Меню Рубрики

Предложение как уровень синтаксического анализа

Схема синтаксического анализа простого предложения

1. Тип предложения по цели высказывания (повествовательное, вопросительное, побудительное).

2. Тип предложения по эмоциональной окрашенности (восклицательное/невосклицательное).

3. Тип предложения по характеру модальности (реальная/ирреальная).

4. Тип предложения по характеру соотнесенности компонентов мысли (по характеру предикативных отношений) (утвердительное/отрицательное).

5. Структурный тип предложения:

а) в зависимости от количества главных членов, формирующих предикативную основу предложения (двусоставные и односоставные; если предложение односоставное, указать тип);

б) по наличию/отсутствию второстепенных членов предложения (распространенное/нераспространенное);

в) по наличию структурно необходимых членов предложения (полное/неполное; если неполное, указать тип);

г) по наличию/отсутствию осложняющих компонентов (осложненное/неосложненное).

6. Характеристика членов предложения.

6.1. Главные члены предложения.

Подлежащее, способ его выражения.

Сказуемое, способ его выражения (если сказуемое составное, характеризуется каждый компонент). Связь между сказуемым и подлежащим (координация, ее разновидность; соположение).

Если предложение односоставное, указывается способ морфологического выражения единственного главного члена.

Структурная схема предложения.

6.2. Второстепенные члены предложения (сначала разбирается состав подлежащего, затем состав сказуемого; указывается наличие детерминативов):

а) разновидность второстепенного члена предложения;

б) способ выражения второстепенного члена.

7. Актуальное членение предложения (если возможно без контекста).

Образец анализа простого предложения

Играя и шутя, Наталья Николаевна, при всем своем уме, едва не перешла границу благоразумия (А. Фет).

Предложение повествовательное, невосклицательное, со значением реальной модальности, отрицательное, двусоставное, распространенное, полное, осложнено однородными обособленными обстоятельствами.

Предикативный центр – Наталья Николаевна (подлежащее, выражено именем собственным, главный компонент – существительное в И. п. Наталья); не перешла границу благоразумия (сказуемое, простое глагольное, выражено описательным глагольно-именным оборотом). Связь между сказуемым и подлежащим – формально выраженная предикативная связь (грамматическая координация).

Второстепенные члены предложения:

Не перешла границу благоразумия (в какой степени? насколько?) едва – обстоятельство степени, выражено наречием.

Играя и шутя – однородные обстоятельства, детерминанты, совмещают обстоятельственные значения образа действия и причины, относятся ко всему предикативному центру, выражены деепричастиями.

При всем своем уме – детерминант с обстоятельственным значением уступки, относится к предикативному центру, выражен существительным в П. п. с предлогом при с зависимыми словами.

Актуально членимо: тема – Наталья Николаевна, рема – при всем своем уме, едва не перешла границу благоразумия.

Обособленные детерминантные обстоятельства выделяются знаками препинания, поскольку имеют полупредикативные значения.

Схема синтаксического анализа сложного предложения

1. Выделить предикативные части (пронумеровать их), указать количество предикативных частей.

2. Определить тип предложения по цели высказывания (повествовательное, вопросительное, побудительное) и эмоциональной окрашенности (восклицательное/невосклицательное).

3. Указать тип предложения по структуре (двучленное или многочленное), по виду (видам) связи (сложносочиненное, сложноподчиненное, бессоюзное, с разными видами связи).

4. Если в предложении имеются структурно-семантические блоки, указать их. Определить вид синтаксической связи между блоками (ведущую синтаксическую связь в предложении), охарактеризовать ее.

5. Указать и охарактеризовать виды синтаксической связи между отдельными предикативными частями в предложении (или внутри блоков).

Для сочинительной связи: тип структуры (открытая или закрытая), характер смысловых отношений между частями, средства синтаксической связи.

Для подчинительной связи: структурный тип связи придаточной части с главной (присловная, неприсловная, местоименно-соотносительный тип связи), тип по значению придаточных частей, средства связи (если части связаны союзным словом, определить его синтаксическую функцию).

Для бессоюзной связи: тип структуры (открытая или закрытая, типизированная или нетипизированная) и смысловые отношения между частями.

6. Построить структурную схему предложения.

Образец анализа сложного предложения

Отчего это случилось¹, князь Андрей не мог бы никак объяснить², но после разговора с Кутузовым он вернулся к своему полку успокоенный насчет общего хода дела и насчет того³, кому оно вверено было 4 : чем больше он видел отсутствие всего личного в этом старике 5 …, тем более он был спокоен за то 6 , что все будет так 7 , как должно быть 8 (Л. Толстой).

Сложное многочленное предложение с бессоюзной, сочинительной и подчинительной связью между частями, повествовательное, невосклицательное, состоит из восьми предикативных частей, объединяемых в два структурно-семантических блока. Связь между блоками (ведущая синтаксическая связь в предложении) – сочинительная, отношения противительные, структура закрытая, средства выражения связи: порядок расположения компонентов, интонация, противительный союз «но».

Первый структурно-семантический блок объединяет две первые предикативные части, связанные подчинительной связью. Вторая часть (князь Андрей не мог бы никак объяснить) является главной для первой (отчего это случилось), представляющей собой изъяснительную придаточную. Средство связи – союзное слово отчего, выполняющее в составе первой части функцию обстоятельства причины.

Второй структурно-семантический блок представляет собой бессоюзное предложение закрытой нетипизированной структуры с пояснительными отношениями. Первый компонент этой бессоюзной конструкции объединяет третью и четвертую части, второй – пятую, шестую, седьмую и восьмую.

Отношения между 3–4 и 5, 6, 7 и 8 частями отражают второй уровень членения внутри второго структурно-семантического блока. Средства связи – интонация, порядок расположения компонентов, смысловые отношения между ними. Третья и четвертая части связаны между собой подчинительной связью, третья часть главная, четвертая придаточная. Тип сложноподчиненного предложения – местоименно-соотносительный, средства связи – коррелятивная пара, состоящая из соотносительного слова того в третьей части и союзного слова кому в придаточной. Отношения изъяснительные.

Между пятой и шестой частями подчинительная связь, отношения сопоставительные, средство связи парный союз чем … тем, формы сравнительной степени больше … более. Шестая часть является главной для пятой. Седьмая часть относится к шестой, представляет собой присловную изъяснительно-объектную придаточную, соотносительное слово за то в данном случае факультативно. Восьмая часть связана местоименно-соотносительной связью с седьмой, отношения образа действия, средство связи – коррелятивная пара, состоящая из соотносительного слова так в седьмой части и союзного слова как в восьмой. Между частями 5, 6, 7 и 8 связь последовательного подчинения.

Далее производится разбор каждой части по членам предложения.

Дата добавления: 2017-02-28 ; просмотров: 1013 | Нарушение авторских прав

источник

Синтаксический анализ текста включает в себя три основных части:

— разбор простого предложения;

— разбор сложного предложения.

Рассмотрим их последовательно.

СЛОВОСОЧЕТАНИЕ

Схема разбора

Комментарии

1. Прежде всего следует помнить, что словосочетанием является только такое сочетание двух (редко – более) слов, которое построено на основе подчинительной связи, т. е. когда одно из двух слов является главным, а второе – зависимым. Главное слово тем или иным способом подчиняет себе зависимое (можно задать вопрос от главного слова к зависимому):

Сочетание города и люди, построенное на основе сочинительной связи, словосочетанием не является. Сочетание стол стоит, построенное на основе предикативной связи, словосочетанием также не является.

2. Не являются словосочетаниями и аналитические формы многих частей речи:

буду говорить – сложное будущее время;

более тихо – компаратив (форма сравнительной степени) имени прилагательного ср.р., наречия или категории состояния;

наиболее тихо – суперлятив (форма превосходной степени) прилагательного ср.р., наречия или категории состояния;

самый умный – суперлятив прилагательного;

умнее всех (всего) – суперлятив наречия или прилагательного.

3. Не являются словосочетаниями составные слова (Иван Петров) и устойчивые сочетания слов (благим матом, железная дорога, сломя голову).

