Меню Рубрики

Куда и как исчезли тройки анализ

Раннее утро. Родители отправляют своих детей в школы, где им надлежит провести долгих 6 уроков. Почти на каждом из этих уроков значительная часть времени выделяется для устных ответов учащихся. По своей педагогической значимости это едва ли не самые важные минуты уроков: у ребят вырабатываются навыки активного речевого общения в сложных условиях напряженной работы мысли.

В эти минуты урока активизируется речь не только у тех учащихся, которые ведут рассказ у доски, но и у тех, кто остается на своих местах: они готовятся внести коррективы в ответы своих товарищей, мысленно уточняют и обобщают отдельные положения ответов, а эти процессы неизбежно связаны с внутренней речью. Пассивной, но речью.

В умении слушать заключен один из самых мощных факторов развития навыков полемики. Но вот закончен опрос, и учитель приступил к изложению нового материала. У мастера-педагога в эти минуты всегда найдется возможность перевести лекционный рассказ в русло эвристической беседы, отличительной особенностью которой всегда должно являться чрезвычайно важное свойство — лаконичность фраз, а сверх того — быстрота реакции, а это выдающиеся качества устной речи. На последних минутах урока идет закрепление нового материала.

Здесь снова дети получают право говорить.

Если теперь выделить этапы урока, на которых в разных его формах происходит развитие речи детей, то мы должны будем отметить:

  1. Ответы у доски и прослушивание этих ответов всеми учащимися класса.
  2. Анализы ответов учащихся их товарищами.
  3. Эвристические беседы при изложении нового материала учителем.
  4. Закрепление нового материала.

А теперь каждому учителю необходимо после небольших рассуждений записать на листке бумаги, сколько минут, по его представлениям, предоставляется каждому ученику для активной разговорной речи во время уроков за целый учебный день. Подчеркиваем: в среднем за целый учебный день.

Заметим сразу: отклонения от истинного времени могут быть самые неожиданные, и большой беды в том нет. Еще раз: не читайте дальше! Подумайте и запишите: сколько минут говорит ученик за целый день во время уроков в школе? Записали? Отлично. Попытку ответить на этот вопрос уже сделали в лекционных залах более 100 000 человек, из которых абсолютное большинство — учителя, преподаватели техникумов и вузов, работники народного образования. 60% из них определили это время в пределах от 5 до 15 минут. Еще 30% —до 30 минут.

Остальные — в пределах 1 часа. На каждые 500 человек приходится 1—2 пессимиста, полагающих, что каждый ученик за все 6 уроков говорит менее 3 минут. (Психологический парадокс: 4 минуты из 100 000 человек не назвал ни один.). Прежде всего отметим необычайно большой разброс в оценке этого времени: от 1 минуты до 1 часа! Вывод напрашивается малоприятный, но неизбежный: одна из важнейших педагогических категорий — среднее время разговорной речи каждого ученика на уроке — осталась вне поля зрения педагогической науки.

И это при условии, что вычислить его можно с высокой степенью точности. Произведем эти расчеты. Из 6 уроков один, как правило, «тихий» (физкультура, диктанты, самостоятельные, практические, контрольные и лабораторные работы, киноуроки и пр.). Остается 5 уроков.

Согласно инструкции, это 75 минут разговорной речи. Наблюдения показали, что во время устных ответов учащихся одну треть времени говорит учитель. Таким образом, на долю учащихся (ответы и комментарии к ним) остается 50 минут. Во время эвристической беседы на каждом уроке дети говорят не более 5 минут. Учитывая время разговорной речи учащихся при закреплении нового материала, активные ответы учащихся за весь рабочий день в школе составляют немногим более 80 минут.

Две минуты в день на каждого ученика! Итак, ежедневно отправляя своих детей в школы, родители даже не подозревают, что за весь учебный день, за долгие 6 уроков каждому из них будет предоставлено всего только 2 минуты для того, чтобы рассказать обо всем, что он усвоил накануне, добыл в нелегком ученическом труде дома за своим скромным письменным столиком, извлек из старых домашних архивов и из книг. Вдумаемся: 25 секунд в пересчете на каждый урок.

Стоит ли после этого удивляться, если дети, страдающие небольшими дефектами речи, застенчивые от природы или отставшие по каким-либо причинам от своих товарищей, случается, неделями не произносят на уроках ни одного слова.

А потом это совсем незаметно становится привычкой и нормой отношения ко всему происходящему вокруг.

Если уж и удивляться, то только одному: как могло случиться, что до сих пор внимание педагогов не было акцентировано на этой животрепещущей проблеме? Педагогика как наука необычайно сложна. Не исключено даже, что в природе вообще не существует более сложной науки, чем педагогика. И сложность ее, прежде всего, в головоломных сплетениях взаимосвязей сотен тысяч ее компонентов. Мера же ответственности ее — человек!

В.Ф. Шаталов. Арифметика времени (из книги «Куда и как исчезли тройки»)

источник

С.Н. Лысенкова. Когда легко учиться.

Новаторские особенности:

§ Стремление научить всех детей;

§ Стремление пробудить интерес к учению, любовь к предмету;

§ Стремление пробудить уверенность в преодолении трудностей;

§ Разработка четко алгоритмизированных дидактических знаков, опорных схем, карточек, правил. Эти схемы выполняют опорную функцию в организации обучения, в управлении мыслительными процессами, помогают в индивидуальном обучении, в дифференциации заданий для каждого ученика, в развитии самостоятельности. Ввела понятия «управление с помощью сигналов», «комментированное управление» (проговаривание действий);

§ Создаёт ситуации спора, коллективного поиска;

§ Исключает зазубривание и отрабатывает язык предмета.

Система Л.В. Занкова. Обучаем по системе Л.В. Занкова. (по математике последователь И. Аргинская).

Цель – слить обучение, воспитание и развитие в единый процесс.

· Учить детей без двоек, без принуждения;

· Развивать интерес к знаниям;

· Развивать потребность самостоятельного поиска;

Воспитатель должен помочь ребенку раскрыться, в том числе его духовным силам и интересам, способностям. Необходимо создать природосообразные условия для созревания и развития духовных сил детей, а не насильно их развивать.

Новаторские приемы:

· Принятие ребенка таким, какой он есть;

· Обучение на более высоком уровне трудности;

· Обучение математике более быстрыми темпами;

· Ведущая роль теоретических знаний;

· Осознание ребенком процесса учения;

· Особая, доверительная атмосфера обучения;

· Работа над развитием всех учеников;

· Коллективный поиск учащимися, направленный учителем;

· Особая система вопросов, которые чаще ставятся в общем виде, чтобы пробудить мысль учеников (например, «Что вы можете сказать о числе 8?). При этом учитель должен незаметно руководить рассуждениями детей.

Предполагается, что оказание любой помощи должна прекращаться, как только учащийся делает попытку самостоятельно продолжить работу.

Вначале разрабатывал систему для средней школы (по физике, математике, а потом по всем предметам).

Новаторские приемы:

· Вера в силы и возможности каждого ребенка;

· Создание особой атмосферы уважения и взаимодоверия (ребенок – учитель – родители).

· Систематический сильный контроль и самоконтроль;

· Многократное изложение материала с использованием опорных конспектов («сигналов»). Изучение математики дома по этим конспектам и ответ по ним же. Здесь используется опора на очень сильную зрительную память детей.

· Принцип «маринованных огурцов» — создать такую атмосферу в классе, что ребенок хочет — не хочет, а все равно научится.

Ш.А. Амонашвили. «Здравствуйте, дети», «Как живете, дети».

· Осуществление индивидуального контроля и обучения (нашептывание ответа на ушко педагогу)

· Использование желания детей рисовать на стенах для их развития и др.

Б.Никитин. «Мы, наши дети и внуки», «Ступеньки творчества или Развивающие игры».

· Раннее начало. Ребенку предоставляются специальные условия для развития с самого рождения, потому что нельзя точно сказать, когда ребенок сможет это сделать.

· Созданиеокружающей среды, богатой для разнообразной деятельности обстановки, (кубики с цифрами, таблицы с цифрами, касса цифр, плоскостные фигуры на стене, объемные в конструировании, циферблат, термометр и др.). Недостаточно просто обставить этим оборудованием комнату. Надо, чтобы взрослый привил к нему интерес, показал как с ним играть и как оно используется. Эта наглядность имеет очень большую роль.

· Обеспечение свободы выбораи времени деятельности. Очень важно научиться привлекать внимание детей к нужной деятельности, прививать интерес к познавательной деятельности.

У Никитина в книге «Ступеньки творчества» перечислено около 15 приемов поддерживания интереса к познавательной деятельности. Б.Никитин называет их «правила игры».

· Обеспечение достижения потолка возможностей каждого ребенка в каждом упражнении. Нужно разбивать детей хотя бы на 3 группы по способностям. А также применять в одном упражнении 3 варианта сложности.

· Участие взрослых в жизни и играх детей, их искренняя заинтересованность, ненавязчивое, незаметное, опосредованное обучение.

Дата добавления: 2014-01-11 ; Просмотров: 2411 ; Нарушение авторских прав? ;

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

источник

«Виктор Федорович по-настоящему знаменит. Вряд ли кому-нибудь нужно его представлять» [37].«Он известен людям, совсем далеким от педагогики, и среди коллег имеет вес» [40].

Его известность чередовалась с забвением.

«70-е годы. Глухие времена. В газете («Комсомольская правда» — С.Ф.) опубликован очерк С. Соловейчика «Метод Шаталова». Это первое упоминание в печати имени педагога, который на долгие годы станет в центре водоворота яростных дискуссий» [177]. После этого и в других «газетах стали писать о том, что есть учитель, который осуществил вековечную мечту своих коллег… четко выучивать всех, даже самых отпетых лентяев. Более того, если его методику использовать на уроках по другим предметам, то среднее образование можно давать не за 10 лет, а за 8. Да еще при пятидневной учебной неделе, при пяти-шести уроках в день! Фантастика? Отнюдь нет» [53, c.152]. «Методикой Шаталова воспользовалась сначала одна учительница, потом – шесть, потом с помощью Донецкого облоно и Института усовершенствования учителей – сорок с лишним сельских и городских преподавателей… И что же? «82 процента учащихся получили четверки и пятерки» (учитель В.И. Шишов, село Рыбинское). «Качество знаний – то есть процент четверок и пятерок – 91%» (учитель Б.Г. Яблуков, село Новоселовка). «Отличных оценок – 58%, качество знаний – 93%. Эти результаты получены в очень слабых и инертных классах» (учительница А.Ф. Подставкина). «В классы пришла тишина… Ни криков, ни понуканий, ни нравоучений. Один только радостный учебный труд, который не утомляет и не раздражает ни учеников, ни учителя» (учительница М. Винокур, Донецк). «К концу учебного года из 103 учащихся на четверки и пятерки успевает 91 ученик, что составляет больше 90%. Такого в школе не было еще никогда» (учительница С.В. Басс, Донецк). «После первого года работы по системе, разработанной нашим донецким учителем В.Ф. Шаталовым, я абсолютно убежден, что она решает практически все вопросы, которые стоят как перед школой, так и перед среднетехническими учебными заведениями, — говорит преподаватель Донецкого горного техникума А.А. Липавский. – Ни в одной из пяти групп у нее осталось ни одного учащегося, который бы систематически не готовился к занятиям самым добросовестным образом. Прекратились пропуски занятий без уважительных причин. Устные ответы у доски стали полными, речь ясной. Во время ответов нет необходимости ни подсказывать, ни задавать наводящие вопросы. При ответах у доски и изложении нового материала каждая группа – сплошное внимание. Усвоение учебного материала очень глубокое. Из 149 учащихся 122 стали учиться только на «4» и «5» [197, c. 98-99].

«Метод Шаталова» распространился не только по Донецкой области, Украине, а по всему Советскому Союзу. «В Чарджоу, в Туркменистане, преподаватель строительного профтехучилища №12 Хемра Джумакулаева увидела урок Шаталова по телевизору во фрагментах из фильма режиссера Вадима Виноградова «Час ученичества». Он тут же поехал в Донецк, после чего писала: «Не один год в свое время я проработала в школе. Да и сейчас нередко бываю там. Но не припомню такого внимания и интереса всей группы к уроку… Педагогический коллектив ГСПТУ-12 решил взять метод Шаталова на полное «вооружение» с будущего учебного года» [197, c. 99].

В конце 70-х в начале 80-х годов ажиотаж вокруг Шаталова притих. К нему и к его методу изменилось отношение: смотрели с недоверием. Помню я, тогда начинающий ассистент Стерлитамакского государственного педагогического института, по поручению Башкирского института усовершенствования учителей выступал с лекцией перед учителями-филологами о «методе Шаталова». Аудитория (около 200 человек) «не приняла» ни Шаталова, ни меня.

