Меню Рубрики

Как писать анализ судебной практики

Что делать студенту, когда на правовую задачу, полученную в вузе, нет четкого ответа? Как максимально раскрыть тему курсовой или дипломной работы по праву?

Правильным будет изучить судебную практику.

Для этого потребуется пересмотреть десятки миллионов судебных актов всех судов РФ, выбрать нужную информацию, проанализировать ее и сформировать соответствующую правовую позицию, но, к сожалению, на все это может уйти не один день. Какой же найти выход студенту — будущему юристу?

Можно, конечно, положиться на «авось» или же обратиться к профессиональному помощнику — к системе КонсультантПлюс.

Начинаем работу с судебной практикой

Если вы столкнулись со сложным вопросом и законодательство не дает четкого ответа, значит, самое время перейти в специальный раздел системы КонсультантПлюс «Судебная практика» и быстро найти то, что вам нужно. Конечно, анализ судебной практики требует навыка, так как вам потребуется создать и изучить целую подборку судебных решений. Но важно то, что в системе всегда под рукой актуальная судебная практика, вы здесь можете проводить поиск по судьям, по участникам дел, по пунктам статей, что позволяет быстро найти нужное дело, изучить его со всех сторон и сформировать правовую позицию.

В системе КонсультантПлюс помимо раздела «Судебная практика» вы также можете найти уже готовые подборки судебной практики, в которых эксперты проанализировали различные спорные вопросы и выполнили эту работу за вас. Как их найти? Читайте дальше.

Обращаем внимание на примечания на правой панели и ссылки в статьях законов

Быстро получить важную информацию о практике по конкретным статьям нормативных правовых актов помогут примечания на правой панели.

По ссылке на правой панели напротив заголовков многих статей доступен обзор «Важнейшая практика по статье», где компактно и наглядно представлены все основные выводы из практики судов (а также госорганов), даны разъяснения и обзоры споров за последние 3 года. Здесь также сразу видно, какие могут быть ситуации при применении нормы, к какому исходу они приведут.

Кроме того, ко многим статьям Гражданского кодекса РФ и Арбитражного процессуального кодекса РФ уже сделаны подборки «Правовые позиции высших судов» (Конституционного, Верховного и Высшего Арбитражного судов РФ). Их вы можете найти по ссылке под заголовком статьи.

В каждой такой позиции даны:

  • краткая аннотация;
  • список применимых правовых норм;
  • подборка актов высших судов;
  • если есть расхождения в толковании нормы, то приводятся все точки зрения высших судов по вопросу.

Погружаемся в Путеводители

Если нужно углубиться в изучение конкретного вопроса, получить готовые выводы из судебной практики по спорным вопросам применения Гражданского, Налогового, Трудового кодексов, то лучше всего обратиться к Путеводителям. Их материалы можно найти как по запросу в Быстром поиске, так и по ссылке под заголовками статей нормативных правовых актов.

Нажав кнопку «Развернуть», мы получим перечень спорных ситуаций, каждая из которых подробно рассмотрена. Приведены все точки зрения и даны варианты решения.

Таким образом, готовый анализ судебной практики вы можете получить в: Путеводителе по судебной практике (ГК РФ), Энциклопедии спорных ситуаций, Путеводителе по трудовым спорам, Путеводителе по корпоративным спорам, Путеводителе по спорам в сфере госзаказа.

Итак, теперь вы знаете, куда обращаться, когда вам нужно срочно найти ответ на правовую задачу или подготовить практико-ориентированную курсовую или дипломную работу — судебная практика в системе КонсультантПлюс и многочисленные подборки от экспертов готовы вас выручить в любой сложной ситуации.

Используйте инструменты системы КонсультантПлюс по максимуму!

источник

СЕГОДНЯ ВЫ ПОЗНАКОМИТЕСЬ:

  • с Базовым поиском для получения судебных решений
  • с поиском по источнику опубликования для получения материалов периодических изданий
  • с функцией Обзор изменений законодательства для анализа судебных решений

Анализ арбитражной практики помогает специалисту решить целый ряд задач: выяснить позицию судов по противоречивым моментам законодательства, аргументированно отстоять свою точку зрения в налоговых органах, предположить варианты исхода судебного разбирательства.

Система ГАРАНТ предлагает огромную подборку судебной практики: решения Конституционного Суда, Высшего Арбитражного Суда, Верховного Суда, федеральных арбитражных судов округов, апелляционных судов субъектов Федерации.

Для анализа судебной практики вы можете воспользоваться мощными поисковыми и аналитическими возможностями системы ГАРАНТ, позволяющими экономить время и всегда находить верное решение.

Для закрепления знаний, полученных в ходе занятия, попробуйте самостоятельно выполнить несколько практических заданий.

Довольно часто складывается ситуация, когда необходимо проанализировать судебную практику по определенной тематике. Для получения такой подборки можно обратиться к Базовому поиску – простому и удобному инструменту системы ГАРАНТ. Достаточно отметить вкладку Судебная практика, сформулировать проблему в строке Базового поиска, например налог вычет ндс, и выбрать подходящий вариант из Словаря популярных запросов: налоговый вычет по ндс.


Увеличить

Для получения обзоров судебной практики можно обратиться к целому ряду юридических изданий, представленных в системе ГАРАНТ. Среди них – вестники федеральных арбитражных судов округов, журналы «Законодательство», «Апелляция. Арбитражные споры» и многие другие.

Вы можете изучить ежемесячные обзоры наиболее важных и интересных экономических споров, комментарии к решениям, вынесенным Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, ознакомиться с правоприменительной практикой арбитражных судов всех инстанций.

Чтобы получить интересующие публикации, например из журнала «Актуальная бухгалтерия» за 2009 год, можно воспользоваться поиском по источнику опубликования.

Для этого нужно нажать кнопку на панели инструментов, выбрать команду Поиск по источнику опубликования, а затем указать контекст акт бух 2009 и отметить искомое издание.

Для быстрого анализа принятых судебных решений в системе ГАРАНТ предусмотрена удобная возможность построения обзора изменений законодательства.

С помощью кнопки нужно перейти в карточку ПРАЙМ. Построение обзора изменений законодательства, затем в поле Раздел/Тема выбрать интересующую тематику, а в поле Вид правовой информации – значение Судебная практика. В результате вы получите автореферат – список кратких аннотаций к судебным решениям по интересующей правовой проблеме.


Увеличить


Увеличить


Увеличить

ПРИМЕР 1
ВЫ ХОТИТЕ ИЗУЧИТЬ ПОДБОРКУ СУДЕБНЫХ СПОРОВ О ЗАТРАТАХ НА ПРИОБРЕТЕНИЕ ЛИЗИНГОВОГО ИМУЩЕСТВА

  1. На панели Базового поиска отметьте вкладку Судебная практика.
  2. В строку Базового поиска введите затраты на приобретение лизингового имущества и нажмите кнопку .

В результате вы получите полную подборку судебных решений по вопросам, связанным с затратами на приобретение лизингового имущества.


Увеличить

ПРИМЕР 2
ВЫ ХОТИТЕ ИЗУЧИТЬ ПОДБОРКУ РЕШЕНИЙ АРБИТРАЖНЫХ АПЕЛЛЯЦИОННЫХ СУДОВ ПО ВОПРОСАМ НАЛОГОВЫХ ПРОВЕРОК

  1. Нажмите кнопку на панели инструментов и выберите раздел Поиск по реквизитам.
  2. В поле Орган/Источник введите апелляц и выберите Органы судебной власти РФ и СССР / Арбитражные апелляционные суды.
  3. В поле Раздел/Тема введите налог провер, выберите Налоги и сборы/Налоговый контроль, налоговые проверки и нажмите кнопку .

В результате вы получите подборку судебной практики арбитражных апелляционных судов с учетом заданных параметров.


Увеличить

ПРИМЕР 3
ВЫ ХОТИТЕ ПОЛУЧИТЬ ПОДБОРКУ АННОТАЦИЙ К СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ ПО ВОПРОСАМ БУХГАЛТЕРСКОЙ ОТЧЕТНОСТИ ЗА 2009 ГОД

  1. Нажмите кнопку на панели инструментов и выберите раздел ПРАЙМ. Обзор изменений законодательства.
  2. В поле Раздел/Тема введите бух отчет и выберите Бухгалтерский учет/Бухгалтерская отчетность.
  3. В поле Дата принятия введите С:01.01.09.
  4. В поле Вид правовой информации выберите Судебная практика и нажмите кнопку .

В результате система ГАРАНТ построит подборку аннотаций к судебной практике по интересующей теме.


Увеличить


Увеличить

источник

Анализ судебного решения необходимо сделать письменно, изложив его на отдельном листе, который в последующем приложить к тексту судебного решения.

Творческое задание «Анализ судебного решения спора» (Раздел 17.7 Рабочей программы)

(рекомендуется распечатать только текст на странице 1)

Анализ судебного решения необходимо сделать письменно, изложив его на отдельном листе, который в последующем приложить к тексту судебного решения.

Анализ судебного решения должен содержать :

1. наименование типа того обязательства, его вида и подвида, стороны которого являются истцом, ответчиком (третьим лицом) в судебном споре (в частности, исходя из юридического основания его возникновения, его содержания (предмета договора)).

Например: «Представленный пример судебного акта иллюстрирует спор, возникший между сторонами договора…….(название)……или внедоговорного обязательства (указать вид такого обязательства);

2.наименование сторон обязательства в соответствии с наименованиями сторон, закрепленными в законе, и субъектный состав таких сторон, исходя из конкретных обстоятельств спора. При этом следует иметь ввиду, что истец и ответчик – наименование сторон в судебном споре (процессуальных отношениях). В материальных (гражданско-правовых) такие стороны имеют собственное наименование, что отражено в гражданско-правовых нормах (соответствующих статьях);

3. краткое изложение обстоятельств спора и обстоятельств, которые характеризуют нарушения прав, рассмотренных судом, обоснованное ссылками на статьи нормативно-правовых актов и цитированием в необходимых пределах фрагментов из текста судебного решения;

4. перечень нормативно-правовых актов и указание на отдельные правовые нормы, применяемые к регулированию рассматриваемых гражданско-правовых обязательств (в первую очередь – на главы и статьи ГК РФ), расположенные в определенной системе, иерархии (этот этап целесообразно совместить с этапами (шагами) № № 5, 6, 7, 9);

5. формулировку субъективного гражданского права (прав) той стороны, чье права (права) нарушены в этой ситуации, а также ссылки на статьи нормативно-правового акта, из содержания которых такое право вытекает;

6. указание на формы защиты, которые использовала сторона, чьи права нарушены;

7. указание на способы защиты (формы, меры гражданско-правовой ответственности), которые использовала сторона, чьи права нарушены, обосновав использование таких способов ссылками на конкретные специального характера статьи нормативно-правовых актов, относящиеся к рассматриваемому виду обязательства и текст судебного решения.

Ссылки только на ст.12 ГК РФ являются недостаточными, т.к. она содержит нормы общего характера.

Следует иметь ввиду, что меры гражданско-правовой ответственности – это виды способов защиты. Для применения мер ответственности необходимо указать основания (условия) их применения, предусмотренные в законе за рассматриваемое нарушение субъективных прав стороны обязательства, подкрепив ссылками на статьи нормативно-правового акта) и сформулировать обоснованный вывод о том, имеют ли место (установлены ли судом) эти основании (условия) в ходе разбирательства спора в суде.

8. правовые результаты использованных форм и способов защиты, в том числе, достигнута ли цель восстановления нарушенного права. Если такая цель не достигнута (в удовлетворении исковых требований отказано), — изложить обоснованное мнение о причинах недостижения цели защиты нарушенного субъективного гражданского права;

9. какие еще формы и способы защиты (меры ответственности) могла бы использовать потерпевшая сторона в дополнение к тем, что использовала, обосновав ссылками на конкретные статьи нормативно-правовых актов и конкретные обстоятельства спора.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

источник

Использование теоретической конструкции структуры правоотношений в реальных делах

студента 3 курса 3 группы

Шубина Александра Романовича

Кандидат юридических наук

Архипов Владислав Владимирович

2. Структура правоотношения………………………………………………4

3. Анализ судебной практики……………………………………………….5

В наше время многие начинающие и практикующие юристы часто недооценивают значение учений о сущности права, правоотношений, их структуры и теории права в целом. Многие считают, что их повседневная работа никак не связана с теорией права и знание о ней – абсолютно бесполезно. Как уже было сказано выше, многие юристы пренебрегают этими знаниями, хоть и на интуитивном уровне используют их в своей деятельности. Именно поэтому, на мой взгляд, данная тема весьма актуальна и не будет терять свою актуальность с появлением новых поколений юристов.

В этом я также вижу и цель данной работы: провести исследование и анализ судебной практики, найти и проанализировать целесообразность использования теоретической конструкции структуры правоотношений в решениях судов разного уровня и разной специализации. То есть я найду, приведу в качестве примеров и проанализирую судебные решения, в которых суд выделял составляющие структуры правоотношения.

Также я считаю, что имеет смысл немного углубиться в теорию структуры правоотношения, чтобы более детально описать предмет моего исследования. В связи с этим будет приведено несколько точек зрения на состав структуры правоотношения.

В конце этой работы будет подведён итог, из которого станет ясно, где и как используется структура правоотношения, а также где это было полезно, а где – бесполезно.

Структура правоотношения

Существует несколько основных точек зрения на состав структуры правоотношения, здесь я приведу две из них.

Согласно первой точке зрения структура правоотношения состоит из субъекта, объекта и содержания правоотношения. Вторая же точка зрения гласит, что структура правоотношения состоит из субъекта, объекта, содержания, а также формы правоотношения. Теперь более детально рассмотрим каждый элемент структуры правоотношения в отдельности.

