Меню Рубрики

Наука как предмет методологического анализа

Познание — это процесс избирательно-активного действия, отри­цания и преемственности исторически сменяющихся, прогресси­рующих форм приращения информации (информация — объективное свойство материальных систем, вторичное по отно­шению к отображаемому объекту, упорядоченность и структура которого переносятся в отражающую систему в процессе взаимодействия). Специальная форма представления информа­ции, позволяющая человеческому мозгу хранить, воспроизводить и понимать ее, формирует такое понятие, как «знание». Знание — есть проверенный общественно-исторической практикой и удос­товеренный логикой результат процесса познания действитель­ности, который, с одной стороны, являет собой адекватное ее отражение в сознании человека в виде представлений, понятий, суждений, теоретических схем, теорий, а с другой — выступает как владение ими и умение действовать на их основе. По генезису и способу функционирования знание есть социальный феномен, средством фиксации которого выступают естественный и искус­ственные языки. Данное обобщение обеспечивает конкретизацию понятия «наука». Наука — это высокоспециализированная деятель­ность человека по выработке, систематизации, проверке знаний с целью их высоко эффективного использования. Наука — это зна­ние, достигшее оптимальности по критериям обоснованности, достоверности, непротиворечивости, точности, эмпирической подтверждаемости и принципиально возможной фальсифицируемости, концептуальной связности, предсказательной силе и прак­тической эффективности. Указанные критерии (нормы, идеа­лы) характерны для всех паук, всех составляющих дисциплинар­ной матрицы современного научного знания — от философских, логических, математических, кибернетических до естественно­научных, технических и гуманитарных наук. Наука — особая от­расль рациональной человеческой деятельности по производству объективно истинного знания об окружающем нас мире — возни­кает как естественное продолжение обыденного, стихийно-эмпи­рического процесса позиция. Кроме научного познания, суще­ствуют также вне научные способы постижения действительнос­ти. Важнейшим из которых является искусство, а самым знакомым — обыденное познание.

Общеизвестно, что задолго до возникновения науки люди приобретали необходимые им знания о свойствах и особеннос­тях вещей и явлений, с которыми они сталкивались в повседнев­ной практической деятельности. Житейское знание в качестве основы всех иных форм знания ни в коей мере не может быть преуменьшено по своей значимости. Базирующееся на здравом смысле и обыденном сознании оно является важной ориентиро­вочной основой повседневного поведения людей, их взаимоот­ношений между собой и с природой. Эта форма знания развива­ется и обогащается по мере прогресса научного и художествен­ного познания. В то же время последнее вбирает в себя богатый опыт житейского познания. Немало нового мы узнаем с помо­щью обыденного познания и теперь. Все это показывает, что на­учное знание не отделено непреодолимой гранью от обыденно­го. Поскольку представляет собой дальнейшее усовершенствова­ние и развитие последнего.

Научное познание отличается от обыденного системностью ч последовательностью как в процессе поиска новых знаний, так и упорядочения всего найденного, наличного знания. Каждый последующий шаг в науке опирается на предыдущий, каждое но­вое открытие становится научной истиной, когда оно входит в качестве элемента в состав определенной системы, чаще всего — теории как наиболее развитой формы рационального знания. В отличие от этого обыденное знание имеет разрозненный, случай­ный и неорганизованный характер, в котором преобладают не связанные друг с другом отдельные факты либо их простейшие индуктивные обобщения. Собственно научные знания характе­ризуются осмыслением фактов в системе понятий той или иной науки, включаясь в состав теории, образующей высший уровень научного знания. Являясь обобщением достоверных фактов, они за случайным находят необходимое и закономерное, за единич­ным и частным — общее. Именно в этом заключается методоло­гическое сходство и преемственность, а также качественное от­личие научных форм познания от ненаучных. При этом, осваи­вая действительность разнообразными методами, научное познание проходит разные этапы. Каждому из них соответствует определенная форма развития знаний. Основными из этих форм являются факт, теория, проблема (задача), гипотеза, программа. В зависимости от конкретной ситуации доминирует та или иная форма. Например, возможна такая последовательность: факты > теории > методы > ценности и цели. «Кортеж» приоритетов в указанной последовательности подчеркивает фундаментальность фактов. Теории должны соответствовать фактам, методы не мо­гут быть любыми, они определяются состоянием теорий, и, на­конец, ценности также не произвольны, так как их реализация зависит от фактов (теорий и методов).

В обычном смысле слово «факт» является синонимом слов «истина», «событие», «результат». Как категория логики и методологии науки факт — это достоверное знание о единичном. Научные факты свя­заны с практической деятельностью человека. В повседневном опыте происходил отбор фактов, составивших фундамент науки. Большую роль в выработке и накоплении фактов, особенно в ес­тествознании, всегда играли наблюдения и эксперименты. Прак­тический компонент органически включается в структуру факта в качестве его основы и знания о том или ином явлении и стано­вится фактом лишь после реконструкции этого явления в мате­риально-практических условиях.

Формирование факта — синтетический процесс, благодаря которому происходят особого рода обобщения, при которых возникают понятия, имеющие собирательный характер, и открываю ее возможности для отображения действительности не только на уровне явлений, но и па уровне сущности. Как итог возникают эссенциальные факты. Анализируя факт как логико-методологическую категорию, необходимо обратить внимание на возможность следующего недоразумения, вязанного с дефиницией. Так возникает вопрос: почему нужно читать. что факт отображает индивидуальную ситуацию, если, например, кипение воды при 100°С подтверждается во многих экспериментах? Но этот вопрос не отражает сущность факта, но как термин «вода» в нем используется в ином, а именно не в собирательном смысле, в то время как при сообщении факта о шепни воды при 100°С этот термин имеет собирательный шел. Предпосылкой недоразумения является подмена понятий.

Прежде чем перейти к теории как высшей форме целостного ученого знания, отметим, что в науке различают эмпирический и теоретический уровни исследования. Это различение имеет своим основанием неодинаковость, во-первых, способов (методов) мой познавательной активности, а во-вторых, характера достигаемых научных результатов. Эмпирическое исследование пред­лагает выработку исследовательской программы, организацию наблюдений, эксперимента, описание (протоколирование) наблюдаемых и экспериментальных данных, их классификацию, первичное обобщение. Словом, для эмпирического познания характерна факто-фиксирующая деятельность. Эмпирические понятия представляют первый шаг в ходе сложного и противоречивого процесса все более глубокого постижения действительности. На уровне обыденного познания они совпадают с названиями и опц­иями чувственно воспринимаемых и наблюдаемых предметов явлений. На эмпирической стадии познания в науке вводятся понятия с более точно определенным смыслом, чем термины обыденного языка, но они по-прежнему обозначают либо непосредственно наблюдаемые предметы и их свойства и отношения, о предметы и свойства, которые могут наблюдаться с помощью различных приборов, устройств и инструментов, которые, по сути дела, являются продолжением и усилением наших органов чувств.

