Меню Рубрики

Смотри как на речном просторе тютчев анализ

Смотри, как на речном просторе,

По склону вновь оживших вод,

За льдиной льдина вслед плывет.

На солнце ль радужно блистая,

Иль ночью в поздней темноте,

Все вместе — малые, большие,

Утратив прежний образ свой,

Все — безразличны, как стихия, —

Сольются с бездной роковой.

Не таково ль твое значенье,

4 Льдина за льдиною плывет

Автограф — РГАЛИ. Ф. 505. Оп. 1. Ед. хр. 24. Л. 4.

КОММЕНТАРИИ:

Автограф — РГАЛИ. Ф. 505. Оп. 1. Ед. хр. 24. Л. 4.

Первая публикация — Москв. 1851. Ч. III. № 11. С. 238, под общим названием «Стихотворения» и с общей подписью «Ф. Т-в», под номером «3». Вошло в Совр. 1854. Т. XLIV. С. 27; Изд. 1854. С. 53; Изд. 1868. С. 93; Изд. СПб., 1886. С. 140; Изд. 1900. С. 145.

Печатается по автографу. В тексте сохранена поправка 4-й строки рукой П. А. Вяземского. К. В. Пигарев справедливо считает, что «нет никаких оснований полагать, что она сделана без ведома Тютчева: все стихотворения поэта, напечатанные в Москв. 1850–1851 гг., были получены издателем журнала непосредственно от автора» (Лирика I. С. 393).

В автографе 4-я строка: «Льдина за льдиною плывет» исправлена рукой Вяземского карандашом: «За льдиной льдина вслед плывет». В 14-й строке каждое слово в словосочетании «Человеческое Я» написано с прописной буквы.

Во всех изданиях сохранена поправка 4-й строки Вяземским, но отсутствует написание с прописной буквы значимых для поэта слов.

Датируется весной 1851 г. На этой датировке настаивает Пигарев, исходя из того, что стихотворение «появилось в июньской книжке Москв.» (Лирика I. С. 393). Ссылаясь на Изд. СПб., 1886, Г. И. Чулков, «за неимением иных данных», датирует его 1848 г. (Чулков II. С. 293).

И. С. Аксаков назвал стихотворение в числе тех, «где раскрывается для нас нравственно-философское созерцание поэта» (Биогр. С. 112). Он считал, что «мыслящий дух» Тютчева «никогда не отрешался от сознания своей человеческой ограниченности, но всегда отвергал самообожание человеческого я», и поражался способности поэта «воплощать в такие реальные художественные образы мысль самого отвлеченного свойства» (там же. С. 112, 113).

Л. Н. Толстой отметил это стихотворение буквами «Т. Г.» (Тютчев. Глубина) (TE. С. 146).

По мысли Ю. И. Айхенвальда, высказанной в 1906 г., Тютчева «в личной утрате утешает зрелище общего жизненного потока. Это очень существенно, что он не верит в индивидуальное бессмертие и не дорожит им . В весенний ледоход одна льдина за другою стремятся в море и, несмотря на свои частные различия, сливаются в одной общей стихии, в одной братской колыбели-могиле» (Айхенвальд Ю. И. Тютчев // Айхенвальд Ю. И. Силуэты русских писателей. М., 1994. С. 124).

«Тютчев признавал истинное бытие лишь у мировой души и отрицал его у индивидуальных «я», — писал В. Я. Брюсов в 1910 г. — Он верил, что бытие индивидуальное есть призрак, заблуждение, от которого освобождает смерть, возвращая нас в великое «все». Вполне определенно говорит об этом одно стихотворение («Смотри, как на речном просторе…»), в котором жизнь людей сравнивается с речными льдинами, уносимыми потоком «во всеобъемлющее море». Они все там, большие и малые, «утратив прежний облик свой», сливаются с «роковой бездной» (Брюсов В. Я. Ф. И. Тютчев. Смысл его творчества // Брюсов В. Я. Собр. соч.: В 7 т. М., 1975. Т. 6. С. 198).

В. Ф. Саводник приводил это стихотворение в доказательство следующей мысли: «Для человеческой личности с ее неизбежным эгоцентризмом, с ее резким разграничением между я и не-я, — самая мысль о смерти, об индивидуальном уничтожении, представляет источник тяжелых моральных страданий. А между тем перед лицом безграничного океана мировой жизни само человеческое я является лишь бессильным призраком, «обольщением мысли», тенью, скользящей на фоне стихийного круговорота природы и бесследно исчезающей в «роковой бездне» уничтожения» (Саводник. С. 190).

«Вызванная собственным воображением картина извечной пучины приобретает над поэтом притягательную власть, — утверждал Д. С. Дарский. — Как очарованный, не в силах он отвести взора от зрелища всеобщего исчезновенья. Снова и снова обращается созерцательной мыслью к безнадежному образу. В этом упорном возврате чувствуется не одна только суровая настойчивость познающего ума, вопреки всем жалобам сердца удерживающего признаваемую истину, — скорее тут сказалось влечение страдающей души к своему последнему успокоению. Можно думать, что представление «роковой бездны» вносило в существо поэта некоторое нравственное исцеление: недаром эта бездна названа «миротворной». И Тютчев привязывается к своей идее со всею верностью остуженной, праведной страсти «О, нашей мысли обольщенье, ты — человеческое я!» — вот восклицанье, которое должно объяснить, почему тайной прелестью возобладала над Тютчевым идея бездны. Она освобождала сознание от обольщения Отказаться от греха лживого познанья, не упорствовать в недостойном самоутверждении, уверовать в слитное бытие — в этом заповедь» (Дарский. С. 59–60).

По мнению Д. С. Мережковского, для Тютчева «весь мир — полет к смерти, к небытию. Все явления, все образы, все лики мира плывут в бездну роковую, как тающие льдины в океан» (Мережковский. С. 91).

источник

Анализ стихотворения Федора Ивановича Тютчева «Смотри как на речном просторе…» — анализ, толкование, восприятие

Ф.И. Тютчев – один из самых талантливых поэтов XIX века, века различных политических и социальных катастроф, «роковых минут» мира. Это поэт, чье имя навсегда вошло в русскую литературу, несмотря на долгое пребывание поэта за границей. Лирика этого человека полна риторических вопросов бытия, размышлений о жизни, о непостижимом и безграничном мире, и вообще существовании человека.

Примером такой лирики, сочетающей в себе и философское начало, и красоту именно русской природы может служить гениальное творение поэта – «Смотри как на речном просторе…». Вдохновением поэта на столь терзающее душу стихотворение подтолкнула та тяжелая обстановка, то историческое напряжение под которым находилась не только наше государство, но и, практически весь мир, о котором и идет речь в данном стихотворении. Лирик задумывается о неисчерпаемом вопросе, который присутствует в творчестве многих других поэтов и писателей того времени – это вопрос бытия человека, его предназначения, его роли в мировом масштабе и однозначности судьбы любого человека…

Это произведение написано в жанре стихотворения и относится к философской лирике. Здесь воплощены и размышления автора и тоска по Родине, поэтому стихотворение вызывает грусть и даже отчаяние. Здесь нет тургеневского целеустремления и веры только в лучшее («И пуская надо мною кружит мой ястреб. Мы еще повоюем, черт возьми!»), здесь господствует подчинение неизбежному таянию и течению к «бездне роковой». Главная мысль произведения раскрыта в последнем четверостишии, ее можно перефразировать как: «В чем заключается значение и судьба любого человека?».

Идеей же служит раскрытие или ответ на этот непостижимый вопрос. Для этого Тютчев использует сравнение людей с льдинами («Льдина за льдиною плывет»), которые поддаваясь всеобщему течению, «утратив прежний образ свой», плывут в «роковую бездну». Очень точно выбран пейзаж, фон, на котором происходит действие; именно он играет едва ли не главную роль – отражает стихийность картины, быстротечность жизни и подвластность человека чему-то более могущественному, в данном случае – реке, не просто реке, а весенней полноводной, быстротечной, которая ни с кем и ни с чем не считается. Она сама себе хозяйка, она представлена как «всеобъемлющее море», которая не зависит ни от чего:

«На солнце ль радужно блистая,
Иль ночью, в поздней темноте…
Все вместе – малые, большие…
Все – безразличны, как стихия…»

Это сравнение так точно описано, что невольно задумаешься над этим вопросом. Автор достиг этой реальности за счет использования нескольких литературных приемов, которые помогли ему в оживлении данной картины.

Стихотворение имеет довольно интересную композицию: с каждым четверостишием все сильнее нарастает эмоциональная значимость (сначала льдины просто плывут, затем они тают, утрачивают свой облик и, наконец, сливаются с бездной роковой), в последнем же катрене подводится итог этому течению. Повторение местоимения «все» («всеобъемлющее море», «все, неизбежимо тая», «все – безразличны», «все вместе»), показывающее о неизбежности смерти, усиливает динамизм стихотворения. В данном стихотворении преобладают общественные мотивы и интонации, здесь отражено течение не одного человека, а всего человечества. Также часто употребляется частица «ль», которая показывает, что сам автор не уверен в своих мыслях, в своей правоте, и сам хочет получить ответ на этот риторический извечный вопрос («На солнце ль радужно», «Не таково ль твое значенье», «Не такова ль судьба твоя», «Иль ночью»).

