Меню Рубрики

Как сделать анализ исторической песни

Подать заявку

Для учеников 1-11 классов и дошкольников

Министерство Образования и науки УР

Управление образования Администрации МО «Сарапульский район»

МБОУ Шевыряловская основная общеобразовательная школа

Исследовательская работа по литературе

Кулькова Ирина Владимировна,

Учитель русского языка и литературы

С. Шевырялово, Удмуртская Республика,

1. Общее определение исторической песни как жанра……….……

2. Жанровые особенности исторических песен…………….………

3. Исторические песни о Степане Разине . ………………………..…

4. Исторические песни о Степане Разине: реальность и вымысел.

Список используемой литературы…………………………………

Тема моей исследовательской работы: «Исторические песни: реальность и вымысел». Это повествование о прошлом. Однако они складывались обычно вскоре после событий, по их следам. Но проходит время, и для последующих поколений изображаемые в песне события и лица становятся историей. Передача песни от поколения к поколению сопровождается ослаблением верного воспроизведения событий и лиц.

Цель работы – найти в исторических песнях реальные факты и вымысел.

Изучить литературу по данной теме;

Собрать материал об исторических песнях;

Проанализировать песни о Степане Тимофеевиче Разине.

Объект исследования – исторические песни.

Предмет исследования – исторические факты в песнях.

Методы: анализ исторических песен, сбор материала по теме.
Актуальность. Данная тема раскрывает самобытность и образность песен, которые хранят в себе историю нашей Родины, отношение народа к героям истории. Это особый вид песни. Эпический характер исторических песен проявляется в повествовательности — рассказе о событиях, которые изображаются объективно. Исторические песни — сюжетный жанр. В центре события обычно стоят борьба народа за независимость и его социально-политическая борьба. Через анализ исторической песни можно изучать исторические факты истории своей страны.

1. Общее определение исторической песни как жанра

У исторической песни своя сфера действительности, изображению которой она посвящена, с которой она связана прочными нитями и вне которой возникать не может. Сфера эта — события политической истории страны в их последовательности и взаимной связи. Мы увидим, что в XIII—XVI веках обращение народной поэзии к этой сфере отличается известной ограниченностью. Например, такая существенная сторона политической жизни XIII—XIV веков, как внутрифеодальная борьба, не стала предметом исторической песни. Далеко не все области политической жизни XVI века получили отражение в песнях. С этой особенностью жанра нельзя не считаться. На основании материалов, выходящих за пределы XIII—XVI веков, можно утверждать, что историческая песня никогда не охватывала своим содержанием всей совокупности политических событий данной эпохи, подчас проходя мимо таких явлений, которые самым непосредственным образом касались народных масс. Следовательно, нет оснований рассматривать историческую песню как некую поэтическую энциклопедию истории, как поэтическую летопись и т. д. Мы не вправе ожидать от песни полного и широкого отражения истории.

Историческая песня — это одна из форм народного искусства, содержанием обращенная к истории. Но из этого положения нельзя делать обратного вывода — что история получает в песнях сколько-нибудь полное и систематическое отражение.

Основные особенности жанра исторической песни XIII—XVI веков должны быть выявлены путем уяснения принципов отношения его к той сфере, которую он избрал объектом изображения, в данном случае — к сфере политической истории. Речь идет не о внешних, а о внутренних, эстетических связях жанра с действительностью. Историческая песня событийна по своему содержанию, и то событие, которое развивается в сюжете, всегда получает характер события политического, исторического, действительно имевшего место и вполне определенно соотносимого с каким-нибудь конкретным моментом в политической истории народа, государства. Такова неизменная эстетическая установка исторических песен — на создание конкретно-исторических сюжетов, с конкретно-историческими героями и откровенно политическими конфликтами.

Однако эта эстетическая установка отнюдь не приводит песню к точному и эмпирически достоверному воспроизведению действительных фактов истории. Содержанием исторических песен оказываются иногда такие события и такие факты, каких в настоящей истории никогда не было. В других случаях действительные факты и эпизоды истории поданы в песнях в столь далеком от реальности виде, что в сущности мало чем отличаются от событий, полностью вымышленных. Песенные сюжеты не находят прямого соответствия в истории. Примерно то же можно сказать и о песенных героях: одни из них соотносятся с историческими прототипами, но нередко совершают такие поступки и ведут себя так, как никогда не поступали и не могли поступать их прототипы; другие приходят в песню как лица, целиком вымышленные, никогда в истории не существовавшие.

Таким образом, история действительная и история песенная не совпадают; нужно отказаться от определения исторических песен как песен с более или менее точной фактической основой и с реальными историческими героями. Историческая песня не может рассматриваться как «документальное» отражение действительных событий. Конкретно-исторический характер данного жанра состоит не в том, что фиксируются реальные исторические факты, а в том, что эти песни отражают в виде конкретно-исторических сюжетов вполне реальные политические конфликты, весьма характерные для исторического момента и важные для людей. Конкретно-исторический характер имеет проблематика этих песен, а герои их выступают как действующие лица истории — независимо от того, были они таковыми или нет. И в силу конкретно-исторического характера исторические песни хорошо отражают движение истории так, как оно воспринимается народным творчеством.

С точки зрения эстетики жанра «действительное» и «вымышленное» в песнях разно исторично.

Определение исторической песни как песни с конкретно-историческим содержанием, которое может не соотноситься с «фактами», но соотносится с определенным историческим моментом в его преломлении через народное сознание и которое поэтому допускает самые широкие возможности для художественного вымысла, — конечно, нельзя признать ни исчерпывающим, ни даже сколько-нибудь достаточным. Сущность жанра раскроется постепенно — в результате анализа отдельных песен, когда можно будет подвергнуть их детальному рассмотрению в единстве содержания и формы, когда конкретно предстанут различия между исторической песней и другими видами историко-песенного фольклора. К тому же общая характеристика художественной сущности исторической песни должна быть дополнена еще некоторыми важными моментами.

2. Жанровые особенности исторических песен

В науке о народном поэтическом творчестве до сих пор нет единого мнения о том, что такое исторические песни — особый фольклорный жанр или тематическая группа разнотипных жанров. Причиной расхождения является различие особенностей этого вида произведений. Б. Н. Путилов и В. К. Соколова считают, что исторические песни — единый жанр, В. Я. Пропп и Л. И. Емельянов полагают, что в них отсутствует жанровое единство. Термин «исторические песни» не народный; он создан и введен в употребление фольклористами, литературоведами, этнографами, историками. В народе песни этого типа называются просто «песни», иногда «старые песни». Исторические песни по объему меньше былин и больше лирических песен. Эпический характер исторических песен проявляется в повествовательности — рассказе о событиях, которые изображаются объективно, без вмешательства повествователя в их ход. Исторические песни — сюжетный жанр. Сюжет в них сводится к одному событию или даже эпизоду. Рассказ о них динамичный, потому что лишен развитых описании и так называемой эпической обрядности: украшенности повествования, постоянных формул, замедлений, троичных повторений (они редки), устойчивых зачинов и концовок. В центре события обычно стоят борьба народа за независимость и его социально-политическая борьба. Исторические песни — повествование о прошлом. Однако они складывались обычно вскоре после событий, по их следам. Некоторые песни явно сложены участниками или свидетелями событий, «. предметом исторических песен является современная история, а не более или менее далекое прошлое», — пишет Б.Н.Путилов. Но проходит время, и для последующих поколений изображаемые в песне события и лица становятся историей. Передача песни от поколения к поколению сопровождается ослаблением верного воспроизведения событий и лиц, а порой и духа времени. Допускает она иногда и неточные трактовки событий и оценки деяний исторических лиц, так как делает это с точки зрения нового времени. В творческом процессе немалая роль принадлежит вымыслу. Исторические песни имеют свой состав действующих лиц. Их персонажи —не былинные богатыри и не простые люди бытовых лирических песен и баллад (жена, муж, свекровь, девушка, молодец), а известные исторические деятели: Иван Грозный, Ермак, Разин, Петр I, Пугачев, Суворов. Важной особенностью исторических песен является то, что в них действует или присутствует при событиях народ, который порой выражает свое отношение к этим событиям. Исторические песни изображают не только внешнее действие; они значительно подробнее и более глубоко, нежели былины, раскрывают психологию, переживания и мотивы поступков своих персонажей. Развитие изображения внутреннего мира человека по сравнению с предшествующими жанрами — характерная особенность исторических песен. Значительны идейно-художественные цели исторических песен. Песни запечатлевают в сознании народа память о важнейших событиях и лицах истории, выражают народное понимание истории и дают оценку событиям и деятельности лиц. В исторических песнях есть две основные тематические линии: военная и социальная. К первой относятся, например, песни о войнах и полководцах, ко второй —песни о Степане Разине и Емельяне Пугачеве. Исключительную ценность имеют четыре тома текстов исторических песен XIII—XIX вв., изданные сектором фольклора Института русской литературы АН СССР. В них объединены почти все известные фольклористам записи произведений этого жанра. Произведен тщательный текстологический анализ, дана обоснованная классификация. Тексты сопровождаются ценными и обстоятельными комментариями, помогающими понять содержание, смысл и происхождение песен. Одними из первых заинтересовались историческими песнями декабристы. Они высоко ценили этот вид песен за отражение народной героики. Глубокое понимание исторических песен свойственно Н. В. Гоголю. Он ценил их за связь с жизнью, за верную передачу духа времени.

