Меню Рубрики

Сновидения как предмет научного анализа

Воспроизведено в оригинальной авторской орфографии издания 1878 года (издательство «Киев» ).

Издательство: «ЁЁ Медиа» (1878)

    Автор Книга Описание Год Цена Тип книги
    Н. Грот Сновидения как предмет научного анализа Воспроизведено в оригинальной авторской орфографии издания 1878 года (издательство`Киев`). В — ЁЁ Медиа, Подробнее. 1653 бумажная книга

    Грот, Николай Яковлевич — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Грот (значения). Николай Яковлевич Грот … Википедия

    Грот, Николай Яковлевич — профессор философии, сын академика Я. К. Грота (см.); род. в 1852 г.; учился в Ларинской гимназии и на историко филологическом факультете СПб. университета, где получил золотую медаль за сочинение «Опровержение Платона и пифагорийцев по… … Большая биографическая энциклопедия

    Грот Николай Яковлевич — I проф. философии, сын академика Я. К. Грота (см.), род. в 1852 г.; учился в Ларинской гимназии и историко филолог. факультете СПб. унив., где получил золотую медаль за сочинение Опровержение Платона и пифагорийцев по метафизике Аристотеля .… … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

    Грот Николай Яковлевич — профессор философии (1852 1899), сын академика; сначала профессор в историко филологическом институте князя Безбородко в Нежине, потом с 1883 г. в Новороссийском университете, а с 1886 г. в Московском университете. Философские взгляды Грота… … Биографический словарь

    Медицина — I Медицина Медицина система научных знаний и практической деятельности, целями которой являются укрепление и сохранение здоровья, продление жизни людей, предупреждение и лечение болезней человека. Для выполнения этих задач М. изучает строение и… … Медицинская энциклопедия

    Кант Иммануил — Жизненный путь и сочинения Канта Иммануил Кант родился в Кенигсберге (ныне Калининград) в Восточной Пруссии в 1724 г. Отец был шорником, а мать домохозяйкой, шестеро их детей не дожили до зрелого возраста. Кант всегда вспоминал родителей с… … Западная философия от истоков до наших дней

    ФОРМА ПРЕВРАЩЕННАЯ — понятие, введенное в филос. оборот Марксом и характеризующее строение и способ функционирования сложных систем; это понятие позволяет исследовать видимые зависимости и эффекты, выступающие на поверхности целого в качестве того, что Маркс называл … Философская энциклопедия

    ЕСТЕСТВЕННАЯ ТЕОЛОГИЯ — [лат. theologia naturalis], термин, очерчивающий особую область философско богословских размышлений и исследований, общей характерной чертой к рых является признание в качестве отправного факта того, что всякий человек естественным образом… … Православная энциклопедия

    БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ — совокупность психических состояний и процессов, которые осуществляются без участия сознания. Концепция Б. была впервые выражена Г. Лейбницем. Он оценивал Б. как низшую форму душевной деятельности. Определенные психические процессы, считал он,… … Философская энциклопедия

    Розин, Вадим Маркович — (р. 28.06.1937) спец. в обл. методол., культурологии, филос. техники, психол. педагогики; д р филос. наук, проф. Род. в Москве. Окончил Моск. заочный Пед. ин т (1963), асп. НИИ дошкольного воспитания АПН РСФСР. Работает в ИФ. РАН вед. н.с Докт.… … Большая биографическая энциклопедия

    МИФОЛОГИЯ — (от греч. mythos предание, сказание и logos слово, понятие, учение) способ осмысления мира на ранних стадиях человеческой истории, фантастические повествования о его сотворении, о деяниях богов и героев. В М. Космос предстает как единое целое,… … Философская энциклопедия

    источник

    Проблема сновидения, как предмет научных и философских исследований. Стратегические основы учения Фрейда. Техника и методы толкования сновидений, метод свободных ассоциаций. Интерпретация образов, архаизм и инфантилизм. Телепатические возможности.

    Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

    Размещено на http://www.allbest.ru/

    В конце 19-го-начале 20-го века проблема сновидения вновь становиться предметом культурных, научных и философских исследований. В тоже время сновидения будучи фактом повседневной жизни, в большей степени остаётся непонятным. Одним из основоположников исследования сновидений был З.Фрейд.

    Исследование снов стало для Фрейда главной частью самоанализа, великим путем, открывшим доступ к бессознательному. Вместе с тем изучение сновидений продвинулось значительно дальше его личности, «Толкование сновидений» превзошло материал жизни Фрейда и даже само его учение, открыв широчайшие горизонты, не познанные нами еще и сегодня. Фрейд пишет, что ”сновидения могут служить материалом для многих дедуктивных построений, которые должны целиком изменить наши психологические теории». Фрейд З. «Толкование сновидений» С.П.1998г. стр.14.В «Толковании сновидений» делается попытка создать совершенно новую антропологию, на что указывает ряд замечаний Фрейда, например, такое: «Интерпретация сновидений может дать нам о структуре разума данные, которых мы до сих пор тщетно ждали от философии». Фрейд З. «Толкование сновидений» С.П.1998г. стр.17.

    В «Толковании сновидений», теоретическом и практическом учебнике Фрейда по изучению сновидений, переплелись многочисленные направления: исследования скрытых, темных сторон.

    В отличие от своих концепций сексуальности, которые он постоянно развивал и углублял, «Толкование сновидений» Фрейд считал работой законченной, окончательной и не требующей пересмотра. «Что касается сновидений, — писал он уже в 1908 году, — я остаюсь на позиции своих первых утверждений» Фрейд З. «Толкование сновидений» С.П.1998г. стр.17., и он оставался на ней до самого конца. Небольшая книга «Сновидение и его интерпретация», опубликованная в 1901 году, год спустя после «Толкования сновидений», содержит лишь отдельные положения главной работы. В 1912 году, он удовлетворяется несколькими краткими практическими советами, данными в статье «Действия по толкованию сновидений в психоанализе». Работа «Метапсихологическое дополнение к учению о сновидениях», появившаяся в 1917 году, рассматривает после некоторых вопросов о снах общую проблему «галлюцинаторного удовлетворения желания» и ее распространение на психические заболевания. Фрейд излагает также свои позиции по части сновидений в большой главе книги «Введение в психоанализ» 1917 года и возвращается к ним уже в 1932 году, посвятив им два из своих «Новых сообщений по психоанализу».

    Опыт клинической работы, чтение разнообразных книг о важной роли снов, а также продолжающийся прием больных служили главными источниками научного вдохновения. Связь сновидений и неврозов представляется неоспоримой; уже в 1897 году Фрейд утверждает, что в сновидениях содержатся зачатки всей психологии неврозов, и вновь выдвигает этот тезис в январе 1899 года:

    «Ключ к пониманию истерии действительно находится в сновидениях” Фрейд З. «Толкование сновидений» С.П.1998г. стр.358. Но благодаря самоанализу 1897 года это направление мысли Фрейда, касающееся сновидений, получило решающий импульс именно в период изучения себя, своей глубинной сущности, преодоления трудностей «опытного невроза» скрестились, соединились и стали воздействовать друг на друга явления, которые можно назвать путем неврозов и путем сновидений. Путь неврозов определяющийся личной и клинической практикой, ставящей многочисленные проблемы, нашел свое место и получил развитие внутри пути сновидений, «широкого пути», по выражению Фрейда, предоставляющего обширные антропологические сведения и одновременно выступающего в качестве «королевского пути», ведущего к бессознательному.