Субъекты правоотношений – лица (физические или юридические), выступающие в качестве носителей субъективных прав и обязанностей, предусмотренных правовыми нормами. Иначе говоря субъекты правоотношений – это стороны правовых отношений. Субъект правоотношения тесно связан с понятием субъекта права, так как невозможно быть субъектом правоотношения и не быть при этом субъектом права и наоборот.

Объекты правоотношений. Существует две позиции по поводу понятия объекта правоотношения: 1) плюралистическая, согласно которой объекты правоотношений это различные предметы и явления материального и духовного порядка; 2) монистическая, согласно которой под объектами правоотношений понимается поведение субъекта права. Для целей, которые стоят передо мной в данной работе более предпочтительно определить объект правоотношения как то, на что направлены юридические права и обязанности субъектов правовых отношений.

Содержание правоотношений также можно определить по разному, в зависимости от того, с какой точки зрения смотреть на структуру правовых отношений. Если рассматривать с первой точки зрения, то содержание правоотношений – сами юридические права и обязанности субъектов правовых отношений. Согласно второй же точке зрения, то содержание правоотношения – поведение субъектов правоотношений посредством которого они реализуют свои права и исполняют обязанности.

Также если рассматривать структуру правоотношения со второй точки зрения, то перед нами помимо трёх общих элементов возникает ещё и форма правоотношения. Её определяют как некую связь между юридическими правами и обязанностями сторон. В данном случае это означает, что юридические права и обязанности приобретают определённую форму, если они правомерны по отношению к правовой норме и соответствуют ей. То есть согласно этому подходу поведение субъектов правоотношений может быть правомерными только когда оно получит определённую правовую форму и будет формализовано постольку, поскольку будет соответствовать правовой норме.

Вторая позиция менее распространена среди учёных, но это ни в коем случае не означает, что её можно игнорировать при рассмотрении вопросов, стоящих передо мной в данной работе. Соответственно моим следующим шагом будет попытка рассмотреть и проанализировать судебную практику с обеих точек зрения, и определить, какой подход наиболее полно и обще может отразить элементы структуры.

Анализ судебной практики.

В этой главе я рассмотрю выдержки из судебной практики, в которой суды прямо выделял различные элементы структуры правовых отношений.

В первую очередь я рассмотрю ряд судебных актов, в которых выделялись субъекты правоотношений. Первый рассмотренный пример – абзац 2 пункта 4 Постановления Пленума ВС РФ от 10 марта 2011г. №2 «О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случае на производстве и профессиональных заболеваний», в котором говорится, о том, что в качестве субъектов обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний признаются застрахованный, страхователь и страховщик. Соотвественно в данном пункте перечислены стороны данного правоотношения Далее же в пункте 5 это же Постановления Верховный суд конкретизировал, каких лиц можно считать нетрудоспособными, тем самым внёс ясность относительно такого субъекта рассматриваемого правоотношения как застрахованные лица.

Также Версховный Суд РФ в данном Постановлении обратил внимание и на содержание данного правоотношения. То есть в данном случае Суд выделил обязанность страхователя застраховать работника, право застрахованного на получение всех видов обеспечения по страхованию, следовательно, если наступит страховой случай, то застрахованный будет иметь право на получение соответствующего обеспечения, а страховщик, соответственно, обязан будет исполнить все свои обязательства перед ним, в том числе оплату расходов на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию. Так можно охарактеризовать содержание данного правового отношения, если придерживаться первой точки зрения на структуру правоотношения. Если же рассматривать этот же текст со второй точки зрения, то тогда мы получаем, что содержанием будет являться исполнение работником своих трудовых обязательств, в процессе чего мог наступить страховой случай, со стороны страхователя – обязанность застраховать работника, а со стороны страховщика исполнить обязательство перед застрахованным работником.

Вот в этом случае и можно обнаружить форму правоотношения – логическую связь между поведением сторон, между их правам и обязанностями. Ведь если в процессе выполнения работником своей трудовой функции не наступит страховой случай, то и у страховщика не будет оснований для исполнения своих обязательств. При этом если страхователь не исполнит свои обязательства перед работником (не застрахует его), то страховщик также не будет связан никакими обязательствами, так как работник не приобретёт статус застрахованного и, соответственно, не будет являться стороной этого правового отношения. Ясно видно, что если рассматривать данное правоотношение со второй точки зрения, то можно более чётко наблюдать всю сущность и динамику правоотношения.

Перейдём к рассмотрению Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. №9 «О судебной практике по делам о наследовании». В первом же пункте данного Постановления Суд определил, что наследственные правоотношения связаны с переходом имущественных прав и обязанностей в порядке универсального правопреемства от наследодателя к наследникам. Далее суд также определил, что получение свидетельства о праве на наследство является правом, а не обязанностью наследника, тем самым внёс ясность в содержание данного правоотношения, определив, что не обязательно получать свидетельство, если наследник этого не желает, и что он свободен сам решать, претендовать на наследство наследодателя или нет. Тем не менее, стороной данного правоотношения из-за этого наследник быть не перестаёт, чему корреспондирует следующий далее вывод Пленума Верховного Суда РФ: «отсутствие такого свидетельства не может служить основанием для отказа в принятии искового заявления по спору о наследстве (статья 134 ГПК РФ), возвращения такого искового заявления (статья 135 ГПК РФ) или оставления его без движения (статья 136 ГПК РФ)». Соответственно у субъекта сохраняется право на объект данного правоотношения.

Также если рассматривать изложенное ниже в этом Постановлении со второй точки зрения на структуру правоотношения, то можно усмотреть содержание правового отношения и в пункте 19, согласно которому наследник утрачивает право на наследство, в случае, если его поведение не соответствует последней воле наследодателя или если он своим поведение совершает противоправные действия в отношении наследодателя или его наследников. То есть Наследник обязан не совершать эти действия, чтобы не утратить право на наследство, что явно является формой наследственного правоотношения. В данном случае мы видим совершенно разное понимание структуры правового отношения, первая точка зрения отражала бы содержание правового отношения в этой его части гораздо хуже, нежели вторая, так как здесь присутствует прямая связь между нарушением юридической обязанности и прекращением права быть субъектом данного правового отношения.

В пункте 35 этого же Постановления Суд прямо выделил объект наследственного правоотношения, указав, что таковым является имущество каким бы оно не было, где бы ни находилось включая то, которое будет обнаружено после принятия наследства. Этот вывод крайне важен, так как далеко не всегда можно чётко определить состав наследства. Вывод о том, что правоотношение не перестаёт действовать после принятия наследства позволяет наследнику сохранять права на вновь обнаруженное наследство.

Также объектом являются и обязательства, оставшиеся у наследодателя к моменту открытия наследства, не прекращающиеся с его смертью. Также не важен срок их исполнения, время их выявления и осведомлённость о них наследников при принятии наследства. Это пояснение Пленум Верховного Суда дал в пункте 58 того же Постановления.

Весьма интересным является и пункт 79, в котором говорится, что в отношении земельных участков, а также зданий, строений и сооружений, стоящих на них завещатель может сделать отдельные распоряжения, в том числе, в отношении только принадлежащего ему строения или только земельного участка. При этом, не могут быть завещаны отдельно часть земельного участка, занятая зданием, строением, сооружением и необходимая для их использования, и само здание, строение, сооружение. Суд специально обратил внимание на это, так как такое распоряжение влечёт в этой части недействительность завещания. Данное правило весьма логично, так как судьба данных объектов должна быть одинаковой и неделимой. Крайне трудно себе представить иную ситуацию, где судьба данных объектов могла бы быть различной.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 апреля 2010 г. №10/22 хотелось бы выделить пункт 24, в котором суд определял субъекта правоотношения в лице ответчика. Согласно данному пункту в случае нахождения самовольной постройки во владении лица, не осуществлявшего самовольного строительства, ответчиком по иску о сносе самовольной постройки является лицо, которое стало бы собственником, если бы постройка не являлась самовольной. Например, в случае отчуждения самовольной постройки – её приобретатель; при внесении самовольной постройки в качестве вклада в уставной капитал – юридическое лицо, получившее такое имущество; в случае смерти физического лица либо реорганизации юридического лица – лицо, получившее имущество во владение. Если право собственности на самовольную постройку зарегистрировано не за владельцем, а за иным лицом, такое лицо должно быть привлечено в качестве соответчика к участию в деле по иску о сносе самовольной постройки (абзац второй части 3 статьи 40 ГПК РФ или часть 2 статьи 46 АПК РФ).

источник

Екатерина Белова,
ведущий преподаватель высшей категории Департамента развития персонала и обучения клиентов ЗАО «ТЛС-ГРУП»

Не секрет, что в настоящее время любое управленческое решение принимается на основе анализа различных документов: это и нормативные акты, и разъяснения по их применению, и комментарии к ним, и, безусловно, судебная практика.

При этом общепринятое мнение о том, что изучением судебной практики в организации занимаются, как правило, только юристы, является не совсем верным. На практике в решении спорных вопросов участвуют и специалисты в сфере финансов, и бухгалтеры, и кадровики, и другие сотрудники организации. Сегодня много компаний работает в сфере оказания различных услуг. Практически в любой такой организации есть специалисты, которые занимаются вопросами качества обслуживания, работой с претензиями со стороны клиентов, взаимодействием с контролирующими органами. Для таких специалистов изучение судебной практики особенно актуально.

В рамках заявленной темы мы рассмотрим, как КонсультантПлюс помогает быстро изучить огромный массив судебной практики.

Предлагаемая к рассмотрению ситуация касается работы специалиста банковского сектора. Мы уже давно не представляем нашей жизни без банков. Банки осуществляют огромное количество операций, которые помогают функционировать и развиваться бизнесу.

В деятельности любого банка существует множество спорных вопросов. Такие ситуации возникают в процессе взаимоотношений банка с клиентами, с государственными органами, с партнерами. Безусловно, некоторые споры разрешаются в судах, однако зачастую специалисты банка при возникновении подобного инцидента пытаются провести ряд мероприятий, целью которых является досудебное урегулирование спорного вопроса.

Если учесть, что в данном процессе, помимо юристов, принимают участие также руководители различных подразделений, сотрудники службы контроля качества обслуживания, и даже рядовые сотрудники банка, то возникает реальная потребность в инструменте, который помогает экономить время при изучении огромного массива судебной практики и гарантирует принятие оптимального решения. Как раз таким инструментом и является СС «КонсультантСудебнаяПрактика: Подборки судебных решений».

СС «КонсультантСудебнаяПрактика: Подборки судебных решений» содержит краткие изложения судебных решений Высшего Арбитражного Суда РФ, Верховного Суда РФ, Конституционного Суда РФ, а также федеральных арбитражных судов всех десяти округов:

по банковской деятельности;

по инвестициям и кредитам;

по гражданско-правовой тематике и другим вопросам.

В подборки включаются только существенные (т олкующие норму закона, типичные из множества похожих судебных решений, наиболее полезные, имеющие практическую ценность для специалистов ) судебные решения по спорам между предприятиями и органами государственной власти. Каждая подборка содержит судебные решения в кратком изложении, с четким выделением выводов суда. Из каждого решения по ссылке можно перейти в полный текст этого документа (если в организации установлены информационные банки с материалами судебной практики).

Подборки судебных решений подготовлены авторитетными юристами с большим опытом практической работы (среди них А. В. Брызгалин, С. В. Сарбаш, В. Н. Трофимов, юристы компании «Налоговая помощь» (TaxHelp) и др.). Они изучили все судебные решения по каждой проблеме, выделили решения наиболее типичные и полезные и кратко их изложили.

Подборки судебных решений позволяют специалисту оперативно провести предварительный анализ судебной практики по интересующему спору, сделать вывод, в чью пользу складывается судебная практика, оценить перспективы исхода дела и целесообразность подачи кассационной или надзорной жалобы.

Кроме того, материалы, содержащиеся в СС «КонсультантСудебнаяПрактика: Подборки судебных решений», помогут при минимальных затратах времени провести анализ судебной практики по применению налогового законодательства, оценить последствия принимаемых решений или подготовиться к судебному разбирательству. Проиллюстрируем это конкретным примером.

Банк по поручению налогового органа приостановил операцию по счету своего клиента. Клиент подал претензию. Давайте выясним, в каких случаях приостановление операций по счетам налогоплательщика в банке признается судом правомерным.

Шаг 1. Введем в строку «Быстрого поиска» «приостановление операций по счетам» и нажмем кнопку «Найти».

В полученном списке мы видим основополагающие нормативные акты по данному вопросу, комментарии к ним, а также материалы из прессы.

Шаг 2. Обратите внимание на то, что в начале списка находится Налоговый кодекс РФ. Открыв его, мы сразу попадаем в статью 76 «Приостановление операций по счетам в банках, а также переводов электронных денежных средств организаций и индивидуальных предпринимателей».

В этой статье Налогового кодекса РФ мы найдем информацию о том, в каких случаях и с какой целью допускается приостановление операций по счетам, о лицах, которые могут принять данное решение, а также о том, какие действия должен совершить банк в этой ситуации.

Приостановление операций по счетам затрагивает интересы нескольких участников финансовых отношений (например, банка, предприятия, налогового органа) и зачастую приводит к судебному разбирательству.

Для того чтобы понять, как действовать в подобной ситуации, недостаточно знания только нормативных актов, нужен анализ судебной практики по конкретному виду правоотношений. Это позволяет минимизировать потери за счет того, что будут известны те нормы, которыми обычно руководствуются суды при вынесении решения.

Анализируя судебную практику, специалисту необходимо ознакомиться не с одним­двумя судебными решениями, а изучить десятки, а порой и сотни документов. Для того чтобы оптимизировать процесс изучения судебной практики рекомендуем вам воспользоваться СС «КонсультантСудебнаяПрактика: Подборки судебных решений».

Шаг 3. Для того чтобы познакомиться с материалами этой системы нажмем кнопку слева от заголовка статьи 76 НК РФ. В построенном списке в левой колонке установим курсор на название ИБ «Подборки судебных решений». Справа мы увидим подборки судебных решений, подготовленные специалистами юридической компании «Налоговая помощь» и журнала «Налоги и финансовое право».