3. Исторические песни о Степане Разине

Песни этого цикла — самые популярные среди всех русских исторических песен. Это объясняется тем, что в них затронуты важнейшие вопросы жизни народа, его угнетенное положение и стремление сбросить гнет.

Песни о Разине имеют историческую основу. Во второй половине XVII в. нарастало народное недовольство и возмущение окончательным закрепощением крестьян и теми мерами правительства, которые были направлены на ограничение «вольности» казачества. К этому времени значительно проявлялось социальное расслоение в среде казаков. Все это переросло в восстание, в крестьянско-казачий открытый протест. В 1670—1671 гг. на Дону и Волге бушевало народное восстание под предводительством Степана Разина,

Оно вылилось в ряд смелых, героических походов по Волге, на Яик, на Астрахань. Песни в основном верно отразили в своих сюжетах и образах ход и характер восстания. Но песни — поэтические произведения, и нельзя в них искать полной исторической точности в передаче событий. Самое главное в них отражение народных настроений и стремлений.

Сюжеты песен о Степане Разине довольно полно охватывают его деятельность: отношения к казакам, походы на Яик и кяспииское море, на Астдахаць. Есть песня о его заключении в тюрьму, о его казни. Но нет песен о его походе в Персию. Этот широко освещаемый в романтической литературе сюжет из песен выпал. Среди сюжетов основное место занимают его ппуплы и его отношения с казаками. . В песнях изображаются два рода походов Разина: на «басурманов», против «Орды богатой», и на Казань и Астрахань, и даже на Москву. Это походы против воевод и бояр.

В песнях, относящихся к, первым походам, есть проявление стихийности, целью иногда ставится «забрать богатую казну». Есть своеобразный мотив веры в царя и неверия в бояр. Когда приходит указ выслать Разина в Москву, он говорит: «Не умыслы царские, а умыслы боярские». Однако у казаков зарождаются сомнения в справедливости царя. Они спрашивают атамана:

Почто жалует государь-царь и князей и бояр,

Почто ж нас, казаков, не пожалует ничем?

Тогда-то и возникает замысел идти «на святую Русь»:

Мы Казань-то городок возьмем с вечера,

А Москву возьмем ко белой зоре.

Весьма важна в песнях тема отношения Разина народу, который представлен в них «голытьбой» и казаками. Разин все более склоняется к голытьбе, мечтающей о воле. Это придает песням разинского цикла антикрепостнический характер. В песнях выражены чаяния и ожидания народные, стремление к свободному труду и справедливости. Голытьба поддерживает Разина. Все это делает значительной социальную сущность цикла.

Песни о Разине носят героический характер. Голытьба и казаки совершают военные подвиги: берут города, разбивают царские войска, посланные против них, расправляются с воеводами, В песнях создается образ народа, складывающийся из характеристик и действий голытьбы и казаков, тех, кто бежал от бояр и воевод, и тех, кто считал себя «вольными людьми».

Между Разиным и Ермаком значительная разница. Ермак хотел заслужить прощение Царя, Разин не пошел на поклон к царю, он выступил не только против бояр, но и против царских воевод. Разин —смелый предводитель народной массы, восставшей против угнетения. Он выборный атаман, уверенный в правоте своего дела. Образ его опоэтизирован в песнях. Разин наделен необычайной силой и смелостью, его «громоподобный голос наводит ужас на врагов, за одну ночь он проплывает все волжские города, он непобедим. Когда стрельцы и пушкари по приказу воеводы хотели стрелять в него, Разин говорит:

И вы пороху не теряйте и снарядов не ломайте,

Меня пулечка не тронет, меня ядрышко не возьмет.

Он способен чудесным образом спастись из тюрьмы.

В параллель образу Степана Разина в песнях создан образ «сынка», смелого и дерзкого перед воеводами молодца. В поздних песнях он выдается за сына Разина, но в ранних «сынок» — только его прозвище, полученное за верность Разину. Попав в руки врагов, он держится смело и гордо, прямо заявляет о преданности Разину, несмотря на то, что ему грозит виселица. «Сынок» сам угрожает воеводе и говорит о скорой расправе с ним: он уверен в победе народа.

Образы «сынка», «голытьбы» и казацкой бедноты придают большое социальное звучание этому циклу песен. Их социальное содержание раскрывается и в острой сатире — осмеянии бояр и воевод, их спеси, жестокости, жадности, страха перед народом.

Песни о казни Разина в символических образах (наползли туманы, погорели леса, «помутился славный тихий Дон») передают тяжелое народное горе.

Огромного значения социальное явление — народное восстание XVII века — послужило почвой для создания цикла песен глубокого общественного смысла, яркой поэтичности. Цикл песен о Разине развивал традиции казачьих, разбойничьих (удалых) и старых исторических песен. Он возник на Волге и Дону, распространился по всей стране, пережил ряд новых исторических периодов, выражая народный протест и готовность «голытьбы» на борьбу с врагами за свое счастье и свободу.

источник

Проведение комплексного анализа русской народной песни как песни, слова и музыка которой сложились исторически в ходе развития народной культуры. Оценка и анализ структуры, ритмики, жанра, содержания текста и мелодики различных русских народных песен.

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

АЛТАЙСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ КУЛЬТУРЫ И ИСКУССТВ

КАФЕДРА МУЗЫКАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

По предмету «Русское народное музыкальное творчество»

Тема: Анализ русской народной песни

структура текст жанр народная песня

1. «Ходила младёшенька по борочку»

3. «Уж мы сеяли, сеяли ленок»

8. «Они сватались, хвалились»

ПЛАН АНАЛИЗА НАРОДНОЙ ПЕСНИ

3. Особенности стихосложения

8. Соотношение напева и текста

Ходила младёшенька по борочку

Брала, брала ягодку земляничку,

Наколола ноженьку на тресочку,

Болит, болит ноженька, да не больно,

Любит меня милой друг, да не ложно

Не ложно, душа моя, не нарошно.

Пойду к свету батюшке да спрошуся.

У родимой матушке доложуся:

«Пусти, пусти, батюшка, погуляти.

Пусти, пусти, матушка, ягод рвати».

Брала, брала ягодку, да уснула,

Не слыхала милова, как приехал.

Приехал мой милый друг на лошадке,

В лазоревой, душечка, епанечке,

Хоть машет он плёточкой, не остёгнет,

Вставай, моя милая, пробужайся,

Поедем, душа моя, на квартиру,

У меня квартирушка веселая,

Играют два хлопчика на гудочках,

А я, добрый молодец, на скрипице.

Ты будешь, душа моя, танцевати,

А я, добрый молодец, припевати.

Каждая строчка, кроме первой и последней, повторяется два раза.

1. Жанр — хороводная, лирическая.

В песне повествуется о молодой девушке -младёшеньке, которая в бору, собирая ягоду, поранила ножку, поскольку в те времена девицы ходили босыми. «Тресочка» — сухая щепочка. В некоторых вариантах этой песни можно встретить «наколола ноженьку на былинку». Но не чувствует она боли — «болит ноженька, да не больно», вспоминая своего милого, который любит её «неложной любовью». Содержание песни раскрывает любовную тематику. Слова песни повествуют о том, как парень красиво ухаживает за девушкой. Нарядный молодец в епанечке (нарядная парчёвая безрукавка) приезжает на коне за девицей, обращаясь к ней «душа моя», приглашает к себе в гости «танцевати», а сам будет «напевати», т.е. играть на скрипке и петь для невесты.

Девушка почитает своих родителей, обращаясь к ним «свет батюшка», «родимая матушка».

3.Тип стихосложения — силлабический.

Ходила младёшенька / по борочку,/

Брала, брала ягодку/ земляничку./

форма стиха: строфическая, с межстрофовым повтором стиха (cd).

4.Мелодия песни — напевная, имеет плавное поступенное движение, с распевом окончания фраз на неустойчивый звук, что придаёт стремление дальнейшего развития мелодии к устою. Но так как окончание и второй фразы приходится на неустой, в песне создаётся непрерывность движения, «бесконечное» развитие.

Тональность песни — ми минор. Лад — диатонический, переменный мажоро-минор (гемиолика)

6. Структура песни — АВ. В данной песне характерным народным приемом является то, что вторая фраза каждого куплета, повторяясь по тексту, становится по напеву первой фразой следующего куплета.

Читайте также:  Как делать анализ на английском

8. Соотношение напева и текста: напев цезурированный, что характерно для силлабического стихосложения.

9. Вывод: перечисленные выразительные средства типичны для жанра хороводной лирической песни.

— А мы просо вытопчем, вытопчем.

Ой дил-ладо, вытопчем, вытопчем.

— А чем же вам вытоптать, вытоптать?

Ой дил-ладо, вытоптать, вытоптать?