    На определенном этапе самоанализа, миновав период наибольшей его интенсивности и частично избавившись от своей «истерии», Фрейд обращается к изучению сновидений, начало которому было положено сном об Ирме в 1895 году, а затем подкреплено рядом других важных снов. Эти исследования отныне играют особую роль в развитии системы самоанализа, которая сохранится и в дальнейшем в сочетании с анализом случаев забывчивости, описок, неудачных действий и всякого рода остроумия. В предисловии к «Толкованию сновидений» Фрейд постарался подчеркнуть эту мысль: «Для меня эта книга имеет и другое значение, субъективное, которое я осознал лишь по окончании работы. Я понял, что в ней заключена часть моего самоанализа, моей реакции на смерть отца, — одной из самых горестных драм человеческой жизни». Фрейд З. «Толкование сновидений» С.П.1998г. стр.37

    1. Положения З.Фрейда о сновидениях

    Фрейд старается создать и пустить в действие точные, эффективные и универсальные методы, благодаря которым интерпретация снов станет ясным предметом рационального, практического изучения.

    Основные фрейдовские положения о сновидении.

    «Сон — это ребус», он представляет собой последовательность образов или картин, на первый взгляд не связанных между собой. Главный принцип исследования сновидений Фрейда — видеть за очевидной бессмысленностью «скрытый смысл». “Сновидения- это психическое явление в полном значении этого термина,” . создающая его интеллектуальная деятельность является деятельностью возвышенной и сложной». Фрейд З. «Толкование сновидений» С.П.1998г. стр.486

    Фрейд возрождает некую давнюю и стойкую традицию толкования древних текстов, которая призвана, порой в сочетании с тонкой интуицией, интерпретировать сны и подчинять их смыслу, главному смыслу, диктуемому действующими культурными, религиозными, мифологическими традициями. Сон как явление внутреннее, ночное, субъективное и «иррациональное», то есть решительно не поддающееся рациональному толкованию, становится типичным примером отторжения западной рациональной культурой. Операция Фрейда заключается в том, что ему удалось вновь вернуть эти сновидения в нашу культуру с помощью рационалистических методов, которые служили и до сих пор служат для обесценивания и принижения роли снов.

    Сновидение, подчеркивает Фрейд, это «ребус», наложение друг на друга форм без начала и конца, и большой ошибкой является «желание интерпретировать его как рисунок», то есть структуру очевидную и говорящую саму за себя. Фрейд использует другую аналогию: собранные при пробуждении картины сна представляют собой как бы «иероглифы» для которых нужно найти перевод на адекватный язык. «Два различных языка» сновидения Фрейд называет «содержанием явным» и «содержанием скрытым”. Интерпретация предполагает трансформирование явного содержания, то есть сна, каким он видится спавшему после пробуждения, , представить в виде рассказа до всякой попытки интерпретации, в содержание скрытое, а точнее обнаружить «скрытые мысли», своим течением породившие сновидение, механизмов и материалов, которые предстоит наметить и выявить. «Мы противопоставляем, содержанию явному содержание скрытое». Первое обычно «кратко, бедно, лаконично по сравнению с широтой и богатством мыслей, содержащихся во сне”. Фрейд З. «Толкование сновидений» С.П.1998г. стр.343

    «Сновидение охраняет сон». Прежде чем двигаться дальше в анализе желания, нужно вспомнить, что у спящего человека существует по крайней мере одно твердое и главное желание — желание спать. Первая функция сновидения, согласно Фрейду, — помешать внешним и внутренним факторам прервать сон и вызвать пробуждение: в каком-то смысле все сновидения служат комфорту, позволяя нам продолжать спать. ”Сновидение охраняет сон, а не нарушает его» Фрейд З. «Толкование сновидений» С.П.1998г. стр.358. Многочисленные примеры показывают, как сновидения захватывают все нарушающие факторы, нейтрализуют их и включают в систему образов сна.

    Представляя защиту сна конечной целью сновидения, Фрейд подчиняет его процессу сна; сон представляется жизненной и благородной функцией, а сновидение — всего лишь его неизбежным следствием; подобная иерархия, удовлетворяющая общественному мнению, действительно похожа на «общее место». Однако можно заметить, что эта сторона для Фрейда играет лишь второстепенную роль и призвана в основном отразить многообразие взаимоотношений сновидений с внутренним и внешним миром.

    Если считать сновидение специфической и автономной жизненной функцией, на чем настаивают многочисленные современные научные исследования, его невозможно ставить в зависимость от процесса сна. В сне и сновидении можно видеть скорее две взаимосвязанные функции, работающие при поддержке одна другой; процесс сна служит для защиты сновидения, как и сновидение — для сна. Сновидение выполняет значительно более определенную и сложную психологическую работу, чем простая восстановительная функция, выпадающая на долю сна.

    Часть сновидения самым тесным образом связана с сексуальностью и с детством. «Чем больше мы занимаемся интерпретацией сновидений, — пишет Фрейд, — тем больше убеждаемся в том, что большинство сновидений взрослых несут следы сексуальных факторов и выражают эротические желания». Фрейд З. «Толкование сновидений» С.П.1998г. стр.211 Сновидение порой с поразительной отчетливостью выступает в виде исполнения сексуального желания. Поскольку сексуальность чаще всего в обыденной жизни сталкивается с самыми серьезными запретами, сексуальные желания, подавленные и заторможенные, оказывают наибольшее воздействие на образы сновидений и испытывают при этом самые удивительные деформации и нелепые превращения. В «Толкования сновидений» Фрейд уточняет, что желание, представленное в сновидении, обязательно восходит к детству. Следовательно, детская сексуальность дает наиболее подходящий материал для сновидений; это подтверждает Фрейд, уже в «Толковании сновидений», обращая внимание на важность эдиповых мотиваций и отмечая, насколько «для объяснения сексуальных снов» важно «углубляться в пока еще неясные вопросы извращений и бисексуальности»; для многих сновидений, — добавляет он, — внимательный анализ показывает, что они могут быть поняты только с точки зрения бисексуальности». Фрейд З. «Толкование сновидений» С.П.1998г. стр.211

    Если не существует сновидения, хотя бы некоторые аспекты которого не имели бы эротического содержания в широком смысле, как оно понимается в общем контексте развития либидо, это не значит, что всякий сон должен подвергаться исключительно сексуальной интерпретации. Фрейд резко восстает против сведения к чистой сексуальности его исследования.

    Рассматривая проблемы, которые ставит выявление сексуальных характеристик в образах сновидений, задаешься вопросом, стоит ли воспринимать выражение «исполнение желания» в его простом и прямом смысле; можно сказать, что в сновидении желание исполняется, обретая форму, в полном смысле этого слова. Функция сновидения заключается не в удовлетворении конкретного желания — мести, справедливости, соединения с предметом любви или ненависти и т.д., а в осуществлении работы, трудной и продолжительной, по удовлетворению желания в общем виде как ведущей структуры и специфического пути проявления энергии либидо. Главная цель сновидения — стремление постоянно и неутомимо моделировать желание, совершать работу по созданию и переделке либидо. Желание в своем поиске поддержки задерживается на ранних опытах, оригинальных объектах, которые наиболее благоприятны для него, питают его и подсказываются реалиями жизни периода бодрствования. Сновидение в общем случае является исполнением одного желания, сновидением об удовольствии и удовлетворении, в то время как его главной ролью остается воссоздание, регенерация определенного желания .

