Меню Рубрики

Как свежи были розы анализ

«Как хороши, как свежи были розы»… Многие думают, что автором этих строк является И.С. Тургенев, такое же название носит его стихотворение в прозе, написанное в 1879 году. В самом начале своего произведения Тургенев признаётся, что он не автор этих строк и не помнит, кто их написал. Однако это не так. Писатель прекрасно знал автора, это был его близкий друг Иван Мятлев. Оба писателя были влюблены в Полину Виардо, известную в то время певицу, но она была замужем, поэтому не могла ни одному из них ответить взаимностью. Мы можем лишь догадываться, что заставило Тургенева «забыть» имя лучшего друга.

Иван Мятлев происходил из богатого дворянского рода, огромное наследство позволяло ему вести роскошную светскую жизнь. Наверное, именно поэтому многие его стихотворения легки и непринуждённы. Действительно, о чём же серьёзном может писать молодой человек, не знающий горестей жизни, ведущий праздную жизнь?! В этом смысле «Розы» выходят за рамки мятлевской манеры. Тургенев, конечно, дал стихам Ивана Мятлева вторую жизнь. Но не было бы стихотворения Мятлева, никогда не узнали бы мы и таинственных тургеневских строк, наводящих грусть и напоминающих о чём-то важном.

Первую строфу произведения И. Мятлева Игорь Северянин выносит в эпиграф к своему стихотворению «Классические розы», правда, датирует его не 1834 годом (датой написания Мятлевым «Роз»), а 1843 годом, то есть предпоследним годом жизни Мятлева, так как он не поверил, что не умудренный опытом молодой человек (38 лет!) мог написать настолько глубокое философское стихотворение. Следует заметить, что, несмотря эпиграф, стихотворения Северянина и Мятлева коренным образом отличаются идейно и тематически. Просто, в отличие от Тургенева, “король поэтов” сразу сообщает нам первоисточник, который, возможно, навёл его на размышления, результатом которых стало стихотворение «Классические розы».

В стихотворении И. Мятлева поднимается тема любви и красоты как синонима молодости. Цепь ассоциаций: молодость — красота – цветение – цветы – розы- подтверждает это. Стихотворение можно разделить на две смысловые части. Первые пять строф — в мажоре, последняя – в миноре. В первой части лирический герой говорит о своих воспоминаниях (это подтверждает наличие глаголов только прошедшего времени). Многократный повтор сравнительного союза “как” помогает поэту выразить всю многогранность красоты, молодости, жизни: «как хороши, как свежи», «как я молил», «как я берег, как я лелеял младость», «как хорошо, как мило соплетались», «как ангел красоты». Последняя строфа (вторая часть) противоположна по настроению первой части стихотворения: «И где ж она. В погосте белый камень, на камне – роз моих завянувший венок». Эти строки выражают идею стихотворения – мысль о скоротечности жизни, о том, что всё проходящее: и молодость, и женская красота, и любовь, вызванная этой красотой, и сама жизнь. В этой идее прослеживается сходство с манерой Тютчева – катастрофичность бытия, любовь и смерть. Однако Мятлев лишь грустит о существующем положении вещей, будто соглашаясь с этим законом жизни. Несмотря на простоту перекрестной рифмы, Мятлеву удалось создать стихотворение, которое по праву можно считать образцом любовно-философской лирики.

Совсем о другом стихотворение Северянина – о Родине, о несбывшихся надеждах, о нелёгкой судьбе России после октябрьских событий 1917 года. Описанные исторические реалии позволяют нам сделать такой вывод. Дата написания – 1925 год. Пафос стихотворения, в отличие от мятлевского, абсолютно минорный, выражает трагизм неоправдавшихся патриотических надежд. Стихотворение разделено поэтом на три смысловые части. Первая – о том, что было («В те времена…», «как свежи были розы…»), вторая – о том, что стало(«Прошли лета», «как свежи были розы…»), а третья – о том, что будет («но дни идут…», «как свежи будут розы…»). Сходство с мятлевскими «розами» проявляется на синтаксическом уровне: также имеется контраст между первой и второй частью («НО дни идут – уже стихают грозы…»), однако у Северянина стихотворение пронизано более трагичным настроением, нежели у И. Мятлева. Последние строки:

…Как хороши, как свежи будут розы
Моей страной мне брошенные в гроб!

— более всего отражают трагическую судьбу Северянина-поэта.

Таким образом, стихотворения И. Мятлева и И.Северянина имеют определённое сходство на образном уровне, однако каждое из них выражает свою, определённую идею.

источник

Сопоставительный анализ стихотворения «Розы» и «Как хороши, как свежи были розы…»

родился в Петербурге в 1796 году в старинной и богатой дворянской семье. Он жил в одно время с Жуковским, Вяземским, Крыловым, Белинским, Пушкиным, Лермонтовым, Гоголем. Ещё были живы Державин, Карамзин, когда лирические сатирические стихи и каламбуры Мятлева ходили по рукам. Их читали в светских салонах. Русский поэт прославился остроумными макароническими стихами, основанными на ироническом смешении различных языков.

Свою первую книжку Мятлев издал анонимно в 1834 году. Но она, как и второй сборник лирики, изданный Мятлевым в 1835 году, не имела успеха. Известность приобрела другая его книга «Сенсации…».

Он был в близких отношениях с Тургеневым. Даже литературоведы в протяжении многих лет были убеждены в том, что стихотворение «Розы» принадлежало . Вот конкретный пример: книга Н. Яновского-Максимова «Последние годы Багрова-внука». Она рассказывает о жизни в Абрамцеве. И в ней эпиграфом для одной из глав автор взял строки из стихотворения «Как хороши, как свежи были розы…», а подписано: И. Тургенев.

А, между прочим, сам Тургенев пишет буквально следующие: «Где-то, когда-то, давным-давно тому назад, я прочёл одно стихотворение. Оно скоро позабылось мною… но первый стих остался у меня в памяти «Как хороши, как свежи были розы…»». Вот так великий Тургенев, сам того не ведая, защитил память «невеликого» Мятлева. Но, кажется, что Тургенев слукавил, когда писал, что позабыл имя автора. Скорее это литературный прием. Ему он нужен был для написания очередного стихотворения в прозе.

Сборники стихотворений Мятлева переиздавались, не раз имели большой успех в литературных кругах.

Стихотворение «Розы» пронизано чувством грусти и сожаления. Это элегия – типичный жанр лирики эпохи романтизма. Поэт размышляет о смысле человеческой жизни, бренности всего земного, торжественно и возвышенно, что достигается с помощью архаизмов. Лирический герой любит жизнь во всех её проявлениях. Но встреча «девы рая» изменила его. Теперь радость для него – это делать её счастливой, но смерть изменила всё, разлучила их. Остались только воспоминания.

Чтобы передать состояние лирического героя поэт использует следующие приемы, как восклицательные предложения: «Как хороши, как свежи были розы! В моем саду! Как взор прельщали мой!», повторы(анафора «Как я молил», «Как я берёг…»,); эпитеты («Цветов заветных, дорогих»); сравнения(«прелестная, как ангел красоты», «в венке роз она была царицей»); метафоры («жизни пламень», «Ей счастье долгое сулил, казалось, рок»). Они позволяют ярче представить переживания лирического героя, всю глубину его души.

Тема стихотворения «Розы» очень сходна с ранее изученным нами произведением писателя XX века «Легкое дыхание» («На кладбище, над свежей глиняной насыпью стоит новый крест… и холодный ветер звенит фарфоровым веником у подножия креста».)

Также с ним переплетается одноименное стихотворение в прозе . Оно тоже пронизано настроением грусти, одиночества, ощущением безысходности и тоски. Построено на антитезе, основные его мотивы противоположны – мотив молодости и старости, жизни и смерти. Например: «давным-давно тому назад – теперь» и т. д. Смысл названия заключается в том, что как прекрасна молодость, особенно когда в душе живёт любовь. А розы – это символ, увы, прошедшего счастья, радости, всего мира далекого прошлого.

