Меню Рубрики

Как важно быть серьезным анализ уайльд

Последним литературным и театральным триумфом английского писателя Оскара Уайльда стала комедия «Как важно быть серьезным», поставленная в День всех влюбленных в 1895 г. в лондонском театре «Сент-Джеймс».

Эта пьеса имела грандиозный успех: «За пятьдесят три года актерской работы я не помню столь блистательного триумфа в первый же вечер», — позже говорил Алан Эйнсворт, исполнявший в тот день одну из главных ролей.

Однако успех этот был недолгим, причиной чему стал судебный процесс над Уайльдом и дальнейшее его тюремное заключение сроком в два года, на продолжительное время подорвавшие как репутацию писателя, так и репутацию его произведений.

Пьеса «The importance of being earnest», или, как она известна русскому читателю и зрителю, «Как важно быть серьезным», принадлежит к знаменитому циклу великосветских комедий Оскара Уайльда (куда также входят «Веер леди Уиндемир» (1892), «Женщина, не стоящая внимания» (1893), «Идеальный муж» (1895). Изначально, как и другие комедии цикла, она была создана в четырех действиях, однако по просьбе режиссера была сокращена до более привычного для публики формата в три действия (в этом виде она, кстати, долгое время существовала и существует в печати).

Название комедии — один из тех случаев, когда другой язык не может передать эффекта, что заключен в оригинале: английское earnest, что значит серьезный, важный, близко по звучанию имени Эрнест, то есть название пьесы на слух в качестве варианта можно перевести так: «Как важно быть Эрнестом». Именно эта словесная игра является завязкой конфликта, когда два молодых человека, прикрываясь столь внушительным и вызывающим доверие именем, стараются завоевать своих возлюбленных.

Отзывы на комедию были самыми положительными: в Уайльде увидели наследника идей драматургов периода реставрации монархии (XVII в.), а также Ричарда Бринсли Шеридана – автора одной из величайших пьес в английской литературе «Школа злословия». Как и писатели прошлых поколений, Оскар Уайльд, нарушая каноны театра развлекательного, привносит на сцену сатирическое осмеяние нравов современного ему буржуазного общества, приглашает зрителя посмеяться над окружающей действительностью.

Уайльд, любитель эпатажа и парадокса, отказал английскому обществу в серьезном отношении к его нравам, устоям и проблемам, в каждой строчке своих комедий осмеивая их.

«Легкомысленная комедия для серьезных людей» — такой противоречивый подзаголовок носит пьеса.

Серьезность – главная ценность и важнейшая черта характера высших слоев викторианской Англии – не позволяет разглядеть порой всю абсурдность жизни и поступков таких «серьезных людей», когда каждый из них ведет вторую, скрытую жизнь, позволяя себе в ней слова и действия, никак не соответствующие их серьезности.

Именно эта тема обыграна драматургом с исключительным блеском и остроумием, почти каждая реплика комедии – вечно актуальная эпиграмма на людские нравы.

«Я не была у неё с тех пор, как умер её бедный муж. Никогда не видела, чтобы женщина так изменялась. Она выглядит лет на двадцать моложе».

«Надеюсь, вы не ведете двойной жизни, прикидываясь беспутным, но будучи на самом деле добродетельным? Это было бы недостойным джентльмена лицемерием».

«Я сыт по горло остроумием. Теперь все остроумны. Шага нельзя ступить, чтобы не встретить умного человека. Это становится поистине общественным бедствием. Чего бы я не дал за несколько настоящих дураков. Но их нет».

Это лишь немногочисленные примеры блистательных афоризмов Уайльда, которыми изобилует текст пьесы.

Сегодня, спустя чуть больше века, комедия «Как важно быть серьезным» по-прежнему остается интересной зрителю разных стран, в том числе нашей. Пьеса регулярно ставится различными театрами и имеет большой успех. Острые и едкие диалоги, неподражаемый юмор Оскара Уайльда заставляет и жителя XXI века не только искренне смеяться, но, что еще важнее, оглянуться вокруг, взглянуть со стороны на себя и задаться вопросом: а так ли важно быть серьезным?

источник

Пьеса «Как важно быть серьёзным» была написана в 1894 г. по заказу директора Лондонского театра Св. Джеймса сэра Джорджа Александра. В этом театре уже ставилась пьеса «Веер леди Уиндермир», где Александр играл роль лорда Уиндермира. Ещё при написании произведения Александр выплатил Уайльду 150 фунтов за будущую пьесу.

Первоначальный вариант пьесы, содержавший четыре акта, увидел свет во время трёхнедельного пребывания Уайльда с семьей в отпуске на южном побережье Англии, в местечке Уординг. Некоторые имена собственные были позаимствованы у людей или мест, известных автору. Например, фамилия Джека, одного из центральных персонажей.

Каждый акт был написан в отдельной тетради, одна из которых в настоящее время находится в Америке и ещё одна — в Британском музее. После тщательной проверки и обработки Уайльд передал рукопись для создания машинописного текста, над которым он работал дальше. От этого варианта на сегодняшний день сохранены лишь три акта — второй был утерян. Третий вариант, всё ещё состоявший из четырёх актов, был передан Джорджу Александру в 1894 г. — этот манускрипт не сохранился.

Александр полагал, что пьесу необходимо сократить, и в конце концов убедил Уайльда объединить второй и третий акты, пожертвовав при этом двумя персонажами (мистер Грибзби и садовник Моултон), а также сократив некоторые реплики (например, речь Джека, ищущего имя своего в справочнике, была значительно сокращена). Уайльд удивительно легко согласился на требование театра, заметив при этом: «Сцена, которая, по Вашему мнению, является лишней, стоила мне больших трудов и душераздирающего нервного напряжения. Возможно, Вы мне не верите, но я с честью заявляю, что эта сцена стоила мне целых пяти минут работы» [Wikipedia].

Окончательный, четвёртый, вариант пьесы, который и произвёл фурор на сцене 14 февраля 1895 г. и был издан в печатном варианте в 1899 г., состоял из трёх актов. Именно этот вариант и стал основой для большинства переводов произведения на иностранные языки.

В 1957 г. сын Уайльда Вивиан Холланд воссоздал четырёхактный вариант пьесы на основе всех сохранившихся манускриптов. В октябре 1980 г. состоялась премьера постановки этого варианта на сцене лондонского театра Олд Вик. Но критики единогласно высказали своё неудовлетворение. По их мнению, трёхактный вариант, созданный под влиянием Джорджа Александра, выигрывает по своей динамичности и драматичности.

Отметим, что перевод на русский язык, выполненный В. Чухно, является переводом именно четырёхактного варианта пьесы.

В отличие от большинства театральных постановок того времени, пьеса «Как важно быть серьёзным» не затрагивала каких-либо серьёзных социальных и политических вопросов, что несколько настораживало обозревателей. Но они признали остроумие, юмор и популярность пьесы. Джордж Бернард Шоу, например, был убеждён, что комедия должна одновременно быть трогательной и веселить, заявляя, что идёт в театр, чтобы быть растроганным до смеху [Цит. по Wilde, 1998: 123]. Позже он написал о том, что пьеса, будучи крайне забавной, стала первым действительно бессердечным произведением Уайльда [Цит. по Wilde, 1998: 123].

Уильям Арчер посчитал пьесу бессмысленной, говоря о том, что критик ничего не может сделать с пьесой, которая не устанавливает никаких принципов ни в области искусства, ни в области морали, создаёт собственные каноны и законы и не является ничем, кроме как остроумным проявлением не менее остроумной личности автора.

В издании «The Speaker» А.Б. Уолки выразил своё восхищение пьесой. Он был одним из немногих, назвавших её кульминацией карьеры Уайльда-драматурга и заявил, что термин «фарс» совершенно не является негативным или несерьёзным: «…лучшей бессмыслицы наша сцена ещё не видывала» [Wikipedia].

Г. Уэллс в своём обзоре, написанном для газеты «Pall Mall», назвал пьесу «Как важно быть серьёзным» одной из свежайших комедий года, сказав, что сложно представить себе что-то более смешное и в то же время соответствующее театральным законам [Цит. по Wilde, 1998: 122]. Он также задался вопросом о том, поймут ли люди то, что автор хотел до них донести. По его мнению, остаётся лишь наблюдать за тем, как Серьёзные Люди воспримут эту Легкомысленную Комедию, созданную для их поучения. Без сомнения серьёзно [Цит. по Wilde, 1998: 122].