Шаг 4. Откроем, например, материал «Статья 76 «Приостановление операций по счетам в банках организаций и индивидуальных предпринимателей» НК РФ» за 2011 год, подготовленный юридической компанией «Налоговая помощь».

Читайте также:  Хеликобактер пилори какой анализ покажет его

В данной подборке представлены краткие изложения решений федеральных арбитражных судов различных округов, а также Высшего Арбитражного Суда РФ.

Изучив данную подборку, мы узнаем:

какие основания для приостановления операций по счетам налогоплательщика в банке признаются судами неоспоримыми;

в каких случаях приостановление операций по счетам налогоплательщика в банке признается неправомерным.

Например, согласно Постановлению ФАС Поволжского округа от 16.06.2011 № А6522703/2010 представление в налоговый орган декларации по старой (отмененной) форме не является основанием для приостановления операций по счетам налогоплательщика в банке, а ФАС Центрального округа в Постановлении от 28.02.2011 № А143559/2010/163/24 указал, что НК РФ не предусматривает такого действия налогового органа, как отзыв из банка принятого решения о приостановлении операций по счету налогоплательщика.

Как вы видите, нам потребовалось изучить всего несколько страниц текста для того, чтобы разобраться во всех нюансах этой непростой ситуации.

По мнению большинства пользователей, СС «КонсультантСудебнаяПрактика: Подборки судебных решений» является универсальным инструментом, позволяющим в предельно короткие сроки провести предварительный анализ судебной практики. А в том случае, когда необходимо ознакомиться с полным текстом судебного решения, можно быстро перейти в него по гиперссылке.

Шаг 6. Давайте, например, перейдем в текст Постановления ФАС Волго-Вятского округа от 13.09.2011 по делу № А82122/2011.

Ознакомившись с текстом этого Постановления, мы видим, что, по мнению суда, статьями 76 и 101 Налогового кодекса РФ «установлены три самостоятельных основания для приостановления операций по счетам налогоплательщика в банке, а именно:

для обеспечения исполнения решения о взыскании налога или сбора;

в случае непредставления налогоплательщиком организацией налоговой декларации в налоговый орган в течение 10 дней по истечении установленного срока представления такой декларации;

для обеспечения исполнения решения о привлечении к ответственности (об отказе в привлечении к ответственности) по результатам проверок».

Хотим обратить ваше внимание на то, что полный текст судебного решения откроется только в случае, если в вашей организации установлена система, содержащая судебную практику интересующего вас суда. В противном случае вы можете заказать документ, позвонив на Горячую линию нашей компании по телефону (495) 9564222, или воспользоваться сервисом «Онлайн­заказ документов» прямо из интерфейса КонсультантПлюс.

Итак, на данном примере мы увидели, как легко, затратив минимальное количество времени, можно ознакомиться с судебной практикой. Согласитесь, что рассмотренная в статье ситуация представляет интерес не только для специалистов банковского сектора, но и для сотрудников других предприятий.

В СС «КонсультантСудебнаяПрактика: Подборки судебных решений» можно найти материалы и по другим, не менее актуальным вопросам, например:

нарушение порядка работы с денежной наличностью и порядка ведения кассовых операций;

наложение ареста на денежные средства, в банке;

обязанности банка, связанные с учетом налогоплательщиков;

особенности определения расходов банка;

форма кредитного договора;

удостоверение права распоряжения денежными средствами, находящимися на счете;

счета должника в ходе конкурсного производства и многим другим.

Мы уверены, что СС «КонсультантСудебнаяПрактика: Подборки судебных решений» поможет вам в решении многих вопросов.

источник

Анализ судебной практики рассмотрения уголовных дел показывает, что Верховные суды республик, краевые, областные и соответствующие им суды в целом правильно применяют нормы уголовного закона, дифференцированно подходят к назначению наказания, исходя из характера и степени общественной опасности совершенного преступления, личности виновного и совокупности обстоятельств, смягчающих и отягчающих ответственность.

Вместе с тем в ряде случаев они неоправданно не применяют строгие меры наказания к лицам, виновным в совершении особо тяжких преступлений, ранее неоднократно судимым или совершившим несколько преступлений, свидетельствующих о повышенной опасности содеянного и личности виновного. Такие факты влекли за собой отмену приговора с направлением дела на новое судебное разбирательство.

Однако необходимо указать на некоторые ошибки судов, например такие, как недооценка тяжести и степени общественной опасности содеянного и личности виновного, которая допускалась преимущественно по делам об умышленных убийствах. При применении законодательства по этой категории дел суды не всегда учитывали конкретные обстоятельства преступления, мотивы и цели, а также способ убийства и суровость наказания, установленного законом за умышленное убийство.

Ошибочная оценка действий, их необоснованная квалификация по закону о менее тяжком преступлении с назначением наказания, не соответствующего тяжести преступления, нередко делается в результате несоблюдения судом требований УПК РСФСР, которая обязывает принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела.

Несмотря на четкие и ясные предписания закона, а также соответствующие разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, все еще отмечаются факты поверхностного подхода к разбирательству уголовных дел, когда остаются без выяснения обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела, не уделяется достаточного внимания исследованию личности подсудимого, что в итоге приводит к постановлению необоснованного, в том числе и чрезмерно мягкого приговора.

Так, например, Данилова В.Г. следственные органы обвиняли в покушении на умышленное убийство. Однако суд квалифицировал его действия по ст. 207 УК РСФСР, усмотрев в них лишь признаки угрозы убийством, и назначил ему пять месяцев лишения свободы.

Кассационная инстанция по протесту прокурора приговор отменила, и дело направила на новое рассмотрение. В принятом решении Коллегия сослалась на неполноту исследования фактических обстоятельств, от установления которых зависит правильная юридическая оценка совершенных действий и назначение справедливого наказания.

Сургутским городским судом Никитин П.С. был осужден за разбойное нападение к четырем годам лишения свободы. С применением пистолета-зажигалки Никитин совершил нападение на работника киоска, у которого похитил 21200 рублей.

Судебная коллегия по уголовным делам суда Ханты-Мансийского автономного округа действия осужденного квалифицировали как грабеж с насилием со ссылкой на то, что Никитин при нападении угрожал заведомо негодным оружием, и с применением ст. 43 УК РСФСР назначила ему три года лишения свободы.

По протесту прокурора Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отменила приговор и определение кассационной инстанции, дело направила на повторное рассмотрение для более полного исследования фактических обстоятельств и выяснения вопроса, воспринимал ли потерпевший имитацию вооруженного нападения как реальную угрозу применения насилия, для жизни и здоровья.

Коллегия отметила, что назначив Никитину, наказание ниже нижнего предела, предусмотренное законом за разбойное нападение, суд не указал в приговоре, какие исключительные обстоятельства были приняты им во внимание. Мера наказания Никитину избрана без надлежащего учета требований закона, тяжести содеянного и личности виновного.

Неправильное толкование ст. 20 Конституции РФ приводит к ошибочному выводу о недопустимости назначения виновному исключительной меры наказания.

Так, например, Воронежский областной суд по совокупности преступлений осудил к 15 годам лишения свободы Зайцева. Они признан виновным в умышленном убийстве двух сотрудников милиции и водителя инкассатора, а также в покушении на убийство двух инкассаторов и продавца магазина.

При назначении виновному наказания суд учел, что Зайцев ранее не судим, имеет малолетнего ребенка, в то же время указал, что он совершил особо тяжкое преступление – убил троих граждан, причинил вред здоровью других потерпевших и моральные страдания их близким.

Совершенные Зайцевым преступления, как и он сам, представляют исключительную опасность для общества. Суд назначил ему длительный срок лишения свободы в условиях тюрьмы.

Как усматривается из приговора, при обсуждении вопроса о наказании суд исходил из неправильного убеждения, что действующее законодательство с учетом положений ст. 20 Конституции РФ допускает смертную казнь только по приговору суда присяжных, а Воронежский областной суд к таковым не относился.

В определении Коллегии указано также, что суд первой инстанции не привел в приговоре убедительных доводов в обоснование назначенного наказания, не в полной мере учел данные, характеризующие личность виновного, в силу чего определил Зайцеву несправедливую в связи с мягкостью меру наказания.

Нередко приговоры судов и при правильной квалификации содеянного отменялись из-за явной недооценки тяжести, общественной опасности совершенного преступления и личности виновного, а также обстоятельств, отягчающих его ответственность, что приводило к назначению мягкого наказания, не соответствующего содеянному.

Исходя из положений ст. 37 УПК РСФСР не соответствующим тяжести преступления и личности осужденного Коллегия признавала наказание, которое хотя и было назначено в пределах санкции соответствующего уголовного закона, но по своему размеру было явно несправедливым следствие мягкости.

К выводу о несоразмерности назначенного наказания тяжести преступления, о его несоответствии личности осужденного Коллегия приходила в тех случаях, когда наказание необоснованно назначалось с применением ст. 43 УК РСФСР.

Судом Ханты-Мансийского автономного округа по п.п. «е», «з» ст. 102 УК РСФСР был осужден Ищеряков.

Суд установил, что Ищеряков, Ефимов и Попов вместе распивали спиртные напитки. Во время пьянства между Ищеряковым и Ефимовым возник конфликт, в процессе которого Ефимов оскорблял Ищерякова и угрожал ему и его семье. В ответ на эти действия Ищеряков сходил домой, взял нож и дважды ударил Ефимова в сердце, отчего потерпевший тут же скончался. В целях устранения свидетеля убийства Ищеряков нанес ножевое ранение в сердце и Попову, который так же скончался.

За умышленное убийство двух лиц суд с применением ст. 43 УК РСФСР определил виновному 4 года лишения свободы. В обоснование применения указанной статьи суд сослался на то. что Ищеряков ранее преступлений не совершал, вину в содеянном признал и чистосердечно раскаялся, явился с повинной, активно способствовал раскрытию преступления, длительное время трудился на буровых установках, на работе зарекомендовал себя с положительной стороны, у него двое малолетних детей, один из потерпевших вел себя неправильно, допустил в отношении Ищерякова насилие, ранил его.

Указанные обстоятельства суд расценил как исключительные и назначил Ищерякову наказание ниже низшего предел, предусмотренного законом.

По протесту прокурора приговор в отношении осужденного был отменен. Коллегия отметила, что ст. 43 УК РСФСР устанавливает возможность назначения виновному более мягкого наказания, чем предусмотрено законом, лишь при наличии исключительных обстоятельств и если личность подсудимого не представляет большой общественной опасности, что в совокупности существенно уменьшает степень ответственности осужденного.

В данном случае по делу не установлены обстоятельства, которые бы однозначно свидетельствовали о необходимости применения ст. 43 УК РСФСР, и суд не привел в приговоре убедительных доводов в обосновании применения указанной нормы.

Смягчающие вину обстоятельства. на которые суд сослался в своем решении, по оценке Коллегии, недостаточны для признания их исключительными. Суд не учел в полной мере тяжесть содеянного, а также совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения.

При новом рассмотрении дела рекомендовано принять во внимание указанные обстоятельства и назначить Ищерякову наказание, соответствующее тяжести содеянного.

В каждом случае применение ст. 43 УК РСФСР (ст. 64 УК РФ) суд обязан указать, какие именно обстоятельства им признаются исключительными и учитываются при назначении наказания. К сожалению, многие приговоры страдают тем, что в них не всегда системно классифицируются обстоятельства, одни из которых следовало бы отнести к категории смягчающих, а другие — к категории отягчающих наказание. В связи с этим порой трудно определить, на какую совокупность обстоятельств судом сделан акцент в обосновании назначенного наказания.

Суды не всегда учитывают повышенную опасность лица, совершившего несколько преступлений, и, как показывает практика, в большинстве случаев назначают наказание по совокупности преступлений с применением принципа поглощения менее строго наказания более строгим.

Между тем для применения такого принципа по многим делам не было достаточных оснований, вследствие чего назначенная мера наказания по совокупности преступлений признавалась не соответствующей содеянному в силу своей мягкости.

При отмене приговора за мягкостью назначенного наказания одни судьи в определении предписывают усилить наказание при подтверждении вины подсудимого в объеме предъявленного обвинения, другие, отмечая, что приговор является мягким, ограничиваются указанием на необходимость руководствоваться при назначении наказания требованиями ст. 37 УК РСФСР (ст. 60 УК РФ).

Существенные недостатки в применении наказания допускались по делам о преступлениях, совершенных группой лиц. по этой категории дел не всегда соблюдались требования закона о строго индивидуальном подходе к назначению наказания. в то же время при одинаковой роли в совершении преступления, схожих данных о личности виновных мера наказания одним из них определялась явно заниженная, не соответствующая характеру и степени тяжести содеянного.

Нарушение принципа дифференциального подхода при разрешении вопроса о наказании влекло в таких случаях отмену приговора и, как правило, в отношении всех осужденных, хотя речь шла лишь об отдельных лицах, действия которых в ряде случаев непосредственно не были связаны с участием в преступлении других лиц. Такая отмена приговора с неизбежностью приводила к затягиванию разрешения дела, неоправданно длительному содержанию многих обвиняемых в следственном изоляторе.

Приговор может быть признан несправедливым по мотивам мягкости не только основного наказания, но и вследствие неприменения дополнительного наказания, предусмотренного законом. Хотя при рассмотрении уголовных дел не было фактов отмены приговора из-за подобной ошибки, тем не менее отмечались отдельные случаи, когда суды, не мотивировав не назначали дополнительного наказания, хотя его применение было по закону обязательным либо альтернативным.