Эмпирическое исследование, выявляя все новые данные на­блюдения и эксперимента, ставит перед теоретическим мышле­нием каждый раз новые задачи, стимулируя его к дальнейшему совершенствованию: здесь срабатывает принцип обратной свя­зи. Дело в том, что обогащающееся теоретическое знание в свою очередь ставит перед наблюдением и экспериментом, эмпирией вообще все более сложные задачи. Поэтому исследование струк­туры любой теории целесообразно начать с анализа ее основных понятий и установления различия и взаимосвязи между теоретическими и эмпирическими понятиями. В первом приближении отсутствие абсолютной границы между эмпирическими и теоре­тическими понятиями не исключает возможности и целесообраз­ности установления относительного различия между ними. Од­нако это различие связано не столько с наблюдаемостью соот­ветствующих объектов, сколько со степенью их зависимости от общих теоретических представлений. Хотя эмпирические поня­тия «нагружены» теорией и зависят от нее, но их адекватность и обоснованность устанавливаются в значительной мере независи­мо от теории, в которой они применяются.

Специфика научного знания обусловлена многозвенной структурой, элементами которой выступают изучаемые явления, чув­ственные образы, мысли, собственные, общие и понятийные име­на, единичные и универсальные высказывания. Если действовать в довольно грубой дихотомической манере (деля целое на две части), то приходим к сопоставлению единичного и общего. Сфе­ру единичного часто называют фактуальным сфера общего при этом называется те­оретическим. Как сфера единичного (факт), так и сфера общего (теория) не представляют собой монолиты, они многомерны и содержат раз­личные компоненты. Так, факт включает событийный, перцеп­тивный (чувственный) и лингвистический компоненты. Тео­рия содержит бытийный, когнитивный (мыслительный) и линг­вистический компоненты. При этом теория — это высшая, самая развитая организация научных знаний, которая дает целостное отображение закономерностей некоторой сферы действительно­сти и представляет собой знаковую модель этой сферы. Эта мо­дель строится таким образом, что некоторые из ее характерис­тик, которые имеют наиболее общую природу, составляют ее ос­нову, другие же подчиняются основным или выводятся из них пологическим правилам. Поэтому под теорией в широком смысле слова имеется в виду система достоверных представлений, идей, принципов, объясняющих какие-либо явления.

В более узком смысле теория — это высшая, обоснованная, логически непротиворечивая система научного знания, дающая целостный взгляд на существенные свойства, закономерности, причинно-следственные связи, детерминанты, определяющие ха­рактер функционирования и развития определенной области ре­альности. Сердцевину научной теории составляют входящие в нее законы и принципы. Понятие «принцип научного познания» -один из результатов теоретической рефлексии о системах науч­ного знания. Компонент знания тогда выступает принципом по­знания, когда применяется субъектом как ориентир, требование, основание, детерминант, идеал и норма развития сис­тем знания. Когда в той или иной науке открываются ранее неиз­вестные внутренние необходимые связи объекта, тогда ученый на основе содержания понятия «закон» приходит к выводу, явля­ются ли эти связи законом, закономерностью или чем-то иным.

Научные теории являются разнообразными как по предмету исследования, так и по глубине раскрытия сущности изучаемых процессов и функциям, осуществляемым этими теориями в познании. Многообразию форм современного теоретического зна­ния соответствует и многообразие типов теорий, а также много­образие их классификаций. Дж. Клир предлагает различать классы с помощью основания, в качестве которого выбирается один из двух фундаментальных критериев различия:

а) выделение классов, базирующихся на определенных типах элементов;

б) выделение классов, опирающихся на конкретные типы от­ношений.

Классификационные критерии а) и б) можно рассматривать как ортогональные. По критерию а) научные теории, как и науки в целом, классифицируются прежде всего по предмету исследо­вания, т.е. той области действительного мира, которую они изу­чают. По этому основанию различают теории, отображающие объективные свойства и закономерности окружающего нас мира, причем каждая из них занимается определенным типом элемен­тов (физических, химических, биологических, политических, эко­номических и т.д.).

Критерий б) дает совершенно другую классификацию: класс задается определенным типом отношений, а тип элементов, на которых определены эти отношения, не фиксируется. Ортогональ­ность критериев а) и б) показана на рис. 1.1. Классы системы зна­ний, содержащие различные типы элементов, формируются вер­тикальными линиями; классы, содержащие различные отноше­ния, — горизонтальными.

Основания классификации свидетельствуют, что теоретичес­кое знание характеризуется определенной сложностью состава. Так, в развитой теории имеют место фундаментальные законы, число которых в разных теориях может быть различным, но в каждой из них оно является строго определенным. Кроме фунда­ментальных, в состав теории входят частные законы, число кото­рых по мере ее развития постоянно увеличивается. Частные за­коны могут быть получены как следствия из фундаментальных, что свидетельствует о наличии в теории организации знания. Характерно, однако, что частные законы обладают относитель­но самостоятельным статусом. И это, например, приводит к тому, что в процессе формирования и развития теоретического знания они могут возникать раньше фундаментальных. Следовательно, теория — развивающаяся система объективно верных, проверен­ных практикой научных знаний, объясняющих закономерность явлений данной области. Теория изменяется путем включения в нее новых фактов, идей и принципов. Когда в рамках данной те­ории выявляется противоречие, неразрешимое в пределах ее ис­ходных принципов, то разрешение его ведет к построению новой теории. Так, если в ходе научного исследования выявляются фак­ты, выходящие за пределы возможности истолкования в рамках данной теории, они являются основой для пересмотра и уточне­ния исходных принципов теории.

Зрелая теория — не просто покоящаяся или реализующаяся система знаний: она заключает определенный мыслительный ме­ханизм построения и развития знаний, содержит некоторую про­грамму исследования, выполняет методологическую функцию. В теории вычленяют такие существенные моменты: исходную эм­пирическую основу (зафиксированные в данной области знания, факты, данные экспериментов, требующие теоретического объяснения); различного рода допущения, постулаты, аксиомы; логи­ку теории, допустимые в рамках теории правила логических вы­водов и доказательств; совокупность выведенных утверждений с их доказательствами, образующих главный массив теоретичес­кого знания, и, наконец, законы наук, а также предвидение. Ис­ходя из данного положения, строение теории можно представить по такой схеме:

1) эмпирический базис теории содержит основные факты и данные, а также результаты их простейшей логико-математичес­кой обработки;

2) исходный теоретический базис включает основные допу­щения, аксиомы и постулаты, фундаментальные законы и прин­ципы;

3) логический аппарат содержит правила определения произ­водных понятий и логические правила вывода следствий или те­орем из аксиом, а также из фундаментальных законов производ­ных или неосновных законов;

4) потенциально допустимые следствия и утверждения теории. в нем сетью теоретических конструктов, относительно кото­рых формулируются высказывания. Данные конструкты, нахо­дясь в строго определенных отношениях друг с другом, образу­ют особую модель, или идеализированную схему исследуемой