Пьеса была настолько «лёгкой», что многие критики приближали её к комической опере, а не к драме. В.Х. Оден назвал её «чистой воды словесной оперой», а газета «The Times» написала, что история эта слишком абсурдна, чтобы рассказывать её без музыки [Wikipedia].

Из большого количества постановок того времени лишь работы Уайльда и Шоу ставятся по сегодняшний день. Пьеса «Как важно быть серьёзным» — одна из самых популярных работ Уайльда.

Произведения Уайльда известны своими диалогами и языком. Питер Раби в своей статье 1988 г. говорит о том, что в комедии «Как важно быть серьёзным» автор достиг пика своего мастерства. Ранние комедии страдают от отсутствия гладкости, вызванной тематическим столкновением между легкомысленным и серьёзным. А в пьесе «Как важно быть серьёзным» автор достигает совершенства стиля, который полностью растворяет эти неровности [Цит. по Wilde, 1998: 137].

Оскар Уайльд использует в своей пьесе самые разнообразные стилистические выразительные средства (сравнение, иронию, гиперболу, эпитет и многие другие), среди которых особое место занимают каламбуры, авторские неологизмы и метафоры — неожиданные, необычные, яркие, экспрессивные. На них мы подробно остановимся в следующих параграфах нашего исследования. Сейчас нашей задачей является проиллюстрировать наиболее часто используемые автором стилистические выразительные средства, как лексические, так и синтаксические.

источник

  • Джон Уординг, землевладелец, почетный мировой судья.
  • Алджернон Монкриф.
  • Его преподобие каноник Чезюбл, доктор богословия.
  • Мерримен, дворецкий.
  • Лэйн, лакей Монкрифа.
  • Леди Брэкнелл.
  • Гвендолен Ферфакс, ее дочь.
  • Сесили Кардью.
  • Мисс Призм, ее гувернантка.
  • Место действия:
  • Действие первое — квартира Алджернона Монкрифа на Хаф-Мун-стрит, Вест-Энд.
  • Действие второе — сад в поместье м-ра Уординга, Вултон.
  • Действие третье — гостиная в поместье м-ра Уординга. Вултон.
  • Время действия — наши дни.

Сцена из первой постановки пьесы (1895)

Это типичная комедия положений, когда кого-то принимают или кто-то выдает себя за кого-то. В данном случае два джентльмена придумали себе вымышленные имена, под которыми они развлекаются, в то время, как в обычной жизни ведут себя вполне общепринято и благопристойно. Коллизия возникает, когда они влюбляются в девушек, которые одним из главных достоинств своих возлюбленных видят именно в имени (Эрнст — по-английски и «серьезный» и имя, поэтому название комедии вполне можно бы перевести и «Как важно быть Эрнестом»).

В свое время (1890-е гг, в Англии конец викторианской эры) комедия намекала на довольно распространенное социальное явление, своего рода эскейпизм: в обществе с очень строгими моральными принципами многие вели двойную жизнь, отдавая дань не вполне приличным удовольствиям на стороне.

Пьеса впервые была поставлена в 1895 г с большим успехом. Нужно сказать, что для постановки она была сильно адаптирована: в нее были введены музыка, комические номера, танцы. Как объяснял позднее Гилгуд, знаменитый английский актер, один из лучших постановщиков и исполнителей ролей в этой пьесе, ее невозможно не адаптировать: здесь столько остроумия — подчас тонкого и неординарного, — что зритель либо не замечает его, либо тупо отсмеявшись над шутками полчаса, остальное представление сидит выжатый как лимон. Поэтому приходится остроумнейшие реплики заменять самыми обычными и банальными фразами, выделив в пьесе несколько ключевых острот.

По этой причине пьеса больше годится для чтения и перечитывания, чем для постановки. И по этой причине пьесы Уайльда гораздо менее востребованы театром, чем можно было бы ожидать. Так, «Как важно быть серьезным» гораздо чаще экранизируется, чем ставится на театре, причем экранизации, удерживая интригу, довольно далеко отступают от текста в сторону его упрощения и примитивизации.

Одна из самых популярных телеадаптаций фильм 1976, снятый в ГДР («Никакой свадьбы без Эрнеста/серьезности» — немецкий язык также позволяет удерживать двусмысленность оригинала). Фильм не ставил никаких серьезных целей, а предлагал зрителям от души повеселиться и похохотать. Нужно учесть общий настрой социалистического искусства, которое было «пропагандистом и агитатором» и так 24 часа в сутки, чтобы понять, какой небывалый бум может вызвать незатейливая, но талантливо поставленная и сыгранная комедия. Однако и сегодня, когда телевидение тужится в потугах развлечь, рассмешить любым путем, искренняя веселость, когда артисты играют в полной раскрепощенности, делает ту постановку притягательной и обаятельной.

Напротив, американо-английско-французкий телефильм 2002 года удручает своей серьезностью, попыткой скрупулезно, вплоть до деталей воссоздать обстановку и быт викторианской эпохи.

Одной из популярнейших адаптаций стал мюзикл «Серьезность в любви», игравшийся на Бродвее в начале 1960-х. Позднее по мюзиклу был выпущен телефильм, разошедшийся в миллионах копий на CD-дисках и даже переведенный на японский. Причем у японцев пьеса спектакль сделан знаменитым Таказука-ревью театром, в котором все роли исполняют женщины.

Так получилось, что празднование Уайльдом удачной премьеры стало последним светлым пятном в его биографии. Буквально на следующий день начался судебный процесс, приведший к его осуждению и тюремному заключению. Вся тогдашняя английская пресса дружно накинулась на писателя. Его обвиняли в аморализме, неуважении к традиционным английским ценностям. И это обстоятельство привело к тому, что критика человека перекинулась на оценку его произведений. Те же аморализм и безнравственность находили в пьесе, и, если не отказывали ей в достоинствах, то оценивали ее как салонный пустячок, нечто недостойное большого художника.

Подобный взгляд на творчество Уайльда стал доминирующим и держится до сих пор. Писатель чаще изучается как личность, а его творчество служит при этом как подсобный материал, объясняющий его биографию. Некто Т. Арансон в 1994 г написал целую статью, где рассматривает «Как важно. » в качестве закодированного текста гомосексуальной литературы, находя многочисленные аналогии между символикой пьесы и великосветским жаргоном тех лет, касающихся мира запретной сексуальности.

Американский литературовед Элманн, получивший за свою, ставшую знаковой биографию Уайльда (1987), Пулитцеровскую премию, буквально по часам расписывает ход создания и постановки пьесы, параллельно описывая события той темной стороной жизни писателя, которая привела его на скамью подсудимых, а потом и на зону.

И все же вдумчивый и серьезный читатель не оставляет Уайльда и в наши дни: «Уайльд — непревзойденный мастер юмора. Он пользуется им, чтобы сделать маски, которые мы носим, более приемлемыми. Он пользуется юмором, чтобы показать, что даже те, кто думают, что не носят масок, делают это: мы все в этой жизни играем роли. Он пользуется юмором, что наши роли раздаются нам случаем. И, наконец, юмор служит нам для рассеяния, чтобы мы не слишком глубоко заглядывали в себя» (запись некоего учителя из английского Фрешман-колледжа на сайте Уайльда).

источник

Сегодня, 16 октября, исполняется 165 лет со дня рождения знаменитого ирландского писателя и поэта Оскара Уайльда. Он запомнился как автор множества поэм, стихотворений, пьес и рассказов, а также бесчисленных афоризмов на все случаи жизни.

Родился Уайльд в весьма обеспеченной ирландской семье: отец был известным аптекарем, лечил даже королеву, а мать – одной из завидных невест Дублина и поэтессой. Несмотря на казавшееся благополучие семьи, детство у Уайльда выдалось странным. Мать писателя Джейн Элджи мечтала о рождении девочки, а когда появился сын, страшно расстроилась. Чтобы компенсировать несбывшееся мечты, она наряжала Оскара в платья. Более того, у мальчика были длинные волосы: ему делали прически, заплетали банты. О своей гендерной принадлежности будущий писатель узнал только в пять лет, когда у матери, наконец, родилась долгожданная девочка. До этого дома в адрес Оскара говорили «она».

Начальное образование Уайльд получил дома, затем были колледж и Оксвордский университет, где юноша быстро отличился своими литературными способностями. Уайльд был эксцентричным писателем, который на первое место в жизни всегда ставил красоту. Благодаря своему обескураживающему поведению он быстро вписался в атмосферу Лондона. В возрасте 29 лет Уайльд женился на Констанс Ллойд, как тогда ему казалось, по-любви. Однако уже через год в письме другу он напишет:

«Когда я женился, моя жена была красивой девушкой, белой и изящной, словно лилия, с пляшущими глазами и веселым, заразительным смехом, звучащим, как музыка. Примерно через год все ее изящество куда-то подевалось; она подурнела, стала грузной, бесформенной».