Следует отметить, что Судебная коллегия, отменив приговоры по значительному количеству уголовных дел за их мягкостью, в то же время далеко не всегда соглашалась с доводами прокуроров и потерпевших, просивших об отмене приговора за мягкостью назначенного наказания. Отказывая в удовлетворении их просьбы. кассационная инстанция в этих случаях, как правило, убедительно мотивировала свое решение. однако по отдельным делам, впоследствии рассмотренным в порядке надзора, приговоры и определения Судебной коллегии были отменены президиумом Верховного Суда РФ.

Изучение судебных решений показывает, что в деятельности судов по применению уголовного законодательства были существенные недостатки. В этих случаях Коллегия принимала необходимые меры по устранению допущенных ошибок, отменяла явно мягкие приговоры и тем самым ориентировала суды на строгое соблюдение норм закона при назначении наказания.

Учитывая, что вопросы назначения наказания имеют большое значение в практике рассмотрения уголовных дел, Верховный суд РФ намерен и впредь анализировать эту проблему, но уже по результатам применения наказания в соответствии с новым уголовным законодательством, введенным в действие с 1 января 1997.

источник

1) Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа, Постановление от 6 апреля 2009 г. по делу №А56-10633/2008 Федеральный Арбитражный суд Северо-Западного округа постановление от 6 апреля 2009 г. по делу NА56-10633/2008

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Кочеровой Л.И., судей Боглачевой Е.В., Пастуховой М.В., при участии от Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы №4 по Санкт-Петербургу Анисимовой А.В. (доверенность от 12.01.2009 №03-30-09/00030), Голоса В.Ю. (доверенность от 12.01.2009 №03-30-09/00032), от иностранной организации «Британский совет» (Великобритания) представительство в Санкт-Петербурге Галияхметова Р.Р. (доверенность от 07.06.2007 78 ВЖ №801210), Петрыкина А.А. (доверенность от 20.03.2008), Сосновского С.А. (доверенность от 07.06.2007 78 ВЖ №801210), Щекина Д.М. (доверенность от 16.01.2008 78 ВЗ №563692), Алана Джексона (доверенность от 12.02.2009), Розмари Айлин Хилхорст (доверенность от 15.09.2008), рассмотрев 01.04.2009 в открытом судебном заседании кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы №4 по Санкт-Петербургу на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 31.07.2008 (судья Вареникова А.О.) и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.12.2008 (судьи Горбачева О.В., Будылева М.В., Семиглазов В.А.) по делу №А56-10633/2008,

Иностранная организация «Британский совет» (Великобритания) — представительство в Санкт-Петербурге (далее — Организация) обратилась в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением, уточненным в порядке, предусмотренном статьей 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ), о признании недействительными решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы №4 по Санкт-Петербургу (далее — Инспекция, налоговая инспекция, налоговый орган) от 18.01.2008 №12-31/6 и требования от 03.04.2008 №154 в части доначисления и предложения уплатить:

— 3 403 145 руб. 40 коп. налога на прибыль за 2004 год;

— 3 021 932 руб. 60 коп. налога на прибыль за 2005 год;

— привлечения к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — НК РФ, Кодекс), за неполную уплату налога на прибыль за 2004 год в виде взыскания 1 202 511 руб. штрафа;

— привлечения к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 НК РФ, за неполную уплату налога на прибыль за 2005 год в виде взыскания 604 386 руб. 52 коп. штрафа;

— уменьшения заявителю убытка по налогу на прибыль за 2006 год на 4 983 764 руб.;

— 359 223 руб. налога на добавленную стоимость (далее — НДС) за 2006 год;

— привлечения к ответственности на основании пункта 1 статьи 122 Кодекса за неполную уплату НДС в виде взыскания 71 845 руб. штрафа;

— 270 409 руб. НДС за 2005 год;

— привлечения к ответственности на основании статьи 123 НК РФ за неисполнение обязанностей налогового агента по НДС в виде взыскания 54 082 руб. штрафа;

— 1 781 493 руб. 53 коп. единого социального налога (далее — ЕСН) за 2004 год;

— 2 680 131 руб. 23 коп. ЕСН и 1 052 267 руб. взносов на обязательное пенсионное страхование (далее — взносов на ОПС, страховых взносов на ОПС) за 2005 год;

— 2 693 459 руб. ЕСН и 1 155 203 руб. взносов на ОПС за 2006 год;

— привлечения к налоговой ответственности на основании пункта 1 статьи 122 Кодекса за неполную уплату ЕСН в виде 819 651 руб. штрафа за 2004 год, 325 572 руб. 85 коп. штрафа за 2005 год; 307 651 руб. штрафа за 2006 год;

— начисления пеней на перечисленные суммы налогов;

— привлечения к налоговой ответственности на основании статьи 119 НК РФ за непредставление налоговой декларации по налогу на прибыль организаций за 2004 год в виде взыскания 17 436 404 руб. штрафа;

— привлечения к налоговой ответственности на основании статьи 119 Кодекса за непредставление деклараций по ЕСН за 2004 год в виде взыскания 11 884 934 руб. штрафа и за 2005 год в виде взыскания 4 400 187 руб. штрафа.

Суд первой инстанции решением от 31.07.2008 требования заявителя удовлетворил частично. Оспариваемые решение и требование налогового органа признаны недействительным в части:

— доначисления 3 285 493 руб. налога на прибыль за 2004 год;

— доначисления 3 007 688 руб. налога на прибыль за 2005 год;

— привлечения к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 НК РФ, за неполную уплату налога на прибыль за 2004 год в виде взыскания 1 202 511 руб. штрафа;

— привлечения к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Кодекса, за неполную уплату налога на прибыль за 2005 год в виде взыскания 601 537 руб. штрафа;

— уменьшения на 4 983 764 руб. убытка по налогу на прибыль за 2006 год;

— доначисления 359 223 руб. НДС за 2006 год;

— привлечения к ответственности на основании пункта 1 статьи 122 НК РФ за неполную уплату НДС в виде взыскания 71 845 руб. штрафа;

— привлечения к ответственности на основании статьи 123 Кодекса за неисполнение обязанностей налогового агента по НДС в виде взыскания 54 082 руб. штрафа;

— доначисления 1 781 494 руб. ЕСН за 2004 год;

— доначисления 2 680 131 руб. ЕСН и 1 052 267 руб. взносов на ОПС за 2005 год;

— доначисления 2 693 459 руб. ЕСН и 1 155 203 руб. взносов на ОПС за 2006 год;

— привлечения к налоговой ответственности на основании пункта 1 статьи 122 НК РФ за неполную уплату ЕСН в виде 819 651 руб. штрафа за 2004 год, 325 573 руб. штрафа за 2005 год; 307 651 руб. штрафа за 2006 год;

— начисления пеней на перечисленные суммы налогов;

— привлечения к налоговой ответственности на основании пункта 2 статьи 119 Кодекса за непредставление налоговой декларации по налогу на прибыль организаций за 2004 год в виде взыскания 16 890 992 руб. штрафа;

— привлечения к налоговой ответственности на основании пункта 2 статьи 119 НК РФ за непредставление деклараций по ЕСН за 2004 год в виде взыскания 11 065 284 руб. штрафа и за 2005 год в виде взыскания 4 189 734 руб. штрафа.

В удовлетворении остальной части заявленных требований отказано.

С Инспекции в пользу Общества взысканы судебные расходы по оплате государственной пошлины в размере 6 000 руб.

Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.12.2008 решение суда первой инстанции отменено в части привлечения заявителя к налоговой ответственности на основании статьи 119 Кодекса за непредставление налоговой декларации по налогу на прибыль организаций за 2004 год в виде 545 412 руб. штрафа, налоговой декларации по ЕСН за 2004 год в виде 819 650 руб. штрафа, доначисления 270 409 руб. НДС за 2005 год.

В указанной части оспариваемые ненормативные акты налогового органа признаны недействительными. В остальной части решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе налоговая инспекция, ссылаясь на неправильное применение судебными инстанциями норм материального права и несоответствие выводов судебных инстанций фактическим обстоятельствам дела, просит отменить решение суда первой инстанции в части:

— доначисления 3 285 493 руб. налога на прибыль за 2004 год;

— доначисления 3 007 688 руб. налога на прибыль за 2005 год;

— привлечения к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 НК РФ, за неполную уплату налога на прибыль за 2004 год в виде взыскания 1 202 511 руб. штрафа;

— привлечения к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Кодекса, за неполную уплату налога на прибыль за 2005 год в виде взыскания 601 537 руб. штрафа;

— уменьшения на 4 983 764 руб. убытка по налогу на прибыль за 2006 год;

— доначисления 359 223 руб. НДС за 2006 год;

— привлечения к ответственности на основании пункта 1 статьи 122 НК РФ за неполную уплату НДС в виде взыскания 71 845 руб. штрафа;

— доначисления 1 781 494 руб. ЕСН за 2004 год;

— доначисления 2 680 131 руб. ЕСН и 1 052 267 руб. взносов на ОПС за 2005 год;

— доначисления 2 693 459 руб. ЕСН и 1 155 203 руб. взносов на ОПС за 2006 год;

— привлечения к налоговой ответственности на основании пункта 1 статьи 122 Кодекса за неполную уплату ЕСН в виде 819 651 руб. штрафа за 2004 год, 325 573 руб. штрафа за 2005 год; 307 651 руб. штрафа за 2006 год;

— начисления пеней на перечисленные суммы налогов;

— привлечения к налоговой ответственности на основании статьи 119 НК РФ за непредставление налоговой декларации по налогу на прибыль организаций за 2004 год в виде взыскания 16 890 992 руб. штрафа;

— привлечения к налоговой ответственности на основании статьи 119 Кодекса за непредставление деклараций по ЕСН за 2004 год в виде взыскания 11 065 284 руб. штрафа и за 2005 год в виде взыскания 4 189 734 руб. штрафа.

Отменить постановление апелляционного суда в части признания недействительными оспариваемых решения и требования, в части привлечения заявителя к налоговой ответственности на основании статьи 119 НК РФ за непредставление налоговой декларации по налогу на прибыль организаций за 2004 год в виде 545 412 руб. штрафа, налоговой декларации по ЕСН за 2004 год в виде 819 650 руб. штрафа, доначисления 270 409 руб. НДС за 2005 год.

В указанной части принять по делу новый судебный акт. Кроме того, налоговый орган просит произвести возврат ошибочно уплаченной государственной пошлины по кассационной жалобе в сумме 1 000 руб.

В судебном заседании представители Инспекции поддержали доводы, приведенные в кассационной жалобе, просили ее удовлетворить. Представители Организации, считая постановление апелляционной инстанции законным и обоснованным, просили оставить его без изменения, а жалобу Инспекции — без удовлетворения по мотивам, приведенным в отзыве на кассационную жалобу, представленном в суд.

Законность обжалуемых судебных актов проверена в кассационном порядке.

Как видно из материалов дела, Инспекцией в период с 28.05.2007 по 06.12.2007 проведена выездная налоговая проверка иностранной организации «Британский совет» (Великобритания) в части деятельности представительства в Санкт-Петербурге за период с 01.01.2004 по 31.12.2006. По результатам проверки Инспекция составила акт от 06.12.2007 №15 и приняла решение от 18.01.2008 №12-31/6. Данным решением заявитель в частности привлечен к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренного:

— пунктом 1 статьи 122 НК РФ, в виде 3 331 617 руб. 37 коп. штрафа;

— статьей 123 Кодекса, в виде 54 082 руб. штрафа;

— статьей 119 НК РФ, в виде 33 721 525 руб. штрафа.

Организации доначислено: 6 425 078 руб. налога на прибыль, 629 632 руб. НДС, 7 155 083 руб. 76 коп. ЕСН, 2 207 470 руб. взносов на ОПС.

Заявителю также уменьшен убыток по налогу на прибыль за 2006 год на 4 983 764 руб. и начислены пени за несвоевременную уплату названных сумм налогов.

На основании принятого решения Инспекция направила Организации требование №154 об уплате налога, сбора, пени, штрафа по состоянию на 03.04.2008.

Основанием для привлечения Организации к ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Кодекса, доначисления налога на прибыль и соответствующих пеней послужили следующие обстоятельства.

Согласно документам первичного учета, восстановленного налогового и бухгалтерского учета налогоплательщика доходы от реализации услуг за 2004 год составили 29 797 223 руб., расходы, связанные с производством и реализацией услуг, — 5 118 883 руб., превышение внереализационных доходов над внереализационными расходами — 373 964 руб. Инспекция на основании указанных сведений налогоплательщика определила базу, облагаемую налогом на прибыль, которая составила 25 052 304 руб., и исчислила налог на прибыль за 2004 год в сумме 6 012 553 руб. Сам же налогоплательщик налоговую декларацию по налогу на прибыль за 2004 год в налоговый орган не представлял, налог на прибыль не исчислил и в бюджет не уплатил.

В декларации по налогу на прибыль за 2005 год Организация заявила убыток в размере 9 406 947 руб.; доходы от реализации услуг за 2005 год по декларации составили 30 391 957 руб., расходы — 39 798 904 руб., в том числе расходы, связанные с производством и реализацией услуг, — 8 060 489 руб., внереализационные расходы — 31 738 415 руб.

Однако в ходе налоговой проверки Инспекцией было установлено, что согласно документам первичного учета, восстановленного налогового и бухгалтерского учета налогоплательщика доходы от реализации услуг за 2005 год составили 35 789 347 руб., расходы, связанные с производством и реализацией услуг, — 9 400 269 руб., превышение внереализационных расходов над внереализационными доходами — 43 628 руб. Инспекция на основании указанных сведений налогоплательщика определила базу, облагаемую налогом на прибыль, которая составила 26 345 450 руб., и исчислила налог на прибыль за 2005 год в сумме 6 322 908 руб.

