Меню Рубрики

Как сделать анализ политической речи

Вот и прошел публичное выступление .

Теперь время для его анализа. Он имеет важное значение для совершенствования ораторского мастерства. Лучшим считается сочетание оценок самого оратора с экспертными оценками. Далее предлагаются перечни вопросов для самого оратора и тех, кто оценивает выступление «снаружи» 1.

Оратору следует ответить на следующие вопросы:

1. удалось захватить внимание аудитории?

2. удалось удержать внимание в течение всего выступления?

4. все было сказано с того, что хотел?

5. подчеркнул в завершении главное?

7. уверенно чувствовал себя на месте оратора?

8. Хотелось бы еще выступить перед этой аудиторией? Ответы даются по десятибалльной шкале: так — 10, нет —

1, остальные оценки в промежутке от 10 до 1. Если оратор набрал менее 50 баллов, тогда выступление следует оценить как неудачный.

Экспертам предлагается ответить на следующие вопросы:

1. был удачным начало выступления?

2. Есть ли драматизм в изложении?

4. является адекватной громкость?

5. является адекватным темп?

6. адекватны язык и стиль выступления?

7. является удачным завершения?

8. придерживался оратор регламента?

10. интересен изложение темы?

11. оригинален стиль изложения?

12. ясна главная мысль выступления?

13. Есть ли выступление убедительным?

Ответы даются по десятибалльной шкале: да — 10 нет — 1, остальные оценки в промежутке от 10 до 1. Удачным считается выступление, набравший не менее двух третей возможных баллов, то есть не менее 86.

СРОКИ, КОТОРЫЕ НАДО ЗАПОМНИТЬ

Акция — это раздел риторики, который рассматривает вынесения оратором речи.

Вербальные средства оратора — это те факторы, которые связаны непосредственно с речью (аргументация, критика, структурирование текста, словесное выражение материала и т.п.).

«Эффект рамки», или «закон пределы» — это такой эффект, суть которого заключается в том, что лучше всего запоминается начало и конец речи.

«Магическое число», или число Миллера (7 ± 2) характеризует объем оперативной памяти человека.

Мемория — это раздел риторики, изучающий особенности запоминания ораторской речи.

Невербальные средства оратора — это те факторы, которые присутствуют в общении, но непосредственно не связаны с речью. Оратор должен учитывать знаки таких как: жестов и поз, мимики, пространства, одежды и цветов, парамовленневи характеристики и тому подобное.

1. Мемория — это раздел риторики, изучающий:

A) вынесение оратором речи;

Б) способы запоминания ораторской речи;

B) структуру ораторской речи.

2. Наиболее эффективным способом запоминания материала являются:

A) логический; Б) механический;

3. Учредителем мнемотехники являются:

4. «Магическое число» равна:

5. «Эффект рамки» заключается в том, что лучше всего запоминается:

A) начало и конец сообщения; Б) начало и середина сообщения;

B) середина и конец сообщения.

6. Акция — это раздел риторики, который рассматривает:

A) вынесение оратором речи;

Б) разработку предметной сферы ораторской речи;

B) способы запоминания ораторской речи.

7. Большее количество информации от оратора при первой встрече аудитория получает:

А) вербальными каналами; Б) невербальными каналами.

8. Оратору во время публичного выступления следует избегать:

A) открытых жестов и жестов-поплавков; Б) открытых и закрытых жестов

B) жестов-поплавков и закрытых жестов.

9. Оратору следует выступать перед аудиторией:

10. Оптимальным одеждой для публичного выступления является деловой костюм:

_и Задания для самостоятельной работы

1. Установите приемы воздействия, описанные в следующих примерах: o «Надо сказать, что у нас на Руси если не догнали еще в чем-то другом иностранцев, то далеко перегнали их в умении общаться. Перечислить невозможно всех оттенков и тонкостей нашего общения. Француз или немец вовек НЕ сообразит и не поймет всех его особенностей и различий, он почти тем же голосом и тем же языком будет говорить и с миллионщиком, и с мелким табачным торговцем, хотя, конечно, в душе и поплазуе по мере перед первым. У нас не то: у нас есть такие мудрецы, которые с помещиком, имеющим двести душ, будут говорить совсем по-другому, чем с тем, у кого их триста, а с тем, у кого их триста, будут говорить опять не так, как с тем, у кого их пятьсот, а с тем, у кого их пятьсот, опять не так, как с тем, у кого их восемьсот, — словом, хоть иди до миллиона, все найдутся оттенки. Предположим, например, существует канцелярия, не здесь, а в тридевятом царстве, а в канцелярии, положим, существует правитель канцелярии. Прошу посмотреть на него, когда он сидит среди своих подчиненных, — так даже от страха слова не произнесешь! гордость и благородство, и уж чего не выражает лицо его? просто бери кисти, и рисуй: Прометей, решительный Прометей! Визиркуе орлом, выступает медленно, мерно. Тот самый орел, как только вышел из комнаты и приближается к кабинета своего начальника, куропаткой такой спешит с бумагами под мышкой, что невыносимо. В обществе и на вечеринке, если все небольшого чина, Прометей так и остается Прометеем, а если совсем чуть выше него, с Прометеем делается такое перевоплощение, которого и Овидий НЕ выдумает: муха, меньше даже мухи, уничтожается в песчинки! «Да это не Иван Петрович, — скажешь, глядя на него. — Иван Петрович выше ростом, а этот и низенький, и худенький, тот говорит громко, басит и никогда не смеется, а этот черт знает: пищит птицей и все смеется «. Подходишь ближе, глядишь — точно Иван Петрович! «Эхе-хе», — думаешь . «(Н. Гоголь.» Мертвые души «).

o «- Верю, — наконец воскликнул артист и погасил свой взгляд, — верю! Эти глаза не лгут. Ведь сколько раз я говорил вам, что главная ваша ошибка заключается в том, что вы недооцениваете значение человеческих глаз. Поймите, что речь может скрыть истину, а глаза — никогда! Вам задают внезапный вопрос, вы даже не бросаетесь, в одну секунду вы овладевает собой и знаете, что нужно сказать, чтобы скрыть истину, и весьма убедительно говорите, и ни одна морщинка на вашем лице не шевельнется, но, к сожалению, испуганная вопросом истина со дна души на мгновение прыгает в глаза, и все кончено. Она замечена, и вас пойман! » (М. Булгаков. «Мастер и Маргарита»).

o «Годами я слышал вопрос:» Как может актер быть президентом? «Иногда я задумывался над тем, как можно быть президентом, не будучи актером» (Р. Рейган. «Жизнь по-американски»).

o «В течение официальных бесед с китайскими сановниками всегда чувствуешь себя неудобно из-за того, что кресла стоят рядом, и каждый раз надо возвращаться, если хочешь что-то сказать. В результате никак не удается взглянуть друг другу в глаза, — возможно, на это все и рассчитано. Наша беседа оказалась еще более манерной, чем все остальные. Мы обсуждали культурную революцию, однако, как выяснилось, наши выводы были совершенно разными. Господин Жун считал, что во всем необходима стабильность. На это я ответила, что единственно возможный путь к ней — демократия. Он попытался возразить, что демократия на Западе провалилась из-за принижения роли женщины. Тогда я пристально посмотрела на него, и он быстро сменил тему «(М. Тэтчер.» Искусство управления государством. Стратегии для изменяющегося мира «).

o «Сами способы выражения эмоций нужно отличать от способов их проявления. Есть органы человеческого тела, которые приспособлены не только для проявления, но и для трансляции эмоций, — это голос, глаза, руки. С их помощью мы осуществляем управляемую и контролируемую передачу информации. А есть органы, которые ориентированы исключительно на внешнее проявление чувств, испытывают на невольный или неконтролируемый их выражение. Это, например, щеки, которые могут гореть от стыда или краснеть от смущения, уши, которые горят от возмущения, или брови, которые невольно поднимаются вверх при удивлении . Можно говорить таким-то голосом, можно даже говорить глазами или руками, но невозможно говорить ушами, лбом, щеками или бровями. Глаза и руки, как и голос, способны выступать в функции инструмента для выражения эмоций, а щеки, уши, лоб и брови — нет, хотя по внешним симптомам мы часто судим о конкретных эмоции, которые испытывает человек. В связи с этим возникает вопрос, с помощью которых еще инструментов выражения чувств, кроме голоса, люди могут симулировать то или другое ощущение, например, возможно, не тоскуя, смотреть на другого печальными глазами? » (Г. Е. Крейдлин. «Невербальная семиотика: Язык тела и естественный язык»).

2. Охарактеризуйте такие жесты: а) оратора:

o опирается руками на стол, немного склоняясь над ним;

o оттягивает воротничок рубашки;

o держится за лацкан пиджака таким образом, что пальцы внутри, а большой палец снаружи.

o во время разговора склоняется к Вам;

o во время разговора отклоняется на спинку стула, закладывает руки за голову;

o держит локти на столе, а пальцы «домиком» под подбородком;

o опирается подбородком на сжатый кулак;

3. Произнесите ораторское речь перед аудиторией и проанализируйте свое выступление. Для оценки речи следует привлечь также некоторых слушателей в качестве экспертов. Они отвечают на представленные выше вопросы и делают вывод о успешности ораторской речи.

