Меню Рубрики

Как делать анализ отрывка из рассказа

Анализ эпизода художественного произведения на уроке литературы в 5-9 классах (Анализ рассказа Н.А.Тэффи «Два»)

Подать заявку

Для учеников 1-11 классов и дошкольников

Путкова Тамара Николаевна,

учитель русского языка и литературы

МКОУ «Каменноозерская ООШ» ГО Богданович

Анализ эпизода художественного произведения на уроке литературы

Эпизод – это отрывок (фрагмент) из художественного произведения, обладающий известной самостоятельностью и законченностью. Как в капле отражается химический состав воды, так и в эпизоде отражаются все особенности художественного произведения, поэтому эпизод может стать «рабочей площадкой» для формирования читательских умений учащихся – умений понимать произведение и анализировать его. Именно это является мотивацией к практике такой формы работы на уроке литературы, как анализ эпизода.

Обучение анализу эпизода начинается с формирования умения выделять эпизод.

Умение выделять эпизод при анализе художественного произведения – это одно

из важных читательских умений.

Определить границы эпизода .

Определить основную мысль эпизода, дать ему название.

Указать, через какие образы раскрывается главная мысль эпизода.

Проследить смену настроений и чувств действующих лиц, выявить авторскую мотивировку поступков героев.

Отметить, какие художественные приемы использует автор для выражения идеи . (Авторская характеристика, взаимохарактеристика героев, портрет, деталь, пейзаж, интерьер, речь, анализ поступков).

Указать, какие выразительные средства языка помогают автору раскрыть основную мысль (тропы, риторические фигуры и др.)

Определить, какова роль эпизода и законы сцепления его с остальными эпизодами.

Трудности (ошибки) в анализе эпизода

Однообразны приемы анализа (распространенный прием – беседа, а возможен и диафильм – кадр).

Не предусмотрена монологическая речь учащихся.

Мало используются опережающие задания.

Не используется инсценировка эпизода (в среднем звене).

Словарная работа слаба или неудачна.

Отсутствие мотивированности выбора эпизода («Нравственные искания Пьера (на примере дуэли с Долоховым)»).

Неорганична связь с современностью.

Анализ эпизода включает 3 блока

Место в произведении, связи с другими эпизодами

Приемы (главные из них – портрет, деталь, пейзаж)

Покажем на конкретном примере разные варианты анализа текста на примере небольшого рассказа Тэффи «Два».

В маленьком садике при скверном ресторанчике маленького и скверного Туапсе завтракали мы в тугие, голодные времена — предбеженские. Ели с грязных тарелок бараньи ошметки, хлеб черствый, кислый и пыльный. Тощий ресторанный пес бродил между столиками, стучал хвостом по голым ребрам и «ни от какой работы не отказывался» — ел даже огрызки от соленых огурцов. Совсем, видно, пропадать приходится. И вдруг в другом углу садика появился другой пес. Видно, только что прошмыгнул в калитку. Остановился у столика, за которым старик пилил ножом какую-то жареную кожу, остановился и присел, не совсем присел, не до земли, а чуть-чуть поджался исключительно из унижения и чтобы подчеркнуть свое бедственное положение. И по всей позе видно было, что он сам сознает, как дело его незаконно. Старик взглянул на него и бросил ему через голову кость. Не успел пес лязгнуть зубами, как в один прыжок тот другой, ресторанный, и законный, был уже на нем. Пыль, визг, вихрь, шерсть, хвосты, зубы. Через секунду уже на другой стороне улицы тихое повизгивание, и уныло поджатый хвост медленно скрывается в воротах. Победитель вернулся, полизал себе бок, разыскал незаконную кость, погрыз, задумался, опять погрыз вяло, без жизни, без темперамента. А ведь это все-таки была ко-о-о-сть. Ведь не огуречный огрызок, а ко-о-о-ость. Да еще, поди, с мясцом, потому что старик-то, владетель ее и жертвователь, беззубый сидел и обгрызть ее, как прочие посетители, не мог. Задумался чего-то пес. Морду отвернул, заскучал. Неужто жалеет того, что прогнал? Чего жалеть-то? Лезут тут всякие, когда самому концы с концами не свести. Отряхнулся, подошел к столу, минутку постоял, да и отошел. И работа, значит, на ум не идет. Лег у стены. Печальный, совсем расстроился. Вдруг фыркнул носом, вскочил и деловито, трусцой побежал через улицу. — Смотрите, — сказал мне сосед, — никак мириться побежал. Через минуту пес, уже спокойный, совсем другой походкой вернулся в ресторан. Морда у него была слегка смущенная, но очень добрая и даже веселая. На почтительном расстоянии следовал за ним тот — нарушитель прав, злодей и преступник. Злодей уже не боялся и не приседал, но явно старался держать себя скромно. Разыскал историческую кость и, хотя она была уже совсем объеденная и заваленная, забился с нею скромно под забор, явно подчеркивая, что к клиентам соваться не будет. Победитель рыскал без толку между столиками и так вилял хвостом, с такою силою, что даже весь на бок поворачивался. Получил раза два здорового тумака, но даже не визгнул, так был счастлив.

Анализ рассказа Н.А.Тэффи «Два»

(2) «Неужто жалеет того, что прогнал?» — в этих словах, по моему мнению, звучит главная мысль отрывка из рассказа Н.А.Тэффи. Интересно, что слова эти относятся не к человеку, а к худому голодному псу, проявившему милосердие к такому же голодному «соотечественнику» в «голодные, предбеженские» времена.