4. Выделение словосочетаний в тексте бывает сопряжено со значительными трудностями, поскольку далеко не всегда связанные между собой подчинительной связью слова стоят рядом:

Я к розам хочу, в тот единственный сад, / Где лучшая в мире стоит из оград (Ахм.).

Словосочетания без разрыва: хо

чу (куда? к чему?) к розам; единственный са

Словосочетания с определенной дистанцией между компонентами: хо

чу (куда? во что?) в сад; тот са

шая (из чего) из оград; лучш

5. Трудно бывает выделить словосочетание и в том случае, когда оно состоит более чем из двух слов:

век (какой?) с большим носом – одно словосочетание, т.к. его невозможно разделить на два полноценных более простых: может быть словосочетание большим носом, но семантически не может быть человек с носом.

Типы словосочетания

6. Тип словосочетания определяется через морфологическую характеристику обоих его компонентов (сначала – характеристика главного слова, затем – зависимого):

м отца (чей?) – субстантивно-субстантивное;

м (какой?) – субстантивно-адъективное;

м (какой? который по счету?) – субстантивно-нумеральное;

вый (из кого?) из них – нумерально-местоименное;

о-то (какой?) новый – местоименно-адъективное;

ивый (в какой степени? насколько?) – адъективно-наречное;

тро (насколько? в какой степени?) – наречно-наречное;

ать (как?) – глагольно-наречное;

чу (что делать?) спать – глагольно-глагольное;

и (куда? во что?) в дом – глагольно-субстантивное;

ть (кого?) друг друга – глагольно-местоименное; и т. п.

Школьных определений типа словосочетания — «именное», «глагольное» и т. п. — явно недостаточно, поскольку в русском языке существует, как минимум, 4 именных слова, да и глагольные словосочетания могут быть очень различными (см. примеры выше).

7. В случае, когда один из компонентов словосочетания представляет собой самостоятельное словосочетание, его морфологическая природа определяется по стержневому слову:

век (какой?) с большим носом – субстантивно-субстантивное;

век (какой?) без царя в голове – субстантивно-субстантивное;

рить (как?) с полным ртом – глагольно-субстантивное; и т п.

8. Морфологическая природа причастий и деепричастий в составе словосочетания должна быть определена двойственно, с учетом тех признаков этих форм (глагольных или адъективных), которые актуализированы в данном словосочетании. Актуализация может быть проверена с помощью вопроса:

ьчик (какой?) – субстантивно-адъективное (причастие);

ющий (что?) книгу – глагольно (причастие) – субстантивное;

и (что делая?) – глагольно-глагольное (деепричастие);

ясь (как? во что?) в усы – глагольно (деепричастие) – субстантивное.

9. Одним из компонентов словосочетания может быть целый оборот (причастный, деепричастный, счетный, количественный) – во всех этих случаях определяется морфологическая природа главного слова в составе этого оборота:

тать (что?) несколько книг – глагольно-местоименное;

ться (чем? как?) тремя окнами – глагольно-субстантивное;

т (какой?) – субстантивно-адъективное (причастие);

ел (как?), улыбаясь в усы – глагольно-глагольное (деепричастие).

10. Если одним из компонентов словосочетания является слово категории состояния, то при характеристике лучше назвать его природу наречной, чтобы не вводить никаких новых терминов:

ьно (как? насколько? в какой степени?) — наречно-наречное;

ьзя (что делать?) курить – наречно-глагольное.

11. В рамках составного именного сказуемого возможно выделение словосочетания с нулевым компонентом, который может быть определен как глагольный (= есть):

Он умен: словосочетание (# = ес

ть) (каков?) умен – глагольно-адъективное;

ть) (как? каково?) грустно – глагольно-наречное;

ть) (каков?) студент – глагольно-субстантивное.

Сложным, однако, является вопрос о типе связи в таком словосочетании.

12. Следует быть осторожными со сказуемым, именная часть которого выражена полным прилагательным или другими согласуемым словом – причастием, местоименным прилагательным, порядковым числительным: грамматика в данном случае полностью определяется порядком слов:

м (какой?) – субстантивно-адъективное словосочетание;

дом (каков?) высокий – предикативное сочетание подлежащего и именного сказуемого, словосочетанием не является; словосочетание здесь – (#= ес

ть) высокий – глагольно-адъективное.

Видно, что данные конструкции различаются и вопросом, который задается от одного слова к другому. Вопрос каков? (какова? каково? каковы?) – это вопрос сказуемого, но не определения.

13. Трудно выделить в тексте и определить тип словосочетания, в составе которого – союзное слово:

Вот дом, который построил Джек (Марш.): словосочетание пост

роил (что?) который – глагольно-местоименное;

Дом, где разбиваются сердца (Шоу): словосочетание разбив

аются (где?) где – глагольно-наречное.

14. Трудно определить главное слово в словосочетании типа все это: оба местоименных прилагательных здесь могут быть как определяемым, так и определением – в

о (какое?). По-видимому, однозначного ответа на вопрос о характере такого словосочетания попросту не существует.

15. Типы связи между компонентами словосочетания могут быть следующими:

1) согласование – уподобление зависимого слова главному в грамматических характеристиках рода, числа и падежа; любое изменение формы главного слова влечет за собой изменение формы и зависимого: большой до

Выделяют две разновидности согласования:

а) полное согласование – уподобление зависимого слова главному по всем возможным признакам:

веком — согласование в роде, числе и падеже;

лы — согласование в роде, числе и падеже;

та – согласование в числе и падеже (согласование в роде невозможно объективно, т.к. мн.ч.);

б) неполное согласование – уподобление зависимого слова главному только по части признаков:

ре Байкал – согласование в числе, но в роде и падеже;

ач Иванова – согласование в числе и падеже, но не в роде.

2) управление – падежное подчинение зависимого слова главным; при изменении формы главного слова форма зависимого не меняется: встр

Выделяют несколько разновидностей управления:

а) сильное управление – форма зависимого слова определяется лексическим значением главного и потому предсказуема и обязательна:

ться (над чем?) над глупостью;

б) двойное сильное управление – лексическое значение главного слова требует заполнения сразу двух обязательных «валентностей» (даже если одна из них в тексте не реализована):

В некоторых случаях можно говорить и о тройном сильном управлении:

одить (что? с чего? на что?) предложение;

в) слабое управление – форма зависимого слова непредсказуема и необязательна:

(зачем? для чего?) для встречи;

(почему? из-за чего?) по необходимости;

(откуда? из чего?) из дома; и т. п.;

(как? с чем?) с удовольствием;

ние (какое? на чем?) на коньках;

3) примыкание – вид связи, при и котором зависимое слово формально никак не уподоблено главному, оно просто примыкает к нему (стоит рядом); такая зависимость выражается только лексически, порядком слов и интонацией. Выделяют несколько типов примыкания:

а) собственно примыкание – примыкает неизменяемое слово или форма:

ать (как?) громко – примыкает наречие;

м (чей?) – примыкает неизменяемое притяжательное местоимение;

ел (что сделать?) сказать – примыкает инфинитив;

ние (какое?) говорить — примыкает инфинитив;

ет (как?) чище – примыкает компаратив наречия;

ло (как? каково?) веселее – примыкает компаратив категории состояния;

л (каков?) умнее – примыкает компаратив имени прилагательного;

ит (как?) не шевелясь – примыкает деепричастие;

тье (какое?) беж – примыкает неизменяемое прилагательное;

б) падежное (именное) примыкание – примыкает падежная форма, которая отвечает на непадежный вопрос:

вшийся (насколько? как? в какой степени?) до неузнаваемости;

в) двупадежное примыкание – примыкают сразу две падежные формы, которые нельзя разъединить (обычно это – устойчивые сочетания слов):

16. Очень зыбкой является граница между слабым управлением и падежным примыканием. Единственный критерий их разграничения (не по сути, а по форме) – сочетание вопроса и формы:

вопрос падежа + форма падежа Þ слабое управление;

вопрос непадежный + форма падежа Þ падежное примыкание.