В налоговой декларации по налогу на прибыль за 2006 год Организация заявила убыток в размере 8 306 402 руб. В результате налоговой проверки Инспекцией подтвержден убыток только в размере 3 322 638 руб. Сумма неподтвержденного налоговым органом убытка за 2006 год составила 4 983 764 руб. При этом Инспекция в акте проверки и в решении о привлечении налогоплательщика к ответственности обосновала непринятие убытка в названной сумме следующим образом. Организация в 2006 году осуществляла коммерческую и некоммерческую деятельность. По некоммерческой деятельности получала целевое финансирование. В 2006 году оно составило 55 573 598 руб. В связи с осуществлением Организацией коммерческой деятельности выручка от реализации услуг в 2006 году составила 6 567 304 руб., в том числе от тестирования и экзаменов — 5 797 316 руб. (88% от общего объема), от услуг библиотеки — 769 988 руб. (12% от общего объема выручки). Расходы, связанные с производством и реализацией услуг, показаны налогоплательщиком в сумме 14 874 661 руб., в том числе расходы на оплату труда — 5 282 757 руб., услуги сторонних организаций — 5 804 529 руб., арендная плата — 2 526 287 руб. В ходе проверки налоговым органом было установлено, что Организация согласно договору аренды №280206-ВС от 28.03.2006 арендовала нежилые помещения 42-Н и 90-Н по адресу: Санкт-Петербург, Невский проспект, дом 32-34, литер А, площадью 397,3 кв.м и 213,7 кв.м соответственно, в связи с чем несла затраты по аренде этих помещений, а также расходы по их ремонту, который выполняли сторонние организации. В конце каждого месяца налогоплательщик списывал расходы по аренде помещения 42-Н на балансовый счет 20 (расходы, связанные с производством и реализацией), а по аренде помещения 90-Н — на балансовый счет 26 с последующим отнесением этих расходов на счет 86 «Средства целевого финансирования». Расходы, связанные с ремонтом названных помещений, составили в 2006 году 8 848 421 руб. (включая НДС) и были отнесены налогоплательщиком к коммерческой деятельности в размере 50,45% от общей суммы расходов, что составило 3 783 075 руб., к некоммерческой деятельности — 49,55%. Инспекция не согласилась с распределением расходов, связанных с арендой помещений и ремонтом этих помещений, произведенным налогоплательщиком между некоммерческой деятельностью и коммерческой деятельностью, указав, что при определении финансового результата за 2006 год Организацией необоснованно в состав расходов, связанных с производством и реализацией услуг, по статье «арендная плата» включена стоимость аренды только 5 этажа (помещение 42-Н) в размере 2 526 287 руб. Показатель, который использует заявитель при распределении расходов по арендной плате, а именно: площадь помещений, занимаемых коммерческими и некоммерческими отделами, принять в 2006 году в качестве экономически обоснованного показателя нельзя, так как большую часть года данные помещения вообще не использовались компанией. Кроме того, при учете площади помещений сложно определить, где осуществляется деятельность по коммерческим и некоммерческим направлениям. Следовательно, при осуществлении компанией в отчетном периоде двух видов деятельности: коммерческой и некоммерческой, такие расходы, как аренда помещений, подлежат распределению пропорционально объему выручки и финансирования. Указанное также относится к расходам, связанным с проведением ремонта арендуемых помещений в спорном периоде.

Читайте также:  Хгч анализ как точно показывает беременность

Поскольку Организация, получив акт проверки, в возражениях на акт ссылалась на то, что в ходе проверки Инспекция не приняла расходы на оплату труда, понесенные налогоплательщиком в 2004 и 2005 году, суммы ЕСН, уплаченные в бюджет с начисленной оплаты труда, а также на пропуск налоговым органом срока привлечения к ответственности за неуплату налогов за 2004 год, установленного статьей 113 НК РФ, в решении от 18.01.2008 №12-31/6 Инспекция отклонила эти доводы. Приведенные возражения налогоплательщика не были приняты Инспекцией, так как расходы в виде сумм заработной платы и ЕСН при определении налоговой базы заявитель самостоятельно не учитывал. Уточненные декларации по налогу на прибыль в связи с наличием таких затрат заявитель не представлял, в связи с чем у налогового органа не имеется оснований для уменьшения налогооблагаемой базы по налогу на прибыль на суммы этих затрат. В соответствии с пунктом 6 статьи 7 Федерального закона от 27.07.2006 №137-ФЗ, которым были внесены изменения в положения статьи 113 Кодекса, закреплено, что в случае, если течение предусмотренных законодательством о налогах и сборах сроков не завершилось до 01.01.2007, то указанные сроки исчисляются в порядке, действовавшем до дня вступления в силу названного закона. Поэтому Инспекция сделала вывод о том, что в данном случае подлежит применению пункт 1 статьи 113 НК РФ в редакции, действовавшей до вступления в силу указанного закона, с учетом положений постановления Конституционного суда Российской Федерации от 14.07.2005 №9-П, а следовательно, течение срока давности привлечения к налоговой ответственности прекратилось с 06.12.2007 (момента составления акта выездной налоговой проверки).

Организация, не соглашаясь с решением налогового органа, в заявлении, направленном в арбитражный суд, ссылается на то, что в нарушение пункта 3 статьи 236, статьи 252, пунктов 1 и 21 статьи 255, подпункта 1 пункта 1 статьи 264 НК РФ налоговый орган, отразив наличие расходов и доначислив ЕСН на суммы выплат, не принял данные расходы и суммы налога в уменьшение налоговой базы по налогу на прибыль.

По мнению Организации, Инспекция неправомерно применила ответственность по пункту 1 статьи 122 Кодекса за неуплату налога на прибыль за 2004 год, поскольку на момент вынесения Инспекцией оспариваемого решения истек установленный статьей 113 НК РФ срок давности привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения. Норма новой редакции статьи 113 Кодекса, устанавливающая, что срок давности привлечения к ответственности прекращает течение в момент вынесения решения налогового органа, по своей природе является гарантией защиты прав налогоплательщика. Поэтому данная норма в силу пункта 3 статьи 5 НК РФ имеет обратную силу и должна быть применена к заявителю.

Заявитель считает, что арендная плата за нежилое помещение, расположенное на пятом этаже здания (№42-Н), как затраты, произведенные для осуществления коммерческой деятельности, в полном объеме уменьшают налоговую базу по налогу на прибыль за 2006 год, поскольку названное помещение предназначено для размещения библиотечного фонда и оказания библиотечных услуг. Расходы на ремонт этого помещения по тем же основаниям правомерно отнесены к расходам, связанным с коммерческой деятельностью. В соответствии с учетной политикой Организации заявитель правомерно распределял расходы по аренде помещений и их ремонту по видам деятельности, исходя из площади помещений, занимаемых коммерческими и некоммерческими отделами, принимая расходы в части аренды коммерческих помещений в качестве прямых. Примененная Организацией методика не противоречит положениям Кодекса. Аналогичным образом должны оцениваться расходы на ремонт арендованных помещений.

Арбитражный суд первой инстанции, частично удовлетворяя требования заявителя по данным эпизодам, сослался на то, что в силу подпункта 2 статьи 247 НК РФ в отношении доходов, признаваемых объектом налогообложения, заявитель признается плательщиком налога на прибыль и на него в полной мере распространяются приведенные нормы Кодекса, в связи с чем при исчислении налога на прибыль, подлежащего уплате в бюджет, должны учитываться расходы заявителя, в том числе расходы на оплату труда, связанные с коммерческой деятельностью Организации. Поскольку наличие расходов на оплату труда налогоплательщиком доказано, суд признал неправомерными доводы Инспекции о непредставлении налогоплательщиком уточненных деклараций по налогу на прибыль за 2004 и 2005 год в связи с наличием таких расходов.

Суд также согласился с тем, что суммы ЕСН, относящиеся к заработной плате работников, занятых в коммерческой деятельности Организации, Инспекция должна была учесть в составе расходов в целях налогообложения прибыли за 2004 и 2005 год, но отклонил довод налогоплательщика в части сумм ЕСН, относящихся к заработной плате сотрудников, занятых в некоммерческой деятельности, указав, что они не могут быть включены в состав расходов по налогу на прибыль, исчисляемому с доходов от коммерческой деятельности налогоплательщика, поскольку иное противоречило бы положениям главы 25 НК РФ.

Суд апелляционной инстанции оставил без изменения решение суда в части этих эпизодов. Однако по 2004 году привел иные основания недействительности решения и требования налогового органа. Апелляционный суд указал, что поскольку заявитель в 2004 году не имел созданных на территории города Санкт-Петербурга в установленном порядке филиалов и постоянных представительств, вывод налогового органа о совершении Организацией налогового правонарушения в виде занижения налоговой базы по налогу на прибыль не соответствует требованиям Кодекса.

В своей кассационной жалобе Инспекция просит отменить обжалуемые судебные акты в части данных эпизодов.

При этом податель жалобы ссылается на то, что постоянное представительство иностранной организации считается образованным с начала регулярного осуществления предпринимательской деятельности через ее отделение.

Инспекция считает, что, исследуя вопрос о возможности вхождения заявителя в состав Генерального консульства Великобритании в Санкт-Петербурге (далее — Консульство, Генеральное консульство Великобритании в Санкт-Петербурге) в части осуществления предпринимательской (коммерческой) деятельности, как структурного подразделения, необходимо учитывать положения статьи 5 Венской конвенции «О консульских сношениях» от 24.04.1963, а также положения раздела IV «Консульские функции» Консульской конвенции между СССР и Соединенным Королевством Великобритании и Северной Ирландии от 02.12.1965, а также Меморандума о взаимопонимании относительно учреждения консульских представительств Российской Федерации и Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии на территории каждого государства от 30.01.1992. Ни в одном из перечисленных международных актов не предусмотрена возможность осуществления ни Консульством, ни его структурным подразделением предпринимательской (коммерческой) деятельности. Таким образом, деятельность заявителя в части осуществления предпринимательской (коммерческой) деятельности рассматривать как деятельность структурного подразделения Консульства не представляется возможным. Данный вид деятельности на основании пунктов 2 и 3 статьи 306 Кодекса в целях налогообложения необходимо рассматривать как деятельность постоянного представительства иностранной организации «Британский совет» (Великобритания) на территории Российской Федерации (в Санкт-Петербурге).

Суммы расходов на оплату труда и уплату ЕСН в 2004 — 2005 годах сам налогоплательщик не учел в составе расходов, уменьшающих доходы. В период проверки никаких корректировок в учет расходов он не вносил, хотя в соответствии со статьей 81 НК РФ ему предоставлено такое право.

По мнению Инспекции, заявитель правомерно привлечен к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 Кодекса за неуплату налога на прибыль за 2004 год, поскольку срок давности привлечения к налоговой ответственности, который необходимо исчислять в соответствии со статьей 113 НК РФ в редакции, действовавшей до вступления в силу положений Федерального закона от 27.07.2006 №137-ФЗ, на момент составления акта выездной налоговой проверки не истек.

При вынесении обжалуемого постановления апелляционным судом не было принято во внимание то, что у налогового органа отсутствовала возможность определить, в каких конкретно арендуемых помещениях осуществлялась деятельность по коммерческим и некоммерческим направлениям, и, соответственно, распределить расходы в виде арендной платы в соответствии с положениями пункта 3.7 приказа об учетной политике Организации.

Налоговый орган считает, что судами не приняты во внимание положения пункта 3.4 приказа об учетной политике заявителя, которыми предусмотрено, что «расходы, которые не могут быть непосредственно отнесены на затраты по конкретному виду деятельности, распределяются пропорционально доле соответствующего дохода в суммарном объеме всех доходов». Распределение расходов на проведение ремонтных работ в арендуемых помещениях в учетной политике Организации не отражено. Следовательно, к данным расходам также необходимо применять положения пункта 3.4 приказа об учетной политике заявителя.

Суд кассационной инстанции, изучив материалы дела, проверив доводы жалобы и выслушав представителей лиц, участвующих в деле, считает, что кассационная жалоба налогового органа в указанной части не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 246 Кодекса налогоплательщиками налога на прибыль организаций признаются иностранные организации, осуществляющие свою деятельность в Российской Федерации через постоянные представительства и (или) получающие доходы от источников в Российской Федерации.

В силу статьи 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком.

Прибылью в целях главы 25 Кодекса признается: для иностранных организаций, осуществляющих деятельность в Российской Федерации через постоянные представительства, — полученные через эти постоянные представительства доходы, уменьшенные на величину произведенных этими постоянными представительствами расходов, которые определяются в соответствии с названной главой; для иных иностранных организаций — доходы, полученные от источников в Российской Федерации. Доходы указанных налогоплательщиков определяются в соответствии со статьей 309 НК РФ.

Согласно пункту 2 статьи 309 Кодекса доходы, полученные иностранной организацией от продажи товаров, иного имущества, кроме указанного в подпунктах 5 и 6 пункта 1 настоящей статьи, а также имущественных прав, осуществления работ, оказания услуг на территории Российской Федерации, не приводящие к образованию постоянного представительства в Российской Федерации в соответствии со статьей 306 настоящего Кодекса, обложению налогом у источника выплаты не подлежат.

Пункт 2 статьи 306 НК РФ предусматривает, что под постоянным представительством иностранной организации в Российской Федерации для целей настоящей главы понимается филиал, представительство, отделение, бюро, контора, агентство, любое другое обособленное подразделение или иное место деятельности этой организации, через которое организация регулярно осуществляет предпринимательскую деятельность на территории Российской Федерации, связанную с: пользованием недрами и (или) использованием других природных ресурсов; проведением предусмотренных контрактами работ по строительству, установке, монтажу, сборке, наладке, обслуживанию и эксплуатации оборудования, в том числе игровых автоматов; продажей товаров с расположенных на территории Российской Федерации и принадлежащих этой организации или арендуемых ею складов; осуществлением иных работ, оказанием услуг, ведением иной деятельности, за исключением предусмотренной пунктом 4 настоящей статьи.

Постоянное представительство иностранной организации считается образованным с начала регулярного осуществления предпринимательской деятельности через ее отделение (пункт 3 статьи 306 Кодекса).