источник

Поддерживается на протяжении выступления (какими способами)?

Учитывается реакция аудитории?

Название выступления удачно? Соотносится с темой?

Части связаны между собой? Логика не нарушается?

Есть ошибки в построении плана?

Вступление, Заключение воодушевляющие? Не дублируют друг друга?

В заключении нет новых мыслей?

Есть ли спорные вопросы, положения?

Статистика использована? Воспринимается хорошо?

Ссылки на различные мнения удачны?

Иррациональные аргументы использованы? Какие?

Скучный, не относящийся к делу материал есть?

Лексика целесообразна? Оригинальна?

Какова сложность синтаксических конструкций?

Какие изобразительно-выразительные средства использованы (тропы, риторические фигуры)?

Дикция четкая? Голос выразителен? Интонации разнообразны? Темп не слишком быстрый или медленный? Меняется в соответствии с содержанием?

Целесообразны ли жесты, мимика?

Общие рекомендациидля построения текста выступления:

Не старайтесь рассмотреть много вопросов, выберите 1-3 аспекта темы, проработайте его (их) глубоко, а другие только назовите.

Все части речи должны быть подчинены одной конкретной цели, определите её с самого начала подготовки к выступлению.

На каждой смысловой позиции в речи нужно «закрепиться» — обосновать её.

Текст публичного выступления имеет традиционную трехчастную структуру.

Во вступлении решаются следующие задачи: а) установить контакт со слушателями (приветствие, обращение); б) привлечь внимание к теме (обозначить тему, желательно заострив формулировку, обосновать выбор этой темы). Можно кратко и неформально обозначить план речи. Объём вступления – примерно 1/8 часть всего текста.

Вступление рекомендуется обдумывать в последнюю очередь.

Должна содержать не более пяти основных положений. Позиции должны быть связаны логически и вытекать одна из другой. Следует избегать следующих ошибок: высказывания «не по делу»; прерывание пунктов плана; усложнение отдельных положений речи.

Для развития темы в Основной части используйте топы, смысловые модели: «род-вид», «определение», «целое – части», «свойства», «сравнение», «обстоятельства», «причина и следствие», «пример, свидетельство», «имя».

Обосновывая мнение, рассмотрите возможные возражения сами, сравнивайте вашу точку зрения с другими. Общий принцип расположения доказательств — нарастание силы аргументов, от самого слабого к самому сильному.

Используйте разные виды аргументов. Рациональные (логические): факты, аксиомы, логически верные суждения, «ссылка на авторитеты». Иррациональные (психологические): пафос (воодушевление; изобразительно-выразительные средства), аргументы «к выгоде», «к состраданию», «к безопасности» и др.

Цель – «генеральный штурм» аудитории. Основные задачи: а) дать возможность слушателю вспомнить, о чем и что именно вы говорили (повторить главное, причем с усилением); б) «закруглить» речь, активизировать аудиторию (закончить чем-то вроде призыва; можно воспользоваться цитатой, художественным образом). Нельзя в Заключении сообщать новые мысли! Заканчивать бодро, внушая слушателю оптимизм.

Помните, что композиционные элементы речи имеют особенности в зависимости от её функционально-смыслового типа. Ниже раскрываются структурные схемы описания, повествования, рассуждения.

Начало: обратиться к предмету описания, сказать о времени дня или года; сказать о месте (общий план и «фокусировка» на предмете описания).

Середина: в зависимости от объекта использовать топы «обстоятельства», «целое – части», «род и вид», «свойства», «сопоставление». Самое интересное и привлекательное располагать ближе к концу; все части предмета описывать отдельно, последовательно; избегать излишней детализации – отобрать только существенное, яркое; выделить главное свойство и использовать его как стержень описания; избегать повторов.

Конец: выразить собственные чувства и желания относительно предмета описания; эффектна «нравственная занимательная мысль или высокая и разительная истина» (Н.Ф. Кошанский).

Начало: обращение к адресату; общая мысль рассказа; общепринятая истина, высказанная в афористичной форме; место, время, действующее лицо.

Середина: следование «естественному» (хронологическому) порядку событий или начинать с «чудного, знатного или нечаянного приключения, которое было в середине самого действия» (М.В. Ломоносов). Нагнетать степень заинтересованности адресата, прийти к кульминации истории.

Конец: развязка истории и вывод («нравственная мысль», мораль) из всего повествования.

Приступ: похвала авторитетам (например, автору цитаты – темы хрии).

Парафразис, экспозиция: распространение, разъяснение темы.

Причина: аргументы, доказывающие, почему истинно то, что утверждается.

Противное: топ «сопоставление: противоположное». Если же будет иначе (чем в тезисе), то…

Подобие: топ «сопоставление: сходное».

Пример: приводится подтверждающий пример из истории.

Свидетельство: цитата, мнение известного человека.

Заключение: формулируется собственный вывод – следствие из тезиса.

Задание 15. Проанализируйте композицию текста выступления А.И. Солженицына (часть 2, текст 14): определите, где начинается и заканчивается Введение, Основная часть, Заключение. Какие топы использованы для раскрытия темы?

Задание 16. Отработайте использование топа «род-вид» для «размножения идей»:

Любовь, страх, дружба, страсть, зависть, демократия, литература, изобразительное искусство.

Задание 17. Отработайте использование топа «целое – части» для «размножения идей»: роза, ель, мышь, акула, слон, театр, университет, Петербург, детство, моя жизнь.

Задание 18. Как используется топ «причина – следствие» при построении речи Цицерона (часть 2, текст 3)?

Задание 19. Приведите примеры, как можно использовать топ «имя» в речи о следующих объектах: Европа, Петербург, Петр, Владимир Путин, Дума, университет, редактор, бизнесмен, волонтер, честолюбие, революция.

Задание 20. Используя топы «определение» и «целое-части», составьте план-конспект описательной речи на одну из предложенных тем:

Впечатливший меня литературный / кино- герой

Игрушка, любимая с детства

Оригинальный предмет интерьера

От этого аксессуара я никогда не откажусь

Задание 21. Используя топ «сравнение», составьте смысловую схему для речи на одну из тем: «Петербург и Москва», «Христианство и буддизм», «Журналист и редактор», «Россия и Америка», «Европа и Азия» (и др.).

Задание 22. Составьте развернутый план-конспект повествовательного монолога на одну из тем: «Событие, повлиявшее на мою жизнь», «Важнейшее событие года», «Как я провел это лето» (и др.).

Задание 23. Составьте развернутый план-конспект хрии на одну из предложенных тем:

«И в солнце, и в луне есть темные места» (М.М. Херасков)

«Корень учения горек, но плоды его сладки» (Исократ)

«Не стоит бояться смерти» (Сократ)

«Береги и копи время» (Луций Анней Сенека Младший)

«Поэтами рождаются, ораторами становятся» (Цицерон)

«Мой стакан не велик, но я пью из своего стакана» (А. Мюссе)

«Быть бедным – большое несчастье. Не меньшее несчастье – родиться богатым» (А. Моруа)

«Мы рождены для общества» (Н.М. Карамзин)

«Не бойся едких осуждений, но упоительных похвал» (Е.А. Боратынский)

«Чем эпоха интересней для историка, тем она для современника печальней» (Н. Глазков)

источник

«Товарищи! Соотечественники и соотечественницы!

Сегодня, 2 сентября, государственные и военные представители Японии подписали акт безоговорочной капитуляции. Разбитая наголову на морях и на суше и окруженная во всех сторон вооруженными силами Объединенных наций, Япония признала себя побежденной и сложила оружие.

Два очага мирового фашизма и мировой агрессии образовались накануне нынешней мировой войны: Германия — на западе и Япония — на востоке. Это они развязали вторую мировую войну. Это они поставили человечество и его цивилизацию на край гибели. Очаг мировой агрессии на западе был ликвидирован четыре месяца назад, в результате чего Германия оказалась вынужденной капитулировать. Через четыре месяца после этого был ликвидирован очаг мировой агрессии на востоке, в результате чего Япония, главная союзница Германии, также оказалась вынужденной подписать акт капитуляции.

Это означает, что наступил конец второй мировой войны.

Теперь мы можем сказать, что условия, необходимые для мира во всем мире, уже завоеваны.

Следует отметить, что японские захватчики нанесли ущерб не только нашим союзникам — Китаю, Соединенным Штатам Америки, Великобритании. Они нанесли серьезный ущерб также и нашей стране. Поэтому у нас есть еще свой особый счет к Японии.

