемой концепции истины выражен в стремлении реадиетически наполнить истину практически значимым для человека содержанием.

Конечно, все три концепции истины (соответствия, когерентности и прагматичности) не отменяют, а дополняют друг друга, комбинируют элементы каждой из них. Не соприкасается с названными теистическая концепция, согласно которой истина — это Божье откровение.

В структуре знания выделяются два слоя: зависящий от специфики биологической и социальной организации человека, особенностей его нервной системы, мозга, способа переработки информации, языка; зависящий от объективной реальности, отражаемой познанием. Эти два слоя находятся в определенном отношении друг к другу. По мнению B.C. Соловьева, истина «является для ума первоначально как субъективная идея, как мысль. Ум сталкивается с фактами. Они противоречат мысли и этим уже доказывают свою объективную действительность и силу».

Будучи характеристикой человеческого знания, истина существует в субъективной форме, а с точки зрения его объективного содержания, истина не зависит от субъекта, от человека и человечества. Это есть объективная истина. Субъективный момент в истине связан с объективной составляющей истины. Истина характеризует постигаемый объект, но с учетом возможностей субъекта. Мир открывается нам, утверждали экзистенциалисты, с определенных сторон, но человек сам волен выбирать, каким способом и чем можно познать этот мир. Таким образом, понимание истины углубляется в ее экзистенциальных, жизненных, а не только познавательных смыслах. Важнейшими способами раскрытия истины, как об этом писал Х.Г. Гадамер в своей работе «Истина и метод», являются искусство, философия и история.

В неклассической философии истина лишается объективного статуса и мыслится как форма психического состояния личности (Кьеркегор), как ценность (Риккерт), феномен метаязыка формализованных систем (Тарский), спекулятивный идеальный конструкт (Гартман), как феномен сугубо языкового ряда (логический позитивизм), как текст, рассматриваемый в качестве самодостаточной Реальности вне соотнесения с внеязыковой реальностью «означаемого» (постмодернизм). Между тем, «. отношение субъекта и объекта — это не отношение двух разных миров, а лишь двух полюсов в составе некоторого единства. Снятие противостояния субъективного и объективного как двух самостоятельных миров не означает снятия субъектно-объектных отношений». В этом смысле истина объективно-субъективна.

Познание выступает как длительный процесс, а не одномоментный акт. Природа, писал Дидро, напоминает женщину, которая любит переодеваться в разнообразные наряды, скрывающие то одну, то другую часть тела, и дающую надежду настойчивым поклонникам когда-нибудь узнать ее всю. Гегель отмечал, что истина есть процесс, а не отчеканенная, готовая с начала монета.

Всякое, знание, взятое на том или ином историческом этапе развития, есть неполное, недостаточно точное представление о действительности, т.е. на каждом конкретном этапе познания мы имеем дело с относительной истиной. Знание о своем незнании в конечном счете, по Сократу, оборачивается знанием, всегда относительным. Относительность знаний не означает, однако, что эти знания лишены объективного содержания. Например, представители средневекового христианского мировоззрения считали, что Солнце и планеты вращаются вокруг Земли. При всей ошибочности и наивности этого представления здесь содержалась крупица объективной истины: светила Солнечной системы движутся. Последующие открытия в науке (Коперника, Кеплера, современных астрономов) привели к возрастанию полноты объективной истины по данному вопросу, продемонстрировав диалектическую природу истины.

Помимо относительности, истина содержит в себе момент абсолютности. Термин «абсолютная истина» имеет следующие значения.

1. Некоторые положения философии и науки, имеющие непреходящий характер, например принцип несотворимости и неуничтожимости материи и движения.

2. Элементарные знания, которые носят постоянный характер, так называемые «вечные истины», которые не могут быть опровергнуты в будущем. Примеры: «люди смертны»; «Наполеон умер в 1821 г.». Впрочем, во втором примере в истине имеется неопределенность: от чего ведется счет, какой календарь использован?

Преувеличение значения абсолютной истины способно привести к догматизации познания.

Знание о сложном предмете со множеством его свойств, связей, изменений строится по принципам:

1) процессуальности (выявление характеристики предмета, раскрывающего свои «тайны» не сразу, а в динамике);

2) дополнительности и оппозиции (каждое из определений отдельных свойств, сторон, связей предмета дополняется другими утверждениями, часто противоположными).

В этом смысле истина многомерна. Одновременно истина есть нечто целое, что подчеркивали, например, B.C. Соловьев и П.А. Флоренский. Плюралистически-целостный подход к истине вытекает из факта, что мир многомерен и вместе с тем представляет собой связное целое.

Плюрализм подходов есть следствие:

а) отсутствия абсолютно надежного эмпирического и/или теоретического базиса любых концепций;

б) ограниченности любых моделей по отношению к своему предмету-оригиналу («прототипу»);

в) неустранимости из науки неявного и личностного знания.

Стремление к достижению истины, выбор между альтернативными подходами, концепциями осуществляется научными сообществами путем консенсуса и носит когнитивно-волевой характер. Процесс выработки консенсуса (путем оппонирования, критики, влияния авторитетов, научных школ, оценки практической значимости той или иной концепции и т.д.) является, как правило, длительным и не окончательным, подлежащим пересмотру в будущем новыми субъектами познания. Помимо консенсуса, когнитивный нонконформизм, определенное мужество выступают как необходимые условия научной деятельности, особенно радикальных инноваций (это продемонстрировали в своем творчестве Бруно, Коперник, Лобачевский, Эйнштейн, Павлов, Бор, Ландау и др.).

В целом, человеческое знание становится все более истинностным. Однако наше познание не сталкивается с абсолютной границей и находится в пути. Точное исчерпывающее знание о неком сущем выступает как цель познания, своеобразный гносеологический идеал.

Динамичность и сложность познаваемых объектов обусловливают конкретность истины. На примере рассуждений о пагубности или благотворности войны Н.Г. Чернышевский сделал вывод: «Отвлеченной истины нет; истина конкретна». Требование конкретности истины означает, что предмет или явление надо изучать в тех условиях места и времени, в тех связях и окружении, в которых данный предмет существует и развивается.

