Меню Рубрики

Контент анализ как метод исследования политология

М.: Издательство “Весь Мир”, 1997. – 544 с.

Красным шрифтом в квадратных скобках обозначается конец текста

на соответствующей странице печатного оригинала указанного издания

Очень часто политолог может узнать об индивидах, социальных группах, учреждениях и даже о странах много нового, если он изучит связанные с ними информационные источники. Много ли информации о политических предпочтениях и способностях кандидатов содержится в предвыборных плакатах и в предвыборных сводках новостей? Может ли изучение внутреннего циркуляра крупной корпорации помочь обнаружить тайные планы ее администрации, направленные на подкуп представителей иностранных правительств, с которыми она собирается иметь дело? Насколько точна информация, публикующаяся в “Вестнике конгресса” (“Congressional Record”), о влиятельности того или иного американского сенатора? Отражают ли российско-американские дипломатические коммюнике состояние общественного восприятия тех изменений, которые происходят в российско-американских отношениях?

Лучший ответ на эти и другие вопросы может дать непосредственное изучение различных информационных источников. В целом эти источники можно подразделить на 3 категории: источники внутреннего происхождения (т.е. составленные изучаемым нами индивидом, учреждением или правительством) и внутренне ориентированные (например, служебные циркуляры, отражающие сам процесс принятия решения); источники внутреннего происхождения, но внешне ориентированные (такие публикации, как “Вестник конгресса”, в которых информация намеренно подается таким образом, чтобы сформировать у людей вполне определенный имидж источника, и которые, следовательно, могут как точно отражать, так и затемнять процесс и результаты принятия решений) и, наконец, источники внешнего происхождения, но внутренне ориентированные (например, предвыборная агитация, предоставляющая реципиенту исходный материал для принятия решений). Каждая из этих категорий источников может быть в большей или меньшей степени доступна или полезна для исследователя, но при этом все они в [c.269] равной мере обеспечивают возможность более глубокого проникновения в суть политического поведения.

Наиболее адекватным методом выявления такой возможности является контент-аналнз , т.е. систематическая числовая обработка, оценка и интерпретация формы и содержания информационного источника. Контент-анализ снабжает нас методом – вернее, серией методов, – с помощью которого мы можем обобщать те или иные материальные проявления поведения и отношений различных типов политических субъектов. В этой главе мы обсудим, когда следует применять контент-анализ, каковы основные приемы этой методики, как интерпретировать ее результаты и каковы пределы ее применения.

Контент-анализ может быть использован для ответа на исследовательские вопросы всегда, если имеется какой-то материальный носитель информации, так или иначе относящейся к интересующим нас политическим субъектам, и когда у исследователя есть доступ к этому информационному источнику. Примеры таких носителей – книги, памфлеты, журналы, газеты, фонограммы, аудио– и видеозаписи, фотографии, протоколы собраний или заседаний, правительственные документы, внутриведомственные циркуляры, фильмы, дипломатические коммюнике и инструкции, политические плакаты, карикатуры и лозунги, тексты речей и даже письма и дневники. Некоторые из этих носителей могут быть предельно подробными и точными (как, например, стенографический отчет о заседании конгресса) в отличие от других (например, от повестки дня того же самого заседания). Многие из них никак не зависят от исследовательского процесса (как, например, газетные публикации об изучаемом нами лице или организации), но есть и такие, которые исследователь должен воспроизвести сам (например, видеозаписи информационных телепрограмм). Однако все источники данных для контент-анализа имеют одну существенную черту: наличие материального носителя информации. Во всех случаях, когда он существует или может быть воссоздан, допустимо использование контент-анализа.

Первый шаг в подготовке к контент-анализу состоит в определении той совокупности сообщений, которую мы [c.270] будем изучать. Здесь перед нами открывается ряд возможностей. То, какая из них оптимальна, будет зависеть от конкретного исследовательского вопроса. Например, если объектом нашего исследования являются политические сюжеты в американской романистике XX в., то мы вправе определить искомую совокупность как все романы (тип сообщений), вышедшие из-под пера американских авторов (продуцент сообщений) и опубликованные в США (место распространения сообщений) в период между 1 января 1900 г. и сегодняшним днем (время появления сообщений). Если же нас интересует то, как освещалась в газетах определенная предвыборная кампания, искомая совокупность будет включать в себя все предвыборные газетные публикации (тип сообщений) размером в два и более газетных столбца (объем сообщений), опубликованные в ежедневных газетах (частота появления сообщений), которые были доставлены подписчикам (способ распространения сообщений) 6-го, 7-го и 8-го избирательных округов штата Огайо (место распространения сообщений) в период с 1 сентября по 5 ноября соответствующего года выборов (время появления сообщений).

Точно так же если мы хотим исследовать динамику развития напряженности в отношениях между США и Угандой в 70-е годы, то искомая совокупность может быть определена как все дипломатические послания (тип сообщений), которыми обменялись правительства США и Уганды (стороны, участвующие в процессе коммуникации) в течение определенного периода времени.

В каждом из этих примеров совокупность сообщений, подлежащих изучению, определяется с помощью набора заданных критериев, которым должно отвечать каждое сообщение. К этим критериям относятся: тип сообщений (романы, газетные публикации, дипломатические ноты), тип продуцента сообщений, стороны, участвующие в процессе коммуникации (отправитель, или получатель, или они оба), а также место распространения, частота появления, минимальный объем или длина, способ распространения и время появления сообщений. При необходимости могут быть использованы и другие критерии, однако те, которые перечислены нами выше, встречаются в большинстве исследований, где применяется контент-анализ. Первоочередная задача при подготовке к контент-анализу [c.271] состоит в том, чтобы выбрать среди этих критериев те, которые имеют наиболее непосредственное отношение к конкретному исследовательскому вопросу.

После того как мы определили совокупность сообщений, перед нами встает задача решить, какие из сообщений мы будем изучать наиболее детально. Поскольку подлежащие анализу случаи (сообщения) зачастую ограничены по числу и относительно хорошо доступны и поскольку контент-анализ в целом менее дорогостоящ (в расчете на каждое сообщение), чем другие методы (в особенности опрос), иногда удается подробно исследовать каждый случай (сообщение) из данной совокупности, т.е., по сути, произвести опись всех случаев. Именно возможность изучения большого количества случаев является одной из главных привлекательных черт контент-анализа как исследовательского метода. Чаще, однако, случается, что даже контент-анализ вынужден опираться на ограниченную выборку, взятую из более крупной совокупности.

Ввиду того что для документов, газетных статей и пр. обыкновенно существуют указатели или перечни, публикуемые в центральных изданиях и потому доступные для исследования, в контент-анализе из выборочных методов чаще всего применяются простой случайный отбор и систематический случайный отбор. Но даже тогда, когда необходимо выборочное обследование, размеры выборок для контент-анализа – благодаря доступности и относительной дешевизне исходных данных – обычно значительно превосходят те, которыми вынуждены довольствоваться другие виды исследования. Результатом этого, конечно же, является уменьшение ошибки выборки и повышение уровня надежности наших обобщений.