    “Средоточие” .Фрейд выдвигает мысль о средоточии сновидения, которую он излагает в следующих словах:

    «Сны. часто сохраняют неясный участок; здесь обнаруживается узел образов, который не удается распутать, но который ничего не дает содержанию сновидения. Это — «пуп» сновидения, точка, через которую оно связан с Неизвестным. Мысли сновидения, выявленные при интерпретации, как правило, не имеют завершения, они разветвляются, вплетаясь в общую запутанную сеть наших мыслей. Желание в сновидении выступает в виде более плотного участка из этой ткани, подобно грибу, выходящему из мицелия». Фрейд З. «Толкование сновидений» С.П.1998г. стр.323 Функция “средоточия” заключается в остановке процесс интерпретации, оставив его открытым; Неизвестное намечает опорную линию для анализа, но одновременно постоянно уклоняется от процесса узнавания, который иначе не имел бы границ. Помимо практического аспекта, гипотеза о средоточии имеет теоретическое и идеологическое приложение. Если развить образ сети, легко видеть, что разветвления сновидения могут затеряться лишь в разветвлениях другого сновидения, и так до бесконечности; все сны распространяются одни в другие, всякий сон функционирует как начало следующего. Теория сновидения, не оставляя кропотливой работы по разложению единого образа на разные элементы, многочисленные разветвления, должна также стараться выявлять переходы одного сна в другой и большее значение придавать концепции сновидений как единого, достаточно связного целого огромной системы. Фрейд указывает на это в предшествующих параграфу о «средоточии»: «Сны одной ночи должны всегда интерпретироваться в единстве». Фрейд З. «Толкование сновидений» С.П.1998г. стр.287 Весь комплекс образов сновидений жизни противостоит процессу интерпретации и обеспечивает одновременно неповторимость ткани сновидения каждого индивидуума. Здесь проявляется и значительный идеологический, то есть этический, политический, метафизический эффект гипотезы о средоточии: каковы бы ни были знания о психической действительности, о субъекте вплоть до его самых интимных проявлений в сновидениях, всегда что-то остается скрытым, непознаваемым ядром.

    Читайте также:  Какие анализы нужно принести гастроэнтерологу

    В области, намеченной положениями Фрейда о сновидении, происходят различные действия, составляющие то, что он называет «работой сновидения», причем термин «работа» здесь нужно понимать, в созидательном смысле.

    Фрейд демонстрирует также серию методов, без которых отныне невозможно обойтись при любом подходе к реалиям сновидения, а также не менее эффективных в других областях исследований. В этом списке положений, составляющих силу и определяющих плодотворность фрейдовской концепции сновидения, следует отметить: конденсацию, смещение, обращение или превращение в свою противоположность, процесс формирования образов, выражение через картины, перенос логических отношений, символику, вторичную выработку и т.д. главные из этих положений требуют значительных уточнений.

    «Смещение и конденсация, — утверждает Фрейд, — являются двумя важнейшими операциями, которым мы обязаны главным образом формой наших сновидений», и далее уточняет: «Конденсация и смещение — два главных фактора, превращающих материал скрытых мыслей сновидения в его явное содержание». Фрейд З. «Толкование сновидений» С.П.1998г. стр.456 Действие по интерпретации требует самого тщательного учета двух «главных» процессов, группировки, слияния многих определений, характеристик или особых черт в один образ сновидения, будь то объект, персонаж или ситуация. Операция настолько частая, типичная и широко встречающаяся, что можно сказать, что ее участие в формировании образов сновидения и особенно его -персонажей весьма существенно. Один из первых и неизбежных этапов исследования сновидения заключается в систематическом и наиболее полном разложении образов сновидения, чтобы постараться различить действительные ряды фигур или объектов, над которыми конденсация произвела свое могучее и властное завладевающее действие.

    Конденсация осуществляет с персонажами сновидения самые неожиданные, чрезвычайно показательные действия, и ни одна сторона действительности не ускользает от ее вмешательства. Пространства и объекты легко подчиняются ей. Знакомая улица, появившаяся в сновидении, может соединить в себе другие места и пространства, близкие и далекие, встречающиеся недавно или давно. Но совершенно очевидно, что предпочтительный материал для конденсации составляют слова и имена.

    Конденсация происходит благодаря тому, что:

    1) определенные скрытые элементы вообще опускаются;

    2) в явное сновидение переходит только часть некоторых комплексов скрытого сновидения;

    3) скрытые элементы, имеющие что-то общее, в явном сновидении соединяются, сливаются в одно целое.

    Из своих сновидений можно без труда вспомнить о сгущении различных лиц в одно. Так же смешиваются местности, предметы. Благодаря этому возникает, как правило, неясная, расплывчатая картина, подобно той, что получается при печати нескольких снимков на одной фотопластинке. Работа сновидения стремится сгустить две различные мысли таким образом, чтобы найти многозначное слово, в котором обе мысли могут соединиться. При этом между скрытыми и явными элементами не сохраняется простого соответствия

    Конгломерат черт, слогов, фактов, разрозненных частей, соединенных в образе сновидения в результате конденсации, тем труднее распутать и расшифровать, что различные его составляющие претерпели одновременно деформирующее воздействие процесса, называемого смещением. Он нарушает, порой снизу доверху, связь, существующую между элементом сновидения и его специфическим значением: главные, определяющие элементы трактуются во сне как нечто незначительное, полностью обесцениваются, в то время как элементы мелкие, второстепенные, незначащие обретают неожиданный вес, являются объектом впечатляющей переоценки.В своей небольшой работе «Сновидение и его интерпретация» Фрейд так описывает этот процесс:

    «Во время работы, производимой сновидением, психическая сила идей и представлений, служащих его предметом, переносится на другие, а именно на те, подчеркивания которых мы совершенно не ожидаем. Этот перенос психических акцентов приводит к затуманиванию смыла сновидения и делает неузнаваемыми связи между сном явным и сном скрытым». Фрейд З. «Толкование сновидений» С.П.1998г. стр.388

    Еще более резкую формулировку Фрейд использует в «Толковании сновидений»: «Между материалом сновидения и самим сновидением происходит полная «переоценка всех психических ценностей” Фрейд З. «Толкование сновидений» С.П.1998г. стр.346 Фрейд высказал мысль о существовании «психической силы», функцией которой является лишение «элементов высокой психической ценности их значимости», а с другой стороны — придание «через сверхоценку. куда большего значения элементов минимальной важности, так что последние получают возможность проникнуть в сновидение». Полностью запутывая распределение психических значимостей, сея смуту во взаимоотношениях ценностей, смещение играет определяющую роль в деформировании сновидения и через это оказывается тесно связанным с работой «цензуры по внутренней психической защите».

    Деформация сновидения и смещение его образов достигают предела, когда обращенной оказывается сама структура сна. Под смещением подразумевается тот факт, что явное сновидение содержит меньше, чем скрытые мысли, т.е. является сокращенным переводом последних. Обратного — чтобы явное было больше скрытого по объему и содержанию не бывает никогда.

    Смещение проявляется двояким образом:

    1) какой-то скрытый элемент замещается не собственной составной частью, а чем-то отдаленным, т.е. намеком;

    2) психический акцент смещается с какого-то важного элемента на другой, не важный, так что в сновидении возникает иной центр и оно кажется странным.

    Искажение — это продукт работы сновидения. Проявления искажения настолько схожи с тем, что делают цензоры, изымая ли искажая первоначальный текст, что представляется удобным по аналогии говорить о цензуре сновидения. При этом, помимо явных пропусков и ослабления, замены намеком, цензура сновидения пользуется смещением акцента, перегруппировке элементов, благодаря чему явное сновидение становится настолько непохожим на скрытые мысли, что мы и не подозреваем о наличии последних.

    Следующей частью работы является «трансформацией в свою противоположность». Сон начинает изображать, целиком или в какой-то своей части, с точностью противоположное тому, что он должен изображать: «Роль обращения особенно интересна, — уточняет Фрейд, — когда оно служит цензуре. Оно придает изображению такую степень деформированности, что на первый взгляд сон кажется совершенно недоступным пониманию. Вот почему, если сновидение упорно не поддается интерпретации, нужно постараться перевернуть некоторые части его явного содержания; нередко в этом случае все проясняется. Здесь Фрейд подходит к проблеме перестановки в сновидении логических связей: оно их отменяет, игнорирует, удовлетворяясь расположением событий одного за другим и их наложением одного на другое; «оно представляет, — пишет Фрейд, — логические связи как одновременные». Причинные связи, структурирующие и формирующие сознательную речь, могут быть представлены путем разделения сновидения на две неравные части: сон-пролог, за которым следует главный сон, и наоборот; или через трансформацию одного образа в другой, как это происходит в комиксах. Лишь после интерпретации я смог заменить последовательность альтернативой в этих образах сновидения» Фрейд З. «Толкование сновидений» С.П.1998г. стр.534

    Важной чертой сновидения является его неспособность выражать категории противопоставления и противоречия: оно их не выражает, кажется, что оно не знает понятия «нет». Ему удается прекрасно объединять противоположности и представлять их в одном объекте. Сновидение часто представляет какой-то элемент через противоположное желание, так что невозможно понять, позитивное или негативное содержание соответствует этому элементу в системе образов сна.