К методологическим основаниям относятся методы построе­ния, развития и обоснования теорий. Один из самых сложных этапов организации процесса научных исследований связан с получением функциональной зависимости, соединяющей цель исследований с одной из альтернатив ее достижения. Получение такой зависимости связывают с универсальной методологией, в качестве которой в настоящее время выступает математическое моделирование. Новая методология доказала свою высокую эф­фективность в ходе создания авиационной и ракетной техники. В настоящее время на первом месте оказываются вопросы создания адекватных математических моделей, способных опи­сать функционирование объектов. Построить модель (с целью получения необходимых зависимостей) легко, если известен за­кон, позволяющий связать цель со средствами. Если закон неиз­вестен, то стараются определить закономерности на основе ста­тистических исследований или исходя из наиболее часто встре­чающихся на практике функциональных зависимостей. Если и это не удается сделать, то выбирают или разрабатывают теорию, в которой содержится ряд утверждений и правил, позволяющих сформулировать концепцию и конструировать на ее основе мо­дели, обеспечивающие принятие решения. Если и теория не су­ществует, то выдвигается гипотеза и на ее основе создаются ими­тационные модели, с помощью которых исследуются возможные варианты решения. Таким образом, спектр подходов и методов, которые применяются для реализации данного этапа, очень ши­рок. При этом практически ни одна методика не обходится без использования экспертных оценок, различных приемов их полу­чения и методов обработки — от традиционного усреднения по­лученных от экспертов оценок до методов организации сложных экспертиз.

Читайте также:  Какие анализы сдавать на иммунитет

Познание сложных систем при использовании повой методо­логии в общей форме содержит два этапа. Первый связан с пост­роением математической модели, второй — с анализом получен­ной модели. Ни одна практическая задача не решается матема­тическими средствами до того времени, пока она не будет сведена к соответствующей математической задаче и не преобразуется в факт, соотнесенный с некоторой математической теорией. Све­дение сопровождается абстрагированием от многих заключенных в условиях задачи обстоятельств, которые с точки зрения этой теории имеют несущественный, привнесенный характер. В то же время новые факты требуют собственное теоретическое осмыс­ление (в соответствии с их стимулирующей функцией). Отсутствие такой теории — признак кризисного состояния науки. Поиски, которые начинаются в связи с этим, означают, что наука вступа­ет в интенсивный период своего развития, для которого харак­терны определенные формы развития знаний — проблема и зада­ча. Под научной задачей будем понимать решаемый наукой воп­рос, характеризующийся достаточностью средств для своего разрешения. Если же средств для разрешения недостаточно, то он называется научной проблемой. Начало исследований связа­но с тем, что и в структуре вопроса, и в структуре задачи (или проблемы) прежде всего выделяются:

б) известное (условие и предпосылки задачи или проблемы). Неизвестное тесно связано с известным. Последнее, во-пер­вых, указывает на те признаки, которыми должно обладать неиз­вестное, и, стало быть, в определенной мере раскрывает содер­жание неизвестного, а во-вторых, фиксирует область неизвест­ного — класс предметов, среди которых находится неизвестное, т.е. сообщает нечто об его объеме. Таким образом, неизвест­ное в задаче или проблеме не является абсолютно неизвестным. Оно представляет собой нечто такое, о чем мы кое-что знаем, и эти знания выступают ориентиром и средством дальнейшего поиска.

Проводя методологический анализ научного познания, необ­ходимо отметить, что наука развивается не только путем посте­пенного накопления, приращения новых знаний. Поворотными пунктами в истории науки становятся научные революции, кото­рые сами но себе — сложнейшее явление, оно детерминируется многими обстоятельствами, в том числе и психологического пла­на. Далеко не все сводится здесь к методологическому стереоти­пу, согласно которому теория опровергается посредством ее пря­мого сопоставления с фактам. Революции в науке выража­ются в качественном изменении ее исходных принципов, понятий, категорий, законов, теорий, методов и самого стиля мышления, т.е. в смене научной парадигмы. Подобное изменение неожиданно, переключается форма интерпретации в целом. Новая парадигма рождается благодаря проблескам интуиции. Под парадигмой понимают: выработанные и принятые в данном научном сообществе нормы, образцы эмпирического и теоретического мышления, при­обретшие характер убеждений; способ выбора объекта исследо­вания и объяснения определенной системы фактов в форме дос­таточно обоснованных принципов и законов, образующих, логически непротиворечивую теорию. И каждый член научного сообщества ориентируется на определенный, выработанный этим; сообществом эталон научной теории, который и образует ядро парадигмы.

Каждую систему знания, принятую данным научным сообществом — парадигму — можно, расположив по эпохам в развитии науки, сравнить между собой и обнаружить стержневые принци­пы, лежащие в их основании. Парадигма обладает известной ус­тойчивостью, однако эта устойчивость относительна: она нарушается, но мере того, как исчерпываются ее объяснительные воз­можности в осмыслении новых фактов, предсказательная сила, соответствие уровню развития практики. Согласно Т. Куну, лю­бая наука проходит в своем движении три фазы (периода): допарадигмальную, нарадигмалъную и постпарадигмальнуго. Эти же три фазы можно представить как генезис науки, нормальную на­уку и кризис науки. Смены парадигм преодоления кризисных со­стояний выступают как научные революции. Наука изменяет­ся не кумулятивно, т.е. поступательно-непрерывно, а прерывно, посредством катастроф.

Таким образом, парадигма не есть нечто раз и навсегда за­вершенное. В процессе познания научные знания неустанно обо­гащаются, что, в конечном счете, ведет к смене одной парадигмы другой, более содержательной, глубокой и полной, что в свою очередь всегда приводит к развитию науки, и как следствие — к появлению новых се начал — принципов. Принципы в науке — это требования к научному познанию, выступающие основаниями, детерминантами, идеалами и нормами его разви­тия. На их основе субъект ведет научный поиск, создает исследо­вательские программы, строит теории, разрабатывает научную картину мира и практически преобразовывает объект познания. Роль принципов в познании — это их гносеологическое, логичес­кое, методологическое, мировоззренческое и ценностное влияние на рост научного знания. В качестве принципов в научном по­знании выступают различные его компоненты. Понятие «прин­цип» есть отражение того общего, что присуще всем принципам в их генезисе, функционировании, единстве и различии. Содер­жание данного понятия обусловлено диалектическими противо­речиями в предмете и научном познании потому, что принципы возникают как результат и средство разрешения таких противоречий.

Глава 2. Методы научного познания

Деятельность людей в любой ее форме (научная, прак­тическая и т. д.) определяется целым рядом факторов, Конеч­ный ее результат зависит не только от того, кто действует (субъект) или на что она направлена (объект), но и от того, как совершается данный процесс, какие способы, приемы, средства при этом применяются. Это и есть проблемы метода.

Метод (греч. — способ познания) — в самом широком смысле слова — «путь к чему-либо», способ деятельности субъекта в любой ее форме.