И наконец, готовясь к проведению контент-анализа, мы должны принять решение о единице измерения, или – если использовать более общеупотребительный термин – о единице анализа . В контент-аналитическом исследовании единица анализа – это просто отдельный элемент или признак того сообщения, которое мы собираемся изучать, обсчитывать или оценивать. Простейшим элементом сообщения является слово , и оно может быть использовано в контент-анализе наиболее непосредственным образом. [c.272]

Например, желая ответить на вопрос “Насколько интересовали проблемы мира во всем мире Р. Рейгана, Дж. Картера, Дж. Форда и Р. Никсона?”, мы могли бы взять выборки из выступлений каждого президента и подсчитать, сколько раз в тексте появится слово “мир” (и, возможно, некоторые другие, связанные с этим слова). Отвечая на вопрос “Какая страна – Израиль, Египет, Сирия или Саудовская Аравия – занимает наиболее миротворческую позицию по вопросам ближневосточного конфликта, если судить по выступлениям ее представителей в ООН в период с 1975 по 1990 г.?”, мы снова могли бы, взяв записи всех таких выступлений, подсчитать частоту появления слов типа “мир”, “братство”, “компромисс” и т.п. Таким образом, метод состоит в том, что устанавливаются определенные ключевые слова и подсчитывается частота их употребления в сообщениях.

Однако даже в столь простой процедуре надо следить за тем, чтобы избежать по меньшей мере двух характерных ошибок. Во-первых, следует помнить, что оперирование нестандартизированными мерами может приводить к смещениям в результатах. Если за рассматриваемый период времени представители Израиля в своих выступлениях произнесли 100 тыс. слов, причем интересующие нас ключевые слова были упомянуты ими 50 раз, а представители Египта произнесли 200 тыс. слов, включая 100 упоминаний соответствующих ключевых слов, то, исходя из этого, можно прийти к двум разным заключениям в зависимости от того, стандартизированы или нет наши показатели. Если мы просто подсчитаем общее число упоминаний ключевых слов, то у нас получится, что египтяне выказали вдвое большую заинтересованность в мирном урегулировании конфликта, чем израильтяне. Если же, однако, мы стандартизируем нашу меру так, чтобы с ее помощью можно было определять долю всех ключевых упоминаний (допустим, в расчете на каждую тысячу слов), то в итоге мы сможем заключить, что обе стороны одинаково заинтересованы в улаживании конфликта. Какой из этих подходов правильнее? Это основной вопрос при операционализации переменных, и ответ на него достигается успешнее всего, если более внимательно присмотреться к тому, как была изначально концептуализована исследовательская проблема. Дело в том, что использование даже [c.273] такого на вид конкретного показателя, как число произнесенных ключевых слов, может быть чревато определенной двусмысленностью. Исследователь должен видеть эту двусмысленность и уметь с нею справляться, поскольку принятые (или, наоборот, упущенные) в связи с этим решения могут оказать существенное влияние на окончательные выводы.

Вторая возможная ошибка, связанная с грубо прямолинейным подсчетом слов, состоит в том, что одно и то же слово может употребляться в самых разных контекстах, изменяющих его значение. “Мы стремимся к миру, но . ”, “Арабское братство никогда не допустит. ”, “О компромиссе не может быть и речи. ” – при отсутствии каких-либо средств контроля такие упоминания слов “мир”, “братство”, “компромисс” будут сочтены упоминаниями в позитивном смысле, а это – самое меньшее – приведет к завышению оценки степени заинтересованности соответствующей стороны в достижении мирной договоренности. Если подобного рода употребления достаточно часты, они могут в конечном итоге совершенно нас дезориентировать. Поэтому когда мы беремся считать слова, то это следует делать с учетом контекста.

Тут у нас имеется по меньшей мере две возможности. С одной стороны, мы можем использовать мнения арбитров, или кодировщиков, т.е. членов исследовательской группы, в задачу которых входит прочтение и оценка контекстов ключевых слов с точки зрения их позитивности, негативности или нейтральности. Обычно, прежде чем будет достигнуто окончательное решение, каждое упоминание должно быть прочитано не менее чем двумя кодировщиками, оценки которых должны быть согласованы. (Позже мы еще вернемся к этому вопросу.) Подобные оценки контекста позволяют впоследствии подсчитать числовое соотношение позитивных и негативных упоминаний.

Другой возможный путь интерпретации отдельных слов в контексте (хотя это дает всего лишь частичное решение проблемы) состоит в том, чтобы добавить к рассмотрению вторую единицу анализа – тему . Тема – это некоторое вполне определенное сочетание слов или понятий, воплощенное во фразе, в предложении или даже в абзаце. Фактически, подсчитывая темы, мы занимаемся поиском упоминаний в тексте объектов обсуждения, например [c.274] в виде фраз “холодная война”, “проблема беженцев”, “государственное социальное страхование”, “христианское поведение”. Данная процедура является вариантом подсчета слов – но вариантом улучшенным в том отношении, что в состав тем входят пояснительный текст и слова-модификаторы (наречия, прилагательные), сопровождающие употребление конкретного слова и помогающие установить его значение.

Однако и в этой процедуре есть своя трудность. Дело в том, что хотя такой анализ действительно проясняет контекст употребления отдельных слов, но происходит это за счет значительного усложнения всей процедуры. Ведь одна и та же тема может упоминаться по-разному и с помощью самых разных словосочетаний. Иногда это – тонкий намек, почти или совсем лишенный тех эксплицитных признаков, по которым мы опознаём данную тему. Упоминание о “холодной войне”, например, вполне может быть завуалировано миротворческими словами о разрядке, а упоминание о христианском доброчестии может быть замаскировано националистической риторикой. Можно ли подобные слова и риторику считать ключевыми? Содержат ли они в себе данную тему или нет? На эти вопросы непросто ответить. Попытки сделать это заставляют приходить к четким, но ограниченным определениям, к формулировке целого ряда строго формализованных правил принятия решения (разрешающих, например, производить подсчет только по эксплицитным, заданным некоторым списком упоминаниям темы), которые делают наши результаты, возможно, более надежными, но одновременно и менее содержательными.

Третий элемент, часто используемый в исследованиях с применением контент-анализа, – это собственно предмет как таковой, рассматриваемый в целом. Каков процент книг, пропагандирующих социализм, опубликованных в США в 1935 году? Какому кандидату в президенты в 1992 г. симпатизировало наибольшее количество редакций газет? Как письма, написанные Ричардом Никсоном после того, как он ушел со своего поста, отличаются от писем, написанных ранее? В каком из этих случаев мы обрабатываем несущий информацию блок как некую целую единицу и изучаем его общие, всеохватывающие характеристики. Какой конкретный вопрос рассматривается в [c.275] этом случае? Отражаются ли определенные ценностные установки или пристрастия? При рассмотрении таких вопросов притупляется острота взгляда, необходимого при анализе более мелких структур. Неизбежным становится присвоение обобщающих определений, но именно в силу этих причин их анализ обычно легче выполнить, чем анализ слов или тем, в том смысле, что исследователю приходится делать меньше запросов. И это действительно так, поскольку можно оперировать переменными достаточно нейтрального уровня, – уровня, на котором события (то есть происшествия заметные, яркие) часто более очевидны и на котором оценки более достоверны.

