Меню Рубрики

Международные отношения как предмет анализа

ОБЪЕКТ И ПРЕДМЕТ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Иногда приходится встречаться с мнением, согласно которому разграничение предмета и объекта науки не имеет существенного значения для осознания и понимания ее особенностей, более того, – что такое разграничение носит схоластический характер и способно лишь отвлечь от действительно важных теоретических проблем. Думается, указанное разграничение все же необходимо.

Объективная реальность, существующая вне и независимо от нашего сознания, отличается от изучающих ее различные стороны научных дисциплин, которые, во-первых, отражают и описывают ее всегда с некоторым «запозданием», а во-вторых, – с определенным «искажением» существа происходящих в ней процессов и явлений. Человеческое познание дает, как известно, лишь условную, приблизительную картину мира, никогда не достигая абсолютного знания о нем. Кроме того, всякая наука так или иначе выстраивает собственную логику, подчиняющуюся внутренним закономерностям своего развития и не совпадающую с логикой развития изучаемой ею реальности. Во всякой науке в той или иной мере неизбежно «присутствует» человек, привносящий в нее определенный элемент «субъективности». Ведь если сама действительность, выступающая объектом науки, существует вне и независимо от сознания познающего ее субъекта, то становление и развитие этой науки, ее предмет определяются именно общественным субъектом познания, выделяющим на основе определенных потребностей ту или иную сторону в познавательном объекте и изучающим ее соответствующими методами и средствами. Объект существует до предмета и может изучаться самыми различными научными дисциплинами.

Международные отношения охватывают собой самые различные сферы общественной жизни – от экономических обменов до спортивных состязаний. Не менее многообразны и их участники, в состав которых входят как государства, так и негосударственные объединения и даже самые обычные индивиды. Что же общего между всеми этими сферами человеческой деятельности, существует ли в них та связующая нить, которая объединяет всех ее участников и нахождение которой позволяет понять ее специфику? В самом первом приближении можно сказать, что такой нитью являются политические отношения.

Как известно, политические отношения могут пониматься двояко: как сфера интересов и деятельности государства и как сфера властных отношений в широком смысле этого термина. В современной науке международные отношения, несмотря на этимологическое содержание этого словосочетания, понимаются чаще всего во втором своем значении (хотя, как мы увидим в дальнейшем, все еще нередки и его употребления в первом, более узком смысле). Однако в этой связи возникает целый ряд вопросов. Каковы критерии международных отношений? Что общего и чем отличаются друг от друга международные отношения и международная политика? Существуют ли различия между внутренней и международной политикой государства?

Прежде чем остановиться на этих вопросах более подробно, необходимо сделать два замечания.

Во-первых, было бы неверно абсолютизировать значение определения предмета науки. В этом отношении можно сослаться на то, что и столь древние отрасли знания, какими являются, например, математика или география, и более «молодые», как социология или политология, до сих пор вряд ли можно дефинировать окончательно и однозначно удовлетворительным образом. Это тем более верно, что предмет любой науки претерпевает изменения: меняется как сам ее объект, так и наши знания о нем. Вместе с тем, указанное обстоятельство не отменяет необходимости обозначить круг тех проблем, которые составляют предметную область данной научной дисциплины. Такая потребность особенно актуальна, когда речь идет о молодой научной дисциплине, появляющейся в процессе дифференциации научного знания и сохраняющей в ходе своего становления тесные связи с родственными ей дисциплинами.

Во-вторых, отечественная наука о международных отношениях по известным причинам достаточно длительное время пренебрегала мировыми достижениями в данной области. Такие достижения рассматривались чаще всего как неудачные (или в лучшем случае, как представляющие лишь частный интерес в некоторых своих положениях) попытки на фоне «единственно научной и единственно правильной» марксистско-ленинской теории международных отношений. В самой же марксистско-ленинской теории международных отношений особое значение придавалось двум, рассматриваемым как «незыблемые», краеугольным положениям: а) рассмотрению международных отношений как «вторичных» и «третичных» – т. е. как продолжающих и отражающих внутриобщественные отношения и экономический базис общества; б) утверждению о том, что суть международных отношений, их «ядро» составляют классовые отношения (классовое противоборство), к которым в конечном итоге и сводится все их многообразие. Изменившаяся обстановка в полной мере показала ограниченность подобного подхода и выявила настоятельную потребность интеграции отечественных исследований в области международных отношений в мировую науку, использования ее достижений и осмысления меняющихся реалий международной жизни на рубеже третьего тысячелетия.

источник

Лекция 1. Объект и предмет международно-политической науки

  1. Международные отношения: становление и развитие. Системы международных отношений.
  2. ТМО как учебная дисциплина, История её становления и современное состояние.
  3. Предмет изучения ТМО. Особенности её объекта.
  4. Роль теории в изучении международных отношений.

Международные отношения издавна занимали существенное место в жизни любого государства, общества.

Следует иметь в виду, что международные отношения не являются раз и навсегда застывшими, а постоянно меняются, эволюционируют. Сегодня они не такие, какими были 200 и тем более 2 тыс. лет назад, а через 100 лет будут совсем иными, чем в наши дни. На динамику международных отношений оказывает существенное влияние внешняя среда — внесоциальная и социальная. Под внесоциальной средой международных отношений принято понимать то, что существовало до появления человека и человеческого общества. Это природа в её первоначальном, не затронутом внешним воздействием, виде. Природа, представляющая объект изучения геологии, географии, метеорологии, экологии и т.д.

По сравнению с темпами развития общества изменения природной среды происходят крайне медленно. Очертания материков и континентов, морей и океанов, расположение рек и горных хребтов остались такими же, как 2 – 3 тыс. лет назад. Но сегодня сама внесоциальная среда испытывает воздействие технического и технологического прогресса и, в свою очередь, меняясь, оказывает влияние на международные отношения. Понятно, что, например, исчерпание того или иного природного ресурса не может не отразиться на экономике и на повседневной жизни людей, а тем самым — и на отношениях между странами.

Воздействие социальной среды на международные отношения гораздо глубже и динамичнее. Социальной средой называется всё, что появилось вместе с человеком, и то, что определяет жизнь общества. Это экономика, политика, техника, технология, идеология, культура, религия. Приведу конкретный пример воздействия внешней среды на международные отношения. В XX веке многие международные проблемы возможно было решать путем переговоров с использованием технических средств без личных контактов между политическими лидерами разных стран (Хрущев – Кеннеди. Карибский кризис). А вот Александр Македонский не мог сделать то же самое, позвонив персидскому царю Дарию по телефону потому, что таковой не существовал. Отмечу, что в последнее столетие особое влияние на эволюцию международных отношений оказало развитие транспортных и информационных технологий.

Современные международные отношения имеют богатую предысторию. Как вы знаете из истории, в течение многих веков люди селились вместе, создавая деревни, города, образовывая страны. Поселения взаимодействовали между собой — торговали и воевали, заключали договоры и даже имели различного рода представительства. Всё это было прообразом современных международных отношений.

В исторической литературе множество рассказов о том, как осуществлялось взаимодействие между народами. Одной из первых классических работ, в которой рассматривался конфликт между народами, была работа древнегреческого историка Фукидида получившая название «Мелосский диалог». В ней Фукидид описал Пелопонесскую войну (431 – 404 гг. до н.э.), которая велась между союзами греческих полисов – Делосским, возглавляемым Афинами, и Пелопонесским во главе со Спартой. События, описанные в этой работе служат примером использования силы в качестве главного аргумента при решении международных проблем.

Греческие города-полисы имели относительно небольшое население, и власть их ограничивалась стенами городов. Одни из них были сильными и подчиняли своему влиянию другие, а слабые нередко просили о военной защите. Взаимодействие между городами-полисами осуществлялось, в том числе через обмен представителями, которые ставили определенные условия, занимались решением спорных вопросов, заключали торговые и мирные соглашения.

С возникновением государств стали складываться новые типы отношений: между государственно неорганизованными племенами и древнейшими государствами, а также между древнейшими государствами. Примеров отношений первого типа в истории немало, достаточно вспомнить многовековую борьбу Западной Римской империи с германскими племенами или Византийской империи со славянскими.

Межгосударственные же отношения встречаются в древности гораздо реже, поскольку государства формировались не одновременно и не во всех регионах мира. Постепенно, по мере распространения государственных форм организации межгосударственный тип отношений между территориально обособленными социумами стал доминирующим, а затем и единственным.

Практически все межгосударственные отношения Средневековья выглядели как межличностные отношения между монархами. Воевали между собой не народы, а короли, цари, князья и императоры. Вступали в соглашения, принимали на себя обязательства не государства, а те, кто себя с ними отождествляли.

С эпохи Ренессанса и Реформации, примерно с XV — XVI вв., Европа стала доминирующим регионом в мире. В раздробленной Европе к середине XVII в. усилили свой контроль над отдельными территориями князья, которые добились независимости от Папы Римского и власти императора. В Европе велись бесконечные междоусобные войны. Наиболее масштабной оказалась Тридцатилетняя война (1618 — 1648). В ней участвовали по разным причинам — религиозным, династическим, территориальным значительная часть европейских государств. После её окончания, в 1648 г., был заключён Вестфальский мир. Это стало важнейшей вехой в историческом развитии. Она ознаменовала собой формирование новой политической системы. В её основу была положена идея национального государства. Эта возникшая в Европе модель политического устройства распространилась потом на другие континенты, став действительно мировой. Она получила дальнейшее развитие и сохранилась до наших дней.