Понятие «методология» имеет два основных значения:

система определенных способов и приемов, применяемых в той или иной сфере деятельности (в науке, политике, искус­стве и т. п.); учение об этой системе, общая теория метода, теория в действии.

История и современное состояние познания и практики убедительно показывают, что далеко не всякий метод, не любая система принципов и других средств деятельности обес­печивают успешное решение теоретических и практических проблем. Не только результат исследования, но и ведущий к нему путь должен быть истинным.

Основная функция метода — внутренняя организация и регулирование процесса познания или практического преоб­разования того или иного объекта. Поэтому метод (в той или иной своей форме) сводится к совокупности определенных правил, приемов, способов, норм познания и действия.

Он есть система предписаний, принципов, требований, которые должны ориентировать в решении конкретной зада­чи, достижении определенного результата в той или иной сфере деятельности.

Он дисциплинирует поиск истины, позволяет (если пра­вильный) экономить силы и время, двигаться к цели кратчай­шим путем. Истинный метод служит своеобразным компасом, по которому субъект познания и действия прокладывает свой путь, позволяет избегать ошибок.

Ф, Бэкон сравнивал метод со светильником, освещаю­щим путнику дорогу в темноте, и полагал, что нельзя рас­считывать на успех в изучении какого-либо вопроса, идя лож­ным путем. Философ стремился создать такой метод, который мог бы быть «органоном» (орудием) познания, обеспечить че­ловеку господство над природой.

Таким методом он считал индукцию, которая требует от науки исходить из эмпирического анализа, наблюдения и эк­сперимента с тем, чтобы на этой основе познать причины и законы.

Р. Декарт методом называл «точные и простые прави­ла», соблюдение которых способствует приращению знания, позволяет отличить ложное от истинного. Он говорил, что уж лучше не помышлять об отыскивании каких бы то ни было истин, чем делать это без всякого метода, особенно без де­дуктивно-рационалистического.

Проблемы метода и методологии занимают важное ме­сто в современной западной философии — особенно в таких ее направлениях и течениях, как философия науки, позити­визм и постпозитивизм, стуктурализм и постструктурализм, аналитическая философия, герменевтика, феноменология и в других.

Каждый метод — безусловно важная и нужная вещь. Однако недопустимо впадать в крайности:

а) недооценивать метод и методологические проблемы, считая все это незначительным делом, «отвлекающим» от настоящей работы, подлинной науки и т. п. («методологичес­кий негативизм»);

б) преувеличивать значение метода, считая его более важ­ным. чем тот предмет, к которому его хотят применить, пре­вращать метод в некую «универсальную отмычку» ко всему и вся, в простой и доступный «инструмент» научного открытия («методологическая эйфория»). Дело в том, что «. ни один методологический принцип не может исключить, например, риска зайти в тупик в ходе научного исследования».

Каждый метод окажется неэффективным и даже беспо­лезным, если им пользоваться не как «руководящей нитью» в научной или иной форме деятельности, а как готовым шаб­лоном для перекраивания фактов.

Главное предназначение любого метода — на основе со­ответствующих принципов (требований, предписаний и т. п.) обеспечить успешное решение определенных познавательных и практических проблем, приращение знания, оптимальное ‘функционирование и развитие тех или иных объектов.

Следует иметь в виду, что вопросы метода и методоло­гии не могут быть ограничены лишь философскими или внутринаучными рамками, а должны ставиться в широком социо — кулътурном контексте.

Это значит, что необходимо учитывать связь науки с производством на данном этапе социального развития, взаи­модействие науки с другими формами общественного созна­ния, соотношение методологического и ценностного аспектов, «личностные особенности» субъекта деятельности и мно­гие другие социальные факторы.

Применение методов может быть стихийным и сознатель­ным. Ясно, что только осознанное применение методов, ос­нованное на понимании их возможностей и границ, делает деятельность людей, при прочих равных условиях, более рациональной и эффективной.

Методология как общая теория метода формировалась в связи с необходимостью обобщения и разработки тех мето­дов, средств и приемов, которые были открыты в филосо­фии, науке и других формах деятельности людей. Истори­чески первоначально проблемы методологии разрабатывались в рамках философии: диалектический метод

Сократа и Платона, индуктивный метод Ф. Бэкона, раци­оналистический метод Р. Декарта, антитетический метод Фих­те, диалектический метод Г. Гегеля и К. Маркса, фе­номенологический метод Э. Гуссерля и т. д. Поэтому ме­тодология (и по сей день) тесно связана с философией — особенно с такими ее разделами (философскими дисцип­линами) как гносеология (теория познания) и диалектика.

Методология в определенном смысле «шире» диалектики, так как она изучает не только всеобщий (как последняя), но и другие уровни методологического знания, а также их вза­имосвязь, модификации и т. п.

Тесная связь методологии с диалектикой не означает тож­дественности этих понятий и того, что материалистическая диалектика выступает как философская методология науки. Материалистическая диалектика — одна из форм диалекти­ки, а последняя — один из элементов (уровней) философской методологии, наряду с метафизикой, феноменологией, гер­меневтикой и др.

Методология в определенном смысле «уже» теории по­знания, так как последняя не ограничивается исследованием форм и методов познания, а изучает проблемы природы по­знания, отношение знания и реальности, субъекта и объекта познания, возможности и границы познания, критерии его истинности и т. д. С другой стороны, методология «шире» гно­сеологии, так как ее интересуют не только методы позна­ния, но и всех других форм человеческой деятельности.

Из нефилософских дисциплин методология наиболее тес­но смыкается с логикой (формальной), которая главное вни­мание направляет на прояснение структуры готового, «став­шего» знания, на описание его формальных связей и элемен­тов на языке символов и формул при отвлечении от конкрет­ного содержания высказываний и умозаключений.

Таким образом, логическое исследование науки — это средства современной формальной (математической или сим­волической) логики, которые используются для анализа на­учного языка, выявления логической структуры научных те­орий и их компонентов (определений, классификаций, поня­тий. законов и т. п.), изучения возможностей и полноты фор­мализации научного знания и т. д.

Традиционно-логические средства применялись в основ­ном к анализу структуры научного знания, затем центр ме­тодологических интересов сместился на проблематику роста, изменения и развития знания.

Это изменение методологических интересов можно рас­смотреть в следующих двух ракурсах.

Во-первых, «как только логическая теория вышла за рам­ки статического мира к миру действия и изменения, тут же понятие времени вызвало новый, и усиленный, интерес у логиков», — возникли логика времени (временная логика) и логика изменения, тесно связанные между собой.

Задачей логики времени является построение искусст­венных (формализованных) языков, способных сделать более ясными и точными, а следовательно, более плодотворными рассуждения о предметах и явлениях, существующих во времени.

Задача логики изменения — построение искусственных (формализованных) языков, способных сделать более ясны­ми и точными рассуждения об изменении объекта — перехо­де его от одного состояния к другому, о становлении объек­та, его формировании.