«Стихотворения в прозе» создавались на протяжении 1877-1882 годов. Критика увидела в новом произведении Тургенева, прежде всего отражение наиболее сокровенных мыслей и переживаний писателя, «зеркало его духовного состояния». Этот маленький по объёму цикл – квинтэссенция всего, что волновало, привлекало, отталкивало Тургенева-человека и Тургенева-писателя. Человеческая жизнь представляется автору кратковременной и мгновенной, обреченной на неизбежную смерть («Песочные часы»). Звучит в «Стихотворениях в прозе» и тема всего возрождающейся жизни, молодости, торжествующей любви («Мы ещё поём», «Воробей»).

Тема стихотворений и вечна, как вечна и сама жизнь. Эту же тему продолжает поэт Серебряного века Игорь Северянин.

источник

Стихотворения в прозе И.С.Тургенева «Как хороши, как свежи были розы. », «Старуха». Конспект урока в 10 классе.
методическая разработка по литературе (10 класс) на тему

Знакомство учащихся с жанром «стихотворение в прозе». выявление особенностей тургеневского мировосприятия впоследние годы жизни, Тонкость духовного мира, глубина переживаний, философский настрой ума писателя. анализ стихотворений в прозе «Как хороши, как свежи были розы. » и «Старуха». Определение лексических, стилистических, синтаксических особенностей данных произведений.

Тема: И.С.Тургенев. Стихотворения в прозе «Как хороши, как свежи были розы. », «Старуха».

Конспект урока в 10 классе.

— Познакомить учеников с новым жанром.

— Выявить особенности тургеневского мировосприятия в последние годы.

— Проанализировать несколько стихотворений в прозе, определить, какие лексические, стилистические, синтаксические их особенности передают авторскую мысль.

Оборудование: портрет И.С.Тургенева, на доске или на карточках ученикам предлагается литературоведческая справка, необходимая для понимания предложенного материала, распечатки с информационным материалом.

Афоризм — «обобщённая, глубокая мысль определённого автора, выраженная в лаконичной, отточенной форме, отличающаяся выразительностью и явной неожиданностью суждения. Как и пословица, афоризм не доказывает, не аргументирует, а воздействует на сознание оригинальной формулировкой мысли. »

Верлибр — (или свободный стих) вид стихосложения, «стоящий на грани между стихом и прозой, поскольку в нём не сохраняются многие особенности, обычные для стихотворной речи: нет рифмы, постоянного размера, а строки различны по числу слогов, строфы — по количеству строк. но сохраняет ряд существенных признаков именно стихотворной речи, симметричность речи, хотя и ослабленную, присущую стиху».

Стихотворение в прозе — «небольшое прозаическое произведение лирического характера, графически представлено как проза. В стихотворениях в прозе преобладает не повествовательный, а субъективно-оценочный момент, большое значение приобретает эмоциональная окраска речи и, соответственно этому, ритмическо-интонационная структура. В стихотворениях в прозе ощутимы повторения ритмически подобных синтаксических конструкций, звуковые переклички, реже — рифмы, то есть те средства выразительности, которые используются в стихотворной речи». От собственно стихотворения стихотворение в прозе отличается тем, что звуковая организация его не выдерживается как система (хотя и приобретает определённое художественное значение), а текст графически представлен как проза.

Учитель: Познакомьтесь с воспоминаниями современников о последних годах жизни И.Тургенева и отрывками из писем Тургенева П. Анненкову, М. Стасюлевичу. Выпишите в тетрадь, что говорят современники писателя и он сам об особенностях жанра «Стихотворений в прозе» ответьте на вопросы:

Как можно объяснить обращение Тургенева к новому жанру?

Как определён жанр стихотворений в прозе современниками и Тургеневым?

1. П.Л.Лавров. Из статьи «И.С.Тургенев и развитие русского общества».

Общее настроение Ивана Сергеевича в эти годы становилось всё мрачнее. С 1878 года он начал свои «Стихотворения в прозе», серию, проникнутую возвращающимся и усиливающимся чувством нравственного одиночества, мучительною мыслью о старости, о близкой смерти. Настали темные, тяжелые дни», когда он говорил себе: «Уйди в себя, в свои воспоминания… Но будь осторожен… не гляди вперед, бедный старик!» («Старик», июль 1878). Настоящее вызвало мысль: «Я один, один, как всегда» («Голубь», май 1879). Воспоминания раздражали его воображение представлением о том, «как хороши, как свежи были розы». как теперь ему «холодно» и как «все они умерли. умерли» («Как хороши» и т.д. сент. 1879). А впереди грозная старуха судьба гнала его к могиле , которая сама «плывёт, ползёт» к нему («Старуха», февраль 1878).

2. М.М.Стасюлевич. Из воспоминаний о последних днях И.С.Тургенева и егопохоронах.

Как теперь помню, входя к нему в кабинет (ровно за год перед его смертью), я, по обычаю, постучал; незадолго перед тем он жестоко страдал, и я думал встретить его расслабленным, на костылях, а потому я был приятно удивлён, услышав громко им произнесённое: entrez! Он сидел за своим кабинетным столом, в обычной его вязаной куртке, и что-то писал; увидев меня, он очень быстро встал и пошёл ко мне навстречу. «Э! да вы притворялись больным, — заметил я ему шутя, — да разве такие бывают больные!» — «А вот вы увидите, — ответил он мне, — таким молодцом я могу быть не более пяти минут; а затем раздаётся боль в лопатках, и я должен буду поспешить сесть; мне теперь придумали машинку, которая нажимает мне с одной стороны грудь, а с другой — лопатку, и я могу даже спускаться вниз по лестнице — в дом». Вообще я думал тогда, что Тургенев, как это бывает, находится более под сильным впечатлением пройденной им болезни и под страхом её возвращения, но в настоящую минуту его здоровье весьма удовлетворительно. Среди разговора я спросил Тургенева, не читал ли он в английских газетах приятное известие, будто он дописывает большой роман. Он энергически отрицал этот слух: «. хотите, я докажу вам на деле, что я не только не пишу романа, но и никогда не буду писать! Затем он наклонился и достал из бокового ящика письменного стола портфель, откуда вынул большую пачку написанных листков различного формата и цвета. На выражение моего удивления: что это такое может быть ? — он объяснил, что это нечто вроде того, что художники называют эскизами, этюдами с натуры, которыми они потом пользуются, когда пишут большую картину. Точно также и Тургенев, при всяком выдающемся случае, под живым впечатлением факта или блеснувшей мысли, писал на первом попавшемся клочке бумаги и складывал все в портфель. «Это мои материалы, — заключил он, — они пошли бы в дело, если бы я взялся за большую работу; так вот, чтобы доказать вам, что я ничего не пишу и ничего не напишу, я запечатаю всё это и отдам на хранение до моей смерти». Я признался ему, что я всё-таки не хорошо понимаю, что это такое за «материалы», и просил его, не прочтёт ли он мне хоть что-нибудь из этих листков. Он и прочёл сначала «Деревню», а потом «Машу». Мастерское его чтение последней подействовало на меня так, что мне не нужно было ничего к этому присоединять; он прочёл ещё две-три пьесы. «Нет, Иван Сергеевич, — сказал я ему, — я не согласен на ваше предложение; если публика должна ждать вашей смерти для того, чтобы познакомиться с этой прелестью, то ведь придётся пожелать, чтобы вы скорее умерли; а мы просто напечатаем всё это теперь же». Тут он мне объявил, что между этими фрагментами есть такие, которые никогда или очень долго ещё не должны увидеть света: они слишком личного и интимного характера. Прения наши кончились тем, что он согласился переписать только те, которые он считает возможным для печати; и действительно, недели через две прислал мне листков 50, тщательно и собственноручно переписанных им, как это всегда бывало с его рукописями.

Учащиеся читают информационные материалы, выписывают в тетрадь цитаты, помогающие отвечать на поставленные вопросы (в тексте подчеркнуто).

Учитель: Тургенев рассматривал «Стихотворения в прозе» как цикл, объединенный общей тональностью. Хорошо понимая своеобразие нового творения как в смысле жанра, так и в отношении идейного содержания, он беспокоился и о составе цикла, и об общем заглавии.

Читайте также:  Какие анализы нужно принести гастроэнтерологу

3. И.С.Тургенев — П.В.Анненкову. 4 сентября 1882 года.