В качестве одного из ключевых Вестфальский мир признал принцип национального (государственного) суверенитета. Он предполагал, что каждое государство обладает всей полнотой власти на своей территории, определяет внутреннюю и внешнюю политику, определяет экономическую, социальную и культурную стратегию. В результате Тридцатилетней войны и Вестфальского мира в Европе сложилось определенное равновесие, илибаланс сил между крупнейшими государствами того времени, при котором ни одно из них не располагало решающим перевесом над другими. (Термин баланс сил появляется в начале XVIII в. и получает широкое распространение в политической лексике второй половины XX в.). Поэтому баланс сил стал играть стабилизирующую роль в международных отношениях. Суверенные национальные государства взаимодействовали между собой, образуя систему международных отношений, которая охватывала различные сферы: политическую, военную, экономическую, правовую, социальную, культурную и т.д. Взаимодействие государств на международной арене отчасти упорядочивалось через их союзы, которые по ряду параметров согласовывали свои внешнеполитические действия.

Таким образом, Вестфальский мир положил начало новой системе отношений, которая в последствии получила название Вестфальской, или государственно-центристской, модели (системы) мира.

В 1815 г., после окончания наполеоновских войн, Венский конгресс подвел им итог и восстановил нарушенный принцип национального суверенитета. В рамках Вестфальской системы мира стала складываться система международных отношений, получившая название Венская системамеждународных отношений. Венский порядок основывался не только на поддержании баланса сил в Европе, но и на так называемом «европейскомконцерте». Это было новое явление в истории международных отношений. Так называли политику могущественных европейских монархий (в т.ч. и России), направленную на мирное разрешение противоречий между собой, на коллективное разрешение всех спорных проблем. «Венский концерт» предполагал возможность коллективного вмешательства наиболее могущественных европейских монархий в дела тех государств, которым угрожают революции; проведения дипломатических консультаций по территориальным и прочим проблемам.

В начале XX столетия на мировую арену вышли новые государства. Это, прежде всего, США (они стали мировым экономическим лидером), а также Япония, Германия, Италия. С этого момента Европа перестала быть единственным континентом, где формировались основные мировые государства — лидеры.

Двумя мировыми войнами ознаменовалось XX столетие. Первая (1914 — 1918) закончилась поражением Германии и её союзников. По результатам первой мировой войны сложилась Версальско-Вашингтонская, илимежвоенная система МО. (Версальский мирный договор (июнь 1919 г.) зафиксировал новые границы Германии и передел Европы. Вашингтонская мирная конференция (1921-1922 гг.) зафиксировала новую расстановку сил в Тихоокеанском регионе). Как и «Европейский концерт», она находилась в рамках Вестфальской модели мира и стала первой системой международных отношений, вышедшей за пределы одного континента и охватившей мир в целом.

Окончание Второй мировой войны дало начало новой системе международных отношений — Ялтинско-Потсдамской, или послевоенной, которая как и предыдущие, являлась частью Вестфальской системы мира. Её основу заложили договорённости стран-победительниц во Второй мировой войне, оформленные на Ялтинской и Потсдамской конференциях. Основной чертой этой системы международных отношений стала биполярность мира по линии противостояния Восток (блок социалистических государств) — Запад (капиталистический мир). Гонка вооружений, её ограничение, проблемы военной безопасности были центральными вопросами международных отношений. В целом же жесткое соперничество двух блоков, которое не раз грозило вылиться в новую мировую войну, получило название холодной войны. Опаснейшим моментом в истории послевоенного периода был Карибский (Кубинский) кризис 1962 г., когда США и СССР всерьёз обсуждали возможность нанесения ядерного удара.

Исследователи признают, что Ялтинско — Потсдамская система МО прекратила существование в 1991 г. с распадом СССР и прекращением биполярного противостояния, однако нет единой точки зрения по вопросу, какая система международных отношений складывается на нынешнем этапе.

2. Конец XX и начало XXI вв. ознаменован важнейшими событиями. Это — окончание холодной войны и распад мировой социалистической системы, выход на международную арену бывших советских республик в качестве самостоятельных государств; это — поиски новой Россией своего места в мире, определение её внешнеполитических приоритетов, переформулирование национальных интересов. Все эти и многие другие обстоятельства международной жизни оказывают непосредственное влияние на повседневное существование людей и судьбы россиян, на настоящее и будущее нашей страны, её ближайшее окружение и, в известном смысле, на судьбы человечества в целом.

Из сказанного выше становиться понятно, что в наши дни резко возрастает объективная необходимость в теоретическом осмыслении международных отношений, в анализе происходящих здесь изменений и их последствий. И в этом плане важная роль принадлежит «теории международных отношений», которая является очень старой и, одновременно, очень молодой. Уже в древние времена политическая философия и история ставили вопросы о причинах конфликтов и войн, о средствах и способах достижения порядка и мира между народами, о правилах их взаимодействия и т.п. Но к систематическому изучению наблюдаемых феноменов, призванному объяснить поведение, раскрыть типичное, повторяющееся во взаимодействии международных акторов, ТМО приступила в межвоенный период первой половины XX века.

Как учебная дисциплина теория международных отношений (ТМО) впервые появляется в университетах США и Великобритании после первой мировой войны, когда возникают первые исследовательские центры и университетские кафедры. Тогда же появляются и первые программы соответствующих учебных курсов, в которых излагаются и обобщаются результаты нового научного направления. Новый импульс в своём развитии теория международных отношений получила после второй мировой войны. Лидирующие позиции США на мировой арене, убежденность политической элиты в ответственности Америки за судьбы международного порядка вызвали у неё потребность осмыслить глубинные корни разрушительных международных конфликтов. Цель: не допустить их в будущем, найти пути мирного разрешения спорных вопросов в отношениях между государствами, повысить роль межправительственных организаций в достижении коллективной безопасности и, конечно, надежно защитить свои национальные интересы в условиях быстро меняющегося международного окружения. Стали выделяться крупные средства на изучение международных проблем. Это в сочетании с гибкой университетской системой превратили США в крупнейший научный центр по исследованию мировой политики и международных отношений. Благодаря работам таких учёных, как Николас Спайкмен, Рейнхольд Нибур и особенно Ганс Моргенау (который в 1948 г. издал свой главный труд «Политические отношения между нациями. Борьба за власть и мир»), в социальных науках прочно утверждается относительно самостоятельное направление, изучающее международные реалии. Сегодня, по различным оценкам, от 80 до 85% всей мировой литературы по международным отношениям издается в США. Вместе с тем в последнее время теория международных отношений достаточно интенсивно развивается и в Европе, в частности в Англии, где эта дисциплина имеет прочные традиции, во Франции и др. странах.

В нашей стране судьба теории международных отношений, как и социальных наук, в целом, была достаточно сложной. С одной стороны, государство испытывает потребность опираться на научные подходы при планировании международно-политических акций, при принятии соответствующих решений. Поэтому власть была вынуждена создать и терпеть в рамках Академии наук специализированные исследовательские центры — такие, как, например, Институт мировой экономики и международных отношений или Институт экономики мировой системы социализма. С другой стороны, бдительный контроль за «идеологической чистотой» научного поиска, стремление оградить граждан от «опасности проникновения буржуазного влияния», зачастую фактически сводили этот поиск на нет. Результаты научных исследований находили свой выход, во-первых, в «аналитических записках в инстанции», а во-вторых, в закрытых публикациях в системе закрытых институтов, которые существовали при ЦК КПСС, КГБ и т.п. Что касается теории международных отношений как учебной дисциплины, то ей не было места в рамках марксистско-ленинских общественных наук (исключения составляли полузакрытые «ведомственные» вузы типа МГИМО).

Положение начинает меняться только с 1990-х гг. Коренные социально-политические изменения в стране породили настоятельный «социальный заказ» на разработку научной базы в решении таких задач, как эффективная политическая социализация общества, повышение уровня политической культуры и политического участия граждан. Появляются как переводные, так и отечественные труды по проблемам политической науки, переориентируются многие из ранее существовавших политических изданий по общественным наукам, возникают новые научные и публицистические журналы политологического профиля. Вводится курс политологии в программы высших учебных заведений, появляются признаки зарождения отечественной политологической школы.

Что же касается международных отношений, то здесь сложилось несколько иное положение. В настоящее время в стране существует множество центров международно-политических исследований. Однако их усилия в большинстве своем разобщены, направлены на выполнение сиюминутных прогнозов. И часто далеки от разработки фундаментальных проблем международных отношений. Анализа и теоретического обобщения результатов подобных исследований не происходит. И тем не менее ситуация в этой области постепенно изменяется. В российских вузах ширится подготовка специалистов в области политологии, социологии, международных отношений, регионоведения. Учебные планы этих специальностей предусматривают изучение вопросов теории и практики современных международных отношений. Подобные учебные курсы стали изучаться также на исторических и других гуманитарных факультетах вузов. Существенным препятствием в подготовке такого рода специалистов было недостаточное число учебных пособий по проблемам международных отношений. В последнее время ситуация изменилась в лучшую сторону. Основные учебные пособия я вам назвала во время вводного семинара. И все- таки работ, которые одновременно охватывали бы разнообразные аспекты теории международных отношений, практические проблемы международной политики, внешнеполитической деятельности России и её отношений с различными странами и регионами современного мира недостаточно.