Во-вторых, возрос интерес к диалектике как логике, которая рассматривает не столько формальные, сколько со­держательные аспекты познания и иных форм освоения мира человеком. Причем не только в их готовом виде, но и генети­чески, конкретно-исторически, в развитии.

Читайте также:  Какие анализы нужно принести гастроэнтерологу

Вместе с тем следует сказать, что действительно боль­шие достижения формальной логики породили иллюзию, буд­то только ее методами можно решить все без исключения методологические проблемы науки. Особенно долго эту ил­люзию поддерживал логический позитивизм, крах которого показал ограниченность, односторонность подобного подхо­да — при всей его важности «в пределах своей компетенции».

Предмет, теория, метод. Метод как единство объективного и субъективного

Любой научный метод разрабатывается на основе оп­ределенной теории, которая тем самым выступает его не­обходимой предпосылкой.

Эффективность, сила того или иного метода обусловле­на содержательностью, глубиной, фундаментальностью тео­рии, которая «сжимается в метод».

В свою очередь «метод расширяется в систему», т. е. ис­пользуется для дальнейшего развития науки, углубления и развертывания теоретического знания как системы, его ма­териализации, объективизации в практике.

Тем самым теория и метод одновременно тождественны и различны. Их сходство состоит в том, что они взаи­мосвязаны, и в своем единстве отражают реальную действи­тельность.

Будучи едиными в своем взаимодействии, теория и ме­тод не отделены жестко друг от друга и в то же время не есть непосредственно одно и то же.

Они взаимопереходят, взаимопревращаются: теория, отражая действительность, преобразуется, трансформируется в метод посредством разработки, формулирования вы­текающих из нее принципов, правил, приемов и т. п., кото­рые возвращаются в теорию (а через нее — в практику), ибо субъект применяет их в качестве регулятивов, предписаний, в ходе познания и изменения окружающего мира по его соб­ственным законам.

Поэтому утверждение, что метод — это теория, обра­щенная к практике научного исследования, не является точ­ным, ибо метод обращен также и к самой практике как чув­ственно-предметной, социально-преобразующей деятельности.

Строго говоря, метод — та же теория, приведенная в действие и «повернутая своим острием» не только на даль­нейшее, более глубокое познание действительности, но и на ее изменение в ходе практики.

Развитие теории и совершенствование методов иссле­дования и преобразования действительности, по существу, один и тот же процесс с этими двумя неразрывно связан­ными сторонами. Не только теория резюмируется в методах, но и методы развертываются в теорию, оказывают существен­ное воздействие на ее формирование и на ход практики.

Однако нельзя полностью отождествлять научную тео­рию и методы познания и утверждать, что всякая теория и есть вместе с тем метод познания и действия. Метод не тож­дествен прямо и непосредственно теории, а теория не явля­ется непосредственно методом, ибо не она есть метод позна­ния, а необходимо вытекающие из нее методологические установки, требования, регулятивы.

Основные различия теории и метода состоят в следую­щем:

а) теория — результат предыдущей деятельности, ме­тод — исходный пункт и предпосылка последующей дея­тельности;

б) главные функции теории — объяснение и предсказа­ние (с целью отыскания истины, законов, причины и т. п.), метода — регуляция и ориентация деятельности;

в) теория — система идеальных образов, отражающих сущ­ность, закономерности объекта, метод — система регулятивов, правил, предписаний, выступающих в качестве орудия дальнейшего познания и изменения действительности;

г) теория нацелена на решение проблемы — что собой представляет данный предмет, метод — на выявление спосо­бов и механизмов его исследования и преобразования.

Таким образом, теории, законы, категории и другие аб­стракции еще не составляют метода. Чтобы выполнять мето­дологическую функцию, они должны быть соответствующим образом трансформированы, преобразованы из объяснитель­ных положений теории в ориентацинно-деятельные, регуля­тивные принципы (требования, предписания, установки) ме­тода.

Любой метод детерминирован не только предшествую­щими и сосуществующими одновременно с ним другими ме­тодами, и не только той теорией, на которой он основан.

Каждый метод обусловлен прежде всего своим пред­метом, т. е. тем, что именно исследуется (отдельные объек­ты или их классы).

источник

Раздел 4. Теория познания и методология науки.

Глава 1. Основные понятия теории познания.

1.1.Практическая природа познания и его диалектический характер.

Познание представляет собой процесс активного, целенаправленного отражения человеком окружающего мира. В материалистической традиции объектом познания выступает любое явление, на которое направлена активность субъекта, которое попало в сферу его внимания. Субъектом познания, т.е. носителем активности, направленной на объект, выступает человек. В метафизическом материализме человек рассматривается как природное существо, отдельно взятый индивидуум, пассивно отражающий окружающий мир. В материализме диалектическом человек как субъект познания выступает в качестве существа активного, предметно-практического социального по своей сущности, которое практически изменяя, преобразуя окружающий мир, познает его. Таким образом, практическое отношение человека к миру является первичным, исходным. Практика является » материнским лоном» познания. Человек, изменяя мир, предметно — практически воздействует на него, как бы «раскалывает» его, обнаруживает его повторяющееся, устойчивые свойства и отношения, закрепляя их в соответствующих формах познания. Человеческое мышление развивалось по мере того, как человек научался преобразовывать мир.

Возникнув в лоне практической, т.е. чувственно-предметной материальной деятельности, познание со временем автономизируется, получает относительную самостоятельность, начинает активно воздействовать на породившую его практику.

Процесс познания носит диалектический характер. Это означает, что познание есть не простое, непосредственное зеркальное отражение объекта, а отражение сложное, противоречивое, опосредованное активным предметно-практическим отношением человека к миру. Процесс познания бесконечен, и это еще один показатель его диалектического характера. Диалектический материализм исходит из установки принципиальной познаваемости мира, утверждая, в отличие от агностицизма, что в мире нет непознаваемых явлений, а есть только еще не познанные.

1.2. Чувственные и логические формы отражения реальности и их соотношение.

Благодаря органам чувств осуществляется непосредственный контакт человека с окружающим миром. Простейшей формой чувственного отражения реальности является ощущение. В результате воздействия внешнего объекта на один из органов чувств, субъект получает информацию о каком-то одном свойстве объекта. Более сложной формой чувственного отражения является восприятие, представляющее собой целостный образ объекта при непосредственном контакте с последним. Еще более сложной формой является представление — чувственный образ возникающий в сознании субъекта, но без непосредственного контакта с объектом. При формировании представления задействованы механизмы памяти и воображения. Представление в отличие от восприятия, носит менее яркий и красочный характер, зато оно имеет более обобщенный характер, что дает основание рассматривать представление как переходную ступень к логическим формам отражения.

Логические формы отражения (или логическая ступень познания в целом) связаны с абстрагирующей работой мышления. В процессе абстрагирования происходит выделение существенных признаков объектов, отвлечение от несущественных признакам. В результате множество объектов «свертывается» в одной мыслительной форме, которая называется понятием. Дискретная совокупность существенных признаков, называется содержанием понятия, а класс объектов, охватываемых понятием — объемом понятия.