— А мы коней в плен возьмем, в плен возьмем,

Ой дил-ладо, в плен возьмем, в плен возьмем.

— А мы коней выкупим, выкупим,

Ой дил-ладо Ходим ладом, выкупим, выкупим.

— А чем же вам выкупить, выкупить,

Ой дил-ладо, выкупим, выкупим?

— А мы дадим сто рублей, сто рублей,

Ой дил-ладо, сто рублей, сто рублей.

— Нам не надо тысячу, тысячу,

— А чего ж вам надобно, надобно,

Ой дил-ладо, надобно, надобно?

— А каку ж вам девицу, девицу,

Ой дил-ладо девицу, де вицу?

— А нам надо Валечку, Валечку,

Ой дил-ладо, Валечку, Валечку.

Ой дил-ладо, вычешем, вычешем.

— А чем же вам вычесать, вычесать,

Ой дил-ладо, вычесать, вычесать?

А мы ее гребешком, гребешком,

Ой дил-ладо, гребешком, гребешком.

— Она у нас дурочка, дурочка,

Ой дил-ладо, дурочка, дурочка.

— А чем же вам выучить, выучить,

Ой дил-ладо, выучить, выучить?

— А мы ее плеточкой, плеточкой,

Ой дил-ладо, плеточкой, плеточкой.

— Открывайте ворота, принимайте девицу!

— В нашем полку прибыло, прибыло,

Ой дил-ладо, прибыло, прибыло.

-В нашем полку убыло, убыло,

— В нашем полку пиво пьют, пиво пьют,

Ой дил-ладо, пиво пьют, пиво пьют.

— В нашем полку слезы льют, слезы льют,

Ой дил-ладо, слезы льют, слезы льют.

1.Жанр — трудовая, хороводная, плясовая.

Игра «А мы просо сеяли» относится к репертуару весенне-летних игр семейских, которые проходили с Пасхи до Петрова дня. В этой игре прослеживаются различные мотивы от темы труда и любви до символики переходного обряда. Трудовой процесс ясно читается в тексте песни: здесь представлено подсечное земледелие с его росчистью леса или кустарника.

Игра исполнялась на Духов день, который по народному календарю входил в цикл троицко-семицких праздников, и являлся его завершающим этапом. В этот день наибольшей ритуальной активностью обладали девушки, они были главными, а иногда и единственными участницами хороводов и обрядовых игр. Существует тесная связь весеннего цикла с женским началом (женщина — начинательница земледелия, обладающая ведущей ролью в стимуляции удачной весны — призывы, кормления, очищения и т.д.), вследствие чего «разыгрывание» пробуждения и расцвета растительности происходило в девичьем хороводе. Так, согласно многим традициям проводят параллель между природой и людьми: рост = достижение зрелости; плодоношение = вступление в брак. Картина «сеяния-роста», символизирует пору совершеннолетия девушки, правила поведения в этом возрасте, требуемые для нормального созревания и благополучного выхода замуж . Поэтому в данной игре участвовали девушки брачного возраста. Отличительной особенностью данной игры является форма построения и движения: двухрядное или двух линейное. Такое построение, как и круговое, восходит к глубокой древности, оно отображает принадлежность участников игры к двум общественным объединениям: двум родам, двум селам, двум улицам.

Девушка в течение всей игры подвергается различным испытаниям и обучению, так меняется ее статус. В начале игры испытанием девушки является противостояние попытке порчи конями посеянного проса.

Образ коня связывают с символикой преждевременной любовной связи, что было опасным. Так, «нечистую» невесту подвергали ритуальному наказанию, считали ее причиной бед в семье и в селе: мора скота, засухи. Появление коней можно интерпретировать и как показатель выдачи девушек замуж. Например, коня давали в качестве выкупа за невесту. Поэтому строчку « А мы коней в плен возьмем» возможно, истолковать как свадебный обряд.

Затем происходит преобразование девушки, удаляют ее нечистоту: «вычесывают ее вшей» гребешком.

Гребешок выступает как оберег от нечистой силы, порчи и как символ женской доли. Расчесывание волос и заплетение косы символизирует переход невесты в группу женщин и подчинение жениху. Распускание волос в фольклоре обычно предшествует свадьбе. По волосам определяют, выйдет ли девушка замуж — волосы у девушки раздваиваются перед замужеством. Также волосы свидетельствуют о достижении зрелости. Девушку учат плеточкой. Удар невесты плеткой был частью свадебной обрядности. С одной стороны, это напоминало невесте о ее полной подчиненности молодому, с другой стороны, существовала вера, что удары обладают оздоровляющими и чадо-родящими свойствами. Кроме выше сказанного, бичевание имеет значение обряда изгнания демона зла, нечистоты. Поэтому удар плеткой можно объяснить и как специальное действия для удаления «нечистоты» невесты (чуждого и опасного существа). Семантика присоединения также звучит в тексте: «Открывайте ворота, принимайте девицу! / В нашем полку прибыло, прибыло.»

Прохождение между частями разделенного надвое предмета — является ритуалом, который следует интерпретировать как обряд перехода. Смысл его — выход из прежнего мира и вступление в новый.

Итак, девушка благополучно проходит все испытания совершеннолетия она приобретает новый половозрастной и социальный статус и вступает в брак. В данной игре концовка текста песни символизирует свадьбу: «В нашем полку пиво пьют / В нашем полку слезы льют». Проанализировав слово пиво, выявляется его связь со свадебной обрядностью. Во-первых, пиво как хмельной напиток приготавливалось к дням, строго определенным традицией: к праздникам и к важным событиям в жизни семьи: свадьба, похороны, крестины. Также понятия поить и питье означают женить и свадебный пир. Плач невесты — необходимый элемент свадебного обряда у русских. Со слезами невеста прощалась с родителями, родным домом, со своими подругами, с девичьей волей.В результате можно сказать, что в игре «А мы просо сеяли» содержится и переплетается семантика перехода и свадебной обрядности. Вытаптывание конями проса является «завершением всего цикла — обмолотом». На Красную горку (первое воскресенье после Пасхи) во время данной игры происходил символический переход вышедших недавно замуж девушек в круг замужних женщин. Игра начиналась вечером, на лужайке или берегу реки. Девушки делятся поровну на две партии и встают в линии друг против друга. Начинается песня и первая линия двигается со слов «А мы просо сеяли», а вторая стоит на месте.

Первая линия наступает на вторую и проходит половину пути до второй линии. Заканчивает двигаться со словами «сеяли». На припев «Ходим ладом, сеяли»: двигается обратно. На вторую строфу « А мы просо вытопчем» — вторая линия идет навстречу первой и проделывает тот же путь. И так — до слов «Отворяйте воротца! Принимайте девицу!», когда одна девушка из первой линии переходит во вторую.

После перехода первая линия поет «В нашем полку убыло», а вторая: «В нашем полку прибыло». Затем все повторяется до тех пор, пока все девушки с одной стороны не перейдут на другую.

Когда в игре принимают участие парни и девушки — отражается любовная тематика. В таком случае один из парней уводил девушку и ставил рядом с собой.

Таким образом, существует несколько вариантов игры «А мы просо сеяли», каждый из которых находится в зависимости от календарного времени — Пасха, Троица.

3.Тип стихосложения — силлабический.

Форма стиха: строфическая с малым рефреном внутри построения и повтором одной из слоговых групп.

4.Тональность песни -соль мажор. Лад -неполная диатоника, мажорного наклонения с седьмой низкой ступенью — гипомиксолидийский.

5.Ритмика — ровная, с распевом каждого слога.

6.Структура песни — АА. Напев состоит из многократно повторяющейся музыкальной фразы, каждый раз заканчивающейся на тонике. Мелодия состоит из тонов, опевающих основной устой, постоянно возвращаясь к тонике. Каждый слог в песне распевается, это придаёт ей игровой, плясовой характер.

8.Соотношение напева и текста: напев — цезурированный, характерен для силлабического типа стихосложения.

9.Вывод: структура песни имеет период не квадратного строения(фраза — 3такта), распевы слогов текста, неполная диатоника с устоем на доминанте -характерные черты народных плясовых песен.

Уж мы сеяли, приговаривали,

С боку на бок перворачивали.

Ты удайся, ленок беленький,

(Далее строки куплета и припева повторяются, так во всех строфах).

Уж мы брали, мы брали ленок…

Уж мы пряли, мы пряли ленок…

Уж мы ткали, мы ткали ленок…

1,Жанр — хороводная, плясовая.

2.Содержание: В песне поётся о той работе, которую проделывали от посева до уборки льна. Обычно песню исполняли на вечёрках во время игр. Стоя в кругу, изображают те действия, о которых поётся -сеяли, рвали, пололи и т.д. На слова «Ты удайся, удайся, ленок…» выпрямляются, берутся за руки, стоят в кругу, притопывают (правой-левой, левой-правой ногой в ритме четвертных долей в песне). На слова «Лен, мой лен…» останавливаются, поют медленно, серьезно, как бы заклиная лен.

3.Форма стиха — строфическая, с повтором последних пяти строк и с припевом.

Тип стихосложения — тонический, т.к. прослеживается регулярная пульсация ударений.