(3) Так героями рассказа становятся два голодных пса: ресторанный , законно поедающий остатки пищи», и чужак , покусившийся на «незаконную кость». Различия в их положении налицо: они выражены в поведении и облике собак. Ресторанный по – хозяйски бродит между столиками, стучит хвостом по голым ребрам (признак доброжелательности к клиентам) и «ни от какой работы не отказывается», то есть поедает все. Чужак, напротив, скромно прошмыгнул в калитку и так же скромно садится перед столиком, как будто понимая незаконность своих действий.

(4) Конфликт неизбежен, и исход предрешен: пыль, визг, хвосты, зубы. Злодей наказан и с повизгиванием, поджав хвост, бежит. Казалось бы, победитель должен ликовать! Но даже кость (а ведь это была ко-о-о-сть) не приносит ему радости, и грызет он ее без темперамента.

(5) И тут на наших глазах в собаке пробуждается «человеческое». Автор старательно подчеркивает это через лексику человеческих действий: задумался пес, морду отвернул, заскулил, даже «работа» на ум не идет, расстроился и лег, печальный. А вот и новый поворот событий: хозяин сбегал за нарушителем и привел «преступника» в ресторан, чтобы поделиться с ним скромной пищей. И как же изменились внешний облик и поведение пса: он спокоен, морда у него смущенная, но очень добрая и даже веселая. Пес даже не обратил внимания на тумак, полученный за чрезмерное виляние хвоста, так был счастлив .

(8) Жизнь часто ставит нас перед выбором, что лучше: забирать или отдавать. Этот голодный пес сделал свой выбор: в такое тяжелое время он отдал своему собрату ко-о-о-сть и счастлив. Так писательница через образы собак решает проблему милосердия в жестоком мире. Ведь милосердие – это милость к ближнему, идущая из сердца. Автор убеждает нас в том, что милосердие и доброта еще есть на земле, а человеку не худо бы брать пример с животных, ведь без взаимопомощи жить на свете трудно всем. Возможно, для Н.А.Тэффи милосердие и счастье неразрывно связаны.

РОЛЬ ЭПИЗОДА в раскрытии проблемы

«Неужто жалеет того, что прогнал?» — в этих словах, по моему мнению, звучит главная мысль отрывка из рассказа Н.А.Тэффи. Со словом «жалеет» в текст входит и проблема милосердия в жестоком мире , а сама фраза относятся не к человеку, а к худому голодному псу, проявившему жалость к такому же голодному «соотечественнику» в «голодные, предбеженские» времена.

Так героями рассказа становятся два голодных пса. Все в рассказе указывает на трагичность момента : и упоминание о «тугих, голодных временах» в начале рассказа, и внешность собак, и их поступки . Оба героя рассказа постоянно голодные, поэтому тощие, с худыми ребрами. Но один из них ресторанный. Он по – хозяйски бродит между столиками, проявляя чрезмерное дружелюбие к клиентам стуком хвоста по голым ребрам. Другой — чужак, скромно прошмыгнувший в калитку и также скромно усевшийся перед столиком, как бы понимая незаконность своих действий. Конфликт неизбежен, и злодей жестоко наказан: пыль, визг, хвосты, зубы.

Но действие идет не к развязке, а к новой кульминации. Вторая часть рассказа является антитезой первой. В «законном» вдруг начинается внутренняя борьба разума и чувства, просыпается человеческое. Автор старательно подчеркивает это через лексику человеческих действий : задумался пес, морду отвернул, заскулил, и работа на ум не идет, расстроился, лег, печальный. Важной деталью становится кость, за которую наказан чужой и которая сейчас даже не доставляет радости хозяину (важность вещи подчеркнута написанием этого слова). В итоге – ресторанный сам привел злодея (но в самом слове «злодей» уже нет ненависти), чтобы поделиться с ним той самой ценной костью, отчего был так счастлив , что даже морда его была веселая и добрая и тумаки клиентов его не огорчали.

Писательница убеждает читателя в том, что милосердие – милость к ближнему, идущая из сердца, — есть на земле, именно на нем зиждется жизнь. За примерами можно обратиться к другим произведениям нашей литературы (приводятся примеры).

К данному тексту можно предложить и другое задание.

Написать сочинение-рассуждение по рассказу «Два» Тэффи Н. А., ответив на вопрос:
«Почему ресторанный пес почувствовал себя счастливым не после победы в драке с другим псом, а после того, как отдал ему кость?» (Текст не менее 70 слов)

источник

Ученики 5−11 классов учатся делать анализ художественного произведения. В средних классах он имеет упрощённую форму, в старших — более сложную. Чтобы ты не путался и знал, как готовиться к уроку по литературе, мы решили подготовить универсальный план анализа произведения. Смотри на примере романа «Отцы и дети», как это нужно делать.

Перед чтением художественного произведения советуем просмотреть все пункты, по которым необходимо его анализировать. Так ты сможешь по ходу отыскивать ответы на необходимые пункты: описания героев, их реплики, цитаты и тому подобное. Тебе будет проще ориентироваться на уроке, если оформишь данные в таблицу-подсказку. Для удобства также пометь в тетради страницы с важными мыслями или сделай стикеры-закладки в самой книге. Также заглядывай в статьи с критикой по произведению. В них ты найдёшь много подсказок по всем пунктам анализа художественного произведения. Бери критику за основу, а затем найди подтверждения фактов в тексте. Но не стоит полностью полагаться на чужое мнение. Если ты добавишь собственные рассуждения, хорошая отметка тебе обеспечена.