Читайте также:  Медкнижка какие анализы сдавать 2017

3. Итак, международные отношения развиваются, хотя очень медленно и непоследовательно. Сложность и противоречивость такого развития, его далеко неявный характер порождают множество дискуссий, которые составляют важную часть теории международных отношений. Без знания основных аргументов этих дискуссий трудно понять эволюцию ТМО и соответственно — составить общее представление о её объекте и тех изменениях, которые она претерпевает в ходе исторического развития человечества.

Объектом изучения теории международных отношений (ТМО) является сложная социально-политическая реальность. Она включает в себя:

— материальные факторы: экономические, военные, геополитические, демографические, технологические и т.п.

и нематериальные: идеологические, юридические, информационные, этнические и др.;

— дипломатические, стратегические, научные и другие события; нравственные, правовые, социальные, культурные и иные нормы.

— информационные, финансовые, коммуникационные, миграционные потоки;

— такие процессы как принятие решений, сотрудничество, переговоры или конфликты;

— результаты или последствия факторов, событий, потоков и процессов. Это: стабильность или нестабильность отношений между действующими лицами (государственными или негосударственными акторами международной жизни), глобализация и/или фрагментация мирового развития. Факторы, события, нормы, потоки и процессы международной жизни не отделены друг от друга непроходимой стеной. Внутриобщественные и мировые процессы тесно переплетены между собой.

Основу международных отношений составляют политические отношения взаимодействия (имеющие по преимуществу, конфликтогенный характер) и взаимозависимости («обязывающие» участников к сотрудничеству). Главным критерием международных отношений — до тех тор пока существует такой политический институт, как государство, — остается межгосударственная граница. Факторы, события, нормы внутренней жизни того или иного общества, чтобы стать международными, должны пересечь государственные границы.

Современным международным отношениям присущи следующие особенности:

элементы архаичности, так как здесь отсутствует верховная инстанция, власть которой была бы общепризнанной, а решения носили бы, безусловно, обязательный характер, подкрепленный соответствующими принудительными механизмами. Поэтому международные отношения во многом остаются сферой риска, где каждый участник принимает решения, основываясь на собственных предпочтениях и имеющихся в его распоряжении ресурсах;

— влияние на поведение международных акторов возрастающей институционализации международных отношений, а также норм и правил, которые были выработаны на протяжении веков, и которые диктуются самим состоянием международных отношений, их структурой и конфигурацией;

противоречивость характеристик: целостность и фрагментарность, историческая преемственность и разрывы, т.е. возникновение качественно новых феноменов; сотрудничество и конфликты, которые могут переходить друг в друга; интеграция и самоидентификация социальных общностей;

— влияние глобализации мирового развития, экономические культурные, финансовые, стратегические и экологические последствия которой способствуют как сближению, так и разделению интересов различных стран и народов, влекут за собой как размывание национального суверенитета и территориального принципа политической организации, так и стремление к их укреплению;

— участие наряду с традиционными международными акторами — государствами и межправительственными организациями — новых действующих лиц: тысяч неправительственных организаций, транснациональных корпораций, фирм, банков и предприятий, крупных медиагрупп, множества профессиональных объединений, террористических группировок, преступных синдикатов, перебежчиков тех или иных спецслужб, финансовых спекулянтов и т.д.;

уменьшение роли государства как гаранта индивидуальной и социальной безопасности граждан. В ряде аспектов государство препятствует экономическому развитию социальных общностей, расцвету прав и свобод личности, становиться помехой в формировании единого мирового сообщества, которое развивалось бы в интересах всех народов и каждого человека, населяющего нашу планету. Однако антигосударственные тенденции и процессы, противопоставление индивидуальных интересов и индивидуальной безопасности государственным интересам и безопасности не приводят к желаемым результатам для всех членов общества. «Меньше государства», а тем более слабое государство не влечет за собой автоматического увеличения прав, свобод и безопасности граждан.

Международные отношения — это процесс и результат деятельности людей, наделенных сознанием, волей, индивидуальными физическими и психологическими особенностями, личными достоинствами и слабостями, подверженных настроениям, влиянию самых разных обстоятельств.

Вывод: международные отношения отличаются чрезвычайной сложностью, Познание, понимание и объяснение международной жизни не поддается упрощениям.

Итак, международные отношенияэто многообразные факторы, события, процессы, нормы и потоки, пересекающие национально-государственныеграницы. Однако сами по себе они мало говорят о том, что происходит в мире, каковы тенденции его развития. Именно теория придает этим разрозненным феноменам взаимосвязь, наполняет их содержанием. Проще говоря, ТМО изучает а) взаимодействие между различными акторами, участвующими в международной политике, б) индивидуальное и групповое поведение этих акторов в международных процессах (например, НАТО, ЕЭС).

Роль теории состоит в «просеивании», отборе и систематизации (упорядочении) эмпирического материала.

Во-2, теория вырабатывает систему наиболее общих понятий и категорий, используя которые, можно анализировать поведение международных акторов. Содержание определений и категорий должно все время находиться в поле зрения того, кто изучает международные отношения. Почему? Во-1-х, это содержание периодически требует уточнения и конкретизации, т.к. международная жизнь непрерывно изменяется и развивается; во-2-х, набор понятий, или, иначе говоря, методологический инструментарий, определяется целями и задачами самого изучения (например, выяснение причин международного события или совокупности вызвавших его факторов), а также его конкретным объектом (конфликтная ситуация).

Задача любой науки — выявление причинно-следственных связей, поиск устойчивости, повторяемости, скрытой за хаотическим многообразием внешних связей. Любая наука стремиться сформулировать законы развития своего объекта, на основе которых она сможет предвидеть его будущее. Но в данном случае — это дело исключительно трудное. Сфера международных отношений и сегодня остается во многом сферой непредопределенности, ее закономерности носят чаще всего стохастический характер, каждая тенденция сталкивается с множеством контртенденций.

Как правило, теория призвана выполнять две главные функции:

во-1-х, объяснения особенностей своего объекта, многообразие связей, составляющих его структуру элементов (прежде всего, причинно-следственных связей);

во-2-х, прогнозирования его будущей эволюции. Эта функция в теории международных отношений развита гораздо слабее, чем первая. Так, поведение сторон международного конфликта предсказать значительно труднее, чем, например, последствия засушливого лета для урожая зерновых культур, Стал уже классическим пример, когда теория международных отношений не смогла предсказать крупнейшие события мировой истории конца XX в.: падение Берлинской стены, окончание холодной войны и распад СССР.

Объяснение связано с нахождением особых причин, которые вызвали данное событие или состояние дел. Для того чтобы сделать вывод, что такой-то фактор вызвал такой-то результат, необходимо исследовать множество случаев, которые должны показать, был ли данный фактор действительно причиной данного результата или имело место лишь их случайное совпадение.

А вот понимание предполагает не столько поиск причин события, сколько выяснения его значения. При этом будет исследоваться скорее одно событие или состояние дел, чем набор случаев. Таким образом, понимание и объяснение являются взаимодополнительными и дают определенные основания для претензий теории на прогнозирование возможной эволюции своего объекта. Прогностическая функция любой теории тесно связана с потребностями социальной практики. В самом деле, наука изучает тот или иной общественный процесс, явление или событие не только для того, чтобы понять и объяснить его особенности, но и для того, чтобы предсказать, в каком направлении пойдет дальнейшее его развитие, дать ответ на вопрос, можно ли такое развитие ускорить или, наоборот, предотвратить исходя из наших интересов. Но здесь следует иметь в ввиду, что в сфере социальной жизни вообще, а международных отношений в особенности, необходимое и закономерное чаще всего скрыты за многообразием спонтанного и случайного. Более того, здесь нередко доминируют случайности не связанные с необходимостью. Поэтому здесь неплодотворны суждения типа «сочетание таких-то факторов (событий, норм и т.д.) неминуемо влечет за собой такие – то результаты».

Отсюда следует, что еще одна функция теории международных отношений состоит в том, чтобы предупреждать аналитиков и экспертов от чрезмерной самоуверенности и скоропалительных оценок, а практиков — от поспешных масштабных действий, основанных на тех или иных аналитических выводах или экспертных рекомендациях.

— упростить сложное международное окружение;

— помочь объяснить реальность

— продемонстрировать и объяснить отношения, которые могут быть индефицированы как норма;

— предсказать возможную эволюцию своего объекта.

Дата добавления: 2014-01-07 ; Просмотров: 9041 ; Нарушение авторских прав? ;

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

источник

Международные отношения — это совокупность политических, экономических, социальных, правовых, дипломатических, военных, гуманитарных, идеологических, культурных и других связей и взаимодействий между основными субъектам мирового сообщества. Понятие «мировое сообщество»’ отражает результат исторического развития человечества, заключающийся, во-первых, в формировании норм сосуществования разных акторов на мировой арене и, во-вторых, в попытках выработки процедур защиты общечеловеческих интересов в современном мире. Речь идет о поисках путей совместного решения проблем терроризма, исчерпания ресурсов на планете, распространения ядерного оружия, болезней, экологической безопасности и др.