В браке у Уайльда родились двое сыновей, которых он горячо любил. Однако уже спустя несколько лет писатель впервые заинтересовался мужчинами. Считается, что его соблазнил один из студентов – Роберт Росс, он был предан Оскару до конца жизни. С тех пор писателя все чаще замечали в компании мужчин.

Читайте также:  Простата анализ какие надо сдать

Роман «Портрет Дориана Грея» вышел в 1890 году. А уже в 1891 Уайльд встретил «любовь всей своей жизни» – молодого аристократа Альфреда Дугласа, который предательски был похож на главного героя легендарного романа. Писатель был поражен красотой юноши. Дуглас, в свою очередь, представился большим поклонником творчества Уайльда – «Портрет Дориана Грея» он прочитал 11 раз.

Дуглас родился в очень богатой семье, однако рано стало свидетелем развода родителей: постоянные ссоры, скандалы и даже побои привели к тому, что ребенок закрылся и погрузился в самолюбование, которое доходило до нарциссизма.

И пока Оскар Уайльд всецело верил во взаимную любовь, Дуглас этим пользовался. Он тратил деньги писателя, купался в лучах его славы, постоянно манипулировал.

«У Дугласа была действительно более развитая индивидуальность, проявлявшаяся в страшном эгоизме; им руководила какая-то фатальная предопределённость, моментами казалось, что он не несёт ответственности за свои поступки; он никогда не противился своей натуре и не допускал, чтобы что-либо или кто-либо ей противился.

По правде говоря, Бози меня крайне интересовал, но он и впрямь был «ужасен», и думаю, это он виноват во всех бедах Уайльда. Рядом с ним Уайльд казался мягким, нерешительным и слабовольным. Дуглас, словно испорченный ребёнок, норовил разбить свою самую лучшею игрушку, он ни чем не был удовлетворён и что-то его толкало всё дальше», – писал об Альфреде Дугласе будущий Нобелевский лауреат Андре Жид.

Слухи распространялись. Однажды отец Дугласа отправил Уайльду письмо оскорбительного содержания, писатель подал в суд на маркиза, однако дело проиграл. Уже через месяц литератора арестовали и предъявили ему обвинения в садомии. Бежать Оскар Уайльд не хотел и сам защищал свои интересы в суде, как всегда используя острые фразы. Однако суд признал Уйльда виновным и отправил на два года в тюрьму на каторжные работы.

Мужчина был шокирован увиденным в заключении, психика была серьезно надломлена. За два года Дуглас не отправил Уайльду ни одного письма. Зато помогала жена – Констанс. Несмотря на позор, который ощущала на себе женщина, она не развелась с Уайльдом. После окончания заключения, когда многие друзья, коллеги и поклонники отвернулись от него, именно жена присылала писателю деньги на жизнь.

Когда Уйальд оказался на свободе, он попытался возобновить отношения с молодым любовником, однако быстро понял, что Альфреду нужны только деньги.

«Увы! Да разве у тебя были хоть когда-нибудь в жизни какие-то намерения – у тебя были одни лишь прихоти. Намерение – это сознательное стремление. Временами приятно, когда стол алеет розами и вином, но ты ни в чем не знал удержу, вопреки всякой умеренности и хорошему вкусу. Ты требовал без учтивости и принимал без благодарности.

Ты дошел до мысли, что имеешь право не только жить на мой счет, но и утопать в роскоши, к чему ты вовсе не привык, и от этого твоя алчность только росла, и в конце концов, если ты проигрывался в прах в каком-нибудь алжирском казино, ты наутро телеграфировал мне в Лондон, чтобы я перевел сумму твоего проигрыша на твой счет в банке и больше об этом даже не вспоминал. Ты взял меня измором. Это была победа мелкой натуры над более глубокой. Это был пример тирании слабого над сильным. », – писал он.

В октябре 1900 года на теле Уйльда появилась сыпь, ночами мучил сильный зуд, вспухли лимфатические узлы – симптомы застаревшего сифилиса. Загноилось ухо – последствия травмы, полученной в тюрьме. В течение трех недель страдал писатель от боли в ожидании скорой смерти. Скончался Оскар Уайльд 30 ноября в возрасте всего 46 лет.

Интересно, что Альфред Дуглас спустя два года после смерти писателя женился на богатой поэтессе, а еще спустя десять – публично осуждал гомосексуальность Оскара Уайльда. Умер мужчина в возрасте 74 лет.

«Женщины созданы для того, чтобы их любили, а не для того, чтобы их понимали».

«В наше время люди всему знают цену, но понятия не имеют о подлинной ценности».

«Мужчины всегда хотят быть первой любовью женщины. Женщины мечтают быть последним романом мужчины».

«Опытом люди называют свои ошибки».

«Весь мир – театр, но труппа никуда не годится».

«Нельзя доверять женщине, которая не скрывает свой возраст. Такая женщина не постесняется сказать все что угодно».

«Мужчины женятся от усталости, женщины выходят замуж из любопытства. И тем и другим брак приносит разочарование».

«Будь собой. Прочие роли уже заняты».

«Мужчина может быть счастлив с любой женщиной, до тех пор, пока он её не любит».

«Человек очень смущается, когда говорит от своего лица. Дайте ему маску, и он скажет вам всю правду».

источник

“Как важно быть серьезным” – одна из самых популярных английских пьес, не сходящая со сцены вот уже более 120 лет. Ее автор Оскар Уайльд (1854 – 1900) вошел в историю мировой литературы как философ, писатель, драматург и поэт. За ироничным анонсом его пьесы — “легкомысленная комедия для серьезных людей” — скрывалась сатира на лицемерие высшего света викторианской Англии. Но в тексте также встречаются интересные подробности быта англичан, в частности, — описание традиционных закусок и десертов, употребляемых ими во время послеобеденного чая.

Оскар Уайльд был истинным лондонским денди, остроумным собеседником, непревзойденным мастером эпатажных парадоксов и эффектных афоризмов. На пике своей славы он был любимцем высшего общества и заслужил прозвище “Принц эстетов”. Но его крах был таким же стремительным, как и взлет. В 1895 за гомосексуальную связь с молодым аристократом (Альфредом Дугласом) Уайльд не только подвергся газетной травле и осуждению общества, но и был приговорен судом за аморальное поведение к двум годам каторжных работ. Выйдя из тюрьмы, сломленный морально и физически, Оскар Уайльд умер в Париже в возрасте 46 лет.

Венцом творчества драматурга стали четыре его “великосветские комедии”: “Веер леди Уиндермир”, “Женщина, не стоящая внимания”, “Идеальный муж” и “Как важно быть серьезным”.
Последняя была поставлена на сцене в судьбоносный для Уайльда 1895 год. Ее премьера 14 февраля в День святого Валентина стала кульминацией художественной карьеры драматурга, но и предвестником его падения. Маркиз Куинсберри (отец Альфи Дугласа) пытался сорвать премьеру, и только вмешательство полиции предотвратило разгоравшийся скандал. Тем не менее, комедия прошла с триумфальным успехом. После суда над драматургом, пьеса была снята с постановки, успев пройти на сцене 86 раз. Нестареющая и вечно актуальная пьеса в последствии подверглась несметному количеству разных постановок и экранизаций.

В самом название пьесы « The Importance of Being Earnest » автор остроумно скрыл словесный каламбур: «Earnest» в переводе с английского означает «серьезный», и в то же время является именем героя комедии. Именно за серьезного мужчину по имени Эрнест мечтают выйти замуж две светские девушки, к которым пытается свататься пара друзей-холостяков. Чтобы понравиться своим избранницам, друзья, пораженные стрелой Купидона, называются этим имением, но оказываются разоблачены. В конечном итоге выясняется, что обманщики на самом деле родные братья, а одного из них действительно зовут Эрнест.

При этом, стремительно развивающийся сюжет, во многом напоминающий популярные французские комедии того времени, достаточно вторичен. Главное достоинство произведения заключалось в интеллектуальных, парадоксально-остроумных диалогах, которые поэт Уистен Оден назвал « словесной оперой ». С их помощью высмеивалось лицемерие высшего света викторианской Англии, а также его чрезмерно чопорные традиции. К примеру, в ту эпоху даже простое перемещение приглашенных гостей из зала в столовую превращалось в архиважную церемонию с тщательным планированием пар, составляющих процессию.