Часто при этом формы оказываются синкретичными: жи

ть (где? в чем?) в доме (см. также примеры выше).

17. Специфическими словосочетаниями являются обороты – счетный (дв

а окна) и количественный (мн

лько окон): их характеристика меняется в зависимости от падежа, ср.:

а (чего?) окна – нумерально-субстантивное словосочетание, тип связи – сильное управление;

Читайте также:  Виды экономического анализа какой прогноз

н (каких?) – субстантивно-нумеральное словосочетание, тип связи – неполное согласование;

ько (чего?) картин – местоименно-субстантивное словосочетание, тип связи – сильное управление;

нами (какими?) – субстантивно-местоименное словосочетание, тип связи – неполное согласование.

Видно, что с изменением падежа, в котором выступает оборот, меняется и тип словосочетания, и тип связи его компонентов. Именно это во многом обеспечивает особую цельность и неделимость таких конструкций, которые, в частности, в тексте выступают как единый член предложения.

Образцы разбора

1. Я родился и вырос в балтийских болотах, подле / серых цинковых волн, всегда набегавших по две… (Брод.).

лся (где? в чем?) в болотах (то же самое — выр

ос в болотах) – глагольно-субстантивное словосочетание; слабое управление или падежное примыкание;

лся (где? подле чего?) подле волн (то же самое – выр

ос подле волн) – глагольно-субстантивное словосочетание; слабое управление или падежное примыкание;

тах (каких?) – субстантивно-адъективное словосочетание; неполное согласование;

лн (то же самое – (подле) цинковых во

лн) – субстантивно-адъективное словосочетание; неполное согласование;

всегда набегавших по две во

лн (каких?) – субстантивно-адъективное (причастие) словосочетание; неполное согласование.

2. И невозможное возможно, / Дорога долгая легка, / Когда блеснет в дали дорожной / Мгновенный взор из-под платка (Б.).

га (какая?) долгая – субстантивно-адъективное; полное согласование;

нет (где? в чем?) в дали – глагольно-субстантивное; слабое управление или падежное примыкание (синкретизм);

ли (какой?) дорожной – субстантивно-адъективное; полное согласование;

ор (какой?) — субстантивно-адъективное; полное согласование;

нет (откуда? из-под чего?) из-под платка — глагольно-субстантивное; слабое управление или падежное примыкание (синкретизм).

ПРОСТОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ

Схема разбора

I. Характеристика по цели высказывания (повествовательное, побудительное, вопросительное);

II. Характеристика по интонации (восклицательное – невосклицательное);

III. Характеристика по структуре (простое – сложное)[72];

IV. Характеристика по полноте (полное – неполное);

V. Характеристика по наличию главных членов (двусоставное – односоставное);

VI. Тип односоставного (для односоставных);

VII. Характеристика по наличию второстепенных членов (распространенное – нераспространенное);

VIII. Осложненное – неосложненное;

IX. Разбор по членам предложения.

Комментарии

Из приведенной схемы видно, что именно надо знать о синтаксисе простого предложения для осуществления его разбора. В соответствии с этой схемой дадим всю основную информацию и рассмотрим главные трудности синтаксического анализа.

Последнее изменение этой страницы: 2017-02-08; Нарушение авторского права страницы

источник

Сервис позволяет провести автоматический бесплатный синтаксический и морфологический разбор предложения или текста онлайн. Сервис выделяет члены предложения: подлежащее, сказуемое, определение, дополнение, обстоятельство, над каждым словом приводится морфологическая информация о части речи по данному слову. При использовании сервиса учитывайте, что правильность разбора на данный момент составляет примерно 80%, поэтому представленный результат необходимо подвергать тщательной проверке. В комментариях можете указывать найденные ошибки, мы будем стараться их исправить 🙂

Буквы Е и Ё (две разные буквы), наличие орфографических и пунктуационных ошибок в тексте влияют на результат разбора.

Результаты хранятся 7 дней (сохраняйте адрес страницы с разбором вашего предложения).

Синтаксис изучает строение текста, связь между частями речи, предложениями и словосочетаниями. Какие же именно темы затрагивает синтаксис?

Правильное построение и верный состав предложений, а также словосочетаний.

Рассмотрение связующих слов внутри синтаксических единиц.

Темы, относящиеся к синтаксическим единицам, их главная роль в языке.

Определение главных и второстепенных членов предложения, упор на грамматическую основу.

Если обратиться к созданию науки о синтаксисе, то придется углубиться в 19 век. А сами предпосылки появления термина «синтаксис» появились еще в далеком античном мире. Люди принимали синтаксические разбор, как нечто, которое способно прояснить предложение и длинное словосочетание. Спустя время синтаксис помог разбирать не только отдельные части, но и целые тексты.

Вся наша речь строится на словах, которые мы постоянно собираем в одно предложение. Для того, чтобы понять смысл, идею и посыл, важно провести анализ. Так, в каждом отрывке существуют особые составные части. Синтаксический разбор включает в себя способность найти и выделить основные моменты в тексте, при этом поняв, каким именно является каждое предложение. Оно делится на простое и сложное. Помимо этого, важно учитывать, какой тип связи в тексте. Например, существует согласование, управление или примыкание. Обычно, для этого устанавливается главное слово, по которому и определяется смысл синтаксиса. Затем, по правилу определяется время, наклонение, действующие лица и число главных членов.

Если бы не было деления на определенные названия, то нельзя бы было вообще понять суть синтаксиса в речи. Но, русскому языку повезло. Здесь есть всё, что необходимо для разбора.

Подлежащее. Главнейший член предложения, без которого буквально не существует нашей речи. Это может быть, как неодушевленный предмет, так и обычный живой человек. Единственные два вопроса, на которые отвечает подлежащие – это «Кто?» и «Что?». Часто употребляемые в роли подлежащего части речи – это существительное или местоимение. На письме выделять необходимо одной неразрывной чертой. Смотрите пример: моя кошка очень любит молоко. В данном предложении подлежащим будет слово «кошка», выраженное обычным существительным женского пола. Или такой пример: он обожает пиццу и морепродукты. А вот здесь подлежащим станет местоимение «он» мужского пола.

Сказуемое. Еще один важный член предложения, которые необходимо подчеркивать двумя неразрывными линиями. Основной вопрос, на который отвечает сказуемое – это «Что делать?» и «Что сделать?», «Каков?», «Кто он / Что он?». Как правило, в 80% случаев сказуемое – это глагол, т.е. действие. Например: мама любит цветы. В данном предложении слово «любит» является сказуемым, так как это действие.

Дополнение. Важный член в предложении, но не являющийся главным. Наоборот, дополнение – второстепенно. Оно относится к предмету, который отвечает на вопрос «Что?» или «Кто?», поставленный в винительном падеже. Подчеркивается такая основа пунктирной линией. Смотрите: я пишу письмо, слушаю песню. Слово «песню» будет дополнением, так как именно оно отвечает на вопрос винительного падежа.

Обстоятельство. Вспомогательная часть в тексте, важная для наполнения и красочности речи. Не было бы данного пункта – было бы скучно, уж поверьте. Итак, обстоятельство – это качество, признак, отвечающий на вопрос «Куда?», «Зачем?», «Когда?», «Как?». А вот и пример подоспел: мы уехали в Париж. Смотрите, было бы неинтересно знать, что люди просто уехали. Намного важнее узнать информация, куда именно было направление. Отсюда находим обстоятельство «в Париж», отвечающее на вопрос «Куда?».

Определение. Для того, чтобы речь была красочной, многогранной, нескучной и разной – важно включать определения. Они отвечают на вопрос «Какой?», «Какая?». Часто в речи определение выражается прилагательным, т.е. частью речь, которая описывает предмет от и до. Поглядите на пример: животные обитают в дремучих джунглях. Слово «дремучий» — как раз является определением, так как отвечает на вопрос «Какой?» помогает конкретнее представить и понять, какими именно являются джунгли.

Чтобы было понятнее, давайте возьмем несколько примеров.