В реальном процессе познания нет истины в чистом виде, совершенно свободном от моментов неистины, т.е. заблуждения. К. Гельвеций заблуждения делил на «природные» (связаны с невежеством) и «приобретенные» (обусловлены неправильным употреблением слов, поклонением авторитетам, схоластикой, спекулятивной метафизикой). Заблуждение, по мнению Гете, лежит на поверхности, в то время как истина покоится на глубине и исследование ее не каждому доступно. Истина и заблуждение полярно противоположны и одновременно относительно противоположны. По мере освоения новых явлений, вырабатывая новые понятия и уточняя границы верности старых, наука избавляется от заблуждений, прокладывая путь к истине. Б. Паскаль заметил: отступление от истины ведет к заблуждению, а отклонение от заблуждения может привести к истине. Современная философия исходит из посылки, что знание правдоподобно, является приближением к истине, поэтому в знании присутствуют элементы заблуждения, а оценка надежности знания всегда дискуссионна и относительна.

Истине противостоит ложь, когда знание о чем-то не соответствует объективной реальности и умышленно искажается. Ложь, в отличие от заблуждения и ошибки, считает B.C. Соловьев, обозначает сознательное и потому нравственно предосудительное противоречие истине.

В целом, как показал анализ, классическая теория познания характеризуется критицизмом, фундаментализмом, субъектоцентризмом и наукоцентризмом. Напротив, для неклассической гносеологии присущи посткритицизм, антифундаментализм, отказ от субъектоцентризма и отход от наукоцентризма.

Список использованных источников

1. Каверин Б.И., Демидов И.В. Философия: Учебное пособие. / Под. ред. д.ф.н., проф.Б.И. Каверина — М.: Юриспруденция, 2001. — 272 с.

2. Алексеев П.В. Философия /Алексеев П.В., Панин А.В. 3-е изд., перераб. и доп. — М.: ТК Велби, Проспект, 2005. — 608 с.

3. Философия / Под общ. ред. Я.С. Яскевич – Минск, 2006 – 308 с.

4. Калмыков В.Н. Философия: Учебное пособие / В.Н. Калмыков – Мн.: Выш. шк., 2008. – 431 с.

источник

Познание как предмет философского анализа.

Понятие «знание» и его уровни.

Структура познания. Субъект и объект познания.

Практика: понятие, виды и роль в познании.

Чувственное и рациональное познание и их формы.

Истина как процесс и цель познания.

Диагноз как форма познавательного процесса.

Многообразные отношения человека к миру включают в себя познавательные отношения. Познание– это активная деятельность людей, направленная на приобретение, углубление, развитие знаний.

Гносеология(греч.gnosis– знание иlogos– учение) – теория познания, раздел философии, в котором рассматриваются вопросы о сущности, источниках и методах познания, о путях постижения и критериях истины.

Философская теория познания рассматривает всеобщее в познавательной деятельности человека, безотносительно к тому, к какому виду относится познание (научное, повседневное, художественное), кто является субъектом познания (отдельный индивид, коллектив людей).

Гносеология тесно связана с онтологией, гносеологические категории и принципы имеют онтологическое обоснование. Основной вопрос философии, помимо онтологической стороны (что первично – материальное или идеальное?), имеет такжегносеологическую сторону:познаваем ли мир или как относятся наши мысли об окружающем нас мире к самому этому миру?

В ответе на этот вопрос сложились три основные линии: гносеологический оптимизм, скептицизм и агностицизм.

Представители гносеологического оптимизмаутверждают, что человек располагает достаточными средствами, позволяющими получить достоверное знание об окружающем мире. Эта линия представлена в различных философских направлениях: объективном идеализме Гегеля, материализме французских просветителейXVIIIв., в антропологическом материализме Л.Фейербаха, во взглядах русских материалистов, в марксизме. Гносеологический оптимизм имеет в своей основе принцип единства мира, единства бытия и мышления.

Скептицизм(греч.skeptikos– критикующий) – течение в гносеологии, представители которого выражают сомнение в возможности получения истинного знания о мире. Скептицизм проявлялся уже во взглядах античных философов. Основатель античного скептицизмаПиррони его ученики считали, что заблуждение возникает, когда мы переходим от явления к познанию его сущности: «Я знаю, что вещь сладка, но не знаю, сладка ли она на самом деле». Древнегреческий философПротагорутверждал, что разным людям присущи разные знания и оценки одних и тех же вещей, поэтому «человек есть мера всех вещей». Широко известно высказываниеСократа: «Я знаю, что я ничего не знаю». Существует легенда, согласно которой древнегреческий мудрецЗенонв ответ на вопрос, почему он во всем сомневается, нарисовал два круга – большой и маленький: «маленький круг – ваши знания, большой – мои. Все, что за их пределами – область неизвестного. Чем больше знание, тем больше их область соприкосновения с неизвестным, поэтому я и сомневаюсь больше, чем вы». Скептицизм – необходимый элемент познания. Сомнение, критика направлены на преодоление догматизма, абсолютизации истин, а следовательно, это необходимой условие развития знания. В то же время крайний скептицизм может привести к агностицизму.

Агностицизм(греч.a– отрицание иgnosis– знание) – течение в гносеологии, сторонники которого отрицают возможность достоверного познания мира, закономерностей развития природы и общества. Наиболее ярко агностицизм представлен в субъективном идеализмеД.Юма и И.Канта. Д.Юм поставил под сомнение существование самой действительности. Он сводил все знания об окружающим мире к комплексам наших ощущений. Знания – это чувственные восприятия, за пределы которых человек выйти не может, поэтому нельзя судить и о существовании самой реальности. В отличие от Юма, И.Кант признавал существование объективного мира «вещей в себе», но считал их непознаваемыми. Человеческому познанию доступны лишь явления вещей, т.е. те представления, которые они на нас производят, воздействуя на органы чувств, а вещи, каковы они есть сами по себе, познать невозможно. В то же время И.Кант внес большой вклад в теорию познания; он поставил вопрос о принципиальной ограниченности человеческого опыта, о том, что действительность всегда выходит за пределы любого знания.

В западной философии ХХ в. сформировалась еще одна разновидность агностицизма – конвенционализм(от лат «договор, соглашение») – философская концепция, согласно которой научные теории и понятия являются не отражением объективной действительности, а продуктом соглашения между учеными. С такими установками выступали некоторые представители аналитической философии: К Поппер, И.Лакатос, П.Фейерабенд и др.