Великобритания – страна чайной традиции известной на весь мир. Чаепитие для британцев незыблемо как сам Биг-Бен. Традиция послеобеденного чая и его этикет зародились во времена королевы Виктории в средине XIX века.
Согласно легенде, Анна Мария Стэнхоуп, седьмая герцогиня Бедфорд, фрейлина королевы Виктории, стала приглашать друзей на легкий чайный перекус в 17 часов дня ( five-o-clock ), поскольку в те годы существовал большой разрыв между обедом в 12 дня и ужином в 20 часов. Практика быстро прижилась во всех слоях общества и стала одной из краеугольных английских традиций. Следуют ей и герои Оскара Уайльда:

Джек — А ты, как всегда, жуешь, Алджи?
Алджернон (сухо) — Насколько я знаю, в приличном обществе принято в пять часов подкрепляться.

Что же ели англичане во время послеобеденного чая? Прежде всего – это знаменитый английский сэндвич с огурцом, неотъемлемый атрибут великосветского чаепития. Низшие классы предпочитали более калорийные продукты, к тому в зимнее время тепличные огурцы были неимоверно дороги.

Джек: Но послушай. Почему этот сервиз? Почему сандвичи с огурцами? К чему такая расточительность у столь молодого человека? Кого ты ждешь к чаю?
Алджернон: (тотчас же одергивает его.) Пожалуйста, не трогай сандвичей с огурцом. Они специально для тети Августы. (Берет сандвичи и ест.)
Джек: Но ты же все время их ешь.
Алджернон: Это совсем другое дело. Она моя тетка.

Традиционный сэндвич с огурцом состоит из кружочков огурца, помещенных между двумя ломтиками хлеба, намазанных маслом. Что может быть проще? Но существуют свои тонкости приготовления, без которых великосветский сэндвич превращается в банальный бутерброд.
Прежде всего – это тщательность нарезки белого хлеба, обязательно без корки. Сквозь ломтики хлеба должен просвечивать свет. Хлеб намазывается тонким слоем сливочного масла, которое является защитой от огуречного сока. Тонкие кружочки огурца слегка присаливаются, сбрызгиваются лимонным соком и помещаются в хлеб непосредственно перед подачей, чтобы не допустить размокания хлеба. Как правило, ломтик хлеба режется по диагонали дважды, в результате чего получается четыре маленьких треугольных сэндвича.

Далее по тексту комедии, герои от сэндвичей плавно переходят к пышкам и лепешкам. Поясним каким.

Алджернон (при виде пустого блюда)- Силы небесные! Лэйн! Где же сандвичи с огурцом? Я ведь их специально заказывал!
Лэйн (невозмутимо)- Сегодня на рынке не было огурцов, сэр. Я два раза ходил.
Алджернон- Не было огурцов?
Лэйн.— Нет, сэр. Даже за наличные.
Алджернон- Хорошо, Лэйн, благодарю вас.
Лэйн- Благодарю вас, сэр. (Уходит.)
Алджернон- К моему величайшему сожалению, тетя Августа, огурцов не оказалось, даже за наличные.
Леди Брэкнелл- Ну, ничего, Алджернон. Леди Харбери угостила меня пышками. Она, по-видимому, сейчас ни в чем себе не отказывает.

Безымянные в переводе “пышки” в первоисточнике имеют совсем другое название — крампеты : I had some crumpets with Lady Harbury, who seems to me to be living entirely for pleasure now.
Крампет представляет собой пористый оладушек приблизительно 2 см в толщину и его история восходит еще к XIV веку. Горячие крампеты едят, как правило, с маслом. Другие популярные дополнения к крампетам — варенье, мед, яйцо пашот, плавленый сыр, кленовый сироп и др.

  • 400 мл молока
  • 100 мл теплой воды
  • 1 столовая ложка с горкой сухих дрожжей
  • 1 чайная ложка соли
  • 1 столовая ложка сахара
  • 300 г муки
  • ½ чайной ложки соды
  • растительное масло, для смазывания

Осторожно нагрейте молоко. В теплом молоке растворите дрожжи и сахар, добавьте 100 мл теплой воды. Оставьте в теплом месте на 15 минут.

Просейте муку, добавьте соду и соль. Смешайте со смесью дрожжей. Взбейте до консистенции густых сливок, при необходимости добавив воды. Оставьте на время в теплом месте, пока не начнут образовываться пузырьки.

Разогрейте сковороду на огне. Смажьте формочки-кольца растительным маслом. Разместите кольца в сковороде, налейте в каждое жидкого теста. Обжаривайте 4-5 минут с одной стороны до появления на поверхности пузырьков. Переверните и готовьте еще пару минут. Подавайте крампеты горячими с толстым слоем сливочного масла.

В другом эпизоде комедии два прятеля с громадным удовольствием уплетают некие “лепёшки”.

Джек: И как тебе не стыдно преспокойно уплетать лепешки, когда мы оба попали в такую беду. Бессердечный эгоист!

Алджернон: Но не могу же я есть лепешки волнуясь. Я бы запачкал маслом манжеты. Лепешки надо есть спокойно. Это единственный способ есть лепешки.

Алджернон: Когда я расстроен, единственное, что меня успокаивает, это еда. Люди, которые меня хорошо знают, могут засвидетельствовать, что при крупных неприятностях я отказываю себе во всем, кроме еды и питья. Вот и сейчас я ем лепешки потому, что несчастлив. Ну, и кроме того, я очень люблю деревенские лепешки. (Встает.)

Джек: (встает). Но это еще не причина, чтобы уничтожить их все без остатка. (Отнимает у Алджернона блюдо с лепешками.)

Лепешками переводчики обозвали классические английские маффины (muffins). И это еще не самый худший вариант перевода. В экранизации “Как важно быть серьезным” с Колином Фёртом и Руппертом Эвереттом маффины вообще превратились в невнятную “сдобу”! А ведь, прежде всего, английские маффины – это несдобная выпечка и, в отличие от американских маффинов, очень часто — совершенно не сладкая. Она представляет собой круглые хлебцы из муки грубого помола, которые выпекаются на горячей сковороде. Их, как правило, разламывают пальцами или вилкой (не разрезают!) и в образовавшийся карман добавляют масло. В качестве добавок используют также варенье, ветчину, яйца Бенедектин и т.п. Остывшие маффины разламывают пополам и поджаривают.

В викторианской Англии маффины были необычайно популярны. Существовала особая разновидность лоточников Muffin Men, которые торговали вразнос горячими свежими маффинами, звоня в колокольчик. Многочисленные колокольчики создавали такой звон, что в 1840 году были запрещены законом парламента, правда, безрезультатно. А сами лоточники вошли в английский фольклор популярной детской считалочкой:
Oh, do you know the muffin man,
The muffin man, the muffin man,
Oh, do you know the muffin man,
That lives on Drury Lane?

  • 300 мл молока
  • 1 пакетик сухих дрожжей (7г)
  • 25 гр сахара
  • 50 гр сливочного масла
  • 425 гр пшеничной муки
  • 20 гр манки

В теплое молоко добавьте дрожжи и сахар и перемешайте до растворения сахара. Дайте смеси постоять около 10 мин.
Растопите сливочное масло и смешайте муку, масло, соль, молочно-дрожжевую смесь.Вымесите тесто до гладкого состояния.
Накройте тесто салфеткой и дайте ему подняться в течение 1 часа в теплом месте, вдали от сквозняков. Тесто должно увеличиться в объеме в два раза.
Раскатайте тесто на присыпанной мукой поверхности до толщины 2 см. С помощью тонкого стакана вырежьте круги.
Поместите маффины на пергаментную бумагу, присыпанную манной крупой. Также присыпьте манкой верхнюю часть маффинов. Накройте полотенцем и дайте подняться в течение 1 часа в теплом месте, вдали от сквозняков.
Поджарьте маффины на сковороде с двух сторон, а потом доведите до готовности в духовке, разогретой до 170° С.

В вышеприведенном эпизоде комедии упоминается и пирог к чаю– в первоисточнике tea-cake. В английском чаепитие teacake представляет собой легкую, сладкую, дрожжевую булочку с сухофруктами, чаще всего со смородиной, изюмом или цедрой. Булочки, как правило, разрезали, поджаривали в виде тостов и подавали к чаю с маслом и джемом.