А теперь приходится сообщить Вам несколько новостей… Насчёт моих «Стихотворений в прозе», которые я озаглавил было сперва «Posthuma 7 , потом «Senilia» — но которые Стасюлевич. желал бы назвать «Зигзаги».

4. И.С.Тургенев — М.М.Стасюлевичу. 29 сентября 1882 г. Об окончательном жанре.

«Стихотворения в прозе», уточняющее их первоначальное жанровое определение в черновых тетрадях как «стихотворения без рифмы и размера»

Вывод: Сначала нездоровье, а затем тяжёлая длительная болезнь Тургенева, «тихая, старчески-закатная» жизнь, неизбывное «тяготение к молодости» 10 , одиночество, страх перед смертью, уход из жизни близких людей (брата Николая, старика Виардо) настраивали писателя на грустный лад. Он еще пишет рассказы и повести, но с 1877 года «открывает» для себя новый жанр – стихотворения в прозе, позволяющий коротко, ёмко изложить мгновенное впечатление, ощущение жизни, настроение ушедшего, безвозвратного – молодости, красоты, легкости, свободы.

Учитель: В критике существует мнение, что жанр стихотворений в прозе был заимствован Тургеневым у западноевропейских писателей. Назывались «Психологические замечания», «Сравнения, параболы и басни» Шопэнгауэра, «Диалоги» Леопарда и чаще всего «Стихотворения в прозе» Ш. Бодлера. Читая воспоминания современников о последних годах жизни писателя, вы отметили, что говорили они и сам Тургенев о жанре «Стихотворений в прозе»: нечто вроде того, что художники называют эскизами, этюдами с натуры, которыми они потом пользуются, когда пишут большую картину; при всяком выдающемся случае, под живым впечатлением факта или блеснувшей мысли, писал на первом попавшемся клочке бумаги; фрагменты; стихотворения без рифмы и размера.

Нетрудно заметить, что стихотворение в прозе как жанр отличается от афоризма, обычного стихотворения, имеющего членение на строки, ритм и рифму; от верлибра, имеющего только членение на строфы. Стихотворение в прозе выглядит скорее как проза — внешне в нём нет ничего присущего стихотворной форме. Со стихотворным жанром его сближает эмоциональность — оно передает чувства, переживания лирического героя; тонкий лиризм.

Оно не обременяет себя рифмами и размерами: ему важна доверительная интонация, важно запечатлеть конкретное, мгновенное впечатление, «блеснувшую мысль». (подчеркнутое записать)

Учитель , Выявив особенности и возможности жанра, приступая к анализу стихотворений в прозе, сформулируем основной вопрос урока:

Какой представляется личность писателя в эти годы? О чём свидетельствует его «лирический дневник»?

Коллективный анализ стихотворения в прозе «Как хороши, как свежи были розы. «

Текст читает учитель или подготовленный ученик-ассистент.

Как связан мотив этого стихотворения в прозе с творчеством Тургенева?

«Как хороши, как свежи были розы. «

Где-то, когда-то, давно-давно тому назад, я прочёл одно стихотворение. Оно скоро позабылось мною. но первый стих остался у меня в памяти:

Как хороши, как свежи были розы.

Теперь зима; мороз запушил стёкла окон; в тёмной комнате горит одна свеча. Я сижу, забившись в угол; а в голове всё звенит да звенит:

Как хороши, как свежи были розы.

И вижу я себя перед низким окном загородного русского дома. Летний вечер тихо тает и переходит в ночь, в тёплом воздухе пахнет резедой и липой; а на окне, опершись на выпрямленную руку и склонив голову к плечу, сидит девушка — и безмолвно и пристально смотрит на небо, как бы выжидая появления первых звёзд. Как простодушно-вдохновенны задумчивые глаза, как трогательно-невинны раскрытые, вопрошающие губы, как ровно дышит ещё не вполне расцветшая, еще ничем не взволнованная грудь, как чист и нежен облик юного лица! Я не дерзаю заговорить с нею — но как она мне дорога, как бьётся моё сердце!

Как хороши, как свежи были розы.

А в комнате всё темней да темней. Нагоревшая свеча трещит, беглые тени колеблются на низком потолке, мороз скрипит и злится за стеною — и чудится скучный, старческий шёпот.

Как хороши, как свежи были розы.

Встают передо мною другие образы. Слышится весёлый шум семейной деревенской жизни. Две русые головки, прислонясь друг к дружке, бойко смотрят на меня своими светлыми глазками, алые щёки трепещут сдержанным смехом, руки ласково сплелись, вперебивку звучат молодые, добрые голоса; а немного подальше, в глубине уютной комнаты, другие, тоже молодые руки бегают, путаясь пальцами, по клавишам старенького пианино — и ланнеровсшй вальс не может заглушить воркотню патриархального самовара.

Как хороши, как свежи были розы.

Свеча меркнет и гаснет. Кто это кашляет там так хрипло и глухо? Свернувшись в калачик, жмётся и вздрагивает у ног моих старый пёс, мой единственный товарищ. Мне холодно. Я зябну. И все они умерли. умерли.

Как хороши, как свежи были розы.

Назовите мотив (или мотивы) стихотворения «Как хороши, как свежи были розы. »

Ученики: Стихотворение в прозе построено на антитезе: основные его мотивы противоположны — мотив молодости и старости, жизни и смерти.

Какое место занимали эти мотивы в творчестве писателя?

Ученики: Мотив молодости, красоты, жизни проходит через всё творчество писателя. Уже в его «Записках охотника», а затем в повестях, романах встречается немало молодых и прекрасных людей. Тургенев вместе со своими героями «прожил» множество жизней, прочувствовал множество любовных историй, зачастую грустных: «Первая любовь», «Вешние воды», «Ася», «Рудин», «Накануне», «Отцы и дети». Певец красоты и молодости, он с нежностью знакомит нас со своими прекрасными героинями: Асей, Джеммой, княжной Зинаидой, Еленой, Натальей, Анной Сергеевной и другими.

Постепенно, сначала едва слышно, а затем всё громче, в произведениях Тургенева начинает звучать мотив старости и смерти. В рассказах «Уездный лекарь», «Бежин луг», «Смерть», «Живые мощи» из цикла «Записки охотника», в романах «Накануне», «Отцы и дети», повестях «Фауст», «Переписка» он осторожно пытается понять, что же это, почему такой страх и уважение внушает людям смерть, как принять и понять её.

Какие лексические, стилистические, синтаксические особенности стихотворения в прозе раскрывают авторскую мысль?

Ученики: В стихотворении в прозе шесть абзацев. Каждый завершается строкой из одноимённого стихотворения И. Мятлева.

Стихотворение имеет своеобразный фольклорный зачин: «Где-то, когда-то, давно-давно тому назад. ». Это почти сказочное «давно-давно» противопоставлено строгому «теперь». В первом абзаце не сообщается, что было «когда-то», но «теперь зима». Это определённо означает, что в те волшебные времена было тепло, было лето.

В дальнейшем абзацы так же чередуются: в нечётных (первом, третьем, пятом) — представлено прошлое; в чётных (втором, четвёртом, шестом) — настоящее.

Движение авторской мысли представляет собой как бы синусоиду:

Как хороши, как свежи были розы

Первые два абзаца почти одинаковы по размеру.

Само строение первого абзаца — короткие фразы, плавно переходящие во всё более длинные, — создаёт ощущение музыкальное, ощущение медленного кружения в танце. Второй же — контрастный — состоит из коротких, чётких фраз. Ритмическое несходство их видно и на морфологическом уровне: в первом абзаце из двух предложений всего три глагола; во втором — пять глаголов и деепричастие. Глаголы и глагольные формы убыстряют ритм, делают его жёстким, в результате чего чувство блаженства исчезает и сменяется чувством безнадёжности. Зима — это зима в природе, это зима в жизни человека, это старость. Тёмная комната с единственной горящей свечой подчёркивает безысходность. И та же фраза, совсем недавно произнесённая ликующе, сейчас «в голове всё звенит да звенит». Неотвязно, раздражающе.