Алексею вручили медаль за отвагу, мужество и героизм, проявленные в жестоких боях во время Великой Отечественной Войны.

Во-первых, определите основы в предложении: первая часть главная, так как здесь присутствует основное сказуемое, а вторая – придаточная, дополняющая то, о чем говорится в самом начале. По структуре предложение является утвердительным, повествовательным. По эмоциональной окраске восклицание отсутствует. Считая основы, предложение простое, двусоставное и распространенное. Здесь есть осложнение, которое выделяется запятой – как видите, вторая часть четко выражена причастным оборотом.

Вчера учитель по английскому языку не записал домашнее задание, мы всем классом ничего не сделали на сегодняшний урок.

Обратите внимание на предложение, в нем есть повествование, т.е. содержится определенный факт, мини-сообщение. Если же судить по эмоциональной окраске, то восклицание отсутствует. Посчитав грамматические основы, делаем вывод, что их целых две. А это означает, что предложение сложное. Смотрите: в первой части основа слова «учитель не записал», а во второй – «мы не сделали». Союзов здесь тоже нет, а это значит, что оно – бессоюзное, но с запятой, которая разделяет две важные части.

Вот, наглядный пример того, как выглядит синтаксический разбор двух типов предложения. Нас учат в школе точно также, просто со временем все забывается.

Нас учат по-разному, с чего лучше начинать анализ. Кто-то считает, что приоритетно дать общую характеристику предложению. Другие же, наоборот, придерживаются мнения, что важно определить все части в предложении, а только затем приступать к основной характеристике. Лучше всего более верный вариант скомпоновать в небольшую памятку, чтобы вам же было впоследствии удобнее ею пользоваться.

Для начала прочитайте внимательно исходное предложение с простым карандашом в руке, определив, какова цель высказывания.

После этого посмотрите внимательно на интонацию, которая всегда прописывается в самом конце (вопросительный знак или восклицательный).

Теперь, найдите состав предложения, выделяя карандашом основу. Это может быть, как простое, так и сложное предложение.

Посмотрите, есть ли средства связи между частями, т.е. союзы, которые соединяют две части.

Имеются ли второстепенные члены. Если да, то предложение считается распространенным, т.е. включает в себя разные части речи.

Если можно, то найдите обороты. Они бывают причастными и деепричастными.

Вот так легко можно понять, что же такое синтаксический анализ. На самом деле, все это не сложно, если выучить и понять алгоритм выполнения. Вспомните, как на уроках нас часто «гоняли» и заставляли выполнять домашнее задание на синтаксис каждый раз. Набив руку, каждый школьник за считанные минуты сделает разбор предложения и представит его классу. И еще один момент: никогда не бойтесь больших текстов. Да, они оснащены огромными основами, описаниями, моментами и знаками препинания, но тем они и красочные! Мы охотнее представляем себе что-то в подробных деталях, нежели сухое предложение из пяти слов. Так что, не паникуйте при виде предложения, где полно основ и частей речи. Зато синтаксический анализ получится громоздким, но максимально открытым.

Под морфологическим разбором слова понимают полную грамматическую характеристику той или иной словоформы. В ходе данного процесса нужно чётко определить, к какой из частей речи необходимо отнести анализируемое слово, какие у него постоянные и изменяемые признаки, а также в какой из форм его следует употреблять. Кроме того, определяется роль слова в заданном предложении.

Морфологическому разбору подвергаются лишь слова, которые представлены в определённом предложении. Это имеет большое значение, поскольку для русского языка характерно распространение омонимии форм, а также частей речи. Дать правильную характеристику слова, которое представляется изолированно, в отрыве от контекста, практически невозможно.

Важность морфологического разбора слова заключается в том, что быстрее осваиваются грамматические категории, а также они становятся легкоразличимыми в процессе практической деятельности.

При выполнении морфологического разбора, нужно помнить, что не для каждого слова характерно наличие стандартного набора категорий. Кроме того, могут возникнуть затруднения с чёткой идентификацией той или иной категории.

Несмотря на то, что имеются разночтения в сфере морфологического разбора слов, на текущий момент разработаны общие требования. Прежде всего, нужно следовать чёткому алгоритму. При соблюдении установленных требований, гораздо легче осуществлять морфологический разбор того или иного слова. Если отступать от правил, то это будет приводить к возникновению ошибок в ходе анализа, поскольку даже неправильный порядок разбора внесёт хаос в данный процесс.

Действия по морфологическому разбору слова осуществляют в следующей последовательности:

Записывается словоформа слова, которое анализируется – оно должно быть указано так, как его используют в контексте, не подвергая каким-либо изменениям.

Определяется для слова начальная форма. Каждая часть речи характеризуется индивидуальными правилами приведения слов в эту форму. К примеру, для существительного характерно наличие именительного падежа и единственного числа. Что касается глагола, то здесь всегда используется неопределённая форма.

Указывается грамматическое значение анализируемого слова в качестве части речи. К примеру, для существительного это будет предмет, а для глагола – действие.

Определяются грамматические категории, которые являются неизменяемыми. Такие категории также находятся в зависимости от частей речи. Если рассматривать существительное, то оно может быть собственное и нарицательное. Кроме того, используется род, склонение, а также одушевлённость и неодушевлённость. Для глагола характерно наличие возвратности, переходности, вида и спряжения.

Указывается, в какой из форм применяется слово в обозначенном контексте. Категории, которые изменяются, определяются исключительно по словоформе.

Определяется синтаксическая роль слова в указанном предложении. При этом данное предложение рассматривается очень внимательно, так как порой слова выполняют те функции, которые для них несвойственны. Например, существительное преимущественно выступает в качестве подлежащего и дополнения. Что касается глагола, то он бывает сказуемым.

Если в точности придерживаться данного алгоритма, то осуществлять морфологический разбор любого слова становится гораздо удобнее. Более того, это способствует высокому качеству выполняемой работы по проведения морфологического разбора того или иного слова.

источник

Грамматическая основа одна: кричат грачи, значит, предложение простое.
По цели высказывания предложение повествовательное.
По интонации предложение невосклицательное.

Строение предложения: двусоставное (подлежащее — выражено существительным, сказуемое — простое глагольное); распространённое: согласованные определения сонные, далёких, обстоятельство места на деревьях; предложение полное.

Грамматическая основа одна: искусство создаёт, формирует — предложение простое.
По цели высказывания предложение повествовательное.
По интонации предложение невосклицательное.

Строение предложения: двусоставное (подлежащее — выражено существительным, сказуемые — простые); распространённое (согласованные определения хороших, человеческую, прямые дополнения людей, душу); предложение полное; осложнено однородными сказуемыми.

Однородные сказуемые разделяются запятой.

Грамматическая основа одна: глаз охватывал, значит, предложение простое. По цели высказывания предложение повествовательное. По интонации предложение невосклицательное.

Строение предложения: двусоставное (подлежащее — выражено существительным, сказуемое — простое глагольное); распространённое (согласованное определение кругообразную, обособленное определение, выраженное причастным оборотом замыкавшую небо и море (зависит от дополнения черту), обстоятельство образа действия свободно, обособленное обстоятельство, выраженное деепричастным оборотом не встречая препятствий (зависит от сказуемого охватывал)).

Обособленные члены выделяются запятыми.

Грамматическая основа одна: погода стояла великолепная, значит, предложение простое. По цели высказывания предложение повествовательное. По интонации предложение невосклицательное.

Строение предложения: двусоставное (подлежащее — простое, сказуемое — составное именное); распространённое (обстоятельство времени всё время). Предложение осложнено вводным словосочетанием на моё счастье , которое не является членом предложения и выражает положительную эмоциональную оценку.

Вводное словосочетание выделяется запятой.

Предложение с прямой речью.

Слова автора — закричал я сердито, прямая речь — «Что же ты стоишь!»

Грамматическая основа одна: ты стоишь — предложение простое. По цели высказывания предложение повествовательное. По интонации предложение восклицательное.