Субъектами (акторами) международных отношений выступают государства, межгосударственные объединения и союзы, всемирные и региональные правительственные и неправительственные организации, этносы и цивилизации 1 [1] [2] . Важнейшими среди них последние три с половиной столетия являются государства и группы (союзы) государств. Это связано с утверждением принципа национального суверенитета как одного из главных регуляторов международных отношений [3] . В соответствии с принципом национального суверенитета государство является единственным политическим институтом, который обладает полнотой власти на своей территории и осуществляет внешнюю политику.

Внешняя политика — это деятельность того или иного государства, регулирующая его отношения с другими акторами на международной арене с целью реализации национальных интересов и участия в решении общемировых проблем. Национальные интересы в сфере международных отношений состоят в том, чтобы обеспечить благоприятные внешнеполитические условия для решения внутренних задач безопасности и развития страны.

Деятельность государств по защите и реализации национальных интересов на международной арене опирается на различные ресурсы: политические, экономические, демографические, географические, военные, научно-технические, информационно-пропагандистские и др. Важным для обеспечения безопасности является военно-оборонный потенциал, который во многом определяет уверенное поведение страны на международной арене. К другим, не менее важным ресурсам, обеспечивающим развитие общества и определяющим статус страны на международной арене, относятся: научно-технический и технологический уровень; темпы, качество развития и структура национальной экономики; финансовая мощь; размеры и особенности территории, природные и людские ресурсы; уровень социальной и этнической солидарности, уровень культурной идентичности; уровень управленческой эффективности политической элиты. В состоянии и взаимодействии этих ресурсов проявляется связь внутренней и внешней политики. В зависимости от международной обстановки и от силы различных участников мировой политики ее субъекты используют различные средства. К ним относятся сила, убеждение, переговоры и др.

Главной особенностью международных отношений является отсутствие в мировом сообществе единого центра власти и управления. Система правил поведения на международной арене складывается как в результате стихийного взаимодействия, так и сознательно вырабатываемых субъектами мирового сообщества норм, регулирующих их поведение (международное право).

Что же лежит в основе взаимодействия государств как главных акторов мирового сообщества? В теории международных отношений нет единого ответа на этот вопрос. Исторически сложились три основные теоретические школы, которые имеют разные точки зрения.

Реалистическая школа исходит из того, что объективной основой межгосударственных отношений выступают «национальный интерес» и реальная сила (совокупная мощь) государства, посредством которой выражается и защищается национальный интерес. Как отмечал классик реалистической школы, американский исследователь Г. Морген- тау (1904—1982), «политический реализм — это концепция интереса, определяемого в терминах силы (влияния)», а международная политика, как и любая политика, — это «борьба за влияние»’. В этой связи реалисты считают, что сильные государства делают то, что они могут, а слабые — то, что им позволяют делать сильные. Поскольку мощь государств неодинакова, постольку важным средством сохранения мира, как считают реалисты, выступает принцип баланса сил, который реализуется как стремление различных государств к союзам с целью ограничения совместными силами притязаний того или иного государства, угрожающего их интересам. В целом реалистическая школа является продолжением традиции Т. Гоббса, рассматривая международные отношения как естественное состояние «войны всех против всех», где каждое государство стремится к своей выгоде.

Либеральная школа исходит из идей общественной природы человека, общности моральных устремлений человечества и возможности на этой основе улаживания конфликтов в мировом сообществе на принципах взаимовыгодного сотрудничества и обмена. Это направление продолжает традиции Дж. Локка, И. Канта и других либеральных мыслителей Нового времени применительно к анализу современных международных отношений. Либеральная школа связывает большие надежды в урегулировании международных конфликтов с деятельностью межправительственных и неправительственных организаций, разработкой и усилением роли международного права, формированием системы коллективной безопасности. Современные либералы, например американские политологи Дж. Най и Р. Кохен, дополняют основные принципы своей школы концепцией транснациональных отношений, согласно которой необходимо учитывать многообразие и возросшую роль негосударственных акторов в мировой политике. Эти же исследователи развивают идею «комплексной взаи- [4]

мозависимости» государств в современном мире. Кратковременный всплеск либеральных взглядов на развитие международных отношений произошел в конце 1980-х — начале 1990-х гг. в связи с распадом мировой системы социализма. Так, американский исследователь Ф. Фукуяма в нашумевшей статье «Конец истории?», появившейся в 1989 г., утверждал, что с провалом социализма завершилась идеологическая эволюция человечества и мировое сообщество вступает в эпоху универсализации западной либеральной демократии как окончательной формы правления. Последующее развитие мировых процессов обнаружило недостаточную обоснованность и скоропалительность этих прогнозов.

Марксистская школа в теории международных отношений исходит из классических идей (К. Маркс, Ф. Энгельс) о социальноклассовом неравенстве, которое проявляется и на международной арене. Основными субъектами борьбы здесь выступают мировая буржуазия и международный пролетариат. Мировая буржуазия стремится эксплуатировать трудящихся всех стран. Борьба за дешевую рабочую силу и источники сырья приводит, с одной стороны, к усилению конкуренции и конфликтов между капиталистическими государствами, с другой — создает объективную основу для солидарной борьбы трудящихся различных стран против мировой буржуазии. Классовая борьба и пролетарские революции неизбежно, как полагали классики марксизма, приведут к ликвидации мировой буржуазии и установлению справедливости в международных отношениях. В далекой перспективе марксистская теория пророчила установление торжества коммунизма на Земле и утверждение всемирного братства народов.

Современные неомарксисты, отказавшись от утопических элементов марксизма, в качестве исходной теоретической базы анализа международных отношений восприняли идею социально-экономического неравенства в мире. Так, известный американский исследователь, автор концепции мир-системного анализа И. Валлерстайн выделяет три основных элемента в структуре международных отношений: страны центра, периферийные страны и находящиеся между ними страны по- лупериферии. В результате неравномерного развития капитализма страны центра развиваются за счет стран периферии и полуперифе- рии. Отношения эксплуатации со стороны стран центра приводят к конфликтам на международной арене.

Очевидно, что неомарксистские теоретики пытаются анализировать одно из фундаментальных противоречий современного мира — противоречие между зоной бедности (Юг) и зоной богатства (Север).

источник

Стенограмма мастер-класса директора Центра комплексных европейских и международных исследований ФМЭиМП ГУ-ВШЭ

Уважаемые гости,

Тема моего сегодняшнего выступления сформулирована как «Изучение международных отношений: необходимые знания и критический подход». Я, однако, не собираюсь читать вам лекцию по методологии международных исследований. В магистратуре нашего факультета это могут сделать за меня гораздо более квалифицированные преподаватели.

В своем выступлении я уделю основные силы скорее синтезу того, как я вижу наиболее эффективное изучение этого сложного предмета сейчас, и какие возможности для этого представляет магистратура факультета мировой экономики и мировой политики.

Пожалуйста, учитывайте также и то, что я не представляю вам официальную позицию ни высшей школы экономики, ни даже всего факультета мировой экономики и мировой политики. Даже в рамках одного факультета или одной магистерской программы, на которую часть из вас решит поступать и поступит, взгляды преподавателей могут существенно различаться.

Один весьма неглупый человек, рецензируя книгу видного американского политика, отметил, что представленная автором работа «убеждает: историю творят не абстрактные «силы» и «объективные процессы», а живые люди».

Это утверждение представляется мне глубоко неверным. Оно демонстрирует, скорее, эмоциональную усталость автора, прожившего большую часть своей жизни в условиях коммунистического единомыслия и доминирования одного, единственно верного знания. Драматическим для российской науки последствием этого прессинга стала аллергия к открытому использованию теоретических инструментов – абстрактному началу решения практических проблем.

В действительности историю – государства или компании – творят люди. Однако действия этих людей определяются их знаниями и умениями, полученными в рамках образования. Качественные знания, в сочетании с умением их применить означают, в большинстве случаев, правильные решения. Либо, как можно не раз убедиться при анализе места и роли ЕС на международной арене, способность выжать максимум, находясь в заведомо невыигрышной ситуации.

Недостаточные знания и умения оставляют человека на милость природы и международной конъюнктуры. И тогда государственная либо корпоративная политика оказывается успешной только в том случае, когда возможности конкурентов ограничены обстоятельствами непреодолимой пока, но только пока, силы.

В своем кратком выступлении я попытаюсь, скорее, обрисовать перед вами те стороны изучения международных отношений, внимание к которым сможет, по моему глубокому убеждению, облегчить вашу учебную и научную работу в магистратуре. А недостаточное внимание – затруднить и поставить в максимально неудобное положение по отношению к пристрастным критикам ваших идей.

Но не только. Недостаточное внимание к основам изучения международных отношений будет постоянно создавать трудности в ведении самостоятельной исследовательской работы. На опыте магистрантов, уже завершающих первый год обучения по программе «Европейские исследования» я могу сказать с весьма высокой долей уверенности – те из них, кто не смог начать с азов испытывали трудности даже в структурировании своих собственных мыслей. Не говоря уже о способности навязывать эти мысли коллегам. Поэтому это важно.