Уж мы се-я-ли при-го-ва-ри-ва-ли

С бо-ку на бок пер-во-ра-чи-ва-ли

Ты у -дай-ся у -дай -ся ле -нок

Т.к. в каждой строке во втором сегменте переменное количество слогов, то это- временник.

В припеве нет ярко выраженных акцентов, он медленно и свободно распевается, поэтому здесь силлабический стих:

Лён мой при горе,/ белый при крутой./

КЕ=А+B+C+D+E+F+G+(ab), где CDEFG-повторяются в каждом куплете, ab- припев.

4.Мелодия начинается с доминантового звука и поступенно движется вниз. Каждая музыкальная фраза заканчивается на терцовом тоне, и всё движение мелодии словно опевает его, каждый раз возвращаясь . Это придаёт мелодии неустойчивость, стремительное развитие вперёд.

И только лишь в припеве песня заканчивается на устое- тонике.

Кульминация песни приходится на слог «мой» в припеве, подчёркнута вершиной песни, которая является неустойчивым тоном.

Тональность песни -ми мажор. Лад — неполная диатоника, мажорного наклонения (ионийский).

6.Структура песни — куплет состоит из нескольких повторяющихся одинаковых музыкальных фраз, которые варьируются в зависимости от музыкально-слогового ритма (т.к. это временник).Таким образом структуру песни можно представить как А А1А2А3А4В,

7.Песню начинает запевать один исполнитель, а со второй фразы исполняется многоголосно. Первая фраза поётся в унисон. Далее второй голос дублирует мелодию основного, иногда с расхождением на терцию, располагаясь вверху него.

Звуковой объём голосов одинаковый:

Опорные тоны голосов приходятся на унисоны:

Так как второй голос дублирует основную партию и имеет свою развитую мелодическую линию, значит это функциональное двухголосие.

8.Соотношение напева и текста: напев сегментированный, характерный для тонического стиха.

9.Вывод: все перечисленные выразительные средства характерны для народной песни хороводного жанра.

источник

По приведенным ниже вопросам проанализируйте любую из прочитанных вами исторических песен. Солдаты освобождают Смоленск.
1. К какому периоду относится песня?
2. Какова основная тема песни? какие события послужили для нее основой?
3. Кто лирический персонаж песни? насколько подробно переданы его характер, портрет, поведение?
4. Какие оьразно-выразительные средства, свойственны фольклору присутствуют в тексте песни?
5. Имеются ли в тексте песни-повторы (словосочетания, повторяются и для какой цели?)
6. Имеются ли характерные признаки жанра исторической песни? В чем они проявляются?
7. какова основная идея песни? приведите из текста строки, слова, словосочетания, в которых идея выражена наиболее ярко, точно.

«Солдаты освобождают Смоленск»

Анализ исторической песни:

1. К какому периоду относится песня?

Отечественная война 1812 года,заключительные события войны России с Францией, Наполеоном.

2. Какова основная тема песни? Какие события послужили для нее основой?

Тема песни-это победа русских войск,освобождение городов и сёл от врага,бегство французов и победоносное преследование их русской авмией.Освобождение от французов Смоленска,послужило основой песни.

3. Кто лирический персонаж песни? Насколько подробно переданы его характер, портрет, поведение?

Лирический персонаж-это все те,кто сражался,погибал и побеждал в этой битве.Солдаты, князь Волконский,все приняли участие в событии и не побоялись проливать кровь за свой народ,гнали врага, освобождали города и сёла.Образ собирательный,ласковое отношение к солдатам и князь Волконский показан решительным и бесстрашным,он поднял боевой дух войска и повёл их за собой.

4. Какие образно-выразительные средства, свойственны фольклору присутствуют в тексте песни?

Повторы и параллелизм усиливают смысл и делают акцент на главном.

Уменьшительно-ласкательные суффиксы,показывают отношение к персонажам:солдатушки.

Постоянные эпитеты:берёза кудрявая,луга,рощи зелёные;инверсия (перестановка порядка слов);ассонанс (повторение гласных) добавляет певучесть и ритмичность песни.

Градация: в тексте песни идет явное усиление действия,нарастает темп,события развиваются быстрее.

5. Имеются ли в тексте песни-повторы (словосочетания, повторяются и для какой цели?)

Повторы усиливают смысл и делают акцент на главном,по мнению автора:

Место событий,для усиления картины,автор использует параллелизм:

Что пониже было села Красного,

Что под рощею под зелёною.

Результат событий,параллелизм усиливает:

Много били, истребили, остальных-то полонили,

Полонивши их, топили во Берёзоньке-реке,

Потопивши, отдыхали на зелёном на лугу,

6. Имеются ли характерные признаки жанра исторической песни? В чем они проявляются?

В песне упомянуты реальные исторический личности,описаны реальные события.Используется динамичное повествования, характерное для исторической песни,лиро-эпическая форма повествования, живая речь разговорная речь и народные взгляды на событие-всё это признаки исторической песни.

7. Какова основная идея песни? Приведите из текста строки, слова, словосочетания, в которых идея выражена наиболее ярко, точно.

Идея песни-это прославление подвига солдат,с которыми рядом командиры,и все-не жалея жизни ,защищают народ,освобождают города от врагов.Главное-это заслуженная победа русской армии.

«Много били, истребили, остальных-то полонили,

источник

Исторические песни – это эпические или лирико-эпические произведения, изображающие события или эпизоды из жизни исторических лиц, в результате деятельности которых заинтересованы носители песни. Исторические песни – художественные произведения, поэтому факты истории присутствуют в них в поэтически преображенном виде, хотя исторические песни стремятся к воспроизведению конкретных событий, к сохранению в них точной памяти. Как эпические произведения многие исторические песни имеют черты, сходные с былинами, но они являются качественно новой ступенью в развитии народной поэзии. События передаются в них с большей исторической точностью, чем в былинах.

Первые записи исторических песен относятся к XVII веку, произведения этого жанра встречаются также в печатных и рукописных сборниках XVIII и XIX веков, они вошли в сборник «Древние российские стихотворения, собранные Киршею Даниловым». В дальнейшем продолжались записи и публикации произведений этого жанра, в настоящее время исследователи полностью представляют, как создавались и исполнялись исторические песни. В фольклористике исторические песни долго не выделялись в отдельный жанр, их относили к былинному эпосу, считая московским или казанским циклом. Но надо учитывать, что между былинами и историческими песнями есть принципиальное отличие в способе отражения действительности.

РАННИЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ПЕСНИ

Как жанр исторические песни сформировались в эпоху Московской Руси, но первые тенденции к созданию новых песен – проявились хронологически раньше, в XIII веке. Можно говорить о появлении небольшой группы песен, связанных своим содержанием с героическим подвигом жителей Рязани, пытавшихся остановить полчища Батыя (рязанский цикл по классификации Б.Н.Путилова). Эти песни характеризуются поисками новых путей исторического песенного повествования – отражением в произведениях исторической конкретности или использования исторической темы для создания обобщенного патриотического образа, как в «Авдотье Рязаночке». Исторические песни – сюжетный жанр, сюжет в них сводится к одному событию или даже эпизоду, действие развивается быстро, нет стремления к замедлению повествования, не используются приемы, способствующие ретардации.

Исторические песни – повествование о прошлом, но они складывались обычно вскоре после описываемых событий. В исторических песнях может присутствовать вымысел, но он не играет определяющей роли; возможно преувеличение, но почти нет гиперболизации. В исторических песнях достоверно раскрывается психология, переживания, мотивы поступков персонажей – их внутренний мир.

В древних исторических песнях главное – изображение народной силы, не сломленной нашествием врагов. Один из героев этого цикла Евпатий Коловрат, охваченный гневом и скорбью при виде разоренной Рязани, устремляется вслед за татарами, вступает с ними в неравную борьбу, одолевает в поединке татарского богатыря. И хотя Евпатий погибает, но в описании его подвига звучит тема непобедимости русского народа. Близость этой песни к былине усиливается благодаря тому, что битва в ней рисуется в первую очередь как столкновение одного героя с полчищами врагов. Хотя Евпатия в походе сопровождает дружина, но воинов в действии мы не видим. Кульминация песни – поединок Евпатия с татарским богатырем Хостоврумом решена в былинных традициях, но финал песни далек от оптимистического. Татары, хотя и несут немалые потери, но не терпят полного поражения, не бегут с русской земли, а Евпатий, выступивший против них, гибнет. Здесь налицо разрыв с эпическими традициями, с идеями непобедимости русского богатыря, отход от эпической идеализации истории. В песне о Евпатии время действия не эпическое, а историческое, но сюжет строится на основе художественного вымысла. Эта песня принадлежит к произведениям переходного типа, она еще тесно связана с эпическими традициями.

Песня об Авдотье Рязаночке отражает реальные события 1237 года, когда татары захватили город Рязань. Героиня песни – простая русская женщина, а не богатырь, наделенный сверхчеловеческой силой. Песня начинается с изображения вражеского нашествия и его последствий для города:

. Король Бахмет турецкий
Разорил Рязань-де город на’-пусто.
Он в Рязани князей бояр всех вырубил,
Да и княгинь-боярыней
Тех живых в полон побрал.
Полонил он народу многи тысячи,
Он повел-де в свою землю турецкую.