Смотри пример краткого анализа романа И. С. Тургенева «Отцы и дети», построенный на основе критики в учебнике 10 класса, материалов на сайтах literaguru.ru и obrazovaka.ru .

Начиная анализировать роман, изучи факты из биографии автора, связанные с созданием произведения. Отследи связь с исторической эпохой и обязательно узнай о значении книги в творчестве автора. Эти сведения помогут тебе понять задумку писателя, а также проблематику и идею романа. Без такой информации сложно построить доказательную базу.

Найди таблицу с признаками разных литературных жанров и по ней определи, к какому из них относится наше произведение. Признаки, которые помогут это сделать: объём, количество сюжетных линий и проблематика, продолжительность действия, языковые средства и многое другое.

В названии произведения чаще всего скрывается и его смысл. Это своего рода подсказка или намёк, о чём будет идти речь в произведении.

Тема — это то, о чём говорится в произведении, идея — суть, которую хотел донести автор до читателя. А проблематика — совокупность проблем произведения, которые волнуют писателя. Разберём на примере.

Сюжет — это последовательность и связь описания событий в литературном произведении, своего рода его схема. Включает экспозицию, завязку, развитие действия, кульминацию, развязку и постпозицию, иногда — пролог и эпилог. Основной предпосылкой развёртывания сюжета является время, причём как в историческом плане (исторический период действия произведения), так в физическом (течение времени в ходе произведения). Поэтому, когда читаешь текст, отметь себе эту схему.

В этом пункте важно ответить, кто является главными и второстепенными, положительными и отрицательными героями. Обсудить особенность их имён, поступки и мотивацию, характерные детали их внешности, взаимоотношения с другими персонажами. Обратить внимание на самохарактеристику героев и авторское отношение к ним, способы его выражения. Здесь главное подтверждать свои мысли цитатами из текста.

Примерно по такому принципу стоит проанализировать каждого персонажа.

Композиция — это построение произведения, деление текста на части. Но не бездумное дробление, а в соответствии с задумкой автора. В этом пункте необходимо обратить внимание на прологи, эпилоги, посвящения и их смысл. Отметить, есть ли вставные эпизоды и лирические отступления, эпиграф. Здесь полагайся на свою внимательность.

Как выражена (и выражена ли) авторская позиция? Присутствует ли авторское видение решения поставленных в произведении проблем?

Авторская позиция может присутствовать в лирических отступлениях, в описаниях героев и быта. Поэтому, читая произведение, старайся подмечать подобные характеристики.

Для ответа на этот пункт загляни в литературный словарь в конце учебника. Там наверняка есть определения многих художественных средств и приёмов: эпитеты, сравнения, метафоры и другие. Не ленись заглянуть и вспомнить самые распространённые из них, чтобы найти потом в тексте.

Если в предыдущем пункте анализируются художественные приёмы, то в этом — языковые средства (лексические единицы, синтаксические конструкции, виды речи и так далее).

Анализ художественного произведения — непростое дело. В школе ты работаешь вместе с одноклассниками, поэтому важно иметь хоть какое-либо представление и мнение, чтобы участвовать в обсуждении произведения. Особенно ценятся высказывания твоей точки зрения. Начни свой ответ со слов: «мне кажется», «я думаю», «по моему мнению» и так далее. Так ты развиваешь умение выстраивать логические цепочки, красиво говорить и писать, что не раз пригодится в жизни.

Работай активно на уроках, и соберёшь достаточно материала для сочинения. Успехов!

Если материал был для тебя полезен, не забудь поставить «мне нравится» в наших соцсетях ВКонтакте, Instagram, Facebook, ASKfm и поделись постом с друзьями. А мы сделаем ещё больше материалов, которые пригодятся тебе для учёбы.

источник

На олимпиаде по литературе участнику предлагается провести целостный анализ текста – прозаического или поэтического (по выбору). Мы остановимся на прозаическом тексте. Оценивается уровень сформированности умений анализировать текст, привлекая для этого все имеющиеся знания по языку и литературе. Обычно в задании предлагаются вопросы, на которые может ориентироваться ученик, но он имеет право выбрать свой путь анализа произведения, главное – он должен создать цельный, связный, объединённый общим замыслом аналитический текст. Важным моментом анализа является понимание учеником смысла произведения, его тематики и проблематики, и того, каким образом, с помощью каких средств автор раскрывает этот смысл. То есть мы опять подчёркиваем, что произведение анализируется в единстве формы и содержания.

Читайте также:  Какие анализы сдавать на иммунитет

Не обязательно описывать все структурные уровни текста, важнее сосредоточиться на характеристике его основных элементов, которые помогли автору более полно и ярко раскрыть содержание, реализовать замысел. Поэтому в работе ценится не обилие терминов, а точность и уместность их использования. С точки зрения содержания текста необходимо говорить о его теме, идее, проблеме, позиции автора, системе образов. При анализе формы произведения обращаем внимание на композицию, средства художественной выразительности, размышляя над тем, чего достигает автор их употреблением.

В результате анализа должен получиться связный текст, в котором будут рассмотрены все особенности содержания и речевого оформления анализируемого текста. Существует множество примерных планов и рекомендаций к целостному анализу текста. Сразу следует заметить, что нет единого обязательного плана, на рекомендации можно ориентироваться, но подходить к ним творчески, помня о том, что любой анализ индивидуален и показывает именно ваше восприятие и понимание текста.