Пик знаменитости В.Ф. Шаталова приходится «перестроечному периоду». В октябре 1986 года «Учительская газета» всю страну известила о «возникновении новой педагогики — педагогики сотрудничества», одним из создателей которой явился В.Ф. Шаталов. После этого в течение 7-8 лет, наверное, не было ни одного номера этой газеты, где не упоминалась фамилия Шаталова. О нем писали все центральные, республиканские, городские, районные, стенные газеты. Он не сходил с экранов телевизоров. Издавались книги [73; 215; 216].

Все учительство начало изучать «метод Шаталова». На курсах повышения квалификации говорили только о нем. Донецк стал «Меккой» советских учителей. Туда отправлялись индивидуальные, коллективные делегации. На его уроках ежедневно сидели 25-30 учителей. Семинары проводились прямо на улице. Его приглашали в регионы. Он объездил всю страну. Его избрали академиком Академии педагогических наук, награждали орденами. Педагогические журналы беспрерывно печатали «опорные сигналы Шаталова». Учителя стали преподавать свои предметы только по этим сигналам.

Критику В.Ф. Шаталова никто не воспринимал. Я, работая в то время в Башкирском институте усовершенствования учителей, пытался критиковать его: учителя даже слушать не хотели. Отправляю статью в журнал «Магариф» (педагогический журнал Министерства народного образования Татарстана) и получаю строгое письмо со словами: «Прежде чем критиковать Шаталова, нужно работать по его методике». В 1990 году кое-как мне удается опубликовать критическую статью в газете «Истоки» (печатный орган Министерств народного образования; культуры; Союза писателей Республики Башкортостан), согласившись с предложением редакции: рядом с моей статьей разместить другую с положительной оценкой метода Шаталова.

Во второй половине 90-х годов начинается этап забывания В.Ф. Шаталова (уже второй раз). Иногда его имя мелькает на страницах частной газеты «Первое сентября». 29 апреля 1997 года она опубликовала материал под названием «В чем достоинства шаталовской методики?». В нем приводятся мысли С. Соловейчика, главного пропагандиста «метода Шаталова»:

Шаталов создает психологический комфорт на уроке и дома, ученики не знают конфликтов со школой. Бесконфликтное обучение – очень сильная сторона методики Шаталова;

— решена проблема оценок, которую никто не мог преодолеть: каждый ученик на каждом уроке получает неоспоримую для него отметку, а учитель почти не тратит времени на проверку работ, не таскает тетради домой и не корпит над ними по вечерам и т. д.

Все эти преимущества методики Шаталова оспорить очень трудно…» [37].

Положительно оценивают Шаталова и ученые. Доктор психологических наук, профессор В.И. Калмыкова, например, считает, что Шаталовым создана «оригинальная организационно-методическая система обучения» [73, c. 3]. По ее мнению, она «обеспечивает всем учащимся усвоение программы средней школы в полном объеме [73, с. 4]; представляет учащимся самостоятельность [73, с. 38]; обеспечивает фонд опорных знаний, открывая путь к пониманию новых» [73, c. 64] и т.д.

А.Г. Каспржак на «систему Шаталова» смотрит как на созидающую, очищающую, обновляющую силу. «Именно он, В.Ф. Шаталов, начал раскачивать крепостную и почти неприступную стену советской дидактики, прошибать ее льбом. Низкий поклон ему за все это», — писал он [75, c. 371].

Оценки ученых в основном соответствуют оценке самого В.Ф. Шаталова, который считает, что им создана целостная, стройная, эффективная система обучения. «Подсистемами этой единой методической системы, по его мнению, являются:

1) опорные сигналы; 2) контроль; 3) спорт; 4) задачи; 5) повторение; 6) оценка труда» [215, c.159].

В.Ф. Шаталов считает, что его система подрывает основы всех и всяких двоек (не зря одна его книга называется «Куда и как исчезли «тройки»?). А факторами, подрывающими основы всех и всяких двоек в его системе, как он утверждает, являются:

«1) возможность в любой день и на любом уроке начать жизнь сначала (т.е. опорные сигналы дают возможность объективно, непредвзято оценить работы учащихся);

2) систематические письменные работы;

3) ежедневное оценивание этих работ;

4) после первых же 2-3 уроков каждому ученику становится ясно, что первые его успехи определяются им самим, и никем более;

5) контроль со стороны родителей упрощается и становится постоянным;

6) расцвеченный образец опорного плаката на открытом стенде;

7) единые трудовые интересы коллектива» [216, c. 150].

Однако в его трудах нет обоснованного ответа на вопрос: каковы истинные секреты исчезновения двоек и троек? Как писала газета «Известия Башкортостана», «тайна тайн остается неразгаданной» [40] для многих людей до сих пор.

А для нас в Шаталове и в его «системе» никаких тайн нет. Теория, разработанная мною и освещенная в книге «Педагогический процесс»[185], позволяет объективно оценить любое педагогическое явление.

Успешная практическая работа, как правило, имеет теоретическое обоснование. Какова теория педагогического опыта В.Ф. Шаталова? Что позволяет ему получать положительные результаты?

1. Обеспечение учащихся программами изучаемых материалов. Он специальных программ учебных дисциплин учащимся не дает. Однако использует несколько средств, выполняющих роль и функции программ. Одно из них «Лист учета решенных задач». В школе, где работает В. Шаталов, «на левой стене класса – большие листы с короткими наименованиями: физика, алгебра, геометрия. Подойдем к одному из них. Это физика. В левой части листа – список учащихся класса. Все остальные – 328 клеточек – порядковые номера упражнений, соответствующие стабильному учебнику «Физика – 6». …После проверки выполненных им упражнений каждый ученик закрашивает цветным карандашом (обычно голубым) все клеточки в «Листе учета решенных задач», которые соответствуют выполненным им упражнениям» [216, c. 157-158].

Как видно из этой цитаты, не только «Лист учета решенных задач», но и учебник является своеобразной программой.

Следующим средством, выполняющим роль программы, является «Лист взаимоконтроля». Он состоит из 30-40 основных вопросов по предмету и в начале учебного года (или полугодия) вручается каждому ученику. Затем на специальном занятии проверяется усвоение их.

Таким образом, дети заранее знают, какие вопросы, задания будут изучать и решать в этом учебном году (или полугодии). Это позволяет способным ученикам, не дожидаясь средних и слабых, опережать темп обучения класса. Позволяет и не отставать от остальных. «Обычно болезнь, выключая ученика из учебного процесса, становится причиной отставания в учебе, — пишет В.Ф. Шаталов. — В наших классах этого не происходит. Плашка всегда под рукой, и сознание того, что класс уходит вперед, побуждает заболевшего ученика, как только он почувствовал себя лучше, решать задачи самостоятельно. Нередко такие ученики даже опережают одноклассников» [215, c. 88].

Педагогический процесс должен вызвать добровольную движущую силу – сознательное стремление к усвоению предмета. Однако в опыте Шаталова такая движущая сила минимальная. Присутствует принуждение: дети учатся для учителя, для публики, для тех, кто видит, смотрит «Лист учета решенных задач». «Представьте, читатель, ощущения ученика, против фамилии которого зияет пустой провал, в то время, когда вся вертикальная полоса клеточек, стоящих против фамилий его товарищей, закрашена. Это как сквозная рана в сердце»,- пишет В.Ф. Шаталов [216, c. 158]. Выполнение заданий из-за страха, из-за гласности дает только временные результаты. Требование решать всех имеющихся в учебнике и отраженных в «Листе решенных задач» заданий также ослабевает добровольную движущую силу: вызывают «отвращение» к учению.

Таким образом, у Шаталова «обеспечение учащихся программными материалами» не достигает перспективной цели, а действует временно.

2. Выход за пределы программы учебной дисциплины. Как известно, темы, изучаемые сегодня, хорошо усваиваются через определенное время, когда начинаешь изучать новые, более сложные знания. При рассмотрении последних они повторяются, дополняются, совершенствуются, закрепляются. А В.Ф. Шаталов старается обучать учащихся в ускоренном темпе. «Дети у меня заканчивали школу в 9-м классе, потом в 8-м. Потом взял четвертый класс, и они закончили курс математики в 7-м, — пишет он. – Экзамены у них принимали 38 директоров школ. …Без подготовки, без предупреждения, без малейшего намека. При нашей методике работы детям не нужно готовиться, они готовы всегда. Все получили по три вопроса, и все как один получили по три пятерки» [207]. Этим он добивается прочного усвоения пройденных материалов.

Опережающее обучение формирует у учащихся уверенность. «Радость познания и уверенность в своих силах – что может быть более побуждающим мотивом к учебе? Обилие решаемых на уроке и во внеурочное время упражнений рождает и у учителя, и у учащихся живое стремление выйти за пределы школьного учебника и попробовать свои силы на более трудных, более замысловатых задач», — пишет В. Шаталов [215, c. 69-70].

Каким же образом Шаталов добивается «выхода за пределы школьной программы?

Время от времени В. Шаталов приносит в класс невиданные ранее книги с мудреными названиями и удивительными рисунками. «А в этих книгах чужие задачи – старинные русские, индийские, арабские. Вот уже раздолье! Дети и сами начинают проявлять интерес к такого рода книгам. То у одного, то, смотришь, у другого появляются на партах книги в ярких обложках, никак не похожие на школьные учебники. В книгах этих – задачи. На переменах вокруг этих задач – споры. А после споров – новые книги» [215, c. 69-70].

Выходу за пределы программы способствовали и «уроки открытых мыслей». На этих уроках учащиеся сообщают о новостях, полученных из прочитанных книг… любой области, любой тематики. По ним организуются дискуссии, споры … «После таких сообщений хочется тотчас же отправиться в библиотеку» [216, c. 129].

Выход за пределы программы осуществлялся и путем расширения существующих программ. В издательстве «Радянська школа» в 1979 г. были почти одновременно изданы две небольшие книги – «Опорные сигналы по физике для 6 класса» и «Опорные сигналы по физике для 7 класса». Самым существенным, как нам представляется, в этих работах является то, что изучение программного материала 6 класса исподволь охватывает программный материал 9 класса. И не в плане отдельных посылок, а в плане изучения целых разделов на таком уровне, что возвращаться к этим разделам на 9-м году обучения уже более не нужно, а повторение идет непрерывно на протяжении всех лет изучения физики. В результате из курса 9 класса «выпадает» 18 параграфов! 29 страниц учебного текста, или 1/7 часть курса физики 9 класса, и как следствие, появляется резерв времени в 18 уроков» [216, c.137-138].

Выход за пределы программы учебной дисциплины — вынужденная мера в условиях неправильного подхода к организации педагогического процесса. Правильно составленное содержание педагогического процесса не должно иметь границ. Эта закономерность отражается в нашем принципе – неограниченности содержания ПП [185, c. 56-58]. В. Шаталов не знал, а только неосознанно чувствовал его.

3. Следующим условием успешной работы Шаталова считается так называемое блочное обучение. «Блочное обучение», по мнению его авторов, – это объединение нескольких мелких тем и создание «укрупненных дидактических единиц» — блоков. Блоками, например, могут быть одновременное изучение таких математических операций, как вычитание, умножение, деление; всех букв; всех обстоятельств – второстепенных членов предложения и т.д. «При введении теоретических знаний крупными блоками с минимальной дозой конкретизации, — пишет профессор, доктор психологических наук З.И. Калмыкова, анализируя опыт В. Шаталова, — создаются благоприятные условия для дифференциации исходных понятий, выделения признаков, отличающих их друг от друга» [73, c. 16].

«Блочное обучение», «укрупнение дидактических единиц» — ненаучные понятия. Они возникли в условиях, когда содержание учебных дисциплин неоправданно сильно конкретизировано. При правильном составлении содержания отпадает необходимость в «блочном обучении», т.е. в укрупнении дидактических единиц. А правильность содержания ПП обеспечивается нашими принципами [185, c. 51-62]. Например, руководство принципом универсальности содержания педагогического процесса помогает определить «размер» – степень конкретности или обобщенности темы, освобождает учителя от работы по искусственному «укрупнению дидактических единиц».

4. Использование опорных сигналов. В годы перестройки началось массовое увлечение опорными сигналами (ОС). Им посвящались целые страницы в «Учительской газете», публиковались материалы в методических журналах, о них почти на каждом занятии говорили на курсах повышения квалификации.

Какими же привлекательными свойствами обладают они?

«Как и обычные наглядные пособия, «опорные сигналы» включают научные термины, формулы, графики, схемы и другие виды условно-знаковой наглядности…, — отмечает доктор психологических наук З. Калмыкова — Отличие ОС… от обычных наглядных пособий заключается в том, что во многие из них включены непривычные компоненты: ключевые слова, забавные рисунки, значки, которые вне рассказа учителя не имеют прямых смысловых связей с изучаемым теоретическим материалом» [73, c. 17, 19].