Комедия Оскара Уайльда, с ее неимоверной россыпью афоризмов, заработала репутацию второй наиболее известной и цитируемой англоязычной пьесы после “Гамлета”. Эпатажная и парадоксальная, разобранная на цитаты, комедия “Как важно быть серьезным” дает возможность современному зрителю (читателю) проникнуться атмосферой поздневикторианской эпохи, познакомиться с нравами, устоями, проблемами и бытом той поры.

Испытывая удовольствие от собственного остроумия, он (Уайльд) нередко смеется в душе и над теми из нас, кто, поддавшись его обаянию, начинает глубокомысленно толковать его парадоксы. Наибольшее удовольствие получит тот, кто будет помнить, что, читая комедии Уайльда, важно не быть серьезным”.
Александр Аникст — советский литературовед и театровед

источник

Леди Брэкнелл – показывает себя типичным представителем лондонского высшего общества уже в первой беседе (the first interview with) с Джеком Уортингом. Когда Джек делает предложение (о браке) Гвендолен, и молодые люди объявляют о своей помолвке, леди Брэкнелл потрясена. По её мнению, помолвка, а затем брак должны быть организованы родителями и быть сюрпризом для девушки. К тому же молодой человек должен входить в список подходящих женихов, одобренных в свете. Однако, хотя Джека и нет в списке, леди Брэкнелл соглашается навести предварительные справки о нём. Её вопросы характеризуют её как члена высшего общества. Социальное положение и богатство много значат, поэтому леди Брэкнелл спрашивает Джека, чем он занимается, каков его доход и имеет ли он городской и загородные дома. Вопрос стиля и престижа (fashion) тоже важен: леди Брэкнелл не одобряет номер дома Джека, потому что он находится на непристижной стороне улицы. Политические взгляды молодого человека должны быть консервативными. Что касается (as for) образования, взгляды леди Брэкнелл тоже очень консервативны. Образование и знания вызывают у неё воспоминания (to remind sb of sh) об эпохе просвещения ( the Enlightenment) и последовавшей за ней Французской революцией, поэтому она считает образование опасным. Когда Джек говорит, что ничего не знает, она остаётся довольна ответом. Наконец, вопрос о происхождении молодого человека (о семье) является жизненно важным вопросом для представителя высшего общества. Леди Брэкнелл хочет выдать замуж свою дочь в приличную, желательно аристократическую, семью. Когда она узнает, что Джэка нашли в саквояже в камере хранения вокзала, она не дает согласия на этот брак.

Читайте также:  Географический язык какие анализы сдать

В дальнейшем леди Брэкнелл проявляет другие качества, типичные для высшего общества. Она не только одержима мыслью о (to be obsessed with sth) стиле и престиже, но и о строгом соблюдении внешних приличий (to keep up appearances), что часто ведёт к лицемерию. Например она утверждает, что не одобряет брака по расчету, но её собственный брак был браком по расчету, потому что у неё не было состояния, когда она выходила замуж за лорда Брэкнелла.

Больше всего её лицемерие проявляется, когда она узнает о помолвке Алджернона и Сесили. Сначала она не одобряет эту помолвку и хочет прояснить происхождение Сесили. Однако после наведения предварительных справок она изменяет свое мнение. Три адреса и имена поверенных в делах семьи внушают ей доверие. А тот факт, что у Сесили большое состояние тут же делает её очень привлекательной девушкой с непреходящими (надежными) достоинствами. Вот почему леди Брэкнелл великодушно дает согласие на этот брак. С её точки зрения, её племянник — завидный (подходящий) жених: его аристократическое происхождение компенсирует тот факт, что у него ничего нет кроме долгов и что, хотя он сильно нуждается в деньгах, он расточителен (reckless). Она не имеет ничего против (не возражает против) его морального облика: Алджернон приехал в дом Джека без приглашения, под вымышленным именем, и обманул всех. В случае с Джеком она применяет двойные стандарты. Тот факт, что Джек был усыновлён и воспитан респектабельным джентельменом, что он обладает чувством долга и ответственности, что у него приличный доход и дома в Лондоне и за городом, не компенсируют его неизвестного (obscure) происхождения. Вот почему о браке Гвендолен и Джека не может быть и речи, пока вопрос о происхождении Джека неожиданно не проясняется.

В лице (in the person of) леди Брэкнелл О. Уальд высмеивает реакционные взгляды, лицемерие и преклонение перед модой (obsession with fashion), характерные для лондонского высшего общества.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: На стипендию можно купить что-нибудь, но не больше. 9091 — | 7271 — или читать все.

источник

Действие комедии происходит в лондонской квартире молодого джентльмена Алджернона Монкрифа, выходца из аристократического семейства, и в поместье его закадычного друга Джека Уординга в Вултоне, графство Хартфордшир.

Скучающий Алджернон, ожидая к чаю свою тётку леди Брэкнелл с очаровательной дочерью Гвендолен, обменивается ленивыми репликами со своим лакеем Лэйном, не меньшим гедонистом и любителем пофилософствовать. Неожиданно его одиночество прерывается появлением его давнего приятеля и постоянного оппонента-соперника во всех начинаниях, мирового судьи и владельца обширного сельского поместья Джека Уординга. Скоро выясняется, что, пресытившись светскими и служебными обязанностями (на попечении Уординга к тому же восемнадцатилетняя воспитанница), оба разыгрывают перед окружающими одну и ту же игру, только именуют её по-разному: Джек, стремясь вырваться от домашних, заявляет, что едет «к своему младшему брату Эрнесту, который живёт в Олбени и то и дело попадает в страшные передряги»; Алджернон же в аналогичных случаях ссылается на «вечно больного мистера Бенбери, для того чтобы навещать его в деревне, когда вздумается». Оба — неисправимые себялюбцы и сознают это, что ничуть не мешает им при надобности обвинять друг друга в безответственности и инфантильности.

«Только родственники и кредиторы звонят так по-вагнеровски», — отзывается Алджернон о зашедших навестить его дамах. Пользуясь случаем, Джек переводит беседу на матримониальные темы: он давно влюблён в Гвендолен, но никак не осмелится признаться девушке в своих чувствах. Отличающийся отменным аппетитом и столь же неистребимой склонностью к любовным интрижкам Алджернон, опекающий свою кузину, пытается изображать оскорблённую добродетель; но тут в дело вступает невозмутимо-словоохотливая леди Брэкнелл, учиняющая новоявленному претенденту на руку дочери (та, наделённая недюжинным практицизмом и здравым смыслом, уже успела дать м-ру Уордингу предварительное согласие, добавив, что мечтой её жизни было выйти замуж за человека по имени Эрнест: «В этом имени есть нечто, внушающее абсолютное доверие») настоящий допрос с акцентом на имущественных аспектах его благосостояния. Все идёт благополучно, пока речь не заходит о родословной мирового судьи. Тот не без смущения признается, что является найдёнышем, воспитанным сердобольным сквайром, обнаружившим его. в саквояже, забытом в камере хранения на лондонском вокзале Виктория.

«Я очень рекомендую вам обзавестись родственниками и сделать это ещё до окончания сезона», — советует Джеку невозмутимая леди Брэкнелл; иначе брак с Гвендолен невозможен. Дамы удаляются. Впрочем, спустя некоторое время Гвендолен вернётся и предусмотрительно запишет адрес поместья м-ра Уординга в провинции (сведения, неоценимые для незаметно подслушивающего их разговор Алджернона, горящего желанием во что бы то ни стало познакомиться с очаровательной воспитанницей Джека Сесили — намерение, никоим образом не поощряемое Уордингом, радеющим о нравственном совершенствовании своей подопечной). Как бы то ни было, оба друга-притворщика приходят к выводу, что и «беспутный младший брат Эрнест», и «вечно больной мистер Бенбери» постепенно становятся для них нежелательной обузой; в предвидении светлых грядущих перспектив оба дают слово избавиться от воображаемой «родни».

Причуды, однако, вовсе не являются прерогативой сильного пола, К примеру, в поместье Уординга над учебниками географии, политической экономии и немецкого скучает мечтательная Сесили, слово в слово повторяющая сказанное Гвендолен: «Моей девической мечтой всегда было выйти замуж за человека, которого зовут Эрнест». Больше того: она мысленно обручилась с ним и хранит шкатулку, полную его любовных писем. И неудивительно: её опекун, этот скучный педант, так часто с возмущением вспоминает о своём «беспутном» братце, что тот рисуется ей воплощением всех достоинств.