Итак, останавливаясь на анализе прозаического текста как задании олимпиады по литературе. Тогда с точки зрения содержания мы должны остановиться на основной теме, идее, проблеме, затронутой автором, рассмотреть систему образов, определить позицию автора. С точки зрения формы анализируем построение текста, то есть его композицию, находим средства художественной выразительности и определяем их роль в данном тексте.

Также на олимпиаде возможен анализ лирического произведения, с которым вы также можете ознакомиться.

Для примера проанализируем отрывок из повести Ричарда Баха «Чайка по имени Джонатан Ливингстон».

Он почувствовал облегчение оттого, что принял решение жить, как живет Стая. Распались цепи, которыми он приковал себя к колеснице познания: не будет борьбы, не будет и поражений. Как приятно перестать думать и лететь в темноте к береговым огням.

– Темнота! – раздался вдруг тревожный глухой голос. – Чайки никогда не летают в темноте! Но Джонатану не хотелось слушать. «Как приятно, – думал он. – Луна и отблески света, которые играют на воде и прокладывают в ночи дорожки сигнальных огней, и кругом все так мирно и спокойно…»

– Спустись! Чайки никогда не летают в темноте. Родись ты, чтобы летать в темноте, у тебя были бы глаза совы! У тебя была бы не голова, а вычислительная машина! У тебя были бы короткие крылья сокола!

Там, в ночи, на высоте ста футов, Джонатан Ливингстон прищурил глаза. Его боль, его решение – от них не осталось и следа.

Короткие крылья. Короткие крылья сокола! Вот в чем разгадка! «Какой же я дурак! Все, что мне нужно – это крошечное, совсем маленькое крыло; все, что мне нужно – это почти полностью сложить крылья и во время полета двигать одними только кончиками. Короткие крылья!»

Он поднялся на две тысячи футов над черной массой воды и, не задумываясь ни на мгновение о неудаче, о смерти, плотно прижал к телу широкие части крыльев, подставил ветру только узкие, как кинжалы, концы, – перо к перу – и вошел в отвесное пике.

Ветер оглушительно ревел у него над головой. Семьдесят миль в час, девяносто, сто двадцать, еще быстрее! Сейчас, при скорости сто сорок миль в час, он не чувствовал такого напряжения, как раньше при семидесяти; едва заметного движения концами крыльев оказалось достаточно, чтобы выйти из пике, и он пронесся над волнами, как пушечное ядро, серое при свете луны.

Он сощурился, чтобы защитить глаза от ветра, и его охватила радость. «Сто сорок миль в час! Не теряя управления! Если я начну пикировать с пяти тысяч футов, а не с двух, интересно, с какой скоростью…»

Благие намерения позабыты, унесены стремительным, ураганным ветром. Но он не чувствовал угрызений совести, нарушив обещание, которое только что дал самому себе. Такие обещания связывают чаек, удел которых – заурядность. Для того, кто стремится к знанию и однажды достиг совершенства, они не имеют значения.

Анализируемый текст представляет собой отрывок из повести Ричарда Баха «Чайка по имени Джонатан Ливингстон». Эта повесть принесла автору всемирную известность. Во многих произведениях Ричарда Баха так или иначе затрагивается тема полёта, но в повести о Чайке эта тема поднимается до философского обобщения, что позволяет определить жанр произведения как повесть-притчу. Подтверждает правильность такого определения жанра эпиграф-посвящение: «Невыдуманному Джонатану-Чайке, который живёт в каждом из нас».

Текст является эпизодом из повести, в котором автор рассказывает о том, как главный герой проходит путь от решения смириться, отказаться от своей мечты до смелого воплощения этой мечты и победы над собой. О какой же мечте идёт речь? Для Джонатана мечтой было познание, изучение полёта, постижение своих возможностей и стремление расширить эти возможности. Он не мог и не хотел довольствоваться только пропитанием, не мог и не хотел жить так, как жила Стая.

В своём стремлении он был одинок, ему было нелегко. Об этом нам говорит первое предложение текста: «Он почувствовал облегчение оттого, что принял решение жить, как живет Стая». Он решил быть, как все, и почувствовал облегчение. Тяжело быть изгоем, тяжело быть белой вороной. И когда раздаётся тревожный глухой голос, напоминающий Джонатану о темноте (ты летишь в темноте, а чайки не летают в темноте, значит, ты не такой, как все, а ведь ты решил не отличаться от других!), он НЕ ХОЧЕТ слушать, он пытается думать, как приятно, мирно и спокойно вокруг него и в его душе – ведь он принял ПРАВИЛЬНОЕ решение. Джонатан чувствует себя свободным – «распались цепи», которыми он был прикован к своей мечте. В тексте она названа возвышенно: «колесница познания». Но когда приковывали к колеснице… Это же была пытка, казнь! А разве не пытка – муки поисков истины, муки творчества, когда раз за разом ничего не получается, а вокруг – не сторонники, а противники, кого радует каждая твоя неудача? Мы сейчас говорим о Чайке или о людях, о себе?

Мастерство автора проявилось в том, что он смог ТАК рассказать о Чайке, чтобы вдумчивый читатель смог подняться до философских обобщений: читая повесть о Чайке, мы размышляем о человеческой жизни, о человеческих взаимоотношениях и характерах. Автор верит в то, что в каждом живёт мечта, надо только напоминать людям о ней, пробуждать силы стремиться к своей мечте. И показывает это на образе главного героя. Джонатан смирился, но это было только внешнее смирение. Как только в его уме появляется новая идея, забыто прежнее решение «быть как все» и он уже летит, проверяя эту идею, и ликует, ощутив радость победы.