Читайте также:  Простата анализ какие надо сдать

«В конце урока всем вручаются листы с опорными сигналами, и с письменного воспроизведения этих сигналов начинается каждый новый урок. Это становится непреложной учебной традицией, даже более того, — ритуалом, о нарушении которого не может быть и речи», — пишет В. Шаталов [216, c. 150].

Таким образом, весь учебный предмет у него состоит из опорных сигналов. Ученик должен их знать наизусть. Возникает вопрос — зачем? Не лучше ли усвоить сами знания, а не символы их? Ведь не только опорные сигналы, но некоторые знания запоминать не надо. В ходе дальнейшего учения, когда изучаются более сложные темы, ученик, как правило, обращается к пройденным материалам. Если он их недостаточно знает, то читает по книге, спрашивает у товарищей, учителя. В итоге углубляются, расширяются и закрепляются его знания, умения, навыки. Поэтому нет никакой необходимости в ежедневном, механическом запоминании каждого вопроса.

Когда читаешь работы В. Шаталова об опорных сигналах, невольно вспоминается волшебная палочка из русской народной сказки. Если верить ему и его последователям, ОС приводят к немедленному улучшению взаимоотношений учителя и учащихся. «Если при работе в традиционных условиях несогласия с оценкой учителя — хронический педагогический недуг, — пишет В. Шаталов, — то оценка за письменное воспроизведение опорных сигналов по самой своей природе не может вызвать со стороны ученика никаких нареканий…

Оценка теперь не зависит от субъективного отношения учителя. За безукоризненно выполненную письменную работу без каких-либо дополнительных требований должна быть выставлена только «пятерка» [216, c. 150, 151].

В чем же истинная причина устранения «хронического педагогического недуга» и «улучшения» взаимоотношений учителя и учащихся? Она — в упрощении обучения до недопустимой крайности, т.е. лишении учебного процесса свойственных ему качеств, таких, как трудность, проблемность. Для воспроизведения опорных сигналов по памяти никакого творчества, самодеятельности со стороны ученика не требуется. Письменная работа (воспроизведение опорных сигналов), выполненная без каких-либо дополнительных требований, оценивается «пятеркой». И при этом никаких конфликтов! Видимо, не зря выдвинут В.Шаталовым вышеназванный принцип бесконфликтности обучения.

Более того, опорные сигналы, по мнению В. Шаталова, устраняют и семейные конфликты. «Теперь контроль и помощь родителей становятся действенными, направленными, исключающими возможность каких бы то ни было конфликтов во внутрисемейных отношениях и в отношениях между семьей и школой. И это понятно: родителям не стоит большого труда сопоставить письменные работы своих детей с оригиналами полученных в школе опорных листов» [216, c. 151].

Вот как быстро решаются проблемы улучшения семейных отношений, обеспечения единства школы и семьи! Оказывается, нет необходимости учителю тратить силы, энергию для формирования у родителей психолого-педагогических знаний, умений и навыков, а достаточно вручить им опорные сигналы — трафареты — и все задачи воспитания в семье будут «решены». Ох, если было бы так…

Опорные сигналы В. Шаталова, оказывается, позволяют учителю моментально переквалифицироваться. Например, учитель физики может заменить историка, географа, математика, литератора. «Вот расписание одного из учебных дней в седьмом классе, — пишет В. Шаталов, — история, география, математика, русская литература, физика. Четверо из пяти учителей, работающих в этот день, ведут свои уроки на новой методической основе. Пусть случилось так, что на уроке истории два ученика не подготовились к письменному опросу, на уроке географии — еще один, на уроке математики — три. В этих условиях ни учителю истории, ни учителю географии, ни учителю математики нет необходимости ждать последнего урока и дорабатывать с нерадивыми учениками тот учебный материал, который они обязаны были выучить дома. Эту работу выполнит сегодня учитель физики. Получив в свое распоряжение образцы листов с опорными сигналами по истории, географии и математики, он без труда проверит письменную подготовку каждого ученика по каждому предмету так же точно, как это могли и обязаны были делать некоторые родители этих учащихся» [216, с. 176].

Некоторые исследователи и сам В. Шаталов утверждают, что опорные сигналы увеличивают речевую практику школьников. «Во время письменного воспроизведения ОС четыре ученика успевают устно изложить их содержание учителю (стоя у стола), а четыре других – «наговорить» ответ на магнитофон, стоящий на столике в конце класса», — пишет З. Калмыкова [73, c. 34].

Опорные сигналы не способствуют развитию речи учащихся. Наоборот, они играют отрицательную роль в этом деле. А что касается факта, приведенного профессором З. Калмыковой, можно сказать: и без опорных сигналов (например, когда класс самостоятельно выполняет какое-то письменное упражнение в тетрадях) за такое же время можно слушать и оценить выступления восьми и более учащихся.

Все сказанное об опорных сигналах позволяет нам сделать следующие выводы:

1. Опорные сигналы В. Шаталова лишают учащихся самостоятельности в познавательной деятельности. Не имея смыслового содержания без объяснений, рассказов учителя, они не служат для учащихся источником знаний.

2. Воспроизведение опорных сигналов по памяти, постоянное использование их приводит к схематизации учебного процесса, зубрежке и бесконфликтности обучения. Вполне возможно, что ученик может наизусть знать опорные сигналы всего курса, но при этом не иметь никаких знаний.

3. Утверждения о том, что ОС улучшают взаимоотношение учителя и учащихся, устраняют семейные конфликты, способствуют взаимодействию предметников, развивают речь школьников – необоснованны.

5. Многократное возвращение к ранее изученному материалу. «Углублению понимания теоретических знаний и повышению уровня их обобщенности способствуют многократные возвращения к ранее изученному материалу…», — писала З.И. Калмыкова, анализируя систему В. Шаталова [73, с. 27]. «От уже понятного, но еще раз повторенного не пострадал еще никто», — говорит В. Шаталов [215, c. 13].

Возвращение к ранее изученному – повторение у него сопровождает педагогический процесс все время. «Вот как идет работа над новым материалом по нашей методике, — пишет В. Шаталов. – Первый этап – развернутое, образно-эмоциональное объяснение учителем отобранных для урока параграфов. Второй этап – сжатое изложение учебного материала по опорному плакату, озвучивание, расшифровка закодированного с помощью разнообразных символов основных понятий и логических взаимосвязей между ними. Третий этап – изучение опорных сигналов, которые получает каждый ученик и вклеивает их в свои альбомы. Четвертый – работа с учебником и листом опорных сигналов в домашних условиях. Пятый – письменное воспроизведение опорных сигналов на следующем уроке. Шестой – ответы по опорным сигналам (письменные и устные: тихие, магнитофонные, по листам взаимоконтроля и т.д.). Седьмой – постоянное повторение и углубление ранее изученного материала (организация взаимопомощи – «педагогический десант» — не только между одноклассниками, но и между старшими и младшими ребятами)» [216, c. 126].

В организации повторения – возвращения к ранее изученному материалу — В. Шаталов использует и другие приемы, средства. В переднем углу класса, у самого выхода он поставил «справку-автомат». Такая же «справка-автомат», которой пользуются на автобусных станциях, железнодорожных вокзалах, в пригородных кассах и в иных местах большое число людей, чтобы получить короткую, справочного характера информацию. Вот только на легких алюминиевых лепестках этого справочного комбайна не расписание железнодорожных рейсов, а листы с опорными сигналами по алгебре, геометрии, физике, истории и всем остальным учебным предметам. Подходит ученик, нажимает любую кнопку и просматривает любой лист по любому учебному предмете, укрепляет свои знания» [216, c. 156].

На стенах школы вывешены «психологические светофоры» — расцвеченные образцы опорного плаката. Если такие образцы развешены в разных местах школы, то они попадают в поле зрения ученика за один и тот же день не менее 15-20 раз» [216, c. 152].

Возвращению к ранее изученному материалу способствуют и «релейные контрольные работы» (табл. 7).

Релейные контрольные работы

Эти контрольные работы проводятся раз в полугодие. Как правило, все решенные задачи хранятся в тетрадях. По этой таблице ученик быстро находит ту или иную задачу (например, задача №85 находится во второй тетради, на странице 11) и повторяет. Если он не видит в этой задаче никаких трудностей, он оставляет ее (не повторяет), закрашивает квадратик в таблице. Таким образом, ученик повторяет весь материал. Следующий раз он проверяет только (повторяет) те задачи, которые у него вызывают трудности. До тех пор, пока все квадраты не будут закрашены [216, c. 162-164].

Многократно возвращаясь к ранее изученному материалу, В. Шаталов хочет добиться прочного усвоения учащимися знаний. Без сомнения, это благородная цель. Ведь «недооценка прочности знаний – тяжелейший порок нашей школы» [73, c. 64]. Однако эта благородная цель достигается слишком дорогой ценой: путем зубрежки. А «зубрежка, подкрепляемая бесконечным повторением (которое следовало бы назвать не матерью, а мачехой учения), калечит мозг и интеллект» [67, c. 158-159], лишает самостоятельности, осознанности, творчества, и т.д. «А не лучше ли организовать работу учащихся по применению только что изученного правила в новой ситуации? Психологическими экспериментами доказано, что осознанное применение не только дает лучшее закрепление, но и формирует устойчивые навыки умственного и практического действия» [115, c. 82-83].

Все знания держать в голове необязательно. Некоторые из них пусть останутся в тетрадях, журналах, справочниках, дискетах, книгах… Когда понадобятся для изучения следующих знаний, ученик может достать их из этих источников. Поэтому нужно формировать у него умение работать с источниками.

Многократные возвращения к ранее изученному материалу у В. Шаталова приобретают патологический характер и свидетельствуют о противоречивости его «системы».

6. Ежедневная оценка учащихся. В. Шаталов оценивает учащихся постоянно. «Оценивание… не прекращается ни на один день», — пишет он [215, c. 156-157]. «В результате только на уроках математики каждый ученик получает еженедельно 3 оценки за письменные работы, 1-2 – за устные ответы…» [216, c. 142]. «Все оценки, полученные ребятами на уроках или во внеурочное время, немедленно заносятся в листы открытого учета знаний и становятся достоянием не только класса, но и всей школы» [216, c. 177-178].

Ежедневно оценивать учащегося В. Шаталову помогают и опорные сигналы. «За каждую письменную работу по воспроизведению опорных сигналов ежедневно выставляются оценки, и оценка теперь не зависит от субъективного отношения учителя. За безукоризненно выполненную письменную работу без каких-либо дополнительных требований должна быть выставлена только пятерка» [216, c. 150].

Такая система оценивания восторженно оценивается самим В. Шаталовым, учителями, учеными. «Если теперь обратиться к работе донецких экспериментаторов, то нельзя не заметить, что главной ее составляющей являются не нашумевшие за много лет опорные сигналы, а новая в высшей степени стройная и результативная система оценивания труда учителей и учащихся», — пишет В. Шаталов. – Объективная и мобильная она полностью исключает какие бы ни было конфликты в семье и в школе и делает ученика активным и заинтересованным участником своего же обучения и воспитания» [215, c. 32]; «подрывает основу всех и всяких двоек» [216, c. 150]; «служит мощным стимулом для повышения качества знаний» [73, c. 27]; становится действенным инструментом совершенствования методики и достижения всех целей обучения…», [215, с. 157] «воспитывает трудолюбие» [73, c. 48]; «повышает трудовую сознательность ребят» [216, c. 142].

В действительности система оценивания В. Шаталова не выдерживает никакой критики. Во-первых, его оценка не стимулирует, не ускоряет развитие учащихся. Потому что оцениваются не знания, не умения, не отношения, не черты характера, не эмоции, не взгляд, не мировоззрение, не поведение, а опорные сигналы, написанные по памяти. А ведь запоминать можно, и не понимая. Во-вторых, оценивается каждый шаг ученика, в результате чего человек привыкает работать под надзором. Он учится только тогда, когда его оценивают. Истинная внутренняя движущая сила — стремление к совершенству отсутствует. Поэтому результаты, полученные по «методу Шаталова», не прочные, временные. В-третьих, ежедневная оценка нарушает принцип индивидуализации педагогического процесса. Такая оценка нужна для тех, кто не имеет добровольной движущей силы, кто не желает учиться, т.е. для слабых, несамостоятельных учащихся. А ведь класс состоит не только из таких учащихся. В нем бывают самостоятельные, сознательные ребята. Им не нужна ежедневная оценка. Она унижает их, лишает добровольной движущей силы. В этом как раз заключается еще одна противоречивость опыта Шаталова.

7. Взаимопомощь среди учащихся. Взаимопомощь среди учащихся превращает объект ПП в субъект, что очень важно для эффективности педагогического процесса. «Кто учит других, учится сам», — гласит народная пословица. «Каждый ученик должен являться в одно и то же время и учеником, и учителем, — писала Н.К. Крупская. – Тот, кто наблюдал детей, знает, насколько сильно в них стремление делиться своими знаниями с другими… Ребенка толкает на это активность его натуры: желание применить к делу приобретенные знания. Сказываются тут и общественные инстинкты ребенка: желание быть полезным другим. Сказывается, может быть, и смутная потребность самопроверки. Как бы там ни было, но факт тот, что ребенок очень охотно берет на себе роль педагога.