Очень выразительно звучат такие слова как: «всеобъемлющее море», «бездной роковой», «мысли обольщенье». Они усиливают напряженность и значимость поднятого вопроса, дают понять читателю, что никто, даже сам человек, который господствует над слепыми силами природы, не сможет воспрепятствовать общей судьбе людей. Человек может лишь немного ее продлить, если не будет поддаваться «нашей мысли обольщенье» и задумается об истинном своем назначении.
Стихотворение написано с применением перекрестной рифмы и простейшего способа стихосложения – четырехстопного ямба:

Смотри, как на речном просторе, ( _ / _ _ _ / _ / _ )
По склону вновь оживших вод… ( _ / _ / _ / _ / )

Это великое творение Тютчева состоит из четырех катренов. Первые три – рассуждение Тютчева, последний – вывод, где даже в некоторой степени выражена инвектива по отношению к человеческой душе: «О, нашей мысли обольщенье, / Ты, человеческое Я…». Подкрепляют позицию автора и различные ярко окрашенные тропы. Это и эпитеты («речном просторе», «всеобъемлющее море», «поздней темноте», «радужно блистая», «бездной роковой»), и сравнения («Все – безразличны, как стихия…»), олицетворения («вновь оживших вод», «льдина за льдиною плывет»), метафоры (смерть сравнивается с «бездной роковой», «они плывут к одной мете»). В стихотворении просматриваются обращения к читателю: «Смотри, как на речном просторе», «О, нашей мысли обольщенье, / Ты, человеческое Я». Автор призывает и читателя задуматься и помочь найти ему ответ.

Я прислушался к призыву автора, и «тяжкие предчувствия стесняли мою грудь, унылость овладела мною. Я поднял голову … и грустные думы тотчас отлетели прочь. Отвагу, удаль, охоту к жизни почувствовал я», чего и добивался Федор Иванович. Жизнелюбие – главное, что может быть в человеке. Для того чтобы получить его достаточно понять свое назначение, ведь «есть целый мир в душе твоей». Именно так с великим уважением отношусь я к Ф.И. Тютчеву и именно так я понимаю сущность его безграничного творчества.

Творчество Ф.И. Тютчева многообразно и включает в себя практически весь спектр философских проблем. «Смотри как на речном просторе…» и «Молчание» на мой взгляд лучшие шедевры русской поэзии XIX века, века социальных потрясений. Не следует забывать и о других произведениях поэта, которые также должны занимать достойное место в всей русской литературе, стихотворения которой подчас имеют даже не местный, а мировой характер.

источник

Презентация была опубликована 7 лет назад пользователемschool2prk.ru

1 Анализ стихотворения Ф.И. Тютчева «Смотри, как на речном просторе. »

2 Смотри, как на речном просторе, По склону вновь оживших вод, Во всеобъемлющее море За льдиной льдина вслед плывет. На солнце ль радужно блистая, Иль ночью в поздней темноте, Но все, неизбежимо тая, Они плывут к одной мете. Все вместе — малые, большие, Утратив прежний образ свой, Все безразличны, как стихия, -Сольются с бездной роковой. О нашей мысли обольщенье, Ты, человеческое Я, Не таково ль твое значенье, Не такова ль судьба твоя?

3 Тютчева часто называют поэтом-философом. Философская мысль Тютчева, став поэтической мыслью, воплощалась в его стихотворениях, оставляя неповторимый отпечаток глубины. Тютчева часто называют поэтом-философом. Философская мысль Тютчева, став поэтической мыслью, воплощалась в его стихотворениях, оставляя неповторимый отпечаток глубины ГГ. Фёдор Иванович Тютчев

4 Планетарное мышление Тютчева, отразившись в полной мере в его лирике, наполнило её философскими обобщениями, сквозными идеями и образами. Планетарное мышление Тютчева, отразившись в полной мере в его лирике, наполнило её философскими обобщениями, сквозными идеями и образами.

5 Несмотря на речной простор,

7 несущие во всеобъемлющее море за льдиной льдину,

8 солнце и ночь, упомянутые в этом стихотворении, речь здесь идёт не о весеннем половодье.

9 Это стихотворение философское: в нём звучит важнейшая и мучительнейшая для поэта проблема личности, в нём тютчевская картина мира, столкновение его пантеистического мировоззрения с его личным преклонением перед человеческим я.

10 В этом стихотворении нельзя говорить о наличии лирического героя. Ведь кому оно посвящено? Кто его герой? В центре — человеческое Я, обобщённое, символическое.

11 Образ всеобъемлющей и роковой бездны, а также человеческого Я, ведущего призрачное существование, свершающего свой подвиг бесполезный, чтобы бесследно исчезнуть во всепоглощающей бездне, – сквозные образы тютчевской лирики.

12 Пафос стихотворения – грусть, горечь и боль поэта, несмотря на видимую гармоничность нарисованной им пантеистической картины мира, – растворён во всём стихотворении, но самое полное выражение его мы О нашей мысли обольщенье, Ты, человеческое Я, Не таково ль твое значенье, Не такова ль судьба твоя? видим в последней, четвёртой строфе:

13 Это связано с тем, что в этой строфе Тютчев впервые называет вещи своими именами: он прямо говорит о человеческом я, отбросив ненужную ему больше аллегорию – льдину, причём называет его не более чем нашей мысли обольщеньем и приходит к печальному выводу, что всё значение человеческой жизни только в том и заключается, чтобы, блистая ли, будучи ли в тени, неизбежимо таять и наконец раствориться в бездне роковой. Это связано с тем, что в этой строфе Тютчев впервые называет вещи своими именами: он прямо говорит о человеческом я, отбросив ненужную ему больше аллегорию – льдину, причём называет его не более чем нашей мысли обольщеньем и приходит к печальному выводу, что всё значение человеческой жизни только в том и заключается, чтобы, блистая ли, будучи ли в тени, неизбежимо таять и наконец раствориться в бездне роковой.

14 Композиция построена по принципу развёртывания или, может быть, лучше сказать – погружения: сначала мы видим общую картину (природы, на первый взгляд), но в последующих строках поэт ведёт читателя всё глубже и глубже, и нам, как в ночном небе, открываются всё новые и новые звёзды по мере всматривания. Композиция построена по принципу развёртывания или, может быть, лучше сказать – погружения: сначала мы видим общую картину (природы, на первый взгляд), но в последующих строках поэт ведёт читателя всё глубже и глубже, и нам, как в ночном небе, открываются всё новые и новые звёзды по мере всматривания.

15 Прочитав это стихотворение, невольно задаёшься тем же вопросом, что и Тютчев: Не таково ли твоё значенье, не такова ли судьба твоя?! – и так же, как и он, начинаешь осознавать этот разлад в душе… Прочитав это стихотворение, невольно задаёшься тем же вопросом, что и Тютчев: Не таково ли твоё значенье, не такова ли судьба твоя?! – и так же, как и он, начинаешь осознавать этот разлад в душе…

16 Презентацию создали учащиеся 10 А класса МОУ«СОШ 2»: Константин Харьков Дмитрий Гутник

источник

Т Ютчева часто называют поэтом-философом. Он не был поэтом философской школы подобно Веневитинову или Баратынскому — «художнику философских мгновений», но был «мудрецом», как сказал К. Бальмонт. Философская мысль Тютчева, став поэтической мыслью, воплощалась в его стихотворениях, оставляя неповторимый отпечаток глубины. Планетарное мышление Тютчева, отразившись в полной мере в его лирике, наполнило ее философскими обобщениями, сквозными идеями и образами. Но, как заметил Аксаков, «у него не то, что мыслящая поэзия, а поэтическая мысль», и философские идеи, убеждения Тютчева очень гармонично вливаются в его поэзию, не утяжеляя ее, не порождая диссонансов.

Так или иначе, тютчевская онтология мира отражается практически во всех его стихотворениях, но одно из них — «Смотри, как на речном просторе…», написанное в 1851 году уже зрелым поэтом, — особенно важно для понимания его картины мира.

Несмотря на «речной простор», «ожившие воды», несущие «во всеобъемлющее море» за льдиной льдину, солнце и ночь, упомянутые в этом стихотворении, речь здесь, конечно же, идет не о весеннем половодье , не о природе в том смысле, в котором мы привыкли ее понимать. Это стихотворение философское: в нем звучит важнейшая и мучительнейшая для поэта проблема личности, в нем тютчевская картина мира, столкновение его пантеистического мировоззрения с его личным преклонением перед человеческим «я».

В этом стихотворении, по моему мнению, нельзя говорить о наличии лирического героя. Ведь кому оно посвящено, кто его герой? Человеческое «я», обобщенное, символическое.

А разве может символ быть лирическим героем?

Образ всеобъемлющей и роковой бездны, а также человеческого «я», ведущего призрачное существование, свершающего свой подвиг бесполезный, чтобы бесследно исчезнуть во всепоглощающей бездне, — сквозные образы тютчевской лирики.