Читайте также:  Как делать анализ на английском

Предметное изучение употребления слов и тем в последнее время стало легче проводить благодаря развитию компьютерных баз данных, таких, как LEXIS/NEXIX. Предположим, к примеру, что мы хотим узнать, как часто Дж. Буш сравнивал Саддама Хусейна с Гитлером в течение месяца, предшествующего войне 1991 г. в Персидском заливе. Используя NEXIS, мы можем сделать запрос на полнотекстовое исследование всех статей в “Нью-Йорк Тайме” (и любых других газетных статей и текстов передач широкого вещания), в которых слова “Дж. Буш”, “Саддам Хусейн” и “Гитлер” встречаются в хронологический период, выбранный для изучения. Тогда в соответствующем файле, с учетом особенностей пакета и языка, можно будет написать команду примерно следующего вида:

Это длинное выражение задает команду, по которой в любой статье, опубликованной в сентябре 1990 г., будет опознан, во-первых, поименованный мистер Буш, а во-вторых, мистер Хусейн, если его имя отстоит в тексте от слова “Гитлер” не более чем на 10 слов в любую сторону. Такой запрос позволяет нам, кроме всего прочего, проверить (1), упоминалось ли имя мистера Буша вместе с его титулом чаще, чем без титула в то время, как становилось все яснее, что кризис будет разрешен военным путем (поскольку было бы возможно предположить ситуацию, что средства массовой информации неуловимо будут повышать весомость статуса президента, по мере того как [c.276] нация приближается к войне); (2) по сравнению с другими политиками мистер Буш лидировали или отставал по числу использования имени “Гитлер” в различных аналогиях, или (3) бесконечное число других гипотез, относящихся к формулированию восприятия конфликта обществом.

Результаты обобщенного анализа во многих отношениях не менее содержательны, чем результаты компонентного. Какой факт важнее: то, что египтянами в ходе одного из выступлений в ООН семь раз было упомянуто слово “мир”, или же то, что ими была произнесена в целом миротворческая речь? Более важно, посылали ли США в Ирак ноту с четырьмя открытыми упоминаниями об интервенции, тремя скрытыми намеками на неспособность разоружиться и двумя острокритическими намеками на военную экспансию, или что США послали ноту, которая может быть охарактеризована как вздорная по тону? В контент-анализе иногда – и всегда по недостатку средств – мы рискуем не увидеть леса за деревьями или , по аналогии, значение информации вообще за частями, ее составляющими. По этой причине мы должны быть очень и очень осторожными в выборе измеряемой единицы анализа и избрать наиболее перспективную и благоприятную для проведения исследования в целом.

Приняв решение о совокупности сообщений, выборке и единице анализа, мы можем приступать к самому анализу. Контент-анализ, основанный на исследовании слов, тем и сообщений, сосредоточивает внимание исследователя на содержании сообщения, на том, о чем в нем говорится. Таким образом, собираясь подвергнуть анализу эти элементы, мы должны уметь предвидеть их смысл и уметь определять каждое возможное наблюдение в соответствии с нашими ожиданиями.

На деле это означает, что в качестве первого шага при проведении контент-анализа этого типа мы должны создать своего рода словарь, в котором каждое наше наблюдение получит определение и будет отнесено к соответствующему классу. Допустим, например, нас интересует проблема идентификации в кубинских школьных учебниках [c.277] для 6-го класса всех упоминаний об американцах и США. Прежде чем приступать к анализу, мы должны определить, что же является в данном случае ключевым словом (словосочетанием). Должны ли мы обращать внимание только на слова “американец”, “американский” и “США”? Если да, то мы рискуем упустить из виду упоминания, состоящие из таких экспрессивно-оценочных терминов, как “агрессоры-янки”, “империалисты с Севера”, “гринго”, “захватчики”, “вторжение в Гуантанамо”, “беззаконный режим Вашингтона”. Более того, некоторые такие фразы могут употребляться в нескольких разных смыслах, из которых лишь один относится непосредственно к США. Рассмотрим следующие условия задач по арифметике:

1. Если кубинский народ владеет 1 тыс. акров пахотных земель, а неоколониалистские агрессоры отнимут у него 1 тыс. акров пахотных земель, то сколько акров пахотных земель останется кубинскому народу на пропитание?

2. Если африканцы владеют 1 тыс. акров пахотных земель, а неоколониалистские агрессоры отнимут у них 1 тыс. акров пахотных земель, то сколько акров пахотных земель останется африканцам на пропитание?

Допустим, что оба случая упоминания “неоколониалистских агрессоров” мы будем считать относящимися к США, тогда обе задачи будут восприняты нами как антиамериканские по смыслу. Однако тот, кто знаком с новейшей историей и идеологией Кубы, сочтет ключевым лишь первое из этих упоминаний, в то время как второе будет им интерпретировано скорее как выпад в адрес белого правительства ЮАР.

Проблема состоит в том, что мы должны предвидеть не только упоминания, которые нам могут встретиться, но и элементы их контекстуального употребления, а для этого мы должны разработать детальную систему правил оценки каждого случая употребления. Эта задача обычно решается посредством пилотажа подлежащей анализу совокупности сообщений (т.е. с помощью выявления на материале небольшой выборки сообщений тех типов ключевых упоминаний, которые с наибольшей вероятностью могут встретиться в последующем, более полном анализе) в сочетании с арбитражными оценками контекстов и способов употребления терминов. Здесь, как и в формальном [c.278] анализе, о котором речь пойдет ниже, предпочтительнее иметь дело с наблюдениями не одного, а нескольких исследователей.

Образцы фраз из газетных передовиц в поддержку

некоторого кандидата (в случайном порядке)

Наилучший кандидат среди множества других

Кандидат, о каком можно только мечтать

источник

19.2 Техника проведения контент-анализа.

19.3 Этапы применения методики контент-анализа.

К настоящему времени контент-анализ сформировался как междисциплинарная методика, существующая в нескольких де­сятках вариантов. В ее рамках сочетаются представления из области политологии, психологии, социологии и математики. Контент-анализ обычно применяется при наличии обширного по объему и несистематизированного текстового материала, когда непосред­ственное использование последнего затруднено. Эта методика яв­ляется особенно полезной в тех случаях, когда категории, важные для целей исследования, характеризуются определенной частотой появления в изучаемых документах, а также тогда, когда большое значение для исследуемой проблемы имеет сам язык изучаемого источника информации, его специфические характеристики.

При всем разнообразии подходов к классификации инвариан­тов контент-анализа в специальных публикациях обычно выделя­ют две основные формы применения методики: направленный и ненаправленный контент-анализ. Но следует различать также «ко­личественный» и «качественный» варианты. Количественный (частотный) контент-анализ в обязательном порядке включает стандартизированные процедуры подсчета вы­деленных категорий. Для формулирования итоговых заключений решающее значение имеют количественные величины, которые характеризуют ту или иную категорию. Например, если исследова­тель стремится получить представления о том, как велика значи­мость понятия «мирное урегулирование» для лидеров воюющих сторон, и согласен с допущением, что она приблизительно опре­деляется частотой упоминания этого понятия в официальных ре­чах, то тогда, после соответствующих арифметических подсчетов, он получит определенные количественные показатели. Показатели могут отличаться или, напротив, быть близки по абсолютному значению, которое будет учитываться при интерпретации резуль­татов обработки. Задачу можно усложнить, поставив в качестве предварительного условия выделение всех содержательных в смыс­ловом отношении единиц соответствующих текстов, а затем под­считав относительную значимость интересующего нас выражения по сравнению с другими. Примечательно, что в обоих случаях ос­новная часть подсчетов может быть выполнена с применением простых компьютерных программ.