Учитель…должен суметь использовать это стремление детей учить других, организовать его, направить в должное русло» [89, c. 113].

Взаимопомощь учащихся у В.Ф. Шаталова организуется как в рамках класса, так и между классами, на любом этапе педагогического процесса. Вот как выглядит это, например, в начале изучения темы, решения задачи. «Внимательно наблюдая за классом во время работы, опытный учитель без труда может обнаружить хотя бы несколько человек, не знающих как приступить к решению. Проверив первую тетрадь, учитель сразу же направляет ученика, уже решившего задачу, к столику одного из тех, кто старательно вертит между пальцами шариковую ручку и, не поднимая глаз, делает вид, что работает в поте лица. От помощи он никогда не отказывается, и вот уже в трудной точке идет деловая беседа. Через несколько секунд – в другой, затем – в третьей» [216, c. 159].

В конце работы, как правило, применяется так называемый «метод цепочки». «Первый ученик решил задачу и тотчас же отдал ее на проверку учителю. Время проверки – не более 10 секунд! Тетрадь возвращается ученику. Вот еще одна поднятая рука: задачу записал второй. Проверять правильность решения второго будет первый. Третьего – второй и т. д. Это цепочка» [216, c. 157-158].

Помощи особо нуждается отсутствующий на прошлом уроке ученик. В таких случаях «…учитель обращается к любому ученику с просьбой объяснить товарищу, как решается задача. Консультантом может теперь стать всякий» [216, c. 158-159].

Младшеклассникам помогают старшеклассники — консультанты. Иногда то специально, то стихийно создаются «разновозрастные пары»: «консультанты помогают разобраться в сложностях упражнений своим маленьким друзьям» [215, c. 114].

Безусловно, постановка ученика в положение учителя имеет большое значение. Она превращает объект в субъект. Однако в опыте Шаталова это важное дело не проявляет себя полностью, так как сталкивается с другими факторами, ослабевающими его роль и значение.

Таковы некоторые условия, приемы системы Шаталова, дающие определенные положительные результаты.

Газета «Педагогический вестник» писала: «…Имея поразительно хорошие результаты, подтвержденные самыми высокими инстанциями и самыми дотошными комиссиями, система никак не может прижиться в школах нашей страны, несмотря на то, что экономическая выгода от внедрения может дать экономию народных ресурсов в 10 миллиардов рублей в год» [8]. Чем это объясняется?

Некоторые говорят, что для того, чтобы успешно применять систему Шаталова, надо быть самим Шаталовым. Другие обвиняют руководителей системы образования. «Административно-командная система в народном образовании всячески стремилась затормозить развитие и распространение его опыта, противоречившего господствовавшим в то время требованиям единообразия школы. Аппарат не мог принять смелую критику учителем-новатором сложившейся в школьной практике привычных норм. На местах учителям запрещали работать по «Шаталову» [73, c. 7].

Истинная причина невнедряемости Шаталова кроется в самой «системе Шаталова». Опыт Шаталова не представляет собой систему. Он состоит из невзаимосвязанных, разрозненных, порой противоречивых элементов. В нем даже положительные находки автора нейтрализуются, теряют свое значение. Самый главный недостаток «системы Шаталова» в том, что она целиком опирается на принудительные движущие силы. Не ученик играет в ней первую роль, а педагог. Поэтому ведь говорят, что для внедрения ее нужен Шаталов.

«Система Шаталова» — дитя российской педагогики. Она не опирается на настоящую науку и не дает стабильных, эффективных результатов. Именно поэтому не только ученые, но и сам Шаталов не могут толком объяснить ее. Шаталов – не ученый, хотя «Учительская газета» называет его одним из основоположников новой педагогики. Он учитель, причем старательный, трудолюбивый. Учитель, получающий положительные результаты не из-за эффективной педагогической системы, а с помощью «круглосуточной черной работы».

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

источник

  • Шаталов, В. Ф. ПУТЬ ПОИСКА. — СПБ. : ЛАНЬ, 1996 . — 62 С. — 5-86617-062-0
  • Шаталов, В. Ф. ЭКСПЕРИМЕНТ ПРОДОЛЖАЕТСЯ . — ДОНЕЦК: СТАЛКЕР, 1998 . — 396 С. — 966-7104-71-0
  • Шаталов, В. Ф. ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ПРОЗА: ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ШКОЛ Г. ДОНЕЦКА. — М. : ПЕДАГОГИКА, 1980 . — 94 С.
  • Шаталов, В. Ф. Педагогическая проза [ Текст ] / В. Ф. Шаталов. — Архангельск: Сев.-Зап. кн. изд-во, 1990 . — 384 с. : ил. — 5-85560-068-8
  • Шаталов, В. Ф. ТОЧКА ОПОРЫ: ОБ ЭКСПЕРИМ. МЕТОДИКЕ ПРЕПОДАВАНИЯ. — М. : ПЕДАГОГИКА, 1987 . — 158 С.
  • Шаталов, В. Ф. ТОЧКА ОПОРЫ: ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ОСНОВЫ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ. — МИНСК: УНИВЕРСИТЕТСКОЕ, 1990 . — 223 С. — (УНИВЕРСИТЕТ — ШКОЛЕ) . — 5-7855-0256-9
  • Шаталов, В. Ф. Соцветие талантов / В. Ф. Шаталов. — М. : ГУП ЦРП «Москва — Санкт-Петербург».
  • Шаталов, В. Ф. Сквозь призму сердца / В. Ф. Шаталов. — М. : ГУП ЦРП «Москва — Санкт-Петербург», 2002 . — 52 с.
  • Шаталов, В. Ф. Физика на всю жизнь / В. Ф. Шаталов. — М. : ГУП ЦРП «Москва — Санкт-Петербург», 2003 . — 51 с.
  • Шаталов, В. Ф. Опорные конспекты по кинематике и динамике: Из опыта работы: Кн. для учителя / В. Ф. Шаталов, В. М. Шейман, А. М. Хаит. — М. : Просвещение, 1989 . — 142 с. : ил. — 5-09-002785-4
  • Шаталов, В. Ф. Опорные сигналы по физике для 6 класса / В. Ф. Шаталов, В. М. Шейман. — К. : Рад. школа, 1978 . — 79 с. : ил.
  • Шаталов, В. Ф. Эксперимент продолжается / В. Ф. Шаталов. — М. : Педагогика, 1989 . — 334 с. : ил. — 5-7155-0089-3
  • Шаталов, В. Ф. Куда и как исчезли тройки: Из опыта работы школ г. Донецка / В. Ф. Шаталов; Предисл. В. В. Давыдова. — М. : Педагогика, 1979 . — 134 с. : ил. — (Передовой педагогический опыт) .
  • Шаталов, В. Ф. Куда и как исчезли тройки: Из опыта работы школ г. Донецка / В. Ф. Шаталов; Предисл. В. В. Давыдова. — М. : Педагогика, 1980 . — 134 с. : ил. — (Передовой педагогический опыт) .
  • Шаталов, В. Ф. Город в облаках: повесть, эссе, раздумья / В. Ф. Шаталов. — Донецк: Донбасс, 2008 . — 381 с. — 966-108-12-7
  • Школа Шаталова . Архивировано
  • Школа по методике Шаталова . Архивировано из первоисточника 2 декабря 2012.
  • Шаталов Виктор Федорович . Архивировано из первоисточника 2 декабря 2012.
  • Виктор Шаталов . Архивировано из первоисточника 2 декабря 2012.
  • Шаталов, Виктор Фёдорович в библиотеке Максима Мошкова
  • Программа «Наблюдатель» (эфир 14 мая 2012 года). Гости студии — Виктор Шаталов и Шалва Амонашвили . (недоступная ссылка — история )
  • Персоналии по алфавиту
  • Родившиеся 1 мая
  • Родившиеся в 1927 году
  • Кавалеры ордена Дружбы (Россия)
  • Кавалеры ордена «Знак Почёта»
  • Кавалеры ордена Отечественной войны II степени
  • Награждённые медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»
  • Награждённые медалью «За победу над Японией»
  • Народные учителя СССР
  • Заслуженные учителя Украины
  • Педагоги СССР
  • Преподаватели ДИСО
  • Участники Великой Отечественной войны

Wikimedia Foundation . 2010 .

Шаталов, Виктор Фёдорович — (р. 1927) педагог, заслуженный учитель УССР (1987), народный учитель СССР (1990). С 1951 преподавал в школе; с 1956 вёл экспериментальную работу с учащимися, в т.ч. как научный сотрудник НИИ педагогики УССР (с 1973) и АПН СССР (с 1985).… …

ШАТАЛОВ Виктор Фёдорович — (р. 1.5.1927, Сталине, ныне Донецк, Украина), педагог новатор, засл. учитель УССР. (1987), нар. учитель СССР. (1990). Участник Вел. Отеч. войны. Окончил Сталинский пед. ин т (1953). На пед. работе в школе с 1951. С 1956 вёл эксперим. работу с… … Российская педагогическая энциклопедия

Виктор Фёдорович Шаталов педагог новатор, народный учитель СССР, почётный доктор академии педагогических наук Украины, заслуженный учитель Украины. Родился в 1927 году. Работал в школе преподавателем математики и директором. Участвовал в Великой… … Википедия

Шаталов русская фамилия. Известные носители: Шаталов, Александр Николаевич (1957) российский критик и издатель. Шаталов, Виктор Фёдорович (1927) советский педагог новатор. Шаталов, Владимир Александрович (1927) лётчик… … Википедия

Педагогика сотрудничества — направление в отечественной педагогике 2 й половины 20 в. П.с. представляет собой систему методов и приёмов воспитания и обучения, осн. на принципах гуманизма и творческого подхода к развитию личности. Среди авторов П.с.: Ш.А. Амонашвили, И.П … Педагогический терминологический словарь

У этого термина существуют и другие значения, см. Донецкий институт. Создан в декабре 1990 года как Донецкий филиал Российского открытого университета. В октябре 1991 года полторы тысячи студентов приступили к занятиям на 6 факультетах… … Википедия

Содержание 1 1941 2 1942 3 1943 4 1946 4.1 Премии … Википедия

Сталинская премия за выдающиеся изобретения и коренные усовершенствования методов производственной работы форма поощрения граждан СССР за значительные заслуги в техническом развитии советской индустрии, разработки новых технологий, модернизации… … Википедия

Список лауреатов Содержание 1 1967 2 1968 3 1969 4 1970 5 1971 6 … Википедия

Виктор Федорович Шаталов родился в 1927 г., ученый, педагог, народный учитель СССР, преподаватель математики, директор школы. С 1987 г. заведующий лабораторией проблем интенсификации учебно-воспитательного процесса НИИ содержания и методов обучения АПН СССР в Донецке. Разработал систему обучения с использованием опорных сигналов — взаимосвязанных ключевых слов, условных знаков, рисунков и формул с кратким выводом. Практическая деятельность основана на педагогике сотрудничества. Проживает в Донецке. Его педагогический стаж — 53 года. Из них 40 лет — исследования и эксперименты. Издано более 30 книг, многие переведены на 17 языков. Заслуженный учитель Украины, кавалер ордена «Николая Чудотворца» за приумножение добра на Земле.

На едином дыхании читаются последние работы В. Шаталова «Трудных детей не бывает», «Сквозь призму времени», «Соцветие талантов».

В предисловии к недавно вышедшей его книге «Приглашение к поиску» есть примечательные слова, которые звучат не просто как дань уважения знаменитому учителю, но как четкое определение его места в развитии науки — читателю предлагается «новый труд великого педагога современности».

Его методическая система годится не только для школы, ее охотно применяют преподаватели техникумов, вузов, военных академий. В любой заинтересованной аудитории Шаталов — желанный гость. Слушать его — истинное удовольствие. Его лекции длятся по 4-5 часов и больше, но аудитория как завороженная внимает каждому слову.

В чем же особенности шаталовского метода обучения детей? Он не делит учеников на сильных и слабых, у него все равны. Это изначальный постулат, укрепляющий достоинство его воспитанников. При этом все оказываются в одинаковом положении: более способные с опережением осваивают школьную программу, малоспособные не отстают от них благодаря тому, что учитель вызывает у них интерес к учению, они стремятся добиться успеха.

На уроках Шаталова все необычно: дети работают самостоятельно, они не боятся трудных задач, загодя зная, что они им под силу. Опорные сигналы — это схематическое изображение основных направлений изучаемой темы — позволяют каждому ученику уловить суть идеи, запомнить главное, которое складывается из частностей. Сейчас трудно представить, что законы и правила составления опорных сигналов, разработанные Шаталовым, прежде неведомы были школе. Примечательно, что система обучения Шаталова без оговорок нравится его ученикам: они работают творчески, с увлечением, никто не шалит на уроках, дисциплине в классе может позавидовать любой педагог.