Также проходящей через творчество Тютчева является идея о том, что жизнь человеческая, мимолетная, бесполезная, призрачная, греза природы, — всего лишь одна песчинка в этом невозмутимом строе мироздания или очередная льдинка, коих еще миллионы в этом нескончаемом потоке, и все они — «малые, большие, // Утратив прежний образ свой, // Все — безразличны, как стихия, — // Сольются с бездной роковой. »

П Афос стихотворения — грусть, горечь и боль поэта, несмотря на видимую гармоничность нарисованной им пантеистической картины мира, — растворен во всем стихотворении, но самое полное выражение его мы видим в последней, четвертой строфе. Это связано с тем, что в этой строфе Тютчев впервые называет вещи своими именами: он прямо говорит о человеческом «я», отбросив ненужную ему больше аллегорию — льдину, причем называет его не более чем «нашей мысли обольщеньем» и приходит к печальному выводу, что все значение человеческой жизни только в том и заключается, чтобы, блистая ли, будучи ли в тени, «неизбежимо» таять и наконец раствориться в бездне роковой. С этим душа Тютчева отказывалась смириться, и поэтому в вопросе-возгласе: «Не таково ли твое значенье, не такова ли судьба твоя?» — мы слышим всю его боль и все мучительные попытки поэта найти ответ, понять, так ли это действительно.

Читайте также:  Как делается генетический анализ при беременности

Это довольно характерный для Тютчева композиционный прием: начать с описания пейзажа, какого-то глубокого чувства или сильного впечатления, а в последней строфе высказать ту поэтическую мысль, которая пронизала все это стихотворение. Композиция построена по принципу развертывания или, может быть, лучше сказать — погружения: сначала мы видим общую картину , но в последующих строках поэт ведет читателя все глубже и глубже, и нам, как в ночном небе, открываются все новые и новые звезды по мере всматривания; так и тут — все новые грани, подробности, рассматриваемые с разных углов зрения, все глубже мы погружаемся в эту картину, а она становится все более символичной, и, наконец, совсем уйдя от своих наглядных образов и перейдя к философским обобщениям, поэт завершает свое стихотворение мыслью, как бы поясняя все прежде сказанное, давая возможность тоньше, точнее понять идею стихотворения.

Так постепенно Тютчев погружает нас в философский контекст своего стихотворения.

Понаблюдаем за тем, как он это делает, более пристально, строфа за строфой.

В первой строфе автор предлагает нам посмотреть, «как на речном просторе, // По склону вновь оживших вод, // Во всеобъемлющее море // За льдиной льдина вслед плывет».

Но сразу чувствуется, что не полюбоваться весенним пейзажем приглашает нас поэт. Подобный вывод можно сделать лишь на основании первых двух строк. «Всеобъемлющее море» же, являясь сквозным образом тютчевской лирики, символизируя всепоглощающую бездну, сразу наводит нас на мысль о том, что и льдины, поочередно плывущие «по склону вод» «на речном просторе» и поглощаемые в конце концов морем — бездной, — это аллегория людей, жизнь которых также находится во власти стихии .

Следующая строка: «За льдиной льдина вслед плывет» — перекликается с началом последней строфы другого тютчевского стихотворения на эту же тему: «Поочередно всех своих детей…» . Удивительно, как много значит, какую смысловую нагрузку несет каждое слово. Поэтому ключевые слова Тютчев снабжает яркими и точными эпитетами.

Например, не назови он море всеобъемлющим, возникла ли бы ассоциация его с бездной?

Лирика Тютчева антиномична, и в этом стихотворении мы встречаем характерное для творчества поэта противопоставление Бытия и Небытия. Надо заметить, Тютчев не случайно, говоря о водах, употребил слово «оживших»: ведь жизнь людей , пусть краткосрочная, призрачная и бесполезная, но все-таки это жизнь, Бытие. Бездна же, это безликое, бездушное, мертвое море, поглощающее все и вся, — это Небытие.

Во второй строфе поэт говорит о том, что, как бы человек ни прожил эту жизнь — блистая или будучи в тени , прославившись или пребывая в безвестности, испытывая счастье или, наоборот, страдая, — что бы судьба ни преподнесла ему, на всей его жизни лежит роковой отпечаток: «неизбежимо тая», он будет приближаться к концу — «к одной мете». А судьба у всех одна и та же.

Здесь Тютчев использует антитезу дня и ночи, а употребляя вместо «дня» слово «солнце», поэт уточняет, что именно символизируют понятия «день» и «ночь», что же, собственно, тут противопоставляется. Ведь солнце — круг — универсальный, поэтический символ в поэзии Тютчева, обозначающий полноту и насыщенность жизни. И поэтому солнце в этом стихотворении символизирует те счастливые моменты нашей жизни, когда мы ощущаем всю полноту Бытия. Ночь же, также являясь символом, здесь не означает совсем Небытие. Это, скорее, пограничное состояние между Бытием и Небытием.

В лирике Тютчева ночь часто является дорогой в Небытие, она открывает путь в бездну. С другой стороны, ночь ассоциируется со сном, а в данном стихотворении, означая периоды уменьшения жизненной активности человека, она действительно символизирует сон — когда человек живет, но неполной жизнью, как бы пребывая в состоянии анабиоза . Поэт говорит о свете и темноте в жизни человеческой, о дне и ночи, но подчеркивает , что все это неважно по сравнению с тем роком, что довлеет над каждым: смерть неизбежна и всех ждет одна судьба .

В третьей строфе звучит проблема человеческой личности. Как льдины — «малые, большие», так и все люди — индивидуальности, все — разные. Тютчев преклоняется перед величием «мыслящего тростника», но в этом стихотворении он уничтожает личность.

Оставаясь верным своему пантеистическому мировоззрению, он мог бы расширить индивидуальное бытие до мира , но он обезличивает людей и сливает, отождествляет их с безразличной стихией, а затем — отдает во власть небытия .

Э То стихотворение постоянно перекликается с другим, написанным Тютчевым в 1871 году, уже упоминавшимся мною: «От жизни той, что бушевала здесь…». Там тоже Бытие — жизнь, бушевавшая некогда, героические подвиги, свершавшиеся людьми во имя каких-то идеалов, — призрачно, краткосрочно и бесполезно. Все поглощается бездной, не остается даже праха и памяти — полное Небытие. Опять всех ждет один конец, одна судьба: «Поочередно всех своих детей, // Свершающих свой подвиг бесполезный, // Она равно приветствует своей // Всепоглощающей и миротворной бездной».

Но если в стихотворении 1871 года Тютчев называет жизнь подвигом, пусть и бесполезным, то в «Смотри, как на речном просторе…» человеческая жизнь описана куда менее красочно, а в последней строфе создается впечатление, что человеческой личности, индивидуальности он вообще отказывает в праве на существование, называя человеческое «я» «нашей мысли обольщеньем». Впрочем, «обольщенье», наверное, означает здесь не то, что люди в эпоху Возрождения выдумали человеческое «Я» и с тех пор тешат себя идеей, а то, что человеческая жизнь призрачна, всего лишь «греза природы» и каждая льдинка настолько мало значит сама по себе, что какая разница — есть она или нет. Они ничего не значат в отдельности, значим в данной картине мира лишь весь их поток, вся образуемая ими «безразличная стихия».

Человеческое «я», упомянутое Тютчевым, так же обобщенно, как и эта безразличная стихия.

Неужели же действительно у каждого человека и у всего рода людского одна судьба, одно значение — то, которому посвящено это стихотворение? Тютчев не дает прямого ответа, он не утверждает, а лишь спрашивает, впрочем, верно, склоняясь к ответу «да», а потому с горечью. Но вопрос остается открытым, он адресован читателю, и каждый волен отвечать на него, как считает нужным.

Т Ютчев начинает свое стихотворение со слова «смотри», а чтобы читателю легче было увидеть эту картину природы , поэт, используя прием аллитерации, вызывает у нас определенные ассоциации с реальными природными явлениями. Например, в первой строке режет слух звук «р». Мы сразу представляем себе этот ревущий речной простор с несущимися льдинами, сталкивающимися и раскалывающимися. Не случайно мне сразу вспомнился Баратынский : у него ведь та же аллитерация.

Кто знает, может быть, Тютчев, читая Баратынского, умышленно вызвал у читателей ассоциацию с его стихотворением, чтобы создать соответствующий настрой? Впрочем, у Тютчева река не такая бурная, скорее, даже спокойная. Ассонанс во второй строке передает эту текучесть, плавность, мелодичность.

Обилие разных согласных во «всеобъемлющем море» — 3-я строчка — неприятно режет слух, но именно такое впечатление и должно оставить у читателя первое столкновение с бездной. А дальше, в четвертой строке, опять аллитерация: на этот раз повторяется звук «л», да другого и не может быть, если вся строчка посвящена льдинам.

Стихотворение написано легким пушкинским размером — четырехстопным ямбом. Хотя оно и на философскую тему, но непосредственно философские мысли звучат лишь в последней строфе. Такая незагруженность философскими рассуждениями вместе с легким размером делают это стихотворение не тяжелым для восприятия.

Это стихотворение интересно тем, что в нем Тютчев запечатлел свою онтологию мира. И хотя свой мирообраз он отразил во многих своих стихотворениях, место человека в этой картине мира менялось в разных произведениях Тютчева в зависимости от того, что пересиливало в его сознании: погружался ли он всецело в стихию индивидуализма, или же, наоборот, человеческая личность подавлялась грандиозностью мироздания. В стихотворении «Смотри, как на речном просторе…» нам становится виден этот тютчевский разлад: с одной стороны, личность, а значит, и душа человеческая просто уничтожаются, сливаясь в конце концов с бездной, а с другой — Тютчев внутренне не согласен с этим, и мы чувствуем его протест по тому настроению, которое превалирует в этом стихотворении.