Существование таких гносеологических направлений, как агностицизм и скептицизм, свидетельствует о сложности и противоречивости процесса познания. Скептицизм и агностицизм обычно получают распространение в периоды социально-политических потрясений, научных революций, смены ценностных установок, т.е. когда устоявшиеся знания становятся несостоятельными в свете новых данных науки и практики. Агностицизм не учитывает принципа материального единства мира и опровергается, прежде всего, материально-практической деятельностью людей.

источник

Введение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 2 Глава I. Гносеология . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 3 Глава II. Знание и познание . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 4 Знание . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 4 Познание . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 5 Эмпирическое познание . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 7 Теоретическое познание . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 8 Интуиция . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 9 Глава III. Практика и познание . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 10 Глава IV. Истина и заблуждение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 12 Глава V. Научное познание . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 15

1) Структура познания . . . 15

3) Принципы научного познания . . . . .17

4) Методология научного познания . . . . . 17

Список литературы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 23

Не секрет, что в нашей стране происходят преобразования, очень важные для каждого гражданина, события исторической важности. Поэтому следует более углубленно изучать проблемы познавательной деятельности человека.

Развитие цивилизации подошло к такому рубежу, когда важнейшими средствами решения ее проблем становятся компетентность и добрая воля, базирующиеся на знании и общечеловеческих ценностях. Научное и гуманистическое мировоззрение, ориентированное на истину, добро и справедливость, может способствовать росту духовности человека, а также все большей интегрированности культуры человечества и конвергируемости интересов народа [3, 3].

Некоторые ученые утверждают, что в наше время все более явственно проступает процесс становления социальной целостности, закладываются основы общего для человечества стиля мышления. В структуре последнего ведущее место принадлежит диалектике.

Проблемы теории познания в наше время выступают в различных формах. Но существует ряд традиционных проблем, среди которых истина и заблуждение, познание и интуиция, чувственное и рациональное и др. Они образуют фундамент, опираясь на который можно осмыслить развитие науки и техники, взаимосвязь познания и практики, формы и типы человеческого мышления. Часть этих проблем будет раскрыта ниже [3, 3].

Познание очень важно для человека, так как иначе невозможно было бы развитие самого человека, науки, техники и неизвестно, как далеко мы бы ушли от каменного века, если бы не обладали способностью к познанию. Но и «избыток» знания тоже может принести вред. Вот что сказал на этот счет Ф.Жолио-Кюри: «Ученые знают, сколько пользы принесла наука человечеству; они знают и то, чего она могла бы сейчас достигнуть, если бы на всем земном шаре воцарился мир. Они не хотят, чтоб когда-нибудь были произнесены слова: «Наука нас привела к гибели от атомных и водородных бомб». Ученые знают, что наука не может быть виновата. Виноваты только те люди, которые плохо используют ее достижения».

Следует отметить, что многие глубокие проблемы гносеологии до настоящего момента не до конца выяснены. Дальнейший гносеологический прогресс сопряжен со значительными будущими прорывами теоретической мысли.

Гносеология или теория познания – это раздел философии, в котором изучаются природа познания и его возможности, отношение знания к реальности, выявляются условия достоверности и истинности познания. Термин «Гносеология» происходит от греческих слов «gnosis» – знание и «logos» – понятие, учение и означает «понятие о знании», «учение о знании». Это учение исследует природу человеческого познания, формы и закономерности перехода от поверхностного представления о вещах (мнение) к постижению их сущности (истинного знания) и поэтому рассматривает вопрос о путях движения истины, о ее критериях. Самым животрепещущим вопросом для всей гносеологии является вопрос о том, какой практический жизненный смысл имеет достоверное знание о мире, о самом человеке и человеческом обществе. И, хотя сам термин «теория познания» введен в философию сравнительно недавно (в 1854 г.) шотландским философом Дж.Феррером, учение о познании разрабатывалось уже со времен Гераклита, Платона, Аристотеля.

Теория познания изучает всеобщее в познавательной деятельности человека безотносительно к тому, какова сама эта деятельность: повседневная или специализированная, профессиональная, научная или художественная. Поэтому мы можем назвать эпистемологию (теорию научного познания) подразделением гносеологии, хотя довольно часто в литературе эти две науки отождествляются, что не верно [1, 5].

Дадим определения субъекта и объекта познания, без которых невозможен сам процесс познания.

Субъект познания – это тот, кто его реализует, т.е. творческая личность, формирующая новое знание. Субъекты познания в своей совокупности образуют научное сообщество. Оно, в свою очередь, исторически развивается и организуется в различные социальные и профессиональные формы (академии, университеты, НИИ, лаборатории и т.д.) [1, 84-85].

С гносеологической точки зрения можно отметить, что субъект познания является общественно-историческим существом, реализующим общественные цели и осуществляющим познавательную деятельность на основе исторически развивающихся методов научного исследования.

Объект познания – это фрагмент действительности, оказавшийся в фокусе внимания исследователя. Говоря просто, объектом познания является то, что исследуется ученым: электрон, клетка, семья. Им могут быть как явления и процессы объективного мира, так и субъективный мир человека: образ мышления, психическое состояние, общественное мнение. Также объектом научного анализа могут быть как бы «вторичные продукты» самой интеллектуальной деятельности: художественные особенности литературного произведения, закономерности развития мифологии, религии и т.д. Объект объективен в отличие от собственных представлений о нем исследователя [1, 84-93, 100-115].

Иногда в гносеологии вводится еще дополнительный термин «предмет познания», чтобы подчеркнуть нетривиальный характер формирования объекта науки. Предмет познания представляет собой определенный срез или аспект объекта, вовлеченного в сферу научного анализа. Объект познания входит в науку через предмет познания. Можно сказать и так, что предмет познания – это проекция выбранного объекта на конкретные исследовательские задачи [1, 6-12].

Человечество всегда стремилось к приобретению новых знаний. Процесс овладения тайнами бытия есть выражение устремлений творческой активности разума, составляющего великую гордость человечества.

Наш разум постигает законы мира не ради простой любознательности, а ради практического преобразования и природы и человека с целью максимально гармоничного жизнеустройства человека в мире. Знания человечества образуют сложную систему, которая выступает в виде социальной памяти, богатства ее передаются от поколения к поколению, от народа к народу с помощью механизма социальной наследственности, культуры.