Все отвечают по опорным сигналам и получают непременно высокие оценки на каждом уроке. Уроки Шаталова дают многое. Они развивают и укрепляют память, волю. И не только обучают, но и воспитывают учеников. Вот что отвечает педагог-новатор Шаталов на вопрос «От чего зависит успеваемость ребенка в школе?»:«А вы вспомните: в начальной школе ведь успевают почти все: у всех отличные оценки и похвальные грамоты. Почему? Потому что родители малышам уделяют больше внимания и могут помочь в учебе. Я уверен в том, что ребенок должен находиться под опекой родителей до десятого класса. Если чересчур занятые работой родители нанимают своему ребенку гувернера, а потом репетитора, это тоже неплохо. Да, чужой человек при индивидуальных занятиях может заменить маму с папой, но все-таки необходимое ребенку тепло он дать не сможет. Еще успеваемость зависит от того, насколько ребенок осознает необходимость учебы. Нельзя заставлять учиться. Вот, например, однажды дети из отсталого класса, в котором мне предстояло преподавать, испугались: по школе пошли слухи, что у меня очень высокие требования к ученикам. “Не хочу математику!” — прятался от меня один мальчик. Я предложил ему поучиться у меня две недели и обещал, что если ему не понравится, то отпущу к другому преподавателю. Такой эксперимент ему показался забавным. А потом он увлекся — это ведь был его выбор».

Читайте также:  Какие анализы сдавать для уролога

В начале урока Шаталов дает материал в целом. Он сравнивает учебу с разглядыванием картины. Если разбить полотно на кусочки и брать их по отдельности, то неизвестно, сложится ли целостное представление об изображении. Но именно так сегодня преподают в школе. А если вначале дать «общую картину», то кусочки легко встанут на свои места.

Свою уникальную методику Виктор Федорович создал не сразу. Пятьдесят лет назад он начал карьеру учителя в родном Донецке. Через несколько лет молодой математик задумался: почему ребята буквально «вымучивают» алгебру, физику? И сделал вывод: дело не в тупости учеников, а в несовершенстве преподавания. Ученикам вдалбливают в головы сложнейшие правила и формулы и не учат мыслить логически. А ведь математика построена на логике.

Шаталов по-новому подошел к подаче знаний. Он принципиально отказался от традиционного линейного обучения, когда темы идут строго одна за другой. Виктор Федорович брал самый сложный раздел учебника и начинал с него. Вокруг этого центра строил все остальное. Шаталов «минимизировал» учебники — «выжал из них всю воду», оставил лишь существенное. Поэтому его книги выгодно отличаются от школьных талмудов — они в несколько раз тоньше.

Для проверки результатов метода педагог брал самых безнадежных двоечников. Объяснял просто: «Отличников учить легко. А ты попробуй заинтересовать ребят, на которых все махнули рукой». Новации учителя приняли далеко не все — чиновники отнеслись к ним весьма прохладно. Им проще и привычнее было идти по проторенному пути. Но главными противниками педагога были… школьные учителя. Когда он просил класс для эксперимента, даже самые продвинутые из них отвечали отказом. «Шаталов научит моих ребят за месяц, — разоткровенничалась одна учительница, — а что мне потом с ними делать?» Зато сами школьники быстро убедились: учиться «по Шаталову» намного легче и интереснее, чем по старым учебникам. Вместо «двоек» у ребят стали появляться «пятерки», уменьшились прогулы.

На его занятиях работает совершенно необычная методика повторения. Лучшие из дидактов прошлых веков говорили, что «повторение — мать учения». В российской школе было и остается просто катастрофическое отсутствие продуманной системы повторения. Вот слова Шаталова: «Рецепт успеха ученика прост: нужно верить в ребенка и при малейшей возможности давать ему высказаться, чтобы над ним не висел страх оценки, страх отчуждения и осуждения. А во-вторых, учителю нужно очень четко все объяснять».

Многие из учеников Виктора Федоровича сделали успешную научную карьеру. Среди его воспитанников — 62 кандидата и 12 докторов наук, 64 человека стали мастерами спорта.

Методика В. Ф. Шаталова — принципиальный вклад в педагогическую науку и практику. Она отражает мировые тенденции развития дидактики. Можно утверждать, что без реализации от­дельных положений этой методики (как бы они ни назывались в других педагогических технологиях) невозможно совершенство­вать урок как форму совместной деятельности учителя и учащихся.

Необходимо выделить следующие этапы внедрения шаталовской методики. Перво-наперво требуется научно-дидактическое осмысление педагогической технологии. Во-вторых, важную роль играет общая дидактическая подготовка того, кто внедряет данную методику. От него требуется не только теоретическое изучение предмета внедрения, но и его адаптация до уровня собственной методики.

Только осознав предмет внедрения как нечто объективно необходимое и понятное для самого себя, учитель может изучить и успешно использовать новую педагогическую технологию. Внедряет ту или иную технологию обычно учитель-практик. Достигая значительных результатов в обучении, он зачастую не может все это научно обосновать, выразить в законе, закономерности, алгоритме. Так, один из стержней шаталовской методики — опорная схема (далее — ОС) — рассматривается как частный метод, а это — дидактический принцип. Сравним его с традиционной системой обучения. На обычном уроке действует следующая взаимосвязь учителя и школьников: Учитель (У) — Слово (С) — Школьник (III). Между тем общеизвестно, что информация (знания) воспринимается мозгом человека в виде образов, символов, знаков, кодов. Слово — ассоциативный раздражитель. В системе взаимодействия «учитель — школьник» должно быть еще одно звено трансформации слова учителя в форму, максимально адаптированную для восприятия учащимися. Наиболее оптимальная форма, а потому получившая наибольшее распространение, — опорная схема. Это закодированная в виде знаков, символов, образов, понятий, определений новая информация урока (ее основное содержание, причинно-следственные и ценностно-ориентированные связи), представленная на бланке, выполняющем специфические дидактические задачи. Причем в ОС может выражаться любая новая информация каждого учебного предмета. Массовое распространение шаталовской методики наиболее ярко показало недостатки традиционной системы внедрения. Изучался личный педагогический опыт В. Ф. Шаталова, частные приемы и структуры его уроков. Между тем реализация нового дидактического принципа невозможна, если учитель не повышает свой научно-педагогический уровень. Практика показывает, что полное понимание сути ОС наступает только после изучения проблемного способа обучения, организации обучения блоками, научных основ целеполагания урока, педагогических технологий. Всего основных функций опорных схем шесть: обобщение и систематизация, адаптация, ограничения, снятие социального барьера, оптимизация самостоятельной деятельности. Понятно, что столь сложное многофункциональное явление требует серьезной научно-практической подготовки учителя. Поэтому необходим лекционно-семинарский курс (не менее 50-60 часов), чтобы познакомить его со всеми функциями.

Разрабатывая или адаптируя ОС, учитель детально планирует содержание и методы урока и составляет его технологическую карту. Таким образом, заполняется вакуум после фактической отмены плана-конспекта урока. Не имея какой-либо формализованной схемы будущего урока, учитель не в состоянии провести его на высоком уровне. Одним из основных недостатков внедрения шаталовской методики была ориентация на использование учителем ОС, данных ему в готовом виде. Учителю указывалось, сколько минут и что именно он должен делать на уроке. Такая жесткая регламентация вошла в противоречие с тенденцией усиления творческого начала и самостоятельности в деятельности учителя.

Практика показывает , что эффективно применять ОС может только тот учитель, который сам их и составляет. Учителя не понимают, а потому и отрицают чужие ОС, поскольку закодированное и символическое выражение информации сугубо индивидуально. Ведь в ОС кодируется материал именно этого урока, объяснения именно этого учителя и учитываются индивидуальные особенности именно этих учащихся. Не ОС определяет содержание урока, на что ориентировали учителя в бытовавшей системе внедрения шаталовской методики, а, напротив, содержание урока определяет ОС. Учитель должен знать виды (всего их семь) и формы ОС, уметь варьировать их. Должен он знать и основные требования к их составлению: составляется в форме бланка с соблюдением определенного объема и с учетом возрастных особенностей учащихся. Важную роль играют компоновка, выделение основного понятия, цветовая гамма.

Важно учить педагога организации процесса составления ОС. Распространена ошибка, когда пытаются составить ОС сразу полным блоком и в окончательном виде. Такой подход обычно заканчивается неудачей и порождает неверие в свои силы. При составлении ОС необходимо соблюдать следующие этапы:

  • определить основное понятие, его стороны, изучаемые на уроке;
  • дифференцировать словесно-образное и знаково-симво-лическое выражение каждого понятия (составление опорных сигналов);
  • составить опорные сигналы в их отдельных взаимосвязях;
  • составить полный бланк ОС.

Искусство педагога — устранить во время уроков все объективно непреодолимые препятствия на пути ребячьей мысли, направить поиск пусть даже по трудным, но доступным дорогам развития логических связей, не дать угаснуть познавательному интересу, порыву.

Педагогическая психология в вопросах и ответах. – М.: Лига, 2006. Петерс В.А.

Сегодня мы поговорим о Шаталове Викторе — известном российском и украинском педагоге, который предложил свою авторскую методику преподавания. Мы узнаем о биографии талантливого человека, а также подробно рассмотрим его новаторство. Несмотря на то что биография педагога довольно скудна, некоторые сведения удалось узнать.

Герой нашей статьи появился на свет в 1927 году, 30 апреля в городе Сталино (ныне Донецк). О детских годах и юности Виктора Федоровича практически ничего не известно. Мальчик рос спокойным и сосредоточенным, любил читать, часто предавался своим мыслям. Есть данные, что с 1951 года он преподавал в школе математику, а позже занял пост директора школы. Известно, что экспериментальную деятельность с учениками он начал в 1956 году. Именно она послужила в будущем созданию его уникальной методики.

Шаталов Виктор Федорович — участник Великой Отечественной войны, имеет военные награды.

В 1987 году Виктор Федорович занимает новую должность — становится заведующим лаборатории по проблемам интенсификации учебного и воспитательного процессов в НИИ. Одновременно с этим становится членом Академии Педагогических наук СССР в Донецке.

Шаталов Виктор Федорович, биографию которого мы изучаем, стал автором уникальной педагогической методики, целью которой является эффективное обучение. Метод основывается на педагогике сотрудничества, на создание окончательного варианта ушло целых 13 лет.

В 1992 году Шаталов стал доцентом Института последипломного образования.

За свою плодотворную жизнь педагог написал более 60 книг, которые были опубликованы и имели успех. Самые известные из них: «Куда и как исчезли тройки», «Точка опоры», «Педагогическая проза».

На данный момент Виктор Федорович проживает в Донецке и является профессором социального образования.

Учитель Шаталов Виктор Федорович в 1956 году создал несколько экспериментальных классов в родном городе. С этого момента начался сложный процесс работы над совершенствованием методики. Для начала он решил использовать её на практике всего пару раз в неделю.

Первый класс, на котором учитель опробовал экспериментальную программу, состоял из 33 человек. Интересно то, что ученики закончили изучение полного курса школы на 2 года раньше, показав при этом большие успехи. В высшие учебные заведения поступили абсолютно все ученики, более половины из них во время учебы получали повышенную стипендию.

Все следующие годы талантливый педагог посвятил углублению своих знаний. Он писал книги, проводил семинары и рассказывал свои идеи. В период перестройки активного учителя, желающего реформировать систему преподавания, заметили. Он получил орден Знак Почета, награды Заслуженный учитель и Народный учитель.

Со временем об учениках в экспериментальных классах забыли, но Шаталов продолжал авторское преподавание. Он регулярно устраивал в Москве недельные ежегодные курсы по математике и физике. На данный момент с авторскими курсами Виктор Федорович в Москву не приезжает из-за состояния здоровья.

В 1971 году появилась небольшая статья С. Соловейчика в газете «Комсомольская Правда» под названием «Метод Шаталова». Эта статья стала движущей силой, которая обратила внимание всего педагогического сообщества на педагогику сотрудничества. Чуть позже автор методики публично представил на широкое обозрение дидактическую систему, следуя которой каждый учитель мог обучить любого ребенка всем предметам школьного курса. При этом уровень подготовки ребенка и материальные возможности родителей роли не играли.

Система Шаталова Виктора Федоровича, разработанная для интенсивного обучения, состояла из множества постулатов, которые предлагали по-новому посмотреть на процесс обучения. Рассмотрим самые основные из них.