Описание это напоминает картины татарского нашествия в былинах, но с одной существенной разницей: в былинах враг грозит разорить город, но его угроза не осуществляется, вдруг появляется богатырь, который спасает город. В исторической песне воссоздается действительный ход событий, сюжет ее – история освобождения рязанцев из плена и восстановление города. Это осуществляет Авдотья, которая решает отправиться в чужую землю, чтобы вернуть из плена своих близких; обычно говорится, что в плен взяты «три головушки» – ее муж, свекор и брат. Завязка сюжета совмещает в себе элементы достоверности и вымысла, а дальнейшее развитие сюжета целиком вымышлено. Турецкий царь поставил на пути в свою страну «три заставы великие», сказочного, фантастического характера:

Все препятствия героиня преодоловает благодаря своей настойчивости и упорству. Успешное решение героиней первой задачи (преодоление трудностей пути) дает ей право приступить ко второму испытанию. Царь Бахмет удивлен, что женщина добралась до его стана, и хочет испытать ее ум и нравственную убежденность, он задает ей задачу:

Говорит ей царь Бахмет турецкий:
«Ты, Авдотья, жонка Рязаночка!
Когда ты умела пройти путем да дорогою,
Так умей-ка, попросить и головушки
Из трех единыя.
А не умеешь ты попросить головушки,
Так я срублю тебе по плеч буйну голову!»

Здесь сюжет достигает кульминационного пункта своего развития. Авдотья должна сделать выбор среди трех дорогих ей людей, она выбирает брата, родного по крови:

А не нажить-то мне буде головушки
Да милого-то братца любимого,
А не видать-то мне братца буде век и по веку.

Выбор брата, являющийся единственным решением загадки, которую загадал Бахмет, подчеркивает мудрость Авдотьи. Бахмет разрешает ей увести с собой своих родственников, «народ свой полоненые», и, пользуясь этим разрешением, Авдотья уводит из турецкой земли всех рязанцев. С именем Авдотьи песня прямо связывает возрождение этого города. Образ Авдотьи во многом необычен для русского историко-песенного фольклора. Русский эпос не богат образами женщин, и к тому же они редко играют в былинных сюжетах решающую роль. Очевидно, что образ Авдотьи возник не на почве эпоса, а скорее его можно сопоставить с образами мудрых жен и девушек из сказок. Воспев подвиг своей героини, народ выразил в этой песне зарождающееся национальное самосознание.

Татары не только брали дань с русского народа, но и уводили многих в плен, поэтому народ создал немало песен о «татарском полоне». Это в основном песни о девушках-полонянках. В одной из них рассказывалось о том, как мать в плену встретилась с дочерью, ставшей женой татарина. Сцена встречи матери с дочерью в «полоне» описана очень психологично, в ней переданы чувства и переживания героев, они окрашены лиризмом. Изображение в песнях подобных судеб воспринималось как отражение судьбы народа.

От первой половины XIV века до нас дошла песня о Щелкане, обычно эту песню рассматривают как поэтический отклик на происшедшее в 1327 году восстание жителей Твери против Щелкана, представителя золотоордынского хана. Действительно, в песне изображается это событие, но совсем не так, как это происходило. Эта песня не может быть ограничена рамками восстания, это произведение о татрском иге, осуждение и морально-политическое разоблачение нашествия.

Действие песни начинается в Орде, а татарский царь выступает как полновластный хозяин, он вершит суд, жалует князей и бояр, собирает дань. Завязка песни носит вымышленный, условный характер: пожалованы все, не награжден только Щелкан, потому что «ево дома не случилося», так как Щелкан уезжал собирать дань – «царские невыплаты». Картина собирания дани обрисована в песне очень эмоционально, здесь отражены впечатления народа от жестокости татарского нашествия:

С князей брал по сто рублей, У кого дитя нет,
С бояр по пятидесят, У того жену взьмет,
С крестьян по пяти рублев, У кого жены-то нет,
У кого денег нет, Того самого головой возьмет.
У того дитя возьмет,

Вернувшись в Орду, «млад Щелкан» просит царя пожаловать его «Тверью старой, Тверью богатой». В ответ на просьбу царь предлагает ему страшное условие:

Заколи-тко ты сына своего, Крови ты чашу нацеди;
Сына любимого, Выпей ты крови тоя.

Щелкан без всяких колебаний выполняет условие царя и получает в награду город Тверь. Описывая нахождение Щелкана в Твери, песня вновь обращается к теме изображения татарского ига, ведь Щелкан бесчестил и позорил женщин, над «всеми надругатися», над «домами насмехатися». Не выдержали жители города, и последние эпизоды песни рисуют сцену расправы с насильником. Песня о Щелкане в финале перекликается с героическими былинами, в песне расправились с ним братья Борисовичи:

И они с ним раздорили:
Один ухватил за волосы,
А другой за ноги,
И тут его разорвали.

Идейный смысл песни состоит в стремлении ее слагателей внушить русским людям мысль о необходимости и возможности борьбы с врагами, на это рассчитан и своеобразный оптимистический конец песни, хотя в действительности восстание в Твери было жестоко подавлено:

Тут смерть ему случилася,
Ни на ком не сыскалося.

Песня о Щелкане – это первое из известных исследователям произведений фольклора, о котором можно говорить как о произведении от начала до конца политическом. По своему содержанию и по методу создания образ Щелкана – новый в русском фольклоре. В былинах враг обычно рисуется как наглый, самонадеянный, но и трусливый; нередко в виде чудовища. Щелкан же лишен внешне уродливых, чудовищных черт, в его характере нет гиперболизации, он вполне земной персонаж. Обычно в русском эпосе врагу всегда противостит народный герой, в песне этого нет. В песне отмечается ориентация на конкретных исторических лиц как на реальных прототипов (Щелкан – это Шевкал, сын Дюдени) и вместе с тем установка на вымысел, обогащающий образ и ведущий к обобщениям.

В стилевом отношении ранние исторические песни к моменту записи еще испытывают влияние былин. Содержание песен может ограничиться одним эпизодом, а может, как о Щелкане, представить обобщенный характер татаро-монгольского нашествия. Стихи песни стали короче, в развитии описываемых событий наблюдается динамизм, а содержание часто представляет определенное историческое событие в его художественном переосмыслении.

После песни о Щелкане в фольклорных сборниках вплоть до середины XVI века нет публикаций записанных исторических песен, поэтому XIII-XV века в фольклористике считаются периодом предыстории новых историческо-песенных жанров. Переломным для развития жанра исторических песен является XVI век, время царствования Ивана Грозного. Именно с этого времени создание новых произведений становится процессом непрерывным и массовым, неотступно сопутствующим исторической жизни народа.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ПЕСНИ XVI ВЕКА

XVI век – время формирования русской нации и создания государства, время, когда происходили важные исторические события. В исторических песнях этого периода на первый план выдвигается социальная проблематика, она представлена здесь вполне определенными сторонами – народ и царь, народ и бояре. Тема борьбы с внешними врагами и противостояние царя и бояр в процессе укрепления централизованного государства – основные в цикле песен об Иване Грозном. Песни о Грозном отмечают многие выдающиеся моменты его царствования и создают в общем верный психологический облик царя. Наиболее характерные песни о Грозном: о взятии Казани, о женитьбе Грозного на Марии Темрюковне и о гневе царя на своего сына.

Если судить по числу записанных вариантов, то «Взятие Казани» принадлежит к наиболее популярным песням (150 вариантов). Песня начинается зачином, который настраивает слушателей на определенный эмоциональный лад. Впервые в известном нам историко-песенном фольклоре песня изображает наступательный поход русских войск (в былинах всегда враг пытался взять русский город). Сборы в поход и описание движения войск в песне – это лишь подступы к основной ее части, посвященной осаде и взятию Казани. Здесь обнаруживается полный разрыв с традициями эпоса: нет ни богатырей, ни обычных для былин эпических батальных картин. Основной эпизод песни – осада Казани, русское войско никак не может взять город, и татары ведут себя надменно:

Ой, татарове по городу похаживают
И всяко грубиянство оказывают,
Оне Грозному царю насмехаются:
«А не быть нашей Казани за белым за царем».

Тогда русские прибегают к обходному маневру, они закладывают в подкоп под казанские стены пороховые бочки, которые, однако, не взрываются к назначенному времени. Свеча, стоящая перед Грозным, догорела, а взрыва не последовало, поэтому царь разгневался, велел пушкарей казнить как «изменщиков». Но молодой пушкарь смело объяснил царю:

Что на ветре свеча горит скорее,
А в земле-то свеча горит тишее.

Действительно, скоро последовал взрыв, в стенах образовались проходы, через которые русское войско вошло в город, царь тогда «весел стал» и велел одарить пушкарей.

Взятие Казани осмыслено в песне как переломный момент для создания государства, тогда Иван Грозный приобрел корону и «царскую перфиду»,

Что тогда-де Москва основалася,
С тех пор ей великая слава.