Я хотел бы разделить свое выступление на три части. Во-первых, я хотел бы остановиться на двух главных составляющих квалифицированного анализа и прогноза международных отношений. Они отражены в названии моего выступления: знания и критическое мышление.

Во-вторых, я хотел бы сказать несколько слов о том, как я вижу основные цели обучения в магистратуре международные отношения и европейские исследования на нашем замечательном факультете.

Читайте также:  Географический язык какие анализы сдать

В-третьих, я хотел бы напомнить вам о том, что, на мой взгляд, не должно быть целью изучения международных отношений. И к развитию чего вы не должны будете стремиться при обучении в магистратуре.

Фундаментом любой творческой деятельности являются знания. Вы можете возразить мне и сказать, что в XXIвеке картина, написанная кистью вставленной между пальцами левой ноги, может получить известность и быть выгодно проданной. Хотя стандарты и знания, которые получают в художественных училищах, требуют держать кисть в руке.

Однако вы не назовете мне ни одного имени художника, писавшего картины таким образом и оставшегося в памяти поколений. Все великие – Рафаэль, Рембрандт, Гойя, Пикассо или Магритт – писали свои полотна, держа кисть в руке. Равно как нельзя назвать и примера успешной политики государства или компании, осуществлявшейся без обладания ее представителями определенным набором знаний. Можно скорее привести обратные примеры, когда политика без знаний, без научной базы, политика ситуативных решений привела к феноменальным событиям в мировой истории – добровольному самоуничтожению целых сверхдержав.

Основой любого знания в международных отношениях является их теория – совокупность общих и разделяемых большими группами внутри аналитического сообщества представлений об основных принципах и законах развития международных отношений. Абстрактный анализ, как подтверждает практика, легко проецируется на самый «низкий» уровень разбора практических проблем. Поэтому теория в международных отношениях, является чисто прикладной дисциплиной.

Отсутствие навыка и умения к абстрактному анализу разрушает целостное видение мира и оставляет аналитика беззащитным перед массой фактов, с которыми он сталкивается. Поэтому важнейшим на первом году обучения курсом, который является обязательным для всех, является курс «История и методология исследований международных отношений и мировой политики» (84 ч.). Его читает на нашем факультете один из виднейших российских специалистов, профессор, доктор наук Марина Михайловна Лебедева.

Основной объем знаний вы сможете получить в рамках обязательных учебных курсов, включенных в программу каждого из двух направлений. Обращаю внимание на то, что все они тщательнейшим образом подобраны и взвешены. Российские образовательные стандарты не позволяют нам вывести аудиторную нагрузку на магистрантов на уровень хотя бы приблизительно соответствующий нагрузке ваших коллег в Европе или США. Поэтому мы уделяли особое внимание тому, чтобы в тех курсах, которые являются в магистратуре обязательными, студенты могли гарантированно получить объем знаний необходимый для квалифицированного подхода к объекту и предмету исследований.

В направлении «Европейские исследования» объектом является Европейский союз и ему посвящены такие предметы, как «Институты и учреждения ЕС» (60 ч.), «История и теория европейской интеграции» (56 ч.), «Европейское право» (84 ч.). Предметом в рамках данной специализации являются отдельные виды деятельности ЕС или внешние связи, чему посвящены курсы «Общие направления деятельности (политики) Европейского союза» (112 ч.) и курсы более узкой специализации, читаемые на втором году обучения.

В направлении «Международные отношения» объект это система международных отношений в целом. Познанию этого объекта посвящены базовые курсы «Мировая политическая экономия» (112 ч.) и «Глобализация и проблемы глобального управления» (56 ч.). Предмет – отдельные виды взаимосвязей между участниками международной системы, будь то экономические отношения или отношения в сфере безопасности, понять которые на первом году обучения помогают курсы «Международное публичное право» (88 ч.) и «Методология анализа внешней политики» (56 ч.).

Такая сбалансированность курсов не означает, однако, отсутствия необходимости самостоятельной работы. Базу для такой работы формируют так называемые ридеры – коллекции наиболее важных и интересных работ по каждой теме, читать которые обязательно, что является гарантией успешной сдачи экзаменационных испытаний.

Вторым важнейшим элементом изучения международных отношений сейчас является, по моему глубокому убеждению, критический подход. Суть этого процесса, который можно назвать критическим стилем мышления, в постоянном поиске и постановке самых важных вопросов и поиске самых убойных аргументов в пользу ваших собственных ответов на эти вопросы.

Однако, что может стать основой для квалифицированного критического подхода? Не для простой критики «по существу вопроса», а креативного переосмысления, дающего возможность двигаться дальше. Основная работа здесь будет вестись в нашей магистратуре в рамках Научно-исследовательских семинаров «Анализ и прогноз деятельности Европейского союза» и «Политико-экономический анализ международных отношений».

Помимо способности к абстрактному видению практических проблем, особенно важно умение ставить центральные вопросы. Это невозможно без способности определить центральные сюжеты или составляющие каждой конкретной исследуемой темы. Необходимо четкое и ясное понимание того, что является главным объектом изучения. И детализированное знание всех аспектов жизнедеятельности этого объекта, будь то Европейский союз с его институтами, учреждениями и разнонаправленными интересами стран-членов, или система международных отношений с ее государствами, союзами, международными институтами и негосударственными игроками.

Однако не менее важной для постановки правильных и полезных вопросов является способность к комплексному видению проблемы. Поэтому для нас, в изучении международных отношений, особую ценность представляет целостность мира и целостность отношений между странами, целостность каждой отельной проблемы.

Эта целостность в современном изучении международных отношений понимается не как механическое применение единого подхода к анализу и практике действий. Это было бы в корне неправильно. Каждый отдельный эпизод внешнеполитических или внешнеэкономических связей заслуживает отдельного и весьма гибкого рассмотрения.

Целостность в нашем случае понимается скорее как противоположность проектного подхода. Приведу пример: у любого европейского бюрократа – занимается ли он вопросами стандартизации спичек, гражданской авиацией или внешнеполитическими связями – существует понимание политического контекста, в рамках которого живет его «досье». Пример подготовки в колледже Брюгге – наиболее престижной школе европейской администрации показывает: выработке у еврочиновников и евролоббистов способности к политическому анализу проблемы, например, квот на бананы, уделяется не меньшее внимание, чем способности спрогнозировать спрос на эти фрукты до 2025 года.

Так и в рамках нашей магистратуры понимание внешней политики ЕС не может быть сформировано без понимания истории или законов развития юридической базы европейской интеграции. А адекватный анализ глобальной стратегии США невозможен без знания современного международного контекста – проблем глобализации и глобального управления.

Поэтому наиболее распространенной формой лукавства является утверждение, что европейский бюрократ – это, якобы, совершенно технократическое существо, разговор с которым возможен только на языке сухих цифр, совершенно не озабоченное общеполитическим аспектом проблемы. Да, факты и цифры знать необходимо. Однако еще более важно понимать потенциал политизации того или иного технического вопроса, видеть его в рамках целостной картинки мира и отношений России (вашей компании) с тем или иным партнером.

Здесь Россия испытывает пока очевидные трудности. У большинства представителей российских ведомств, вовлеченных в контакты с административной машиной Евросоюза, господствует так называемое проектное мышление – ориентация на решение той или иной конкретной проблемы. Достижение цели практически любой ценой. Без оглядки на политическое значение и последствия, которые могут иметь, казалось бы, техническая уступка или, наоборот, резкое движение по частному вопросу. Без понимания того, что создание с Евросоюзом, например, интегрированного рынка гражданской авиации не только создаст новые возможности для российских компаний, но и сделает Россию частью долгосрочной стратегии «Открытого неба». А радикальный пересмотр ценовой политики в отношении энергоресурсов, полностью оправданный сам по себе, запустит в Европе политические процессы, исход которых для экономических и политических позиций России непредсказуем.

И только знания являются достаточной гарантией того, что вы сможете ставить правильные вопросы, давать на них максимально адекватные ответы и выстраивать на этой основе верную политику государства, частной компании или организации гражданского общества.

Каковы же могут быть цели изучения, или обучения, по специальности международные отношения? Я вижу три: развитие навыков, расширение интеллектуального горизонта и понимание своих возможностей и путей к их расширению.

Согласно блестящему определению Джона Маршаймера, одного из ведущих мировых специалистов по международным отношениям, критическое мышление есть синоним дисциплинированного мышления. Я бы добавил к этому скромность, но, ни в коем случае не робость мышления. Для того, чтобы быть адекватным ожиданиям ваших преподавателей и будущих работодателей необходимо совершенствовать в себе, в первую очередь, навыки – способность к практическому использованию полученных знаний.

Наиболее надежным средством для этого является, на первых порах, искусственное самоограничение, отказ от попыток выйти за пределы дисциплины или, что еще хуже, предложить собственное, неординарное объяснение или подход. Я не призываю никого к серости мышления. Я считаю, и практика это подтверждает, что попытки найти что-нибудь необычное или принципиально новое на этапе обучения ведет, в абсолютном большинстве случаев, к аналитическому промаху мимо цели. Фактически мгновенному отклонению от основного объекта и предмета наших занятий. А соответственно и потере вашей исследовательской работой всякого практического смысла.