Термин «знание» обычно употребляется в трех смыслах:

1) способности, умения, навыки, которые базируются на

осведомленности о том, как что-либо сделать, осуществить те или

2) любая познавательно значимая информация (в частности –

3) особая познавательная единица, гносеологическая форма отношения

человека к действительности, существующая наряду и во взаимосвязи с практическим отношением.

Следует отметить, что второй и третий пункты данного определения и являются предметом рассмотрения гносеологии .

Познание есть специфический вид духовной деятельности человека, процесс постижения окружающего мира. Оно развивается и совершенствуется в тесной связи с общественной практикой.

Знание всегда является идеальным образом действительности. Знать что-либо – означает иметь некоторое идеальное представление об интересующем нас предмете.

Познание и знание различаются как процесс и результат.

В своей сущности, познание есть отражение мира в научных представлениях, гипотезах и теориях. Под отражением обычно понимают воспроизведение свойств одного объекта (оригинала) в свойствах другого, взаимодействующего с ним объекта (отражающей системы). В случае познания в качестве отражения как раз и выступает научный образ изучаемого объекта, представленный в форме научных фактов, гипотез, теорий. Между отражением, данным в научном образе, и изучаемым объектом существуют отношения структурного сходства. Это означает, что элементы образа соответствуют элементам изучаемого объекта.

Из миллионов познавательных усилий отдельных личностей складывается общественно-значимый процесс познания. Для того чтобы индивидуальное знание стало общественным, оно должно пройти своеобразный «естественный отбор» (через общение людей, критическое усвоение и признание этих знаний обществом и т.д.). Таким образом, познание – это общественно-исторический, аккумулятивный процесс получения и совершенствования знаний о мире, в котором живет человек.

Процесс познания весьма многогранен, как многогранна и общественная практика. Во-первых, познание различается своей глубиной, уровнем профессионализма, использованием источников и средств. С этой стороны выделяются обыденные и научные знания. Первые не являются результатом профессиональной деятельности и, в принципе, присущи в той или иной мере любому индивиду. Второй вид знания возникает в результате глубоко специализированной, требующей профессиональной подготовки деятельности, называемой научным познанием.

Познание различается и своим предметом. Познание природы ведет к становлению физики, химии, геологии и т.д., составляющих в совокупности естествознание. Познание самого человека и общества обуславливает становление гуманитарных и общественных дисциплин. Существует также художественное познание. Весьма специфично религиозное познание, направленное на понимание таинств и догматов религии.

В познании большую роль играют логическое мышление, способы и приемы образования понятий, законы логики. Также возрастающую роль в познании играют воображение, внимание, память, сообразительность, эмоции, воля и другие способности человека. Немаловажное значение имеют эти способности в сферах философского и научного познаний.

Следует отметить, что в процессе познания человек использует как чувства, так и разум, причем в тесной их связи между собой и прочими способностями человека. Так, органы чувств снабжают разум человека данными и фактами о познаваемом предмете, а разум их обобщает и делает определенные выводы.

Научная истина никогда не лежит на поверхности; более того, известно, что первые впечатления об объекте являются обманчивыми. Познание связано с раскрытием тайны об изучаемом объекте. За очевидным, тем, что лежит на поверхности, наука старается вскрыть неочевидное, объяснить законы функционирования изучаемого объекта.

Познающий субъект – не пассивное созерцательное существо, механически отражающее природу, а активная творческая личность , реализующая в познании свою свободу. Вопрос об отражении тесно связан с вопросом о творческой природе познания. Механическое копирование, где и кем бы оно ни осуществлялось, исключает творческую свободу личности, за что его и критиковали многие философы. Нередко ставился вопрос: либо процесс познания есть отражение (и тогда в нем нет ничего творческого), либо познание всегда есть творчество (и тогда оно не отражение). На самом деле, указанная дилемма является, по существу, ложной. Лишь при поверхностном, одностороннем и абстрактном понимании познания, когда абсолютизируется либо одна, либо другая его грань, возможно противопоставление отражения и творчества [1, 185-192].

Творчество есть специфический человеческий вид деятельности, в котором реализуется воля, цель, интересы и способности субъекта. Творчество – созидание нового, того, что еще не было в наличном бытии. С гносеологической точки зрения научное творчество представляет собой конструирование научных образов изучаемого объекта. Важную роль в творчестве играют воображение и интуиция.

В недалеком прошлом считалось, что познание имеет две ступени: чувственное отражение действительности и рациональное отражение. Затем, когда все больше прояснялось, что у человека чувственное в ряде моментов пронизывается рациональным, стали приходить к мнению, что уровнями познания являются эмпирическое и теоретическое, а чувственное и рациональное – это способности, на базе которых формируются эмпирическое и теоретическое. Данное представление наиболее адекватно реальной структуре познания, но при таком подходе не замечается исходный уровень познания (чувственное познание) – «живое созерцание», этот этап оказывается не выделенным из эмпирического. Если эмпирический уровень характерен только для научного познания, то живое созерцание имеет место как при научном, так и при художественном или обыденном познании [1, 132].

Живое созерцание – это скорее не познавательная способность, а результат реализации этих способностей или сам процесс познания указанной стороны объекта.

Различают три взаимосвязанные формы живого созерцания:

1) ощущение – отражение в сознании человека отдельных сторон, свойств предметов, непосредственное воздействие на органы чувств;

2) восприятие – целостный образ предмета, непосредственно данный в живом созерцании и совокупности всех своих сторон, синтез данных отдельных ощущений;

3) представление – обобщенный чувственно-наглядный образ предмета, воздействовавшего на органы чувств в прошлом, но не воспринимаемого в данный момент.

Ощущения, по органу чувств, посредством которого они получены, делятся на зрительные (самые важные), слуховые, вкусовые и др. Обычно ощущения являются составной частью восприятия.

Различают образы памяти и воображения. Обычно образы являются нечеткими, расплывчатыми, усредненными, но зато в образах обычно выделены наиболее важные свойства предмета и отброшены несущественные.