Строение предложения: двусоставное (подлежащее — выражено местоимением, сказуемое — простое глагольное), нераспространённое.

Грамматическая основа одна: закричал я — предложение простое. По цели высказывания предложение повествовательное. По интонации предложение невосклицательное.

Строение предложения: двусоставное (подлежащее выражено местоимением, сказуемое простое глагольное), распространённое (второстепенный член — обстоятельство сердито).

Читайте также:  Какие анализы нужно принести гастроэнтерологу

Конспект урока «Образцы синтаксического анализа простого предложения».

Следующая тема: «Синтаксический анализ сложного предложения».

источник

Единицами синтаксического уровня являются словосочетание и предложение. Синтаксис, как раздел грамматики, не занимается описанием и анализом конкретных смыслов этих единиц; теоретически и практически они неисчерпаемы. Предметом изучения синтаксиса являются отвлеченные модели строения этих единиц и их типовые значения, закрепленные в системе языка.

Теоретическую и практическую разработку словосочетание получило в трудах, прежде всего отечественных ученых — Ф.Ф. Фортунатова, А.М. Пешковского, Н.П. Петерсона, В.В. Виноградова, В.П. Сухотина и др.

Наиболее признанной, теоретически цельной является концепция словосочетания В.В. Виноградова. Словосочетание — номинативная единица, подобная слову; оно представляет собой строительный материал, из которого образуется предложение. Вслед за В.В. Виноградовым, под словосочетанием понимают сочетание, как правило, двух знаменательных слов, связанных между собой подчинительной связью и выражающих одно «расчлененное понятие». Форма словосочетания зависит от грамматически главного, стержневого слова. Словосочетание — это, в сущности, семантическое распространение этого слова на основе его морфологических свойств. Словосочетание — ближайший контекст слова, в котором снимается отвлеченность его значения, оно «привязывается» к конкретной действительности и реализует ту или иную свою семантическую функцию. Обозначение словосочетанием «Расчлененного понятия» говорит о том, что значение, а точнее — смысл словосочетания, не представляет собой простую сумму значений Двух сочетающихся слов.

Наметившееся в отечественном языкознании в 50-60-е годы активное теоретическое и практическое изучение словосочетания прежде нег9 Русского языка в последующие годы, по сути дела, сведено на т- После трудов В.В. Виноградова, В.П Сухотина, Н.Н. Прокоповича заметного продвижения в этой области не наблюдается. Между тем это все еще недостаточно изученная область языка: не инвентаризованы и не описаны типовые значения моделей словосочетаний русского языка, не исследованы регулярные семантические функции слов, образующие смыслы словосочетаний, не раскрыто своеобразие номинативной функции различных типов словосочетаний, сравнительно со словом и лексикализованными сочетаниями слов; не приведена в известность богатейшая синонимика словосочетаний, быть может, более всего демонстрирующая семантическую гибкость и подвижность языка на синтаксическом уровне и др.

Предложение — это коммуникативная единица языка. Подобно другим основным единицам языка, предложение имеет много определений. В качестве рабочего мы воспользуемся определением В.В. Виноградова: «Предложение — это грамматически оформленная по законам данного языка целостная (т. е. неделимая далее не речевые единицы с теми же основными структурными признаками) единица речи, являющаяся главным средством формирования, выражения и сообщения мысли».

Традиционное изучение предложения преимущественно обращало внимание на структурно-грамматические его признаки. Это изучение выявило существенные грамматические признаки предложения. Отталкиваясь от логицизма и психологизма, Потебня и его школа (Д.Н. Овсянико-Куликовский и др.) выделили предикативность и модальность как тот необходимый грамматический минимум, который характеризует предложение в качестве особого грамматического явления (категории времени, наклонения, лица, отношения выражаемой — мысли к действительности). Морфологически эти категории выражаются в формах глагола. Поэтому глаголу отводится в трудах таких ученых, как А.А. Потебня, А.М. Пешковский, В.В. Виноградов и др., исключительная роль в образовании предложения. По Потебне, основные грамматические признаки современного предложения связаны с глаголом. Если главным признаком нашего предложения, замечал он, является глагольность, то, определив глагол, мы тем самым определим минимум предложения.

Грамматисты описывали грамматические модели, или схемы, по которым строятся предложения, исследовали их семантику. Содержание предложения рассматривалось с логической либо психологической точки зрения (ср. выделение утвердительных, отрицательных, частно-отрицательных и других предложений). Очевидно, что при таком подходе предмет собственно языковедческого анализа содержания предложения оставался недостаточно затронутым.

В современных исследованиях по синтаксису стало весьма распространенным выделение в традиционно понимаемом предложении, сути дела, двух синтаксических единиц — собственно предложения и высказывания. При этом под предложением понимается абстрактная модель, или схема, предложения, реализуемая в открытом числе высказываний. Высказывания, таким образом, представляют собой лексические наполнения этой модели, выражающие индивидуальные смыслы. Последние образуются в конкретных речевых условиях в результате отражения определенных «ситуаций». Воспроизводимой в высказываниях модели соответственно приписывается статус языковой единицы, высказыванию — речевой. Такое понимание коммуникативной единицы языка, в которой реализуются все другие единицы, дает основание некоторым лингвистам говорить о двойственности нашей науки вообще. Традиционное языкознание предлагается разделить на науку о языке и науку о речи. Эти идеи восходят к концепции Соссюра о дихтомии языка и речи и соответственно о двух лингвистиках.

Выделение в предложении модели, или структурной схемы, и индивидуального смысла представляет собой закономерный результат анализа предложения и — что следует подчеркнуть — не исчерпывает его существенных признаков. Однако, на наш взгляд, было бы методологической ошибкой рассматривать выделенную в результате исследования сторону предложения как отдельную единицу, т. е приписывать ей онтологически самостоятельное существование вне того единства, в котором она действительно существует и благодаря которому создается качественная определенность предложения как отдельного языкового явления (мы ведь не выделяем из слова две лексические единицы, хотя в нем обнаруживаем языковое значение и речевой смысл).

Понимание предложения, т. е. коммуникативной единицы, как формальной схемы, или модели, логически предполагает и представление о языке как о конструкте.

Выделение типового значения модели, или схемы строения предложения, поколебало безоговорочное отнесение высказывания к речи; стал более очевиден его механический отрыв от этой модели. Модель, или схема, семантизирована, и притом таким образом, что ее значение органически слито со смыслами определенного типа предложений, т.е. выводится из этих смыслов как их общая инвариантная часть. Выделение в предложении структурной модели и индивидуального смысла («высказывания») — искусственный прием, гносеологически необходимый для познания сущности предложения, Являющийся результатом его анализа. И смысл, и абстрактная модель, ее значение представляют собой отдельные стороны предложения как явления языка и, соответственно, аспекты рассмотрения предложения, а не отдельные онтологически самостоятельные единицы языка, относящиеся к языку и речи. Только их диалектическое единство дает качественную определенность предложения как отдельного Состоятельного явления языковой действительности.

В.В. Виноградов справедливо подчеркивал, что слово является фокусом взаимодействия фонетических, грамматических, семантических, словообразовательных и иных факторов. Различными своими элементами или сторонами оно входит во все названные уровни языка; иными словами, слово имеет отношение ко всем единицам других уровней языка. Как носитель лексического значения слово относится к лексико-семантическому уровню, как словоформа — к морфемно-морфологическому, как член номинативного предложения — к синтаксическому. Фонема в качестве языковой единицы выделяется на основе смысловых отношений слов и их форм; она же является элементом (материей) слова. Морфема существует в слове, ее ближайшим контекстом является слово. Слово образуется с помощью морфем. Из слов образуется словосочетание; слова, их значения и смыслы участвуют в образовании, как типового значения словосочетания, так и его смысла; грамматические свойства слов участвуют в образовании формы словосочетания. Предложение образуется с помощью слов и словосочетаний, предложение может состоять и из одного слова.

Единицы морфемно-морфологического уровня изучаются в морфологии, словообразовании, морфонологии.