Свою агрессию против нашей страны Япония начала еще в 1904 году во время русско-японской войны. Как известно, в феврале 1904 года, когда переговоры между Японией и Россией еще продолжались, Япония, воспользовавшись слабостью царского правительства, неожиданно и вероломно, без объявления войны,- напала на нашу страну и атаковала русскую эскадру в районе Порт- Артура, чтобы вывести из строя несколько русских военных кораблей и создать, тем самым, выгодное положение для своего флота. И она действительно вывела из строя три первоклассных военных корабля России. Характерно, что через 37 лет после этого Япония в точности повторила этот вероломный прием в отношении Соединенных Штатов Америки, когда она в 1941 году напала на военно-морскую базу Соединенных Штатов Америки в Пирл-Харборе и вывела из строя ряд линейных кораблей этого государства. Как известно, в войне с Японией Россия потерпела тогда поражение. Япония же воспользовалась поражением царской России для того, чтобы отхватить от России южный Сахалин, утвердиться на Курильских островах и, таким образом, закрыть на замок для нашей страны на Востоке все выходы в океан — следовательно, также все выходы к портам советской Камчатки и советской Чукотки. Было ясно, что Япония ставит себе задачу отторгнуть от России весь ее Дальний Восток.

Читайте также:  Какие анализы сдавать на иммунитет

Слава нашему великому народу, народу — победителю! Вечная слава героям, павшим в боях за честь и победу нашей Родины!

Пусть здравствует и процветает наша Родина!»

  • · Автор. Сталин Иосиф Виссарионович
  • · Аудитория. Народ.
  • · Тема выступления. Обращение к народу.
  • · Цель текста. Общая цель текста — траурная речь.

Вид речи, жанр, стиль. Судя по теме выступления, это социальная речь, вид речи — политическое обращение:… «Два очага мирового фашизма и мировой агрессии образовались накануне нынешней мировой войны: Германия — на западе и Япония — на востоке. Это они развязали вторую мировую войну. Это они поставили человечество и его цивилизацию на край гибели. Очаг мировой агрессии на западе был ликвидирован четыре месяца назад, в результате чего Германия оказалась вынужденной капитулировать. Через четыре месяца после этого был ликвидирован очаг мировой агрессии на востоке, в результате чего Япония, главная союзница Германии, также оказалась вынужденной подписать акт капитуляции»

  • · Стиль речи — публичная речь.
  • · Тип речи — описание.

источник

Как автор строит введение — в виде общего взгляда, обзора? Или же он сразу переходит к проблемам и их решению? Что представляет собой основная часть: программу, полемику с оппонентом, изложение взглядов, перечисление проблем? Как построено заключение?
Анализ содержания может производиться по-разному, в зависимости от того, какие цели у аналитика, критика. Мы будем придерживаться плана анализа политического текста, о котором говорилось
в начале курса. Начнем с уровня прямого слова. В качестве примера мы попробуем разобрать содержание уже упоминавшейся статьи Сергея Шойгу (см. лекцию 3).
Заглавие статьи: «Взгляд на будущее России» предполагает развернутую картину будущего страны. Однако в статье идет речь исключительно о прошлом и настоящем, о проблемах, идущих из прошлого, и о предлагаемых мерах для их решения. Правда, подзаголовок вполне адекватен содержанию: «Как вывести страну из зоны чрезвычайной ситуации». В этом контексте название статьи имело бы хоть какой-то смысл только в том случае, если бы Шойгу писал ее, уже победив на выборах, и излагал не предвыборную программу, а план действий в непосредственном будущем. Речь же идет о предвыборном материале, и название приобретает значение несколько прожектерское.
Иллюстрация — фото сидящего Шойгу; угадывается, что сидит он за столом (очертания стакана) во время беседы в служебной обстановке, может быть, во время интервью. Слегка приподнятая рука с повернутой к себе ладонью, расслабленная поза, лицо человека, безуспешно пытающегося убедить своего собеседника. Иллюстрация

плохо соответствует и названию статьи, и подзаголовку, и жанру, тексту статьи. В ней нет ничего поддерживающего энергичное про граммное политическое заявление лидера блока.
Статья имеет следующую структуру. Введение, в котором автор кратко задает свое видение ситу в стране. Основная часть, распадающаяся на два раздела:
а) рассказ о блоке «Единство», программные тезисы, принцип формирования, базисные мировоззренческие принципы;
б) краткий взгляд на основные политические, экономические управленческие проблемы: государственное устройство, казнокрад ство и бюрократизм, сокращение налогов, государственное регули

вание, техногенные катастрофы, Чечню, СМИ, армию. Заключение, кратко повторяющее основные положения статьи.
А теперь попытаемся кратко ответить на некоторые базовые д
политического текста вопросы (см. лекцию 3):
Как автор видит ситуацию в стране? Он видит ее как сплошн кризис, системный кризис, а Россию — как зону сплошной чрез чайной ситуации.
Какие проблемы автор выделяет в качестве важнейших? Во-пе вых, это — сама ситуация «сплошного кризиса». «Реформы обер лись против народа», население находится в состоянии растерянно и сплошного стресса. «Политические силы тянут одеяло на себя».
Во-вторых, слабая президентская власть и независимост отдельных субъектов федерации.
В-третьих, нет «порядка в экономике», коррупция и бесхоз ственность.

С. Шойгу упоминает скудость бюджета, слабое учас государства в экономике, слабую национальную валюту, казнокрад и утечку капитала. «Экономика трубы», основа экономики — сыр вой сектор; отсутствие дисциплины в управлении, опасное состоя технической инфраструктуры. И, наконец, — проблемы внутренн политики: парламент — политический балаган; ситуация в Чечне тяжелая война, диктатура СМИ; не защищены интересы армии, сил вых структур и ВПК.
Какие пути решения проблем автор предлагает?
Действовать надо быстро и решительно: привести во власть ших представителей народа, сделав упор на регионы. Всем желаю работать в думе с максимальной отдачей необходимо объедини в блок «Единство», начать с единения, перестать тянуть одеяло на Надо накормить население, найти жилье, дать работу. Патриоти