Познавательные способности человека связаны с органами чувств. Человеческий организм имеет экстерорецептивную систему, направленную на внешнюю среду (зрение, слух, вкус и т.д.) и интерорецептивную систему, связанную с сигналами о внутреннем физиологическом состоянии организма [1, 132-133].

Все эти способности объединены в одну группу, названную «способностью к чувственному отражению действительности». Вследствие многозначности слова «чувство», правильнее разделять чувственное на чувственно-эмоциональное и чувственно-сенситивное.

Теоретическое познание наиболее полно и адекватно выражено в мышлении.

Мышление – процесс обобщенного и опосредованного отражения действительности, осуществляющийся в ходе практической деятельности и обеспечивающий раскрытие ее основных закономерных связей (на основе чувственных данных) и их выражение в системе абстракции.

Различают два уровня мышления:

1) рассудок – исходный уровень мышления, на котором оперирование абстракциями происходит в пределах неизменной схемы, шаблона; это способность последовательно и ясно рассуждать, правильно строить свои мысли, четко классифицировать, строго систематизировать факты;

2) разум (диалектическое мышление) – высший уровень теоретического познания, для которого, прежде всего, характерно творческое оперирование абстракциями и сознательное исследование их собственной природы.

Следует отметить, что рассудок – это обычное житейское мышление, здравый смысл; его логика изучает структуру высказываний и доказательств, обращая основное внимание на форму знания, а не на его содержание.

С помощью разума человек постигает сущность вещей, их законы и противоречия. Главная задача разума – объединить многообразное и выявить коренные причины и движущие силы изучаемых явлений. Логика разума – диалектика, представленная как учение о формировании и развитии знаний в единстве их содержания и формы. Процесс развития включает в себя взаимосвязь рассудка и разума и их взаимные переходы из одного в другое и наоборот.

Разум и рассудок имеют место и при живом созерцании, и при абстрактном мышлении, на эмпирическом и теоретическом уровнях научного познания.

Рассудок и разум представляют собой особое сечение познавательного процесса, когда мышление носит либо рассуждающий и ориентировочно-приспособительный, либо понимающий и творчески-конструктивный характер.

Процесс мышления не всегда осуществляется в развернутом и логическом виде. Бывают случаи, когда человек чрезвычайно быстро, почти мгновенно схватывает сложную ситуацию и находит правильное решение. Способность постижения истины путем прямого ее усмотрения, без обоснования с помощью дискурсии именуется интуицией . Она занимает важное место в познании, сообщает ему новый импульс и направление движения. Под интуицией (догадка) понимается интуиция интеллектуальная, которая позволяет проникать в суть вещей. Интуицию издавна делят на две разновидности: чувственную и интеллектуальную. Также интуиция бывает технической, научной, обыденной, врачебной и т.п., в зависимости от спецификации деятельности субъекта.

Различные толкования интуиции подчеркивают в ее феномене общий момент непосредственности в процессе познания, в отличие или в противоположность от опосредствованного характера логического мышления.

Интуиция поддается экспериментальному изучению. Здесь следует отметить труды Я.А.Пономарева, Олтона, К.Факуоару.

Посредством наблюдений над людьми было доказано, что интуиция широко распространена даже в обычных условиях. Нередки случаи, когда в нестандартной ситуации, требующей быстрого решения в условиях ограниченной информации, субъект производит выбор своих действий, как бы «пред-чувствуя», что нужно поступить именно так, а не иначе.

Одним из важнейших свойств интуиции является ее непосредственность. Непосредственным знанием (в отличие от опосредованного) принято называть такое, которое не опирается на логическое доказательство. Для интуиции также характерна внезапность и неосознанность [1, 168-185].

К общим условиям формирования и проявления интуиции относятся следующие:

1) основательная профессиональная подготовка субъекта, глубокое

2) поисковая ситуация, состояние проблемности;

3) действие у субъекта поисковой доминанты на основе непрерывных попыток решить проблему, напряженные усилия по решению проблемы или задачи;

4) наличие «подсказки» [1, 179].

Практика – это материальное освоение общественным человеком окружающего мира, активное взаимодействие человека с материальными системами. В ней люди преобразуют и создают материальные вещи, опредмечивая свои сущностные силы. Опредмечивание и есть процесс материализации намерений людей, превращение субъективных творческих способностей, замыслов, идей в форму предметности, в вещь, объективно существующую.

Важнейшими чертами практики как гносеологического феномена являются: целенаправленность, предметно-чувственный характер и преобразование материальных систем.

Практика дифференцирована. Так, например, еще в начале истории зародились две ее взаимосвязанные сферы: производство предметов потребления и производство орудий труда. Позже происходит все более детализированное и специализированное разделение этих сфер.

Практика имеет общественный характер, она объединяет в целое миллионы человеческих воль, устремлений, направляя их к реализации общественных целей. Возможности практики обусловлены уровнем развития общества в целом.

Поскольку практика основана на разуме, то она является целесообразной деятельностью. Цель предполагает мысленное представление будущей вещи. Разумный характер практической деятельности предполагает продумывание программы действий, оценку средств и условий достижения цели и т.д. Поскольку целеполагающее начало неустранимо из человеческой практики, то последняя является двуединым субъективно-объективным процессом, связывающим объективные предпосылки (природный и надприродный материал) с человеческой целеустремленностью.

В тесной связи с практикой развивается и познание. Оно и есть процесс получения и накопления знаний обществом. Практика имеет познавательную сторону, познание – практическую. Знание является человеческой информацией о мире. Для начала практической деятельности человеку необходимы хотя бы минимальные знания о преобразуемом в практике предмете. Поэтому знание составляет необходимую предпосылку и условие осуществления практической деятельности [1, 63-73].

Как упоминалось выше, практика и познание очень тесно связаны. Поэтому каждый из этих видов человеческой деятельности выполняет некоторые функции по отношению к другому. Рассмотрим их подробнее.

Гносеологические функции практики:

1) базисная функция, т.е. в качестве источника познания практика дает исходную информацию, которая обобщается, обрабатывается мышлением;

2) детерминирующая функция, т.е. практика является движущей силой познания, от нее исходят импульсы, в значительной мере обусловливающие возникновение нового знания и его преобразование;

3) критериальная функция, т.е. практика является главным критерием истины;

4) целеполагающая функция, т.е. практика – цель познания, в конечном счете, что включает в себя и те варианты, при которых она выступает и непосредственной целью познания, ну а целью познания является достижение истинного знания [1, 74-78].