Он предлагал перейти к авторским учебным пособиями, которые бы представляли материал в вербально-графических формах. Доказано, что так информация воспринимается и запоминается гораздо легче. Также Шаталов предложил использовать принцип открытых перспектив, который стимулирует у учеников творческое независимое мышление. Суть этого принципа в том, чтобы ребенок сам искал пути решения проблемы, а не действовал по определенному алгоритму или так, как от него ожидают. Виктор Федорович внедрил принцип систематической обратной связи: при помощи разнообразных форм контроля и учета каждый ученик отдельно проверяется на уровень знаний. Это позволяет избавиться от обычных школьных дневников и журналов.

Шаталов Виктор Фёдорович методику предлагал такую: давать детям нетрадиционные домашние задания, так называемые предложения совершенно разного уровня сложности. При этом должны учитываться индивидуальные особенности каждого ученика, то есть здесь использовался дифференцированный подход. По мере приближения к окончанию курса сложность заданий достигает и дети легко с ней справляются.

В целях развития у детей продуктивного мышления и сокращения времени на выполнение задач особой сложности педагог предложил ввести систему взаимопроверки учащихся.

Шаталов Виктор Федорович, фото которого мы видим в статье, предложил одну серьезную идею относительно реформирования самого понятия «экзамен». Вместо традиционной проверки знаний он предложил использовать листы группового контроля. Они позволяли бы ученикам самостоятельно оценивать свой уровень знаний и контролировать успехи на каждом этапе обучения.

Большое внимание педагог уделял вопросу эмоциональной атмосферы в коллективе. Чтобы обучение было продуктивным, в классе должны царить спокойствие и бесконфликтность. Спорные ситуации возникать могут, но решать их надо головой, а не эмоциями. Для закрепления этого принципа Шаталовым были введены игровые формы обучения.

Базовые принципы используют не только школьные учителя, но и преподаватели вузов, которые хотят донести сложное простым языком.

В Москве в 2000 году открылось учебное заведения дополнительного образования, которое через время стало называться «Школой-студией Шаталова». Занимательно, что здесь работают бывшие ученики и последователи Виктора Федоровича. Руководителем школы является Сергей Виноградов.

Обучение здесь ведется во время каникул и по выходным. Средняя продолжительность курса — 7 дней. Обучение полностью открыто — родители могут дистанционно наблюдать за процессом. Курсы разработаны с учетом всех возрастных групп, то есть обучаться здесь могут как дошкольники, так и одиннадцатиклассники.

По всем предметам общеобразовательной школы выпускаются авторские материалы в виде видеозаписей с участием С. Лысенковой, Ш. Амонашвили и В. Шаталова. Школа выпускает свою литературу и учебные пособия.

Шаталов Виктор Федорович обладает множеством наград. Он прожил поэтому перечисление всех его званий и наград заняло бы всю статью. Мы упомянем только самые значимые из них. На Украине Шаталова награждали орденом «За мужество» III степени, юбилейной медалью «60 лет освобождения Украины от фашистских захватчиков», медалью «Защитнику Отчизны». В России Виктор получил медаль Жукова, орден Дружбы, три юбилейных медали в честь Победы в Великой Отечественной войне.

Виктор Фёдорович имеет орден Отечественной войны II степени и множество медалей СССР («Ветеран труда», «За победу над Японией», Юбилейные медали Вооружённых Сил СССР, Советской армии и флота, медаль Макаренко, медаль Н. Крупской).

Итак, мы узнали, кто такой Шаталов Виктор Федорович. Биография (краткая, но насыщенная) доказала нам, что он человек ответственный и талантливый. Методика его обучения заставляет под другим углом посмотреть на процесс обучения, а потрясающие результаты впечатляют. Несмотря на то что метод очень необычен, его восприняли с большим интересом. По сей день многие следуют его советам — и не только учителя, но и ученики, которые желают более продуктивно получать и использовать знания.

Подводя итоги статьи, хочется сказать о том, что Виктор Федорович заслужил уважение и почет. Он создал уникальную методику, которая, к сожалению, не стала настолько распространённой, как хотелось бы. При этом педагог сделал вклад, который, возможно, положит начало серьезным реформам в сфере обучения. Чем большее количество людей узнает о его системе обучения, тем больший будет отклик, многие педагоги и ученики заинтересуются системой и будут использовать ее.

Народный учитель СССР (Донецк). Человеческий фактор обусловливает и определяет дидактическую концепцию В.Ф. Шаталова. Вся его система обучения построена на принципе уважения личности школьника гуманного отношения к нему. Он к каждому ученику подходит с оптимистической гипотезой верит в его учебные способности, возможность усвоения любым школьником учебного материала на уровне «четверки и пятерки». Создавая доброжелательную обстановку на занятиях: Виктор Федорович вызывает у учащихся чувство уверенности в свои силы и успеха в учебной работе. «Учится победно!» — вот девиз педагога новатора. Успех в усвоении он считает важным дидактическим принципом.

Подчеркнем, что В.Ф. Шаталов на первое место в процессе обучения ставит воспитательную задачу, а также формирование у учащихся общественно ценных мотивов учения, любознательности, познавательных интересов и потребностей, чувства долга и ответственности за результаты учения. А уже потом следует задача учебно-познавательная.

В опыте В.Ф. Шаталова по учебной работе можно выделить ряд особенностей.

Строго определенная организация учебного процесса, которую можно назвать алгоритмом учебной деятельности. Академик В.В. Давыдов оценил ее как возможность достаточно жесткого и поэтапного управления познавательной деятельностью самих школьников. Каждой теме учебного предмета В.Ф. Шаталов присваивал номер, который знали все учащиеся. порядок изучения каждой темы, т.е. поэтапного управления был всегда один и тот же. сохранялась строгая последовательность этапов изучения новой темы (это, по сути, и есть алгоритм): 1) развернутое объяснение зрителя: 2)сжатое изложение учебного материала по опорным плакатам; 3)изучение листов с опорными сигналами (уменьшенные копии опорных листов и плакатов); 4)работа с учебником и листом опорных сигналов, в домашних условиях; 5) письменное воспроизведение опорных сигналов на следующем уроке; 6) ответ у доски или прослушивание устных ответов товарищей.

По Шаталову сначала изучается теоретический материал, а затем уже практический. Он пришел опытным путем к той же мысли; что и В.В. Давыдов экспериментально — в теории развивающего обучения.

По Шаталову учебный материал изучается укрупненными единицами. Он полагает, что так учащиеся видят целостную картину изучаемого, а не только его фрагмент. Успех усвоения большой темы достигается быстрым темпом изучения и путем многократного вариативного повторения. К примеру, в учебном материале по математике изучаются основные понятия и связи между ними» Второстепенный материал не дается. Довод: практически ученикам знать доказательства не обязательно, тем более, что одна и та же теорема вывод одной и той же формулы имеют много вариантов. В результате удается сократить время, необходимое для изучения к усвоения программного учебного предмета. Это «высвободившееся время» используется для опережающего обучения. На занятиях по какой-либо теме заглядывают в темы предстоящие. В конечном итоге опережение, например по математике, достигает целого года: курс, рассчитанный на три учебных года, учащиеся с успехом усваивают за два. Практику В.Ф. Шаталова о необязательности заучивания доказательств психолог Д.М. Фридман находит неубедительной, спорной. Психолог З.И. Калмыкова ту же практику педагога-новатора оправдывает.

Еще одна особенность опыта В.Ф. Шаталова — обеспечение учебного процесса оригинальными дидактическими средствами и пособиями . Это опорные листы и сигналы, конспекты, плашки решаемых задач, открытый лист учета знаний. Все эти пособия активно используются в учебном процессе в школе и дома.

В.Ф. Шаталов использует многие приемы коллективной познавательной деятельности: взаимную консультацию учащихся, взаимопроверку знаний, обращение к помощи старшеклассников в работе с младшими. На занятиях используются также приемы игры. В учении школьников нет принуждения, нет и страха из-за «двойки» иметь неприятности с родителями или учителями. Отметку при желании всегда можно исправить и повысить, пересдается вся тема. Ученик учится без «троек».

В.Ф. Шаталов на основе своей практики предложил несколько других, в отличие от традиционных принципов обучения: а) принцип успеха и оптимизма; б) принцип бесконфликтности; в) принцип целостности (блочное, опережающее и обучение в быстром темпе).

Оценивая в целом опыт В.Ф. Шаталова как оригинальный и положительный, психолог академик А.А. Бодалев считает, что в его системе упор сделан на создание и развитие у ученика репродуктивных способностей и, к сожалению меньше — на развитие творческой самобытности учащихся. С этой оценкой А.А. Бодадева, по-видимому, можно согласиться лишь отчасти, так как далеко опережающее обучение, как это практикует В.Ф, Шаталов, было бы невозможно без развития творческих способностей учащихся.

Совет читателю: прежде чем судить об опыте педагогов-новаторов с чужих слов, следует прочитать их сочинения и делать собственные выводы и умозаключения. С1982 г. В. Ф. Шаталов — доцент Института последипломного образования в Донецке, с1985 г. — научный сотрудник АПН СССР.

Амонашвили Шалва Александрович

Грузинский педагог и психолог, доктор психологических наук, профессор, академик РАО, исследователь-зкспериментатор и практик.

Основное внимание его исследований сосредоточено на начальном обучении (новое содержание, формы и методы). Еще задолго (с1965 г.) до введения в нашей стране обязательного обучения детей с 6 лет (1984 г.) Ш.А Амонашвили исследовал проблему раннего обучения. Он доказывал, что это сензитивный возраст, т.е. наиболее чувствительный, податливый, благоприятный, отзывчивый для ускоренного интеллектуального и нравственного развития, для формирования культуры чувств. И.А. Амонашвили уделил особое внимание личности учителя, его нравственным качествам и духовному облику.

Учителя, работающие с шестилетками, должны обладать целым рядом особых качеств, быть людьми доброй души и любить детей такими, какие они есть. Учитель должен понимать детей. Учителю надо быть оптимистом. Учителя «обязаны олицетворять человека будущего, человека нового склада». Завоевать любовь детей — насущнейшая задача учителя, считает ученый-исследователь, «ибо только через любовь к своему учителю ребенок входит в мир знаний иосваивает моральные ценности общества».

Вся учебно-воспитательная работа с детьми, ее методы, приемы, формы, «пройдя через душу педагога, согретую любовью к детям и наполненную чувством гуманности, становятся утонченными гибкими, целенаправленными и потому — эффективными», — утверждает Л.А. Амонашвили.

Из этих высказываний определенно видно, что педагогическая и дидактическая система Ш.А. Амонашвили проникнута гуманным отношением к детям, основана на чувстве уважения к ним, взаимной любви учителя и учащихся.

С этих же позиций он относится к проблеме школьной оценки и отметки. Прежде всего, и, безусловно, справедливо Ш.А. Амонашвили различает и разводит понятия «оценка» и «отметка». Оценка еще не отметка. Оценка — это как бы соответствующий комментарий сиюминутного поведения школьника, его учебной работы в данный момент. оценка выражается в словесной форме, например: «Молодец», «Ты хорошо справился с заданием», «Вчера у тебя было сделано лучше, чем сегодня», «Не спеши, еще раз проверь выполненное упражнение, не допустил ли ошибок» и т.п. Иногда это может быть улыбка, добрый взгляд учителя, выражение удивления и т.п. «оценка». Отметка же — это обобщенная оценка. Она выражена в баллах и выставляется в тетрадях и дневниках школьников, в классном журнале. Затем отметка в журнале как бы отделяется от ее носителя (конкретного ученика) и становится предметом учета, статистики выяснения процента успеваемости и т.п. Но главная особенность отметки даже не в этом, а в том, что она приобретает признак нравственной оценки носителя отметки, т.е. того, кто эту отметку подучил. Отличник по учебе, значит, это хороший человек, мыслят дети. А если кто-то плохо учится, он и человек плохой я с ним дружить не надо. Это серьезный недостаток школьных отметок, по крайней мере, в начальных классах.

Гуманистическое отношение к ребенку выражается в любом методе и приеме учебно-воспитательной работы. Так, не следует одного ребенка по его успехам или неудачам в учении (или в другом деле) сравнивать с другим учеником, такое сравнение неэтично и негуманно. Сравнивать можно результаты сегодняшней работы одного и того же школьника; результатами того, что было раньше.

Ш.А. Амонашвили выступает сторонником формирования у детей доброты, чувства товарищества, дружбы и взаимопомощи как в учебных делах, так и в повседневной жизни.

Е.Н. Ильин — учитель литературы 307-й, затем 516-й средней школы Ленинграда — Санкт-Петербурга, известный методист. То новое, что внес он в дидактику, видно будет лучше и нагляднее, если его методику сравнить с привычной методикой изучения литераторы в школе.

Система подачи нового материала по литературе имела традиционную схему: 1) излагается биография писателя, поэта; 2) изучается и анализируется его творчество по крупным, разделам, например, лирика, гражданская поэзия, сказка исторические повести А.С. Пушкина или других писателей, поэтов; 3) общие идеи иллюстрируются отрывками из произведений писателя, цитатами из стихов поэта; 4) делаются выводы о художественных особенностях произведений, о вкладе писателя в историю литературы.