При том, как много значила для Тютчева душа человеческая, разве мог он согласиться с основной идеей своего стихотворения? Я тоже не могу. Как же сложно быть философом , выстроившим свою онтологию мира, и одновременно человеком, ценностные приоритеты которого противоречат его собственным теоретическим изысканиям!

П Рочитав это стихотворение, невольно тоже задаешься тем же вопросом, что и Тютчев: «Не таково ли твое значенье, не такова ли судьба твоя?!» — и так же, как и он, начинаешь осознавать этот разлад в душе. Но все-таки мой ответ: «нет». Надеюсь, меня ждет не та судьба, что «равно приветствует» эти льдины…

«Смотри, как на речном просторе…» . Анализ стихотворения Ф. И. Тютчева

источник

Т Ютчева часто называют поэтом-философом. Он не был поэтом философской школы подобно Веневитинову или Баратынскому – “художнику философских мгновений”, но был “мудрецом”, как сказал К. Бальмонт. Философская мысль Тютчева, став поэтической мыслью, воплощалась в его стихотворениях, оставляя неповторимый отпечаток глубины. Планетарное мышление Тютчева, отразившись в полной мере в его лирике, наполнило ее философскими обобщениями, сквозными идеями и образами.

Но, как заметил Аксаков, “у него не то, что мыслящая поэзия, а поэтическая мысль”, и философские идеи, убеждения Тютчева очень гармонично вливаются в его поэзию, не утяжеляя ее, не порождая диссонансов. Так или иначе, тютчевская онтология мира отражается практически во всех его стихотворениях, но одно из них – “Смотри, как на речном просторе…”, написанное в 1851 году уже зрелым поэтом, – особенно важно для понимания его картины мира.

Несмотря на “речной простор”, “ожившие воды”, несущие “во всеобъемлющее море” за льдиной льдину, солнце и ночь, упомянутые в этом стихотворении,

В этом стихотворении, по моему мнению, нельзя говорить о наличии лирического героя. Ведь кому оно посвящено, кто его герой? Человеческое “я”, обобщенное, символическое.

А разве может символ быть лирическим героем?

Образ всеобъемлющей и роковой бездны, а также человеческого “я”, ведущего призрачное существование, свершающего свой подвиг бесполезный, чтобы бесследно исчезнуть во всепоглощающей бездне, – сквозные образы тютчевской лирики.

Также проходящей через творчество Тютчева является идея о том, что жизнь человеческая, мимолетная, бесполезная, призрачная, греза природы, – всего лишь одна песчинка в этом невозмутимом строе мироздания или очередная льдинка, коих еще миллионы в этом нескончаемом потоке, и все они – “малые, большие, // Утратив прежний образ свой, // Все – безразличны, как стихия, – // Сольются с бездной роковой. ”

П Афос стихотворения – грусть, горечь и боль поэта, несмотря на видимую гармоничность нарисованной им пантеистической картины мира, – растворен во всем стихотворении, но самое полное выражение его мы видим в последней, четвертой строфе. Это связано с тем, что в этой строфе Тютчев впервые называет вещи своими именами: он прямо говорит о человеческом “я”, отбросив ненужную ему больше аллегорию – льдину, причем называет его не более чем “нашей мысли обольщеньем” и приходит к печальному выводу, что все значение человеческой жизни только в том и заключается, чтобы, блистая ли, будучи ли в тени, “неизбежимо” таять и наконец раствориться в бездне роковой. С этим душа Тютчева отказывалась смириться, и поэтому в вопросе-возгласе: “Не таково ли твое значенье, не такова ли судьба твоя?” – мы слышим всю его боль и все мучительные попытки поэта найти ответ, понять, так ли это действительно.

Это довольно характерный для Тютчева композиционный прием: начать с описания пейзажа, какого-то глубокого чувства или сильного впечатления, а в последней строфе высказать ту поэтическую мысль, которая пронизала все это стихотворение. Композиция построена по принципу развертывания или, может быть, лучше сказать – погружения: сначала мы видим общую картину (природы, на первый взгляд), но в последующих строках поэт ведет читателя все глубже и глубже, и нам, как в ночном небе, открываются все новые и новые звезды по мере всматривания; так и тут – все новые грани, подробности, рассматриваемые с разных углов зрения, все глубже мы погружаемся в эту картину, а она становится все более символичной, и, наконец, совсем уйдя от своих наглядных образов и перейдя к философским обобщениям, поэт завершает свое стихотворение мыслью, как бы поясняя все прежде сказанное, давая возможность тоньше, точнее понять идею стихотворения.

Так постепенно Тютчев погружает нас в философский контекст своего стихотворения.

Понаблюдаем за тем, как он это делает, более пристально, строфа за строфой.

В первой строфе автор предлагает нам посмотреть, “как на речном просторе, // По склону вновь оживших вод, // Во всеобъемлющее море // За льдиной льдина вслед плывет”.

Но сразу чувствуется, что не полюбоваться весенним пейзажем приглашает нас поэт. Подобный вывод можно сделать лишь на основании первых двух строк. “Всеобъемлющее море” же, являясь сквозным образом тютчевской лирики, символизируя всепоглощающую бездну, сразу наводит нас на мысль о том, что и льдины, поочередно плывущие “по склону вод” “на речном просторе” и поглощаемые в конце концов морем – бездной, – это аллегория людей, жизнь которых также находится во власти стихии (рока, судьбы, неких непреложных законов, согласно пантеистическому учению).

Следующая строка: “За льдиной льдина вслед плывет” – перекликается с началом последней строфы другого тютчевского стихотворения на эту же тему: “Поочередно всех своих детей…” (“…она равно приветствует своей… бездной”). Удивительно, как много значит, какую смысловую нагрузку несет каждое слово. Поэтому ключевые слова Тютчев снабжает яркими и точными эпитетами.

Например, не назови он море всеобъемлющим, возникла ли бы ассоциация его с бездной?

Лирика Тютчева антиномична, и в этом стихотворении мы встречаем характерное для творчества поэта противопоставление Бытия и Небытия. Надо заметить, Тютчев не случайно, говоря о водах, употребил слово “оживших”: ведь жизнь людей (или льдин), пусть краткосрочная, призрачная и бесполезная, но все-таки это жизнь, Бытие.

Бездна же, это безликое, бездушное, мертвое море, поглощающее все и вся, – это Небытие.

Во второй строфе поэт говорит о том, что, как бы человек ни прожил эту жизнь – блистая (“на солнце ль радужно блистая”) или будучи в тени (“иль ночью, в поздней темноте”), прославившись или пребывая в безвестности, испытывая счастье или, наоборот, страдая, – что бы судьба ни преподнесла ему, на всей его жизни лежит роковой отпечаток: “неизбежимо тая”, он будет приближаться к концу – “к одной мете”. А судьба у всех одна и та же.

Здесь Тютчев использует антитезу дня и ночи, а употребляя вместо “дня” слово “солнце”, поэт уточняет, что именно символизируют понятия “день” и “ночь”, что же, собственно, тут противопоставляется. Ведь солнце – круг – универсальный, поэтический символ в поэзии Тютчева, обозначающий полноту и насыщенность жизни. И поэтому солнце в этом стихотворении символизирует те счастливые моменты нашей жизни, когда мы ощущаем всю полноту Бытия.

Ночь же, также являясь символом, здесь не означает совсем Небытие. Это, скорее, пограничное состояние между Бытием и Небытием. В лирике Тютчева ночь часто является дорогой в Небытие, она открывает путь в бездну.

С другой стороны, ночь ассоциируется со сном, а в данном стихотворении, означая периоды уменьшения жизненной активности человека, она действительно символизирует сон – когда человек живет, но неполной жизнью, как бы пребывая в состоянии анабиоза (вот оно, пограничное состояние!). Поэт говорит о свете и темноте в жизни человеческой, о дне и ночи, но подчеркивает (не случайно после второй строки стоит тире), что все это неважно по сравнению с тем роком, что довлеет над каждым: смерть неизбежна (“неизбежимо тая”) и всех ждет одна судьба (“они плывут к одной мете”).

В третьей строфе звучит проблема человеческой личности. Как льдины – “малые, большие”, так и все люди – индивидуальности, все – разные. Тютчев преклоняется перед величием “мыслящего тростника”, но в этом стихотворении он уничтожает личность.

Оставаясь верным своему пантеистическому мировоззрению, он мог бы расширить индивидуальное бытие до мира (“Все во мне и я во всем”), но он обезличивает людей (“Утратив прежний образ свой”) и сливает, отождествляет их с безразличной стихией, а затем – отдает во власть небытия (“сольются с бездной роковой”).

Читайте также:  Какой анализ сдается для поджелудочной железы

Э То стихотворение постоянно перекликается с другим, написанным Тютчевым в 1871 году, уже упоминавшимся мною: “От жизни той, что бушевала здесь…”. Там тоже Бытие – жизнь, бушевавшая некогда, героические подвиги, свершавшиеся людьми во имя каких-то идеалов, – призрачно, краткосрочно и бесполезно. Все поглощается бездной, не остается даже праха и памяти – полное Небытие.