Познание, в свою очередь, имеет ряд функций по отношению к практике:

1) информативно-отражательная функция, т.е. познание перерабатывает исходные данные, полученных от практики и производит понятия, гипотезы, теории, методы; познание является средством практической деятельности;

2) проектно-конструктивная функция, т.е. познание вырабатывает идеальные планы таких новых типов человеческой деятельности, которые не могут возникнуть без науки, вне ее;

3) регулятивная функция, т.е. познание регулирует практику, обеспечивает управление практикой, практическими действиями.

Практика и познание, практика и теория взаимосвязаны и воздействуют друг на друга. Их взаимоотношение содержит в себе противоречие. Стороны противоречия могут находиться в состоянии соответствия, гармонии, но могут приходить и в дисгармоничное состояние, доходящее до конфликта. Одна из сторон может отставать от развития другой, что является естественным выражением противоречия между ними; преодоление этого противоречия может вести к новому уровню их соотношения. На этом пути достигается развитие и теории, и практики [1, 79-84].

Проблема истины является ведущей в гносеологии. Все проблемы теории познания касаются либо средств и путей достижения истины (вопросы чувственного и рационального, интуитивного и дискурсивного, теории и практики, универсальных, общенаучных и частных методов познания и т.п.), либо форм существования истины (понятие факта, гипотезы, теории, научного знания и др.), форм ее реализации, структуры познавательных субъектно-объектных отношений и т.п.

Многие ученые отождествляют понятия истины и правды. Этой же точки зрения придерживается и большой знаток русского языка В.Даль.

От того, как каждый человек видит истину, понимает ее суть, зачастую зависит жизненная позиция этого человека, понимание им своего назначения [1, 31-32].

В философии на сегодняшний день можно указать наличие, по крайней мере, следующих концепций истины. Все они имеют как позитивные, так и негативные стороны:

1) Классическая теория истин. Истина – это правильное отражение

предмета, процесса в индивидуальном познании.

2) Когерентная концепция рассматривает истину, как соответствие

3) Прагматическая концепция. Эта концепция, распространенная в

особенности в Америке, говорит, что истиной считается то, что полезно для человека.

4) Конвенциальная концепция. Истина – это то, что считает

5) Экзистенциалистская концепция. Ярким представителем этой

концепции является Хайдеггер. Истина есть свобода. Это процесс с одной стороны, в котором мир открывается нам с одной стороны, а с другой человек сам волен выбирать, каким способом и чем можно познать этот мир.

6) Неатомистическая концепция. Говорит о том, что истина – это

В истории философской мысли существовали разные понимания истины. Приведем примеры некоторых: «Истина – это соответствие знаний действительности»; «Истина – это опытная подтверждаемость»; «Истина – это свойство самосогласованности знаний» и др.

Первое положение, согласно которому истина есть соответствие мыслей действительности, является главным в классической концепции истины. Она называется так потому, что оказывается древнейшей из всех концепций истины; именно с нее и начинается теоретическое исследование истины. Эту концепцию поддерживали Аристотель, Платон, Гегель, Фейербах и др. [1, 33]

Существует несколько определений истины. Вот определение из марксистской литературы: истина – это адекватное отражение объекта познающим субъектом, воспроизводящее познаваемый предмет так, как он существует вне и независимо от сознания.

Характерной чертой истины является наличие в ней объективной и субъективной сторон.

Истина, по определению, – в субъекте, но она же и вне субъекта. Истина субъектна. Когда мы говорим, что истина «субъективна», это значит, что она не существует помимо человека и человечества. Истина объективна – это значит, что истинное содержание человеческих представлений не зависит от субъекта, не зависит ни от человека, ни от человечества.

В идеалистических системах истина понимается как вечно неизменное и абсолютное свойство идеальных объектов (Платон, Августин), или как согласие мышления с самим собой (теория когеренции), с его априорными формами (Кант). По Гегелю, истина есть диалектический процесс развития знания, в котором достигается соответствие понятия предмету мысли.

Точка зрения сторонников субъективно-идеалистического эмпиризма состоит в понимании истинности как соответствия мышления ощущениям субъекта или как соответствия идей стремлениям личности к достижению успеха (прагматизм), либо, как наиболее простой взаимосогласованности ощущений.

Общая черта различных концепций истины в современной западной философии – отрицание объективности содержания знания. Признание объективности истины принципиально отличает марксистскую концепцию от прагматических, конвенциалистских трактовок и различных форм релятивизма.

На каждом историческом этапе человечество располагает относительной истиной – приблизительно адекватным, неполным, содержащим заблуждения знанием. Признание относительности истины связано с неисчерпаемостью мира и бесконечностью процесса его познания.

Истинное знание каждой эпохи содержит элементы абсолютной истины: оно обладает объективно истинным содержанием, является необходимым этапом развития человеческого познания, своим объективным содержанием включается в последующие этапы познания.

Абсолютная истина – такое знание, которое полностью исчерпывает предмет познания и не может быть опровергнуто при дальнейшем развитии познания. Всякая относительная истина содержит элемент абсолютного знания. Абсолютная истина складывается из суммы относи­тельных истин. Истина всегда конкретна [4, 15].

Критерий истины находится не в мышлении самом по себе и не в действительности, взятой вне субъекта, а заключается в практике.

Процесс достижения истины, в особенности в социально-гуманитарном познании, предполагает сопоставление и соревнование идей, научных дискуссий, критику и преодоление реалистических форм сознания и социальных иллюзий, анализ соотношения идеологических и научно-теоретических форм отражения социальной реальности, выяснение социально-практических и мировоззренческих предпосылок теоретических построений [1, 63].

Заблуждение представляет собой своеобразное теоретико-познавательное явление. Оно есть непреднамеренное несоответствие суждений или понятий объекту. Свойство непреднамеренности делает его существенно отличающимся ото лжи. Наряду с этим и заблуждение, и ложь – ошибочные утверждения. Заблуждение – это ложное знание, принимаемое за истинное (Э.М.Чудинов), или, если учесть случаи, когда, наоборот, истина может выступать как ложь, – это восприятие (осознание) ложного знания как истинного или истинного знания как ложного [1, 48].