    Принцип регрессии глубоко пронизывает фрейдовскую концепцию сновидения, имеет большое значение в ориентации его исследования сновидений и порой рискует скрыть за собой то действительное, настоящее, что настоятельно присутствует в сновидении. Следует видеть также, что настоящее в сновидении обнаруживается лишь среди прошлого, выступает из предчувствий, давних событий, из минувшего, которое воздействует на сновидение и само подвергается его воздействию в бесконечной игре, соперничестве процессов регрессии и актуализации. Таким образом, фрейдовская регрессия действует скорее не как отрицательный вектор эволюции, не как обратное движение, чему соответствует общепринятое понимание прилагательного «регрессивный», но как движение, вскрывающее все новые грани реальности в сновидении, которое скорее можно охарактеризовать термином «ремобилизующее».

    Ход фрейдовской мысли разъясняет нам значение понятия регрессии в крупной последней главе «Толкования сновидений», названной «Психология сновидения».

    «Можно выделить три вида регрессии:

    б) регрессия временная, когда речь идет о восстановлении прошлых психических образований;

    в) регрессия формальная, когда примитивные образы и способы выражения заменяют обычные. Эти три вида регрессии в основе своей едины и в большинстве случаев сливаются, поскольку то, что является более древним по времени, обычно более примитивно с точки зрения формы и расположено в топике психики наиболее близко к порогу восприятия». Фрейд З. «Толкование сновидений» С.П.1998г. стр.406

    Топическая регрессия определяет статус сновидения в общей концепции психического аппарата, детально изложенной Фрейдом: поскольку пути к движению и действию закрыты, сновидение устремляется в противоположную сторону, к полюсу восприятия, царству образов, галлюцинации. Здесь оно наполняется детскими опытами, «психическими формированиями прошлого», «могуществом мыслей», обнаруживается его связь с древними «примитивными состояниями», языком рисунков и пиктограмм. Изложение Фрейда, основанное на довольно спорной системе упрощений, противопоставлений и сопоставлений (восприятие — движение, чувствительность — первенство, прошлое время — примитивная форма и т.д.), он в процессе исследования использует «полезный» термин «регрессия», открывая широчайшие антропологические перспективы :

    «В целом сновидение является регрессией к самому давнему прошлому видящего сон, как бы возрождением его детства, мотиваций и влечений, доминировавших в то время, способов выражения, которыми оно располагало. За этим индивидуальным детством мы видим филогенетическое детство, развитие человеческого рода, кратким и подверженным влиянию непредвиденных условий жизни, повторением которого является развитие индивидуума. …Мы можем надеяться через анализ сновидений познать архаическое наследие человека, раскрыть его врожденные психические черты. Видимо, сновидения и неврозы сохранили для нас предысторию разума в большей степени, чем мы можем предположить, так что психоанализ по праву должен занять подобающее ему высокое место среди наук, пытающихся воссоздать наиболее древние и туманные периоды происхождения человечества». Фрейд З. «Толкование сновидений» С.П.1998г. стр.486

    Следующий результат работы сновидения состоит в превращении мыслей в зрительные образы. Зрительные образы — не единственная, но основная форма, в которую превращаются мысли. Кое-что сохраняет свою форму и появляется как мысль или знание.

    Количество частей сновидения, как правило, сочетается с числом основных тем; короткое вступительное сновидение часто относится к последующему подробному основному, как введение или мотивировка; придаточное предложение замещается в явном сновидении сменой включенных в него сцен. Таким образом, форма сновидений очень важна и сама требует толкования.

    Работа сновидения заключается в том, чтобы выраженные в словах скрытые мысли перевести в чувственные образы по большей части зрительного характера. Наши мысли как раз и произошли из таких чувственных образов; их первым материалом и предварительными этапами были чувственные впечатления, правильнее сказать, образы воспоминания о таковых. Только позднее с ними связываются слова. а затем и мысли. Таким образом, работа сновидения заставляет мысли пройти регрессивный путь, лишает их достигнутого развития, и при этой регрессии должно исчезнуть все то, что было приобретено в ходе развития от образов воспоминания к мыслями. Получается некая вторичная обработка, которая старается из ближайших результатов работы сновидения более или менее гармоничное целое. При этом материал располагается зачастую совершенно не в соответствии со смыслом, а там, где кажется необходимым, делаются вставки.

    Деятельность работы сновидения исчерпывается перечисленными результатами; больше, чем сгустить, сместить, наглядно изобразить и подвергнуть целое вторичной обработке, она не может сделать. то, что в сновидении появляются выражения суждений, критики, удивления, заключения, — это не результаты работы сновидения, это — фрагменты скрытых мыслей сновидения, более или менее модифицированных и приспособленных к контексту, перенесенных в явное сновидение. Мнимое мышление в сновидениях передает лишь содержание мысли, а не их взаимную связь.

    Работа сновидения также не может создавать речей ,диалог ,цифры. За малыми исключениями речи в сновидении являются подражаниями и составлены из речей, которые видевший сон слышал или сам произносил в тот день, когда видел сон, и которые включены в скрытые мысли как материал или как побудительные впечатления.

    Точно так же работа сновидения не может производить вычисления; все вычисления, которые встречаются в явном сновидении, — это по большей части набор чисел, кажущиеся вычисления, как вычисления они совершенно бессмысленны, и истоки вычислений опять-таки находятся в скрытых мыслях. В связи с вышеизложенным хочется указать на то, какой неожиданно широкий доступ к познанию бессознательной душевной жизни, а скрытые мысли и являются таковыми бессознательными душевными актами, обещает нам толкование сновидений.

    3. Техника и методы толкования

    сновидение фрейд телепатический

    Сновидение, как психический феномен, является продутом и проявлением видевшего сон. Видевший сон всегда отвечает, что он ничего не знает. Но дело в том, что это не так — он только не знает о своем знании. Понять это явление возможно из аналогии с гипнозом, когда в гипнотическом состоянии человек совершает определенные действия, о которых якобы ничего не помнит после выхода из этого состояния. При определенных усилиях человека можно заставить вспомнить все, что происходило. Следовательно, он это знал, но знание, по какой-то причине, было ему недоступно.

    В таком случае задача состоит в том, чтобы дать ему обнаружить это знание и сообщить его нам. Помочь в решении этой задачи может метод свободной ассоциации.

    Метод заключается в том, чтобы видевший сон сообщил первое же, что придет ему в голову по поводу сновидения. Предлагается разбить сновидение на элементы и исследовать аналогично каждый элемент в отдельности. Любой элемент сновидения является заместителем чего-то другого, о чем видевший сон знает, но знание ему недоступно. Техника состоит в том, чтобы благодаря свободным ассоциациям вызвать к этим элементам другие замещающие представления, из которых можно узнать скрытое.

    Если распространить понимание отдельного элемента на все сновидение, то получится, что все сновидение как целое является искаженным заместителем чего-то другого, бессознательного, и задача толкования сновидения — найти это бессознательное.

    При этом надо соблюдать три важных правила:

    1) не нужно обращать внимание на абсурдность или понятность, ясность или спутанность сновидения;

    2) работу ограничивать тем, что каждому элементу вызывать замещающие представления, не задумываясь о них, не проверяя, содержат ли они что-то подходящее, не обращать внимание, насколько далеко они откланяются от самого элемента;

    Читайте также:  Какие анализы сдавать для уролога

    3) нужно выждать, пока скрытое, искомое бессознательное возникнет само.