Статья 7 НК РФ устанавливает, что если международным договором Российской Федерации, содержащим положения, касающиеся налогообложения и сборов, установлены иные правила и нормы, чем предусмотренные Кодексом и принятыми в соответствии с ним нормативными правовыми актами о налогах и (или) сборах, то применяются правила и нормы международных договоров Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 1 статьи 5 Конвенции между Правительством Российской Федерации и Правительством Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии об избежании двойного налогообложения и предотвращении уклонения от налогообложения в отношении налогов на доходы и прирост стоимости имущества от 15.02.1994 (далее — Конвенция 1994 года) для целей Конвенции термин постоянное представительство означает постоянное место деятельности, через которое предприятие договаривающегося государства полностью или частично осуществляет предпринимательскую деятельность в другом договаривающемся государстве.

Согласно пункту 7 статьи 5 Конвенции 1994 года тот факт, что компания, являющаяся лицом с постоянным местом пребывания в одном Договаривающемся государстве, контролирует или контролируется компанией, являющейся лицом с постоянным местом пребывания в другом Договаривающемся государстве, или осуществляет предпринимательскую деятельность в этом другом государстве (либо через постоянное представительство, либо каким-либо иным образом), сам по себе не превращает одну из этих компаний в постоянное представительство другой.

В силу пункта 1 статьи 7 Конвенции 1994 года прибыль предприятия Договаривающегося государства облагается налогом только в этом государстве, если только такое предприятие не осуществляет предпринимательскую деятельность в другом Договаривающемся государстве через находящееся там постоянное представительство. Если предприятие осуществляет, как сказано выше, предпринимательскую деятельность, то его прибыль может облагаться налогом в другом государстве, но только в той части, которая относится к этому постоянному представительству.

Из материалов дела видно, что иностранная организация «Британский совет» (далее — Британский совет, иностранная организация «Британский совет») создана в 1940 году как благотворительная организация, целью которой является способствование распространению знаний о Соединенном Королевстве Великобритании и Северной Ирландии, знания английского языка за рубежом и развитие более тесных отношений в области культуры между Соединенным Королевством и другими странами на пользу Британского Содружества Наций.

Британский совет получает целевое финансирование из федерального бюджета Великобритании, а также доходы от оказания различных платных услуг, связанных с научной, образовательной и культурной деятельностью.

В 2004 году заявитель осуществлял деятельность на базе отдела культуры Генерального консульства Великобритании в Санкт-Петербурге (далее — отдел культуры Консульства), не имел представительства в Санкт-Петербурге, не был зарегистрирован в налоговом органе в установленном порядке. Его деятельность осуществлялась сотрудниками отдела культуры Консульства. Расчеты производились через расчетный счет, открытый Консульству. Трудовые и гражданско-правовые договоры от имени Организации не заключались.

Статья 5 Венской конвенции о консульских сношениях от 24.04.1963 (далее — Конвенция 1963 года) устанавливает, что консульскими функциями являются в том числе содействие развитию торговых, экономических, культурных и научных связей между представляемым государством и государством пребывания, а также содействие развитию дружественных отношений между ними иными путями в соответствии с положениями настоящей конвенции; выполнение других функций, возложенных на консульское учреждение представляемым государством, которые не запрещаются законами и правилами государства пребывания или против выполнения которых государство пребывания не имеет возражений или же которые предусмотрены международными договорами, действующими между представляемым государством и государством пребывания.

Согласно статье 14 Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии о сотрудничестве в области образования, науки и культуры от 15.02.1994 в качестве основного агента Правительства Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии по реализации настоящего Соглашения будет действовать Британский совет.

Таким образом, деятельность Организации в 2004 году соответствовала консульским функциям, предусмотренным Конвенцией 1963 года, и осуществлялась в соответствии с заключенным Правительством Российской Федерации и Правительством Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии соглашением от 15.02.1994.

Судом апелляционной инстанции установлено и материалами дела подтверждается, что 17.08.2004 Организация обратилась в налоговый орган с заявлением о постановке на налоговый учет иностранной организации «Британский Совет». Инспекция письмом от 06.09.2004 отказала в постановке на налоговый учет, в связи с тем, что Организация является структурным подразделением Консульства. В феврале 2005 года Управление Федеральной налоговой службы России по Санкт-Петербургу уведомило Организацию о том, что порядок исполнения налоговых обязательств для Британского совета не определен (приложение №7, листы 002276 — 002280).

Правлением Британского Совета 22.03.2005 было принято решение об учреждении представительства Британского совета в Санкт-Петербурге. На налоговый учет в качестве налогоплательщика — постоянного представительства иностранной организации заявитель поставлен 11.08.2005.

При изложенных обстоятельствах следует признать правильным вывод суда апелляционной инстанции о том, что Британский совет в 2004 году не имел созданных на территории города Санкт-Петербурга в установленном порядке филиалов и постоянных представительств, в связи с чем подлежит налогообложению в Соединенном Королевстве Великобритании и Северной Ирландии как зарегистрированный в качестве юридического лица с постоянным местопребыванием в этом иностранном государстве.

Следовательно, апелляционный суд правомерно по приведенным основаниям отклонил довод Инспекции о получении заявителем в 2004 году дохода от предпринимательской деятельности, подлежащего обложению налогом на прибыль на территории Российской Федерации, и оставил без изменения решение суда первой инстанции в части признания недействительным решения налогового органа о доначислении налога на прибыль за 2004 год, соответствующих пеней и налоговых санкций за неполную уплату данного налога.

Поскольку Правлением Британского Совета 22.03.2005 было принято решение об учреждении представительства Британского совета в Санкт-Петербурге и постоянное представительство иностранной организации «Британский совет» было 11.08.2005 поставлено на налоговый учет в качестве налогоплательщика, суд апелляционной инстанции сделал обоснованный вывод о том, что в 2005 году деятельность Организации на территории Санкт-Петербурга следует рассматривать с учетом этого обстоятельства.

В силу статьи 247 НК РФ объектом обложения налогом на прибыль организаций являются доходы от реализации товаров, работ, услуг, имущественных прав и внереализационные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов в порядке, установленном Налоговым кодексом Российской Федерации. При этом в доходы и расходы от реализации, а также во внереализационные доходы и расходы некоммерческими организациями не включаются доходы и расходы, связанные с содержанием и ведением уставной деятельности указанных организаций. Таким образом, некоммерческие организации могут получать доходы от реализации товаров, работ, услуг и имущественных прав, а также внереализационные доходы, на основании которых с учетом произведенных расходов, связанных с получением таких доходов, формируется база, облагаемая налогом на прибыль.

В соответствии с пунктом 3 статьи 7 Конвенции 1994 года при определении прибыли постоянного представительства допускается вычет расходов, понесенных для целей постоянного представительства, включая разумное распределение управленческих расходов, понесенных для целей предприятия в целом как в Договаривающемся государстве, где находится это постоянное представительство, или где бы то ни было.

Согласно статье 255 Кодекса в расходы налогоплательщика на оплату труда включаются любые начисления работникам в денежной и (или) натуральной формах, стимулирующие начисления и надбавки, компенсационные начисления, связанные с режимом работы или условиями труда, премии и единовременные поощрительные начисления, расходы, связанные с содержанием этих работников, предусмотренные нормами законодательства Российской Федерации, трудовыми договорами (контрактами) и (или) коллективными договорами.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 264 НК РФ к расходам, включаемым в налоговую базу по налогу на прибыль, относятся суммы налогов и сборов, начисленные в установленном законодательством РФ о налогах и сборах порядке, за исключением перечисленных в статье 270 Кодекса. Иных требований для принятия сумм ЕСН в качестве расходов для целей налога на прибыль налоговым законодательством не установлено.

Таким образом, в силу статей 255 и 264 НК РФ сумма оплаты труда, предусмотренная в договоре, и ЕСН, начисленный на эту сумму, относятся к расходам на оплату труда и прочим расходам, связанным с производством и (или) реализацией соответственно, а следовательно, подлежат включению в расходы, уменьшающие облагаемую налогом на прибыль базу.

Судами установлено и материалами дела подтверждается, что исходя из фактически сложившихся обстоятельств Организация в 2005 году осуществила выплаты по гражданско-правовым и трудовым договорам, а также распределенной заработной плате, относящиеся к предпринимательской деятельности представительства, в размере 10 578 638 руб. 22 коп., ЕСН с этих выплат, подлежащий включению в состав расходов за 2005 год, составил 1 953 395 руб.

Следовательно, судами сделан правильный вывод о том, что налоговым органом в 2005 году необоснованно не приняты для целей налогообложения расходы налогоплательщика в общей сумме 12 532 033 руб. 22 коп., что привело к незаконному доначислению 3 007 688 руб. налога на прибыль за 2005 год, соответствующих пеней.

Статья 122 НК РФ предусматривает ответственность за неполную уплату налога в виде штрафа в размере 20 процентов от суммы неуплаченного налога.

Поскольку судами обеих инстанций установлено, что 3 007 688 руб. налога на прибыль за 2005 год доначислены в нарушение требований Кодекса, решение Инспекции о привлечении заявителя к ответственности в виде 601 537 руб. штрафа правомерно признано недействительным.

Суды отклонили ссылку налогового органа на неучет самим заявителем спорных расходов при формировании налогооблагаемой базы по налогу на прибыль, неуказание этих расходов в первоначально представленной в Инспекцию декларации по налогу на прибыль за 2005 год, непредставление в связи с выявлением налогоплательщиком этих расходов уточненной декларации по налогу на прибыль за 2005 год, поскольку из материалов дела видно, что в ходе проверки налоговым органом был установлен факт несения Организацией расходов на оплату труда и определен размер указанных расходов.

По смыслу статьи 81 НК РФ представление уточненных деклараций в случае обнаружения ошибок, не приводящих к занижению налоговой базы, является правом, а не обязанностью налогоплательщика. Из системного толкования статей 21, 32, 78, 82, 89 Кодекса следует, что в обязанности налогового органа входит не только выявление фактов неуплаты налогов налогоплательщиками и взыскание этих налогов, но и выявление излишней уплаты налогов, и сообщение об этом налогоплательщику. Налоговой инспекцией проводилась не камеральная, а выездная проверка деятельности Организации, в связи с чем непредставление уточненных деклараций не могло являться препятствием для определения объективно существующих налоговых обязательств заявителя с учетом понесенных им расходов и полученных доходов.

В соответствии со статьей 52 НК РФ налогоплательщик самостоятельно исчисляет сумму налога, подлежащую уплате за налоговый период, исходя из налоговой базы, налоговой ставки и налоговых льгот.

Согласно пункту 1 статьи 82 Кодекса налоговым контролем признается деятельность уполномоченных органов по контролю за соблюдением налогоплательщиками, налоговыми агентами и плательщиками сборов законодательства о налогах и сборах в порядке, установленном настоящим Кодексом.

В пункте 4 статьи 89 НК РФ указано, что предметом выездной налоговой проверки является правильность исчисления и своевременность уплаты налогов.

При этом из содержания статьи 52 Кодекса следует, что на налоговый орган возложена обязанность по исчислению суммы налога при проведении налоговых проверок и выявившихся при этом фактов неправильного исчисления суммы налога (статьи 89, 100, 101 НК РФ).

Суды в судебных актах по настоящему делу указали на то, что с возражениями на акт проверки налогоплательщик представил документы, свидетельствующие о произведенных расходах. Однако налоговая инспекция, в нарушение вышеуказанных норм, установив занижение выручки, ограничилась изложением в решении установленного в действиях налогоплательщика нарушения требований действующего законодательства, не скорректировав при этом расходную часть, что, в конечном счете, повлекло неправильное определение налогооблагаемой базы. Поскольку судами установлено, что налог на прибыль за 2005 год в сумме 3 007 688 руб. начислен Организации неправомерно, привлечение заявителя к ответственности на основании пункта 1 статьи 122 Кодекса в виде взыскания 601 537 руб. штрафа обоснованно признано незаконным.

Признавая недействительным решение Инспекции в части неподтверждения налоговым органом убытка за 2006 год в размере 4 983 764 руб. в связи с частичным отказом в принятии расходов по арендной плате и по ремонту арендованных помещений при исчислении налога на прибыль за 2006 год, суды исходили из следующих обстоятельств.

Как было указано выше, в силу подпункта 2 статьи 247 НК РФ в отношении доходов, признаваемых объектом налогообложения, заявитель признается плательщиком налога на прибыль и на него в полной мере распространяются приведенные нормы Кодекса, в связи с чем при исчислении налога на прибыль, подлежащего уплате в бюджет, должны учитываться расходы заявителя.

Статьей 252 НК РФ предусмотрено, что расходами по налогу на прибыль признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода. При этом положениями главы 25 Кодекса не установлена методика, в соответствии с которой налогоплательщик должен распределять расходы, если они относятся к коммерческой и некоммерческой деятельности. При распределении общих накладных расходов некоммерческая организация вправе самостоятельно выбрать метод, который должен быть отражен в учетной политике организации.

постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.12.2008 по делу №А56-10633/2008 оставить без изменения, а кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы №4 по Санкт-Петербургу — без удовлетворения.

2) Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа, постановление от 10 апреля 2009 г. №Ф03-947/2009 Федеральный Арбитражный суд дальневосточного округа постановление от 10 апреля 2009 г. №Ф03-947/2009 (извлечение)

Резолютивная часть постановления объявлена 07 апреля 2009 г. Полный текст постановления изготовлен 10 апреля 2009 г.

Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Дафакс» на решение от 09.07.2008, постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 09.12.2008 по делу №А51-521/2008 Арбитражного суда Приморского края по иску общества с ограниченной ответственностью «Дафакс» к Федеральному государственному образовательному учреждению высшего профессионального образования «Приморская государственная сельскохозяйственная академия», Территориальному управлению Федерального агентства по управлению федеральным имуществом по Приморскому краю о признании недействительными реестра, права оперативного управления.