Вторая антонимичная пара абзацев не совпадает по размеру. Воспоминания увлекают рассказчика, он постепенно погружается в них, забывая обо всём. И снова ритм танца, тепло летнего вечера, сладостные запахи цветов, дивный облик молодой нежной девушки. Описание природы сменяется описанием прекрасного юного существа. Теперь темнота создаёт совсем другое ощущение — романтического ожидания, любви, надежды. Интонация тоже изменяется: если в первом абзаце она была мечтательной, то здесь просто восторженная. В довольно объёмном тексте всего четыре предложения, и два из них — восклицательные. Это всё о прошлом.

В настоящем настроение совсем другое. Сама природа воздействует на человека угнетающе: даже «мороз скрипит и злится за стеною». Темнота, треск свечи, «беглые тени» на потолке — всё это безрадостно, тоскливо, скучно. Два предложения заканчиваются многоточием, подчёркивая монотонность, недоговоренность, медленное течение и обрыв мысли.

Последние два абзаца снова различны по объёму. В пятом — бурная, радостная, бьющая через край жизнь, «весёлый шум», «сдержанный смех», «добрые голоса», «воркотня самовара», «вальс» — оказывается, это ритм вальса всё кружит и кружит героя, унося его всё дальше в счастливое прошлое, во времена молодости, жизни, счастья. Радостные звуки, яркие краски, уютный дом, дорогие сердцу лица — это ли не счастье? В этом абзаце всего три предложения. Два из них короткие, информационные. Третье — поток воспоминаний, состоящий из перечисления портретных деталей, быстро сменяющихся картин. Использовано много глаголов. Интонация задыхающегося человека. Речь вдруг резко обрывается. Многоточие.

В последнем абзаце цикл завершается. Сначала исчезает свет: гаснет свеча. Звуки становятся глуше. Остаются ощущения: вздрагивает старый пёс, зябнет хозяин. Холодно.

В шести предложениях (одно из них вопросительное) использовано шесть многоточий. Абзац заканчивается словами: «И все они умерли. умерли. » Последнее многоточие как бы говорит о всеобщей смерти. Всё кончилось. Нет больше ни горечи, ни страха, ни холода. Последнее воспоминание перед смертью — «Как хороши, как свежи были розы. »

Уже на уровне композиции стихотворения мы понимаем неразрывность этих понятий: жизни и смерти, молодости и старости. Мгновенность прошедшей жизни осознаётся только в её конце. Что остаётся в памяти человека, прожившего долгую и трудную жизнь? Только несколько счастливых воспоминаний, только одна чарующая фраза: «Как хороши, как свежи были розы. «, на которой, как на стержне, зиждется и жизнь и смерть. Миг и бесконечность.

Групповой анализ стихотворений в прозе «Старуха». Задание то же. Определите основные мотивы (или мотив) данного вам стихотворения в призе; проанализируйте его.

Какие лексические, стилистические, синтаксические его особенности раскрывают тему? Какие основные мотивы мы можем выделить в «Стихотворениях в прозе»? Как связаны они с творчеством писателя?

Читает вслух ученик-ассистент.

Я шёл по широкому полю, один.

И вдруг мне почудились лёгкие, осторожные шаги за моей спиною. Кто-то шёл по моему следу.

Я оглянулся — и увидел маленькую, сгорбленную старушку, всю закутанную в серые лохмотья. Лицо старушки одно виднелось из-под них: жёлтое, морщинистое, востроносое, беззубое лицо.

Я подошёл к ней. Она остановилась.

Кто ты? Чего тебе нужно? Ты нищая? Ждёшь милостыни?

Старушка не отвечала. Я наклонился к ней и заметил, что оба глаза у ней были застланы полупрозрачной, беловатой перепонкой, или плевой, какая бывает у иных птиц: они защищают ею свои глаза от слишком яркого света.

Но у старушки та плева не двигалась и не открывала зениц. из чего я заключил, что она слепая.

— Хочешь милостыни? — повторил я свой вопрос. — Зачем ты идёшь за мною? — Но старушка по-прежнему не отвечала, а только съёжилась чуть-чуть.

Я отвернулся от неё и пошёл своей дорогой.

И вот опять слышу я за собою те же лёгкие, мерные, словно крадущиеся шаги.

«Опять эта женщина! — подумалось мне. — Что она ко мне пристала? — Но я тут же мысленно прибавил: — Вероятно, она сослепу сбилась с дороги, идёт теперь по слуху за моими шагами, чтобы вместе со мною выйти в жилое место. Да, да; это так».

Но странное беспокойство понемногу овладело моими мыслями: мне начало казаться, что старушка не идёт только за мною, что она направляет меня, что она меня толкает то направо, то налево и что я невольно повинуюсь ей.

Однако я продолжаю идти. Но вот впереди на самой моей дороге что-то чернеет и ширится. какая-то яма. «Могила! — сверкнуло у меня в голове. — Вот куда она толкает меня!»

Я круто поворачиваю назад. Старуха опять передо мною. но она видит! Она смотрит на меня большими, зловещими глазами. глазами хищной птицы. Я надвигаюсь к её лицу, к её глазам. Опять та же тусклая плева, тот же слепой и тупой облик.

«Ах! — думаю я, — эта старуха — моя судьба. Та судьба, от которой не уйти человеку!»

«Не уйти! Не уйти! Что за сумасшествие. Надо попытаться». И я бросаюсь в сторону, по другому направлению.

Я иду проворно. Но лёгкие шаги по-прежнему шелестят за мною, близко, близко. И впереди опять темнеет яма.

Я опять поворачиваю в другую сторону. И опять тот же шелест сзади и то же грозное пятно впереди.

И куда я ни мечусь, как заяц на угонках. всё то же, то же!

«Стой! — думаю я. — Обману же её! Не пойду я никуда!» — и я мгновенно сажусь на землю.

Старуха стоит позади, в двух шагах от меня. Я её не слышу, но я чувствую, что она тут.

И вдруг я вижу: то пятно, что чернело вдали, плывёт, ползёт само ко мне!

Боже! Я оглядываюсь назад. Старуха смотрит прямо на меня — и беззубый рот скривлен усмешкой.

Стихотворение в прозе пронизано предощущением смерти. Ожидание смерти, описание встречи с ней, появившейся в облике ужасной старухи, преследующей героя, — что это? Предчувствие, сон, явь?

Для передачи чувства дикого страха, терзающего человека, автор выбирает соответствующие условия: герой один, идёт по широкому полю, его преследует ужасная старуха в лохмотьях. Существует ли она на самом деле, или это плод болезненной фантазии? Если фантазия, то очень уж реальная: рассказчик описывает её лицо, одежду, особенно подробно глаза.

Герой постоянно обращается к ней, в стихотворении много прямой речи, но его реплики безответны. Он боится осознать, кто же она, его преследовательница. Нищая? Слепая? Заблудившаяся? Ведущая его? А может, это сама судьба, предрекшая ему могилу?

Любопытно, что для воссоздания ситуации автор использует вполне реалистические детали, хотя предмет разговора имеет скорее мистический характер. Детали же настолько правдоподобны, что к концу стихотворения создаётся иллюзия полной достоверности происходящего.

Постепенно напряжение увеличивается. Автор передаёт это с помощью нарастания экспрессивного лексического ряда. Это можно увидеть на морфологическом уровне, проанализировав ряды глаголов, прилагательных. Ряд глаголов обнажает мятущееся состояние души человека, столкнувшегося с пугающей, враждебной силой:

Шёл — почудилось — оглянулся и увидел — виднелось — остановилась — наклонился — заключил — съёжилась — пристала — овладело (беспокойство) — начало казаться — направляет — чернеет и ширится — надвигаюсь — бросаюсь в сторону — не уйти — надо попытаться — шелестят — мечусь — сажусь — чувствую — ползёт — оглядываюсь — не уйдёшь.

Ряд прилагательных и причастий ещё более выразителен. С их помощью легко заметить, как нарастает страх, как бесполезны все усилия человека в борьбе с этой стихией силы, неотвратимостью.

Лёгкие, осторожные — маленькую, сгорбленную — жёлтое, морщинистое, востроносое, беззубое — полупрозрачной, беловатой — лёгкие, мирные, словно крадущиеся — странное — большими, злыми, зловещими — хищной — тусклая — слепой — тупой — грозное — беззубый.