    З.Фрейд выделял несколько методов толкования сновидений.

    Символический. В котором сновидения рассматриваются ,как целое ,но этот метод неприемлим т.к.”сновидения кажутся не только непонятными,но и спутанными и хаотическими “ Фрейд З. «Толкование сновидений» С.П.1998г. стр.112

    Расшифрование. ”сновидения рассматриваются как своего рода условный шифр”, Фрейд З. «Толкование сновидений» С.П.1998г. стр.113в котором каждый знак может быть заменен другим знаком общеизвестного зночения. На основе этого метода составляются сонники.

    Фрейд отвергает эти два метода и предлагает свою технику толкования сновидений:

    -Сновидение раскладывается на отдельные части,логические цепочки ,имеющие определеннвый смысл.

    -Индивидуапльный подход к сновидениям:”одно и тоже сновидение у различных лиц может открывать совершенно различные мысли” Фрейд З. «Толкование сновидений» С.П.1998г. стр.114

    -Анализ каждой части и выявление скрытых мыслей.

    Достаточно показательным в этом плане является анализ сна об Ирме.

    4. Образы и символика сновидения

    Исследование сновидений одновременно показывает человека, обращающегося к дальней стране своего детства, и человечество, поворачивающееся к своим истокам, пытающееся осознать миссию своего древнего наследства, свой филогенез. Но во всех случаях видящий сновидение воспринимает ту же психическую структуру — системы образов. Мысль сновидения, полагает Фрейд, не воспринимается в абстрактной форме, трансформироваться в в визуальные сцены — конкретные образы, придающие сновидению драматический характер и призванные, благодаря обилию «точек соприкосновения» с материалом сновидения, множить поток картин, которые конденсация облекает в несколько ограниченных, избранных форм. Этому разнообразию прекрасно способствует слово в своем конкретном виде — как звуковая форма и «как узел многочисленных представлений».

    Переход к образу требует от сновидения известных ограничений; между скрытыми мыслями и явным содержанием действует, наряду с конденсацией и смещением, третий фактор, который Фрейд определяет как «рассмотрение системы образов через призму собственного психического материала сновидения, то есть чаще всего через визуальные картины «. Фрейд З. «Толкование сновидений» С.П.1998г. стр.448

    Ирма — первый, почти символический персонаж Исследования сновидений Фрейда служит ему иллюстрацией.»Все эти люди, — заключает Фрейд, — которых я обнаружил, исследуя эту «Ирму», сами не появились в сновидении; они растворились в «Ирме» из сна, ставшей в результате сводным образом, сформировавшимся из многочисленных противоречивых черт. Ирма представляет всех этих людей. » Фрейд З. «Толкование сновидений» С.П.1998г. стр.211 Это касается и любого другого персонажа из сна, который является как бы собирательным психологическим образом. Аналитику предстоит долгая и тонкая работа, направленная на то, чтобы обнаружить, узнать, расшифровать и распределить отдельные элементы по их законным местам и первоначальным образам.

    Реальные факты и события в сновидении часто заменяются символами. Символика сна оказывает большое впечатление на пытающихся ее интерпретировать и служит в ряде случаев ключом к сновидению. Придавая достаточно большое значение символам, Фрейд тем не менее подчеркивает их расплывчатость и общий характер и предостерегает от слишком прямолинейной интерпретации.

    «Когда привыкаешь к многочисленным символам, использующимся для выражения сексуального материала в сновидении, начинаешь спрашивать себя, не похожи ли они на знаки, применяющиеся в стенографии для обозначения определенных вещей, и стараешься путем расшифровки выработать новый ключ к сновидениям. Следует отметить, что эта символика характерна не только для сновидения, ее можно обнаружить в любых бессознательных образах, в коллективных, особенно народных, представлениях: фольклоре, мифах, легендах, поговорках, пословицах, игре слов: там она представлена даже более полно, чем во снах». Фрейд З. «Толкование сновидений» С.П.1998г. стр.326

    Фрейд полагает, что символика не только не упрощает толкование, «но даже осложняет его». Можно сказать, что в определенной мере интерпретации Фрейда развиваются против символики, аскетически отставляя в сторону возможность облегчения задачи, представляемую символами. «Перевод символов, — утверждает Фрейд, — является лишь второстепенной задачей». Фрейд З. «Толкование сновидений» С.П.1998г. стр.487 Здесь находит отражение особая позиция Фрейда, имеющая большое методологическое значение. Он требует постоянно обращать внимание на все тонкости «контекста» сновидения, поскольку «только он дает точное понимание». Направляя интерпретацию по пути одного анализа символов, мысли и образы сновидения приводятся к общему знаменателю, генерализуются, что связано с риском уменьшить выразительность проявлений конкретной личности, неповторимой исторической ситуации, лишить анализ его необыкновенного индивидуального колорита.

    В противоположность многим традиционным попыткам анализа, пытающимся рассматривать индивидуальное сновидение как массу общих символов, что придает ему универсальный характер. Метод Фрейда стремится заставить работать символы в контексте, если можно так выразиться, языка сновидения, объединять их в серии, служащие для разъяснения событий индивидуальной, ни на что не похожей истории. Толкование, основанное на знании символов, не является техникой, которая может заменить ассоциативную, или равняться с ней. Символическое толкование является только дополнением и дает ценные результаты только в сочетании с ней.

    После того как мы, по словам Фрейда, «наметили все ограничения», можно рассмотреть спектр символов, выбирая из предложенных им длинных серий некоторые наиболее показательные примеры.

    источник

    Год издания: 2007
    Издательство: Гуманитарный центр, Харьков
    Тип обложки: Мягкая
    Размер: 0x0 x0 мм
    Вес: 150 г
    Количество страниц: 128

    Это книга выдающегося психолога конца XIX в. Николая Яковлевича Грота, в которой представлена естественнонаучная концепция сновидений, разработанная задолго до Фрейда. Автор творчески анализирует большое количество работ о сновидениях — от древних греков до своих современников — и синтезирует свою собственную теорию, где бессознательное и сновидения понимаются как прорыв в сознание ранее вытесненных из него впечатлений и желаний. Захватывающий ход авторских рассуждений с множеством любопытных примеров делает эту книгу интересной не только для специалистов в области психологии, но и для широкого круга читателей.
    Цена по почте наложенным платежом — 160 руб.

    Мы видели, м. г., что наука находится в некотором разладе с теми взглядами на разбираемый нами фе­ номен, которые теперь еще преобладают в нашем практическом быту. Явление сновидений представ­ ляет, действительно, один из любопытных приме­ ров вечно продолжающейся борьбы науки с жизнью. Спросим себя, в. заключение всего сказанного, какой исторический смысл имеет эта борьба, какова ее цель и где ее пределы? На этих общих соображениях луч­ ше всего отдохнет ум, утомленный многими скучны­ ми подробностями предыдущего анализа.