К изумлению девушки, предмет её грёз появляется во плоти: разумеется, это Алджернон, трезво рассчитавший, что его друг ещё на несколько дней задержится в Лондоне. От Сесили он узнает, что «суровый старший брат» решил отправить его на исправление в Австралию. Между молодыми людьми происходит не столько любовное знакомство, сколько своего рода словесное оформление того, о чем грезилось и мечталось. Но не успевает Сесили, поделившись радостной новостью с гувернанткой мисс Призм и соседом Джека каноником Чезюблом, усадить гостя за обильную деревенскую трапезу, как появляется хозяин поместья. Он в глубоком трауре, и вид его печален. С подобающей торжественностью Джек объявляет своим чадам и домочадцам о безвременной кончине своего непутёвого братца. А «братец» — выглядывает из окна.

Но если это недоразумение ещё удаётся худо-бедно утрясти с помощью экзальтированной старой девы-гувернантки и доброго каноника (к нему-то и апеллируют оба друга-соперника, заявляя, один за другим, о страстном желании креститься и быть наречёнными одним и тем же именем: Эрнест), то с появлением в поместье Гвендолен, заявляющей ни о чем не подозревающей Сесили, что она помолвлена с мистером Эрнестом Уордингом, воцаряется тотальная неразбериха. В подтверждение собственной правоты она ссылается на объявление в лондонских газетах, другая — на свой дневник. И только поочерёдное появление Джека Уординга (разоблачаемого невинной воспитанницей, называющей его дядей Джеком) и Алджернона Монкрифа, какового беспощадно изобличает собственная кузина, вносит в смятенные умы нотку обескураженного спокойствия. Ещё недавно готовые разорвать друг друга представительницы слабого пола являют друзьям пример истинно феминистской солидарности: их обеих, как всегда, разочаровали мужчины.

Впрочем, обида этих нежных созданий непродолжительна. Узнав, что Джек, несмотря ни на что, намерен пройти обряд крещения, Гвендолен великодушно замечает: «Как глупы все разговоры о равенстве полов. Когда дело доходит до самопожертвования, мужчины неизмеримо выше нас».

Из города неожиданно появляется леди Брэкнелл, которой Алджернон тут же выкладывает радостную весть: он намерен сочетаться браком с Сесили Кардью.

Реакция почтенной дамы неожиданна: ей определённо импонируют миловидный профиль девушки («Два наиболее уязвимых пункта нашего времени — это отсутствие принципов и отсутствие профиля» ) и её приданое, что до происхождения. Но тут кто-то упоминает имя мисс Призм, и леди Брэкнелл настораживается. Она непременно желает увидеть эксцентричную гувернантку и узнает в ней. исчезнувшую двадцать восемь лет назад непутёвую служанку своей покойной сестры, повинную в том, что она потеряла ребёнка (вместо него в пустой коляске обнаружили рукопись трёхтомного романа, «до тошноты сентиментального»). Та смиренно признается, что по рассеянности положила доверенного ей ребёнка в саквояж, а саквояж сдала в камеру хранения на вокзале.

Встрепенуться при слове «саквояж» наступает очередь Джека. Спустя несколько минут он с торжеством демонстрирует присутствующим бытовой атрибут, в котором был найден; и тут выясняется, что он — не кто иной, как старший сын профессионального военного, племянник леди Брэкнелл и, соответственно, старший брат Алджернона Монкрифа. Больше того, как свидетельствуют регистрационные книги, при рождении он был наречён в честь отца Джоном Эрнестом. Так, словно повинуясь золотому правилу реалистической драмы, в финале пьесы выстреливают все ружья, представшие на обозрение зрителям в её начале. Впрочем, об этих канонах едва ли думал создатель этой блестящей комедии, стремившийся превратить её в подлинный праздник для современников и потомков.

источник

Пьеса классика мировой литературы Оскара Уайльда широко известна, не раз переводилась на русский язык, постоянно держится в репертуаре театров мира. Однако, по мнению переводчика, знатока английской драматургии, некоторые важнейшие нюансы, на которых базируется комедия, так и не дошли до российской публики. Он предлагает свой взгляд на яркие характеры и искрометные диалоги, составляющие главную прелесть этой остроумной пьесы, которую актеры всегда ценили столь же высоко, как и публика.

Признаюсь честно, «Флорентийская трагедия» понравилась мне больше. Возможно причиной этого было первое впечатление от пьесы. Первая мысль, посетившая меня, была: «Словно я вновь вернулась на светский обед аристократов из «Дориана Грея». Это было странным дежавю. Но при этом философию Оскара Уайльда, тонкий английский юмор, его умение погружать зрителя в происходящие события нельзя с чем-то сравнить. Это было легко, непринужденно, словно летний ветерок.

Аристократия (в данном случае английская), ее высмеивание – это не моя любимая тема, о которой я бы говорила бесконечно. Но на примере аристократии можно увидеть некоторые слои современного общества, что очень актуально. Ведь такие морально и материально «богатые» люди «без гроша за душой», как леди Брэкнелл, ставят себя выше всех остальных и пытаются поучать, «что такое хорошо и что такое плохо».

Леди Брэкнелл. Дитя мое, вы, конечно, знаете, что у Алджернона нет ничего, кроме долгов? Но я не сторонница браков по расчету. Когда я выходила за лорда Брэкнелла, у меня ни пенни не было за душой. Однако я и мысли не допускала, что это может явиться для меня препятствием.

Джек (крайне раздраженно). Как это любезно с вашей стороны, леди Брэкнелл! Могу также добавить — и надеюсь, вы будете рады это услышать, — что я располагаю всеми необходимыми документами, подтверждающими различные обстоятельства и факты из жизни мисс Кардью — рождение, крещение, коклюш, прививки, конфирмацию и корь, причем как в немецкой, так и в английской ее разновидностях.

Леди Брэкнелл. О, я вижу, в ее жизни была масса волнующих событий — может быть, даже слишком волнующих для такой юной особы. Я лично не одобряю преждевременной опытности у молоденьких девушек.

Леди Брэкнелл. Вы говорите, сто тридцать тысяч?! И в государственных ценных бумагах. Вы знаете, вот я смотрю на мисс Кардью и все более прихожу к выводу, что она в высшей степени привлекательная молодая леди. Немногие девушки в наше время могут похвастаться такими необходимыми в жизни качествами, которыми она обладает, — качествами, которые с течением времени не утрачиваются, а лишь развиваются и совершенствуются. И это тем более вызывает восхищение, что мы живем, как это ни прискорбно, в век поверхностных достоинств и чувств.

Черствость, напыщенность и ложная добродетель – это те черты характера, которые будто были заложены с рождения у представителей аристократии. Вот, что я видела на протяжении всей пьесы. Ведь Уайльд очень ярко передал свои взгляды в игровой форме диалогов. И при этом даже без повествовательного описания персонажей можно было представить каждого героя, будь то наивный хрупкий цветок или вечно голодный высокомерный юнец.

Я и дальше буду с удовольствием открывать этого замечательного писателя, непревзойденного юмориста и восхитительного романтика. Почему романтика? Потому что воздушность его произведений всегда оставляет в воображении образ сказочного театра.

источник

Легкомысленная комедия для серьезных людей

Джон Уординг, землевладелец, почетный мировой судья.

Его преподобие каноник Чезюбл, доктор богословия.

Гвендолен Ферфакс, ее дочь.

Мисс Призм, ее гувернантка.

Действие первое — квартира Алджернона Монкрифа на Хаф-Мун-стрит, Вест-Энд.

Действие второе — сад в поместье м-ра Уординга, Вултон.

Действие третье — гостиная в поместье м-ра Уординга. Вултон.

Гостиная в квартире Алджернона на Хаф-Мун-стрит. Комната обставлена роскошно и со вкусом. Из соседней комнаты слышатся звуки фортепьяно.

Лэйн накрывает стол к чаю. Музыка умолкает, и входит Алджернон.

Алджернон. Вы слышали, что я играл, Лэйн?

Лэйн. Я считаю невежливым подслушивать, сэр.

Алджернон. Очень жаль. Конечно, вас жаль, Лэйн. Я играю не очень точно — точность доступна всякому, — но я играю с удивительной экспрессией. И поскольку дело касается фортепьяно — чувство, вот в чем моя сила. Научную точность я приберегаю для жизни.

Алджернон. А уж если говорить о науке жизни, Лэйн, вы приготовили сандвичи с огурцом для леди Брэкнелл?

Лэйн. Да, сэр. (Протягивает блюдо с сандвичами.)

Алджернон(осматривает их, берет два и садится на диван). Да… кстати, Лэйн, я вижу по вашим записям, что в четверг, когда у меня обедали лорд Шормэн и мистер Уординг, в счет поставлено восемь бутылок шампанского.

Лэйн. Да, сэр; восемь бутылок и пинта пива.