и работа на будущие поколения. У России свой путь. Опора на таланты и квалификацию людей. Сильная президентская власть, сильная законодательная и исполнительная власть (так), сильное местное самоуправление. Количество чиновников сократить, оставшимся повысить зарплату. Сократить налоговое бремя. Обеспечить сильную роль государства в экономике, сильный рубль, возвращение капиталов. Создать условия для развития высоких технологий. Ввести жесткую дисциплину. Уменьшить вероятность техногенных катастроф. Парламентарии должны дело делать, а не рассуждать. Обеспечить безопасность в Чечне, разоружить бандформирования, потом вести переговоры о статусе Чечни. Защитить общество от произвола прессы. Отстаивать интересы армии, силовых структур и ВПК.
К кому обращается автор? Кто адресат текста? К чьему мнению он апеллирует, чьей поддержки ищет?
Формальный адресат — аудитория газеты «Известия». Подразумеваемый адресат — те, о ком в первую очередь говорит Шойгу, чьи проблемы он замечает. Во-первых, это «миллионы простых людей», страдающих от реформ политиков-экспериментаторов и бюрократов, люди, живущие в провинции. Автор несколько раз обращается к проблемам и страданиям «простых людей», обещает использовать этих людей и «опираться» на них. Специально упоминаются две группы потенциальных избирателей: население Чечни, которое надо защитить, и «армия, силовые структуры и ВПК», которых надо поддержать. Именно с последней группой отождествляет себя автор, и именно проблемы этой группы прописаны наиболее подробно: «я уверенно заявляю: “Единство” сделает все возможное для поддержки армии, силовых структур и ВПК». (Автор идентифицирует себя по социальному признаку дважды: как «спасателя» и как генерала.)
Как автор определяет сам себя с политической точки зрения, как определяет занимаемое им место на политическом поле?
С. Шойгу несколько раз подчеркивает: он участвует в политике вынужденно. Идейно он близок таким разным партиям, как «Яблоко», СПС, НДР, «Отечество — вся Россия». Основа его взглядов — не политическая платформа или идеи, а «здравый смысл». Если говорить о месте на политическом поле, то это — все политическое поле. Автор готов «объединить всех, он за единство со всеми», признающими «диктатуру здравого смысла».
Кого он видит союзником, кого противником?
Союзники — это «здравомыслящие люди», «подлинно народные Избранники», «люди, стремящиеся попасть в Госдуму для того, чтобы
работать там с максимальной отдачей для своих сограждан», «люди, которые, независимо от своей партийной принадлежности или отсутствия таковой, готовы принимать реальные законы». Автор предлагает объединяться не по политическому признаку, не по взглядам, а на принципиально иной, неполитической платформе — например готовности работать на благо сограждан и «здравомыслии». Слой людей, готовых «работать на благо» вне зависимости от своих взглядов, в российском обществе всегда был очевиден — это чиновники. Политические союзники — это «губернаторы и мэры» и ряд партий (см. выше).
Противники: «политическая элита»; большинство политиков — «столичных политиканов»; политики, экспериментирующие с собственным народом. Это бюрократы и чиновники, против бесконтрольности которых автор и его соратники «испытывают ярость». Подразумеваются в качестве противников те, кто желает «великих потрясений», хотят жить в «княжествах» и «ханствах», а не в «сильной стране»
Как предложения (программа) автора относятся к текущему моменту, к проводимой политике, на какие моменты этой политики обращается особое внимание?
Вся обстановка в стране в целом оценивается как катастрофическая. Предыдущие реформы «обернулись против людей» и стали причиной постоянных кризисов. Значение и необходимость прошедших реформ полностью отрицается, а политики, их проводившие, дискредитируются. (Прием жесткого отрицания прошедшего — это обычный прием для любой политической кампании, однако особую пикантность придает всем обличениям то, что сам Шойгу стал крупным чиновником именно в годы реформ, а все его «соратники» и «союзники» — это также чиновники и политики. Партии с «созвучными идеями», СПС, НДР, «Отечество — вся Россия», состояли и состоят как раз из тех, кто проводил реформы и был у власти в то время.)
Подчеркивается реальность особого пути для России, непригодность «многих западных рецептов» (т.е. некоторые рецепты все же могут быть полезны). Намечена большая программа реформ: усиление президентской власти (вместе с законодательной и исполнительной); реформа госслужбы (сокращение чиновников); реформа в экономике совмещает уменьшение налогового бремени и усиление роли государства, а также прекращение утечки и возврат оказавшихся за границей капиталов. Намечен план действий в отношении Чечни: сначала безопасность, разоружение, потом переговоры о статусе. Замечательны
резкость и прямота высказываний в отношении СМИ: они «превращаются в диктатуру», налицо «произвол прессы». Особо подчеркнуто, что армию и силовые структуры будут поддерживать.
Сегодня, более чем пять лет спустя, остается только отметить, насколько не случайной и заранее продуманной была политика последних лет в том, что касается знаковых, основных направлений.
Из всех перечисленных направлений наибольшего успеха удалось добиться в области усиления президентской власти и подавления прессы. В особенности знаменательно, что курс на подавление прессы был взят уже в 1999 г., и он последовательно выдерживался. Остальные программные задачи были выполнены с меньшей степенью успешности, а что касается сокращения чиновничьего аппарата — реформа даже не начиналась. Полностью видоизменился только план действий в отношении Чечни. Связано это скорее всего с тем, что в 1999 г. война планировалась как быстрая операция. Затянувшиеся военные действия заставили скорректировать планы и провести референдум о конституции (статусе Чечни) во время ведущихся военных действий.
С кем автор вступает в полемику? По каким вопросам (точки полемики)?
Собственно в полемику автор не вступает. Его оценки категоричны, резки и однозначны. Но выступление Шойгу — это эпизод политической борьбы, и его категоричность, декларации «за» и «против», дискредитация противников можно расценить как реплику в политическом споре. Именно в этом смысле оно становится частью ведущейся полемики, со своими оппонентами, аргументами и пр. Часть этих точек полемики мы уже отметили. Это видение ситуации как катастрофы (причина — прошедшие реформы). Оппонентами Шойгу можно считать политиков прошлых лет. Основные проблемы, по которым Шойгу выступает «против», мы уже описали: слабая президентская власть, коррупция, утечка капитала, силовые структуры, оставшиеся без «поддержки».
Особо стоит отметить отказ от «многих западных рецептов», от традиционного западного пути. Образ великой России, о котором мы уже говорили, подчеркивает это неприятие западных ценностей. Надо отметить и негативный взгляд на свободу СМИ.
Что нового вносит текст в политический расклад, в каком направлении автор стремится изменить баланс политических сил?
Автор пытается дискредитировать саму идею политической борьбы, политического соперничества. Его основная идея — создание тако-

го блока, который включал бы в себя большинство политических партий и отдельных политиков, причем вне зависимости от политических взглядов. «Сила» законодательной власти понимается прежде всего как единодушие, как готовность не рассуждать, а делать дело, т.е. принимать законы не рассуждая. Сильная президентская власть противопоставляется сильным регионам и согласуется с сильным местным самоуправлением. Речь определенно идет о направлении к унифицированной, «симметричной», федерации.
В лекции 9, анализируя использованные автором риторические приемы, мы увидим, насколько более объемным делает этот анализ представленную политиком картину современной России.

источник

Вследующем разделе на отрывках из речей выдаю­щихся ораторов нашего столетия покажем, как, рассмот­ренные в предыдущих главах основные положения и сред­ства выражения разнообразно переплетаются в речи друг с другом. Примеры взяты из произнесенных по различ­ному поводу речей. Мы могли бы этих примеров привес­ти сколько угодно. У каждого свои особенности и тем не менее повторяем вновь ивновь — все они обладают теми риторическими средствами, которые определяют хоро­шую риторику наших дней. Рекомендуем эти речи читать полностью, здесь же у нас нет такой возможности. Мно­гие из этих речей можно изучить относительно структу­ры, способа повышения эмоционального напряжения, особенностей введения, заключения и так далее. В цент­ре нашего внимания построение речи. Но эффективность речи существенно зависит и от ее произнесения.

1. Из речи Виктора Адлера «Опасность войны и сво­бода печати». (Источник: Ганс Патока: «Искусство речи». — Вена, 1951. — С. 159 и далее).

Австрийский социал-демократ Виктор Адлер задолго до начала первой мировой войны предостерегал от по­пыток подстрекательства к войне.

Следующий отрывок взят из речи, произнесенной им 28.11.1912. В этой речи он выступает против тех, кто ис­пользует любую действительную или мнимую провока­цию Сербии, чтобы побудить Австрию к войне. Чтобы донести до слушателей мнение, порожденное глубокой ответственностью за судьбу страны, мобилизуются все­возможные средства риторики. Эти подстрекатели «хо­тят заклеймить нас, социал-демократов, как предателей отечества, называя себя «патриотами»! (иронический обо­рот). Если патриотизм вообще означает что-либо, так это — любовь к народу. Патриоты — это люди, работающие над тем, чтобы не ввергать народ в чудовищную войну (переоценка понятия «патриот»), а вовсе не те (следует противопоставление), которые легкомысленно звенят саблями (образ), с которыми они никогда не умели обра­щаться. В этом месте речь оратора прерывают возгласы: Позор Райхспост!, имеется в виду сообщение этой газеты (позднее опровергнутое) о том, что австрийский консул был захвачен сербами. Адлер отозвался искусной репликой: «Ес­тественно, господа из «Райхспост» смелые (неожидан­ность), но только в отношении чернил (иронический обо­рот в форме перефразирования).Но если встанет вопрос о мобилизации, им следует пойти с теми людьми, кому при­дет повестка. А это не трусливые люди, это люди с вели­чайшим мужеством и величайшей выдержкой (противо­поставление). Это люди, которые привыкли бороться за свои убеждения и готовы поставить на карту жизнь, если речь идет о народном деле (повышение эмоционального воз­буждения). Господа же поступают, как если бы мы — «оп­лакивающие мир», как они о нас говорят, (анафора) были бы трусливы, а они имели смелость (противопоставление, разъяснение) вас, рабочих, послать в огонь!» (перефрази­рование, обращение понятия «смелость»).

В ближайших предложениях обратим внимание на резкий поворот высказывания — от язвительного сарказ­ма к глубокой серьезности; причем Адлер говорит уже от лица не оратора-одиночки, а как защитник убеждений своих слушателей. «Не я хочу — мы хотим. » Он воспри­нимает мысли и чувства собравшихся и формулирует их в ясной и четкой форме. Эта техника определяет агитаци-нную речь!).

Если господа хотят крови во что бы то ни стало, то изволят вскрыть себе вены, это очень полезно полным господам! Мы не хотим никакой войны! (восклицание) По­этому мы не равнодушны к судьбе своего народа и не рав­нодушны к чести этой страны (возражение; далее следует обоснование). Но мы делаем точное различие. Речь недав­но шла о захвате консула Прохаски. Об этом много вра­ли и, может быть, в ближайшее время наврут еще боль­ше. Но если правда, что до него добрались, тогда мы це­ликом за то, чтобы привлечь сербов к ответственности! (Следует главное высказывание.) Но нельзя, чтобы из-за оскорбленной чести текла кровь сотен тысяч. (Следует прием сравнения).

И если заступаются за господина Прохаску, тогда пусть также заступаются за каждого гражданина Австрии, которого в Америке застрелили как бешеную собаку (сравнение), которого затравили в Пруссии, и наше ми­нистерство иностранных дел не пошевелило пальцем (об­раз). Ну еще бы, ведь это только «подданные», в то время как консул является частью государства (противопостав­ление, иронический оборот). Любой волос с его головы уже означает часть государства (преувеличение). По поводу пролетариата не заявляют никаких протестов. Если об­ходится, хорошо, если не обходится, тоже хорошо (про­тивопоставление). Ну, довольно о пролетариате. Мы очень чувствительны к посягательствам на честь нашей страны и возвышали наши голоса бесконечное число раз, но нас не услышали»(описание).

Читайте также:  Медкнижка какие анализы сдавать 2017

2. Из речи Филиппа Шейдеманна против заключе­ния Версальского мирного договора (Национальное собрание, 1919 год). (Источник: Отдельный том Не­мецкого исторического календаря: От перемирия к миру. Лейпциг, 1920, с. 497 и далее).