    Мы часто слышим тревожный вопрос: неужели за­ дача науки — систематически разрушать те слад­ кие убеждения, с которыми мы сжились с детства и которые накладывают поэтический оттенок на про­ стейшие события нашей жизни? Многие склонны приписывать науке какое-то демоническое значе­ ние разрушительницы всего прекрасного и добро­ го. Но не в науке дело, м. г. Наука — только слепое орудие неумолимых законов развития. Мы сами, развиваясь, ежечасно становимся убийцами наше­ го прошлого. Как интересы юности отодвигают на второй план интересы детства, интересы зрелого возраста губят интересы молодости, так и в судьбе каждого народа и всего человечества в целом, име­ ющих тоже свои неизменные возрасты, каждый новый период становится отрицанием и забвением предыдущего. Может быть, и современная упор­ ная борьба науки со всякого рода предрассудками знаменует собой вступление человечества в новую фазу развития. Известный основатель позитивной

    философии Огюст Конт высказал предположение, что в истории можно отметить три главные эпохи развития: эпоху теологических учений, метафизи­ ческих теорий и положительных исследований. Те­ перь, думалось Конту, человеческая мысль достиг­ла пристани, к которой стремилась, став твердой ногой на почву фактов. Но не трудно заметить, что это учение однобокое, так как имеет в виду развитие только одного познающего ума, оставляя без вни­ мания все прочие факторы нашего духовного суще­ ствования. Узкую логическую группировку Конта полезно заметить более широкой, психологической. Рядом с мышлением, познанием, мы имеем два дру­ гих столь же могущественных принципа действи­ тельности — чувство и волю. Все три начала имеют одинаковое основание управлять миром, по очереди получая перевес и господствуя. Если мы вникнем в судьбу как отдельных людей, так и различных об­щественных единиц, то легко заметим, что смена этих трех сил действительно везде совершаются в определенном, вечно тождественном порядке.

    Высшие проявления воли, предполагая устано­ вившиеся убеждения, могут возникнуть только на почве, подготовленной господством мышления. Мышление, предполагая чувственное знакомство с окружающим миром и собственным организмом, может развиться только на развалинах господство­вавшего чувства.

    Подобно тому, как отдельный психический акт всегда начинается с чувства, осложняется мышле­ нием и заканчивается импульсом воли, так и каж­ дая человеческая личность в первую эпоху жизни находится под властью чувства, инстинкта, страс­ ти (это детство и юность); во вторую эпоху создает себе убеждения и правила (зрелый возраст); в тре­тий период, пройдя время сомнений и колебаний, неуклонно следует внушениям твердо определив­ шейся воли (старость). Те же неизменные периоды можно подметить в развитии общества как крупно­ го психического организма. Каждый народ сначала живет страстями и аффектами — это век поэзии; за поэзией следует проза умом и познанием созида­ емых законов и учреждений; а за сим начинается самоуверенное и стойкое проявление однажды вы­работанного народного характера. Конечно, дейс­ твительность допускает отступление от этой линии развития, но чем сложнее организм, тем труднее исключение, ибо сложное явление носит характер преобладающих элементов. Поэтому самая слож­ ная духовная единица — человечество, взятое в це­ лом, должно по необходимости следовать в разви­ тии своем правилу, а не исключениям.

    Какую же эпоху проходим мы сейчас как члены об­ щечеловеческой семьи?

    Обняв одним взглядом историю прошлого, мы ви­ дим, что до последнего времени царство страстей и инстинктов было самое сильное. Однако характер развития нынешнего века не даром заставил Кон- та провозгласить наступающее господство здраво­ го рассудка. Не гнев и ненависть руководят в наше время большей частью войн и общественных пере­воротов, а идеи справедливости, народности, про­ свещения; не нравы и обычаи, продукт взаимоог­ раничения чувствований, определяют улучшение человеческого быта, а юридические теории и меха­ нические изобретения. Мы, стало быть, находимся на точке поворота.

    России, м. г., и славянскому племени вообще, не­ сомненно, предстоит своей молодой и сильной ини­ циативой принять живейшее участие в оконча­ тельной победе новых начал жизни. Это доказали наши благие общественные реформы последних де сятилетий. Это доказывается еще больше нынеш­ ней доблестной войной, которую мы ведем во имя высших идей свободы и культуры.

    Будем же надеяться, что Русский народ останется верен своему историческому призванию и в борьбе с предрассудками, вроде выше разобранных, выска­ жет столько же силы и стойкости, сколько выказы­ вает в борьбе с грубыми варварами. Будем надеять­ ся, что он займет почетную роль в подготовке всего человечества ко вступлению в третью и высшую, может быть, весьма еще отдаленную, эпоху само­ сознания, когда гегемония на земном шаре будет принадлежать непоколебимой, вполне свободной и разумной воле и когда вера в приметы, а также и в таинственный смысл таких обыденных явлений, как сновидения, сделается столь же отдаленной традицией, как в наше время вера древних в Юпи­ тера, Дельфийский оракул и другие чудеса: толь­ ко с окончательным падением суеверия возможно торжество воли и разумной свободы.

    источник

    Сон – явление человеческой жизни, постоянно притягивающее внимание писателей, философов, мистиков, художников, ученых. По-настоящему глубокие, основанные на объективных методах научных исследований труды о сне стали появляться только в XX веке. Это не означает, что сама проблема взаимодействия между сном, сновидениями и дневной жизнью человека не интересовала ученых раньше. Достаточно вспомнить труды З. Фрейда и К. Г. Юнга, работы А. Адлера. Однако едва ли не фантастический размах эта деятельность приобрела уже в современную эпоху.

    Сон как объект изучения интересует ученых различных специальностей: биологов, психологов, социологов, клиницистов, принадлежащих к любым из существующих направлений психологии, антропологов, философов и др. В современной науке изучаются самые разные аспекты сна: от влияния использования сновидений на поведение в стрессовой ситуации до отражения в сновидениях нерешенных общественных проблем, пропущенных через призму индивидуального сознания. Изучаются связи между детскими сновидениями и депрессией в зрелом возрасте, влияние ночного сна на дневную активность человека, сон и память, связь генетики и сна, воздействие лишения сна на повышение дневной активности. Многочисленны исследования физиологии сна и даже влияния сна на

    Несколько особняком стоят исследования Хейден института, который специализируется на духовной (в религиозно-мистическом смысле) стороне сновидений, используя юнгианский подход.

    Пожалуй, все направления изучения сна и сновидений в исторической перспективе можно связать с двумя основными тенденциями: «анализ содержания» и «анализ формы» (в исследованиях последних лет появляется мысль о сближении этих направлений). Анализом содержания занимались философы и религиозные мистики, в этом же русле развивалась теория З. Фрейда. Анализ формы, по мнению Дж.

    Сон. Сон можно определить как необходимое для восстановления функций, обработки информации эмоциональной памятью и пр. генетически обусловленное физиологическое состояние живого организма, в целом характеризующееся уменьшением активности мозга и изменением ее характера по сравнению с бодрствованием. Эта активность не одинакова на протяжении сна, который представляет собой многократную смену различных по интенсивности и зонам активации периодов – фаз. Изучением особенностей сна, трактуемых как патологии сна, занимается сомнология.

    Сновидение (в этом значении иногда используют понятие «сон»). Традиционно сновидение определяют как результат активации в

    Для описания деятельности мозга в состоянии осознанного сновидения обратимся к статье «Осознанные сновидения: состояние сознания на границе между бодрствованием и неосознанным сном», авторы: У. Восс, Р. Хольцман, И. Туин,Дж. АлланХобсон. Статья опубликована в журнале «Сон» в 2009 году [8].

    Исследование было проведено в Лаборатории сна неврологической клиники Франкфуртского университета. В результате проведенных экспериментов были получены объективные данные, подтверждающие, что деятельность мозга во время осознанных сновидений отличается и от состояния быстрого сна, и от состояния бодрствования. Было замечено, что физиологическая картина ОС физиологическая картина ОС ближе к картине бодрствования, чем к картине быстрого сна, для которого обычно и характерны сновидения. Особенно отчетливо различие в степени активности лобных и фронтолатеральных областей мозга, которые отвечают за ясность понимания, планирование и контроль. Однако эксперимент подтвердил, что состояние ОС не является какой-либо формой бодрствования, несмотря на сходство многих показателей, так как они существенно отличались от картины перехода испытуемых в реальное бодрствование.