Качественный контент-анализ нацелен на углубленное со­держательное изучение текстового материала, в том числе, с точ­ки зрения контекста, в котором представлены выделенные катего­рии. Итоговые заключения формулируются здесь с учетом взаимо­связей содержательных элементов и их относительной значимости (рангом) в структуре текста. Так, для того чтобы сравнить отноше­ние разных авторов к проблеме мирного урегулирования, иссле­дователь должен стремиться не просто выделить соответствующее понятие, но и определить, является ли его проблематика главной в системе дeклapируемых высказываний.

Ко всем контент-аналитическим методикам предъявляется ряд общих методических требований: обоснованности, надежности, объективности и системности. Так, обоснованность устанавлива­ется путем соответствия выделенных категорий или понятий дей­ствительным реалиям исследуемой политической ситуации. Надеж­ность осуществляется благодаря получению сходных (с допусти­мым расхождением не более пяти процентов) результатов различными кодировщиками при кодировании одних и тех доку­ментов по единой инструкции. Объективность определяется соот­ветствием выбора категорий и единиц анализа всестороннему ис­следованию политической ситуации. Системность дос­тигается на основе достаточно широкого круга материалов, включаемых в информационную базу исследования.

Указанные требования не только должны неукоснительно со­блюдаться при проведении прикладного исследования, но и аргу­ментированно подтверждаться в специальных методических разде­лах соответствующих проектов. Без проработки этих вопросов результаты проведенного на основе методики контент-анализа ис­следования считаются некорректными и утрачивают свой позна­вательный смысл.

Этапы применения методики контент-анализа. Первый этап в подготовке к применению методики кон­тент-анализа состоит в определении совокупности сообщений, ко­торую предполагается изучать. Например, в рамках исследования палестино-израильского конфликта 2000—2004 гг., искомая сово­купность может быть определена как «все официальные заявления сторон в течение четырехлетнего периода». Обычно совокупность сообщений, подлежащих изучению, оп­ределяется с помощью набора критериев, которым должно отве­чать каждое сообщение. Чаще всего список используемых критери­ев сводится к трем основным позициям: тип сообщения, автор сообщения и время сообщения.

Кроме того, при подготовке к проведению контент-анализа необходимо принять решение о единице аналитического наблюде­ния. Единица аналитического наблюдения, или проще единица ана­лиза, — это отдельный элемент того сообщения (или сообщений), которое необходимо изучить. Простейшим и наименьшим из воз­можных элементов сообщения является слово, или «лексический символ». Единицей более высокого уровня выступает тема, пред­ставляющая отдельное высказывание о конкретном предмете.

Существуют четкие методические требования к возможной еди­нице анализа: она должна быть достаточно большой, чтобы выра­жать определенное смысловое значение; достаточно малой, чтобы не выражать много значений; свободно идентифицироваться. Кро­ме того, число первичных единиц аналитического наблюдения (эле­ментов) должно быть достаточно велико, чтобы служить основой для статистической выборки. Второй этап применения методики контент-анализа яв­ляется декомпозиция текста: выделение из содержания множества смысловых элементов, последующее упорядочение которого зави­сит от типа или варианта методики. Выбрав смысловую единицу и ее признаки, исследователь должен определить также и единицу счета, которая станет использоваться для количественного анали­за материала. Третий этап применения методики контент-анализа пре­дусматривает саму процедуру подсчета или квантификацию множе­ства элементов текстового массива. В общем виде она аналогична стандартным приемам квантификации по выделенным группиров­кам. Например, изучая тематику газеты, можно определить процент конкретных тем по тематическим единицам разного содержания (политическим, экономическим, военно-техническим вопросам). Существуют также специальные процедуры подсчета, приспособ­ленные для контент-анализа, например формула коэффициента Яниса, предназначенная для исчисления соотношения между бла­гоприятными и неблагоприятными (относительно принятой по­зиции) оценками, суждениями, аргументами. Кроме того, приме­няются и более тонкие способы количественного описания содер­жания текста. Они связаны с построением шкал для оценки выделенных характеристик текста.

Четвертый этап применения контент-анализа состоит в содержательной интерпретации результатов декомпозиции тек­стового массива и квантификации выделенных элементов. Обычно он построен на выявлении и оценке таких характеристик тексто­вого материала, которые позволяют дать ответ на вопрос, что хо­чет подчеркнуть (скрыть) его автор и что является в его понима­нии приоритетным направлением политических действий. Содер­жательная интерпретация завершается формулированием аналитических выводов, которые соотносятся с целями и задача­ми исследования, декларированными на его начальном этапе. На заключительном пятом этапе применения методики обычно происходит верификация полученных результатов, которая может проводиться либо путем повторения исследовательской про­цедуры другими исполнителями, либо на основе критического осмысления и сопоставления новых данных с уже имеющейся ин­формацией. Полезным считается также и их соотнесение с инфор­мацией, полученной путем применения иных исследовательских подходов. Первый вариант процедуры верификации обычно при­меняется в рамках пилотных научных проектов, а другие чаще ис­пользуются в рутинных исследованиях. В случае успешной верифи­кации результатов аналитической работы они фиксируются в ито­говом документе конкретного прикладного проекта и могут служить как самостоятельной, так и промежуточной основой для подго­товки практических шагов в сфере политической практики.

Дата добавления: 2014-01-04 ; Просмотров: 201 ; Нарушение авторских прав? ;

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

источник

Контент-анализ — один из видов анализа документов, применяемый для изучения массивов однородных документов, чаще всего — текстов массовой коммуникации, включая материалы прессы, радио, телевидения, кино. С помощью контент-анализа исследователь устанавливает не только характеристики документальных источников, но и особенности всего коммуникационного процесса: социальные ориентации и установки коммуникатора (создателя текста); ценности и нормы, тиражируемые в документах, эффективность их восприятия в различных аудиториях.

Актуальность исследования. Одним из наиболее перспективных направлений использования контент-анализа являются прикладные социологические и политологические исследования. Особый интерес вызывает возможность использования контент-анализа для исследований социально значимых информационных массивов, таких как официальные выступления политических деятелей, поскольку именно они призваны формировать в обществе отношение к действиям органов власти и государственной политике в целом.

Наибольший интерес среди подобных документов вызывают Послания (как главы государства, так и руководителей регионов). В данной работе было проведено исследование Послания Президента Чувашской Республики к Государственному Совету ЧР.

Новизна исследования заключается в том, что подобного рода исследования проводились до сих пор только на уровне Посланий Президента РФ, аналогичные документы регионального значения не исследовались, что исключало возможность выявления ряда особенностей процесса формирования общественного мнения о деятельности государственной власти в регионах.

Гипотеза исследования: Основываясь на методе контент-анализа можно сделать выводы о скрытой, недекларируемой смысловой нагрузке, определить приоритеты государственной политики, сделать выводы о предполагаемом авторами Послания воздействии на общественное мнение.

Выдвинутая гипотеза обуславливает постановку следующей цели: выявить основную смысловую нагрузку текста Послания Президента Н.В. Федорова Государственному Совету ЧР «Успехи Чувашии – в инициативе каждого!» используя метод контент-анализа.