Композиционно отрывок можно разделить на 4 части: решение смириться и быть как все; озарение; проверка догадки; радость открытия. Плавное и спокойное начало сменяется тревогой, затем напряжение нарастает и нарастает скорость движения, которая достигает максимума, когда Джонатан вышел из пике и «пронесся над волнами, как пушечное ядро, серое при свете луны». И дальше – радость, ликование и новые планы: «Если я начну пикировать с пяти тысяч футов, а не с двух, интересно, с какой скоростью…» Поистине, нет предела совершенствованию и нет границ познанию.

Автор использует в тексте различные средства художественной выразительности. Здесь присутствуют метафоры, придающие поэтичность и возвышенность: «колесница познания»; «Ветер оглушительно ревел у него над головой»; «Луна и отблески света, которые играют на воде и прокладывают в ночи дорожки сигнальных огней». Сравнения: «он пронесся над волнами, как пушечное ядро»; «подставил ветру только узкие, как кинжалы, концы», – помогают ярче представить действие и признак. В тексте имеются и контекстуальные антонимы: «тревожный глухой голос» – «приятно», «всё так мирно и спокойно»; «не голова, а вычислительная машина». Трижды повторяется словосочетание «Короткие крылья!» – это и есть озарение, открытие, которое пришло к Джонатану. И дальше – само движение, скорость растёт, и подчёркивается это градацией: «не задумываясь ни на мгновение о неудаче, о смерти»; «семьдесят миль в час, девяносто, сто двадцать, еще быстрее!»

Последняя часть текста – радость победы, радость познания. Автор возвращает нас к началу, когда Джонатан решил быть как все, но теперь «Благие намерения позабыты, унесены стремительным, ураганным ветром». Здесь опять используется градация, рисующая вихрь радости и ликования в душе героя. Он нарушает обещание, прозвучавшее в начале текста, но «Для того, кто стремится к знанию и однажды достиг совершенства», такие обещания не имеют значения. Словосочетание «благие намерения» вызывает множество ассоциаций. Сразу вспоминается фраза «Дорога в ад вымощена благими намерениями». Подумаем над ней. Может ли быть так, что благие намерения идут не во благо, а во вред? Наверное, может, если намерения остаются только намерениями и не превращаются в конкретные дела. И нам становится ясно, что герой текста не предаётся «намерениям», а действует и побеждает. В этом и заключена основная мысль текста: только тот, кто не боится быть не таким, как все, и идёт за своей мечтой вопреки всему, сможет быть по-настоящему счастливым сам и сделать счастливыми других.

Следует напомнить, что кроме анализа на уроках литературы возможен анализ прозаического текста и на уроке русского языка. Ознакомьтесь с примером лингвистического анализа текста того же отрывка повести Ричарда Баха для того, чтобы сравнить оба анализа и понять разницу между ними.

источник

Анализ эпизода художественного произведения на уроке литературы в 5-9 классах (Анализ рассказа Н.А.Тэффи «Два»)

Подать заявку

Для учеников 1-11 классов и дошкольников

Путкова Тамара Николаевна,

учитель русского языка и литературы

МКОУ «Каменноозерская ООШ» ГО Богданович

Анализ эпизода художественного произведения на уроке литературы

Эпизод – это отрывок (фрагмент) из художественного произведения, обладающий известной самостоятельностью и законченностью. Как в капле отражается химический состав воды, так и в эпизоде отражаются все особенности художественного произведения, поэтому эпизод может стать «рабочей площадкой» для формирования читательских умений учащихся – умений понимать произведение и анализировать его. Именно это является мотивацией к практике такой формы работы на уроке литературы, как анализ эпизода.

Обучение анализу эпизода начинается с формирования умения выделять эпизод.

Умение выделять эпизод при анализе художественного произведения – это одно

из важных читательских умений.

Определить границы эпизода .

Определить основную мысль эпизода, дать ему название.

Указать, через какие образы раскрывается главная мысль эпизода.

Проследить смену настроений и чувств действующих лиц, выявить авторскую мотивировку поступков героев.

Отметить, какие художественные приемы использует автор для выражения идеи . (Авторская характеристика, взаимохарактеристика героев, портрет, деталь, пейзаж, интерьер, речь, анализ поступков).

Указать, какие выразительные средства языка помогают автору раскрыть основную мысль (тропы, риторические фигуры и др.)

Определить, какова роль эпизода и законы сцепления его с остальными эпизодами.

Трудности (ошибки) в анализе эпизода

Однообразны приемы анализа (распространенный прием – беседа, а возможен и диафильм – кадр).

Не предусмотрена монологическая речь учащихся.

Мало используются опережающие задания.

Не используется инсценировка эпизода (в среднем звене).

Словарная работа слаба или неудачна.

Отсутствие мотивированности выбора эпизода («Нравственные искания Пьера (на примере дуэли с Долоховым)»).

Неорганична связь с современностью.

Анализ эпизода включает 3 блока

Место в произведении, связи с другими эпизодами

Приемы (главные из них – портрет, деталь, пейзаж)

Покажем на конкретном примере разные варианты анализа текста на примере небольшого рассказа Тэффи «Два».