    Таким образом, субъективно осознаваемые появление саморефлексии и произвольный контроль в то время, как испытуемые продолжали спать, связаны с некоторым повышением активности лобных областей мозга. В статье используется идея «вторичного сознания», впервые, видимо, обозначенная Джеральдом Морисом Эдельманом, обратившим внимание на связь между содержанием сознания и особенностями распределения кортикальной активности. Вторичным сознанием авторами называются эффекты саморефлексии и волевого контроля, связанные с активацией обширных зон коры во время ОС, потенциированной повышением активности лобной области. Эта картина типична для состояния осознанного восприятия. Авторы статьи выдвигают гипотезу о существовании разных уровней сознания/осознанности. ОС показывают, что сегодня нельзя ограничиваться только различением состояний бодрствования, фаз медленного и быстрого сна, есть и другие состояния сознания, обусловленные еще не полностью исследованными возможностями мозга.

    Читайте также:  Какие анализы сдавать на иммунитет

    Научно-методологическая ценность ОС состоит в том, что лабораторные исследования вкупе с информацией о субъективном опыте сновидцев могут помочь раскрыть многие тайны сознания.

    Проблемы теоретического объективного изучения ОС связаны в первую очередь с отсутствием фундаментальной теории самого сознания: сегодня нет авторитетного дискурса, который бы позволил не только описывать характер активности мозга в те или иные моменты работы сознания с учетом субъективного опыта сознающего индивида, но определил бы саму сущность феномена.

    Осознанные сновидения привлекают чрезвычайно много людей, стремящихся к получению необычного опыта. Они создают удивительную возможность переживания ситуаций, недостижимых в реальной жизни по тем или иным причинам. При этом человек может оценивать свое поведение, управлять им. Состояние осознанного сновидения позволяет получить материал для самопознания и самоанализа. Психотерапевтический эффект осознанных сновидений основан на получении сновидцем нового опыта, который при определенных условиях может быть перенесен в реальную жизнь. Практика осознанных сновидений, в отличие от теории, насчитывает многие столетия. Каково современное состояние методологии осознания снов?

    Одна из ярких фигур в этой области —

    Стивен Лаберж и Говард Рейнгольд в книге «Исследование мира осознанных сновидений» предлагают взглянуть на сон как на возможность сделать свою жизнь более яркой и полноценной, подробно разъясняя все перспективы, открывающиеся перед тем, кто обучится осознавать свои сны. Авторами предложена методика овладения искусством осознания снов. Человек проводит во сне значительную часть своей жизни, это та часть, которая остается за пределами его контроля. Физиологическая польза сна исследуется сегодня. Но в чем польза сновидений? Авторы книги настаивают на том, что сновидения помогут человеку, если они станут осознанными, а значит и управляемыми. Осознанный сон является вместилищем богатейшего опыта, новых переживаний. На своем опыте обладатели способности видеть осознанные сновидения утверждают, что такие сны дают им ни с чем несравнимое состояние радости, наслаждения. Они перестают быть жертвами «плохих» снов, так как могут влиять на содержание сна. Но способность осознавать свои сны приходит не сразу, а в процессе обучения.

    Первым этапом этого обучения является развитие умения концентрировать дневное восприятие на визуальных образах, вкусовых, аудиальных и других ощущениях, запахах, эмоциях, мыслях. Управление сном маловероятно без развитого восприятия реального мира и понимания, что сознание человека, его «Я» не равно переживаемым человеком чувствам, представлениям. Этот опыт «дистанцирования» «Я» от впечатлений и чувств окажется бесценным, когда речь зайдет об управлении образами сна, которые так же, как и дневные впечатления, только следы реальности в сознании, но не само сознание и не сама реальность. Наше «Я» может отбирать их, изменять, управлять степенью их ценности для нашей жизни. Однако бодрствующее сознание ограничено тем, что следы эти оставляют объекты, существующие в реальном мире и обладающие относительной неизменностью. Во сне же образы и события, как правило, не имеют источника во вне. Их источник внутри нас – это наша память. Во сне, который гораздо более изменчив и динамичен, мы еще более свободны в своем влиянии: сновидение с легкостью, несвойственной реальному миру, откликликается на малейшие наши желания и чувства, а опыт, получаемый в результате этого влияния, запечатлевается с той же четкостью, что и опыт, получаемый в реальной жизни. Один из главных «подарков», которые получает сновидец, осознающий сон, – опыт переживания своих огромных возможностей, так необходимый многим из тех, кто сомневается в своих силах, в способности что-то изменить в собственной жизни.

    Среди трудностей, связанных с состоянием осознанного сна, заметную роль играет необходимость осознать свое нахождение во сне, что не так-то просто сделать. Авторы названной книги предлагают несколько методик, позволяющих осознать себя в качестве сновидца. Они детально рассказывают, как установить контроль над сном и использовать сновидение для достижения своих целей: будь то стремление решить психологическую или иную жизненную проблему, увеличить свой творчески потенциал, избавиться от ночных кошмаров, улучшить качество жизни.

    Отечественный исследователь практики трансперсональных переживаний М. Радуга (Бутаков) использует для обозначения специфического состояния осознанного сновидения понятие «фаза», которое объединяет «…множество широко известных явлений диссоциативного характера. Многие из них известны под разными терминами, вроде астральных или внетелесных путешествий. Также это понятие называют и более прагматичным термином — осознанное сновидение» [4]. М. Радуга определяет две основных черты фазы: осознание своего состояния и ощущение, что ты находишься вне своего физического тела. Отметим, что в традиционных, достаточно распространенных феноменологических представлениях об ОС

    Радуга предлагает систему упражнений, которые позволяют освоить практику ОС. На основе предложенной автором классификации — «Существует три основных метода выхода из тела: после сна (непрямой метод), во время сна (метод осознания во сне), без предварительного сна (прямой метод)» [3] – разрабатываются методики, применяемые в каждом из названных случаев. В соответствии с традицией пособий для проведения тренингов предлагается пошаговая инструкция, следуя которой новичок может добиться успеха. Говоря об эффекте ОС, Радуга акцентирует внимание на том, что «фаза» дает человеку параллельную реальность, новые ощущения и обостренное восприятие «виртуального мира»; информацию, которую можно применить в обыденной жизни, возможность влиять на свое тело (например, излечивать болезни) и развивать творческие способности (здесь он во многом перекликается с Лабержем). М. Радуга предлагает читателю множество техник и приемов, анализ возможных

    На специальном сайте М. Радуги раскрываются некоторые особенности физиологии сна и ОС, декларируется принципиальная установка на «полифонию» взглядов и интерпретаций, если речь идет о теоретическом объяснении явления: от эзотерических до психофизиологических и психоаналитических (что явно порождает синкретизм научных и ненаучных объяснительных моделей). Также предлагается несколько гипотез, разъясняющих известные библейские и иные сюжеты с позиции состояния «фазы» как феномена, имеющего материальную основу, что переносит их из религиозно-мистического смыслового поля в пространство рационалистического дискурса [10].

    М. Радуга безразличен к терминологической и логической «зыбкости» некоторых своих умопостроений, впрочем, видимо, не лишен интуиции. Его прогнозы об увеличении влияния ОС («фазы») на жизнь людей имеют все шансы сбыться, так как феномен ОС постепенно становится явлением современной массовой культуры. Одна из ее доминант — безудержное стремление к новым острым переживаниям, яркому и необычному опыту, сопряженному с расширением возможностей, чувством контроля и власти. Другой доминантой является требование совершенствования, соответствия социальному образцу. И первое, и второе имеет непосредственное отношение к ОС. Подобный универсализм не может остаться невостребованным. Помножим его на возможности современных средств массовой коммуникации, создающих обширные международные площадки для общения людей, увлеченных ОС, для привлечения тех, кто желал бы ознакомиться с явлением, для обмена опытом переживаний в ОС. Проводятся семинары и вебинары, конференции, собирающие неофитов и опытных практиков-сновидцев, специалистов, исследующих феномен. Возможно, найдет подтверждение и гипотеза о психофизиологическом сходстве различных «диссоциативных» состояний, положенная Михаилом Радугой в основу его метода.