Отличие представления от понятия состоит в том, что представление есть чувственно-наглядный образ объекта, целостный, диффузно нерасчлененный, а понятие — форма мысли, в которой объект (вернее множество объектов) представлены в виде дискретной совокупности признаков. Образное мышление оперирует обобщенными образами — представлениями как диффузно-целостными образованиями, зафиксированными в языке. Таково, например, мышление 3-4-х летнего ребенка. Понятийное мышления оперирует не целостными образами (с их языковой фиксацией в предложениях, на что вполне способен 4-х летний малыш), а дискретно — структурированными понятийными образами. Когда ребенок (10-11 лет) научается выделять признаки объектов и оперировать с ними как с самостоятельными объектами, он осваивает понятийное мышление.

Понятие выступает как элементарная форма логического отражения. Более сложной формой является суждение, которое представляет связку понятий, т.е. предложение, в котором утверждается или отрицается что-либо. Еще более сложная форма — умозаключение, в котором структурными элементами выступает суждения. Хрестоматийный пример умозаключения «Все металлы электропроводны». Медь — металл». Вывод: «Медь — электропроводна».

В процессе развития ребенка у него сначала формируется ощущение, затем восприятие и представление. И значительно позднее он осваивает понятийное мышление. Однако у взрослого, сформировавшегося человека не наблюдается такой жесткой последовательности (ощущение — восприятие — представление — понятие) при познании конкретных объектов. Здесь имеет место сложное взаимопроникновение чувственных и логических форм. Например, при восприятии окружающих предметов это восприятие будет осмысленно, т.е. нагружено логическими, эмоциональным, ценностным содержанием. То, что человек видит в каком-то объекте (и замечает) зависит от того, что он о нем знает и как к нему относится (активность, избирательность, информационно-эмоционально-ценностная нагруженность восприятия)

Соотношение чувственных и логических форм отражения характеризуется двумя моментами. С одной стороны, они органически взаимосвязаны, а, с другой, — качественно различными. Абсолютизация органической взаимосвязи чувственного и логического порождает такую крайность, как эмпиризм. Абсолютизируя взаимосвязь чувственного и логического, эмпирики не замечают их качественного различия. Дж.Локк утверждал, что нет ничего в интеллекте, чего бы раньше не было в чувствах. Интеллект здесь трактуется как особое интегративное чувство, не привносящее ничего специфически нового, а лишь проясняющее синтезирующее обычные чувственные впечатления. Утверждение Локка аналогично утверждению, что нет ничего в доме, чего бы не было в фундаменте, т.е. дом — разросшийся фундамент, что, конечно же, не верно. В доме есть много такого, чего нет в фундаменте, хотя дом и стоит на фундаменте. Интеллект основывается на чувствах, но выходит далеко за их пределы. Из верного сенсуалистического тезиса, что ощущения — источник наших знаний, эмпиризм, совершая абсолютизацию, делает неверный вывод, что все содержание нашего знания определяется чувствами.

Другая крайность — рационализм (Декарт, Лейбниц и др.). Абсолютизируя качественное различие логического и чувственного, полагая, что чувства смутны и обманчивы, рационалисты разрывают взаимосвязь чувственного и логического, заявляя, что интеллект вообще не связан с чувствами, и в них не нуждается и может, минуя их, постигать истину. Тогда как реальное соотношение чувственного и логического характеризуется как их органической взаимосвязью, так и качественным различием, без абсолютизации одного из моментов этого соотношения.

Истина является одной из центральных категорий теория познания. Классическое толкование, идущее ещё от Аристотеля, определяет истину как адекватное отображение объекта в сознании субъекта. По форме своего существования истина субъективна, поскольку как определенное знание она принадлежит сознанию субъекта, будучи продуктом его деятельности. Но по своему содержанию истина объективна как знание, адекватно воспроизводящее объект, т.е. не зависящее от субъекта (человека и человечества).

Знание, адекватно отображающее объект (истина) не может быть получено сразу и целиком, а лишь а процессе постепенного, поэтапного движения познания ко все более полному и адекватному отображению объекта. Процессуальность истины означает, что на каждом конкретном этапе познания объекта в наших о нем представлениях наряду с моментами, идущими от объекта, верно его воспроизводящими, присутствуют положения, которые оказываются заблуждением и которые опровергаются в ходе дальнейшего познания. Сохраняющиеся, инвариантное, не опровергаемое содержание наших знаний носит название абсолютной истины, точнее момента абсолютности в истине, а то, что принимается за истину, но таковым в последствии не оказывается, т.е. опровергается, носит название относительной истины. Таким образом, можно сказать, что истина есть единтсво абсолютности и относительности, устойчивости и изменчивости.

С точки зрения метафизического материализма, истина не совместима с изменчивостью, относительностью, она может быть только абсолютной. Если в истине обнаруживается изменчивость, то это не истина. С точки зрения диалектического материализма, истинность и изменчивость совместимы и эту совместимость выражает понятие относительной истины, означающее, что в относительном, изменчивом есть абсолютное, устойчивое, непреходящее.

Абсолютизация момента абсолютности в истине носит название догматизм. Абсолютизация изменчивости — релятивизм. Догматизм хотя и трактует истину метафизически, но не отрицает само понятие истины, т.е. адекватное воспроизведение в знании объекта. Релятивизм же фактически «снимает» саму проблему истины. Если в наших представлениях нет ничего устойчивого, сохраняющегося, идущего от объекта (хотя бы «зернышка»), то наши представления, сменяя друг друга, остаются сами по себе, а реальность — сама по себе. В таком случае нет смысла вообще говорить об истине как адекватном отображении объекта.

Истина всегда связана с условиями. Положение, истинное в одних условиях, в других может оказаться ложным. Например, утверждение, что вода кипит при 100 градусах по Цельсию, будет истинным только при условии нормального атмосферного давления. Высоко в горах вода будет кипеть при меньшей температуре. Сказанное иллюстрирует принцип конкретности истины. Абстрактной истины нет, истина всегда конкретна.

Важной проблемой является проблема критерия истины. Если истина есть адекватное отображение объекта в сознании субъекта, т.е. некая форма (теоретическая) связи объекта и субъекта, то и критерий истины надо искать не в сфере мысли, а в сфере связи субъекта и объекта. Критерий истины, чтобы быть таковым, должен удовлетворять трем условиям. Во-первых, он как и истина должен быть некоей формой связи субъекта и объекта, чтобы быть «компетентным судьей». Во-вторых, будучи формой связи субъекта и объекта, этот «компетентный судья» должен отличаться от теоретической формы связи объекта и субъекта (истина), не растворяться в этом теоретическом, мыслительном отношении, ибо «лицом к лицу — лица не увидать». В-третьих, этот «судья» должен быть формой связи объекта и субъекта, генетически первичной и не зависимой от теоретической формы связи (истина). Этим трем требованиям, предъявляемым к критерию («судье») истины, удовлетворяет практика. В самом деле, во-первых, практика по определению является чувственно — предметной, материальной деятельностью людей по преобразованию окружающего мира, т.е. является формой связи объекта и субъекта. Во-вторых, практика как форма связи субъекта и объекта отличается от теоретической формы этой связи (истина). В-третьих, практическое отношение человека к миру генетически первично и независимо от теоретического, познавательного отношения. Хотя функционально практика зависит от познания в плане обратного влияния познания на практическое «материнское лоно», его породившее. Так же как причина, будучи генетически первичной, независимой от следствия, функционально может зависеть от порожденного ею следствия.