Читайте также:  Виды экономического анализа какой прогноз

Интонация стихотворения также изменяется по нарастающей: от удивления, недоумения, к беспокойству, испугу, ужасу, панике. Убыстрение темпа речи отражается в синтаксических конструкциях. Вначале предложения повествовательные. Они перемежаются с диалогическими вставками — короткими вопросительными предложениями. Постепенно возникают восклицательные интонации. Многоточия чередуются с восклицательными знаками и передают замешательство, растерянность, восклицания — испуг, поиск выхода.

В кульминационный момент для передачи смятенного состояния героя автор использует повторы слов и конструкций.

. зловещими глазами. глазами хищной птицы;

. та же тусклая плева, тот же слепой и тупой облик.

. тот же шелест сзади и то же грозное пятно.

Завершается стихотворение репликой, автор которой не назван:

Кто это говорит? Старуха? Смерть? Судьба? Или это сам герой, осознавший неотвратимость гибели? Или автор, подводя итог, безжалостно внушает читателю мысль о неизбежности конца?

Интересно, что стихотворение названо «Старуха», а не «Смерть» или «Судьба». Так что загадка остаётся нерешённой.

Учитель: Какой представляется личность писателя в эти годы? О чём свидетельствует его «лирический дневник»? (Вывод)

Стихотворения в прозе Тургенева написаны в последние пять лет жизни. В коротких произведениях переданы ощущения человека, предчувствующего свою близкую кончину. Жизнь для него разделилась на две части: до болезни и после. Их разделяет бездна. Там, в том мире, — жизнь, молодость, красота, творчество — счастье; здесь — смерть и мука. Это взгляд глубоко страдающего человека, не умеющего примириться с болезнью, старостью, смертью. Это чёткость мысли писателя и философа, познавшего жизнь, но делающего очень конкретные, личные обобщения Он не мыслит отвлечёнными образами: его переживания очень конкретны и понятны любому человеку. У него нет потребности в обращении к философскому жанру — в своём последнем цикле Тургенев прежде всего поэт, затем человек и только потом философ.

Это своеобразный лирический дневник писателя, передающий нам не только грустные думы последних лет, но и тонкость духовного мира, глубину переживаний, философский настрой ума. Перед нами не только поэт, но и мыслитель, заново переоценивающий всю свою долгую и содержательную жизнь.

Прочитать и проанализировать стихотворения в прозе: «Нищий», «Воробей», «Христос», «Природа», «Стой!» (одно стихотворение для группы в 5-6 человек), так чтобы рассказать об этом на уроке.

Методика изучения индивидуального

педагогического опыта учителя

Время окончания вуза, его название

1977, Новосибирский государственный педагогический институт

Номер и профиль школы, нагрузка учителя

Работа в методическом объединении, тема научно-методического исследования

«Визуализация смысловой структуры текста как способ формирования эмоциональной и коммуникативной компетенции учащихся».

Г.И.Беленький, Ю.М.Лотман, М.П.Громов, В.В.Агеносов

Влияние творческой деятельности учителя на развитие способностей детей

Курсовая работа учащихся 10 класса по теме «Некоторые приемы создания образа Сони Мармеладовой» (по роману Ф.М.Достоевского «Преступление и наказание») опубликована в сборнике «Открытое плавание» в 2005-2006 году.

Результативность деятельности учителя, его рейтинг в школе, районе, округе, школе

Учитель русского языка и литературы, образование высшее, Почетный работник общего образования РФ, высшая квалификационная категория, работает в школе с 30.08.1997 года. «Не можешь – научим! Не хочешь – научим всё равно!». Это девиз и жизненное кредо педагога. Неподдельная любовь к своему предмету, гражданско-патриотическая направленность учебной, экскурсионной и иной внеклассной деятельности позволяют Ирине Георгиевне сформировать у своих воспитанников уважение к традициям и истории России, передать им потребность в сбережении родного языка и родной культуры. Отсюда заинтересованное и ответственное отношение детей к предмету, уважение и любовь учеников, родителей и коллег.

Цель посещения Изучения индивидуального педагогического опыта учителя

Тема урока И.С.Тургенев. Стихотворения в прозе «Как хороши, как свежи были розы. «, «Старуха».

— Познакомить учеников с новым жанром.

— Выявить особенности тургеневского мировосприятия в последние годы.

— Проанализировать несколько стихотворений в прозе, определить, какие лексические, стилистические, синтаксические их особенности передают авторскую мысль.

Организация познавательной деятельности учащихся

Урок проходил на высоком эмоциональном и интеллектуальном уровне с применением разнообразных видов учебной работы, логично связанных друг с другом.

Применяемые методы обучения

Учитель владеет объяснительными, репродуктивными, инструктивно — практическими, объяснительно — побуждающими, поисковыми методами, которые применяются адекватно содержанию. Это побуждает поисковую деятельность учащихся, мотивирует процесс познания.

Организация деятельности учащихся

Деятельность носит развивающий характер. Ученики готовы к проблемным ситуациям, поскольку уверены в направляющей помощи со стороны учителя. Различные виды заданий обеспечивают занятость всех учащихся с учетом их способностей.

Учебное взаимодействие учителя и учащихся

Чувствуется отработанность системы учебных действий между учителем и учащимися. Ученики охотно вступают в диалог. Практически исключено дисциплинарное воздействие на детей. Учащимися принимается активная позиция учителя.

Речь педагога и ее значение на уроке

Учитель свободно владеет материалом урока, речь его выразительна, богата, вопросы побуждают к учебному диалогу. В своих монологах учитель использует проблемные вопросы, создает эмоциональные кульминации.

Воспитывающая сторона занятия

Учитель умело выстраивает тему урока в воспитывающем ключе. На уроке усваиваются знания и поведенческие навыки, необходимые учащимся для успешной социализации в обществе.

Контроль и коррекция деятельности

Контроль и коррекция осуществляется на всех этапах урока. Ответам учащихся дается краткая характеристика, оценка обосновывается. По реакции видно, что учащиеся владеют навыками само и взаимоконтроля. А контроль при этом основан на взаимном доверии и объективности.

Материал урока усвоен всеми, закреплен с опорой на продуктивные ЗУНы, дана перспектива дальнейшего обучения. Учащиеся получили стимул к самостоятельной познавательной деятельности при выполнении домашнего задания.

Организация закрепления изученного материала

На уроке прослеживалась направленность на усвоение главного материала путем подобранных вопросов, а также направление мышления ученика на решение общих и частных познавательных задач.

Подготовка учащихся к домашнему заданию

В домашнем задании прослеживается наличие вопросов для повторения основополагающих знаний, дается четкая ориентация ученика на аналитико –синтетическую мыслительную деятельность.

Выводы. В 10 классе учащиеся приступают к изучению линейного историко-литературного курса. Они должны получить все более возрастающий объем сложной литературной информации. Основным типом урока литературы остается урок-беседа . На уроке проводилась беседа проблемного характера. Вопросы были достаточно высокой степени сложности и не предполагали односложного ответа. Беседа включала в себя текст художественного произведения, т. е. на уроке звучали цитаты, детали, авторские оценки. Учителю удалось удержать беседу на уровне анализа текста, не дать ей вылиться в общие рассуждения бытового характера. При этом беседа была живой, неотрепетированной, ненатянутой. Язык беседы не был перегружен терминологической лексикой, что не снизило литературоведческий уровень разговора.

Предлагаемый урок предусматривает создание условий, способствующих формированию у учащихся умения самостоятельно ставить цель и планировать свою деятельность, собирать, систематизировать и обобщать информацию, выделять узловые моменты своей или чужой деятельности как целого, применять полученные знания в самостоятельной практической деятельности.

Одним из главных достоинств является создание условий для эффективного обучения каждого школьника. А в основе их работы лежит учебное сотрудничество. Такая форма работы особенно эффективна.

Урок литературы в 10-м классе знакомит учащихся с жанровыми особенностями, историей создания, разнообразием тем и поэтичностью языка стихотворений в прозе И.С. Тургенева, а также направлен на воспитан.

Развить навыки исследовательской работы, сравнительного анализа текста, работы с дополнительной литературой; развить знания учащихся о жанре стихотворения в прозе; углубить знание о мастерстве И.С. Т.

Мастерская предполагает более глубокий анализ текста, его эмоциональное восприятие на основе обращения к личному опыту, накопление рабочего материала к творческой интерпретации художественного т.