Рассмотрим подробнее научное познание. Будучи профессиональным видом общественной деятельности, оно осуществляется по определенным научным канонам, принимаемым научным обществом. В нем используются специальные методы исследования, а также оценивается качество получаемых знаний на основе принятых научных критериев. Процесс научного познания включает в себя: объект, субъект, знание как результат и метод исследования.

Следует отметить, что наука имеет дело с особым набором объектов реальности, несводимых к объектам обыденного опыта, а также то, что научные знания являются продуктами научной деятельности.

В науке различают эмпирический и теоретический уровни исследования. Это различие имеет своим основанием неодинаковость, во-первых, способов (методов) самой познавательной активности, а во-вторых, характера достигаемых научных результатов.

Эмпирическое исследование предполагает выработку исследовательской программы, организацию наблюдений, эксперимента, описание наблюдаемых и экспериментальных данных, их классификацию, первичное обобщение. Словом, для эмпирического познания характерна фактофиксирующая деятельность.

Теоретическое познание – это сущностное познание, осуществляемое на уровне абстракции высоких порядков. Здесь орудием выступает понятия, категории, законы, гипотезы и т.д.

Оба эти уровня связаны, предполагают друг друга, хотя исторически эмпирическое (опытное) познание предшествует теоретическому.

Основной формой знания, получаемого на эмпирическом этапе, является научный факт и совокупность эмпирических обобщений. На теоретическом уровне получаемое знание фиксируется в форме законов, принципов и научных теорий. Основными методами, используемыми на эмпирическом этапе, являются наблюдение, эксперимент, индуктивное обобщение. На теоретическом этапе познания используются такие методы, как анализ и синтез, идеализация, индукция и дедукция, аналогия, гипотеза и др.

В эмпирическом познании доминирует чувственный коррелят, а в теоретическом – рациональный. Их соотношение находит свое отражение в методах, используемых на каждом этапе [1, 231].

Научное исследование предполагает не только движение «вверх», к все более совершенному, разработанному теоретическому аппарату, но и движение «вниз», связанное с ассимиляцией эмпирической информации.

Как уже упоминалось выше, научное познание тесно связано с творчеством познающего человека [1, 230-234].

Несмотря на индивидуальность решения научных задач, можно назвать некоторые общие правила, лежащие в основе исследователь­ского процесса и составляющие сущность метода Декарта для полу­чения нового знания:

• ничего не принимать за истинное, что не представляется ясным и отчетливым;

• трудные вопросы делить на столько частей, сколько нужно для разрешения; начинать исследование с самых простых и удобных для познания вещей и восходить постепенно к познанию труд­ных и сложных;

• останавливаться на всех подробностях, на все обращать внима­ние, чтобы быть уверенным, что ничего не опущено [4, 11].

Подводя итог, сформулируем кратко три основных принципа на­учного познания действительности.

1. Причинность. Первое и достаточно емкое определение при­чинности содержится в высказывании Демокрита:

Ни одна вещь не возникает беспричинно, но все возникает на

каком-нибудь основа­нии и в силу необходимости.

В современном понимании причинность означает связь между от­дельными состояниями видов и форм материи в процессе ее движе­ния и развития. Возникновение любых объектов и систем, а также изменение их свойств во времени имеют свои основания в предшест­вующих состояниях материи; эти основания называются причинами, а вызываемые ими изменения — следствиями.

2. Критерий истины. Естественно-научная истина проверяется (доказывается) только практикой: наблюдениями, опытами, эксперимента­ми, производственной деятельностью. Если научная теория подтверждена практикой, то она истинна. Естественно-научные теории проверяются экс­периментом, связанным с наблюдениями, измерениями и математической обработкой получаемых результатов. Подчеркивая важность измерений, выдающийся ученый Д. И. Менделеев (1834- 1907) писал:

Наука началась тогда, когда люди научились мерить; точная наука

3. Относительность научного знания. Научное знание (понятия, идеи, концепции, модели, теории, выводы из них и т. п.) всегда относи­тельно и ограничено [4, 13].

Методология научного познания.

Метод – способ познания, исследования явлений природы и общественной жизни; прием, способ или образ действия.

Методология науки исследует структуру и развитие научного знания, средства и методы научного исследования, способы обоснования его результатов, механизмы и формы реализации знания в практике [2, 44-50].

В современной науке вполне успешно работает многоуровневая концепция методологического знания. В этом плане все методы научного познания могут быть разделены на пять основных групп:

1) Философские методы. Сюда относятся: диалектика (античная, немецкая и материалистическая) и метафизика.

2) Общенаучные подходы и методы исследования.

5) Методы междисциплинарного исследования.

Диалектическим методом мы часто пользуемся. Он исходит из того, что если в объективном мире происходит постоянное возникновение и уничтожение всего, взаимопереходы явлений, то понятия, категории и другие формы мышления должны быть гибки, подвижны, взаимосвязаны, едины в противоположностях, чтобы правильно отразить развивающуюся реальную действительность. Одним из основных принципов диалектического подхода к познанию является признание конкретности истины, что предполагает точный учет всех условий, в которых находится объект познания, выделение главных, существенных свойств, связей, тенденций его развития. Принцип конкретности истины требует подходить к фактам не с общими формулами и схемами, а с учетом реальных условий, конкретной обстановки.

Так, например, научными методами эмпирического исследования являются наблюдения, описания, измерения, эксперименты. Определим эти понятия.

Наблюдение – целенаправленное восприятие явлений объективной действительности.

Описание – фиксация средствами естественного или искусственного языка сведений об объекте.

Измерение – сравнение объекта по каким-либо сходным свойствам или сторонам.

Эксперимент – наблюдение в специально создаваемых и контролируемых условиях, что позволяет восстановить ход явления при повторении условий.

Существует шесть видов эксперимента:

6) физический, химический и др [2, 254-259].

Среди научных методов теоретического исследования выделяют:

3) гипотетико-дедуктивный метод.

Научным исследованием широко используются общенаучные методы исследования:

5) аналогия и моделирование;

8) системный подход [1, 251-254].