В маленьком садике при скверном ресторанчике маленького и скверного Туапсе завтракали мы в тугие, голодные времена — предбеженские. Ели с грязных тарелок бараньи ошметки, хлеб черствый, кислый и пыльный. Тощий ресторанный пес бродил между столиками, стучал хвостом по голым ребрам и «ни от какой работы не отказывался» — ел даже огрызки от соленых огурцов. Совсем, видно, пропадать приходится. И вдруг в другом углу садика появился другой пес. Видно, только что прошмыгнул в калитку. Остановился у столика, за которым старик пилил ножом какую-то жареную кожу, остановился и присел, не совсем присел, не до земли, а чуть-чуть поджался исключительно из унижения и чтобы подчеркнуть свое бедственное положение. И по всей позе видно было, что он сам сознает, как дело его незаконно. Старик взглянул на него и бросил ему через голову кость. Не успел пес лязгнуть зубами, как в один прыжок тот другой, ресторанный, и законный, был уже на нем. Пыль, визг, вихрь, шерсть, хвосты, зубы. Через секунду уже на другой стороне улицы тихое повизгивание, и уныло поджатый хвост медленно скрывается в воротах. Победитель вернулся, полизал себе бок, разыскал незаконную кость, погрыз, задумался, опять погрыз вяло, без жизни, без темперамента. А ведь это все-таки была ко-о-о-сть. Ведь не огуречный огрызок, а ко-о-о-ость. Да еще, поди, с мясцом, потому что старик-то, владетель ее и жертвователь, беззубый сидел и обгрызть ее, как прочие посетители, не мог. Задумался чего-то пес. Морду отвернул, заскучал. Неужто жалеет того, что прогнал? Чего жалеть-то? Лезут тут всякие, когда самому концы с концами не свести. Отряхнулся, подошел к столу, минутку постоял, да и отошел. И работа, значит, на ум не идет. Лег у стены. Печальный, совсем расстроился. Вдруг фыркнул носом, вскочил и деловито, трусцой побежал через улицу. — Смотрите, — сказал мне сосед, — никак мириться побежал. Через минуту пес, уже спокойный, совсем другой походкой вернулся в ресторан. Морда у него была слегка смущенная, но очень добрая и даже веселая. На почтительном расстоянии следовал за ним тот — нарушитель прав, злодей и преступник. Злодей уже не боялся и не приседал, но явно старался держать себя скромно. Разыскал историческую кость и, хотя она была уже совсем объеденная и заваленная, забился с нею скромно под забор, явно подчеркивая, что к клиентам соваться не будет. Победитель рыскал без толку между столиками и так вилял хвостом, с такою силою, что даже весь на бок поворачивался. Получил раза два здорового тумака, но даже не визгнул, так был счастлив.

Читайте также:  Как делать анализ на английском

Анализ рассказа Н.А.Тэффи «Два»

(2) «Неужто жалеет того, что прогнал?» — в этих словах, по моему мнению, звучит главная мысль отрывка из рассказа Н.А.Тэффи. Интересно, что слова эти относятся не к человеку, а к худому голодному псу, проявившему милосердие к такому же голодному «соотечественнику» в «голодные, предбеженские» времена.

(3) Так героями рассказа становятся два голодных пса: ресторанный , законно поедающий остатки пищи», и чужак , покусившийся на «незаконную кость». Различия в их положении налицо: они выражены в поведении и облике собак. Ресторанный по – хозяйски бродит между столиками, стучит хвостом по голым ребрам (признак доброжелательности к клиентам) и «ни от какой работы не отказывается», то есть поедает все. Чужак, напротив, скромно прошмыгнул в калитку и так же скромно садится перед столиком, как будто понимая незаконность своих действий.

(4) Конфликт неизбежен, и исход предрешен: пыль, визг, хвосты, зубы. Злодей наказан и с повизгиванием, поджав хвост, бежит. Казалось бы, победитель должен ликовать! Но даже кость (а ведь это была ко-о-о-сть) не приносит ему радости, и грызет он ее без темперамента.

(5) И тут на наших глазах в собаке пробуждается «человеческое». Автор старательно подчеркивает это через лексику человеческих действий: задумался пес, морду отвернул, заскулил, даже «работа» на ум не идет, расстроился и лег, печальный. А вот и новый поворот событий: хозяин сбегал за нарушителем и привел «преступника» в ресторан, чтобы поделиться с ним скромной пищей. И как же изменились внешний облик и поведение пса: он спокоен, морда у него смущенная, но очень добрая и даже веселая. Пес даже не обратил внимания на тумак, полученный за чрезмерное виляние хвоста, так был счастлив .

(8) Жизнь часто ставит нас перед выбором, что лучше: забирать или отдавать. Этот голодный пес сделал свой выбор: в такое тяжелое время он отдал своему собрату ко-о-о-сть и счастлив. Так писательница через образы собак решает проблему милосердия в жестоком мире. Ведь милосердие – это милость к ближнему, идущая из сердца. Автор убеждает нас в том, что милосердие и доброта еще есть на земле, а человеку не худо бы брать пример с животных, ведь без взаимопомощи жить на свете трудно всем. Возможно, для Н.А.Тэффи милосердие и счастье неразрывно связаны.

РОЛЬ ЭПИЗОДА в раскрытии проблемы

«Неужто жалеет того, что прогнал?» — в этих словах, по моему мнению, звучит главная мысль отрывка из рассказа Н.А.Тэффи. Со словом «жалеет» в текст входит и проблема милосердия в жестоком мире , а сама фраза относятся не к человеку, а к худому голодному псу, проявившему жалость к такому же голодному «соотечественнику» в «голодные, предбеженские» времена.