Немецкий имперский премьер-министр Филипп Шейдеманн (Социал-демократическая партия Германии) закончил свою пламенную речь протеста против заклю­чения Версальского мирного договора* следующими убе­дительными словами:

«.Мы знаем это и хотим честно сказать (пояснение: знатьчестно сказать), что этот грядущий мир станет для нас пыткой (противопоставление). Мы не отступим ни на волос (образ) от того, что является нашим долгом, о чем мы договорились, от того, что (анафора) мы долж­ны вынести (разъяснение: долг — согласились вынести. В соответствии с аргументацией используется следующий способ ограничения: да — но!). Но только договор, кото­рый можно будет соблюдать, который сохранит нам жизнь, который (анафора) обеспечит жизнь как един­ственный капитал для работы и искупления (разъяснение), только такой договор (расширенный повтор) может вос­становить Германию. Не война, но ненавистный, равно­сильный самоистязанию мир для работы (противопостав­ление) станет купелью закалки (образ) нашего до глуби­ны обессиленного народа. Мир для работы (повторение) — наша цель и наша надежда! (восклицание) Благодаря ему мы обсудим справедливые требования наших противни­ков (упреждающее возражение), только благодаря ему мы поведем наш народ к полному выздоровлению. Мы до­лжны выздороветь от наших поражений и болезней (об­раз), так же как наши противники — от болезней победы (противопоставление. Предшествующее предложениекульминация речи в целом: все, что сказано до сих пор, дано сжато в пластическом противопоставлении). Действи­тельность сегодня выглядит, как кровавая битва под Нордзее у швейцарской границы (образная деталь). Мы больше не сражаемся, мы хотим мира! (противопостав­ление, восклицание) Мы, содрогаясь, отвернулись от

Версальский мирный договор 1919 г. завершил 1-ю мировую войну. Подписан в Версале (пригороде Парижа) 28. 07.19 между держава­ми-победительницами — США, Британской империей, Францией, Италией, Японией. По этому договору Германия лишалась значи­тельной части своей территории и колоний.

истребления: мы знаем, горе тем, кто накликал войну! (восклицание) Но трижды горе тем, кто сегодня оттягива­ет наступление мира хоть на один день!» (повышение эмо­ционального напряжения).

3. Из речи Аристида Бриана в Лиге Наций*. (Источ­ник: Пауль Шмидт. «Статист на дипломатической сцене», 1950. С. 118/119.)

В 1926 г. Германия вступила в Лигу наций. В этот тор­жественный день, полный (обманчивых!) надежд, фран­цуз Бриан в глубокой, блестящей речи сказал следующее: «Что означает сегодняшний день для Германии и Фран­ции? (риторический вопрос). Об этом я хочу сказать: ко­нец длинному ряду скорбных и кровавых стычек, кото­рые позорят страницы нашей истории; конец (анафора) войны между нами, конец длинной траурной вуали (об­раз). Никакой войны, никакого насилия (разъяснение), (восклицание). Я знаю, что различие мнений между на­шими странами есть и сегодня (опережение — упреждение возражений), но в будущем (противопоставление) наши отношения приводить в порядок как частные лица, бу­дем перед судом.

Поэтому я говорю (следствие): прочь винтовки, пуле­меты, пушки! (пример, призыв) Свободен путь для при­мирения, подсудности третейскому суду, путь к миру!» (разъяснение, восклицание).

Эти немногие высказывания обнаруживают различ­ные риторические фигуры а также демонстрируют на­глядность и выразительность речи Бриана. Кульминация в обоих кратких высказываниях заключения. В общем мы вновь и вновь констатируем: для кульминации хороше­му оратору нужны неполные краткие предложения, на­поминающие восклицания (см. речи Бриана, Шейдеман-

* Лига наций — международная организация. Учреждена в 1919 г., цель — развитие сотрудничества между народами и гарантия мира и без­опасности. Распущена в 1946 г.

на и других), или, напротив, большие предложения (см., например, заключительные высказывания Хеусса).

4. Из торжественной речи Альберта Швейцера к 100-летию со дня смерти Гете, произнесенной 22 мар­та 1932 года во Франкфурте на Майне. (Источник: Эдгар Нейс. «Как мы формируем доклады и речи?», Холлфельд, 1963.)

Альберт Швейцер начинает эту убедительную речь со «вставки» в историческом настоящем времени, которая вводит medias in res (в суть дела). В переходе к главной части речи он исследует горькие обстоятельства актуаль­ной современности. Благодаря этому уже во вступлении ясно, что Швейцер подходит к главному в речи — выявить современное значение писателя. Слушатели подготовле­ны и уже вначале речи введены в состояние внутреннего напряжения.

«Прошло сто лет, как Гете, который считал себя вы­здоравливающим, в девять часов утра приподнялся в кресле, в котором он провел ночь, и спросил, какая се­годня дата. Когда услышал, что 22 марта, сказал: «Зна­чит, началась весна и тем более можно отдохнуть. » Ра­дость, что в небе стоит весеннее солнце, наполнила его, солнцепоклонника, целиком.

Когда мысли начали путаться, он попросил, на мгно­вение придя в сознание, чтобы открыли ставни и впус­тили побольше света. Прежде чем весеннее солнце до­стигло полудня, он ушел в царство вечного света. (Обра­тите внимание, как упомянутый в рассказе «свет» возвы­шается до символа и соотносится с «Вечным Светом»).

Всотую годовщину со дня смерти величайшего из сво­их сынов (перифраза) город Франкфурт размышляет в ве­ликолепном солнечном сиянии (намек на «весеннее солнце») и в большой беде, которую он и народ Гете узнали по воле обстоятельств (сильное эмоциональное напряже­ние благодаря внезапному противопоставлению). Безрабо тица, голод и отчаяние — участь столь многих жителей города и государства (примеры, подробности для разъясне­ния предшествующего предложения). Кто отважится изме­рить тяжесть забот о существовании, которые нами, со­бравшимися на это торжество, внесены в этот дом! (восклицание). Духовная жизнь поставлена под угрозу жизни материальной! (восклицание, цепь высказываний). Так ве­лики нужда и заботы, которые выпали на этот день, что возникает вопрос, не следует ли его пережить в тишине (упреждающее возражение). Ответ получим в Фаусте (пред­уведомление). Император под впечатлением битвы гово­рит старшему камергеру, который просит позволения провести праздник:

Чувства, что меня обуревают, серьезны слишком,

Чтоб о празднике помыслить.

Однако пусть он состоится, (сравнение в качестве

Сегодня мы торжественно отмечаем юбилей Гете со странным разладом в душе. Мы гордо представляем себе то неотъемлемое и не обесцененное, что нам дано в нем и в его произведениях. Но в то же время спросим себя, не стал ли он нам чужим (образ), потому что время его жизни и творчества не знало проблем и нужд нашего вре­мени. Не идет ли свет, излучаемый им, над мрачной до­линой (образное противопоставление), в которой находим­ся, в грядущие времена, когда мы достигнем его высот?» (риторический вопрос).

5. Из речи Франклина Д. Рузвельта при вступлении в должность президента США. (Источник: Пауль Ланг. Книга для работы над немецким языком, том 2, 1952, с. 210 и далее).

Рузвельт стал президентом в период тяжелейшего эко­номического кризиса США. В речи, произнесенной по радио 4 марта 1933 г., он не приукрасил ситуации, на­против, открыто показал американцам всю серьезность экономического положения страны и указал причины неудач. Но вместе с этим он сообщил нации о мерах, не­обходимых для преодоления трудностей, рассказал обос­нованно, образно и понятно каждому. Речь стоит прочи­тать целиком. Мы же приводим только начало: «Сегодня — торжественный день для нашей страны и, конечно, все американцы ждут, что я, вступая в должность президен­та, скажу решительно и откровенно, что требует совре­менное положение нашего народа. (По первому предло­жению видно, что оратор целиком вошел в положение сво­их слушателей. Что хотят они услышать ? Открытое, ясно выраженное мнение президента. Это предуведомление, под­креплено следующим предложением.

Рузвельт добивается не только напряженного внима­ния, но и доброжелательного отношения слушателей: сар-tatio benevolentiae.)

Настало время сказать правду, всю правду (расширен­ный повтор), откровенно и смело (повышение напряжения по сравнению с первым предложением). Нам не нужно боять­ся правды, когда рассматриваем ситуацию в стране. Эта ве­ликая нация выстоит, как она выстаивала в прежние вре­мена; она возродится для нового процветания (повышение эмоционального воздействия). Так позвольте мне подтвердить мое прочное убеждение: мы страшимся собственного страха (игра слов) — неосознанного, бессмысленного, неоправдан­ного страха (расширенный повтор), ослабляющего наши уси­лия, благодаря которым мы превратим наше отступление в триумф (противопоставление).

6. Из речи Карла Герделера лейпцигским сотрудни­кам (31 марта 1937 г.). (Источник: Книга немецких речей и обращений, 1956, с. 492 и далее).