Почти все люди в своей жизни так или иначе выступают в роли субъектов познания. Для того, чтобы человек смог разобраться в огромном количестве информации, обрушивающейся на него каждый день, систематизировать, обобщать и использовать ее в дальнейшем, ему желательно знать хотя бы элементарные основы гносеологии. Для ученых, занимающихся научными изысканиями, это должно быть обязательным требованием, поскольку они должны знать путь к истинному знанию, отличать его от ложного и т.д. Думаю, гносеология может облегчить жизнь не одному человеку, поскольку учит нас правильно познавать окружающий нас мир.

Некоторые ученые утверждают, что все великие изобретения появились только благодаря человеческой лени. Человеку просто не хочется что-либо делать, и он изобретает какой-либо механизм, делающий это за него или значительно упрощающий этот процесс. Практически также дело обстоит и с познанием. Мы хотим жить лучше, поэтому наш разум постигает законы мира не ради простой любознательности, а ради практического преобразования и природы и человека с целью максимально гармоничного жизнеустройства человека в мире.

Немаловажен и тот факт, что знание имеет свойство накапливаться и передаваться от одного человека к другому. Это дает возможность человечеству развиваться, осуществлять научный прогресс. Правы были наши предки, которые считали, что отец должен передать свое мастерство сыну.

Как уже говорилось, в своей сущности, познание есть отражение мира в научных представлениях, гипотезах и теориях. В случае познания в качестве отражения как раз и выступает научный образ изучаемого объекта, представленный в форме научных фактов, гипотез, теорий. Существуют различные уровни познания, различающиеся своим предметом, глубиной, уровнем профессионализма и т.д. Познание и знание различаются как процесс и результат.

Познание имеет два уровня: эмпирический и теоретический. На первом из них происходит сбор, накопление и первичная обработка данных, на втором – их объяснение и интерпретация. Основными методами эмпирического уровня познания являются наблюдение, описание, измерение и эксперимент; теоретического – формализация, аксиоматика, системный подход и т.д. Следует отметить, что на обоих уровнях познания применяются так называемые общенаучные методы исследования (абстрагирование, обобщение, аналогия и т.д.).

Особую роль в познании играет интуиция – способность человека постигать истину путем прямого ее усмотрения, без обоснования с помощью дискурсии. Интуиция сообщает познанию новый импульс и направление движения. Важным свойством интуиции является ее непосредственность.

В тесной связи с познанием развивается и практика. Практика – это материальное освоение общественным человеком окружающего мира, активное взаимодействие человека с материальными системами. Практика имеет познавательную сторону, познание – практическую. Знание является человеческой информацией о мире. Для начала практической деятельности человеку необходимы хотя бы минимальные знания о преобразуемом в практике предмете. Поэтому знание составляет необходимую предпосылку и условие осуществления практической деятельности.

Практика имеет гносеологические функции:

2) детерминирующая функция;

В свою очередь познание также имеет определенные функции:

1) информативно-отражательная функция;

2) проектно-конструктивная функция;

Поскольку познание может быть как «правильным», так и ложным, то в гносеологии ведущей проблемой является проблема истины. Существует много точек зрения относительно определения истины. Так, Маркс считал, что истина – это адекватное отражение объекта познающим субъектом, воспроизводящее познаваемый предмет так, как он существует вне и независимо от сознания. Характерной чертой истины является наличие в ней объективной и субъективной сторон.

Выделяют также абсолютную истину – такое знание, которое полностью исчерпывает предмет познания и не может быть опровергнуто при дальнейшем развитии познания.

Следует также отметить, что критерий истины находится не в мышлении самом по себе и не в действительности, взятой вне субъекта, а заключается в практике.

В противовес истине существует заблуждение – своеобразное теоретико-познавательное явление. Оно есть непреднамеренное несоответствие суждений или понятий объекту.

Научное познание очень важно не столько для ученого, его осуществляющего, сколько для общества в целом. Подробно структура и методология научного познания были рассмотрены выше, но хотелось бы особо отметить, что в повседневной жизни важную роль играет диалектический метод познания, а в самом познании не последнее место занимает творчество, хотя некоторые ученые это и отвергают.

Подводя итог проведенной работе можно сказать, что существуют различные точки зрения на проблемы, рассмотренные выше. Это связано с различным пониманием этих проблем разными авторами использованной литературы, поскольку философское образование в нашей стране было достаточно сильно идеологизировано и политизировано в течение последних десятилетий, а сейчас происходит переоценка многих понятий. В ходе работы я попытался выбрать наиболее приемлемые и логичные определения понятий, а также точки зрения на рассмотренные проблемы.

Думаю, результаты данной работы пригодятся мне в дальнейшем, так как экономика – это наука, причем важнейшая, т.к. определяет повседневную жизнь общества в целом и каждого отдельно взятого человека. В силу длительности и масштабности экономических процессов, важно овладеть всем комплексом знаний об этой науке. В экономике на сегодняшний день стоит проблема истинности применяемого знания. Сегодняшнее состояние экономики нашей страны в очередной раз подтвердило актуальность знания дисциплин этой науки. Яркий тому пример – деятельность наших правительств в последние годы, когда вся страна выступает в роли лаборатории, используемой для проведения их экспериментов (обвальная приватизация; политика жесткого монетаризма, в результате которых государство потеряло контроль над естественными монополиями, предприятия лишились оборотных средств, что, в свою очередь, привело к резкому сокращению налогооблагаемой базы и дефициту бюджета).

1) П.В.Алексеев, А.В.Панин. Теория познания и диалектика. – Москва: Высшая школа, 1991. – 383 с.

2) Х.-Г.Гадамер. Истина и метод: Основы философской герменевтики. – Москва: Прогресс, 1988. – 704 с.

3) В.В.Ильин. Теория познания. Эпистемология. – Москва: Издательство МГУ, 1974. – 136 с.

4) С.Х.Карпенков. Основные концепции естествознания. – Москва: Культура и спорт, ЮНИТИ, 1998. – 208 с.

источник

Название: Познание как предмет философского анализа
Раздел: Рефераты по философии
Тип: реферат Добавлен 11:45:00 21 февраля 2011 Похожие работы
Просмотров: 8160 Комментариев: 14 Оценило: 5 человек Средний балл: 4.4 Оценка: неизвестно Скачать
Читайте также:  Простата анализ какие надо сдать