Но одна песня дает слишком мало материала для характеристики центрального образа; задачу создания образа исторического героя народное творчество будет решать через создание песенных циклов. Некоторые песни цикла о борьбе с татарами используют поэтику фольклора. Такова песня о Кострюке (Мастрюке), созданная по поводу женитьбы Ивана Грозного на черкесской княжне Марии Темрюковне. Главный герой – иноземный князь, брат Марии, изображен в песне сатирически.

Подобно былинным богатырям, Кострюк хочет помериться силой с противником, но вступивший с ним в схватку русский воин одерживает победу. Певцы, описывающие поражение «приезжего похвальщика» не скупятся на сочные подробности, придающие картине комический эффект. Как и в былине, поверженный герой бежит, чтобы спрятаться от позора (под крыльцо).

Образ Ивана Грозного в этой песне вполне традиционный для фольклора XVI века – с одной стороны вымышленный, с другой – исторически достоверный. Песня изображает Грозного прямым и резким, смотрящим на все происходящее с государственных позиций, поэтому концовка песни имеет несколько вариантов: в некоторых Грозный жалует мужику «палаты белокаменные», в других – наказывает борца. В этой песне есть элементы былинной поэтики: мотивы хвастовства, посрамления бахвальщика, типичные зачины и концовки.

Образ Ивана Грозного гораздо сложнее раскрывается в песнях о его гневе на сына, они тоже были весьма распространены (более 80 записей). Сюжет этой песни не имеет отношения к факту убийства царевича Ивана и в основных своих эпизодах является вымышленным. Важным моментом в песне является речь царя на пиру, речь, направленная против бояр. Сам Грозный видит свою заслугу в том, что он вывел «измену Новгорода, Пскова, Москвы», но «наветчики» говорят ему, что измена есть в ближайшем окружении царя – это его сын. В других вариантах сын не верит царю, когда отец расхвастался, что вывел измену:

Где тебе вывести измену изо Пскова,
Где тебе вывести измену из каменной Москвы?
Может быть, измена за столом сидит,
Пьет-ест с тобой с одного блюда.

Разгневался царь, узнав об измене сына, и приказал казнить его страшной казнью. Эпизоды, следующие за приказом царя, в фольклористике рассматриваются по-разному: В.Я.Пропп рассматривает песню как драму семейную, Б.Н.Путилов считает, что эта песня политическая, одна из важных ее особенностей состоит в том, что политическое начало проникает в семейную драму. Спасителем царевича оказывается его дядя Никита Романович, а царевич Федор на протяжении песни – пассивен. Примирение Грозного с сыном обставляется комплексом психологических переживаний, царь-отец последовательно испытывает то ярость, то раскаяние, то отчаяние, то радость. За спасение сына царь жалует шурину вотчину, где мог бы укрыться всякий, нарушивший существовавшие в то время законы. Образ Грозного очень сложен, что обусловлено не только психологическими, но и политическими мотивами. Исторические песни рисуют противоречивый образ Грозного: он мудрый правитель, осознает, что надо прислушиваться к простым людям, в песнях он противопоставлен боярам. Но народ не скрывает и его отрицательные черты – он жесток, вспыльчив. Грозный в песнях – не сказочный царь, а именно русский царь второй половины XVI века, психологические качества которого были известны народу и отразились в фольклорных произведениях. В народном творчестве очень много песен об Иване Грозном; кроме рассмотренных известны песни о покушении на Грозного, о его смерти, о пожаловании казакам Терека и Дона, о смерти царицы Анастасии Романовны и т.д. В них образ царя противопоставлен трусливым и жадным боярам, но он грозен для своих внешних и внутренних врагов. Сочетание положительных и отрицательных черт в образе царя было близко к историческому прототипу.

Среди исторических песен XVI века велико значение цикла песен о Ермаке Тимофеевиче. Этот цикл открывает длинный ряд произведений, посвященных темам освободительной борьбы, темам социальных конфликтов, непосредственных столкновений народных масс с самодержавной властью. В цикл входят песни: «Ермак в казачьем кругу», «Взятие Ермаком Казани», «Ермак взял Сибирь», «Ермак у Ивана Грозного», «Поход на Волгу» и др. Наиболее популярная песня – «Ермак в казачьем кругу» (около 40 вариантов). Начало песни вводит нас в своеобразный мир вольной казачьей жизни. Здесь впервые в народной поэзии предстает обобщенный поэтический образ народной массы, устремленной к вольной жизни. Подлинный глубокий смысл песни, ее проблематика, раскрываются во второй части, которую составляет речь Ермака. В своем выступлении Ермак описывает сложность положения казаков, говорит о царских преследованиях:

Нам на Волге жить – все ворами слыть!
На Яик идти – переход велик!
На Казань итти – Грозен царь стоит.

Ермак предлагает поход в Сибирь. Особенность рассматриваемой песни – отсутствие динамического развития сюжета: экспозиция, завязка – и песня обрывается. Ни один из вариантов песни не знает ее продолжения, везде сюжет ограничен речью атамана. Исследователи считают отличительной особенностью песен их статичность, в них форма двучастной композици с завершающей прямой речью получила большое развитие.

Казаки в своих песнях уверяют, что никогда не выступали против «законного» царя, они поддерживали походы Ивана Грозного на Волгу, во время взятия Казани. Выражая мечту о вольной жизни, народ создал песни о походах Ермака, и о завоевании им Сибири. В песнях описывается трудный и долгий путь маленького отряда Ермака, а когда покорил Ермак Сибирское ханство, то присоединил его к Русскому государству. В песне «Ермак у Ивана Грозного» народный герой говорит царю о заслугах казачества, он выступает от имени угнетенного народа. Создавая обширные повествования о Ермаке, певцы опирались на песенную традицию, они использовали форму речи героя как организующий сюжетно-композиционный элемент. Для этого цикла характерно употребление не эпических, а песенных «общих мест» и художественных приемов.

Одна песня об Иване Грозном или Ермаке не может дать широкого изображения большой исторической темы, не может исчерпать всю проблематику и создать многогранный образ героя. Только через создание цикла преодолевается известная ограниченность исторических песен – сосредоточение содержания песни вокруг одного события, известная статичность повествования, неразвернутость повествования, отсутствие подробной характеристики персонажей. Образование циклов было значительным художественным явлением, отразившим специфические особенности развития русского фольклора.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ПЕСНИ XVII ВЕКА

Исторические песни XVII века широко отразили события русской истории: откликнулись на «смутное время», на смерть сына Ивана Грозного Дмитрия, появление Лжедмитриев, поход поляков на Русь, борьбу против них Минина и Пожарского, походы казаков на Азов, на восстание под предводительством Степана Разина. Песни этого периода создавались в различных социальных слоях – среди крестьян, горожан, солдат, казаков, поэтому возможна различная оценка одних и тех же событий. Песня об убийстве царевича Дмитрия доволно близко воспроизводит обстановку того времени, в ней причиной всех бед, постигших государство, объявляется «лукавство великое», которое присуще группировкам внутри господствующего класса. Для этой песни характерна бессюжетность, отсутствие эпического повествования в раскрытии темы и глубокий лиризм. Лжедмитрий оценивается в народных песнях отрицательно, это Гришка-расстрижка, вор-собака, изменник, приведший на Русь чужеземные войска.

После смерти Бориса Годунова возникли песни-плачи Ксении Годуновой, в которых отразились трагические события 1605 года. Героиня песни не только оплакивает гибель своего отца, ее тревожат мысли о судьбе государства:

Ах милые наши терёмы!
А кому будет в вас да седети
После царского нашего жития
И после Бориса Годунова?

Эти произведения исследователи вполне убедительно характеризуют как лиро-эпические исторические песни. Песни композиционно не закончены, для усиления их лирического воздействия на слушателя использована форма плача-причитания. Польская интервенция, а также борьба за власть в среде русских «княжат» привела к полному развалу Русского государства. Против чужеземных захватчиков успешно выступил молодой воевода М.В.Скопин-Шуйский, еще при его жизни в народе были распространены величальные песни в его честь. Песня «Михайло Скопин» воспроизводит реалистически точно деятельность воеводы, описывает и его неожиданную смерть на пиру, где «кума его крестовая» поднесла ему «стакан меду сладкого», в который «подсыпали зелья лютого». Устные поэтические произведения о Скопине, в которых описывается его гибель, создавались в разных жанрах и во всех социальных группах того времени.

К.Минин и Д.Пожарский – организаторы и вожди народного ополчения – изображены в народной поэзии с большой любовью, их патриотизм и беззаветный героизм воспевается в нескольких песнях. В этих произведениях изображены не только исторические события, но и подчеркнуто, что именно простые люди победили захватчиков, выгнали их с русской земли. В песнях начала XVII века более остро отображена социальная борьба, в них используются разнообразные художественные приемы: традиции лирического причитания, различного вида сатира (в песнях о Лжедмитрии).