Карл Герделер — антифашист. В 1937 г. оставил пост обербургомистра Лейпцига и перед уходом произнес прощальную речь. Речь — показательный пример прощаль­ной речи: она отшлифована, сердечна, убедительна. Гер-дел ер опечален, хотя не допускает ни одного сентимен­тального слова. Оратор не злоупотребляет риторически­ми фигурами, структура речи проста. Приводимое ниже заключение содержит важнейшие элементы классичес­кой прощальной речи. Содержание раскрывается в сле­дующей последовательности: значение выполненной ра­боты; трудность прощания; личный вклад; признатель­ность сотрудникам без преувеличения; слова благодар­ности; добрые пожелания успехов в работе и личного благополучия.

Решение важных проблем большого города позволя­ет нам решить проблемы многих людей, помогать им, до­ставлять радость, создавая комфортные условия прожи­вания (повышение эмоционального воздействия). Эта часть нашей работы и является тем, что жаждут наши души и что одно это дает душе удовлетворение (разъяснение). Будьте всегда справедливы и будьте всегда (анафора) го­товы помочь! (призыв) Тогда вы послужите городу наилуч­шим образом. Тогда мой преемник будет так же гордить­ся «командой» города Лейпцига, как сейчас горжусь я.

Прощаться с городом и службой мне тяжело. Я ска­зал это помощникам и членам городского совета; и нет необходимости говорить еще раз об этом (сопереживание). Но прощание с вами я также принимаю близко к сердцу. Для некоторых я чужой, другие — стали мне близкими (противопоставление). Это неизбежно в столь многочис­ленной администрации. Но я старался во имя справед­ливости всегда быть одинаково близок к решающим во­просам вашей жизни и жизни города, обсуждая частные проблемы и принимая справедливые решения. Благода­ря вашему доверию и исполнению вами служебного до­лга моя работа стоила всего моего сердца и была легкой и прекрасной. От всей души благодарю вас за это. Я желаю вам всем успешно трудиться на благо этого прекрас­ного города, я желаю (анафора) здоровья и счастья Вам и Вашим близким.

7. Из речи Уинстона Черчилля в палате общин при вступлении в должность после его назначения пре­мьер-министром. (Источник.У’.Черчилль, Речи 1938 — 1940; 1946, том 1, с. 318 и далее)

Необыкновенно открыто говорил Черчилль 13 мая 1940 г. о жестокой и безжалостной войне, мобилизово-вав многие риторические средства; он потребовал от ан­глийского народа решительного сопротивления врагу: «Я хотел бы заявить в палате, как я уже заявил членам этого правительства (предуведомление в качестве вставки): мне нечего предложить, только кровь, невзгоды, слезы и пот. (Грубо наглядный пример. Черчилль избегает общих выра­жений типа «будет очень трудно», но использует детали, значение которых ясно: кровь, невзгоды, слезы и пот). Нам предстоят тяжелейшие испытания. Нам предстоят (ана­фора) многие, многие (повторение) долгие месяцы борь­бы и страданий (разъяснение). Вы спросите: в чем наша политика? (риторический вопрос). Отвечу: наша политика состоит в том, чтобы вести войну на воде, на земле и в воздухе (разъяснение), со всей нашей мощью и силой, ка­кие даровал нам бог: (противопоставление) вести войну против чудовищной тирании, невиданной в темном, мрачном списке человеческих преступлений (характерис­тика врага). Вот суть нашей политики! (подтверждающее восклицание, перекрещивание с началом предыдущего пред­ложения: наша политика состоит.вот в чем состоит наша политика). Вы спросите, какова наша цель? (рито­рический вопрос). Я отвечу одним словом: победа — побе­да любой ценой, победа несмотря на все ужасы, победа, каким бы долгим и трудным ни был путь к ней (расши­ренный повтор для повышения эмоционального напряжения); без победы нет жизни (противопоставление). Хочу внести ясность: нет жизни для британской мировой им­перии, нет (анафора) для вековых устремлений и надежд человеческого рода (повышение эмоционального напряже­ния), направленных к своей цели. Я возьмусь за решение моих задач, полный энергии и надежды, и убежден, что мы не испытаем крушения нашего дела (образ). (Следует призыв к действию.) В это мгновение я чувствую себя как имеющий право требовать помощи от каждого, и я при­зываю: (в этом отрывке знаком, требующим внимания, стоит двоеточие, как элемент повышения напряжения!) Давайте же действовать вместе, шагая единой силой!» В образной форме, с нарастающей силой внушения пере­дает Черчилль свое убеждение и свою надежду.

8. Из рождественского выступления папы римского Пия XII в 1943 г. (Источник: Вольфганг Мюллер «Вели­кие речи трех тысячелетий», 1952, с. 381 и далее).

Со словом увещевания обратился папа римский к воюющим народам. Он осудил жестокую войну, а также секуляризованную* часть человечества, которая больше не признает власти бога, совершая тем самым ошибку. Речь строится на антитезах.

«Те, кто ожидали благополучия общества в надежде на мировой рынок, разочарованы, потому что оказались не господами и повелителями, а рабами (противопостав­ление) материальных благ, которым служили. Эти люди отреклись от высших целей человечества и направились к собственной цели. Отречение от божественного сло­ва, которым создано все сущее, привело к отречению от духа (цепь); для таких людей не достижимы идеалы, вы­сокие духовные и нравственные цели. Наука, отказав-

* Секуляризация (лат. saecularies — светский) — освобождение от церковного влияния в общественной и умственной деятельности, в художественном творчестве.

шаяся от духовной жизни, пожелала отрицанием бога получить полную свободу и самостоятельность — сегод­ня унижена зависимостью, какой никогда не была уни­жена (противопоставление). То, что науке казалось сво­бодой, стало оскорблением и унижением (рафинирование); и свергнутая (образ), какой она является, эта наука обре­тет себе исконное достоинство только благодаря возвра­щению к вечному слову, так безрассудно покинутому и забытому источнику (образ) мудрости» (разъяснение в от­ношении «вечного слова»).

9. Из доклада Вольфа фон Нибелшютца об Эдуарде Мерике, 1947 г. (Источник: В. фон Нибельшютц «Свободная игра духа». Речи и эссе. 1961, с. 65 и далее).

Вольф фон Нибельшютц (умер в 1960 г.) был не толь­ко выдающимся писателем, но и превосходным оратором. В его выступлениях великолепный язык сочетался с глу­биной содержания, как это редко бывает в столь полной мере. Один из докладов он посвятил творчеству Мерике. Во введении Нибельшютц полностью ориентируется на слушателя, искусно соединяя прием «подкрепления» с техникой «возбуждения мышления». Обилие возникаю­щих образов, сравнения и антитезы держат слушателя в напряженном ожидании: в чем тайна поэзии Мерике? Я говорю, как лаконично сообщила афиша, об Эдуарде Мерике. Человек умер более семидесяти лет тому назад: это прекрасное свидетельство, только это имя побудило вас здесь собраться! Ибо это имя ценят не столь многие, чтобы привлечь к нему толпы людей (captatio benevolen-tiae). Таким образом у вас, которые все же пришли, есть представление о Мерике, то духовное представление, которое дает это имя (разъяснение) — и это, с одной стороны, пожалуй, высочайшее признание, какое мож­но достичь в глазах потомства, а с другой (противопоставлены: с одной стороныс другой стороны) — это единственное, о чем стоит говорить: суть не в прошлом, а в оставшемся (противопоставление). Контуры прошлого знакомы, может быть, смутно, а большего не нужно. Вы вряд ли назовете поэта, в чьей жизни меньше сенсаций, чем в этой: никакого опьянения гениальностью, никаких трагических конфликтов (пример). Не являясь эффектной личностью, Мерике как человек малозаметен, насквозь бюргер, порядочный, не бросающийся в глаза подданный своего королевского вюртембергского отечества (разъяс­нение). Итак, я расскажу вам, когда, где и под чьим по­кровительством писал он свои стихи? (риторический во­прос). История литературы хорошо нас информирует: хронологически упорядоченно, систематическики, аналитично, с непристойно унизительными подроб­ностями, деловито и безучастно (разъяснение). Вы же, напротив, проявляете участие (противопоставление: без­участно — проявлять участие), иначе вы остались бы дома и отыскали нужное вам наилучшим образом. Вы, как и я, любите Мерике, вы хотите услышать живое слово. (Оратор вновь и вновь ставит себя в положение слушате­лей. Он спрашивает, делает их соучастниками речи). Разве не так? (риторический вопрос). Я говорю о Мерике вечном: — его стихах. Или, другими словами: о феномене духов­ной песни (разъяснение). И это в наше бурное время! (про­тивопоставление в качестве восклицания). Наша сварли­вая нервозная современность, полная истерии и грубости! (повышение эмоционального напряжения: шумное времясварливая, нервозная современность — истерия и жесто­кость.) Надо полагать, современная жизнь ощущает меру бытия? (риторический вопрос будет задан еще неоднократно). Ее радует диссонанс, дисгармония и раз­лад, вопиющий и удручающий, барабанный бой, звуки тру­бы, тромбона (пример для разъяснения) и подобные необычные шумы (ирония), о которых неизвестно, до ка­ких пределов они поднимутся или неожиданно умолкнут?