Есть, конечно, и варианты. При этой системе учитель «дает» (транслирует) материал, а ученик его «берет», если есть желание «брать». Очень часто у ученика не возникает интереса к чтению произведения. Не все ученики читают программную литературу. У Е Н Ильина читают все! Негативная сторона традиционного изучения литературы: на первом месте стоит познавательная задача, а уж потом воспитательная. В методической системе Е.Н. Ильина есть ряд находок в построении изучения темы, подаваемых наоборот, в отличие от традиционного. Педагог-новатор главную цель преподавания литературы видит в ее воспитательной функции, а уже потом — в познавательной. «Интенсифицировать знания в массовой школе в полной мере удается лишь, на воспитательной основе». Отказавшись от пассивных методов обучения («Запоминай так как сказано в учебнике!»), он разнообразными приемами побуждает учащихся к активному поиску «своей истины», собственных взглядов и оценок обсуждаемых проблем. Постоянно используются приемы, рассчитанные на эмоциональное воздействие литературных я поэтических произведший на ученика. «В какой мере работа ума становится трудом души — вот критерий урока литературы».

Читайте также:  Какие анализы сдать при кровотечение

Е Н Ильин деталь считает жемчужиной текста. «Одним узелком все распутать и снова собрать в узелок — разве не заманчиво? Проблемность, целостность, образность — все, все в этом узелке». Начиная с «мелочи» и «детали», преподаватель рассуждает, ищет, спорит, ошибается, исправляется и доходит до больших обобщений: от детали — через поиск к обобщениям. Поиск, начатый на уроке, продолжается за его пределами, появляются творческие, иногда-игровые задания.

Особое внимание уделяется репликам, вопросам учащихся на уроке. В них выражается поиск спор, сомнение, возражение, стремление иметь свою точку зрения. Развивается любознательность, ученик тянется к литературе. И учитель не только учит, но и сам учится у школьников. Е. Н. Ильин придает значение педагогической технике. Артистизм учителя он считает наивысшим учебным средством. Урок литературы — это искусство, и учитель — художник своего урока: он и сценарист, и режиссер, и исполнитель, и взыскательный критик, литературовед. Если этого нет утверждает Е.Н. Ильин, то учитель имеет дело с пресловутой «галереей образов»фигур, персонажей, куда неожиданно попадает и словесник-академист как один из «типичных представителей» неживой, незримой литературы».

Велико значение общения учителя с учащимися в учебно-воспитательной работе, считает Е.Н. Ильин. Необходимо строить новый тип отношений учителя с учеником, в основе которого — «доброжелательность, мудрая простота, взаимный контакт и интерес». Мы рассказали об опыте новатора-преподавателя литературы. Но у Е.Н. Ильина возьмет учитель других предметов. Предвидя такой вопрос, в одной из книг он сам ответил, что его опыт должен запивать не только словесников и не только учителей, потому что он выверен многолетней практикой и высоким стабильным конечным результатом. Безусловно, учитель любого предмета возьмет воспитательную функцию урока, обеспечивающую успех работы учителя, прием как узел урока, активную поисковую работу учащихся вместе с учителем как сотворчество, общение учителя и учеников как духовный контакт, педагогическую технику как атрибут педагогического мастерства.

Педагог-новатор, педагог-экспериментатор, академик РАО, в 70-80-е годы организовал школы-комплексы в с. Ясные Зори (Белгородская область) и с. Зыбково (Кировоградская область). Эксперимент М.П Щетинина был задуман широко, всеохватывающе и опирался на ряд ведущих идей.

Концептуальной основой дидактической (шире: учебно-воспитательной) системы М.П Щетинина стала идея гармонического сочетания рационального и эмоционального в познавательной деятельности человека. Она находит подтверждение в учении академика И.П. Павлова о высшей нервной деятельности, о художественном и абстрактном типе мышления. Говоря проще, в учебной (как и вообще в познавательной) деятельности человека должны быть задействованы равно как ум» так и живое восприятие и эмоции, разумеется, в их гармоническом сочетании. Без этого невозможно добиться и гармонического развития личности. И научно-педагогические эксперименты M П Щетинина проводятся с целью найти и обосновать такую учебно-воспитательную систему, которая наилучшим образом (оптимально) решала бы задачу гармонического развития интеллекта и чувств молодого человека

Начнем с того, что в соответствии с этой концепцией и был учрежден новый тип учебного заведения: школа-комплекс на селе. Он объединял, по сути, шесть разнотипных школ: общеобразовательную, художественную, спортивную, хореографическую, музыкальную и учебно-производственный комбинат. Анализируя типовые учебные планы общеобразовательных школ того времени, М П Щетинин пришел к выводу, что в них на 2/3 представлены учебные предметы для развития ума и только лишь 1/3 — для чувственного восприятия и двигательных действий учащихся. Парадокс! Школьник на занятиях большей частью сидит, но мало двигается. Он мало занят художественным

творчеством. В комплексе есть разнопрофильные школы. Но как сделать так, чтобы у учащихся без перегрузки было реальное время в них заниматься? Где его взять? И приходит гениальное простое решение: сократить продолжительность каждого урока с 45 минут (так называемый академический час) до 35 и даже до 30 в младших классах.

Проведя специальное исследование о продуктивности 45-минутного урока в начале, середине и в конце его, М Л Щетинин убедился, что самыми малопродуктивными, а иногда — нулевыми являются последние 10-12 минут. И если от них отказаться, то продуктивность каждого урока почти не пострадает. Но зато будет сэкономлено 10-12 минут только на одном. Из них складываются дополнительно почти 2 урока по 30-35 минутили, можно сказать, вместо 5-6 уроков по 45 минут в день можно заниматься 6-7 уроков по укороченному времени. Эти-то уроки и пойдут на занятия в художественной, спортивной и других школах. Кроме того, ведь занятия в общеобразовательной школе согласуются с внеурочными и внешкольными занятиями. Значит, и это время можно использовать для занятий в профильных школах.

Расписание уроков составляется так чтобы занятия «речевого» цикла обязательно чередовались с занятиями «образного», т.е. по музыке, изобразительному искусству а также с занятиями «двигательного» цикла (физическая культура, труд, хореография). Опыт подтвердил, что утомления у детей не наступает, интерес к занятиям по всем предметам даже возрастает. Домашние задания даются редко (например, чтение программной художественном литературы), потому что все общеобразовательные «словесные» предметы отрабатываются на уроке. Это в целом гарантирует и укрепление здоровья детей.

Педагог-новатор попробовал организовать занятия методом погружения в учебный предмет. В свое время эта идея была высказана И. Писаревым (Россия, 1840-1868). В опыте М Л.Щетинина исходным положением метода была идея целостного восприятия ж понимания учеником всего годичного курса в короткий срок. Организационно это достигается, во-первых, путем концентрированного изучения одного предмета в возможно короткий срок — это и есть погружение — и во-вторых, путем четырехкратной повторяемости в течение учебного года подобного погружения на более высоком уровне — от ориентировочного до творческого. В реальном опыте в школе-комплексе у М. П. Щетинина это выглядело так. При традиционной организации обучения в один день учащиеся класса занимаются по 5-6 предметам: по математике, географии, литературе и т.д. В течение всем недели общее количество учебных предметов например, в средних и старших классах бывает 13-15. По всем предметам школьники продвигаются параллельно и равномерно. Обучаясь способом погружения в течение одной недели все 34-36 часов, учащиеся изучают только один предмет, например, математику. После каждых двух уроков проводятся занятия музыкой, физкультурой, хореографией

При первом погружении (сентябрь) учащиеся схватывают основные понятия и идеи курса за весь учебный год. Считается, что это — погружение на ориентировочном уровне. Потом по этому же способу изучают всю следующую неделю другой учебный предмет, например, язык и др. Но вернемся к математике. Второе погружение проводится в ноябре. На этот раз конкретизируются понятия и идея предмета схваченные при первом погружении. Теоретические вопросы изучаются глубоко и всесторонне. Следующее, третье погружение по той же математике проводится уже в марте. Учащиеся воспроизводят теорию на новом уровне устно, письменно и опираясь на наглядность. И, наконец, в апреле орга­низуется еще одно, четвертое, заключительное погружение на новом витке усвоения. Учащие сами придумывают и решают задачи, проводят опыта, выполняют творческие задания. При этом методы проверки знаний остаются традиционными.

При занятиях способом погружения учителю надо добиться формирования у учащихся действенных мотивов учения интереса к предмету, образования доминанта, что этот предмет ученику необходим, что он имеет невосполнимое прикладное значение и т. п.

Индивидуальные занятия чередуются с коллективными, репродуктивные с творческими. В различных видах деятельности участвуют все анализаторы человека происходит гармоническое развитие органов чувств. Учитель на занятиях прибегает к помощи консультантов из хорошо успевающих учащихся.

Хотя результаты учебной деятельности способом погружения были обнадеживающими, но группой учителей и некоторыми сотрудниками органов образования они были оценены неоднозначно и даже негативно. Поэтому опыт обучения способом погружения дальнейшего развитая не получил, хотя он бесспорно эффективен, например, при изучении иностранных языков (интенсивное изучение языков в короткий срок) правил дорожного движения, при формировании навыков владения музыкальным инструментом и некоторых других занятиях. Для обучения рассматриваемым способом нужна серьезная подготовка и переподготовка учителей, причем, принципиально иная. А этого на практике пока нет. М П. Щетинин обращает внимание и на воспитательную работу, формирует у школьников чувство собственного достоинства, своей значимости среди людей. В школах М П. Щетинина активно действуют органы школьного самоуправления. С1988 г. М. П. Щетинен – генеральный директор Центра комплексного формирования личности в станице Азовская.

Это учитель-новатор из г. Реутово Подмосковья, который обобщил свой многолетний опыт работы в школе по гибкому и многовариантному построению процесса обучения творчеству. Ныне он кандидат педагогических наук.

Игорь Павлович, учитель рисования и пения (с1952 г.) убедился в том, что все дети талантливы, они фантазеры, у них высока приспосабливаемость к делу. Они еще в младших классах сами практически доходят до некоторых приемов черчения, проектирования. Убедившись в этом Волков в самых обычных классах, т.е. не из специально отобранных учащихся, вместо уроков труда и изобразительного искусства проводит синтезированные уроки творчества. Занимаясь проблемой развития самостоятельности и творчества, развития способностей и склонностей, он пришел к выводу, что все нормальные дети обладают разнообразными потенциальными способностями, а школа должна выявить и развить их, значит, надо создать необходимые условия для расцвета одаренности ребят.

И П. Волков, решая учить ребят творчеству, рассуждает так, в мире есть дети, одаренные в какой-либо преимущественно одной области: музыке, изобразительном искусстве и др. Но это чрезвычайно редкий дар природы, а в общей массе они имеют обыкновенные задатки, т.е. потенциальные способности. Если создать им благоприятные условия, то они могут быть развиты даже до высокого уровня. Но дело в том, что эти таланты проявляются, так сказать, не в один момент, а одни раньше, другие позже. Значит, поиск и последующее развитие творческих способностей ребят надо вести не один год. Ученику следует дать возможность практически активно проявить себя в самых разных видах деятельности и творчества. Творчеству надо обучать!

Творчество, индивидуальность, художество, считает И. П. Волков, проявляются даже в минимальном отступлении от образца. Но чтобы создать конкретный продукт творческого характера, нужны как общеобразовательные, так хотя бы минимальные общепрофессиональные знания. В учебный процесс необходимо включать различные виды труда и поощрять творчество ребят. Для этого в начальных классах были разработаны уроки творчества. Исходными принципами при проектировании и организации этих уроков И. П. Волков взял следующие: 1) знания как фундамент творчества: 2) строгий отбор учебного материала: 3) многократность повторения; 4) разностороннее развитие ученика; 5) формирование устойчивого интереса ж ребенку; б) обучение грамотному выполнению работ под руководством взрослого; 7) контроль учителя за работой ученика; индивидуальный подход.

Для построения процесса обучения учитель-новатор предлагает 19 видов работ. Используется принцип межпредметных связей и блочное изучение учебного материала. Отрабатываются приемы труда, в результате создается творческий продукт.

Новаторская идея И.П. Волкова заключается в том, что он создал механизм выявления творческих способностей ребят и их развития. В школе с 4-го класса была введена «Творческая книжка школьника». В нее записывается содержание самостоятельных и творческих работ ученика, выполненных сверх учебной программы, примерно по таким разделам: углубленное изучение программных и непрограммных предметов; опытная и исследовательская работа, например, по биологии; работа по искусству: участие в олимпиадах, соревнованиях, конкурсах. Это основные направления самостоятельных работ, на самом деле они более разнообразны. За 7 лет ведения книжки в ней будет 50-80 уроков — все зависит от творческой активности самого ученика, который ищет себя и определяет, где и в чем его способности проявляются лучше или хуже. Ко времени окончания школы вполне проясняются профессиональные предпочтения и склонности ученика. Практика показала, что для творческих занятий в школе нужны и творческие комнаты. В одной школе их может быть много. Для их создания используются предметные кабинеты после уроков. Методика и организация в них существенно отличается от традиционных форм внеклассной работы. И. П. Волков их определяет так.