Так героями рассказа становятся два голодных пса. Все в рассказе указывает на трагичность момента : и упоминание о «тугих, голодных временах» в начале рассказа, и внешность собак, и их поступки . Оба героя рассказа постоянно голодные, поэтому тощие, с худыми ребрами. Но один из них ресторанный. Он по – хозяйски бродит между столиками, проявляя чрезмерное дружелюбие к клиентам стуком хвоста по голым ребрам. Другой — чужак, скромно прошмыгнувший в калитку и также скромно усевшийся перед столиком, как бы понимая незаконность своих действий. Конфликт неизбежен, и злодей жестоко наказан: пыль, визг, хвосты, зубы.

Но действие идет не к развязке, а к новой кульминации. Вторая часть рассказа является антитезой первой. В «законном» вдруг начинается внутренняя борьба разума и чувства, просыпается человеческое. Автор старательно подчеркивает это через лексику человеческих действий : задумался пес, морду отвернул, заскулил, и работа на ум не идет, расстроился, лег, печальный. Важной деталью становится кость, за которую наказан чужой и которая сейчас даже не доставляет радости хозяину (важность вещи подчеркнута написанием этого слова). В итоге – ресторанный сам привел злодея (но в самом слове «злодей» уже нет ненависти), чтобы поделиться с ним той самой ценной костью, отчего был так счастлив , что даже морда его была веселая и добрая и тумаки клиентов его не огорчали.

Писательница убеждает читателя в том, что милосердие – милость к ближнему, идущая из сердца, — есть на земле, именно на нем зиждется жизнь. За примерами можно обратиться к другим произведениям нашей литературы (приводятся примеры).

К данному тексту можно предложить и другое задание.

Написать сочинение-рассуждение по рассказу «Два» Тэффи Н. А., ответив на вопрос:
«Почему ресторанный пес почувствовал себя счастливым не после победы в драке с другим псом, а после того, как отдал ему кость?» (Текст не менее 70 слов)

источник

По собственному опыту знаю, что написать стилистический анализ не так просто, как кажется. Многие люди просто отчаиваются и бросают работу, делают «абы как», а зря. Это полезное умение, позволяющее шире взглянуть на любой текст.

Может быть, моя работа кому-нибудь пригодится, и кто-то, ознакомившись с моим, напишет свой гениальный анализ. Я получила за него довольно хорошие (а в сравнении с большинством сокурсников — даже очень, 4 с чем-то из 5 за каждый) баллы, однако не могу сказать, насколько он точен, ибо проверка производилась дистанционно.

В любом случае, вот мои примеры стилистического анализа, буду рада вашим комментариям, если он как-то заинтересует вас или поможет в работе или творчестве.

1. Заколдованная буква
(Драгунский «Денискины рассказы»)

Она (елка) лежала большая, мохнатая и так вкусно пахла морозом, что мы стояли как дураки и улыбались. Потом Аленка взялась за одну веточку и сказала:
— Смотрите, а на елке сыски висят.
«Сыски»! Это она неправильно сказала! Мы с Мишкой так и покатились. Мы смеялись с ним оба одинаково, но потом Мишка стал смеяться громче, чтоб меня пересмеять.
Ну, я немножко поднажал, чтобы он не думал, что я сдаюсь. Мишка держался руками за живот, как будто ему очень больно, и кричал:
— Ой, умру от смеха! Сыски!
А я, конечно, поддавал жару:
— Пять лет девчонке, а говорит «сыски»… Ха-ха-ха!
Потом Мишка упал в обморок и застонал:
— Ах, мне плохо! Сыски…
И стал икать:
— Ик. Сыски. Ик! Ик! Умру от смеха! Ик!
Тогда я схватил горсть снега и стал прикладывать его себе ко лбу, как будто у меня началось уже воспаление мозга и я сошел с ума. Я орал:
— Девчонке пять лет, скоро замуж выдавать! А она — сыски.
У Аленки нижняя губа скривилась так, что полезла за ухо.
— Я правильно сказала! Это у меня зуб вывалился и свистит. Я хочу сказать «сыски», а у меня высвистывается «сыски»…

Анализ:
Данный отрывок является сочетанием повествования от лица действующего персонажа и прямой речи героев художественного произведения (рассказа). Стиль разговорный, автор намерено делает речь каждого героя индивидуальной (рассказчика, Аленки и Мишки), что подчеркивается передачей звуковой составляющей беседы («сыски» (неправильный выговор ребенка) и междометия-звуки – «ик», «ха-ха-ха», «ой»), которая в свою очередь придает юмористически-абсурдный характер тексту. Даже невинные на первый взгляд описания действия-реакции — У Аленки нижняя губа скривилась так, что полезла за ухо – с помощью гротеска (в видении ребенка) создает комический эффект (как и «упал в обморок» — преувеличение, на самом деле обморока не было).
Характерная непринуждённость (употребление просторечий и слов разговорной лексики – дурак, орал, девчонка, поднажал, поддать жару, пересмеять), образность (образы разных по характеру и межличностным отношениям в данной группе участников полилога), эмоциональность (повторы реплик о шишках, знаки препинания (восклицательный знак, многоточие (апосиотеза)), выражающие эмоции), субъективность (в содержании высказываний, речи от лица рассказчика, в эмоциональности)).
Краткие, неполные реплики («Умру от смеха!», «Сыски.», «Ах, мне плохо!») также являются основной чертой разговорного стиля.
В отрывке часто встречаются подчеркивающие авторскую оценку и эмоциональность элементы: восклицательный знак, восклицательный знак с многоточием, многоточие.