Читайте также:  Виды экономического анализа какой прогноз

Возможно, подобный грохот (образ) полностью прекра­тится. Иначе возможен ли Мерике? Не думаю, что окру­жение поэта было столь идиллично, как представляют его стихи! (неожиданность). 1804 год*, когда он родился, был годом событий, с трагическими последствиями в мировой истории: генерал Бонапарт определил внешний курс Фран­цузской Республики; в 1805 году он напал на Австрию, в 1806 — Пруссию, в 1808 — Испанию, в 1809 — опять Авст­рию, в 1812 — на Россию и был разбит; в 1813 году разбит под Лейпцигом, в 1815 — под Ватерлоо; на Венском кон­грессе союзники грозят друг другу войной, Сербия вос­стала против султана, в Греции разразилось восстание, в Италии подняли путч карбонарии**, в Петербурге восстали декабристы, Россия напала на Тур­цию (множество примеров как свидетельство) — а над Штутгартом швабский викарий*** пишет старинную колыбельную песню: «О дне, о прошедшем сегодня дне» (противопоставление, цитата). Позвольте мне еще про­должить этот реестр? Вас удивляет, что человеческая жизнь проходит на фоне страшных событий и человечество про­тивоестественно, потому что хмелеет от струящейся кро­ви (описание). Что же происходит после всех этих убийств? Народное счастье? Мир народов? Хоть наполовину тер­пимая форма правления? (цепь вопросов). Нет же. Но это дает мир, пусть совсем на другой основе, но все же мир (повторение), который за сто лет не разрушила сотня во­оруженных до зубов государств — мир поэзии Мерике (про­тивопоставление).

* В 1804 г. Наполеон Бонапарт провозглашен императором. Во Фран­ции установлен диктаторский режим, и начались победоносные во­йны за расширение территории империи.

** Карбонарии (итал. carbonari, букв. — угольщики), члены тайного об­щества в Италии в 19 в. Боролись за национальное освобождение и конституционный строй.

*** Викарий (от лат. vicarius — заместитель, наместник), в протестантс­кой церкви помощник священника.

10. Из доклада Германа Элерса «Демократия в новой Германии». Г. Элерс «Чтобы служить отечеству», 1955, с. 19 и далее).

Умерший в 1954 г. президент бундестага Германии Элерс (Христианско-демократический союз) 24.11.1952 сделал до­клад членам Шведско-немецкого общества в Стокгольме, в котором он глубоко осветил политическую ситуацию в со­временной Германии. В небольшом отрывке покажем рито­рические средства, которыми пользуется оратор, чтобы до­биться действенности речи: После 1945 г. «никто из тех, кто наблюдал за политическим развитием мира, с открытыми глазами и ушами не мог отрицать, что по сравнению с диктатурой Гитлера у западной демократии преимущество в чрезвычайно высокой сте­пени. Но следует ограничение: да-но. ), при всех ее хороших сторонах демократию (не без оговорок) можно рас­сматривать как экспортный товар Не целесооб­разно полагать, что определенные, развившиеся в других странах, при других отношениях формы, мож­но просто «нахлобучить» народу, с совершенно другим историческим происхождением. У шведской, англий­ской и американской демократии свои, очень значительные и бросающиеся в глаза различия; и я думаю, что не­мецкой демократии нужен свой собственный чекан, если ее демократия настоящая, уходящая корнями в народ В этой области мы наблюдаем своего рода «передачу сознания» оппоненту, а в политике «передача сознания» -дело опасное»

11. Из речи Густава Хейнемана «Германия и мировая политика». Г. Хейнеман «В точке пере­сечения времен», 1957, с. 117).

Отрывок из речи (Штутгарт-Каннштат, 28.10.1954) пе­риода ведения дискуссии о западногерманском перевооружении — пример дедуктивного доказательства в самом уз­ком понимании. В начале стоит тезис, затем факты со след­ствием:

Прекратим требовать западноевропейской армии и вместе с тем воссоединения! Западноев­ропейская армия означает Атлантический пакт, Атланти­ческий пакт означает стратегическое развертывание про­тив Советского Союза Но Советский Союз не так глуп чтобы предоставить хотя бы один квадратный метр Германии для развертывания вооруженных сил Ат­лантического пакта. Запад тоже не так глуп, чтобы сделать противоположное французы, англичане и американцы также не оста­вят Германию, чтобы разместить на ее территории советс­кое оружие против Запада Следовательно, мы по обе стороны предложим соседям гарантии, что не уготовим им никакой новой опасности если они позволят нам снова объ­единиться».

12. Из речи Ойгена Герстенмайера «Защита природы — наш долг» (произнесена на ежегодном съезде Рабочего содружества немецких уполномоченных по охране природы и заботе о ландшафте, 11 июля 1956 г.). О. Герстенмайер. Речи и статьи, т. 2, 1962, с. 190 и далее).

В заключительной части своей речи доктор Герстен­майер обобщил самое важное. В целом речь представляет тему с вариациями: вновь и вновь внимание тезису «Охра­на природы — наш долг». Тезис всесторонне рассматрива­ется и разъясняется.

«Почему небольшой сад, даже прелестный сад с до­миком, не должны получить большое значение для миллионов горожан и промышленных рабочих? (риторичес­кий вопрос) Жизнь становится пустой, и свободное время пропадает в скуке (противопоставление и разъяснение), если сила и красота первозданной природы не дают нам узнать, что значит быть человеком.

Охрана природы — долг; в наше время долг в действен­ном смысле, даже если бы предвидели, что не возможно и не позволено (вставка), — что потребует надвигающийся атомный век.

Охрана природы — долг (повторение) — долг каждого человека (цепь), который хочет вести достойную жизнь, долг каждого (анафора) государства, которое хочет дать до­стойную жизнь своему народу.

Долг всего культурного человечества, перед которым стоит общая задача: сохранить землю и хлеб потомкам! (по­вышение: человек — государство — человечество).

Охрана природы является долгом (повтор) — суровым, требующим стойкости, но вместе с тем великим и прекрас­ным долгом! (восклицание).

13. Из речи президента Кеннеди на выпускном вечере Американского университета в Вашингтоне (июнь 1963). (Источник: «Ди Вельт», 10. 6. 1963).

Свою речь Кеннеди начал с цитаты, содержание кото­рой связал с соответствующей ситуацией «подкрепления». Речь перед слушателями он начал в разговорной манере и постепенно искусно перешел к собственной теме, при этом он слово «невежество» (из «подкрепления») и связал с це­левым понятием «мир».

Начало цитаты: «Мало есть на земле творений более прекрасных, чем университет — писал об английских университетах Джон Мэйсфилд, и его слова справедливы в равной степени и здесь (сравнение). Это относится не к башням и шпилям, не к (анафора) зеленым насаждениям на территории университета и поросшим плющом стенам (образное разъяснение). (Следует противопостав­ление:) Он восхищается красотой университета, пото­му что университет, как он сказал, место, куда стремятся за знаниями те, кто ненавидит невежество, (противопос­тавление), те, кто (анафора) поняв истину сам, поможет понять ее и другим. (Предшествующий оборот целиком основан на повышении. Следующее предложение — класси­ческий пример риторического промедления, запаздывания главных слов, на которые направлено внимание:мир. Нап­ряжение слушателей повышается: Что имеет в виду ора­тор? Какова его тема? Что же является самым главным для человека на земле? Что имеют в виду, когда говоря о господстве невежества ?) И потому я выбрал это время и это место, чтобы рассмотреть тему, при обсуждении кото­рой часто торжествует невежество, а истина (повтор понятий «невежество» и «истина» как связка) слишком редко уясняется, и которая тем не менее (противо­поставление) важнейшая тема на земле (предуведомление): всеобщий мир. Какой мир я имею в виду? Не Pax Americana (американский мир) (про­тивопоставление как упреждение возражения), навязанный земле американской военной силой (пример). Не мир (ана­фора) могилы (образ) или рабской покорности (образное сравнение). Я говорю о настоящем мире, о том мире, который ценит жизнь на земле, о том мире (анафо­ра) который дает людям и нациям надеяться и строить для детей лучшую жизнь (повышение эмоционального напряже­ния и разъяснение). Мир не только для американцев, но мир для всех людей (противопоставление). Мир не только (анафора) для нашего поколения, но мир на все времена!» (призыв, расширенное повторение для повышения; кульми­нация).

В последнем отрывке слово «мир» употреблено не ме­нее 11 раз, оно используется во все новых связях и потому запечатлевается в сознании слушателей.

14. Из речи Вилли Брандта «Испытание парламен­тской демократии и совершеннолетнего гражданина» в бундестаге 30 мая 1968 г. (Источник: бюллетень службы прессы и информации Федерального Пра­вительства, №68, Бонн, 31.5. 1968.)