В синтаксисе, наряду со словосочетанием и предложением, изучаются члены предложения, различные синтаксические обороты, обособления, синтагма и др.

Разумеется, исследования языковых единиц в системно-структурном и традиционном отношениях не исключают и не подменяют, а взаимно дополняют друг друга. Структурное изучение языковых единиц открывает важную роль в организации языка. Такое изучение наглядно демонстрирует стратификацию языка, основные составляющие и наиболее обобщенные элементы организации языка, место и роль основных языковых единиц в строении языка как целостной, саморегулируемой и развивающейся системы.

Тема 11: Фонология. Основные фонологические школы

Дата добавления: 2014-01-06 ; Просмотров: 2991 ; Нарушение авторских прав? ;

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

источник

Анализ структуры предложения осуществляется на двух уровнях — количественном и качественном.

Знакомясь в I классе с предложением, ученики делают вывод о том, что предложения состоят из слов, определяют количество слов, входящих в конкретное предложение, и чертят количественную схему, в которой каждое слово обозначается одной чертой: |_ _

__(Бабушка вяжет шерстяные носки).

По заданию учителя они находят слово, называющее действие,

и добавляют в нем еще одну линию: |___

_. Так начинается качественный анализ.

Затем выделяется слово, обозначающее предмет, который выполняет действие. Оно остается изображенным одной чертой, а все остальные слова дорисовываются до прямоугольников: |_ _

В какой-то момент работы, который выбирает учитель, ученикам сообщается, что слова, называющие действие и предмет, это действие выполняющий, являются в предложении главными. Во II классе учитель назовет их главными членами предложения.

Работа по составлению схем проводится коллективно, парами или небольшими группами с активным участием и контролем учителя. Схемы наиболее удобно чертить карандашом, чтобы было легко исправлять возможные ошибки.

Уже в конце I и самом начале II класса ученики приступают к отслеживанию грамматических и смысловых связей слов в предложениях, что подготавливает их к синтаксическому анализу.

Известно, что выделение словосочетаний из предложения вызывает у младших школьников значительные трудности, поэтому предварительно необходимо научить их видеть и понимать смысловые сочетания слов, а уже потом приступать к изучению членов предложения. Главная задача подготовительной части работы — раскрыть перед учениками синтаксические связи слов (подчинение одного слова другому, соподчинение и т.п.) и их грамматические взаимосвязи (согласование слов, управление одного слова другим). Эти связи ученики наблюдают при знакомстве с окончанием и предлогами, с категориями числа и рода, со склонением и спряжением.

Осознание синтаксических связей можно приурочить к изучению частей речи. Знакомясь с каждой новой частью речи, дети рассматривают ее сочетаемость в предложении с уже изученными частями речи и делают выводы о том, что, например, слова-признаки объединяются по смыслу со словами-предметами и не сочетаются со словами-действиями, а предлог связывается только с именем существительным, стоящим в предложении после него, и т.д.

Анализ синтаксических связей успешно развивается и осмысливается при распространении и составлении предложений.

Ниже на примере конкретного предложения показана последовательность усложнения структуры для наблюдения синтаксических связей.

  • 1. Дятел долбит кору.
  • 2. Дятел долбит сосновую кору.
  • 3. Черный дятел долбит сосновую кору.
  • 4. Дятел долбит кору клювом.

Подбирая предложения такой структуры, необходимо очень внимательно относиться к их содержанию. Так, в предложениях типа Дятел принес червяка птенцам. Бабушка вяжет носки внуку младшие школьники могут увидеть самую тесную смысловую связь между словами червякаптенцам и носкивнуку вместо принесптенцам и вяжетвнуку. Поэтому для синтаксического анализа лучше предлагать предложения со вторым дополнением в форме не дательного (делает кому?), а творительного (делает чем?) падежа.

  • 5. Дятел долбит кору крепким клювом.
  • 6. Дятел долбит сосновую кору крепким клювом.
  • 7. Маленький дятел долбит сосновую кору крепким клювом.

Собственно синтаксический анализ начинается во II классе. К этому

моменту ученики подходят, уже умея выделять в предложении главные слова — называющие действие и предмет, выполняющий это действие. Первые наблюдения они делают на примерах трехсловных предложений, например: Ветер раскачивает деревья. Ученики складывают на партах схему или записывают предложение в тетради и находят в нем слова, называющие действие и предмет, который это действие выполняет. В схеме эти слова обозначают прямоугольники с соответствующими линиями, а в написанном предложении они подчеркиваются:

Затем начинается поиск связей между словами. Связь слов дети могут определить, опираясь на языковое чутье. Однако в первую очередь важно формировать у детей операционную деятельность, поэтому им нужно показать способ выявления синтаксических связей. Для слабых учеников он станет руководством к действию, а для сильных — доказательством правильности найденной связи.

Как правило, дети скорее всего обнаруживают связь между главными членами предложения: ветерраскачивает; ветер — что делает? — раскачивает, раскачивает — кто? что? — ветер. Условные обозначения этих слов ученики выносят из общей схемы и помещают чуть ниже (в письменном варианте — пишут слова под предложением посередине строки).

После этого начинается поиск связи слова деревья: ветер — деревья, раскачивает — деревья.

Значительной трудностью для младших школьников при синтаксическом анализе предложения является внешняя тождественность форм именительного и винительного падежей у неодушевленных существительных. В приведенном примере видно, что и подлежащее, и дополнение отвечают на один и тот же вопрос и представлены одинаковой формой. Для того чтобы устранить эту трудность, целесообразно научить детей ставить оба вопроса, присущих имени существительному. Это умение поможет им и при определении падежа в ходе изучения склонения, где добавляется еще и схожесть формы винительного падежа с формой родительного у одушевленных существительных: кого? что? — кого? чего? При этом, как показывает практика, у детей не возникает ошибок в определении одушевленности — неодушевленности, если в свое время были сформированы и достаточно хорошо закреплены прямые и обратные ассоциативные связи и усвоена закономерность: если слово называет человека или животное, то оно отвечает на вопросы кто? кого? кому? кем? о ком? и является существительным одушевленным; если слово не называет ни человека, ни животное, то оно отвечает на вопросы что? чего? чему? чем? о чем? и является существительным неодушевленным.

В рассматриваемом предложении более тесная смысловая связь между словами: раскачиваеткого? что?деревья. Раскачивает деревья — это словосочетание. Учитель постоянно обращает внимание учеников на то, что слова, которые в предложении наиболее тесно связаны между собой, «дружат» друг с другом, сочетаются по смыслу, называются словосочетанием. И каждый раз, когда ученики найдут слово, связанное с исходным, учитель будет повторять: «Это словосочетание», формируя тем самым новую ассоциативную связь.

Время от времени следует проверять, насколько эта связь усваивается и закрепляется. Например, надо найти существительное (слово- предмет), стоящее в форме множественного числа, в предложении Оксана залюбовалась цветами яблоньки. Дети указывают на слово цветами. Учитель ставит новую задачу: «Назовите словосочетание с этим словом» — и наблюдает реакцию учеников. В зависимости от того, сколько учеников класса правильно назовут словосочетание и как быстро они это сделают, можно определить, насколько они готовы к самостоятельному использованию нового термина «словосочетание». В случае явных затруднений надо продолжить подробные пояснения:

— С каким словом в предложении это слово сочетается по смыслу теснее всех?

Дети находят: залюбовалась (кем? чем?) цветами, цветами (кого? чего?) яблоньки.

Залюбовалась цветами — это словосочетание. Цветами яблоньки — это тоже словосочетание. А вот Оксана цветами — это не словосочетание, потому что слова не связаны смыслом.

Вернемся к составлению синтаксической схемы предложения Ветер раскачивает деревья. Схема слова (или слово) деревья помещается под схемой слова (под словом) раскачивает.

Читайте также:  Простата анализ какие надо сдать

(На этом этапе для анализа можно использовать трехсловные предложения с разным порядком их членов: Плывут белые облака. Пошел сильный дождь. Маша испугалась медведей. Ласточка вьет гнездо.)