Читайте также:  Как сделать анализ анкетирования пример

Глава 2. Философско-методологический анализ науки.

2.1. Наука как феномен культуры.

В жизни современного общества наука играет огромную роль, оказывая существенное воздействие на все сферы общественной жизни. Можно выделить наиболее существенные социальные функции науки. Это прежде всего культурно-мировоззренческая функция. Наука, начиная с периода своего становления как особого социального института (Новое время), оказывала и оказывает существенное влияние на мировоззрение. Научный взгляд на мир во многом определяет мировоззрение нашей эпохи. Далее, наука превратилась в непосредственную производительную силу, что стало особенно очевидно для периода научно-технической революции, начало которой приходится на середину ХХ века. Для НТР характерен синтез науки, техники и производства, когда научные открытия очень быстро получают техническое воплощение и коренным образом изменяют производство. Наука стала необходимой основой современного производства, которое немыслимо без электроники, кибернетики, атомной энергетики и т.п. Иными словами производство стало технологическим воплощением науки, чего не было ни в семнадцатом, ни в восемнадцатом, ни даже в девятнадцатом веках.

Наука выступает в качестве социальной силы, непосредственно включаясь практически во все без исключения социальные процессы, и, оказывая на них огромное влияние. Авторитет и влияние науки столь велики, что ее методы используются при разработке масштабных и перспективных планов и программ социального и экономического развития, в решении глобальных проблем современности. Достижения науки становятся элементами общего и специального образования, основой современного управления социальными процессами.

Такой высокий статус и авторитет науки налагает на нее и большую ответственность. Сила воздействия науки столь велика, что ее открытия могут не только кардинально улучшить жизнь человечества, но и породить глобальные опасности, ставящие жизнь всего человечества под угрозу. Поэтому столь велика моральная ответственность ученых за использование результатов своих открытий, которые могут быть использованы как во благо, так и во вред человеку. Насущной стала проблема не только нравственно -гуманистического контроля со стороны общества за ходом научно-технического развития, но и гуманизации самой науки, синтез идеалов Истины, Добра, Справедливости.

До сих пор речь шла о науке в её «внешнем» измерении, т.е. в ее отношении к обществу. Однако наука заслуживает и более пристального внимания к своей внутренней природе. Речь идет о философско-методологическом анализе науки.

2.2.Наука как предмет философско-методологического анализа.

Научное знание- это результат, продукт научного познания — сложноорганизованной, развивающейся во времени научной деятельности. Научное познание изучает окружающий человека мир, включая самого человека. Но в отличие от других форм познания (обыденного, художественного, философского, религиозного), научное познание подходит к миру и человеку под определенным углом зрения, рассматривая мир и человека как некие сложноорганизованные предметы, подчиняющиеся определенным объективным законам функционирования и развития. Поэтому предметность и объективность — отличительные черты научного знания как продукта научного познания. К числу других особенностей научного познания следует отнести системность, обоснованность, воспроизводимость.

Научное познание как специфическую деятельность отличают наличие определенного инструментария, материального (реактивы, контрольные приборы, экспериментальные установки и т.п.) и логического (методы, принципы, категориальный аппарат и т.п.). Научному познанию свойственен специализированный язык, отличающийся строгостью, однозначностью, формализованностью. Наконец, научное познание требует особым образом подготовительного субъекта познания, владеющего материальным и логическим инструментарием, руководствующегося определенными ценностными ориентациями и целевыми установками. Таковы вкратце основные особенности научного познания и его основного продукта — научного знания.

Какова же роль философии в качестве всеобщей методологии научного познания? Часто встречающиеся в учебных пособиях определение методологии как учения о методах явно недостаточно, хотя, конечно, философия как методология изучает методы научного познания (специфика, основания, возможности методов, о чем пойдет речь в следующем параграфе.), но не только их. Предмет философской методологии гораздо шире. Наука изучает объективный мир (включая человека) с целью обнаружить и сформулировать законы его функционирования и развития. Философская методология изучает не законы функционирования и развития мира, а законы функционирования и развития науки как сложноорганизованнной, многоуровневой, саморазвивающейся системы, продуцирущей научное знание. Иными словами, она изучает мир не непосредственно, а опосредованно, т.е. образ мира, каким он представлен в научном познании. Поэтому можно сказать, что философия как методология есть форма самосознания науки. Такая философская рефлексия над наукой является необходимым условием развития самой науки. Дело в том, что современная наука изучает чрезвычайно сложные, ненаглядные объекты, проникая в глубины микромира и мегамира. Теоретическое описание таких объектов является так же чрезвычайно сложным, ненаглядным, абстрактным. Поэтому для успешного решения поставленных задач, необходимо отслеживать сам способ, каким получается научное знание, анализируя методы, средства его получения, структуру, формы, предпосылки основания научного знания и т.п. Все это входит в предмет философско-методологического анализа науки. Конкретно в предметном поле этого анализа можно выделить следующие методологические проблемы, которые группируются вокруг анализа сущности, специфики и развития научного познания. Что такое научное знание и чем оно отличается от других форм знания? Какова структура научного знания и как взаимодействует его структурные уровни? Как генерируется и развивается научное знание? Какие факторы влияют на развитие научного знания? Вот далеко не полный перечень философско-методологических проблем, без решения которых невозможно успешное развитие научного познания.

Вопрос о специфике научного знания кратко уже был рассмотрен. Если говорить о структуре научного знания, то можно выделить два его уровня — эмпирический и теоретический, в которых, в свою очередь, выделяют свои подуровни. На эмпирическом уровне — это подуровни данных наблюдений, эмпирических фактов и эмпирических зависимостей. На теоретическом — это подуровень теорий и метатеоретических оснований науки, к которым относят научную картину мира, идеалы и нормы научного исследования и философские идеи и принципы.

Научная картина мира является слоем теоретического знания, на который опираются теории различного рода. Если описание в форме теории — это идеализированное описание, то картина мира придает этому идеализированному и в определенном смысле условному описанию статус онтологически достоверного отображения природы. Научная картина мира — это обобщенная схема видения природы, ее системно — структурных характеристик. Идеализированные объекты картины мира не воспринимаются как условные идеализации, в отличие от идеализированных объектов теории. Например, материальная точка в механике Ньютона воспринимается как условная идеализация, а недилимая корпускула механической картины мира обладает не условным, а онтологическим статусом. Поэтому научная картина мира, служит онтологическим основанием для теории, позволяя воспринимать последнюю как отражение (пусть и в экзотически ненаглядной математизированной форме) подлинного положения вещей.