Урок литературы 10 класс «Стихотворения в прозе И.С.Тургенева».

Доказать, что произведение «Как хороши, как свежи были розы» — стихотворение в прозе (считается стихотворением).

Конспект открытого урока литературы в 7 классе. Тема «Сокровенные мысли И.С. Тургенева в стихотворениях в прозе&quot.

План-конспект урока литературы в 8 классе «Как хороши, как свежи были розы&quot.

источник

Лингвистический анализ текста

(На примере стихотворения в прозе И.С. Тургенева «Как хороши, как свежи были розы…»)

Цель: воспитание личности, обладающей научной, культуроведческой компетенцией, развитие научного и латерального мышления.

развивать творческий и интеллектуальный потенциал учащихся;

формировать интерес к самостоятельному творческому поиску, вырабатывать самостоятельную точку зрения на художественное произведение и проблему;

овладевать необходимыми знаниями о специфике анализа художественного текста;

воспитывать уважение к духовной культуре, творческому наследию писателей.

I. ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО УЧИТЕЛЯ Типы анализов художественных текстов

Многообразие аспектов анализа текста требует обобщения и систематизации. Мастер-класс значим как в теоретическом, так и в практическом отношении. Теоретически предполагается ответить на вопросы: что такое текст, каковы его признаки и категории, какие типы текстов выделяются, какова структура текста и основные направления его анализа, чем лингвистический анализ текста отличается от литературоведческого, что такое филологический анализ текста и какова их роль в понимании текстов.

Предмет – языковая организация — связи и отношения языковых средств разных уровней, выражающих определённое идейно-художественное содержание произведения

1) устаревшие слова и обороты;

2) непонятные факты поэтической символики;

3) устаревшие окказиональные перифразы;

4) незнакомые современному носителю русского литерного языка диалектизмов, профессионализмов, арготизмов и терминов;

5) индивидуально-авторские новообразования в сфере семантики, словообразования, сочетаемости;

6) ключевые слова разбираемого текста как художественного целого с тем или иным конкретным содержанием;

7) устаревшие или ненормативные факты в области фонетики, морфологии и синтаксиса.

Задача – изучение языковых средств разных уровней в системе художественного текста с функционально-эстетической точки зрения их соответствия авторскому замыслу и его индивидуальной манере письма.

Лингвистический анализ текста предполагает его рассмотрение как искусной организации языковых средств, отражающих определённое идейно-тематическое и образное содержание, способное вызывать эстетический эффект.

Виды лингвистического анализа:

— полный поуровневый и частичный лингвистический анализ;

— лингво-поэтический разбор текста.

Лингво-поэтический разбор текста включает следующие данные:

1) место произведения в творчестве поэта;

2) освещение жанровых и тематических особенностей текста;

3) определение идеи произведения;

4) эмоциональной тональности;

5) ритмики, стихотворного размера, особенностей рифм;

6) описание художественных приёмов и их роли;

7) рассмотрение языковых средств в их соотнесённости с образным строем

Лингвистику и стилистику текста объединяет общий объект изучения (текст) и некоторые аспекты анализа (интерес к семантике и структуре текста). Различие связано с несовпадением целей и задач, единиц исследования и методики изучения.

1) Функциональный стиль – исторически сложившаяся разновидность употребления языка, отличающаяся от других подобных разновидностей особенностями состава и организации языковых единиц.

2) Речевая системность стиля, организованная замыслом автора

Схема стилистического анализа

1) сфера общения и ситуация, на которую текст ориентирован

2) стиль, подстиль и жанр текста

3) основные функции текста (общение, сообщение, воздействие)

4) характер адресата с учётом стилистических особенностей текста

5) тип мышления, отражённый в тексте (конкретный, обобщённо-абстрагированный, образный)

6) форма (письменная, устная), тип речи (описание, повествование, рассуждение), вид речи (монолог, диалог, полилог)

8) языковые приметы стиля, отражённые в тексте

9) образ автора и цель его текстовой деятельности

10) индивидуально-авторские стилистические особенности текста на уровне отбора языковых средств и их организации, включая стилистические приёмы.

1. Прочитать текст свежим, не отягощённым догмами взглядом, прочитать его как бы в первый раз, постаравшись при этом выяснить, о чём говорит писатель лично с вами.

2. Формулировка интерпретации в первом приближении и целенаправленный анализ – перечитывание, ставящий целью скорректировать, расширить и углубить первичную интерпретацию.

3. Определить содержательные доминанты произведения, т.е. те свойства художественного содержания, которые объединяют все его конкретные элементы, тот проблемно-смысловой стержень, который обеспечивает системно-целостное единство содержания.

4. Для проверки верности интерпретации следует обратиться к анализу поэтики данного произведения, к своеобразию его стиля, к поискам стилевых доминант.

5. Чтобы объективировать свои впечатления, необходимо обратиться к анализу языковой формы и стилистических особенностей текста.

Схема литературоведческого анализа

1. Время и обстоятельства написания произведения.

2. Место произведения в творчестве писателя.

3. Литературный род (эпос, лирика, драма).

8. Основной пафос произведения и эмоциональная тональность.

11.Художественные особенности (тропы, фигуры, приёмы).

Восприятие, оценка, анализ стих в прозе И.С. Тургенева

«Как хороши, как свежи были розы…»

1. Вступительное слово учителя.

Каждое художественное произведение – особый законченный в себе мир; это такое образование, в котором каждая клеточка – элемент целого.

2. Чтение стихотворения И.С. Тургенева (наизусть) «Как хороши, как свежи были розы…»

3. Впечатление от прочитанного (по возможности дать слово всем желающим)

После первого прочтения художественного текста создаётся впечатление его целостности. Почему?

Что является определяющим в организации текста и создания его единства?

Как композиция миниатюры связана с её семантикой?

Как смыслы молодость – старость, жизнь – смерть организуют лексику текста?

Проследите роль ключевых слов в целостности текста?

Какова роль рефрена в миниатюре?

Как вы думаете, какова функция заголовка в создании завершённости текста?

Как соединяются отдельные части миниатюры в целое?

2) Выполните задания по анализу ритмико-интонационной структуры текста как целостности

1. Введение в литературоведение / Под ред. Г. Поспелова – М.: Высшая школа, 1976.

2. Введение в литературоведение. Теория литературы: Программа дисциплин. – М.,1996.

3. Есин А.Б. Принципы и приёмы анализа литературного произведения. – М.: Флинта – Наука, 1999.

4. Калганова Т. Олимпиады по литературе. – М.: Аркти, 2000.

5. Кучина Т.Г. Контрольные и проверочные работы по литературе. – М.: Дрофа, 1998.

6. Литература: Краткий справочник школьника. – М.: Дрофа, 1997.

7. Литература: Справочные материалы. – М.: Просвещение, 1988.

8. Мещерякова М. Литература в таблицах и схемах. – М.: Айрис, 2001.

9. Розенталь Д.Э. Секреты стилистики. – М.: Айрис, 2002.

10. Словарь литературоведческих терминов. – М.: Просвещение, 1975.

11. Томашевский Б. Поэтика. – М., 1966.

12. Чернец Л.В. Русская литература в вопросах и ответах. – М.: Университет, 1998.

13. Энциклопедический словарь юного литературоведа. – М.: Педагогика, 1988.

III. АНАЛИЗ ТЕКСТА, ВЫПОЛНЕННЫЙ УЧЕНИЦАМИ В ПРОЦЕССЕ ПОДГОТОВКИ К ОЛИМПИАДЕ ПО РУССКОМУ ЯЗЫКУ И ЛИТЕРАТУРЕ

И. С. Тургенев «Как хороши, как свежи были розы. ».

(Лингвистический анализ текста)

Первое, что обращает наше внимание в любом произведении, — это его название, а особенно в стихотворении: тогда название становится своеобразным «входом» в поэтическое здание. Название данного «стихотворения в прозе» взято в кавычки, а значит, является чьими-то словами и процитировано автором. «Как хороши, как свежи были розы. » — это и первые строки стихотворения поэта Мятлева — «Розы». Они несколько раз, после каждого абзаца, повторяются в стихотворении и становятся своеобразным лейтмотивом произведения. Хотя в этой фразе использованы положительные лексические единицы: «хороши», «свежи», «розы», но яркий образ этих роз, как после прочтения текста описания, не остаётся. Почему? Наверное, потому, что в ней дважды использована усилительная частица «как» (синтаксический параллелизм частей предложения), глагол в прошедшем времени («были»), инверсия, что вносит интонацию сожаления, потери, грусти и воспоминания.