Почувствовав, что ученики уловили суть синтаксической связи, учитель переходит к более сложной структуре, предложив устно распространить предложение определениями (без термина), а затем составить его синтаксическую схему.

Когда количество слов в предложении оказывается больше четырех, детям трудно работать по памяти. В этом случае лучше предложить им схемы с написанными словами. В процессе анализа ученики находят главные члены предложения и карандашом подчеркивают их.

В процессе работы над синтаксическим анализом учитель выбирает момент, когда можно сообщить ученикам, что главные члены предложения называются сказуемым и подлежащим. Однако вводить в работу формальные термины слишком рано не следует: если чувственный образ этих понятий у детей еще не сформировался, в дальнейшем могут возникнуть трудности и ошибки в их выделении. Это замечание справедливо для выбора времени введения любого термина, будь то глагол или предлог, корень или склонение.

Познакомив детей с формальными терминами, учитель при постановке задания станет пользоваться обоими вариантами — и смысловым, и формальным, например: «Повторите слово, называющее действие (сказуемое)»; «Найдите слово, которое называет предмет, выполняющий это действие (подлежащее)»; «Повторите сказуемое и подлежащее». Это необходимо для того, чтобы у всех учеников класса сформировалась и закрепилась ассоциативная связь между знакомым смысловым термином и новым формальным.

Когда ученики привыкнут к новым названиям, учитель выведет их на первый план, а смысловые аналоги уйдут на второй: «Повторите сказуемое (слово, называющее действие)»; «Найдите подлежащее (слово, называющее предмет, который выполняет это действие)». Сохранение на втором плане смысловых терминов необходимо для слабых учеников, у которых, возможно, понимание новых терминов еще неустойчиво. Со временем смысловые термины совсем уйдут из практики.

Аналогично осуществляется работа с четырехсловными предложениями, в которых присутствуют два дополнения или два определения, например: Страшила помахал Тотошке рукой. Пошел холодный проливной дождь.

Известно, что существуют три условных стадии обучения: знакомство с новым материалом, его закрепление и, наконец, стадия усво- енности. Учителю следует всегда помнить, что, согласно теории формирования интеллектуальных действий П. Я. Гальперина, на стадии знакомства с новым материалом и в начале стадии закрепления необходимо подробно и последовательно осуществлять все входящие в действие операции. Так, при поиске синтаксических связей ученики сначала должны включать каждый второстепенный член во все возможные связи и, сравнивая получающиеся группы, находить словосочетания: СтрашилаТотошке, помахалТотошке, Тотошкерукой; Страшиларукой, помахалрукой, Тотошкерукой. Постепенно, в ходе автоматизации, операции будут обобщаться и сворачиваться, и ученики станут находить связь второстепенного члена непосредственно в самом предложении.

После определения словосочетаний составляется синтаксическая схема:

Вариантом описанной работы являются упражнения, в которых детям для анализа дается предложение и его готовая схема, состоящая из прямоугольников с грамматическими вопросами. Они рекомендуются для работы со слабыми учениками, для индивидуальной самостоятельной работы на этапе обучения и для анализа достаточно сложных предложений, имеющих однородные члены. В последнем случае работа организуется либо фронтально, либо в группах или парах. Ученики должны заполнить прямоугольники соответствующими словами предложения, например, На мокрой ладони лежала блестящая голубая бусинка:

Синтаксический анализ любого предложения осуществляется по плану, который ученики составляют перед тем, как приступить к работе. Этот план записывается на доске и в тетрадях.

источник

Синтаксический уровень языка – подсистема, включающая в себя единицы, позволяющие объединять между собой слова для выражения более сложных значений по сравнению со значением слова.

В пределах синтаксического уровня выделяются два подуровня, отличающиеся функциональными характеристиками единиц: подуровень словосочетания, единицы которого выполняют функцию уточнённой номинации (ср.: «стол» и «письменный стол», «обеденный стол»), и подуровень предложения, единицы которого, как принято считать, выполняют коммуникативную функцию, то есть позволяют построить достаточное по смыслу высказывание.

Парадигматические отношения на уровне словосочетания обеспечиваются выбором из четырёх моделей (именно модель словосочетания имеет смысл считать языковой единицей, а заполненную словами модель словосочетания – речевой единицей) попарного смыслового объединения знаменательных слов*:

1) согласование – модель словосочетания (тип синтаксической связи), в которой грамматическая форма зависимого слова (обычно имени прилагательного, причастия, обобщенно-качественного местоимения) определяется грамматической формой главного слова (обычно имени существительного или обобщенно-предметного местоимения). От главного слова к зависимому здесь ставится падежный вопрос имени прилагательного; изменение формы главного слова приводит к изменению и формы зависимого:

(какой?) И.п., ед.ч. — высокий дом (какого?) Р.п., ед.ч. — высокого дома (какому?) Д.п., ед.ч. — высокому дому (какой?) В.п., ед.ч. — высокий дом (каким?) Т.п., ед.ч. — высоким домом (о каком?) П.п., ед.ч. — о высоком доме (какие?) И.п., мн.ч. — высокие дома (каких?) Р.п., мн.ч. — высоких домов (каким?) Д.п., мн.ч. — высоким домам (какие?) В.п., мн.ч. — высокие дома (какими?) Т.п., мн.ч. — высокими домами (о каких?) П.п., ед.ч. — о высоких домах

2) управление – модель словосочетания (тип синтаксической связи), в которой грамматическая форма зависимого слова (обычно имени существительного или обобщенно-предметного местоимения) определяется не зависящими от грамматической формы особенностями главного слова (обычно глагола, имени числительного, имени существительного). От главного слова к зависимому ставится падежный вопрос имени существительного; изменение формы главного слова не приводит к изменению формы зависимого:

(что?)

(что?)

(что?)

(что?)

(что?)

(что?)

3) примыкание – модель словосочетания (тип синтаксической связи), в которой зависимое слово связано с главным лишь по смыслу, поскольку относится к неизменяемой части речи (наречию) или является неизменяемой формой глагола (деепричастием, инфинитивом). От главного слова (обычно глагола) к зависимому здесь ставится вопрос наречия:

(как?)

бегу быстро

(как?)

бежишь быстро

(как?)

бежит быстро

(как?)

бежал быстро

(как?)

бежать быстро

(как?)

беги быстро

4) координация – модель словосочетания (тип синтаксической связи) объединяющий равноправные элементы (подлежащее и сказуемое в предложении или имя числительное и имя существительное («пять←чего?/сколько?→столов»)). При этом вопрос ставится как от одного элемента к другому, так и в обратном направлении; формы общих грамматических категорий совпадают:

(что делал?)

(что делала?)

(что делали?)

(что делаю?)

(что делаешь?)

(что делает?)

Семантические отношения в пределах подуровня словосочетания состоят в том, что каждая из перечисленных моделей обозначает один из значимых аспектов отношений реальной действительности:

— согласование – ‘предмет и его признак’ (тёплый день, трудная работа);

— управление – ‘действие (предмет) и связанный с ним предмет’ (писать письмо, писать другу, писать о себе; угол дома, хвост кошки); а также ‘количество и характеризуемый по количественному признаку предмет’ (два (чего?) стола, три (чего?) стола);

— примыкание – ‘действие и его характеристики’ (читать бегло, прыгать высоко и т.п.), ‘состояние и его процессуальные характеристики’ (хорошо (что делать?) отдыхать), а также ‘действие и добавочное действие’ (сказал (что делая?/как?) выходя);

— координация – ‘предмет и его основные (предикативные) характеристики’ (поезд идёт, девушка красива), а также ‘количество и характеризуемый по количественному признаку предмет’ (десять ←(сколькл?/чего?)→ столов).

Синтагматические отношения определяются способностью словосочетаний объединяться в более крупные единицы (сложные словосочетания и предложения), например,

(какой?) (где?)

(какой?) (чего?)

высокий деревянный дом стоял на берегу реки

Прагматические отношения на подуровне словосочетания реализуются в возможности выбора между синонимичными моделями (подъезд на углу – угловой подъезд), в том числе стилистически окрашенными (рассчитать эффективность (нейтр.) – произвести расчет эффективности (оф.-дел.)).