Опять всех ждет один конец, одна судьба: “Поочередно всех своих детей, // Свершающих свой подвиг бесполезный, // Она равно приветствует своей // Всепоглощающей и миротворной бездной”. Но если в стихотворении 1871 года Тютчев называет жизнь подвигом, пусть и бесполезным, то в “Смотри, как на речном просторе…” человеческая жизнь описана куда менее красочно, а в последней строфе создается впечатление, что человеческой личности, индивидуальности он вообще отказывает в праве на существование, называя человеческое “я” “нашей мысли обольщеньем”. Впрочем, “обольщенье”, наверное, означает здесь не то, что люди в эпоху Возрождения выдумали человеческое “Я” (с большой буквы!) и с тех пор тешат себя идеей, а то, что человеческая жизнь призрачна, всего лишь “греза природы” и каждая льдинка настолько мало значит сама по себе, что какая разница – есть она или нет.

Они ничего не значат в отдельности, значим в данной картине мира лишь весь их поток, вся образуемая ими “безразличная стихия”. Человеческое “я”, упомянутое Тютчевым, так же обобщенно, как и эта безразличная стихия.

Неужели же действительно у каждого человека и у всего рода людского одна судьба, одно значение – то, которому посвящено это стихотворение? Тютчев не дает прямого ответа, он не утверждает, а лишь спрашивает, впрочем, верно, склоняясь к ответу “да”, а потому с горечью. Но вопрос остается открытым, он адресован читателю, и каждый волен отвечать на него, как считает нужным.

Т Ютчев начинает свое стихотворение со слова “смотри”, а чтобы читателю легче было увидеть эту картину природы (лирика Тютчева богата не только философскими идеями), поэт, используя прием аллитерации, вызывает у нас определенные ассоциации с реальными природными явлениями. Например, в первой строке (“Смотри, как на речном просторе…”) режет слух звук “р”. Мы сразу представляем себе этот ревущий речной простор с несущимися льдинами, сталкивающимися и раскалывающимися.

Не случайно мне сразу вспомнился Баратынский (“Взревев, река несет // На торжествующем хребте // Поднятый ею лед”): у него ведь та же аллитерация. Кто знает, может быть, Тютчев, читая Баратынского, умышленно вызвал у читателей ассоциацию с его стихотворением, чтобы создать соответствующий настрой? Впрочем, у Тютчева река не такая бурная, скорее, даже спокойная.

Ассонанс во второй строке (“По склону вновь оживших вод”) передает эту текучесть, плавность, мелодичность. Обилие разных согласных во “всеобъемлющем море” – 3-я строчка – неприятно режет слух, но именно такое впечатление и должно оставить у читателя первое столкновение с бездной. А дальше, в четвертой строке, опять аллитерация: на этот раз повторяется звук “л”, да другого и не может быть, если вся строчка посвящена льдинам.

Стихотворение написано легким пушкинским размером – четырехстопным ямбом. Хотя оно и на философскую тему, но непосредственно философские мысли звучат лишь в последней строфе. Такая незагруженность философскими рассуждениями вместе с легким размером делают это стихотворение не тяжелым для восприятия.

Это стихотворение интересно тем, что в нем Тютчев запечатлел свою онтологию мира. И хотя свой мирообраз он отразил во многих своих стихотворениях, место человека в этой картине мира менялось в разных произведениях Тютчева в зависимости от того, что пересиливало в его сознании: погружался ли он всецело в стихию индивидуализма, или же, наоборот, человеческая личность подавлялась грандиозностью мироздания. В стихотворении “Смотри, как на речном просторе…” нам становится виден этот тютчевский разлад: с одной стороны, личность, а значит, и душа человеческая просто уничтожаются, сливаясь в конце концов с бездной, а с другой – Тютчев внутренне не согласен с этим, и мы чувствуем его протест по тому настроению, которое превалирует в этом стихотворении.

При том, как много значила для Тютчева душа человеческая, разве мог он согласиться с основной идеей своего стихотворения? Я тоже не могу. Как же сложно быть философом (“мудрецом”), выстроившим свою онтологию мира, и одновременно человеком, ценностные приоритеты которого противоречат его собственным теоретическим изысканиям!

П Рочитав это стихотворение, невольно тоже задаешься тем же вопросом, что и Тютчев: “Не таково ли твое значенье, не такова ли судьба твоя?!” – и так же, как и он, начинаешь осознавать этот разлад в душе. Но все-таки мой ответ: “нет”. Надеюсь, меня ждет не та судьба, что “равно приветствует” эти льдины…

Анализ стихотворения Тютчева “Смотри, как роща зеленеет…”Стихотворение “Смотри, как роща зеленеет…”, написанное в конце августа 1857 года, – это приглашение погрузиться вместе с лирическим героем в прекрасный мир природы. В произведении создается ощущение многомерности пространства. Сначала роща представлена будто издали. Затем взгляд героя концентрируется на отдельных ветках и листьях. Во второй строфе вновь происходит смена картины. Лирический герой оказывается внутри рощи. […].

Анализ стихотворения “Silentium!” ТютчеваТютчев не писал для публики, в основном, он писал для себя, излагая свои мысли на бумаге. В каждом стихотворении он ищет истину, правду. Стихотворение Тютчева “Silentium!” было написано в 1830 году четырехстопным ямбом. Неправильное ударение некоторых слов в стихотворении объясняется тем, что для Тютчева было важнее показать правдивые чувства, а не ложь. Он обращается к […].

Анализ стихотворения “День и ночь” Тютчева“День и ночь” (1839). В стихотворении поэт размышляет о происхождении Космоса из Хаоса, к которому иногда тяготеет дух человека, темной первоосновы, движущейся к свету. Но ночь не менее прекрасна, чем день: в ночи светят звезды и сбываются откровения. День набрасывает на бездну золотой покров, кото­рый ночью исчезает. Лирический герой страшится ночи, так как надвигающаяся бездна […].

Анализ стихотворения Тютчева “Я встретил Вас…”В 1870-ом году 67-летний поэт пишет свое, пожалуй, самое знаменитое стихотворение – “Я встретил Вас и все былое…”. Это произведение, посвященное баронессе Крюденер, теперь знает каждый. Еще будучи молодым человеком, Тютчев был пленен красотою и очарованием этой женщины. И даже спустя множество лет, его страсть к ней не угасла, о чем и свидетельствует стихотворение “Я […].

Анализ стихотворения Тютчева “Русской женщине”Русской женщине В стихотворении “Русской женщине” Ф. И. Тютчев пишет о тяжкой судьбе простой крестьянки. Анафорический повтор в первой строфе подчеркивает однообразие жизни женщины. Нереализованные мечты, бедность впечатлений, ничтожность радостей и благ – все это резко контрастирует с теми ценно­стями, которые автор перечисляет в начале первой строфы (свет, искусство, любовь – все то, что составляет, […].

Анализ стихотворения Тютчева “Поэзия”Стихотворение Ф. Тютчева “Поэзия” посвящено теме бо­жественного происхождения поэтического таланта. Оно по­строено на контрасте динамических и статических образов. Первые строки произведения рисуют грозную картину клокочущих страстей, которые тревожат душу человека. Ху­дожественный эффект создаваемого образа усиливает лекси­ческий повтор (“Среди громов, среди огней, Среди клокочу­щих страстей”). Для художественного пространства произведения харак­терна акцентация вертикальных координат: неба и земли. […].

Анализ стихотворения “Фонтан” Тютчева“Фонтан” (1836). Постижение мира человека путем сопос­тавления его с миром природы нашло выражение в этом стихо­творении философского характера. Произведение имеет двухча­стную композицию с четким разделением содержания по строфам. Поэт уподобляет фонтан лучу: Смотри, как облаком живым Фонтан сияющий клубится; Как пламенеет, как дробится Его на солнце влажный дым. Лучом поднявшись к небу, он Коснулся высоты […].

Анализ стихотворения “Как океан объемлет шар земной…” Тютчева“Как океан объемлет шар земной…” (1830). Тютчев возвел метафору в метод, наполнив художественный прием философ­ским содержанием. В стихотворении дан образ земли, как днев­ной жизни, которую можно описать и изучить, так как она ре­альна. А океан, как и сон, – нечто неуловимое, зыбкое, таинственное. Величественный пейзаж, нарисованный в первой строфе, – воплощение внутреннего мира человека во […].

Анализ стихотворения К. Б. Я встретил вас и все былое… ТютчеваСтихотворение Ф. И. Тютчева “Я встретил вас – и все былое…” так же известно, как “К. Б.”. Две таинственные буквы обращены к Амалии Крюденер, которой посвящал стихи ранее, например в 1833 “Я помню время золотое…”. Поэт соединил в маленьком стихотворении несколько стилей. В произведении используется высокая лексика, присущая оде, которая сочетается с мелодичностью стихотворения, которая […].

Анализ стихотворения Тютчева Ф. И. “Весенние воды”Стихотворение “Весенние воды” можно отнести к пейзажной лирике Тютчева. Оно было написано в 1830 году. В этом произведении описывается чудесный период ранней весны, пробуждение природы от зимнего сна, наступление радостных весенних дней Читая стихотворение, действительно ощущаешь весеннюю атмосферу. Чувствуется, как в воздухе пахнет талым снегом, вокруг раздается пение птиц, солнце растапливает зимнюю стужу, наполняя душу […].