Читайте также:  Какие анализы сдавать для уролога

Алджернон. Почему это у холостяков шампанское, как правило, выпивают лакеи? Это я просто для сведения.

Лэйн. Отношу это за счет высокого качества вина, сэр. Я часто отмечал, что в семейных домах шампанское редко бывает хороших марок.

Алджернон. Боже мой, Лэйн! Неужели семейная жизнь так развращает нравы?

Лэйн. Возможно, в семейной жизни много приятного, сэр. Правда, в этом отношении у меня самого опыт небольшой. Я был женат только один раз. И то в результате недоразумения, возникшего между мной и одной молодой особой.

Алджернон (томно). Право же, ваша семейная жизнь меня не очень интересует, Лэйн.

Лэйн. Конечно, сэр, это не очень интересно. Я и сам об этом никогда не вспоминаю.

Алджернон. Вполне естественно! Можете идти, Лэйн, благодарю вас.

Алджернон. Взгляды Лэйна на семейную жизнь не слишком-то нравственны. Ну, а если низшие сословия не будут подавать нам пример, какая от них польза? У них, по-видимому, нет никакого чувства моральной ответственности.

Лэйн. Мистер Эрнест Уординг.

Алджернон. Как дела, дорогой Эрнест? Что привело тебя в город?

Джек. Развлечения, развлечения! А что же еще? Как всегда, жуешь, Алджи?

Алджернон(сухо). Насколько мне известно, в хорошем обществе в пять часов принято слегка подкрепляться. Где ты пропадал с самого четверга?

Джек (располагается на диване). За городом.

Алджернон. А что ты делал за городом?

Джек(снимая перчатки). В городе — развлекаешься сам. За городом развлекаешь других. Такая скука!

Алджернон. А кого именно ты развлекаешь?

Джек(небрежно). А! Соседей, соседей.

Алджернон. И симпатичные у вас там соседи, в Шропшире?

Джек. Невыносимые. Я никогда с ними не разговариваю.

Алджернон. Да, этим ты им, конечно, доставляешь большое развлечение. (Подходит к столу и берет сандвич.) Кстати, я не ошибся, это действительно Шропшир?

Джек. Что? Шропшир? Да, конечно. Но послушай. Почему этот сервиз? Почему сандвичи с огурцами? К чему такая расточительность у столь молодого человека? Кого ты ждешь к чаю?

Алджернон. Никого, кроме тети Августы и Гвендолен.

Алджернон. Да, все это очень хорошо, но боюсь, тетя Августа не очень-то одобрит твое присутствие.

Алджернон. Милый Джек, твоя манера флиртовать с Гвендолен совершенно неприлична. Не меньше чем манера Гвендолен флиртовать с тобой.

Джек. Я люблю Гвендолен. Я и в город вернулся, чтобы сделать ей предложение.

Алджернон. Ты же говорил — чтобы развлечься… А ведь это дело.

Джек. В тебе нет ни капли романтики.

Алджернон. Не нахожу никакой романтики в предложении. Быть влюбленным это действительно романтично. Но предложить руку и сердце? Предложение могут принять. Да обычно и принимают. Тогда прощай все очарование. Суть романтики в неопределенности. Если мне суждено жениться, я, конечно, постараюсь позабыть, что я женат.

Джек. Ну, в этом я не сомневаюсь, дружище. Бракоразводный суд был создан специально для людей с плохой памятью.

Алджернон. А! Что толку рассуждать о разводах. Разводы совершаются на небесах.

Джек протягивает руку за сандвичем.

Алджернон(тотчас же одергивает его.) Пожалуйста, не трогай сандвичей с огурцом. Они специально для тети Августы. (Берет сандвичи и ест.)

Джек. Но ты же все время их ешь.

Алджернон. Это совсем другое дело. Она моя тетка. (Достает другое блюдо.) Вот хлеб с маслом. Он для Гвендолен. Гвендолен обожает хлеб с маслом.

Джек (придвигаясь к столу и берясь за хлеб с маслом). А хлеб действительно очень вкусный.

Алджернон. Но только, дружище, не вздумай уплести все без остатка. Ты ведешь себя так, словно Гвендолен уже твоя жена. А она еще не твоя жена, да и вряд ли будет.

Джек. Почему ты так думаешь?

Алджернон. Видишь ли, девушки никогда не выходят замуж за тех, с кем флиртуют. Они считают, что это не принято.

Алджернон. Вовсе нет. Истинная правда. И в этом разгадка, почему всюду столько холостяков. А кроме того, я не дам разрешения.

Джек. Ты не дашь разрешения?!

Алджернон. Милый Джек, Гвендолен — моя кузина. И я разрешу тебе жениться на ней, только когда ты объяснишь мне, в каких ты отношениях с Сесили. (Звонит.)

Джек. Сесили! О чем ты говоришь? Какая Сесили? Я не знаю никакой Сесили.

Алджернон. Лэйн, принесите портсигар, который мистер Уординг забыл у нас в курительной, когда обедал на той неделе.

Джек. Значит, мой портсигар все время был у тебя? Но почему же ты меня не известил об этом? А я-то бомбардирую Скотленд-Ярд запросами. Я уже готов был предложить большую награду тому, кто найдет его.

Алджернон. Ну что же, вот и выплати ее мне. Деньги мне сейчас нужны до зарезу.

Джек. Какой смысл предлагать награду за уже найденную вещь?

источник

The Importance of Being Earnest

Другие названия: Тривиальная комедия для серьёзных людей, Легкомысленная комедия для серьёзных людей; Важность быть серьёзным

Язык написания: английский

Перевод на русский: И. Кашкин (Как важно быть серьезным, Как важно быть серьезным. Легкомысленная комедия для серьезных людей), 1960 — 21 изд. В. Чухно (Как важно быть серьезным), 1999 — 9 изд.

  • Жанры/поджанры: Реализм
  • Общие характеристики: Ироническое | Юмористическое
  • Место действия: Наш мир (Земля)( Европа( Западная ) )
  • Время действия: Новое время (17-19 века)
  • Линейность сюжета: Линейный
  • Возраст читателя: Любой

Два друга, Алджерон и Джон, решают представиться Эрнестами и добиться расположения дам (причиной этого является некое суеверие или предрассудок, что Эрнест — единственное имя для серьезного человека, который имеет серьезные намерения). Но, понимая, что они не могут все время морочить девушкам голову, решаются на отчаянный шаг — крещение, дабы узаконить свои «серьезные» имена.

— «Как важно быть серьезным» 1976, СССР, реж: Александр Белинский

— «The Importance of Being Earnest» 2015, Великобритания, реж: Адриан Ноубл

Издания на иностранных языках:

Читал после «Идеального мужа» и, надо сказать, немного даже разочаровался. Какое-то бледное ощущение осталось. Даже не «бледное», а скорее – вот в подзаголовке к пьесе сказано «легкомысленная комедия» – вот именно «легкомысленное» в том значении пустоватого, несерьезного и в каком-то смысле даже искусственного. Да, искусственного и пустоватого. Было похоже, что всё задумывалось только для создания комического эффекта. И поэтому для меня комический эффект был каким-то плоским и не совсем живым. Комедия положений. Наигранных. Искусственная проблема (с этим «бенберизмом», опрометчивыми легкомысленными поступками – наподобие поездки Алджернона) и «лёгкое» (просто наилегчайшее) решение всех проблем. Столько совпадений я не видел со времён индийского кино. От того и юмор казался наигранным – этот саквояж, имена, поедание бутербродов, резкие влюблённости… И даже уайльдовский сарказм был не таким едким. А может, повлияло и то, что эту пьесу я читал после великолепного «Идеального мужа». И не хватало той остроты, той напряжённости, на фоне которой каждая нотка сарказма и юмора била точно в цель. Да и герои там были какие-то более реальные и яркие. Тут же – недотягивало очень многое (хотя и некоторые типажи были похожи). Франт Алджернон не дотягивал до лорда Горинга, Сесили – до Мейбл Чилтерн; блюстительница старых порядков леди Бренкелл – до графа Кавершема. В них тоже что-то было наигранное и даже кукольное (хотя не знаю, как бы всё это смотрелось на сцене – экранизаций и постановок я пока не видел).

Нет, я не скажу, что не понравилось абсолютно всё. Читалось легко, да и некоторые моменты вызывали-таки улыбку. Но в целом мне казалось не очень сильным – хоть и забавным, но пустоватым, иногда наигранным, неправдоподобно путанным в своей коллизии, да ещё и с по-индийски замечательным стечением обстоятельств в конце. Одним словом – «легкомысленно». Как я теперь понимаю это слово.