Единицы подуровня словосочетания вступают в иерархические отношения как более крупные единицы (как в формальном, так и в содержательном плане) по отношению к единицам лексического уровня и как менее крупные составляющие единицы по отношению к предложению: из слов составляются словосочетания, из словосочетаний – предложения.

Предложение как языковая единица — это, то, что является общим для высказываний, например, «Вася пошёл в кино» и «Лена побежала в библиотеку». Можно сказать, что предложение – это то, что останется, если из разобранного по составу высказывания изъять все знаменательные слова, например, для приведённых выше высказываний: Сущ.им.п. (кто?//что сделал?®) Гл.пр.в. (куда?®) «в» Сущ.вин.п.). Высказывание – речевая единица синтаксического уровня, представляющая собой заполненную конкретными словами модель (предложение).

Синтаксические единицы подуровня предложения в эпоху господства в науке структурализма считались наиболее сложными языковыми единицами, хотя даже Эмиль Бенвенист – автор уровневой модели языка – высказывал предположение, что предложения в силу отсутствия отчётливой формальной противопоставленности и зависимости плана содержания от составляющих предложение слов являются не языковыми, а речевыми единицами. Тем не менее, основная функция языка (коммуникативная) должна была выполняться именно единицей этого уровня – предложением. Коммуникативная функция предложения определялась как способность выразить законченную мысль. Однако есть две веских причины, чтобы задуматься над тем, какую функцию выполняет предложение. Первая причина – мы общаемся не отдельными высказываниями, а текстами. Вторая причина – заключенное в отдельном высказывании значение лишено того, без чего коммуникация невозможна, а именно – смысла, где смысл – это отношение информации к личному опыту. Например, если я скажу лишь: «Высокий деревянный дом стоял на берегу реки,» — получатель информации не поймёт, зачем ему это сказано, и спросит: «Ты о чём?» Следовательно, мысль, выраженная отдельно взятым высказыванием, не является законченной, полной. Приведение необходимых уточнений приведёт к возникновению более сложной единицы – текста.

Пристальное рассмотрение того, что, собственно, выражено в отдельно взятом высказывании, например, «Высокий деревянный дом стоял на берегу реки», приводит к мысли, что в нем говорится об отношении некоторого предмета к действительности (он реально существовал до момента речи и относился к берегу реки). По определению, отношение предмета к реальной действительности есть категория предикативности (простое предложение в составе сложного называют также «предикативной единицей»). То есть функция предложения должна определяться как функция предикации – отношения к реальной действительности некоторого объекта.

Семантические отношения на уровне предложения связаны также с категорией предикативности, которая включает в себя категорию времени (отношения события к моменту речи) и категорию объективной модальности (реальность / желательность / гипотетичность / побудительность), причём обе составляющие категории предикативности выражаются в предложении сказуемым, а именно формой его наклонения и (для изъявительного наклонения) времени. Например:

— Саша ушел (реальная модальность и предшествование события моменту речи выражено формой прошедшего времени изъявительного наклонения глагола-сказуемого);

— Саша уходит (реальная модальность и совпадение события с моментом речи выражено формой настоящего времени изъявительного наклонения глагола-сказуемого);

— Саша уйдёт (реальная модальность и предшествование момента речи событию выражено формой будущего времени изъявительного наклонения глагола-сказуемого);

— Саша ушёл бы (ирреальная гипотетическая модальность выражена формой сослагательного наклонения глагола);

— Саша пусть уйдёт (ирреальная желательная модальность выражена формой желательного (по некоторым источникам, повелительного) наклонения).

Важной составляющей семантики предложения является логическая модальность, представленная значениями утвердительности (Саша ушёл), общеотрицательности (Саша не ушёл), частноотрицательности (Не Саша ушёл). Отрицательность выражается частицей «не», причём перед сказуемым эта частица отрицает всё содержание сказанного, а в других случаях – тот объект, или свойство, или отношение, перед обозначением которого расположена эта частица.

Для семантики предложения, так же как и для всех уровней знаковых единиц, характерна многозначность, синонимия и омонимия. Так, повествовательное и вопросительное предложение может иметь значение побудительности (ср.: Откройте окно. – Я прошу открыть окно. – В комнате душно. – Не закрыть ли окно? – Можно открыть окно?). Эти конструкции с переносным значением находятся друг к другу в отношениях синонимии. Выбор одной из возможных схем, с учётом стилистических коннотаций, жёсткости / смягчённости, корректности / некорректности, составляет прагматику предложения.

Американский лингвист Ноэм Хомский разделил все имеющиеся синтаксические конструкции на ядерные (предельно сжатые, прямо выражающие синтаксическими средствами отношения реальной действительности, типа, «Рабочие строят дом») и трансформации (видоизменённые, неизосемические конструкции, типа «Дом строится рабочими» (страдательная конструкция), «Дом не строится рабочими» (отрицательная конструкция), «Строится рабочими дом?» (вопросительная конструкция), «Дом, строящийся рабочими» (номинативная конструкция). Психолингвист Дж.Миллер экспериментально установил, что время и точность воспроизведения по памяти синтаксической конструкции зависит от её близости к ядерной структуре. Дополнительные усилия, по мнению Дж. Миллера, требуются человеку для перевода неядерной конструкции в ядерную.

Трансформации, в сочетании с правилами свёртывания / развёртывания позволяют строить более сложные конструкции. Например, трансформации «Преступник умён», «Судья угрюм», «Преступник наказан судьёй (Судья наказал преступника)», «Наказание сурово» могут составить предложение «Умный преступник сурово наказан угрюмым судьёй».

Парадигматические отношения на синтаксическом подуровне предложения представлены на следующей схеме (Рис.9).

Рис. 9. Классификация предложений

Синтагматические отношения на подуровне предложения реализуются в сложном синтаксическом целом (в терминах лингвистики текста – микротексте), где между предложениями устанавливается грамматическая связь, проявляющаяся в использовании союзов и союзных слов, повторов, синтаксического параллелизма, местоимённых, синонимических и перифрастических замен, а также замен гипонима (слова с более конкретным значением) на гипероним (слово с более общим значением). Например: «Поэзия Вл. Соловьёва вскрывает перед нами миросозерцание, основанное на глубоком, безнадёжном дуализме. Говоря терминами самого Вл.Соловьёва, есть двамира: мир Времени и мир Вечности. Первый есть мир Зла, второймир Добра. Найти выход из мира Времени в мир Вечноститакова задача, стоящая перед каждым человеком. Победить Время, чтобы всё стало Вечностью, — такова последняя цель космического процесса» (В.Я. Брюсов). В приведённом примере слова и конструкции, объединённые одним типом выделения в тексте (выделено мной – И.Авдеенко), скрепляют предложения между собой. Впрочем, в отношении сложного синтаксического целого существует важный вопрос: не является ли объединение предложений в сложное синтаксическое целое на самом деле объединением высказываний в микротекст, поскольку это объединение осуществляется в первую очередь смысловыми отношениями между элементами уже заполненных словами синтаксических единиц.

Попробуем заменить выделенные слова и сочетания другими: «Поэзия Вл. Соловьёва вскрывает перед нами миросозерцание, основанное на глубоком, безнадёжном дуализме. Говоря терминами самого А.С. Пушкина, есть тримира: дом Времени и лестница Воды. Пятый есть чашка Канареек, седьмойокно Светофора. Найти выход из залива Книг в стол Бутербродовтакова задача, стоящая перед каждым человеком. Победить Слона, чтобы всё стало дверью, — такова последняя цель космического процесса». Как видим, микротекст при этом теряет своё единство, рассыпается на отдельные, не связанные ничем, кроме ожидания адекватного по смыслу продолжения. Таким образом, синтагматические отношения на этом уровне выходят за границы языковых отношений внутри одного уровня и выходят в сферу речи.

Дата добавления: 2014-12-26 ; просмотров: 40208 ; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

источник