1) В любую творческую комнату может прийти ученик любого класса в любое время учебного года (независимо от успеваемости или развития) и установить свой ритм работы (систематически или «через раз»).

2) В творческой комнате любого типа ученик независимо от возраста получает начальную профессиональную подготовку.

3) Организация и методика работы творческой комнаты уникальны дня каждого случая и зависят от цели, поставленной учителем. За год ученик знакомится на практике с несколькими видами труда и может определить свои предпочтения. Соответствующая запись делается в «творческой книжке»

И. П. Волков,выделяет три возможных варианта схем обучения: прямой (кратчайший путь), по дуге и по бесформенной кривой. Это зависит от объема изучаемого материала Он определил пять систем обучения: 1) линейно-последовательная; 2) разорванная; 3) параллельная; 4) блочно-параллельная; 5) основанная на ассоциативных связях. Автор раскрывает особенности названных систем обучения, оценивая их достоинства и недостатки.

В целом система И.П. Волкова способствует формированию у школьников интереса к творчеству, потребности в нем.

Палтышев Николай Николаевич

Палтышев — народный учитель СССР (1987), преподает физику в СПТУ №1 г. Одессы: ныне кандидат педагогических наук, профессор кафедры педагогики Одесского ИУУ, зав. кафедрой философии ЮУПТУ.

История формирования педагогических идей НН Палтышева в очень кратком изложении выглядит так. Молодой инженер, выпускник местного технологического института в1972 г. стал преподавателем в среднем профтехучилище (потом окончил физико-математический факультет Одесского пединститута).

Сначала занятия проводил традиционно. Результаты были неутешительные. Как известно, в профтехучилище контингент учащихся набирался из числа выпускников восьмилетних школ, не особенно отягощенных знаниями. И неудивительно, что курс физики за среднюю школу для большинства давался с трудом. Такая ситуация не устраивала пытливого преподавателя. Анализируя ее, Н.Н. Падтышев увидел общую причин: учащиеся не имеют общеучебных умений и навыков! То же самое наверняка было причиной слабых успехов еще в общеобразовательной восьмилетке. Найдено первое направление преодоления кризиса с успеваемостью. Н.Н. Палтышев для этого использует разные приемы: и общие советы, и индивидуальные консультации, и хоровое заучивание, и проговаривание и т.п.

Неуспех в учении, как известно, ведет к потере у ученика интереса к нему, отсутствию любознательности. Второе направление определилось так: абстрактно-теоретический курс физики надо превратить в теоретико-прикладной. Для этого были подвергнуты разностороннему анализу учебные программы токарного, слесарного дела, материаловедения, электротехники и других профессионально-профилирующих учебных предметов. Оттуда был взят тот материал, который непосредственно относится к курсу физики. Так благодаря межпредметным связям можно было составить рабочую программу курса физики, в которой ее общие положения для учащихся уже не казались абстрактными и ненужными, как было до сих пор. Они увидели служебную роль этого предмета, помогающего овладению техническими и технологическими вопросами профессии, достроенной с зачетом законов физики. Это был вариант того самого контекстного обучения, о котором мы писали чуть ранете. Возникла и укреплялась у учащихся любознательность, интерес к учению, менялось их отношение к физике в положительную сторону. Так произошел поворот в мотивах учения учащихся.

Пытливый педагог заметил также, что в учебниках физики нечетко выражен и не подразделен основной и второстепенный материал, иногда учащемуся трудно выделить систему знаний. Н.Н. Палтышев из всего курса предыдущих лет выделил то, что нужно для заучивания. И оказалось, что не так уж много — только 17 основных понятий и формул, которые нужно знать из пройденного. И 4-6 уроков было достаточно, чтобы их выучить! А коль скоро есть база знаний, то остальной материал уже был посилен для усвоения и по объему, и по сложности. Так пришел успех в преодолении кризиса в преодолении кризиса в учении.

Четверть века назад имя школьного учителя из Донецка Виктора Шаталова гремело на всю страну. Его воспитанники заканчивали школьный курс десятилетки в 9-м классе, и даже в 8-м и 7-м. Все без исключений поступали в вузы. Уникальная методика привлекала внимание и педагогов, и родителей, и учеников. Шаталов руководил экспериментальной педагогической лабораторией в Донецке, которую финансировала Академия педагогических наук СССР. Сегодня методику Шаталова возрождают его московские последователи.

Виктор Фёдорович Шаталов — народный учитель СССР, участник Великой Отечественной войны, кавалер ордена Дружбы (Указ Президента России № 1552 от 19 ноября 2007 года), заслуженный учитель Украины, профессор Донецкого института социального образования, лауреат нескольких международных премий. Он — автор более 30 книг, которые переведены на 17 языков мира.

Виктор Фёдорович начал работать учителем физики и математики в родном Донецке после окончания пединститута, в 26 лет стал директором школы. Проблем в школьном обучении и тогда хватало. Учитель стал экспериментировать и через несколько лет создал весьма эффективную систему обучения географии. Затем перевёл на новую методическую основу алгебру, геометрию, физику, астрономию, историю, показав универсальный характер системы. Годовой курс дети изучали за несколько недель. Исчезли двойки, жалобы родителей, прогулы, второгодничество.

Необучаемых детей не бывает, бывают непрофессиональные педагоги. Идти от целого к части, опираться не на зубрёжку, а на понимание — вот основа методики Шаталова. Учёбу можно сравнить с разглядыванием картины. Если разбить полотно на кусочки и брать их по отдельности, то неизвестно, сложится ли целостное восприятие изображения. Но именно так обычно преподают в школе. А если вначале дать представление о целом, то кусочки легко встанут на свои места, и мозаика сложится.

Шаталов дает прочные знания благодаря умелому структурированию материала, наращиванию информации в оптимальном темпе и её многократному повторению. Пренебрежение мерой в дозировании учебного материала ведёт к тому, что «в одно ухо влетает, а из другого вылетает». Проблему решает не совершенствование системы экзаменов, а методика обучения, усиливающая естественный механизм понимания.

Сколько раз надо повторить материал, прежде чем ребёнок сможет его понять, воспроизвести? Шаталов рассказывает столько, сколько нужно, и в разных вариантах. Он впервые в мировой практике обучения создал систему, эффективно обеспечивающую работу «механизма» понимания текста, получив при этом огромный выигрыш и во времени, и в качестве усвоения учебного материала. Система В. Ф. Шаталова включает в себя шесть элементов: повторение, проверку знаний, систему оценки знаний, методику решения задач, опорные конспекты, спортивную работу с детьми.

Оглавление учебника и тезисы урока — опорный конспект. Он представляется в виде некой графической схемы из элементов, связанных между собой. У Шаталова они именуются «опорными сигналами». Не зря Э. Резерфорд понял, как устроен атом, не из математического описания, а путём зрительной ассоциации с Солнечной системой. Удачная схема — находка для учителя и ученика. Ученики выводят из неё ответ, как из красивой формулы.

Оптимальная схема должна учитывать ограниченный объём информации, которая может быть воспринята учеником одномоментно. Поэтому эффективность схемы прямо пропорциональна количеству тезисов-идей и обратно пропорциональна количеству символов-блоков, их выражающих. Число тезисов не должно превышать 7 ± 2 (таково, по мнению психологов, число смысловых элементов, с которыми наше сознание может эффективно оперировать одновременно). Эффективность схемы тем выше, чем больше идей можно развернуть на основе представленных символов. Кроме того, необходимо учитывать возраст учеников, степень их владения материалом.

Схема облегчает запоминание, повторение материалов, структуризацию и приумножение знаний. Дети охотно воспроизводят дома опорные конспекты, с которыми работали на уроке. Школьники обходятся без дневников и традиционных домашних заданий. Им незачем халтурить, списывать, шпаргалить. Ведь сделать самому — быстрее и приятнее. Система Шаталова даёт ребёнку чувство уверенности в своих силах. Она воспитывает самостоятельность, взаимопомощь, инициативу.

Ученики Шаталова способны за 15 минут повторить, пробежав глазами опорные сигналы, годовой курс по любому предмету. Многие воспитанники Шаталова стали мастерами спорта, защитили кандидатские и докторские диссертации по математике, медицине, физике, педагогике, философии.

Система не сводится только к опорным конспектам. В ней много нюансов, блестящих методических находок в оценке знаний. Систему надо видеть. Такая возможность есть. Созданы видеофильмы с уроками Шаталова по алгебре, геометрии, тригонометрии, физике, астрономии. Изданы учебники и книги по его методике.

Во время каникул Виктор Фёдорович Шаталов приезжает в Москву и проводит занятия со старшеклассниками. Занятия с дошкольниками и младшими школьниками (русский язык, математика) ведёт народный учитель СССР С.Н. Лысенкова. Её ученики переходят из 2-го класса сразу в 5-й. Русский язык по методике Шаталова преподаёт О. А. Шаламова, английский, французский и немецкий языки — Л.Н. Шихирев. Разрабатываются курсы химии, истории, географии и др. Годовую программу удаётся пройти за 7—11 часов.

По субботам школа приглашает желающих на бесплатные лекции по методике В.Ф. Шаталова. В продаже имеются учебные пособия по предметам средней школы в опорных конспектах Шаталова, а также видеозаписи его уроков, зарегистрированные в Госфильмофонде РФ. Диски с учебными курсами высылаются по почте. Годовой курс, например, физики для 7-го класса (а это 7 часов видеозаписи) обойдётся в 950 рублей без учёта почтовых расходов.

Рецепт успеха ученика прост: нужно верить в ребенка и при малейшей возможности давать ему высказаться, чтобы над ним не висел страх оценки, страх отчуждения и осуждения. А во-вторых, учителю нужно очень четко все объяснять

Система обучения точным наукам с использованием опорных сигналов разработана Виктором Федоровичем Шаталовым.

Главный принцип — сделать ребёнка раскованным, свободным, вселить уверенность в свои силы, увидеть в нем полноценного человека. По мнению Шаталова, все дети могут учиться успешно, однако учитель должен иметь большое терпение.

Суть системы в том, чтобы на первом занятии дать ученикам сразу все формулы, законы и понятия в данном предмете. Это и есть точка опоры — «опорные сигналы». Это даёт ученику основные инструменты и уверенность в их использовании. Уверенность в своей способности освоить материал ведёт к тому, что дети САМИ хотят учиться.

На следующих уроках ученики решают задачи любой сложности, отвечают на вопросы.

Вместо домашних заданий дети получают большие “предложения” — им дают задание для самостоятельной работы сразу на полгода, чтобы каждый работал в удобном ему темпе.

Практикуются оригинальные формы взаимопроверки учащихся. Широко используются игровые формы учебных занятий. Уроки физического воспитания проводятся ежедневно.

В школе Шаталова на каждом уроке каждый ученик получает пятерку. А если что-то недопонял или недоучил, любой имеет возможность исправить оценку, пересдавая именно эту тему, а не закрывая ее хорошо выученной следующей. Любую нежелательную для ученика оценку он имеет право исправить в любой день.

Шаталов считает, что за 8 часов можно дать знания в объеме годовой программы по геометрии, физике, тригонометрии.

«Шаталов давал открытые уроки, и я сама видела, как вчерашние двоечники словно семечки щелкали сложные задачки, которые за несколько дней до того были для них неподъемными».

По мнению Шаталова, математически бездарных учеников не существует в природе.

Виктор Федорович Шаталов родился 1.V.1927 года. Участник Великой Отечественной войны. Окончил Сталинский педагогический институт в 1953 году.

На педагогической работе в школе с 1951 года. С 1956 г. вел экспериментальную работу с учащимися, в том числе как научный сотрудник НИИ Педагогики УССР с 1973 г. и АПН СССР с 1985 г. Заслуженный учитель УССР с 1987 г., народный учитель СССР с 1990 г. С 1992 года доцент Института последипломного образования.

История педагогики Шаталова

Я в Донецке родился и все время жил, никуда не уезжал и не уеду, хотя предложений было много. В нашей семье 15 учителей. Учительская профессия так вошла в нашу жизнь, что для меня сложности не представляла.

В школе меня дети уважали, а когда начал работать директором школы, попытался учителям дать то, что делаю я, — оказалось бесполезно. Ведь я нес свое, личностное. И вдруг озарило: начинать надо с первой ступеньки, с системы оценки знаний и создания условий учения, а конспекты пришли намного позже, как производная этой работы.

источник