Связано это с тем, что преподаваемые в нашей магистратуре знания и навыки создавались и совершенствовались десятилетиями, а в ряде случаев и веками, именно с целью решения тех проблем, которые может представлять для вашей страны или компании тот или иной партнер (например, Европейский союз), либо явление международной жизни.

Второй целью при изучении международных отношений на нашем факультете является расширение интеллектуального горизонта. С формальной точки зрения вам предоставляется возможность выбора курсов из всего списка дисциплин, преподаваемых в магистратурах ГУ ВШЭ.

С фактической точки зрения вы окажетесь в уникальной интеллектуальной среде, которая сможет напитать вас знаниями по самым разным аспектам, выходящим подчас за пределы вашей специализации – «Европейские исследования» или «Международные отношения». Но и эти знания не должны стать простым интеллектуальным багажом. Каждую из «нефакультетских» дисциплин вы сможете применить в качестве одного из инструментов для все более комплексного, а значит и более качественного, анализа объекта ваших непосредственных занятий и интересов.

Третей целью изучения международных отношений должно быть понимание своих возможностей и путей к их расширению. По мере обучения в магистратуре вы сможете лучше узнать себя, понять свои интересы и, весьма вероятно, сменить основной фокус вашей личной исследовательской жизни.

Учитывая весьма обширный объем знаний, которые вы должны будете усвоить, изменение темы вашей работы и даже узкой специализации в рамках отдельного направления не должно вызывать никаких сомнений. Я лично за 3 года обучения в аспирантуре поменял тему кандидатской диссертации 4 раза и написал в итоге первую в российской науке работу по одной из важнейших проблем международных отношений 1990-х годов.

Более того, как руководитель научно-исследовательского семинара по направлению «Европейские исследования» я буду только приветствовать если вы сможете больше одного раза представить коллегам аргументированное обоснование важности того или иного сюжета.

От метаний же в этом вопросе вас должны будут защитить ваши личные взгляды и предпочтения, основанные на вашей личной системе ценностей и мировоззрении. И этому – личным взглядам и позиции – я бы предпочел никого не учить.

Поэтому в завершение моего выступления, я хотел бы остановиться на тех вопросах, которые не могут и не должны быть неотъемлемой составляющей изучения международных отношений. Речь идет о влиянии на ваше мировоззрение и стремлении утвердить истинность того или иного суждения.

Для каждого из нас мировоззрение, сформированное, практически всегда, в семье, является главной путеводной звездой. Каждый интуитивно верит в то, что мир либо несправедлив изначально и всегда таким останется, либо в то, что его можно изменить на благо каждого человека. И это мировоззрение определяет наш выбор теоретической парадигмы анализа международных отношений в целом, либо европейской интеграции в частности.

Мы, однако, изучая международные отношения, должны всегда думать о том, как контролировать наши личные взгляды. Отделение исследовательской позиции от морально-ценностных суждений и личных взглядов, контроль «фактора идеологического присутствия» является основой аналитической позиции.

Вторая опасность, которая подстерегает исследователя, студента и преподавателя – это искушение определить истину – единственно верный ответ на сложные вопросы.

В особенности это касается, конечно, тех, кто учит, а не тех, кто учится. И поэтому на обучающихся в любой магистратуре, любого высшего учебного заведения возлагается почетная, увлекательная и нелегкая обязанность проявлять бдительность относительно уникальной истинности того или иного суждения.

Безусловно, существует набор аксиом, подчас довольно обширный, который не может быть оспорен даже в рамках каждой дисциплины, преподаваемый в «Международных отношениях и европейских исследованиях». Однако за пределами этого набора, и с использованием полученных знаний и умений, задача при изучении международных отношений состоит в самостоятельном поиске правды. И квалифицированном подборе аргументов для того, чтобы эту условную «правду» отстаивать в споре.

Задача состоит в обучении тому, как думать, а не что думать. И возможно это только на основе сочетания знаний, критического мышления, навыков и умений.

источник

Лекция 1. Теория международных отношений в структуре социально-гуманитарных наук. История и методы изучения международных отношений.

Специфика изучения теории международных отношений.

Чаще всего то, что называют ТМО, не представляет собой некой целостности — для нее присущи непрерывное соперничество и взаимная критика разных исследовательских парадигм, методологических подходов, многообразие тем, выделяемых в качестве основных, разное представление о предмете теории и ее объекте. Приверженцы различных точек зрения либо понимают под ТМО совокупность концептуальных обобщений, понятийного аппарата и методологических подходов, принимаемых определенной частью научного сообщества за основу дальнейшего изучения международных отношений (теория политического реализма, неолиберальная теория и т.д.), либо рассматривают ТМО как определенную систему взглядов, развиваемую в рамках той или иной известной парадигмы (теории национального интереса, естественного состояния, баланса сил, конфигурации-полярности международной системы; неолиберальные теории демократического мира, международных режимов, гегемонистской стабильности и др.). Иначе говоря, ТМО как бы растворяется: вместо теории международных отношений мы сталкиваемся с неким множеством теорий, выстраиваемых к тому же по разным основаниям и призванных отвечать разным критериям. Однако это не означает необходимости отказа от научно-теоретического исследования международных отношений. Их изучение предполагает обязательное применение теории, наблюдений, математических расчетов и других строгих методов. Вместе с тем осмысление международных отношений представляет собой не только строгую науку, но и искусство, а потому предполагает обязательное «включение» таких качеств исследователя, как интуиция и воображение, способность к восприятию парадоксов и нахождению аналогий, даже к использованию иронии.

Таким образом, термин «ТМО», не имея всеобщего распространения, все же сохраняется, но в обновленном значении. Даже те, кто полагает, что имеется мало оснований для утверждений о существовании ее объекта как материальной, физической реальности, считают, что ТМО имеет свой предмет, понимается под ним совокупность проблем, суть которых, при всем многообразии взаимосвязанного мира, не сводится к внутриполитическим процессам, а имеет собственную логику. С этой точки зрения главная задача теории и состоит в том, чтобы выразить эту суть. С учетом сказанного под ТМО следует понимать совокупность имеющегося знания, достигнутого и развиваемого в рамках соперничающих парадигм. Такое понимание предполагает не только критическое, но и внимательное, конструктивное отношение к достигнутым в каждой из них результатам, которые не следует рассматривать как несопоставимые и отрицающие друг друга.

В идентификации объекта ТМО определяющую роль играет государство. Не потому, что оно является особым актором, а потому что вместе с государством появляется понятие «границы» — воображаемой линии, отделяющей «нас» от «них». Граница зримо показывает пределы международных отношений, обусловленные отличиями, которые существуют между внутренними и внешними процессами и вытекают из включенности общества в более широкую социальную среду, регулируемую правилами, отличными от внутренних. Помимо границы есть и более широкие понятия: «рубежи», «форпост», «фронтир», «пределы». Территориальный признак властного пространства — не единственный и даже не главный признак политического, ибо политика не обязательно связана с государством. Однако между безгосударственным обществом и государством отношения иные, чем те, которые существуют внутри каждого из них. Таким образом, объект ТМО — это граница между «мы» и «другие».

Необходимость отличать понимаемую подобным образом ТМО от частных теорий международных отношений выразилась в использовании еще двух терминов, которые в литературе рассматриваются как тождественные по своему содержанию: «международные отношения» и «наука международных отношений». Вместе с тем определяющей чертой международных отношений (о чем более подробно будет сказано ниже) продолжают оставаться отношения авторитета, конфликта и согласования интересов, ценностей и целей или, иначе говоря, политические отношения, что обусловливает применимость к нашей дисциплине термина «международно-политическая наука».

Таким образом, международная или мировая политика является ядром международных отношений.

Мировой политикой называют процессы выработки, принятия и реализации решений, затрагивающих жизнь мирового сообщества.

Как научное направление возникла во второй половине ХХ столетия, главным образом в рамках неолиберальной теоретической традиции.

Её истоки уходят в исследования международных организаций, международных политико-экономических процессов, политологии (в первую очередь сравнительной), теоретических исследований международных отношений.

Занимается проблемами современного состояния, а также тенденциями развития мировой политической системы.

В качестве участников международного взаимодействия рассматривает не только государства (которые признаёт в качестве главных акторов) и межправительственные организации, но и негосударственных акторов (неправительственные организации, ТНК, внутригосударственные регионы и т.п.)

Рассматривает международные проблемы во взаимосвязи друг с другом и в едином общемировом контексте.

Не делает резкого противопоставления между внутренней и внешней политикой.

Критерии международных отношений

Специфика участников. По мнению известного французского социолога Р. Арона, «международные отношения — это отношения между политическими единицами».

Особая природа. Международные отношения имеют анархический характер и отличаются большой неопределённостью. В результате каждый участник МО вынужден предпринимать шаги, исходя из непредсказуемости поведения других участников.

Критерий локализации. По мнению французского исследователя М.Мерля, международные отношения — это «совокупность соглашений и потоков, которые пересекают границы, или же имеют тенденцию к пересечению границ».

Критерий реальности. МО — объективно-субъективная реальность, зависящая от человеческого сознания.

Теория международных отношений относится к числу сравнительно молодых обществоведческих дисциплин, хотя ее истоки восходят к социально-политической мысли далекого и недавнего прошлого. Поскольку предметная область теории международных отношений — это сфера политики, данная наука относится к области политического знания, более того, до недавнего времени она рассматривалась как один из разделов политической науки.