На основе цели и гипотезы поставлены следующие задачи:

· определение основной смысловой нагрузки текста Послания

· выделение приоритетов государственной политики, сфер основных интересов Республики

Читайте также:  Какие анализы сдавать на иммунитет

В качестве объекта исследования выступает Послание Президента Н.В. Федорова госсовету ЧР «Успехи Чувашии в инициативе каждого!»

Предметом исследования является смысловая нагрузка текста Послания.

Теоретическая значимость данной работы заключается в возможной доработке метода контент-анализа с целью его ориентации для конкретных политико-социологических исследований.

Практическая значимость работы заключается в том, что методы и результаты данной работы могут быть использованы в качестве материала для дальнейших, более глубоких социологических и политологических исследований отражения приоритетов деятельности государства в официальных документах, призванных формировать общественное мнение.

Глава 1. Контент-анализ как метод политико-социологических исследований

Контент-анализ как метод сбора социологической информации

Контент-анализом называют метод сбора количественных данных об изучаемом явлении или процессе, содержащихся в документах. Под документом при этом понимается не только официальный текст, но все написанное или произнесенное, все, что стало коммуникацией. Контент-анализу подвергаются книги, газетные или журнальные статьи, объявления, телевизионные выступления, кино- и видеозаписи, фотографии, лозунги, этикетки, рисунки, другие произведения искусства, а также официальные документы.

Контент-анализ — один из видов анализа документов, достаточно строгий научный метод, предполагающий систематическую и надежную фиксацию определенных элементов содержания некоторой совокупности документов с последующей квантификацией (количественной обработкой) полученных данных. Применяется для изучения массивов однородных документов, чаще всего — текстов массовой коммуникации, включая материалы прессы, радио, телевидения, кино. Используется также как метод анализа ответов на открытые вопросы анкеты, интервью, личных документов и прочего. С помощью контент-анализа исследователь устанавливает не только характеристики документальных источников, но и особенности всего коммуникационного процесса: социальные ориентации и установки коммуникатора (создателя текста); ценности и нормы, тиражируемые в документах, эффективность их восприятия в различных аудиториях. Существует два вида контент-анализа (в зависимости от характера представления содержания текста): качественный и количественный. Качественный контент-анализ основан на нечастотной модели содержания текста (при этом фиксируется лишь наличие элемента содержания текста — индикатора, соответствующей категории содержания, а количественные меры не используются). Такой подход позволяет выявить типы качественных моделей содержания (вне зависимости от частоты встречаемости каждого типа).

Количественный контент-анализ основан на использовании количественных мер, его задача получить количественную структуру содержания текста (в рамках используемой системы категорий анализа). Процедура контент-анализа предусматривает определение категорий — ключевых понятий исследования, в соответствии с которыми предстоит сортировать элементы содержания. От выбора категорий в значительной степени зависит характер полученных данных.

Контент-анализ — метод исследования материалов, опубликованных в СМИ, применяемый для оценки качественного и количественного присутствия компании (персоны, бренда, идеи) в прессе. Как правило, в сравнении с конкурирующими объектами той же категории.

Контент-анализ позволяет создать картину видения продукта/персоны/бренда/процесса, которая создается в обществе посредством СМИ. Контент-анализ активно используется для решения задач анализа коммуникации в области государственных и бизнес-структур. Его суть заключается в переводе вербальной информации в более объективную невербальную форму.

Этот метод используется социологами уже более ста лет. С его помощью изучалась религиозная символика и популярные песни, устанавливалась мера эффективности политических слоганов, рекламы и пропаганды, определялись особенности суицидального поведения, проявившиеся в предсмертных записках самоубийц, стереотипы сознания различных социальных групп, выявлялась направленность демонстрации людей определенной национальности на телеэкранах, идеологическая подоплека передовиц газет, отличия в трактовках одного и того же события в разных СМИ, исследовались многие другие темы. В последние десятилетия данный социологический метод заимствовали и активно используют те представители социогуманитарных наук (юристы, историки, журналисты, языковеды, литературоведы, политологи, психологи, экономисты, педагоги, социальные работники, культурологи, библиотековеды, искусствоведы и др.), которые заинтересованы в установлении объективных признаков разнообразных человеческих коммуникаций.

Первоначально (первая четверть XX в.) контент-анализ понимался как своего рода технический прием для объективного систематического описания явно выраженного содержания коммуникации. С течением времени концептуальное представление о контент-анализе как о методе изменилось. Главным оказалось не описание «явного содержания» текстов, а раскрытие латентного, скрытого содержания коммуникации через изучение реальных данных текстового массива как источника информации.

Отсюда контент-анализ стал пониматься как качественно-количественный анализ содержания текстового массива в социологических целях. Именно возможность выявить скрытые элементы содержания текстов, которые могут ускользнуть от внимания исследователя при использовании традиционных методов логико-аналитического анализа, делает контент-анализ столь привлекательным. Появляется возможность выявить тенденции социальной действительности, в том числе социальной коммуникации. С помощью контент-анализа сделаны попытки установить скрытые мотивы коммуникаторов или авторов, и даже социальные характеристики адресата — массового потребителя определенной информации. Этот метод помогает выявить закономерности в использовании пропагандистских стереотипов, на основе чего прогнозируются тенденции в тех или иных социальных движениях.

Контент-анализ рассчитан главным образом на исследование социологических и психологических аспектов массовой коммуникации, которые реализуются в тексте с разной частотой, поэтому для исследования необходимо привлекать текстовые массивы.

Контент-анализ не отменяет необходимости обычного (т.е. содержательного) анализа документов. Первый дополняет второй, их сочетание углубляет понимание смысла любого текста. Контент-анализ позволяет обнаружить в документе то, что ускользает от поверхностного взгляда при его традиционном изучении, но что имеет важный социальный смысл. Принципиальное отличие этих методов анализа заключено в явно выраженной строгости, формализованности, систематизированности контент-анализа. Он нацелен на выработку количественного описания смыслового и символического содержания документа, на фиксацию его объективных признаков и подсчет последних.

Кроме того, контент-анализ отличается от всех прочих способов изучения документов, тем, что он позволяет «вписать» содержание документа в социальный контекст, осмыслить его одновременно и как проявление, и как оценку социальной жизни. «Вписывание» документа в изучаемую проблему предполагает выявление того, что: а) существовало до него и получило в нем отражение, б) наличествует только в нем, в) будет после него, т.е. явится итогом его восприятия адресатом.

Формализованность, систематизированность и строгость контент-анализа проявляется в следующем. Прежде, чем непосредственно анализировать текст документа, исследователь определяет категории анализа, т.е. ключевые понятия (смысловые единицы), имеющиеся в тексте и соответствующие тем дефинициям и их эмпирическим индикаторам, которые зафиксированы в программе исследования. При этом желательно избежать крайностей. Если за категории анализа будут приняты слишком общие (абстрактные) понятия, то это предопределит поверхностность анализа текста, не позволит углубиться в его содержание. Если же категории анализа будут предельно конкретными, то их окажется слишком много, что приведет не к анализу текста, а к его сокращенному повторению (конспекту).

Нужно найти золотую середину и постараться достичь того, чтобы категории анализа были: а) уместными, т.е. соответствовали решению исследовательских задач; б) исчерпывающими, т.е. достаточно полно отражали смысл основных понятий исследования; в) взаимоисключающими (одно и то же содержание не должно входить в различные категории в одинаковом объеме); г) надежными, т.е. такими, которые не вызывали бы разногласий между исследователями по поводу того, что следует относить к той или иной категории в процессе анализа документа.