    К сожалению, проблеме ОС в исследованиях ученых (от нейробиологов, физиологов, психологов до социологов и философов) уделяется недостаточное внимание. Это при том, что практики ОС популяризируются на фоне роста интереса к виртуальности как таковой, а это значит, что в отсутствие этических барьеров и глубоких знаний о природе феномена увеличивается число тех, кто стремится испытать новые ощущения «не вставая с дивана». Вряд ли «заклинание молчанием» будет эффективно. Не учитывается, видимо, и то, насколько важный материал для работы над проблемами сознания могут дать экспериментальные исследования ОС.

    По мнению автора настоящей статьи, не снимается вопрос о вероятном взаимовлиянии между ОС и патологиями. Учитывая то, что уже известно о психофизиологии ОС, мы имеем дело с такой картиной активности мозга, которая несколько отличается и от бодрствования, и от БГД – фазы. Это в своем роде новое для индивида состояние (хотя оно, конечно, обусловлено естественной природой мозга и сознания). Нельзя не задуматься над вопросом о том, как ОС может повлиять на человека, уже имеющего какие-либо нетипичные проявления мозговой активности (что встречается при некоторых патопсихологических состояниях).

    Едва ли не в каждой работе, посвященной осознанным сновидениям, мы найдем указания на возможность их терапевтического использования. В электронном научно-популярном журнале «Психология сегодня» приводится интервью с Б. Де Урсо (BeverlyD᷾Urso) [14], практикующей осознанные сновидения уже в течение многих лет (фактически с детства, когда частичное управление сновидением помогло героине интервью избавиться от кошмара [12]) и занимающейся теоретическими изысканиями в этой сфере.

    Вслед за С. Лабержем Б. Де Урсо утверждает особую роль умения сосредотачивать внимание на деталях, замечать нюансы (что вполне согласуется с древними истоками ОС), потому что опыт дневного восприятия, запечатлевшись в памяти, воспроизводится в сновидениях. Его многократное повторение превращается в настоящую тренировку памяти и восприятия, отмечается, что опытные сновидцы гораздо более внимательны, более наблюдательны и способны в реальной жизни замечать и запоминать гораздо больше деталей.

    Де Урсо приводит пример и сугубо терапевтического эффекта ОС, рассказывая о ситуации, когда у нее возникли проблемы с написанием научного труда. Это явление знакомо некоторым начинающим ученым: собран материал, есть идеи, но нет силы, которая заставила бы взять в руки ручку или сесть за компьютер и приступить к изложению. В одном из ОС героиня интервью смоделировала эту ситуацию, образны сна (независимо от ее воли) были эмоционально насыщены и вызывали страх (например, сидение стула имело отверстие, ведущее, как казалось, в самый ад; тело с трудом подчинялось управлению). Во сне ей все-таки удалось преодолеть свой страх, сесть за компьютер и … в этот момент она провалилась вниз. Вскоре в реальной жизни она смогла вернуться к работе над диссертацией и завершила исследование. Как утверждает Де Урсо, подобных проблем у нее больше никогда не было.

    По словам доктора медицины Э. Хартмана, «Изменения происходят, потому что сны создают новую реальность, остающуюся в памяти, а это создает новые связи, обеспечивает новое понимание мира, которое позволяет нам находить абсолютно новые решения» [11]. Иначе – пережитый в осознанном сне опыт воспринимается сознанием как реальный опыт, который оно использует, подобно любому пережитому нами в реальности событию. На этом феномене основан психотерапевтический эффект осознанного сновидения. Данная идея косвенно подтверждается последними исследованиями в области эмоциональной памяти. Во сне происходит закрепление эмоциональной картины какой-либо ситуации в когнитивных структурах. В приведенном примере это – преодоленный страх, за которым не последовало никакого, подтверждающего его обоснованность события. Сформировался разрыв между негативной эмоцией и действием, который был успешно закреплен в эмоциональной памяти даже без проигрывания этой ситуации в бодрствующем состоянии. Отметим, что формирование эмоциональной памяти усиливается именно в фазе быстрого сна, который является почвой для ОС. Стикголд, Хобсон, Фосс называют это состояние «Офф-лайн конструированием памяти» [9].

    Есть факты, подтверждающие, что изменения могут произойти, независимо от того, был ли сон действительно осознанным. В пользу этого свидетельствует следующий пример, приведенный «Dreams That Change Our Lives»: однажды преподавателю, когда-то бывшему экспертом в некой области, но долго не обращавшемуся к ней и со временем потерявшему уверенность в своих способностях настолько, что он собирался отказаться от выгодного предложения, связанного с прежними навыками, приснился сон, о котором он рассказал следующее:

    «Во сне я шел по пустыне и вдруг увидел старый проржавевший автомобиль, в котором сидел человек. Человек этот показался мне мертвым. Но мой компаньон, лица которого я не видел, потому что он шел позади меня, сказал: «Он только спит, подойди и прикоснись к нему». Я возражал, но, в конце концов, все-таки уступил настояниям голоса, подошел и прикоснулся к сидящему в машине мужчине. В тот же момент он ожил, а его полуразвалившийся автомобиль стал совершенно новым».

    Проснувшись, преподаватель передумал отказываться и принял предложение. Только спустя значительное время он понял, что сон был метафорическим ответом на его сомнения, он помог изменить герою рассказанной истории отношение к своему профессионализму, подсказал, что нужно «оживить» его своим «прикосновением», не бояться контакта с тем, что, казалось, принадлежит уже только прошлому.

    Тема осознанных сновидений гораздо более обширна, чем может показаться тому, кто прочитает этот материал. Хотя, разумеется, пока нет никаких оснований считать ее «авангардом» современной науки о мозге и сознании. Область ОС сегодня привлекает гораздо больше практиков — тех, кто стремиться к новым впечатлениям и ощущениям, людей, готовых описать свой опыт в блоге, вдохновенно рассказать о нем. Вокруг ОС вращаются спекулятивные и коммерческие интересы, псевдонаучные теории, неправдоподобные гипотезы, которым впору стать основой сюжета очередного фантастического блокбастера. Возможно, и современные развитие физиологической и психологической науки не позволяет изучать ОС (как и сновидение в принципе) действительно глубоко и объективно. Думается, однако, что тщательнейшее исследование осознанных сновидений – очередная ступень на лестнице, ведущей к пониманию (пусть даже только в первом приближении) тонкой материи сознания.

    1. Лаберж С., Рейнгольд Г. Исследование мира осознанных сновидений. М., 2009.
    2. Метцингер Т. Туннель Эго (Наука о сознании и миф о самосознании). Перевод с англ. В. Михайлова [электронный формат]. 2014.
    3. Радуга М. Фаза. Практический учебник. М., 2011.
    4. Радуга М. Школа внетелесных путешествий. Учебник. СПб, 2010.
    5. HobsonAn Introduction to the Science of Sleep. New York, 2003.
    6. Hobson Dream life : an experimental memoir.New York, 2011.
    7. Hobson Psychodynamic Neurology: Dreams, Consciousness, and Virtual Reality.New York, 2015.
    8. Voss U., Holzmann R., Tuin I., HobsonLucid dreaming: a state of consciousness with features of both waking and non-lucid dreaming. Sleep. 2009 Sep; 32 (9):191-200.
    9. Stickgold R, Hobson JA, Fosse R, Fosse M. (2001) Sleep, learning, and dreams: Off-line memory reprocessing. Science 294: 1052-1057.
    10. http://aing.ru
    11. http://www.asdreams.org/dreams-that-change-our-lives/ н. 11, 2001
    12. http://www.durso.org/beverly/My_Lucid_Life.html
    13. http://www.lucidity.com
    14. http://www.psychologytoday.com

    Автор: Лазаренко Любовь
    канд. филол. наук, преподаватель

    источник