Читайте также:  Как берут анализ на мор

Песни о Степане Разине. Исторические песни, возникшие под влиянием разинского восстания, являются самым крупным циклом второй половины XVII века. В песнях этого цикла поэтическая сторона изображения заметно преобладает над конкретностью политической проблематики. Песни стремятся передать красоту вольной жизни, наполненной борьбой, красоту даже самой гибели в этой борьбе. Сподвижники Разина не хотят, чтобы их считали разбойниками, они понимают классовую сущность борьбы:

Уж не воры мы, не разбойнички,
Стеньки Разина мы сподвижнички,
Есауловы мы помощники.

В песнях рассказывается о победах восставших, о том, как разинцы берут города (Астрахань, Яицкий городок), о их плавании по Каспийскому морю, по Волге, отражена и жестокая расправа Разина с «губернаторами»:

Как срубили с губернатора буйну голову,
Они бросили голову в Волгу-матушку реку.

В песенном образе Степана Разина причудливо сочетаются черты реальные и фантастические. Разин – колдун, чародей, волшебник, его и «пулечка не тронет», и «ядрышко не возьмет», никакая тюрьма его не удержит, нарисует он углем на стене лодку, сядет в лодку, плеснет водой, разольется вода от тюрьмы до Волги. Песни рисуют Разина и в лирических раздумьях, за советом он обращается к русской природе:

Не шуми ты, шумка, во поле зеленой дубравы,
Не мешай ты мне, молодцу, думу думати.

Весьма важна в песнях тема отношения Разина к народу, который представлен в них «голытьбой» и казаками. Народ поддерживает Разина, что придает циклу значительную социальную сущность. Сподвижники Разина совершают военные подвиги, берут города, побеждают войска, посланные против восставших. Бояре и воеводы изображены сатирически, они трусливы, но обуреваемы жестокостью и жадностью. Несколько песен рассказывают о разгроме восстания и казни Степана Разина, они очень лиричны, в них используются символические образы: «поползли туманы», «погорели леса», «помутился славный тихий Дон». Народ не хотел верить в гибель своего вождя, поэтому Разину приписывается создание песни «Схороните меня, братцы, между трех дорог. », являющейся завещанием потомкам. В народном творчестве долго бытовали легенды о том, что Разин остался жив, но скрылся в пещерах Жигулевских гор. Как предполагает исследователь исторических песен Б.Н.Путилов, «разинский цикл» способствовал тому, что в русской исторической песне лирическое начало получило значительное развитие и стало равнодействующим с повествовательным.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ПЕСНИ XVIII ВЕКА

Личность и деятельность Петра I вызвала появление ряда произведений, в которых отображен противоречивый образ этого правителя. Народная песня отозвалась и на некоторые события эпохи Петра I: на казнь мятежных стрелков, на гонения раскольников и «старины», на военные походы Петра I (поход на Азов, Северная война, Семилетняя война, война с турками) и отдельные эпизоды Северной войны (Полтавская битва, осада Выборга).

Петр I обрисован и как талантливый деятель, и как человек со своеобразным характером. В народных песнях он сурово карает изменников-бояр и высоко ценит народ, он всегда доступен народу, умный и справедливый государь, талантливый полководец, всегда первый и в тяжелой работе. Царь любовно относится к солдатама, называет их своими «детушками», может померяться силой с простым солдатом или казаком (песня о поединке Петра с драгуном), поощряет подчиненных за проявленную силу, доблесть и особенно за хорошую службу. Даже когда Петр обявляет войну неприятелю, то он заранее скорбит о гибели солдат:

На самом на нем платье черно,
Платье черное, да все кручинно.

Петр I показан несколько идеализированно, он противопоставлен боярам и духовенству. В поэтическом плаче на смерть Петра I, создателя русской армии и флота, «полковничка Преображенского», отражается его тесная связь с армией. Песни о смерти Петра похожи на плачи, на причитания, в них используются традиционные фольклорные образы.

Что померк, померк наш светел месяц,
Потемнело солнце красное.

В песнях начала XVIII века появляется новый герой – солдат, а жанр пополняется солдатской исторической песней. Песни отразили тяжелую солдатскую участь, весь порядок солдатской службы, военный быт, приготовления к походу и сражения. В них отображен патриотизм солдат, их желание защитить родину, подвиги, храбрость, победа над армией шведов. Солдат выполнял свой долг, несмотря на тяжесть службы, строгость и жестокость командиров, предательство и казнокрадство военного начальства. В солдатских исторических песнях изображается и бесчеловечное отношение офицеров, которые издевались над ними, удерживали воинское жалование:

Заедает вор-собака наше жалование,
Кормовое годовое малоденежное.

Некоторые песни передают исторические подробности азовского похода, личное участие царя, активные действия казаков, трудности подступа к городу – «он крепко стоит, к нему не подойти, не подъехать». Народная поэзия начала XVIII века интересна конкретностью описания обстановки, в какой развертывались военные действия, ценна прежде всего общей оценкой событий и ясным показом роли в них солдатской массы. В песне о Полтавской битве описывался ратный подвиг простых солдат, отмечалось, какие жертвы были принесены народом для победы:

Распахана шведская пашня,
Распахана солдатской белой грудью.
Посеяна новая пашня
Солдатскими головами;
Поли’вана новая пашня
Горячей солдатской кровью.

Песни, описывающие участие русской армии в войне против Франции, насыщены историческими фактами, упоминаются осады городов – Берлина, Очакова, Измаила, Варшавы; встречаются имена русских и иностранных выдающихся людей, в них поется о русских полководцах – Румянцеве, Суворове, казачьем бригадире Краснощекове. В некоторых исторических песнях метко схвачены отдельные характерные черточки событий, как например, особый состав армии прусского короля, созданной из наемников и насильно захваченных рекрутов:

У лютого короля
Чужа сила, не своя,
Полонена, нанята,
Золота казна дана –
Сорок тысяч серебра.

В полном соответствии с исторической правдой песни подчеркивают кровопролитность войны, тяжелые поборы и лишения народа. Интересен цикл песен о бригадире казачьего войска Краснощекове, который совершает необычные по дерзости вылазки во вражий город. Переодетый купцом, Краснощеков пробирается в Берлин, высматривает там всю прусскую силу, скупает порох и пушечные ядра, а затем берет город штурмом. В другой песне переодетый Краснощеков приезжает в гости к прусскому королю, который его не узнает. При отъезде он сообщает одураченному королю свое имя и вызывает «во чисто поле гулять, с Краснощековым воевать». В третьей песне герой берет «прусскую укрепушку – Берлин-город» и захватывает в плен «прусскую королеву».

Основным героем военной истории XVIII века выступает великий полководец А.В.Суворов. Личность Суворова, его жизнь и деятельность дали фактический материал для создания образа народного героя. В ряде песен Суворов выступает в исторической обстановке, отражающей его военную биографию: при осаде Очакова, под Варшавой, перед переходом через Альпы. В исторических песнях подчеркивается его близость к солдатам, которых он называет ласково – «детоньки», «братцы-солдатики»; в минуты опасности он их по-отечески поддерживает:

Не страшитесь, мои соколы,
Не робейте, други.

В исторических песнях Суворов противопоставляется начальникам, жившим «неправедно»; солдаты особенно дружелюбно приветствуют своего полководца:

Здравствуй, здравствуй граф Суворов,
Что ты праведно живешь,
Справедливо нас, солдат, ведешь.

В образе Суворова на первый план выступает патриотизм, доброе сердце и решительность; песни подчеркивают ведущую роль Суворова в войнах с неприятелем, именно он спасает всю «рассейскую армию».

Песни об Емельяне Пугачеве. Песни этого цикла близки к разинскому циклу, хотя некоторые сюжеты перерабатываются, приспособляясь к новым событиям и личности Пугачева, народное поэтическое сознание почти не отделяет этих борцов друг от друга. Пугачевские песни более реалистичны, в них нет фантастических элементов, нет мотивов романтической удали. Идея классовой непримиримости по отношению к угнетателям прекрасно выражена в песне «Судил тут граф Панин вора Пугачева», в котрой описана встреча Панина с посаженным в клетку Пугачевым. Народный герой остается не сломленным, он сам может судить Панина, который боится закованного Пугача. Образы в этой песне – типичные образы антагонистических социальных сил, в ней правдиво рассказано о поведении Пугачева во время разговора с графом в Симбирске:

Скажи, скажи, Пугаченька, Емельян Иванович,
Много ли перевешал князей и бояр?
– Перевешал вашей братьи семь сот семи тысяч,
Спасибо тебе, Панин, что ты не попался.
За твою-то бы услугу повыше повесил!

Пугачев рисуется в песнях народным заступником, который отбирает «землю у богатых, скотину» и все это отдает даром беднякам. Политическая направленность песен о Пугачеве яснее, чем в песнях о Разине, в них прослеживается связь с крестьянской поэзией, с казачьими песнями, в них можно отметить и влияние творчества горнозаводских рабочих («Уж ты, ворон сизокрылый. »). Песни о Пугачеве создавались не только русским народом, ведь в восстании принимали участие все народы Поволжья. В устном творчестве башкир, татар, чувашей также есть произведения о Пугачевском восстании. Смерть Пугачева вызвала трогательную песню, напоминающую похоронный плач:

Закатилось солнце красное
Под горой, под горой высокой.
Спокинул нас родной батюшка
Емельян, Емельян Иванович.