Но это всё – моё ИМХО, конечно же.

«Как важно быть серьезным» — это легкий фарс, обыгрывающий абсурдные ситуации с подменами имен и удачно сочетающий в себе элементы комедии нравов и комедии положений. Автор пытается донести читателю идею о том, что непродуманные поступки, совершенные легкомысленными молодыми людьми ради одноминутной выгоды, впоследствии могут испортить им жизнь, или не испортить, если в дело вмешается его величество Случай. Впрочем, уповать на него не стоит, ведь героям пьесы просто повезло. А с другой стороны, молодые люди во все времена морочили головы девушкам, и не все, в отличие от героев данной комедии пытались изменить ситуацию. Так что поучительных элементов в пьесу автор ввел предостаточно.

Оскар Уайльд и в данном произведении продолжает тонко издеваться над представителями высшего общества. В качестве иллюстрации приведу такой диалог:

Джек. Должен признаться, курю.

Леди Брэкнелл. Рада слышать. Каждому мужчине нужно какое-нибудь занятие. И так уж в Лондоне слишком много бездельников. Сколько вам лет?

Леди Брэкнелл. Самый подходящий возраст для женитьбы. Я всегда придерживалась того мнения, что мужчина, желающий вступить в брак, должен знать все или ничего. Что вы знаете?

Джек (после некоторого колебания). Ничего, леди Брэкнелл.

Леди Брэкнелл. Рада слышать это. Я не одобряю всего, что нарушает естественное неведение. »

Изрядно досталось на орехи молодежи, страдающей от безделья –мужчинам, не думающим о последствиях своих поступков, и девушкам, не имеющим возможность куда-либо приложить свою энергию, а оттого перестающим отличать мир собственных фантазий от реальности. «Я тебя слепила из того, что было. » — именно так я бы озаглавила сюжетную минилинию, в которой юная Сесили не только влюбляется в молодого человека, известного ей лишь по рассказам, но и вступает с ним в активную «переписку-отношения», а затем и порывает эти самые «отношения». Так что смешных ситуаций в комедии «Как важно быть серьезным» предостаточно и, конечно же, диалоги, как всегда у Уайльда, на высоте. Герои пьесы харАктерные, автор играет ими, мастерски подтасовывая развитие событий под наиболее выигрышный вариант.

Наверное, это самое беспечное и игривое произведение Оскара Уайльда, жизнеутверждающее и немудреное, как и сама молодость, которой посвящена эта комедия.

Эпиграф пьесы: «Легкомысленная комедия для серьезных людей»

В нашем случае он как нельзя лучше соответствует произведению, по крайней мере по части легкомысленности. Для такого серьезного автора, чей конек напыщенные иронические псевдоумные разговоры, прочитать в сущности не плохую юмористическую пьесу, но настолько не серьезную, поначалу показалось чем-то новым и свежим в творчестве автора.

Наиболее понравилась первая в произведении сцена общения двух влюбленных, когда еще не все декорации окончательно расставлены, автор еще только вводит в сюжет и еще нет ощущения полной не серьезности происходящего. Вот кусочек словесной пикировки между влюбленными (в ответ на замечание на свою же критическую фразу, так сказать красивый способ пойти на попятную): «Ну, это ведь только метафизическое рассуждение, и, как прочие метафизические рассуждения, оно не имеет ровно никакой связи с реальной жизнью, такой, какой мы ее знаем.» — Так можно забрать назад практически любую сказанную тобой впопыхах глупость, мне понравилось:).

— Излишне быстрый ввод в сюжет. Остается долго и до конца не понятно, кто такие наши герои, решившие перекреститься на Эрнестов, какое они занимают положение, в каких отношениях между собой; как Джек успел влюбиться (надеюсь не так как Алджерон с первого взгляда за полчаса и до предложения жениться); как, никому не известный ребенок, найденный в саквояже на вокзале, стал судьей, землевладельцем и опекуном молодой Сесиль. и т.д?

— Вначале произведения заявлен первым героем Джон Уординг: землевладелец, почетный мировой судья. Про то, что не понятно, как он этим всем стал с такого старта, я уже упомянул, но помимо упоминания о нем в «Действующих лицах», его больше нету на страницах произведения. Я пытался его связать с действующими персонажами: там есть Джек Уординг (родственник?), но о нем нет упоминания, что он землевладелец (лишь загородный дом и квартира) и что он мировой судья, тем более найденыш ставший землевладельцем и судьей? Я уже решил, что это опечатка, поскольку связать, что Джек, это уменьшительное от Джон, мне оказалось таки тяжело — я упорно пытался воспринимать их как родственников:) Зачем писать его в титры как Джона если он везде в произведении Джек??

— Вынужден согласиться по части замечаний в отзывах про легкомысленность, просто про крайнюю ее степень. Особенно легкомысленно выглядят неожиданные влюбленности героев и не менее скоропостижные помолвки и предложения руки и сердца. Они настолько легкомысленны, что воспринимаются уже как какой-то умышленный балаган или как часть заумной авторской иронии в разговорах, вот-вот ожидаешь, что разговор разрешиться фразой, типа попаясничали и хватит, давай теперь поговорим серьезно, раз на кону наше дальнейшее будущее — шутить не престало.

И последнее. Концовка. Как и с Джоном-Джеком, я так и не понял, одна из обрученных пар оказывается родственниками? Хотя брак с кузиной у них тогда был в порядке вещей, но все же.

Но сюжет занимательный, надо будет посмотреть кино — может там режиссер и сценарист сумели поправить недочеты оригинала. А может надо перечитать сначала, а то некоторые любопытный прозрения и факты (типа Джона-Джека) продолжают меня настигать и после прочтения: англ. «Earnest» — Серьезный — девушки хотели не просто серьезного жениха с понравившемся именем — они буквально хотели жениха по имени Серьезный!, пускай и легкомысленного 🙂

Очень остроумно. Оскар Уайльд отлично прошелся по светскому обществу викторианской эпохи, по благородным джентльменам и благородным леди. Скрытая колкая сатира в форме смешного и доброго фарса. Каждый герой высмеян, но при этом каждый весьма очарователен. Особенно меня покорила тетя Августа (или тетя Огаста, смотря в каком переводе с ней знакомиться). У нее чуть ли ни каждая фраза — перл.

К сожалению, вынужден согласиться со [b]Стронцием 88[/b]. Пьеса не показалась мне вершиной мировой драматургии. Да, Уайльд мастер остроумных, часто парадоксальных и циничных, высказываний. Но здесь, кроме россыпи некоторых из них, он не может ничего предложить. Персонажей за всеми этими остротами подчас не видать, а по количеству неожиданных поворотов сюжета пьесе не тягаться, скажем, с выполненным в похожем жанре фильмом «Оскар» с Луи де Фюнесом. А тот же «Пигмалион», где едких и метких фразочек было ничуть не меньше, при этом ещё и поднимал важные вопросы.

Уже заранее знаешь, что начнет играть с парадоксами. Уже знаешь его стиль, боязнь выглядеть банальным. Весь этот снобизм, стремление общаться с «герцогинями», то «женское» в нем, что так раздражало С. Я. Маршака. И все-таки гений, гений. Какая-то особенная воздушность присутствует именно в его пьесах

Как и во всех пьесах этого автора — замечательные диалоги, настоящий английский юмор, чудесно харАктерные герои. Очень жаль, что пьес у него немного — уж очень хороши! :appl:

:weep::weep: В числе переводчиков пьесы здесь указан А.Кашкин. Это — опечатка; такого переводчика не было и нет . Был переводчик И.А.Кашкин. Убедительно прошу модератора убрать имя «А.Кашкин» со страницы. О выполнении моей просьбы прошу известить по e-mail’y, адрес указан в регистрационных данных.

P.S. Не смог найти строку «обратная связь», пришлось попросить здесь. 😮

Очень хорошая пьеса!Я даже смотрела театральную постановку))

а я и фильм смотрел:smile: впрочем конечно советую читать книгу, искрометный юмор, интересный поворт сюжета, просто клас!

Пьеса великолепная. Мастерство — в стиле, в этом весь Уайльд. Хотя, честно сказать, «Идеальный муж» мне понравился больше всего! )))))

Любимая пьеса. 🙂 Великолепная игра слов в каждом действии.

Пьесы Уайльда — это нечто особенное:appl:

Очень жаль, что он так мало их написал:glasses:

В русском варианте не читала, читала в оригинале. Веселенькая книга))))):smile:

источник