Каково это воспоминание? Цельный, единый текст, мастерски разделённый автором на абзацы, подчёркнутые фразовым повтором «как хороши, как свежи были розы», выражен в форме своеобразной переклички: одна строфа (абзац) — это светлое воспоминание, яркое и беззаботное, как свежие розы; следующий за ней абзац жестоко обрывает полёт фантазии лирического героя и возвращает его на землю, в суровую реальность: «Теперь зима; мороз запушил стёкла окон. »

Читайте также:  Как делать анализ на английском

Всё, всё — всего лишь воспоминание о том, что прошло и позабылось, как прочитанное однажды стихотворение, которое оставило в памяти только одну, самую дорогую и близкую строчку. Первые слова произведения — «Где-то, когда-то, давно-давно тому назад» (яркий авторский окказионализм, усиленный лексическим повтором). Такое насыщенное употребление неопределённых местоимений и наречий времени как будто предупреждает, что всё, о чём сейчас будет сказано, было давно, в каком-то далёком времени и, может быть, в другой жизни.

Тональность стихотворения, его настрой, музыка звучат как хриплое воспоминание одинокого старика о молодости, о том, что было хорошего, но прошло, прошло… Оно проникнуто какой-то тоской о невозвратимом: так и отцветшие розы не будут больше так хороши и свежи, как раньше.

Можно ли утверждать, что произведение автобиографично и выражает чувства самого Тургенева? Обратимся к дате написания — сентябрь 1879 года. Умер писатель в 1883 году. В сентябре 1879г. ему было уже больше 60-ти лет. Что это? Конечно, зрелость, подведение итогов и смирение перед жизнью. Но смиряется ли лирический герой? Ему холодно, он зябнет, ему темно и одиноко в этот вечер. Но последние слова лирического героя: «. И все они умерли… умерли. » звучат незаконченно, как протест и негодование, а, может быть, как предвидение собственной смерти?

Безусловно, главный приём, который использует для раскрытия главной мысли автор, — антитеза.

«Летний вечер (эпитет) тихо тает и переходит в ночь (поэтичная метафора), в тёплом воздухе (эпитет) пахнет резедой и липой . (метафора).

«Теперь зима; мороз запушил стёкла окон (метафора); в тёмной комнате горит одна свеча».

Противопоставлены времена года: в прошлом — тёплый летний вечер; в настоящем — мороз и зима, В описании представляемой идиллической картины автор использует легчайшие, нежные выразительно- изобразительные средства языка: «вечер тихо тает и переходит в ночь» (а не становится «темней и темней», как в следующем абзаце); тёплый воздух весь пропитан запахом резеды и липы — нежнейшими женскими запахами, запахами молодости. В этой пасторальной картине гармонично, как часть природы, рисуется образ прекрасной девушки. Описание её проникновенно, интимно даже: «Как просто душно вдохновенны задумчивые глаза, как трогательно-невинны раскрытые, вопрошающие губы; как ровно дышит ещё не вполне расцветшая, ещё никем не взволнованная грудь, как чист и нежен облик юного лица!» Как живописно и рельефно при помощи романтичных эпитетов и метафор написан её портрет! И отчётливо слышится ритм, заданный ещё в начале произведения, как будто подхватывается: «как хо-ро-ши, как све-жи бы-ли ро-зы!»

Хотя это произведение и не содержит в привычной форме выраженных строф, рифмы, но оно настолько лирично и напевно, что можно даже определить размер — ямб, лёгкий, ясный, чистый.

Девушка смотрит на небо, она ждёт появления первых звёзд, мечтает о чём-то. Это очень яркий образ, говорящий, что всё тепло жизни, весь свет у неё ещё впереди.

Символ света вообще очень ярок и важен в стихотворении: горит одна свеча; зажигаются звёзды; темнеет в комнате; наконец, «свеча меркнет и гаснет».

Противоположные картины реальной и воображаемой жизни, оживлённой в воспоминаниях, разворачиваются по принципу градации: простое человеческое счастье, о котором заявляется ещё в третьем абзаце, в пятом приобретает новую силу и масштаб. Перед нами уже представлена семейная жизнь, и «две русые головки которые, прислонясь друг к дружке, бойко смотрят на меня. ». Это дети, новые жизни. Чтобы описать их, Тургенев использует самые яркие насыщенные краски и образные метафоричные выражения: светлые глазки (опять свет!), 2 алые щёки трепещут сдержанным смехом» (это синекдоха — смеются ведь дети); «руки ласково сплелись» (метонимия: руки уподобляются растениям); «звучат молодые, добрые голоса». Очень яркая авторская метафора — «трепещут смехом», В небольшом абзаце дважды употреблён эпитет молодые. В самом звучании этого слова — два раза слышится звук «о» — удивление, восторг, радость открытия, сила. Единственный предмет в этом деревенском интерьере, который выбивается из общего веселья, — старенькое пианино; но и его «ланнеровский вальс» не может заглушить звуки простого семейного счастья — весёлый шум и смех детей, воркотню патриархального самовара. Это настоящая жизнь, и её описанию даже композиционно отделены самые большие части.

Но и реальная настоящая жизнь лирического героя не стоит на месте, в ней тоже происходят какие-то изменения, но это — нагнетание темноты, холода, ощущения одиночества: «В тёмной комнате горит одна свеча (использована инверсия, чтобы подчеркнуть каждое слово), мороз запушил стёкла окон». Это, в принципе, ещё спокойная, нетревожная картина: мороз лишь запушил окна.

Но уже в четвёртом абзаце мы читаем: «В комнате становится всё темней м. темней. » (контактный лексический повтор усиливает наши ощущения). Свеча трещит, в комнату врывается тени, мороз не просто «шумит», он уже скрипит и злится за стеною. Всё словно оживает (приём олицетворения), живёт своей жизнью, давит на лирического героя. «Свеча нагоревшая» — авторский окказионализм. Так и слышится: наболевшая.

На фоне этой злорадной картины «чудится скучный, старческий шёпот». Как он отталкивает и пугает в сравнении с детским смехом в следующем абзаце! По-моему, это стихотворение в прозе полифонично, в нём действительно рождается много звуков: треск свечи, звон запомнившейся строчки, безмолвие девушки, скрип мороза за стеною, ланнеровский вальс.

Нетрудно заметить, что переплетены в стихотворении звуки чистые, светлые и вызывающие обратное эстетическое впечатление — грустные, страшные, злые. Когда лирический герой вспоминает о том, что было, слышатся широкие открытые звуки (ассонанс): «о» («как хороши. »), «а» («но как она мне дорога»). Они делают слова живыми. Повторение закрытых, узких звуков «е», «и» создаёт атмосферу тишины и лёгкости вечера: «летний вечер тихо тает и переходит в ночь, . пахнет резедой и липой». За счёт использования приёма аллитерации слышится очень явно и треск свечи, её шуршанье: «Нагоревшая свеча трещит. », и «старческий шепот» лирического героя, его « глухой кашель», И если прислушаться, то тональность строчки «как хороши, как свежи были розы. » поменялась. В отличие от первого абзаца, где отчётливо звучат «широкие» гласные «о», «а», «ы», сейчас на первый план выходят шипящие звуки «ш», «ж», как будто слышится старческое брюзжание. По-моему, это важнейший приём, использованный автором: от той интонации, с которой мы прочтём эти лейтмотивные строки, зависит и наше прочтение всего стихотворения.

Само созвучие слов помогают пережить вместе с лирическим героем то чувство одиночества, горечи, сожаления, которыми пронизана его жизнь в реальном пространстве и времени и в то же время лёгкость от тёплых воспоминаний, тёплое дыхание прошлого.