Анализ стихотворения Тютчева “О, этот Юг, о, эта Ницца. ”Небольшая поэтическая зарисовка “О, этот Юг, о, эта Ницца. ” построена на контрасте двух образов: пышного ев­ропейского курорта Лазурного побережья и тленной жизни лирического героя, осознающего конечность бытия. Высоко­парная частица “о” с первой же строки стихотворения на­страивает читателя на романтический лад. Ницца в XIX веке была традиционным местом отдыха русского дворянства. Это своеобразный символ шика, ком­форта, […].

“Весенняя гроза” анализ стихотворения ТютчеваОтличительная особенность раннего стихотворения Ф. И. Тютчева “Весенняя гроза” – его двойная датировка. Стихотворение было написано поэтом в 1828 году во время его пребывания в Германии и опубликовано в журнале “Галатея”. Тютчев вернулся к произведению спустя четверть века, в 1854 году: во втором варианте была переработана первая строфа и добавлена вторая строфа. Основной темой стихотворения […].

Анализ стихотворения “Тени сизые смесились…” Тютчева“Тени сизые смесились…” (1836). Стихотворение относится к философской лирике Тютчева: оно о душе в сумерках и о душе сумерек. Центральным образом произведения является образ су­мрака на исходе реального дня: Тени сизые смесились, Цвет поблекнул, звук уснул – Жизнь, движенье разрешились В сумрак зыбкий, в дальний гул… Краски дня растворяются, само бытие человека становится зыбким. Ощутимо […].

“Я встретил вас” анализ стихотворения ТютчеваЗрелая лирика Тютчева во многом была посвящена теме любви, отражая полную страстей и разочарований личную жизнь самого поэта. К позднему периоду творчества относится стихотворение “Я встретил вас”, по праву входящее в сокровищницу отечественной любовной лирики. Умудренный жизнью Тютчев написал его на склоне лет (в возрасте 67 лет), 26 июля 1870 года в Карлсбаде. Стихотворение, созданное […].

Анализ стихотворения Тютчева О, как убийственно мы любимВ первой же строфе этого лирического стихотворения Федор Тютчев приводит психологическое утверждение весьма странного явления. Используя обобщенное “мы”, поэт обращает внимание читателей на то, что губят как раз любимое. Тут же говорится о буйной и слепой страсти. Кстати, в самом названии неожиданно звучит сочетание “любить убийственно”, то есть это прекрасное чувство может и уничтожать. Далее […].

Анализ стихотворения Тютчева Еще земли печален видФедор Иванович Тютчев предположительно написал данное стихотворение в период расцвета творчества, но, как известно, опубликовано оно только после смерти поэта. Дата первой публикации равняется на 1876 год. Стоит сказать об особенности творчества Федора Тютчева-природа в его стихотворениях – это нечто живое, такое же, как человек. Поэтому во многих стихотворениях автора присутствует параллель или перекликание природы […].

Анализ стихотворения Тютчева “Первый лист”Значительная часть стихотворений Тютчева посвящена природе. Некрасов в статье “Русские второстепенные поэты” (1850) среди ключевых черт таланта Федора Ивановича отмечал “любовь к природе, сочувствие к ней, полное понимание ее и уменье мастерски воспроизводить ее многообразные явления”. Поддерживали Николая Алексеевича и другие исследователи творчества Тютчева. Важную роль в пейзажной лирике Федора Ивановича всегда играла весна. Это […].

Анализ стихотворения “О, как убийственно мы любим” Тютчева“О, как убийственно мы любим” (1851). Стихотворение вошло в денисьевский цикл, посвященной Елене Александровне Денисьевой, гражданской жене Тютчева, которую он любил и с которой прожил четырнадцать лет. В глазах петербургского све­та Е. А. Денисьева была осуждена и отвергнута, это ускорило ее смерть от чахотки в 1864 году. Стихотворение звучит как испо­ведь, исполненная трагизма, боли, горечи […].

“Полдень” анализ стихотворения ТютчеваСтихотворение “Полдень”, написанное в конце 1820-х годов, между 1827 и 1830 годами, относится к мюнхенскому периоду творчества Ф. Тютчева. Впервые оно было опубликовано в 1836 году в журнале “Современник”. Стихотворение “Полдень” входит в дневную лирику Тютчева. Поэт воспевает в нем прелесть дня, приближаясь к античным представлениям о природе. В миниатюре, относящейся к пейзажной лирике, изображена […].

Анализ стихотворения Тютчева “Сон на море”В стихотворении Ф. И. Тютчева “Сон на море” проявились тютчевская острота ощущения противоречий действительно­сти, мысль о разладе души с миром и роли творчества в жизни человека. В нем рисуется картина разгулявшейся морской стихии, что одновременно несет в себе и символический под­текст: море в классической поэзии обычно соотносится с жиз­нью, а игра волн и буря – […].

“Осенний вечер” анализ стихотворения ТютчеваСтихотворение “Осенний вечер” относится к периоду раннего творчества Ф. И. Тютчева. Оно было написано поэтом в 1830 году во время одного из кратковременных визитов в Россию. Созданное в духе классического романтизма изящное, легкое стихотворение – не просто пейзажная лирика. Тютчев осмысливает в нем осенний вечер как феномен жизни природы, ищет аналогию явлению природы в явлениях […].

Анализ стихотворения Тютчева “Всесилен я и вместе слаб“Всесилен я и вместе слаб…” – стихотворение, относящееся к раннему творчеству Тютчева. Точная дата его написания неизвестна. Наиболее вероятна версия, высказанная советским литературоведом и биографом поэта Пигаревым. По его мнению, произведение создано в 1810-е годы. В стихотворении прослеживается сильное влияние Раича – домашнего учителя Федора Ивановича, а также поэта и переводчика с древних языков. Именно […].

Анализ стихотворения Тютчева “Нет, карлик мой! Трус беспримерный!…”В 1821 г. Федор Тютчев завершил обучение в университете и начал работать в Государственной коллегии иностранных дел. Служба поэта проходила в Мюнхене. В 1839 г. он на время отстранился от дипломатических дел, но на родину ехать не спешил. Спустя четыре года император Николай I поручил Тютчеву всеми силами способствовать созданию положительного образа Российской империи заграницей. […].

Сопоставительный анализ стихотворения тютчева “фонтан” и фета “фонтан”Многие утверждают, что лирика А. А. Фета и Ф. И. Тютчева, поэтов одной эпохи, очень похожа. Но так ли это? Для того, чтобы ответить на этот вопрос, необходимо, для начала, сравнить стихотворения, написанных на одну тему. Проведем сопоставительный анализ стихотворений “Фонтан” Ф, И. Тютчева и “Фонтан” А. А. Фета. Оба стихотворения относятся к философской лирике. […].

Анализ стихотворения Тютчева Весенняя грозаРусский поэт Ф. И. Тютчев создал стихотворение “Весенняя гроза” в 1828 году, но через 26 лет в 1854 году поэт решил дополнить свой шедевр второй строфой и скорректировать первую. В структуре стихотворения присутствуют четыре строфы. В первой устанавливается тема и основной образ, вторая и третья строфы описывают буйство и красоту грозы, четвертая – делает окончательный […].

Анализ стихотворения Тютчева Не то, что мните вы, природаСтихотворение Тютчева “Не то, что мните вы, природа…” характеризует единство пейзажной лирики поэта, его понимание ценности и целостности первозданной красоты природы. Этим произведением поэт как будто признается в любви матушке природе, признавая и превознося ее как самостоятельную чувствующую сущность, наделенную душой, свободой, а также эмоциями и собственным языком для общения с окружающим миром. Федор Иванович […].

Анализ стихотворения Тютчева “Обвеян вещею дремотой…”Стихотворение “Обвеян вещею дремотой…” – настоящая жемчужина пейзажной лирики Тютчева. Лев Толстой пометил его буквой “К. ” (“Красота. ”). Благожелательно отозвался о нем и Иван Аксаков. По его мнению, особенно удалось поэту первое пятистишее, отличающееся правдою и красотой. Кроме того, Аксаков отметил, что в сравнении с другим тютчевским стихотворением “Осенним вечером” выигрывает “Обвеян вещею дремотой…”. Во втором […].

Анализ стихотворения Тютчева “Неман”Федор Тютчев вошел в историю русской литературы как непревзойденный лирик. Однако мало кто знает о том, что среди его произведений есть стихи, посвященные историческим событиям 1812 года. Тема войны с Наполеоном никогда особо не интересовала Тютчева. Тем не менее, этого французского полководца поэт, которому довелось провести за границей большую часть своей жизни, считал настоящим гением. […].

“Умом Россию не понять” анализ стихотворения ТютчеваВ своем наиболее известном произведении, четверостишии “Умом Россию не понять”, Тютчев поднимает Патриотическую тему. При этом Россия для поэта является не абстрактной отчизной, а воплощением великого русского духа. Стихотворение было написано 28 ноября 1866 года и записано Тютчевым на клочке бумаги, который сейчас хранится в Пушкинском доме. Впервые стихотворение было опубликовано в 1868 году. Философская […].