В песенном фольклоре о Пугачеве ощутимы не только сильные, но и слабые стороны крестьянского движения, стихийность и неорганизованность восстания. Идеи крстьянской войны под руководством Пугачева отражены и в других фольклорных жанрах: в лирических «разбойничьих» песнях, в народной драме.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ПЕСНИ XIX ВЕКА

В этом цикле наиболее полное отражение получила война 1812 года, которая сыграла большую роль в формировании национального сознания. В них рассказывалось о кровопролитных сражениях, о разорении русских земель, о беспощадном и жестоком неприятеле:

Разорена путь-дороженька
От Можая до Москвы,
Разорил-то путь-дороженку
Неприятель вор-француз.

Народ понимал необходимость защиты родины, а отпор наступающему врагу устная поэзия запечатлела в песнях о Бородино (известно около двадцати вариантов). В этих произведениях метко охарактеризован Наполеон, который «захотел всем светом владать», а когда «вор-француз» разорил Москву, то «потряслася мать-сыра земля». Любимые герои войны 1812 года – Кутузов и Платов. В песнях Кутузов изображается как руководитель народной войны, опытный и храбрый полководец, он разгадывал все планы неприятеля («знал все вывертки французски»). Кутузов уверен в конечной победе, он успокаивает испугавшегося царя. К солдатам он обращается как к «деточкам», знает их нужды и настроения:

Вы стреляйте же, мои деточки, не робейте,
Вы своего свинцю-пороху не жалейте,
Вы своего же французика побеждайте.

Очень интересен образ «вихорь-атамана» Платова, о нем записано много песен среди казаков. Особенно интересна песня о том, как Платов побывал в гостях у французов и беседовал с Наполеоном. Песня построена на художественном вымысле, но поэтический вымысел применен для оценки совершенно реальных событий. Платов – ловкий и отважный разведчик, партизан, всегда готовый к подвигам. Он показан как хороший командир, организатор казачьих масс. Солдаты высоко оценивают деятельность Платова:

Вы не плачьте, не тужите –
Нам Платов поможет.
От своих чистых сердец
Совьем Платову венец.

Во второй половине XIX века окончательно прекращается создание новых циклов устных исторических песен.

Поэтика исторических песен. На протяжении веков менялось содержание и поэтика исторических песен. Ранние исторические песни во многом сохранили традиции поэтики былевого эпоса. В группе песен, по поэтике сближающихся с былинами, можно встретить зачин и запев, характерную для былевого эпоса замедленность действия, создаваемую троекратными повторами и т.д. Эти приемы встречаются в ранней песне об Авдотье Рязаночке, в песне Настасьи Романовны и т.д. Но эти традиции не являются определяющими в построении песенной поэзии.

В песнях XVI века вместо развернутого былинного повествования появляются произведения, в которых сюжет чаще всего ограничивается одним эпизодом, представляющим собой кульминационный пункт в развитии действия. С особенностями построения сюжета исторических песен связано и уменьшение роли гиперболы, теперь гипербола используется не для обозначения действий одного человека, а для обозначения действий коллектива. В песне заметна тенденция к реалистической детали, к высвобождению содержания от фантастического вымысла.

Исторические песни XVII века находятся под большим влиянием лирической песенной поэзии, в них рассказывается об одном эпизоде, но повествуется эмоционально. В них отражается непосредственность и яркость переживаний героев, иногда описанию индивидуальных чувств придается значение общенародных. Так, чувство общей тревоги перед грядущим несчастьем передается в песне-плаче о Скопине-Шуйском. О переживаниях, о горе девушки, потерявшей родных, говорится в песне Ксении Годуновой, которая построена на приеме параллелизма, характерном для всей народной поэзии (малая птичка перепелочка плачет над разоренным гнездом – девушка оплакивает гибель семьи). В цикле песен о Разине превалирует лирическое начало, в них создан обобщенный портрет народного заступника, в котором воплотились представления о мужской силе и красоте. В песнях XVII века получает особое развитие прием сопоставления явлений природы и чувств и переживаний человека: образ поднимающейся тучи – и идущих на воевод разинцев; образ поломанных кустов – и пойманных, закованных в кандалы разинцев и т.д. Построянные эпитеты, рисующие образ Разина, тождественны эпитетам, применямым и к обрисовке безымянных разбойников, они подчеркивают народную любовь к «ясным соколам». В этом цикле песен активно используется прием олицетворения, природа – активный участник событий: «помутился славный тихий Дон».

В песни XVIII века активно проникают реалистические картины из жизни крестьянства, рисуются некоторые черты народных восстаний, кровопролитных войн, которые ведет Россия. Солдатские исторические песни по размеру становятся короче, их напев приближается к походному, маршевому, используется военная лексика, они приобретают музыкально-ритмические формы.

Для исторических песен характерен лирический монолог героя, часто монолог обращен к коллективу, к народной массе – это призывная речь атамана, полководца, вождя: встречается и коллективный монолог (например, песня разинцев «Ты взойди, взойди, солнце красное»). Еще чаще, чем монолог, встречается диалог, используемый в разных ситуациях – царь и добрый молодец, Пугачев и губернатор, русский полководец и пленный офицер и т.д. Исторические песни большое внимание уделяют бытовым деталям, в них часто встречаются прозаизмы, речь приближена к разговорной.

Для исторических песен характерны приемы повтора: повтор одного и того же слова в начале каждой строки (анафора); повтор два раза каждой строки; повтор конца первой строки в начале второй (стык); повторение слов, часто второй раз с уменьшительным суффиксом; повтор словосочетаний и предлогов.

Да поворачивайте, ребята, ко крутому берегу,
Ко крутому бережочку, ко жолтому ко песку,
Ко жолтому ко песочку, ко низовой стороне,
Ко низовой стороне, славной Астрахани.

(В данном примере встречаем: повтор предлогов, повтор слов, второй раз с уменьшительными суффиксами, стык.)

В исторических песнях часто употребляются постоянные эпитеты, сравнения, метафоры, символы, положительный или отрицательный параллелизм:

Не пыль по дороге пылит,
Не дубравушка шумит:
Француз с армией валит,
Он валит-таки валит,
Сам подваливает.

В песнях часто используется прием контраста и при описании военных действий, и при описании жизни нищей России и жизни ее правителей (песня об Аракчееве). Характерной особенностью более поздних песен, особенно песен о войне 1812 года, является использование отдельных формул, строк, целых эпизодов и даже готовых военно-исторических песен о прошлых войнах. Можно отметить в песнях XIX века и влияние литературной поэзии, что подтверждает мысль о том, что народная поэзия в эту эпоху искала новых форм поэтического выражения.

Формы стиха, напева, способа исполнения исторических песен разнообразны. Многие песни в северных районах России исполняются как былины, напевно-декламационным сказыванием. Для южных районов характерно хоровое, многоголосое исполнение песен. В ранних песнях тоническое стихосложение, отсутствие рифмовки, постепенно – через солдатские песни – в них появляется рифма и силлабо-тоническое стихосложение.

Собирание и изучение исторических песен долго велось бессистемно, хотя первые записи относятся к 1620 году. Только в XVIII веке их стали включать в фольклорные сборники: сборник Кирши Данилова, «Песни, собранные П.В.Киреевским», «Собрание разных песен» М.Д.Чулкова. Изучение исторических песен началось сравнительно поздно, что связано с тем, что жанр не отграничивался от былин. Первым отделил исторические песни от былин В.Г.Белинский, в статьях о народной поэзии он употребил термин «исторические песни». Белинский дал оценку известных ему песен, главным образом из сборника Кирши Данилова. Белинский первым отметил жанровые особенности исторических песен, но он невысоко оценивал этот жанр народной поэзии, видимо потому, что в его распоряжении был недостаточный материал. Но критик высоко оценил исторические песни о Ермаке («Какая широкая и размашистая поэзия») и об Иване Грозном («Образ Грозного просвечивает сквозь сказочную неопределенность со всею яркостью громовой молнии»). Русская историческая песня привлекала внимание многих деятелей литературы и культуры. Известен интерес декабристов к разбойничьей и казачьей песне; Пушкин слушал песни о Разине, сам записывал песни о Пугачеве. Глубокое понимание исторических песен свойственно Н.В.Гоголю, он ценил их за связь с жизнью, за верную передачу духа времени, считал, что «история народа разоблачится в них в ясном величии». Особенно плодотворным было изучение исторических песен в конце XIX – начале ХХ в., когда они привлекли внимание таких исследователей, как А.Н.Веселовский, В.Ф.Миллер, Ф.И.Буслаев и др. В ХХ веке продолжается публикация и изучение исторических песен, фольклористы теперь основное внимание стали уделять историческим песням, в которых отразилась борьба народных масс за свое освобождение. Значительный вклад в изучение исторических песен внесли исследования В.К.Соколовой, Б.Н.Путилова, Н.И.Кравцова, В.И.Игнатова и др.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Для студента самое главное не сдать экзамен, а вовремя вспомнить про него. 10138 — | 7555 — или читать все.

источник