В средней части этой важной, очень серьезной и глубо­кой речи министр иностранных дел затрагивает вопрос о недоверии правительству. С помощью ясных, простых, но не упрощенных формулировок оратор высвечивает второй план проблемы. При этом он превосходным образом со­единяет критические замечания с самокритикой. Нередко речи в бундестаге производят впечатление сплошного мо­нотонного бормотания с неуловимой, как угорь, деклама­цией. Но в докладе этого оратора чувствуется упорное же­лание быть правдивым и добиться понимания.

«Мы, уважаемые дамы и господа (обращение в виде вставки, как стремление наладить контакт со слушате­лями), свидетели (образ) напряженных, иногда стихийно возникающих волнений молодого поколения, которые перерастают национальные границы. В каждой стране имеются свои поводы для протеста. Частично протест возникает как реакция того или иного человека по отно­шению к ловко управляемым колесикам (образ) в усло­виях дальнейшей технизации общества. В своем поведе­нии они не учитывают исторический опыт, а ищут кри­терии и ценности, которые выходят за рамки благополу­чия. Они хотели бы технику поставить на службу их еще не сформулированному желанию. (Оба последних предло­жения образуют противопоставление по отношению к предшествующим. Что не хочет молодежь — что она хо­чет?) Я симпатизирую поискам молодого поколения (идентификация оратора). Это известно (намек). Я хотел бы, чтобы они осуществили свои идеалы, как в новейшей немецкой истории другие осуществили идеалы сво­ей молодости (противопоставление).

Мы можем неоспоримо констатировать — я говорю это особенно в отношении Востока (вставка; намек на волнения, например, в Варшаве; сопонимание слушателей), что молодое поколение в Германии со всем, что его во­лнует, реагирует примерно так же, как молодежь других стран! (восклицание). В этом отношении нет никакой изо­ляции (разъяснение), и это хороший признак. Отношение нашего народа к демократии оказалась большим, чем легкой симпатией. Это тоже хорошо. Однако я отношусь к тем, кто полагает, что мы должны себя спрашивать, что в нашем государстве не в порядке, еще не в порядке (рас­ширенное повторение для повышения эмоционального напря­жения), если иногда не доверяют целые группы людей, если слову больше не верят, если все на всех (игра слов как кульминация высказывания) или даже только многие на многое (вариант игры слов; ограничение в качестве про-лепсиса) — считают способными. (Оборот, нацеленный на повышение эмоционального напряжения.)

Я делаю такой вывод: (предуведомление; речь с двоето­чием.) центр тяжести многих споров вокруг этого ком­плекса вопросов (имеется в виду закон о чрезвычайном пол­ожении) называется недоверием. Это совсем неудивитель­но: на нас, немцах, лежит особый груз истории (образ); он подвергает нас тяжелым испытаниям и в глубинном смысле не стал нашим прошлым.

После двух исторических катастроф в течение полови­ны столетия мы все — обожженные дети (обряд); нас пре­следуют и мучают воспоминания (намек как разъяснение). События запечатлены в нас так глубоко, как если бы они прошли совсем (мнимое противоречие). На нас бременем лежит мрачная тень (образ) дурного и злого; что это мы устанавливаем запреты и наносим травмы (разъяснение). Мы честно стараемся избежать губительного прошлого и позволяем себе более мрачный взгляд на реальность (образ; противопоставление).

Мы стеснены в наших мыслях и действиях, не всегда свободны по-настоящему (противопоставление) Правиль­ный глазомер зачастую отсутствует (образ). Будь это ина­че, профилактические законы не вызвали бы так много эмоций (обоснование).

Спрашивают себя, как еще убеждать там, где не слы­шат, где давно уже не слышат (расширенное повторение). Как можно нести ответственность и быть уверенным, если буква закона (образ) явно теряет доказуемую обяза­тельность? (риторический вопрос). Разумеется, мы не до­лжны пропускать мимо ушей вопросы — их ставят другие и мы сами (вставка): осуществлялся ли в прошедшие годы контроль власти и правдивости в государственных делах (пример), чтобы этому подражать».

15. Из речи Ричарда фон Вайцзекера «8 мая 1945 г. — 40-е годы после этого». (Источник: Р. ф. Вайцзе-кер. «О Германии изнутри» — Берлин, 1985. — С. 13 и далее).

Речи немецких политиков редко привлекали внимание всего мира, речь же Федерального президента 8 мая 1985 г. на торжестве в честь бундестага и Федерального совета в пленарном зале бундестага заслужила высокую оценку. Эта речь по содержанию и форме чрезвычайно убедительна и, надо надеяться, войдет в историю как обобщение итогов 80-х годов.

Мы покажем, что высокие моральные притязания и пытливость ума, с одной стороны, точное выражение и понимание всеми, с другой, не исключают друг друга. Фе­деральный президент интенсивно работал над концеп­цией и формулировкой в течение четырех месяцев. При этом он проводил многочисленные беседы с представи­телями партий и различных общественных групп.

«Это было не только блестящее исследование причин, которые привели к войне, систематическому истребле­нию людей, к изгнанию целых народов и, наконец, к разделению Европы, вызвавшему общественный резонанс. Мужественно и откровенно глава государства Федератив­ной Республики критически сопоставил прошлое и на­стоящее и проследил последствия, обнаружив понима­ние, и предложил примирение вместо предъявления тре­бований и претензий. Это историческое напоминание должно придать бодрости молодежи и обеспечить ее вступление на путь понимания между народами». Следу­ющий отрывок представляет речь фрагментарно:

«. 8-е мая — день воспоминаний. Вспомнить — значит подумать о событиях честно и непредвзято частью со­бственного внутреннего сознания (разъяснение). В особен­ности мы размышляем о тех шести миллионах евреев, уби­тых в немецких концентрационных лагерях (пример). Мы размышляем (анафора, многократно используемая и ниже) о всех народах, пострадавших во время войны, прежде все­го о многих убитых гражданах Советского Союза и Поль­ши (повышение эмоционального напряжения с помощью при­меров) . Рядом с необозримым войском смерти высятся горами человеческие страдания (образ), страдания от ги­бели, страдания от ран и увечий, страдания от бесчело­вечной принудительной стерилизации, страдания от ноч­ных бомбежек, страдания от бегства и изгнания, насилий и грабежа, бесправия и пыток, голода и нужды, страдания от страха подвергнуться аресту и убийству, страдания, выз­ванные потерями всего, во что ошибочно верили и ради чего работали. («Этот оборот убедителен для слушателя благодаря перечислению и постоянному повторению слова

«. Во время войны режим национал-социалистов за­мучил и растлил многие народы. Наконец осталось за­мучить, поработить и растлить (повторение и расширение) еще лишь один народ: (речь с двоеточием) — собствен­ный, немецкий народ (разъясняющее повторение). То и Дело Гитлер говорил: (двоеточие) Если немецкий народ не победит в этой войне, то пусть он погибнет (цитата). Другие народы — жертвы войны, развязанной Германией, мы же прежде всего — жертвы нашей собственной войны (противопоставление).

. Сегодня отказ от насилия заключается в том (пред­уведомление), чтобы дать людям там, где они обрели судь­бу после 8 мая и где живут уже десятилетиями, долговре­менную политическую безопасность. (Следует пояснение) Это значит заповедь взаимопонимания поставить выше противоречащих ей претензий. В этом заключается насто­ящий вклад в европейскую систему обеспечения мира, которая исходит от нас. »

(Заключение в убедительных высказываниях обобщенно выражает смысл речи. Преобладают короткие предложе­ния; нарастающее эмоциональное напряжение, разъяснение дано в противопоставлениях.)

«На нашей собственной истории мы постигаем, на что способны люди. Поэтому не считаем, что как люди мы стали другими и лучше. Моральное совершенство не достижимо ни для кого из нас и ни для какой страны! Как люди, мы научены; как люди, мы остаемся в опасности.

Но у нас сила опять и опять преодолевать опасности.

Гитлер стремился возбуждать предрассудки, враждеб­ность и ненависть. Мы призываем молодых людей: не поз­воляйте себе вражды и ненависти к другим народам: рус­ским и американцам, евреям и туркам, сторонникам аль­тернатив и консерваторам, черным и белым.

Учитесь жить вместе, не противостоя друг другу. Поз­вольте и нам, демократически избранным политикам, вновь и вновь руководствоваться этим принципом и по­давать пример. Мы чтим мир. Мы работаем для мира. Мы привержены праву.

Мы защищаем справедливость. В день 8-е мая мы смотрим, насколько можно, правде в глаза.

Приведенный отрывок (можно проанализировать и точнее!), естественно, не дает полного впечатления о речи в целом. Но даже этот небольшой пример показывает, как сбалансированы, при всем своеобразии в деталях, рито­рические средства. Нет ни одного фрагмента речи, кото­рый бы не содержал в качестве риторических фигур об­раз, повторение, разъяснение, призыв и противопостав­ление. Важнейшие средства выражения должны войти обучающемуся «в плоть и кровь».

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

источник