Читайте также:  Хеликобактер пилори какой лучше сдавать анализы

Общество с ограниченной ответственностью «Дафакс» (далее — ООО «Дафакс», общество) обратилось в Арбитражный суд Приморского края с иском к Федеральному государственному образовательному учреждению высшего профессионального образования «Приморская государственная сельскохозяйственная академия» (далее — ФГОУ ВПО «Приморская государственная сельскохозяйственная академия», академия), Территориальному управлению Федерального агентства по управлению федеральным имуществом по Приморскому краю, в настоящем Территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом по Приморскому краю (далее — управление), о признании недействительными реестра федерального имущества в части включения в него объектов недвижимости, расположенных по адресу: Приморский край, Хасанский район, с.Рязановка, земли рекреационного назначения, Красный утес, б.Бойсмана по направлению на восток (домики N№12-20, 1а, летняя столовая, дежурный домик), а также зарегистрированного права оперативного управления ФГОУ ВПО «Приморская государственная сельскохозяйственная академия» на указанное имущество, за исключением последнего объекта недвижимости, на основании статей 8, 11, 218, 219 ГК РФ.

В обоснование иска ООО «Дафакс» указано, что спорные объекты построены за счет собственных средств во исполнение договора о совместной деятельности, заключенного с академией, введены в эксплуатацию, на них выданы технические паспорта и они поставлены на баланс общества, поэтому незаконно включены в реестр федеральной собственности и переданы на праве оперативного управления академии. Считает указанное имущество объектами временного назначения, которые не подлежит государственной регистрации.

Решением от 09.07.2008, оставленным без изменения постановлением Пятого арбитражного апелляционного суда от 09.12.2008, в удовлетворении иска отказано в связи с недоказанностью заявленных требований относительно прав ООО «Дафакс» на спорное имущество и, как следствие, отсутствие заинтересованности истца в защищаемом в судебном порядке праве.

В кассационной жалобе, поданной в Федеральный суд Дальневосточного округа, ООО «Дафакс» просит принятые судебные акты отменить в связи с неправильным применением норм материального права, нарушением норм процессуального права и несоответствием выводов судов обстоятельствам по делу и представленным доказательствам, направить дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд Приморского края.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: Приказ Минсельхозпрода РФ №179 издан 20.06.1996, а не 20.06.1999.

В обоснование жалобы и дополнении к ней заявитель указал на то, что судами не исследован вопрос создания спорного имущества, а также его передачи академии в оперативное управление. Принятые судами в качестве надлежащих доказательств приказ Минсельхозпрода России от 20.06.1999 №179 и акт передачи в оперативное управление академии государственного имущества, в том числе находящееся в споре (11 объектов), а также приказы академии от 31.07.2007 №74-о, от 07.06.2007 №54-0 об учете на балансе объектов с 01.07.2007 не содержат перечень передаваемого в оперативное управление имущества. Не доказан и факт строительства и ввод в эксплуатацию спорных объектов указанным ответчиком. Полагает, что, если строительство и осуществлялось самой академией или третьим лицом для нее, то в порядке статьи 222 ГК РФ спорные объекты являются самовольной постройкой. Следовательно, государственная регистрация права на них проведена с нарушением требований действующего законодательства.

Кроме того, судом не устранены противоречия относительно того, что до заключения между обществом и академией договора о совместной деятельности в результате обследования технического состояния и оценки износа зданий лагеря, проведенного 12.04.2002 на основании приказа ректора академии от 11.04.2002 №17-к, выявлено 23 объекта, в то время как свидетельства о государственной регистрации права оперативного управления подтверждают наличие прав последней на 41 объект. Не дана оценка тому, что объекты с одними и теми же наименованием, инвентарными и кадастровыми номерами в технических паспортах истца и ответчика имеют разные характеристики.

Заявитель также считает вывод судов о ничтожности договора о совместной деятельности со ссылкой на статьи 168, 296, 1041 ГК РФ ошибочным, исходя из неверного толкования его условий.

ООО «Дафакс» полагает, что им представлены документы, подтверждающие строительство спорных объектов, которым судом не дана оценка.

Оставлены судом без внимания доводы истца о том, что при проведении учета федерального имущества нарушены требования действующего законодательства, определяющие его порядок в соответствии с Положением «Об учете федерального имущества и ведении реестра федерального имущества», утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 03.07.98 №696.

Не исследован судом вопрос о законности строительства спорных объектов, при условии, что земельный участок предоставлялся академии без права строительства на нем капитальных зданий (строений, сооружений). Обращает внимание на то, что спорные объекты согласно данным технических паспортов представляют деревянные (асбесто-деревянные) сборно-щитовые или каркасные, технически необустроенные временные строения, на фундаменте в виде кирпичных или бетонных столбов, эксплуатация которых осуществляется только летом. Это свидетельствует, что они не являются ни объектами капитального строительства, ни объектами недвижимости, подлежащими государственной регистрации.

В отзывах на кассационную жалобу ФГОУ ВПО «Приморская государственная сельскохозяйственная академия» и управление выразили позицию, направленную на несогласие с доводами, изложенными в жалобе.

В судебном заседании представители ООО «Дафакс» и управления поддержали свои доводы и возражения, приведенные в жалобе и отзыве на нее, дав пояснения по ним.

ФГОУ ВПО «Приморская государственная сельскохозяйственная академия», надлежащим образом извещенное о времени и месте судебного разбирательства, явку своего представителя в судебное заседание суда кассационной инстанции не обеспечило, что в соответствии с частью 3 статьи 284 АПК РФ не может служить препятствием для рассмотрения кассационной жалобы в его отсутствие.

Проверив законность обжалуемых судебных актов, Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа считает их подлежащими отмене, исходя из следующего.

Установлено, что постановлением главы МО Хасанский район Приморского края от 27.07.1998 №690 академии в постоянное (бессрочное) пользование предоставлен земельный участок площадью 40 000 кв.м, расположенный по адресу: Приморский край. Хасанский район, б.Бойсмана, в 30 м от берега на восток, для размещения студенческого спортивно-оздоровительного лагеря «Жемчужина», о чем 27.07.1998 выдан государственный акт на право постоянного (бессрочного) пользования землей №25:20:01098:0119.

В соответствии с приказом Минсельхозпрода России от 20.06.1999 №179 и на основании акта передачи государственного имущества Минсельхозпрода России от 25.04.2000 в оперативное управление ФГОУ ВПО «Приморская государственная сельскохозяйственная академия» передано государственное имущество, в том числе спорные объекты.

На основании вышеуказанных документов, заявления академии от 28.03.2007 и приказа №74-о, а также технических паспортов, выданных 21.06.2007 ФГУП «Ростехинвентаризация», распоряжением Комитета по управлению государственным имуществом Приморского края от 23.02.2000 №151-р спорные объекты недвижимого имущества включены в реестр федеральной собственности с присвоением реестрового номера 02500488.

10.07.2007 в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним внесена запись №25-25-11/003/2007-316 о регистрации права оперативного управления академии на здание столовой летней общей площадью 396,50 кв.м (лит. К).

29.09.2007 Управлением Федеральной регистрационной службы по Приморскому краю зарегистрировано право собственности Российской Федерации и право оперативного управления ФГОУ ВПО «Приморская государственная сельскохозяйственная академия» на спорные домики, о чем выданы свидетельства о государственной регистрации права (серия 25-АА №908389, серия 25-АА №908374, 25-АА №908390, серия 25-АА №908391, серия 25-АА №908392, серия 25-АА №908393, серия 25-АА №908397, серия 25-АА №908394, серия 25-АА №908381).

Считая незаконными включение спорных объектов недвижимости в реестр федерального имущества, а также произведенную государственную регистрацию права оперативного управления академии на эти объекты, ООО «Дафакс» обратилось в арбитражный суд с настоящим иском.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды исходили из того, что истцом не доказано нарушение своих прав, поскольку положенный в основу иска договор о совместной деятельности от 30.04.2002, заключенный между ООО «Дафакс» и ФГОУ ВПО «Приморская государственная сельскохозяйственная академия», признан недействительной ничтожной сделкой в силу статьи 168 ГК РФ, как противоречащий положениям статей 296, 1041 ГК РФ, поэтому академия не может быть как некоммерческая организация участником такой сделки, заключенной с целью извлечения прибыли и не вправе была распоряжаться имуществом, переданным на праве оперативного управления.

Кроме того, судами не приняты в качестве надлежащих доказательств документы, представленные истцом в обоснование доводов о строительстве спорных объектов за свой счет, так как они не представлены в подлиннике. При этом судом указано, что представленные дефектные ведомости объемов работ, локальные ресурсные сметные расчеты, договоры подряда, счета-фактуры и платежные поручения к ним, авансовые отчеты и товарные чеки не являются достаточными документами, подтверждающими факт создания объекта недвижимого имущества по смыслу закона о госрегистрации.

Между тем суды сделали вывод об отказе в иске в нарушение статьи 71 АПК РФ о всестороннем и полном исследовании всех представленных доказательств, не установили всех обстоятельств по делу, имеющих существенное значение для правильного разрешения настоящего спора.

Судами установлена передача академии на основании постановления главы МО Хасанский район Приморского края от 27.07.1998 №90 и акта №25:20:01098:0119 от 27.07.1998 (в материалах дела отсутствуют) в постоянное (бессрочное) пользование земельного участка для размещения студенческого спортивно-оздоровительного лагеря «Жемчужина», на котором расположены зарегистрированные на праве оперативного управления спорные объекты.

Вместе с тем, судами не проверено наличие права академии возводить на указанном земельном участке объекты недвижимого имущества. В деле представлен договор от 24.05.1990, заключенный между исполнительным комитетом Хасанского района Совета народных депутатов и Приморским сельскохозяйственным институтом, о предоставлении последнему во временное пользование земельного участка под спортивно-оздоровительную базу отдыха «Красный утес», которым ограничено право на возведение капитальных сооружений.

Согласно приказу ФГОУ ВПО «Приморская государственная сельскохозяйственная академия» от 07.06.2007 №54-о, представленному в деле, в соответствии с приказом Минсельхозпрода России от 20.06.1999 №179 и на основании акта передачи государственного имущества Минсельхозпрода России от 25.04.2000, на которые ссылаются суды, академия приняла в оперативное управление имущество, в том числе домики под иными литерами, чем спорные, расположенные в Хасанском районе, п. мыс Рязановка, Красный утес, б. Бойсмана.

Из материалов дела следует, что земельный участок с кадастровым номером 25:20:03 03 01:0007, на котором расположен студенческий спортивно-оздоровительный лагерь «Жемчужина», имеет ограничение. В этой связи судом не выяснен вопрос, для каких целей и какая его часть была выделена в аренду ООО «Дафакс».

При разрешении рассматриваемого спора судами не исследовались указанные доказательства, надлежащая оценка им в совокупности дана не была.

Судами, как правильно отмечает заявитель жалобы, не устранены противоречия относительно того, что в результате обследования технического состояния и оценки износа зданий лагеря, проведенного 12.04.2002 на основании приказа ректора академии от 11.04.2002 №17-к, выявлено 23 объекта, между тем, свидетельства о государственной регистрации права оперативного управления подтверждают наличие прав последней на 41 объект. Не дана оценка тому, что объекты с одними и теми же наименованием, инвентарными и кадастровыми номерами в технических паспортах истца и названного ответчика имеют разные характеристики.

Кроме того, судами не приняты в качестве надлежащих доказательств документы, представленные истцом в обоснование своих доводов о строительстве спорных объектов за свой счет ввиду их представления в копии. При этом судом указано, что представленные дефектные ведомости объемов работ, локальные ресурсные сметные расчеты, договоры подряда, счета-фактуры и платежные поручения к ним, авансовые отчеты и товарные чеки не являются достаточными документами, подтверждающими факт создания объекта недвижимого имущества по смыслу закона о госрегистрации.

Часть 8 статьи 75 АПК РФ дозволяет представлять доказательства в форме надлежащим образом заверенной копии.

По смыслу части 6 статьи 71 АПК РФ, которой суд руководствовался, арбитражный суд не может считать доказанным факт, подтверждаемый только копией документа или иного письменного доказательства, при условии, если утрачен или не передан в суд оригинал документа, а копии этого документа, представленные лицами, участвующими в деле, не тождественны между собой и невозможно установить подлинное содержание первоисточника с помощью других доказательств.

Истец утверждает, что на обозрение суда и сторон были представлены оригиналы документов, что не было опровергнуто ответчиками в отзывах на жалобу и непосредственно академией в судебном заседании.

В этой связи судом нарушен принцип состязательности сторон (ст. 9 АПК РФ), поскольку, отклоняя доказательства истца по поводу строительства спорных объектов за его счет, суд не устанавливал обстоятельства, свидетельствующие о доказанности факта возведения этих объектов средствами академии.

Более того, на всем протяжении рассмотрения спора истец настаивал на том, что спорные домики не являются недвижимым имуществом в смысле статьи 130 ГК РФ, права, на которые подлежат государственной регистрации.

В нарушение пункта 2 части 4 статьи 170, пункта 12 части 2 статьи 271 АПК РФ мотивы, по которым суды отклонили данные доводы общества в судебных актах не отражены.

При таких обстоятельствах обжалуемые судебные акты подлежат отмене на основании части 3 статьи 288 АПК РФ, а дело — направлению на новое рассмотрение, поскольку судами спор разрешен без проверки всех изложенных в данном постановлении вопросов о фактическом владельце спорного имущества, оценка которых важна для правильного рассмотрения дела.

Руководствуясь статьями 286 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа

решение от 09.07.2008, постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 09.12.2008 по делу №А51-521/2008 Арбитражного суда Приморского края отменить, направить дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд Приморского края.