На начальном этапе развития в современной политологии международной проблематике большого внимания не уделялось. В работах М. Вебера, Г. Моски, В. Парето и других классиков политической науки рубежа XIX-XX вв. почти нет рассуждений о международных отношениях того периода. Такое положение можно объяснить условиями, в которых происходило становление политологии.

Читайте также:  Какие анализы сдать при кровотечение

В середине XIX в. в политическом развитии ведущих стран Западной Европы и Северной Америки произошли серьезные сдвиги. Там сформировались политические системы современного типа, включавшие наряду с государством политические партии, разнообразные группы интересов и другие, новые для того времени институты. Одновременно в этих странах утвердилась парламентская демократия. Избирательный процесс приобрел регулярный и систематический характер. Сфера публичной политики радикально изменилась, а у ее субъектов сформировался спрос на такие политические знания, которые невозможно было получить традиционным для философии или юридических наук путем. Необходимо было готовить кадры для обслуживания политического процесса, для работы в государственных и партийных структурах. Для удовлетворения этих потребностей в ряде университетов создали кафедры и институты политических наук.

Однако в отличие от внутренней политики формирование внешней продолжалось прежним путем, резко ограничивавшим число субъектов, причастных к принятию решений. Необходимости в специальном анализе международной политики ни в конце XIX в., ни в начале XX в. не ощущалось.

Первая мировая война изменила ситуацию. Ее ход, итоги и результаты подтолкнули политическое и научное сообщество к необходимости внимательного изучения международных отношений, для того чтобы в будущем не допустить ошибок, следствием которых стала бы подобная катастрофа. Не случайно термин «теория международных отношений» возник сразу же после окончания Первой мировой войны. Этот термин был впервые использован в 1919 г. в Уэлльсском университете (Великобритания), где одну из новых кафедр назвали кафедрой истории и теории международных отношений. Однако, несмотря на появление термина, теория международных отношений как учебная и научная дисциплина в те годы реально не сложилась.

Естественно, военное время было не лучшим периодом для развития наук, тем более, социально-гуманитарного профиля. Но и окончание мировой войны не означало для многих государств Европы наступления стабильности. Едва последствия войны стали преодолеваться, начался мировой экономический кризис. Он явился причиной серьезных политических сдвигов в странах Европы. Если непосредственно после окончания войны в них развернулись процессы демократизации, то затем в ряде европейских стран устанавливаются авторитарные и тоталитарные политические режимы. Во 2-й половине 1930-х гг. к демократическим можно было отнести лишь североевропейские страны, Великобританию, Францию, а в Восточной Европе лишь Чехословакию.

Диктатура несовместима со свободой научного творчества, особенно в области гуманитарных наук, а тем более в политологии. Развитие политической науки в Европе затормозилось, а в некоторых странах и вовсе было остановлено, например, в Германии и Италии. В 1930-е гг. шла массовая миграция ученых разного профиля из европейских стран в США, среди эмигрантов были обществоведы, в том числе политологи. Поэтому в межвоенный период центр мировой политической науки переместился в США, где для развития политологии сохранялись благоприятные условия.

Ведущую роль в американской политической науке межвоенного периода играли ученые Чикагской школы — Ч. Мерриам, Г. Лассуэлл, Г. Госнелл. Важная заслуга представителей Чикагской школы состояла в том, что они на примере конкретных эмпирических исследований обосновали вывод о необходимости использования в политологии междисциплинарного подхода, количественных методов, повышения организационного уровня научной работы. Начало Второй мировой войны и вступление в нее США обусловили повышение роли американской политологии в подготовке и принятии важнейших политических решений как по внутренним, так и по международным проблемам.

По окончании Второй мировой войны созданная в рамках системы ООН специализированная организация по вопросам культуры и образования — ЮНЕСКО провела ряд мероприятий по конституированию политологии в качестве международно-признанной научной дисциплины. С этой целью в 1948 г. в Париже состоялся международный политологический коллоквиум, на котором были определены содержание и структура политической науки. В частности, она должна была включать следующие вопросы: 1) политическую теорию (теорию политики и историю политических идей); 2) теорию политических институтов; 3) раздел, изучающий деятельность партий, групп, общественное мнение; 4) теорию международных отношений (исследование международной политики, международных организаций, международного права. Начиная с 40-х гг. XX в. теория международных отношений развивается в общем русле политической науки. Организационные структуры для преподавательской деятельности и научных исследований в области международной политики формировались в рамках институтов, факультетов или иных подразделений политологического профиля. Хотя истоки теории международных отношений восходят к истории западноевропейской политической мысли, в качестве самостоятельной дисциплины она конституировалась в США, что и предопределило длительное доминирование американской школы в данном научном сообществе. Даже названия основных направлений теории международных отношений (идеализм, реализм, неолиберализм, неореализм) появились на американской почве и отразили американскую специфику. Почти все наиболее авторитетные специалисты в области теории международных отношений: Г. Моргептау, Дж. Розенау, Дж. Модельски, М. Каплан, К. Дойч, К. Уолтц, Р. Гилпин, Р. Кохэн, Дж. Най и многие другие представляют американскую политическую науку. Постепенно теория международных отношений как научная и учебная дисциплина получила распространение в странах Западной Европы и других регионах.

В Советском Союзе общественные науки могли существовать только на идеологической и методологической базе марксизма-ленинизма. Это касалось как их содержания, так и структуры, которая должна была отражать структуру самого марксистского учения, сложившегося еще в XIX в. Поэтому общественные науки, сформировавшиеся в более поздний период, не имели в СССР официального статуса, даже если опирались на марксизм-ленинизм. Правда, с 1960-х гг. положение в советском обществоведении постепенно менялось. Активизация внешней политики Советского Союза как одной из двух сверхдержав биполярного мира требовала интенсивного и, по возможности, объективного изучения зарубежных стран и регионов. С этой целью в системе Академии наук СССР были созданы новые научно-исследовательские центры с международной тематикой: Институт мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО), Институт США и Канады, Институт Латинской Америки, Институт Дальнего Востока, Институт Африки, Институт международного рабочего движения (ныне Институт сравнительной политологии). Вместе с ранее существовавшими: Институтом философии, Институтом истории, Институтом государства и права, Институтом востоковедения они получили несколько большую свободу научных исследований.

Советская общественность получила возможность знакомиться с работами западных ученых, в том числе и политологов. Исследования иностранных авторов стали поступать в крупные научные библиотеки Москвы и Ленинграда.

Некоторая либерализация духовной жизни советского общества продолжалась и в период, впоследствии названный «застоем». Некоторые советские ученые и публицисты пытались придать отечественному обществоведению схожесть с мировыми стандартами. В частности, Ф. Бурлацкий добивался официального признания политической науки, правда отмечая ее «марксистско-ленинский» характер. Группа сотрудников ИМЭМО во главе с академиками Н. И. Иноземцевым и Е. М. Примаковым готовила объемное издание под названием «Теория международных отношений». Удалось создать исследовательские группы в ИМЭМО и других научных учреждениях, которые занимались теоретическим анализом международных отношений под прикрытием задачи «разоблачения буржуазной идеологии» или апологетики «ленинской миролюбивой политики КПСС». В Московском государственном институте международных отношений (МГИМО) читался учебный курс «Основы теории международных отношений».

На рубеже 1980-1990-х гг. положение радикально изменилось. Однако влияние новой ситуации в постсоветской России на развитие теории международных отношений было противоречивым. С одной стороны, исчезли идеологические и политические препятствия для ее развития, с другой — экономические потрясения переходного периода негативно сказались на работе научных и учебных учреждений. Крушение коммунистической идеологии образовало идейный вакуум, который стал заполняться самыми разными теориями и концепциями. В связи с актуальностью проблем внешней политики России, ее роли и места в современном мире особую популярность приобрели различные геополитические концепции. В то же время основные положения теории международных отношений оставались малоизвестными даже в среде политической элиты и политологическом сообществе.

Только к концу 1990-х гг. интерес к теории международных отношений стал возрастать. Появились новые научно-теоретические и учебно-методические работы по данной проблематике. Сегодня во многих университетах России осуществляется обучение по специальностям «Политология», «Социология», «Международные отношения», «Регионоведение», «Связи с общественностью». Учебные планы этих специальностей и направлений включают учебные курсы по теории международных отношений.

Хотя отечественная школа теории международных отношений по мировым меркам является очень молодой, она сталкивается с теми же проблемами, которые стоят перед этой наукой и в странах, где она зародилась. Одна из таких проблем — определение места теории международных отношений в структуре современных наук об обществе. Некоторые российские авторы вслед за западными коллегами выдвигают тезис о том, что произошло размежевание теории международных отношений и политической науки. Более того, высказывается мнение о существовании отдельной науки о международных отношениях. С одной стороны, представления об обособлении области изучения международных отношений от политологии имеют под собой объективную основу институционального характера. Если в 1950-е гг. международная проблематика разрабатывалась внутри общеполитологических структур, то в последние десятилетия появились отдельные подразделения, занимающиеся исследованием международной политики. Сегодня на Западе подготовка политологов и специалистов в области международных отношений и дипломатии часто осуществляется раздельно, в России же так было принято изначально.