После определения системы категорий анализа выбирается соответствующая им единица анализа текста. За единицу анализа может быть принято слово, предложение, тема, идея, автор, персонаж, социальная ситуация, часть текста, объединенная чем-то, что соответствует смыслу категории анализа. Иногда, точнее, когда контент-анализ выступает единственным методом информации, оперируют не одной, а сразу несколькими единицами анализа.

Затем устанавливается единица счета, т.е. количественная мера единицы анализа, позволяющая регистрировать частоту (регулярность) появления признака категории анализа в тексте. Единицами счета могут быть число определенных слов или их сочетаний, количество строк, печатных знаков, страниц, абзацев, авторских листов, площадь текста, выраженная в физических пространственных величинах и многое другое.

Установлены три существенные условия развития коммуникативных процессов, при которых использование контент-анализа является наиболее эффективным:

1. Когда мы имеем непрямой выход на говорящего, автора. Обычного собесед­ника мы можем спросить, что именно означают его слова, зачем он это сказал. Но есть целый круг ситуаций, когда прямой вопрос невозможен. Например, ко­гда речь идет о президенте недружественного государства, о давно умершем писателе, о пропаганде. Во всех этих случаях перед нами есть только не­прямые выходы. Так, в условиях дефицита информации, например, американцы анализировали отношения Ельцина и военных на основе того, застегнул ли он пуговицы на пиджаке, поднимаясь из президиума для выступления.

2. Когда языковой фактор является решающим для исследования. Есть специ­фические задачи, где язык очень важен, или только языковой подтекст доступен для исследователя. Например, установление шизофрении, поиск автора анонимного текста. Установление авторства текстов, принадлежащих Шекспиру, Шолохову и т.д. — это тоже задача контент-анализа.

3. Когда объем материала слишком велик. Мы имеем подобные объемы в случаях массовой коммуникации, литературы, кино. Именно опора на совершенно иные объемы дает новые результаты. Джон Нейсбит заложил основы анализа тенденций, который публикуется раз в квартал, на базе контент-анализа 6000 газет. Наше индивидуальное прочтение одной-двух газет не дает возможности увидеть то, что показывает анализ целого массива.

В качестве недостатка контент-анализа обычно указывают на субъективизм при определении исходных данных: как понимать содержание; зависит ли оно от интерпретации получателя информации или определяется целью коммуникации и темой; насколько выбор категорий объективен; каков должен быть оптимальный объем текстового материала при определении зависимостей категорий и индикаторов в терминах частотности и др.

Предлагаются альтернативные подходы к содержательному анализу информации. Наиболее оптимальным вариантом контент-анализа считается функциональный, в котором категории выделяются на основе их функций. Так, например, средства массовой коммуникации и их содержательная информация могут классифицироваться на основе их доминирующей функции по отношению к аудитории.

Любопытны в этом плане исследования коммуникации, связанной с политической сферой деятельности. Так, в частности, американский исследователь Д. Грабер обосновал набор функций «политической коммуникации», который и использовал в качестве системы категорий контент-анализа и как измерение намерений (замысла) коммуникатора, а именно — привлечение внимания, установление связей, определение ситуаций, принятие обязательств, коммуникации.

Контент-анализ используется в таких областях, как изучение социальных оценок тех или иных событий, анализ пропаганды, методов журналистики, изучение арсенала средств массовой коммуникации, психологические, психоаналитические исследования. Контент-анализу подвергаются книги, газетные или журнальные статьи, объявления, телевизионные выступления, кино- и видеозаписи, фотографии, лозунги, этикетки, рисунки, другие произведения искусства, а также, разумеется, и официальные документы. Контент-анализ — это всегда сопоставление двух потоков. Он нацелен на выработку количественного описания смыслового и символического содержания документа, на фиксацию его объективных признаков и подсчет последних.

Контент-анализ в политико-социологических исследованиях

Так как основным объектом контент-анализа являются документальные источники, политическая сфера жизни общества предоставляет исследователю огромное количество единиц анализа, которые удобно и нужно изучать, используя количественный подход. Среди таких документальных источников: протоколы заседаний органов власти (Государственной Думы, законодательных органов всех уровней), планы проведения заседаний, количество и содержательная сторона политических решений всех органов власти, тексты официальных документов – программы политических партий, публичные выступления государственных деятелей и др.

При проведении политического контент-анализа следует учитывать, что сообщения публикуются и соответствующим образом составляются с какой-то определенной целью — информирования, описания, призыва, предписания, самозащиты, дезинформации. Поэтому при анализе нужно интерпретировать их содержание в контексте преследуемых авторами целей, которые тоже надо определить.

Наконец, следует учитывать и способ распространения того или иного сообщения. Предвыборная листовка, распространяемая по списку адресов избирателей, — пример сообщений с ограниченной или особой сферой распространения. Ежедневные газеты хоть и обращены к более широкому кругу читателей, но у разных газет этот круг разный. В любом случае важно оценивать степень доступности интересующих нас сообщений.

Политический контент-анализ проводится в четыре этапа.

1. Определение совокупности изучаемых источников или сообщений с помощью набора заданных критериев, которым должно отвечать каждое сообщение: тип источника (пресса, телевидение, радио, рекламные или пропагандистские материалы), тип сообщений (статьи, заметки, плакаты), стороны, участвующие в процессе коммуникации, размер сообщений (минимальный объем или длина), частота появления сообщений, способ распространения сообщений, место распространения сообщений, время появления сообщений. Например, если нас интересует, как освещалась в газетах определенная избирательная кампания, искомая совокупность может включать в себя все предвыборные газетные публикации (тип сообщений) размером от одного газетного столбца (размер сообщений), опубликованные в ежедневных газетах (частота появления сообщений), которые были доставлены подписчикам (способ распространения сообщений) данного города или округа (место распространения сообщений) в течение месяца до начала выборов (время появления сообщений). При необходимости можно использовать и другие критерии, однако перечисленные выше встречаются чаще всего.

2. Формирование выборочной совокупности сообщений. В некоторых случаях можно изучить всю определенную на первом этапе совокупность, поскольку подлежащие анализу случаи (сообщения) часто ограничены по числу и хорошо доступны. Однако иногда контент-анализ должен опираться на ограниченную выборку, взятую из более крупной совокупности. В целом размеры выборок обычно превосходят те, которые необходимы для проведения других видов исследований (благодаря доступности и относительной дешевизне исходных данных).

3. Определение единицы анализа — отдельного элемента или признака того сообщения, которые мы собираемся изучать. Простейший элемент сообщения — слово, и оно может быть использовано в контент-анализе наиболее непосредственным образом.

4. Непосредственное проведение процедуры анализа.

Самая простая процедура содержательного политического контент-анализа, основанного на исследовании слов, тем и сообщений, т.е. содержания, заключается в том, что устанавливаются определенные ключевые слова и подсчитывается частота их употребления в сообщениях. Однако применение нестандартизованных показателей может привести к ошибочным выводам. Чтобы их избежать, целесообразно рассматривать не просто количество употребления слов, а их долю в общем количестве слов. Кроме того, одно и то же слово может употребляться в самых разных контекстах, изменяющих его значение вплоть «до наоборот».