Анализ стихотворения Тютчева ПолденьАнализ содержания стихотворения Ф.И. Тютчева “Полдень”. Ф.И. Тютчев – поэт-философ, который отразил в своем твор­честве собственное отношение к миру, мирозданию, полагая, что все сущее на Земле и в Космосе управляется мощной сози­дательной силой по имени Мировая Душа. Природа, по мысли Тютчева, часть этого мира, наиболее светлая, наиболее гармо­нично выстроенная. Тема стихотворения – изображение южного пейзажа […].

Читайте также:  Как можно сдать анализ на хламидии

Сопоставительный анализ стихотворения А. А. Фета “Учись у них – у дуба, у березы” и стихотворения Ф. И. Тютчева “Silentium”При первом прочтении оба эти стихотворения кажутся похожими по замыслу, ибо и Тютчев, и Фет в своих творениях призывают к молчанию. Однако Фет говорит о том, что необходимо молчать в трудные минуты жизни, когда “за сердце хватает холод лютый”, нужно смириться с трудностями молча, не высказывая своего недовольства, гнева, разочарования, как переживают “жестокую пору”, зиму, […].

Анализ стихотворения Тютчева Последняя любовьСтихотворение было написано состоявшимся и зрелым Федором Тютчевым в первой половине 19 века, на границе 1852 -1854 годов, и вошло в цикл, названный “Денисьевским”, по отзывам критиков, самым известным и лирически напоенным. Жанр “Последней любви” отчетливо эллегичен, все оно наполнено светом, – прощальным, вечерним, ускользающим… У всех строк есть конкретный адресат: “Последняя любовь” посвящена возвышенно-трагическому […].

Анализ стихотворения Федора Тютчева “Silentium!”Стихотворение “Silentium!” (в переводе с латинского “Молчи!” “Силентиум”) написано в 1830 году, относится к раннему творческому периоду Федора Тютчева. Нужно отметить, что молодой поет, не был амбициозным в своем таланте, этот человек с прекрасным образованием занял достойное место в дипломатической работе, будучи государственным деятелем. В поэтических строчках Тютчев выражал свое внутреннее состояние, свои личные мысли […].

Анализ стихотворения Ф. И. Тютчева “Весенние воды”Стихотворное наследие Ф. И. Тютчева совсем невелико. Это говорит о серьезном подходе поэта к своему творчеству. Одна из ведущих тем в лирике Тютчева – тема природы. Поэт очень трепетно относился к окружающему его миру. Он считал природу живой, существующей по своим вечным законам. К пейзажной лирике Тютчева можно отнести и стихотворение “Весенние воды”. Оно было […].

Анализ стихотворения Тютчева “Душа моя – Элизиум тенейВесной 1836 года князь Гагарин получает от своего друга Федора Тютчева письмо, к которому прилагается стихотворение “Душа моя, Элизиум теней…” . Предполагается, что написано оно было несколько раньше, когда семья русского поэта и дипломата попала в кораблекрушение. К счастью, сам Тютчев, его супруга и две дочерей остались живы. Однако катастрофа произвела на Элеонору Тютчеву настолько […].

Анализ стихотворения “Не то, что мните вы, природа…” Тютчева“Не то, что мните вы, природа…” (1836). Природа в стихо­творении одухотворена, очеловечена. Она внутренне близка и понятна человеку. Природа и человек образуют единство, поэтому вдохновение поэта созвучно с жизнью природы, которая изображается в дви­жении, как участница событий человеческой жизни, как прояв­ление Божественной мудрости: Не то, что мните вы, природа: Не слепок, не бездушный лик – […].

Анализ стихотворения Тютчева Чародейкою зимою 3Знаменитый поэт Федор Иванович Тютчев написал стихотворение “Чародейкою зимою” в удивительно подходящее время-накануне новогодней ночи, это был 1852 год. Тематика стихотворения как нельзя лучше подходит для именитого праздника, ведь основа стихотворения, пусть и находящаяся не на первом плане в тексте-это волшебство, чудо. Как и во многих других творениях Тютчева, данное стихотворение также содержит мысль о […].

Анализ стихотворения “Как летней иногда порою…”Стихотворение “Как летней иногда порой” проникнуто чувствами любви к природе, чувствами красоты, свежестью, светом, радостным восприятием окружающего мира. В первой части стихотворения Тютчев рисует яркую картину природы. Она согрета теплым чувством, возникающем при виде влетающей в окно птицы. В стихотворении перед читателем появляются образы леса, цветущего мира природы: “Зеленый лес, живые воды И отблеск неба […].

Анализ стихотворения Тютчева Ф. И. “Весенние гроза”“Люблю грозу в начале мая…”- так начинается стихотворение Тютчева “Весенняя гроза”, написанное им за границей в начале 1850-х годов. В его названии прилагательное “весенняя” привносит определенный смысл: весна для Тютчева – символ обновления природы и человеческой души. Вот почему все стихотворение наполнено дыханием “настоящего, счастливого” майского дня. Построенное как монолог лирического героя, оно трогает искренностью […].

Анализ стихотворения Тютчева “Memento”Стихотворение “Memento” (“Помни”) Тютчев посвятил императрице Александре Федоровне (1798-1860), супруге Николая I. За российского правителя она вышла замуж по любви. Впрочем, их брак нельзя назвать безоблачным. Его омрачали периодические измены Николая Павловича, особенно длительный роман с фрейлиной Варварой Аркадьевной Нелидовой (1814-1897), и расстроенное здоровье императрицы. Александра Федоровна часто болела. Не в последнюю очередь виной тому […].

источник

Т Ютчева часто называют поэтом-философом. Он не был поэтом философской школы подобно Веневитинову или Баратынскому – “художнику философских мгновений”, но был “мудрецом”, как сказал К. Бальмонт. Философская мысль Тютчева, став поэтической мыслью, воплощалась в его стихотворениях, оставляя неповторимый отпечаток глубины. Планетарное мышление Тютчева, отразившись в полной мере в его лирике, наполнило ее философскими обобщениями, сквозными идеями и образами. Но, как заметил Аксаков, “у него не то, что мыслящая поэзия, а поэтическая мысль”, и философские идеи, убеждения Тютчева очень гармонично вливаются в его поэзию, не утяжеляя ее, не порождая диссонансов.

Так или иначе, тютчевская онтология мира отражается практически во всех его стихотворениях, но одно из них – “Смотри, как на речном просторе…”, написанное в 1851 году уже зрелым поэтом, – особенно важно для понимания его картины мира.

Несмотря на “речной простор”, “ожившие воды”, несущие “во всеобъемлющее море” за льдиной льдину, солнце и ночь, упомянутые в этом стихотворении, речь здесь, конечно же, идет не о весеннем половодье (как у Баратынского: “Взревев, река несет // На торжествующем хребте // Поднятый ею лед”), не о природе в том смысле, в котором мы привыкли ее понимать. Это стихотворение философское: в нем звучит важнейшая и мучительнейшая для поэта проблема личности, в нем тютчевская картина мира, столкновение его пантеистического мировоззрения с его личным преклонением перед человеческим “я”.

В этом стихотворении, по моему мнению, нельзя говорить о наличии лирического героя. Ведь кому оно посвящено, кто его герой? Человеческое “я”, обобщенное, символическое.

А разве может символ быть лирическим героем?

Образ всеобъемлющей и роковой бездны, а также человеческого “я”, ведущего призрачное существование, свершающего свой подвиг бесполезный, чтобы бесследно исчезнуть во всепоглощающей бездне, – сквозные образы тютчевской лирики.

Также проходящей через творчество Тютчева является идея о том, что жизнь человеческая, мимолетная, бесполезная, призрачная, греза природы, – всего лишь одна песчинка в этом невозмутимом строе мироздания или очередная льдинка, коих еще миллионы в этом нескончаемом потоке, и все они – “малые, большие, // Утратив прежний образ свой, // Все – безразличны, как стихия, – // Сольются с бездной роковой. ”

П Афос стихотворения – грусть, горечь и боль поэта, несмотря на видимую гармоничность нарисованной им пантеистической картины мира, – растворен во всем стихотворении, но самое полное выражение его мы видим в последней, четвертой строфе. Это связано с тем, что в этой строфе Тютчев впервые называет вещи своими именами: он прямо говорит о человеческом “я”, отбросив ненужную ему больше аллегорию – льдину, причем называет его не более чем “нашей мысли обольщеньем” и приходит к печальному выводу, что все значение человеческой жизни только в том и заключается, чтобы, блистая ли, будучи ли в тени, “неизбежимо” таять и наконец раствориться в бездне роковой. С этим душа Тютчева отказывалась смириться, и поэтому в вопросе-возгласе: “Не таково ли твое значенье, не такова ли судьба твоя?” – мы слышим всю его боль и все мучительные попытки поэта найти ответ, понять, так ли это действительно.

Это довольно характерный для Тютчева композиционный прием: начать с описания пейзажа, какого-то глубокого чувства или сильного впечатления, а в последней строфе высказать ту поэтическую мысль, которая пронизала все это стихотворение. Композиция построена по принципу развертывания или, может быть, лучше сказать – погружения: сначала мы видим общую картину (природы, на первый взгляд), но в последующих строках поэт ведет читателя все глубже и глубже, и нам, как в ночном небе, открываются все новые и новые звезды по мере всматривания; так и тут – все новые грани, подробности, рассматриваемые с разных углов зрения, все глубже мы погружаемся в эту картину, а она становится все более символичной, и, наконец, совсем уйдя от своих наглядных образов и перейдя к философским обобщениям, поэт завершает свое стихотворение мыслью, как бы поясняя все прежде сказанное, давая возможность тоньше, точнее понять идею стихотворения.