3) Федеральный арбитражный суд московского округа постановление от 30 марта 2009 г. №КГ-А41/2251-09-П Федеральный Арбитражный суд Московского округа постановление от 30 марта 2009 г. №КГ-А41/2251-09-П

Резолютивная часть постановления объявлена 23 марта 2009 года

Полный текст постановления изготовлен 30 марта 2009 года

Федеральный арбитражный суд Московского округа в составе:

председательствующего-судьи Л.А. Мойсеевой,

судей: С.А. Яскина, Н.Д. Денисовой

от истца — Ш.С., доверенность от 02 марта 2009 года №5, паспорт, П., доверенность от 26 января 2009 года №3, паспорт

от ответчика — Ш.М., доверенность от 16 сентября 2008 года, удостоверение адвоката

Рассмотрев в судебном заседании 23 марта 2009 года кассационную жалобу потребительского жилищно-строительного кооператива «Полесье» на решение от 31 октября 2008 года Арбитражного суда Московской области, принятое судьей С.Ф. Белодед на постановление от 26 декабря 2008 года Десятого арбитражного апелляционного суда, принятое судьями Л.Н. Ивановой, С.В. Боровиковой, К.И. Демидовой, по делу №А41-К1-108/08 по иску (заявлению) некоммерческого партнерства собственников земельных участков «Околица» об обязании совершить определенные действия к потребительскому жилищно-строительному кооперативу «Полесье» по встречному иску потребительского жилищно-строительного кооператива «Полесье» к некоммерческому партнерству собственников земельных участков «Околица» о признании инвестиционного договора недействительным, применении последствий недействительности сделки

Решением Арбитражного суда Московской области от 24 апреля 2008 года удовлетворены исковые требования некоммерческого партнерства собственников земельных участков «Околица» об обязании ответчика — потребительского жилищно-строительного кооператива «Полесье» — заказать изготовление технического паспорта на здание трансформаторной подстанции ТП-5962 в Одинцовском филиале МосОблБТИ и передать технический паспорт истцу для государственной регистрации права собственности на долю, обязании ответчика не чинить препятствия истцу в совместном владении и пользовании трансформаторной подстанцией в форме передачи ключей и замков, имеющихся в здании подстанции и обеспечения возможности ежедневного беспрепятственного доступа представителей истца к той части оборудования трансформаторной подстанции, которое обеспечивает электроснабжение участков членов партнерства в соответствии с актом разграничения балансовой и эксплуатационной ответственности электроустановок, согласованного филиалом Западные электрические сети МОЭК.

В удовлетворении встречного иска ответчика о признании недействительным инвестиционного договора на реализацию инвестиционного проекта реконструкции объекта электрического хозяйства от 17 мая 2005 года, заключенного сторонами, и применении последствий недействительности ничтожной сделки в виде обязания ответчика возвратить истцу 62 000 долларов США в рублевом эквиваленте отказано.

Постановлением апелляционного суда от 30 июня 2008 года решение суда первой инстанции отменено, в удовлетворении первоначального иска отказано, встречный иск удовлетворен полностью. Суд установил, что правоотношения сторон следуют из заключенного ими (ПЖСК «Полесье — заказчик, НП СЗУ «Околица» — инвестор) договора на реализацию инвестиционного проекта реконструкции объекта электросетевого хозяйства, выполнение комплекса проектных и электромонтажных работ по реконструкции на объекте заказчика ТП 5962 по адресу Московская область, Одинцовский район, деревня Борки с целью увеличения мощности объекта до 1260 кВА с предполагаемым объемом инвестиций. Инвестор обязался за свой счет обеспечить финансирование проекта в полном объеме, выполнить весь комплекс работ по застройке, пусконаладочные, проектно-изыскательные работы. Заказчик после выполнения инвестором своих обязательств должен был предоставить инвестору право присоединения и право пользования электроэнергией через свою присоединительную сеть в объеме установленной договором мощности. Стороны предусмотрели, что с момента полного выполнения сторонами обязательств по договору объект является долевой собственностью сторон, инвестору передается в собственность доля в размере 30/100, заказчику в размере 70/100.

Суд также установил, что 9 июля 2005 года стороны подписали акт о результатах реализации инвестиционного проекта, в котором установили факт исполнения инвестором работ по реконструкции трансформаторной подстанции с установкой оборудования для увеличения мощности до 1260 кВА, и установили общую долевую собственность на подстанцию без раздела в натуре в размере инвестору 3/10, заказчику 7/10. 27 декабря 2001 года Глава Одинцовского района Московской области своим постановлением утвердил акт комиссии по приемке в эксплуатацию, в том числе и спорной трансформаторной подстанции. Заказчик обязался в трехмесячный срок со дня подписания акта изготовить за свой счет технический паспорт на подстанцию и предоставить инвестору для государственной регистрации права собственности на долю кадастровый план и правоустанавливающие документы на земельный участок под зданием трансформаторной подстанции. Свои обязательства заказчик не исполнил, сославшись на ничтожность инвестиционного контракта от 17 мая 2005 года как не соответствующего статье 113 Жилищного кодекса Российской Федерации и статье 16 Федерального закона «О потребительской кооперации в Российской Федерации». Договор не был одобрен общим собранием членов кооператива.

Отказывая в удовлетворении первоначального иска и удовлетворяя требования ответчика по встречному иску о признании инвестиционного договора недействительным, апелляционный суд исходил из того, что в соответствии с уставом ПЖСК «Полесье» предметом деятельности кооператива является, в частности, строительство и эксплуатация жилых домов, объектов социального назначения, объектов канализации и средств коммуникации и иных объектов инфраструктуры, что в соответствии с пунктом 1.10 Устава все имущество кооператива является общей долевой собственностью всех членов кооператива, размер доли каждого зависит от внесенного пая, что в соответствии со статьей 246 Гражданского кодекса Российской Федерации распоряжение имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляется по соглашению всех участников, что в соответствии с уставом к исключительной компетенции общего собрания членов кооператива относится принятие решений по вопросу получения кредитов банков, покупку и отчуждение имущества, акций и иных ценных бумаг, земельных участков, строительство, приобретение в аренду помещений, необходимых для осуществления уставный деятельности. Суд отверг такое доказательство принятия решения о предоставлении председателю кооператива полномочий на заключение спорного договора, как выписка из протокола общего собрания ПЖСК «Полесье» от 31 марта 2001 года, так как на момент проведения собрания трансформаторная подстанция не существовала как объект, была сдана в эксплуатацию лишь 22 ноября 2002 года. Суд пришел к выводу о том, что в марте 2001 года председатель правления ПЖСК не мог получить разрешение общего собрания на отчуждение части трансформаторной подстанции истцу по настоящему делу, а в мае 2001 года состав членов ПЖСК изменился.

В связи с признанием сделки недействительной суд применил последствия недействительности сделки и обязал ответчика возвратить истцу 62 000 долларов США в рублевом эквиваленте.

Постановлением кассационной инстанции от 20 сентября 2008 года решение и постановление отменены, дело направлено на новое рассмотрение в первую судебную инстанцию в связи с неправильным применением норм материального и норм процессуального права, а также неустановлением обстоятельств, установление которых необходимо для правильного разрешения спора.

Нарушение норм процессуального права, по мнению кассационной инстанции, выражалось в том, что суд фактически не рассмотрел требования ответчика о применении последствий недействительности сделки. Из текста постановления было невозможно установить, что представляют собой 62 000 долларов, взысканных с истца по встречному иску в результате применения последствий недействительности сделки, и какими доказательствами подтверждены требования ответчика о возврате этой суммы истцу. В части возврата всего полученного по сделке суд не только не устанавливал, что получил истец по сделке, но также не устанавливал, что получил по сделке ответчик.

Кассационная инстанция указывала на неправильное применение судом норм материального права, регламентирующих срок исковой давности и порядок исчисления этих сроков, а также на несоответствие выводов апелляционного суда о недействительности спорного инвестиционного договора по основаниям, приведенным судом, обстоятельствам дела. Вывод суда об отсутствии такого объекта, как трансформаторная подстанция, за полгода до ввода ее в эксплуатацию, и невозможность в связи с этим получить разрешение общего собрания членов кооператива ПЖСК «Полесье» на отчуждение части трансформаторной подстанции в пользу истца также не соответствовал материалам дела и установленным судом обстоятельствам. Кассационная инстанция пришла к выводу, что апелляционным судом не установлены обстоятельства получения разрешения общего собрания членов кооператива спустя пять лет после введения объекта в эксплуатацию.

Решение суда первой инстанции, по мнению суда кассационной инстанции, не отвечало принципу исполнимости судебных актов, изложенному в статье 16 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, поэтому не могло быть оставлено в силе.

При новом рассмотрении дела решением суда первой инстанции от 31 октября 2008 года, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда от 26 декабря 2008 года, исковые требования, уменьшенные истцом в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, полностью удовлетворены. Суд обязал ответчика:

не чинить препятствий сотрудникам государственных и муниципальных органов, предприятий и учреждений, а также сотрудникам организаций электроэнергетики при осуществлении заказанных НП СЗУ «Околица» обследований здания трансформаторной подстанции ТП-5962, а также проведения эксплуатационно-регламентных и ремонтных работ, устранения аварий той части электрооборудований трансформаторной подстанции, которое обеспечивает электроснабжение участков членов НП СЗУ «Околица» в соответствии с актом разграничения балансовой и эксплуатационной ответственности электроустановок от 18 июля 2005 года №217, согласованного с филиалом Западные электрические сети МОЭК;

не чинить препятствий НП СЗУ «Околица» в совместном владении и пользовании трансформаторной подстанцией ТП-5962 путем передачи ключей от всех замков во всех дверях в здании подстанции и обеспечения возможности ежедневного беспрепятственного доступа представителей НП СЗУ «Околица» к той части электрооборудования трансформаторной подстанции, которое обеспечивает электроснабжение участков членов НП СЗУ «Околица» в соответствии с актом разграничения балансовой и эксплуатационной ответственности электроустановок от 18 июля 2005 года.

В удовлетворении встречного иска о признании инвестиционного договора от 17 мая 2005 года недействительным и применении последствий недействительности сделки отказано.

С кассационной жалобой обратился ответчик, который просит решение и постановление отменить в связи с неправильным применением судом норм материального и процессуального права и принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении первоначального иска и об удовлетворении встречных требований.

Нарушение норм процессуального права выразилось, по мнению ответчика, в том, что суд не выполнил указания кассационной инстанции, данные при направлении дела на новое рассмотрение, приняв такое же решение, как и при первом рассмотрении дела. Заявитель жалобы полагает, что решение не отвечает признакам исполнимости в связи с тем, что обязание ответчика обеспечить доступ сотрудников истца в здание трансформаторной подстанции приведет к невозможности обеспечить безопасность в здании подстанции и не соответствует Правилам устройства электроустановок, утвержденными приказом Минэнерго России от 20 июня 2003 года. Кроме того, нарушение норм процессуального права, как полагает ответчик, выразилось в неполном исследовании всех доказательств, представленных обеими сторонами, что противоречит статье 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Заявитель жалобы полагает, что решение и постановление принято без учета отсутствия у истца права на иск, поскольку его требования не направлены на его защиту, а на защиту интересов третьих лиц — государственных органов, которые сами вправе обратиться за защитой своих прав.

Ответчик также полагает, что из материалов дела не следует, что он чинит препятствия истцу или иным лицам при проведении ими мероприятий, указанных в резолютивной части решения, из чего следует, что суд не применил подлежащую применению статью 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Ответчик считает, что в нарушение статьи 168 Кодекса суд не исследовал и не оценил доводы истца, посвятив судебные акты основаниям, по которым отказал в удовлетворении встречного иска.

Ответчик также ссылается на неприменение судом норм Федерального закона «О кредитных потребительских кооперативах граждан», Федерального закона «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан» и статьи 135 Гражданского кодекса Российской Федерации. В нарушение статей 113 и 166 Кодекса суд не признал недействительным спорный инвестиционный договор, противоречащий интересам кооператива, и заключенный без решения общего собрания кооператива. Договор не соответствует требованиям статьи 119 Жилищного кодекса Российской Федерации, так как в результате совершения этой сделки затронуты интересы жителей кооператива по обеспечению домов, в которых они проживают, электроэнергией.

Ответчик ссылается на неправильное применение таких норм материального права, как положения статьи 19 Федерального закона «О кредитных потребительских кооперативах граждан», статей 16, 23 Федерального закона «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан», статьи 36 Жилищного кодекса Российской Федерации, статей 48, 135, 246, 273 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 1 Земельного кодекса Российской Федерации, которым противоречит оспариваемый по встречному иску договор.

В обоснование отмены обжалуемых судебных актов заявитель жалобы ссылается на несоответствие выводов суда о действительности инвестиционного контракта материалам дела. При этом, как полагает ответчик, суд неправильно применил статью 704 Гражданского кодекса Российской Федерации и неверно установил такие обстоятельства, как одобрение заключения контракта общим собранием членов кооператива, принимая ненадлежащие доказательства. Судебные акты приняты без учета того, что председатель правления кооператива распорядился имуществом кооператива вопреки уставный деятельности кооператива.

В заседании суда кассационной инстанции представитель ответчика изложил те же доводы, что и в жалобе, обратил внимание суда на совершение оспариваемого по встречному иску контракта с заинтересованностью, представитель истца с доводами жалобы не согласился, просил решение и постановление оставить без изменения, считая их законными и обоснованными.

Рассмотрев доводы жалобы и отзыва, изучив материалы дела, выслушав представителей сторон, проверив в соответствии со статьями 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судом норм материального и норм процессуального права, соответствие выводов суда имеющимся в деле доказательствам и установленным судом обстоятельствам, кассационная инстанция не находит оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

Решение от 31 октября 2008 года по делу №А41-К1-1081/08 Арбитражного суда Московской области и постановление от 26 декабря 2008 года по этому же делу Десятого арбитражного апелляционного суда оставить без изменения, кассационную жалобу потребительского жилищно-строительного кооператива «Полесье» — без удовлетворения.

источник