Учет контекста можно проводить двумя способами: или с использованием мнения арбитров, по-другому — кодировщиков (им может быть и сам исследователь), или следует добавить к рассмотрению вторую единицу анализа — тему (определенное сочетание слов или понятий, воплощенное во фразе, в предложении, в абзаце). Хотя второй способ и поясняет контекст употребления отдельных слов, но происходит это за счет значительного усложнения всей процедуры.

Читайте также:  Как сделать анализ анкетирования пример

Еще более сложна задача, связанная с необходимостью приписывания ключевым упоминаниям конкретных оценок — приводится ли данное упоминание в позитивном или негативном смысле, «за» или «против» интересующего нас объекта и т.п.

Наряду со словами, темами и другими элементами, отражающими содержание сообщений, существуют также иные единицы, позволяющие проводить структурный контент-анализ. Можно, например, рассматривать продолжительность времени или величину печатного пространства, которое уделено интересующему нас предмету в том или ином источнике, подсчитывать, сколько слов или газетных столбцов уделено каждому из кандидатов во время определенной избирательной кампании. Можно обращать внимание также на форму сообщения (способ презентации сообщения) — на наличие фотографии, размеры заголовка, место размещения, степень выделенности, размер и т.д.

Особое значение метода контент-анализа в социально-политических исследованиях обусловлено тем, что данный метод позволяет получить не просто количественное, статистическое представление об анализируемом объекте, но проникнуть гораздо глубже, в смысл, вложенный в него изначально. Контент-анализ публичных выступлений политиков позволяет выявить даже скрытые, не декларируемые цели и мотивы их действий.

Метод контент-анализа, в совокупности с другими методами социально-политических исследований, дает богатейшую информацию для анализа.

В сфере политических исследований начало использованию методики контент-анализа положил Г. Лассуэл, который занялся анализом пропагандистских материалов периода Второй мировой войны. В 50-е годы западные аналитики на основе количественного анализа статей газеты «Правда» обнаружили резкое снижение числа ссылок на Сталина. Отсюда они сделали закономерный вывод, что последователи Сталина стремятся дистанцироваться от него.

В качестве примера конкретного политико-социологического исследования, основанного на методе контент-анализа можно привести исследование президентских посланий стране, с которыми обратился Дж. Буш в 2004 и 2005 годах. Эти послания содержат от 7000 до 10000 слов. Были сформированы категории слов, относящихся к экономике, бюджету страны, образованию, преступности, вопросам семьи, международным делам, социальной помощи и др. По изменению относительных частот в посланиях 2004 и 2005 годов были сделаны выводы об изменении политики государства в различных областях. Т.е. все эти темы нашли отражение в обоих посланиях, но в одном из них некоторым темам уделялось больше внимания, а в другом меньше. Например, в послании 2005 года больше внимания было уделено вопросам внешней политики. Это дало основания для того, чтобы судить о приоритетах правительства США. Изучая послания Дж. Буша исследователи образовали категорию «Экономика», в которую входили слова — экономика, безработица, инфляция . В категорию «семья» входили слова — ребенок, семья, родители, мать, отец . Именно учет частот встречаемости категорий, а не отдельных слов, позволяет судить о внимании, уделенном в послании тем или иным вопросам.

Глава 2. Анализ послания Президента Н.В. Федорова к госсовету ЧР «Успехи Чувашии – в инициативе каждого!»

Дата добавления: 2018-10-26 ; просмотров: 190 ; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ

источник

Современная политическая наука в своем развитии все больше обращается к прикладным политическим технологиям, позволяющим накопить и обработать значительный эмпирический материал, служащий основой и подтверждением (или не подтверждением) тех или иных теоретических концепций. Весьма широко при изучении политических процессов применяются технологии, которые находятся на стыке социологии и прикладной политологии — мониторинг и контент-анализ. Политический мониторинг — наблюдение, оценка, прогноз состояния и развития какого-либо политического явления. Очень часто слово мониторинг заменяется термином — отслеживание, что в сущности одно и то же. Мониторинг предполагает не разовое исследование, а некоторую последовательность отслеживания, позволяющую изучать объект анализа в развитии. Зачастую бывает так, что политические деятели рассчитывают на неинформированность людей, к которым обращаются со своими предложениями, программами. Чаще всего этот расчет себя оправдывает. У людей короткая политическая память, и основная масса граждан становится жертвой так называемого сиюминутного политического анализа, когда оцениваются только политические действия и события последнего времени. В самом деле, попробуйте спрогнозировать действия какого-нибудь политического лидера, исходя из его заявлений. Вряд ли удастся получить продуктивный результат, скорее всего Вы ошибетесь в своих прогнозах, и будете вновь и вновь рассуждать о «политическом коварстве» лидеров. Однако если выстроить подобные заявления в некоторой хронологической последовательности, соотнести их с развитием общей политической ситуации, то можно обнаружить тенденции в действиях того или иного политика. Это и есть самый простой пример политического мониторинга. Для того чтобы провести такой первичный анализ, вовсе не надо быть политологом. Ведь необходимые сведения доступны. Нужен лишь определенный уровень политической культуры общества, побуждающий граждан не равнодушно, со знанием дела относиться к тому, какие политические силы будут осуществлять властные функции в обществе, осознать собственную причастность к этому процессу. Объектом политического исследования могут быть политические партии, движения и их лидеры, политические события (политические конфликты, избирательные кампании и др.). Политический мониторинг подразумевает использование самых разных методик. Например, для отслеживания рейтинга политической партии целесообразно применять опросы, анкетирование, экспертные оценки изучение материалов прессы, контент-анализ базовых политических документов этой партии, выступлений ее лидеров, изучение политических биографий. Наилучший результат дает комплексный подход в организации мониторинга. Значительно расширяются возможности исследования при использовании компьютерных технологий, особенно в части систематизации, обработки информации и создания баз данных. Этапы проведения мониторинга вытекают из логики развития самого исследуемого явления. На первом этапе выбирается объект исследования, уточняются цели, определяются хронологические рамки отслеживания. Очень важно правильно обозначить гипотезу исследования – предполагаемые результаты. Гипотеза с самого начала дает политологу материал для сравнительного анализа и отсекает массу второстепенной, опосредованной информации. Далее необходимо определить и классифицировать источники получения информации, методы ее систематизации и обработки. Большое значение имеет так же выбор оптимального варианта формы, содержания и периодичности итоговых материалов.