Так постепенно Тютчев погружает нас в философский контекст своего стихотворения.

Понаблюдаем за тем, как он это делает, более пристально, строфа за строфой.

В первой строфе автор предлагает нам посмотреть, “как на речном просторе, // По склону вновь оживших вод, // Во всеобъемлющее море // За льдиной льдина вслед плывет”.

Но сразу чувствуется, что не полюбоваться весенним пейзажем приглашает нас поэт. Подобный вывод можно сделать лишь на основании первых двух строк. “Всеобъемлющее море” же, являясь сквозным образом тютчевской лирики, символизируя всепоглощающую бездну, сразу наводит нас на мысль о том, что и льдины, поочередно плывущие “по склону вод” “на речном просторе” и поглощаемые в конце концов морем – бездной, – это аллегория людей, жизнь которых также находится во власти стихии (рока, судьбы, неких непреложных законов, согласно пантеистическому учению).

Следующая строка: “За льдиной льдина вслед плывет” – перекликается с началом последней строфы другого тютчевского стихотворения на эту же тему: “Поочередно всех своих детей…” (“…она равно приветствует своей… бездной”). Удивительно, как много значит, какую смысловую нагрузку несет каждое слово. Поэтому ключевые слова Тютчев снабжает яркими и точными эпитетами. Например, не назови он море всеобъемлющим, возникла ли бы ассоциация его с бездной?

Лирика Тютчева антиномична, и в этом стихотворении мы встречаем характерное для творчества поэта противопоставление Бытия и Небытия. Надо заметить, Тютчев не случайно, говоря о водах, употребил слово “оживших”: ведь жизнь людей (или льдин), пусть краткосрочная, призрачная и бесполезная, но все-таки это жизнь, Бытие. Бездна же, это безликое, бездушное, мертвое море, поглощающее все и вся, – это Небытие.

Во второй строфе поэт говорит о том, что, как бы человек ни прожил эту жизнь – блистая (“на солнце ль радужно блистая”) или будучи в тени (“иль ночью, в поздней темноте”), прославившись или пребывая в безвестности, испытывая счастье или, наоборот, страдая, – что бы судьба ни преподнесла ему, на всей его жизни лежит роковой отпечаток: “неизбежимо тая”, он будет приближаться к концу – “к одной мете”. А судьба у всех одна и та же.

Здесь Тютчев использует антитезу дня и ночи, а употребляя вместо “дня” слово “солнце”, поэт уточняет, что именно символизируют понятия “день” и “ночь”, что же, собственно, тут противопоставляется. Ведь солнце – круг – универсальный, поэтический символ в поэзии Тютчева, обозначающий полноту и насыщенность жизни. И поэтому солнце в этом стихотворении символизирует те счастливые моменты нашей жизни, когда мы ощущаем всю полноту Бытия.

Ночь же, также являясь символом, здесь не означает совсем Небытие. Это, скорее, пограничное состояние между Бытием и Небытием. В лирике Тютчева ночь часто является дорогой в Небытие, она открывает путь в бездну.

С другой стороны, ночь ассоциируется со сном, а в данном стихотворении, означая периоды уменьшения жизненной активности человека, она действительно символизирует сон – когда человек живет, но неполной жизнью, как бы пребывая в состоянии анабиоза (вот оно, пограничное состояние!). Поэт говорит о свете и темноте в жизни человеческой, о дне и ночи, но подчеркивает (не случайно после второй строки стоит тире), что все это неважно по сравнению с тем роком, что довлеет над каждым: смерть неизбежна (“неизбежимо тая”) и всех ждет одна судьба (“они плывут к одной мете”).

В третьей строфе звучит проблема человеческой личности. Как льдины – “малые, большие”, так и все люди – индивидуальности, все – разные. Тютчев преклоняется перед величием “мыслящего тростника”, но в этом стихотворении он уничтожает личность.

Оставаясь верным своему пантеистическому мировоззрению, он мог бы расширить индивидуальное бытие до мира (“Все во мне и я во всем”), но он обезличивает людей (“Утратив прежний образ свой”) и сливает, отождествляет их с безразличной стихией, а затем – отдает во власть небытия (“сольются с бездной роковой”).

Э То стихотворение постоянно перекликается с другим, написанным Тютчевым в 1871 году, уже упоминавшимся мною: “От жизни той, что бушевала здесь…”. Там тоже Бытие – жизнь, бушевавшая некогда, героические подвиги, свершавшиеся людьми во имя каких-то идеалов, – призрачно, краткосрочно и бесполезно. Все поглощается бездной, не остается даже праха и памяти – полное Небытие. Опять всех ждет один конец, одна судьба: “Поочередно всех своих детей, // Свершающих свой подвиг бесполезный, // Она равно приветствует своей // Всепоглощающей и миротворной бездной”. Но если в стихотворении 1871 года Тютчев называет жизнь подвигом, пусть и бесполезным, то в “Смотри, как на речном просторе…” человеческая жизнь описана куда менее красочно, а в последней строфе создается впечатление, что человеческой личности, индивидуальности он вообще отказывает в праве на существование, называя человеческое “я” “нашей мысли обольщеньем”.

Впрочем, “обольщенье”, наверное, означает здесь не то, что люди в эпоху Возрождения выдумали человеческое “Я” (с большой буквы!) и с тех пор тешат себя идеей, а то, что человеческая жизнь призрачна, всего лишь “греза природы” и каждая льдинка настолько мало значит сама по себе, что какая разница – есть она или нет. Они ничего не значат в отдельности, значим в данной картине мира лишь весь их поток, вся образуемая ими “безразличная стихия”. Человеческое “я”, упомянутое Тютчевым, так же обобщенно, как и эта безразличная стихия.

Неужели же действительно у каждого человека и у всего рода людского одна судьба, одно значение – то, которому посвящено это стихотворение? Тютчев не дает прямого ответа, он не утверждает, а лишь спрашивает, впрочем, верно, склоняясь к ответу “да”, а потому с горечью. Но вопрос остается открытым, он адресован читателю, и каждый волен отвечать на него, как считает нужным.

Т Ютчев начинает свое стихотворение со слова “смотри”, а чтобы читателю легче было увидеть эту картину природы (лирика Тютчева богата не только философскими идеями), поэт, используя прием аллитерации, вызывает у нас определенные ассоциации с реальными природными явлениями. Например, в первой строке (“Смотри, как на речном просторе…”) режет слух звук “р”. Мы сразу представляем себе этот ревущий речной простор с несущимися льдинами, сталкивающимися и раскалывающимися. Не случайно мне сразу вспомнился Баратынский (“Взревев, река несет // На торжествующем хребте // Поднятый ею лед”): у него ведь та же аллитерация. Кто знает, может быть, Тютчев, читая Баратынского, умышленно вызвал у читателей ассоциацию с его стихотворением, чтобы создать соответствующий настрой?

Впрочем, у Тютчева река не такая бурная, скорее, даже спокойная. Ассонанс во второй строке (“По склону вновь оживших вод”) передает эту текучесть, плавность, мелодичность. Обилие разных согласных во “всеобъемлющем море” – 3-я строчка – неприятно режет слух, но именно такое впечатление и должно оставить у читателя первое столкновение с бездной.

А дальше, в четвертой строке, опять аллитерация: на этот раз повторяется звук “л”, да другого и не может быть, если вся строчка посвящена льдинам.

Стихотворение написано легким пушкинским размером – четырехстопным ямбом. Хотя оно и на философскую тему, но непосредственно философские мысли звучат лишь в последней строфе. Такая незагруженность философскими рассуждениями вместе с легким размером делают это стихотворение не тяжелым для восприятия.

Это стихотворение интересно тем, что в нем Тютчев запечатлел свою онтологию мира. И хотя свой мирообраз он отразил во многих своих стихотворениях, место человека в этой картине мира менялось в разных произведениях Тютчева в зависимости от того, что пересиливало в его сознании: погружался ли он всецело в стихию индивидуализма, или же, наоборот, человеческая личность подавлялась грандиозностью мироздания. В стихотворении “Смотри, как на речном просторе…” нам становится виден этот тютчевский разлад: с одной стороны, личность, а значит, и душа человеческая просто уничтожаются, сливаясь в конце концов с бездной, а с другой – Тютчев внутренне не согласен с этим, и мы чувствуем его протест по тому настроению, которое превалирует в этом стихотворении.

При том, как много значила для Тютчева душа человеческая, разве мог он согласиться с основной идеей своего стихотворения? Я тоже не могу. Как же сложно быть философом (“мудрецом”), выстроившим свою онтологию мира, и одновременно человеком, ценностные приоритеты которого противоречат его собственным теоретическим изысканиям!

П Рочитав это стихотворение, невольно тоже задаешься тем же вопросом, что и Тютчев: “Не таково ли твое значенье, не такова ли судьба твоя?!” – и так же, как и он, начинаешь осознавать этот разлад в душе. Но все-таки мой ответ: “нет”. Надеюсь, меня ждет не та судьба, что “равно приветствует” эти льдины…

источник