Если научная картина мира является обобщенной схемой видения реальности, то идеалы и нормы научного исследования являются обобщенной схемой освоения объектов, фундаментальные характеристики которых выражены в картине мира. Выделяют идеалы и нормы описания и объяснения; доказательности и обоснования знания; построения и организации знания.

Однако, какими бы фундаментальными основаниями научного познания ни являлись научная картина мира и идеалы и нормы научного исследования, но и они подвержены изменением. Когда происходят такие изменения, т.е. ломается фундамент научного познания, наступает научная революция. В этот период роль философии становится особенно важной. Дело в том, что находясь внутри здания науки, невозможно, не выходя за его пределы, обнаружить, что случилось с фундаментом (научная революция как коренная ломка оснований науки). Для этого нужен взгляд со стороны. Это можно сделать только в рамках философско-методологического анализа. Поскольку философия обобщает все формы человеческой познавательной и практической деятельности (а не только научной) она в состоянии подойти к анализу науки рефлексивно, как бы со стороны, осуществляя критический анализ оснований науки (критическая функция философии). Далее, поскольку философия обобщает более обширный материал, чем наука, она в своих идеях и принципах может опережать науку, т.е. вырабатывает такие идеи (идея целостности, идея развития и др.), к освоению которых наука еще не приступила. Поэтому в период научной революции философия может подсказать науке конструктивные эвристические идеи, которые уже наработаны в массиве философского знания и которые могут быть использованы для перестройки фундамента науки (конструктивно — эвристическая функция философии). Наконец, когда фундамент науки перестроен, он нуждается в обосновании, которое невозможно в рамках самой науки и требует выхода в более широкую сферу философского обоснования. Философия в силу своего фундаментального статуса выполняет эту функции обоснования новой схемы видения (картина мира) и новой схемы освоения (идеалы и нормы научного исследования) реальности, «вписывая» их в культуру, способствуя их принятию в качестве более адекватного и глубокого постижения реальности.

2.3.Методы и формы научного познания.

Философско-методологический анализ не ограничивается анализом оснований научного познания. Важным является анализ сущности, специфики методов научного познания, анализ стадий развития научного знания.

Метод научного познания представляет собой систему норм, правил, регламентирующих познавательную деятельность, направляя ее на приращение нового научного знания. Метод является системой нормативного знания и содержит предписания субъекту (что и как он должен делать, чтобы добиться поставленной цели). Метод должен учитывать закономерности того фрагмента реальности, в котором он будет «работать» как некое инструментальное средство субъекта. Эти объективные закономерности, познанные, отображенные в форме научного знания, выражаются в теории. Таким образом, теория является основанием для метода, метод строится на основе теории. В отличие от метода, теория не содержит предписаний, являясь ненормативной системой знания, цель которой ответить на вопрос: что представляет собой исследуемой фрагмент реальности с точки зрения его сущностных характеристик.

Выделяют группу, так называемых, общечеловеческих методов, которые используются на эмпирическом и теоретическом уровнях, а также в других формах познания (обыденном, художественном и т.п.). К ним относят анализ и синтез, индукцию и дедукцию, абстрагирование, моделирование, метод аналогии.

К методам, применяемым на эмпирическом уровне познания, относят наблюдение, измерение, эксперимент. К теоретическим методам относят методы идеализации, формализации, восхождение от абстрактному к конкретному, исторический и логический и др. Ограниченность объема не позволяет дать характеристику перечисленных методов.

Методы выполняют в познании инструментальную функцию средств, с помощью которых добывается научное знание. Что касается добываемого продукта (научное знание), то знание не сразу приобретает характер развитого, зрелого знания. Прежде чем достичь состояния достоверного, систематического знания, раскрывающего сущность исследуемых явлений (теория), знание проходит некие этапы, фазы, стадии своего «вызревания». Эти этапы в методологии называют формами научного познания. Высшей формой, как уже отмечалось, является теория.

На эмпирическом уровне с помощью наблюдения и эксперимента субъект получает научное знание прежде всего в форме эмпирических фактов. Факт как форма научного познания не является таким простым, как кажется на первый взгляд. Можно выделить несколько стадий в формировании эмпирического факта. Первая стадия — получение данных наблюдения. Данные наблюдения — это зафиксированные в логической знаковой форме показания приборов, т.е. результатов наблюдения, измерения, эксперимента. В данных наблюдения содержится информация об интересующем явлении, объекте. Однако, эта информация отягощена различными искажающими факторами (ошибки органов чувств наблюдателя, ошибки приборов, случайные внешние воздействия и т.п.). Поэтому на второй стадии происходит очищение полученных данных наблюдений от отмеченных погрешностей. Это достигается путем серии экспериментов и наблюдений и нахождении инвариантного содержания данных наблюдения, в которых уже будет содержаться адекватная информация об объекте. Однако, эта объективная информация ещё не эмпирический факт. Эмпирический факт образуется на третей стадии, когда эта достоверная, объективная информация получает теоретическую интерпретацию с помощью имеющихся знаний. Эта интерпретация «дает имя» достоверной информации, превращая ее в достоверное знание (эмпирический факт).Иными словами, факт -достоверное знание, констатирующее, что произошло определенное событие, обнаружено определенное явление и т.п. но не объясняющее, почему это произошло. Если полученное знание (факт) вступает в противоречие с устоявшимися представлениями, возникает проблема.

Проблема — это форма научного познания, в которой фиксируется знание о каких-то вновь обнаруженных, неизвестных сторонах исследуемого объекта, которые не могут быть объяснены с помощью имеющегося знания. Проблема всегда предполагает и фиксирует достигнутый уровень знаний об объекте. Если этих знаний нет, то нет и проблемы. Если в процессе формулировки проблемы выясняется, что возникшее противоречие, трудность могут быть решены с помощью имеющихся знаний, то проблема превращается в задачу. Если же оказывается, что трудность носит принципиальный характер, требует выработки нового знания, то это собственно проблема.

Новое знание, которое призвано решить проблему, первоначально принимает форму гипотезы. Гипотеза как новое знание вероятностного характера не может быть логически непрерывным путем получена из старого знания. Генерация гипотезы — это процесс творческий, неалгоритмизируемый, в котором задействованы нерациональные моменты, в частности интуиция. Рождение нового знания первоначально в форме идеи, т.е. догадки — предположения — это своеобразное озарение (инсайт) — результат взаимодействия рациональных и нерациональных процессов в познании. Эрудиция, кругозор, методологическая культура мышления способствуют научному творчеству, выдвижению гипотезы. Если из гипотезы вытекают следствия, которые носят характер предсказаний относительно каких-то неизвестных явлений, свойств и т.п. и в эксперименте это подтверждается, то гипотеза превращается из вероятностного знания в достоверное, т.е. в теорию.

Дата добавления: 2019-07-17 ; просмотров: 159 ; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ

источник