Более детально изложенное выше можно рассмотреть на примере политического мониторинга избирательной кампании по материалам средств массовой информации. Мониторинг СМИ – это только часть политической и социологической поддержки избирательного объединения и его кандидатов (или независимых кандидатов). Направление и детализация определяются стратегией и тактикой избирательной кампании в целом, а также общим планом деятельности избирательной команды. Вместе с тем, это, казалось бы, достаточно узкое направление исследования политической ситуации, использующее только материалы СМИ (печатных и электронных), позволяет, при условии правильной организации, непрерывности, комплексной и технологической упорядоченности, получить значительный массив полезной, актуальной информации, без которой немыслима как текущая работа избирательного объединения, так и прогнозирование результатов избирательной кампании. Мониторинг СМИ можно разделить на два основных направления: • накопление информации, ее первичная обработка, оперативное информирование команды и кандидатов о существенных эпизодах средств массовой информации. Итоговую информацию по этому направлению целесообразно выдавать один раз в 3–4 дня, но можно и ежедневно; • основное направление – аналитическая обработка массива информации. Цель – отслеживание предвыборной ситуации в динамике, определение возможных направлений развития, прогнозирование, подготовка рекомендаций. Итоговая информация выдается каждую неделю (опыт показывает, что при увеличении срока подготовки итогового аналитического документа свыше 2-х недель резко снижается его полезность и эффективность) Работа по мониторингу СМИ ведется, как правило, не одним человеком, поэтому она должна координироваться по срокам и единообразию конечного продукта. Важнейший момент мониторинга средств массовой информации – формирование основных усредненных рубрик отслеживания (рубрикатора). Применительно к избирательной кампании они должны охватывать максимально возможное число направлений деятельности избирательного объединения и команды (а также потенциальных противников и союзников); обеспечивать “ точки опоры” для формирования эффективного прогноза, получения оперативной прямой и косвенной информации о качестве деятельности команды в центре и на местах (что дает возможность объективного контроля, быстрого реагирования и корректирования деятельности). Названия рубрик мониторинга СМИ в целом совпадают с основными направлениями общего информационного обеспечения избирательной кампании, – отслеживается количество публикаций об избирательном объединении и его лидерах в общем массиве информации, общая характеристика информации за установленный период (негативная, позитивная, нейтральная, полутона), социально-экономический фон (в центре, регионе, округе) избирательной кампании в изложении СМИ. Материалы СМИ позволяют исследовать политическую ситуацию (уровень доверия к местной и центральной администрации, действия политических и общественных организаций, эффективность хозяйственного управления, применения нормативных актов и др.), определять целостную структуру общественного сознания, отраженную в СМИ. Как правило, подобный мониторинг СМИ проводится с использованием метода контент-анализа. Метод контент-анализа – специфический, формализованный анализ содержания того или иного текста. Суть контент-анализа – это систематическое выделение и фиксация определенных единиц содержания текста, квантификация полученных данных и последующая интерпретация результатов с целью оценки и прогнозирования действий политических акторов. В сфере политических исследований контент-анализ впервые был применен американским ученым Гарольдом Лассуэлом и его сотрудниками, изучавшими материалы периода второй мировой войны. Контент-анализ очень широко используется в политической практике последних лет. Это определяется целым рядом его преимуществ – здесь и возможность сокращения общего объема исследуемого материала, относительная дешевизна подобных исследований, ограничение субъективных влияний при работе с большими объемами информации, доступность материалов для контент-анализа (газеты, журналы, библиотеки, базовые документы партий и движений, радио, ТВ и др.). Однако, главным преимуществом, на наш взгляд, является то, что контент-анализ документов при высокой ценности конечного результата в то же время не оказывает какого-либо влияния на сам объект исследования (политическую партию, политического лидера), все контакты здесь опосредованные. Как уже говорилось выше, контент-анализ – формализованный метод изучения текстовой информации. Это, по сути поиск в исследуемом тексте определенных смысловых понятий и выявление частоты их употребления в рамках общего содержания документа. Такие смысловые понятия называются обычно единицами анализа. Существует много вариантов контент-анализа, но в целом их можно свести к двум видам – количественный и качественный. Количественный (частотный) контент-анализ включает стандартизированные процедуры подсчета выделенных категорий. Для формулирования итоговых заключений значение имеют количественные величины, характеризующие ту или иную категорию (например, исследователь стремится понять, как велика значимость понятия «мирное урегулирование» для лидеров воюющих стран, и согласен с допущением, что она приблизительно равна частоте упоминания этого понятия в официальных документах). Качественный контент-анализ нацелен на углубленное изучение текстового материала. Здесь итоговое заключение формулируется с учетом взаимосвязи содержательных элементов с их значимостью (рангом). Таким образом, чтобы сравнить отношения двух акторов к проблеме мирного урегулирования, надо не просто выделить исследуемое понятие, но и определить, является ли его проблематика главной в системе декларируемых понятий.

Техника проведения контент-анализа состоит из нескольких этапов 1. прежде всего, необходимо определить основную цель исследования, перечень и последовательность решаемых в его ходе задач; 2. определение эмпирического материала исследования Круг привлекаемых материалов может быть очень широк – официальные документы, периодическая пресса, художественная литература и др. Может быть выбран один или несколько источников информации. Например, если выявляются закономерности использования эфирного времени в рамках избирательной кампании, выбирается конкретный источник информации (какой-либо телеканал). Позиции каналов в отношении того или иного лидера могут быть охарактеризованы распределением внимания (долей в общем числе сообщений о партиях), “пристрастностью” (долей оценок в общем числе сообщений о данной партии) и балансом оценок (разницей между числом одобрительных и критических сообщений). – на следующем этапе необходимо определить какие именно материалы, содержащиеся в подобранных источниках, будут анализироваться, все без исключения или по каким-то отдельным направлениям; 3. определение хронологических рамок исследования. Диапазон здесь очень широк, от одного дня до недель, месяцев, лет; 4. этап, от которого, на наш взгляд, во многом зависит успех исследования – выбор единиц анализа. Это может быть ключевое слово, термин, какой-то цельный материал, политическое событие, информационное сообщение и др. Однако непременным условием, определяющим “ качество “ единицы анализа, является отсутствие в ней каких-либо оценочных элементов (ограничение влияния субъективного фактора), а также нейтрализация личной предрасположенности исследователя; 5. создание категориальной схемы контент-анализа. Категории служат для классификации единиц анализа. Например, при исследовании публичного выступления политического лидера, единицы анализа (ключевые слова) разносятся по основным категориям – экономика, политика, социальная защита, борьба с преступностью, военная политика и др.; 6. один из самых сложных этапов – трансформация содержания документа в категориальную схему – кодировка текста. Эта работа требует достаточно высокого уровня подготовки исполнителя. Единицы анализа разносятся по определенным ранее категориям; 7. после того как основные данные закодированы, наступает кульминация – этап анализа полученных данных (измерение, сравнение, индексация и др.) и интерпретации результатов анализа. Резко повышает эффективность анализа и его качество использование ЭВМ. Итогом проведения контент-анализа, как и любого другого исследования, является обычно аналитическая записка, содержащая в себе, выводы и рекомендации. Безусловно, приведенная выше схема – один из возможных вариантов организации исследования политических документов. Существуют и иные разработанные и апробированные методы и технологии контент-анализа, которые успешно применяются в современной политической практике. Так, например, в предельно сжатом виде этапы контент-анализа могут выглядеть так.

1. Определение совокупности сообщений, которую предполагается изучать по трем критериям – тип сообщения, автор сообщения, время сообщения (например, палестино-израильский конфликт: все официальные заявления сторон в течение двух месяцев). 2. Определение единицы анализа. Это может быть слово, тема, высказывание. Число первичных единиц анализа должно быть достаточно велико, чтобы служить основой для статистической выборки. 3. Декомпозиция текста – выделение из содержания смысловых элементов и единиц счета. 4.Процедура подсчета (квантификация). 5. Содержательная интерпретация результатов декомпозиции текстового массива.

6. Верификация (проверка) результатов.

Трудно представить себе современный политический процесс, его политологическое обеспечение без мониторинга и контент-анализа. Являясь по сути вспомогательными, прикладными политологическими технологиями, они в то же время помогают сделать процессы, протекающие в политической сфере общества, более предсказуемыми и управляемыми.

источник