Даже синтаксис произведения подчинён его общему движению. Все предложения данного текста развёрнутые, сложные. Только в описании комнаты, зимнего вечера синтаксические конструкции утяжелены, при их помощи как будто нагнетается ощущение холода, одиночества: «а в комнате всё темней да темней»; «в голове всё звенит да звенит» (контактный лексический повтор). «Нагоревшая свеча трещит, беглые тени колеблются на низком потолке, мороз скрипит и злится. ». В этом предложении очень быстро, стремительно даже сменяются образы и слышится интонация испуга.

В изображении прошлого, летнего вечера, девушки, несмотря на сложность строения, предложения льются плавно, спокойно, они полно описывают увиденную лирическим героем картину: «А на окне, опершись на выпрямленную руку и склонив голову к плечу, сидит девушка. ».

Предложения чаще соединяются цепной связью при помощи местоимений и частиц: «с нею», «как она. », подхватывают и разворачивают друг друга. Однако в описании настоящего предложения соединены параллельной связью, что создаётся впечатление, как будто всё, что окружает лирического героя, находится в дисгармонии, разрознено, и сам лирический герой чувствует эту отчуждённость от мира, в котором он живёт. Сами цельные смысловые единицы — абзацы, которые представляют мир воспоминаний и реальный мир, только сначала цепляются друг за друга (при помощи соединительного и): «И вижу я себя. »; потом — развиваются параллельно, но при помощи яркого противительного союза а: «А в комнате всё темней. »; наконец, предложения, описывающие грёзы и реальность, начинают существовать совершенно отстранённо: «Встают передо мной другие образы. »; «Свеча меркнет и гаснет».

Параллелизм миров подчёркнут и пунктуационно. Когда автор описывает реальную действительность, он употребляет много многоточий. Что обозначает этот знак препинания? Какую-то незавершённость, а может быть, наоборот, обречённость: в последнем предложении слышится как будто сдержанный плач! В прозе Тургенева почти никогда не звучит мотив возрождения, а только конца, смерти. Ведь и отцветшие розы никогда не станут свежими, как раньше. А там — в воспоминаниях — всё ясно, светло, там нет мучительных раздумий о жизни, нет одиночества. Поэтому автор использует знак тире (авторский во многих местах):

«Сидит девушка. — и безмолвно. »; «Я не дерзаю заговорить с ней — но как она мне дорога!».

Автор как будто нарочно отделяет свои комментарии от самого описания этой красоты, чтобы не нарушать гармонии. Не случайно, конечно, именно в этой части «стихотворения в прозе» поставлены самые приподнятые, эмоционально насыщенные знаки препинания — восклицательные, да к тому же в соседних предложениях!

Средства всех уровней языка дают понять, что мир, в котором живёт лирический герой, его не устраивает, ему в нём холодно и одиноко, и только воспоминания согревают его. «Наконец, свеча меркнет и гаснет. ». Что гаснет, что умирает вместе с ней? Надежда, свет жизни лирического героя. «Старый пёс — мой единственный товарищ», — говорит нам он. А что же воспоминания? Ведь в памяти – чистая прекрасная девушка, русые головки? Или это всего лишь мечты?

Коваленко Катя, 10 класс (Победитель и призёр областных олимпиад по русскому языку 2002-2005 гг. Учитель Капацкая Н.Н.)

И.С. Тургенев «Как хороши, как свежи были розы…»

«Как хороши, как свежи были розы…» — одно из самых знаменитых тургеневских стихотворений в прозе. Оно проникнуто горечью воспоминаний о невозвратном прошлом: одинокий старик вспоминает свою молодость, а настоящее его печально. Причем о том, что речь пойдет о воспоминаниях, можно судить с самого начала — с названия (оно вообще играет важную роль в понимании произведения). «Как хороши, как свежи были розы» — в прошедшем времени: что ушло, то больше никогда не будет прежним, как отцветшие розы больше никогда не будут свежи и прекрасны. Название дает некий настрой, как читать это стихотворение в прозе дальше: речь пойдет о том, что свято чтится и хранится в памяти.

И.С. Тургенева можно назвать новатором в литературе: стихотворение в прозе – впервые в этом жанре начал писать именно Тургенев. Этот необычный жанр имеет ряд особенностей. Стихотворение разбито на мелкие части, подобные строфам, каждая из них заканчивается строчкой: «Как хороши, как свежи были розы». Примечательно то, что абзацы с описанием комнаты чередуются с абзацами о прошлых событиях. Это показывает тесную связь, близость, переплетение времён, что воспоминания всё ещё свежи в памяти, хотя обстановка совсем другая «теперь зима», а на ум герою приходит «летний вечер». При ностальгических воспоминаниях нередко сравниваются прошлое и настоящее: как хорошо было раньше, и как грустно сейчас. Об обстановке теперешней герой говорит нехотя, немногословно, а о прошлом — много, радуясь, образно и с чувством гордости (именно здесь единственный восклицательный знак произведения).

Также для этого текста присуща бессюжетность. Зимний вечер наводит на лирического героя разные думы, размышления о жизни (о том, что это раздумья о жизни свидетельствуют многочисленные многоточия, оборванные фразы, мысли приходят одна за другой). И самое главное в стихотворениях в прозе: общая установка на выражение субъективного впечатления и переживания одного героя. В центре — один лирический герой, все произведение посвящено ему. Символично то, что Тургенев написал это стихотворение в сентябре 1879 за 4 года до смерти, можно предположить, что это ещё и некое предчувствие автором своей смерти, написанное в годы болезни: «Свеча меркнет и гаснет… Мне холодно… Я зябну,… и все они умерли… умерли…». Свеча, огонь — символ жизни, пока горит — жизнь продолжается, но постепенно «меркнет и гаснет…».

Стихотворение начинается: «Где-то, когда-то, давно-давно» — прошлое покрыто пылью времён (использование неопределенных местоимений), но есть одно яркое воспоминание, врезавшееся в память и не дающее покоя, сопровождающее героя в течение всей жизни: «Как хороши, как свежи были розы…». Первое воспоминание — девушка, видимо, первая любовь чистая, нежная, нерешительная. Казалось бы, одно предложение, а создан целый образ прекрасного существа. Она как-то сразу представилась: такая живая и настоящая, но она прошлое…

И потом снова лирический герой возвращается в действительность, где все далеко не так чудесно и безоблачно: «и чудится скучный старческий шепот…».

Воспоминания проходят чередой, вся жизнь встает перед глазами. дальше представляется не юное создание, а семейная, более зрелая жизнь, но оно тоже приятное и немного грустное. Ведь именно после него герою приходит мысль о том, что «все они умерли… умерли…»

Очень важны для любого произведения время и пространство, о времени было сказано, стоит обратить внимание на пространство стихотворения. В самом начале представлено лишь ограниченное пространство (комната) ограниченное до предела («забившись в угол» — человек не знает, куда деваться от постоянного звона, он пытается спрятаться, скрыться, но от собственных дум не уйти. В третьем абзаце пространство значительно расширяется: появляется небо (маленький мирок комнаты героя в этом большом мире воспоминаний). Вообще в стихотворении очень много контрастов: прекрасное, запомнившееся прошлое и мрачное, печальное настоящее, зима и летний вечер: угол и огромное, бесконечное небо, юная девушка и старческий шепот, две русые головы — единственный товарищ. Главное то, что все положительные краски и эмоции исходят именно из воспоминаний, они согревают героя в этот холодный зимний вечер.

Стихотворение мало по объему, но и здесь Тургенев не обходит стороной пейзажи, нет, конечно же, это не детальные пейзажи, панорамы, как в «Записках охотника», или «Отцах и детях», но это яркие штрихи, которые во многом определяют всю картину природы: «мороз запушил стёкла окон», «в тёплом воздухе пахнет резедой и липой», «мороз скрипит и злится за стеною».

Читая стихотворение, нельзя не обратить внимание на такой образ, как старый пес. Наверное, он полжизни провёл со своим хозяином, был рядом с ним всё время, недаром же герой называет его «единственным товарищем». Это наводит на мысль о том, что если их двое, то они не одиноки, они есть друг у друга.

Стихотворения в прозе во многом, да и почти во всем — отражение мыслей, переживаний, эмоций самого Тургенева, иначе не чувствовалось бы между лирическим героем и автором единение. Тургенев говорит устами своего героя.

Нигматова Юля, 10 класс (Призёр городской олимпиады по литературе, 2004г. Учитель Капацкая Н.Н.).

источник