С другой стороны, подготовка специалистов в области международных отношений имеет свою специфику, которая заключается в изучении большого количества дисциплин, например иностранных языков. К тому же в современном мире международные отношения отнюдь не сводятся к отношениям политическим, следовательно, специалист в этой сфере — это не всегда политолог. Международные отношения обладают сложной внутренней структурой и исследуются не отдельной наукой, а целым набором научных дисциплин. Теория международных отношений, как было отмечено, рассматривалась в этом ряду как составная часть политической науки. Можно ли говорить о принципиальном изменении такого положения? На наш взгляд, лишь отчасти.

В последние годы в рамках политологии появляются новые разделы, такие как сравнительная политология, этнополитология, экополитология и т. д. Кроме политологии развиваются и другие науки о политике: политическая философия, политическая социология, политическая антропология, политическая психология, политическая история, политическая география. Место теории международных отношений, вероятно, находится между этими относительно самостоятельными политическими науками и одним из разделов политологии, каковой она и была в момент рождения и на первых этапах своего развития. Процесс превращения теории международных отношений в самостоятельную науку еще не завершился.

Закономерности международных отношений

Проблема закономерностей международных отношений остается одной из наименее разработанных и наиболее дискуссионных в науке. Это объясняется прежде всего самой спецификой данной сферы общественных отношений, где особенно трудно обнаружить повторяемость тех или иных событий и процессов и где поэтому главными чертами закономерностей являются их относительный, вероятностный, непредопределенный характер. Главными признаками социальных законов, объединяющих их с законами природы, считаются наличие строго определенных условий, при которых их проявление становится неизбежным, а также частичная, приблизительная реализация условий, при которых действует закон. Подчеркнем в этой связи, что степень этой приблизительности в сфере международных отношений так велика, что многие исследователи склонны говорить не столько о законах и закономерностях, сколько о вероятности наступления тех или иных событий. Но и тогда, когда наличие закономерностей не подвергается сомнению, существуют разногласия относительно их содержания.

Одна из главных идей, на которых базируется концепция международной системы, — это идея об основополагающей роли структуры в познании ее законов. Структура позволяет понять и предсказать линию поведения на мировой арене государств, обладающих неодинаковым весом в системе международных отношений. Подобно тому, как в экономике состояние рынка определяется влиянием нескольких крупных фирм (формирующих олигополистическую структуру), так и международно-политическая структура определяется влиянием великих держав, конфигурацией соотношения их сил. Сдвиги в соотношении этих сил могут изменить структуру международной системы, но сама природа этой системы, в основе которой лежит существование ограниченного числа великих держав с несовпадающими интересами, остается неизменной.

Таким образом, именно состояние структуры международной системы является показателем ее устойчивости и изменчивости, сотрудничества и конфликтности; именно в ней выражаются законы функционирования и трансформации системы. Вот почему в работах, посвященных исследованию международных систем, первостепенное внимание уделяется анализу состояния данной структуры.

Универсальные закономерности Мо выражаются в следующих положениях, принимаемых в большинстве ТМО:

1. Главным действующим лицом МО является государство. Основные формы его деятельности — дипломатия и стратегия. В последнее время набирают популярность идеи транснационалистов, считающих, что в современных условиях роль государства падает, при этом роль других факторов (ТНК, международные правительственные и неправительственные организации) возрастает.

2. Государственная политика существует в двух измерениях — внутреннем (внутренняя политика, являющаяся предметом политологии) и внешнем (внешняя политика, являющаяся предметом международных отношений).

3. Основа всех международных действий государств коренится в их национальных интересах (прежде всего, стремлении государств обеспечить безопасность, суверенитет и выживание).

4. Международные отношения — это силовое взаимодействие государств (баланс сил), в котором преимуществом обладают наиболее мощные державы.

5. Баланс сил может принимать различные формы — однополярную, биполярную, трёхполярную, мультиполярную конфигурацию

Универсальность закономерностей МО заключается в том, что:

 Действие универсальных международных закономерностей касается не отдельных регионов, а всей мировой системы в целом.

 Закономерности МО наблюдаются в исторической перспективе, в наблюдаемый период и в будущем.

 Закономерности МО охватывают всех участников МО и все сферы общественных отношений.

Теория международных отношений, как дисциплина в рамках социальной науки, изучает мировой «порядок», то есть совокупность всех институтов, определяющих форму интеграции и взаимодействия между множеством локальных сообществ.

Глобальная система международных отношений является многоуровневой системой взаимосвязанных и взаимовключенных сообществ, которая имеет как горизонтальное, так и вертикальное измерение.

Для понимания существующей структуры мирового социального пространства необходимо в каждом конкретном случае изучать модель интеграции индивидов в сообщества (сети), структуру их идентичности, восприятие ими социальных границ и значений, стратегии международного, трансграничного взаимодействия различных факторов.

Методы изучения международных отношений.

Для изучения международных отношений применяют большинство общенаучных методов и методик, которыми пользуются и в исследованиях иных общественных явлений. В то же время для анализа международных отношений существуют и специальные методологические подходы, обусловленные спецификой политических процессов, отличающихся oт политических процессов, разворачивающихся в рамках отдельных государств

Значительное место в исследовании мировой политики и международных отношений принадлежит методу наблюдения. Прежде всего, мы видим, а затем оцениваем события, происходящие в сфере международной политики. В последнее время специалисты все чаще прибегают к инструментальному наблюдению, которое осуществляется с помощью технических средств. Например, наиболее важные явления международной жизни, такие как встречи лидеров государств, международные конференции, деятельность международных организаций, международные конфликты , переговоры по их урегулированию, мы можем наблюдать в записи (на видеопленке), в телевизионных передачах.

Интересный материал для анализа дает включенное наблюдение, т. е. наблюдение, которое ведут непосредственные участники событий или лица, находящиеся внутри изучаемых структур. Результатом такого наблюдения являются мемуары известных политиков и дипломатов, позволяющие получать информацию по проблемам международных отношений, делать выводы теоретического и прикладного характера. Мемуары представляют собой важнейший источник для изучения истории международных отношений. Более фундаментальны и информативны аналитические исследования, выполненные на основе собственного дипломатического и политического опыта.

Важную информацию о внешней политике государств, о мотивах принятия внешнеполитических решений можно получить, изучая соответствующие документы. Метод изучения документов играет наибольшую роль в исследовании истории международных отношений, но для изучения текущих, актуальных проблем международной политики его применение ограничено. Дело в том, что информация о внешней политике и международных отношениях часто относится к сфере государственной тайны и документы, содержащиеся подобную информацию, доступны ограниченному кругу лиц.

Если доступные документы не дают возможности адекватно оценить намерения, цели, предсказать возможные действия участников внешнеполитического процесса, специалисты могут применять контент-анализ (анализ содержания). Так называют метод анализа и оценки текстов. Этот метод был разработан американскими социологами и использован в 1939-1940 гг. для анализа речей руководителей нацистской Германии с целью прогнозирования их действий. Метод контент-анализа использовался специальными учреждениями США в целях разведки. Только в конце 1950-х гг. он стал применяться широко и приобрел статус методологии изучения общественных явлений.

В изучении международных отношений находит применение и метод ивент-анализа (анализ событий), в основе которого — отслеживание динамики событий на международной арене с целью определения главных тенденций развития политической ситуации в странах, регионах и в мире в целом. Как показывают зарубежные исследования, при помощи ивент-анализа можно успешно изучать международные переговоры. В этом случае в центре внимания находится динамика поведения участников переговорного процесса, интенсивность выдвижения предложений, динамика взаимных уступок и т. д.

В 50-60-х гг. XX в. в рамках модернистского направления для изучения международных отношений стали широко применять методологические подходы, заимствованные из других социально-гуманитарных наук. В частности, метод когнитивного картирования вначале был апробирован в рамках когнитивной психологии. Когнитивные психологи исследуют особенности и динамику формирования знаний и представлений человека об окружающем его мире. На основе этого объясняется и прогнозируется поведение личности в различных ситуациях. Базовое понятие в методологии когнитивного картирования — когнитивная карта, являющаяся графическим изображением содержащейся в сознании человека стратегии получения, обработки и хранения информации и составляющая фундамент представлений человека о его прошлом, настоящем и возможном будущем. В исследованиях международных отношений когнитивное картирование используется для того, чтобы определить, как тот или иной лидер видит политическую проблему и, следовательно, какие решения он может принять в определенной международной ситуации. Недостаток когнитивного картирования заключается в трудоемкости этого метода, поэтому в практике его применяют редко.

Еще одним методом, разработанным в рамках других наук, а затем нашедшим применение в исследовании международных отношений, стал метод системного моделирования. Это метод изучения объекта на основе конструирования познавательного образа, обладающего формальным сходством с самим объектом и отражающего его качества. Метод системного моделирования требует от исследователя специальных математических знаний. Следует отметить, что увлечение математическими подходами не всегда дает положительный эффект. Это показал опыт американской и западноевропейской политической науки. Тем не менее, стремительное развитие информационных технологий расширяет возможности использования математических подходов и количественных методов в изучении мировой политики и международных отношений.

Развитие системы международных отношений в 19 век.

источник