Автор устами одного из действующих лиц раскрывает перед нами небольшую картину: трое друзей, очевидно, младшего школьного возраста или еще младше, гуляя во дворе, наткнулись на новогоднюю елку, на которой обнаружили шишки. Соревнование мальчишек как между собой, так и против подруги, ситуация, которая могла бы произойти с каждым ребенком, придают реалистичности и особой выразительности рассказу. Хоть произведение и рассчитано на детскую аудиторию, это не сказка, а как бы возможность подглядеть в замочную скважину за обычной жизнью обычных, близких читателям, ребят, чем объясняется популярность такого рода произведений у аудитории.

***
2. А. С. Пушкин – Капитанская дочка (Глава IV)
Прошло несколько недель, и жизнь моя в Белогорской крепости сделалась для меня не только сносною, но даже и приятною. В доме коменданта был я принят как родной. Муж и жена были люди самые почтенные. Иван Кузмич, вышедший в офицеры из солдатских детей, был человек необразованный и простой, но самый честный и добрый. Жена его им управляла, что согласовалось с его беспечностию. Василиса Егоровна и на дела службы смотрела, как на свои хозяйские, и управляла крепостию так точно, как и своим домком. Марья Ивановна скоро перестала со мною дичиться. Мы познакомились. Я в ней нашел благоразумную и чувствительную девушку. Незаметным образом я привязался к доброму семейству, даже к Ивану Игнатьичу, кривому гарнизонному поручику, о котором Швабрин выдумал, будто бы он был в непозволительной связи с Василисой Егоровной, что не имело и тени правдоподобия; но Швабрин о том не беспокоился.
Я был произведен в офицеры. Служба меня не отягощала. В богоспасаемой крепости не было ни смотров, ни учений, ни караулов. Комендант по собственной охоте учил иногда своих солдат; но еще не мог добиться, чтобы все они знали, которая сторона правая, которая левая, хотя многие из них, дабы в том не ошибиться, перед каждым оборотом клали на себя знамение креста. У Швабрина было несколько французских книг. Я стал читать, и во мне пробудилась охота к литературе. По утрам я читал, упражнялся в переводах, а иногда и в сочинении стихов. Обедал почти всегда у коменданта, где обыкновенно проводил остаток дня и куда вечерком иногда являлся отец Герасим с женою Акулиной Памфиловной, первою вестовщицею во всем околотке. С А. И. Швабриным, разумеется, виделся я каждый день; но час от часу беседа его становилась для меня менее приятною. Всегдашние шутки его насчет семьи коменданта мне очень не нравились, особенно колкие замечания о Марье Ивановне. Другого общества в крепости не было, но я другого и не желал.
Несмотря на предсказания, башкирцы не возмущались. Спокойствие царствовало вокруг нашей крепости. Но мир был прерван внезапным междуусобием.
Анализ:
Данный фрагмент повести А. С. Пушкина является повествовательным. Представлен монолог от первого лица. Речь других участников действия в отрывке отсутствует. Главный герой рассказывает о событиях своей жизни в определенный промежуток времени, а также о вызванных ими впечатлениях и чувствах. Связь между абзацами текста параллельная.
В первом абзаце рассказчик говорит про впечатления от Белогорской крепости, описывает своих хозяев и отношения с ними – Ивана Кузмича, его жену Василису Егоровну и их дочь Марью Ивановну, — кратко, но объемно, позволяя читателю создать вполне живой образ даже на основе этих фактов. Подводя краткий итог своим наблюдениям, он вскользь упоминает уже знакомого читателю Швабрина, бросая на него легкую «тень», как он – на Василису Егоровну, персонажа повести. Предложения связаны цепной связью.
Во втором абзаце предложения связаны цепной связью. Автор открывает нам больше о главном герое его же устами и глазами. Он говорит о своем повседневном быте, становится понятна его любовь к чтению и сочинительству, что как бы приближает рассказчика к своему создателю, автору. Имеет место и небольшой иронический момент: безуспешные учения солдат и описание их «дремучести» через излишнюю набожность, видимо, осуждаемую как рассказчиком, так и автором текста. Предложение «Обедал почти всегда у коменданта, где обыкновенно проводил остаток дня и куда вечерком иногда являлся отец Герасим с женою Акулиной Памфиловной, первою вестовщицею во всем околотке» не указывает лицо, так как предложения до и после этого в качестве подлежащего имеют местоимение «я» и лицо очевидно. Здесь, упоминая Швабрина, автор использует инициалы, что придает оттенок пренебрежения и одновременно отдаления героев (а не дружеской фамильярности при обращении просто фамилией).
В третьем абзаце предложения связаны между собой цепной связью, что является признаком повествования.
Использованы общеупотребительные слова и слова, объединенные военной тематикой (комендант, крепость, смотры, учения, караулы, гарнизон, офицер, поручик, крепость). Особенностью является сочетание книжной и разговорной лексики. Лексическая составляющая текста подчеркнута архаизмами (дичиться – пугаться (совр.), вестовщица – сплетница, околоток – окрестность, охота — здесь «желание»), устаревшими формами слов (окончание –ию, -ою и т.д.), жаргонизмами и профессионализмами (особенно касающимися военной службы: комендант, крепость, смотры, учения, караулы, гарнизон, офицер, поручик, крепость). Автор также использовал сочетания «богоспасаемая крепость», «всегдашние шутки», формы слов «домком» (т.е. небольшим домом), «кривой поручик» (описание внешности), «незаметным образом» (т.е. незаметно), обращая внимание на особенности речи и характера рассказчика. Тропы «принят как родной» (сравнение – словно родственник), «доброе семейство» (согласованный эпитет качества – добропорядочное, хорошее), «колкие замечания» (согласованный эпитет – задевающие за живое по своему содержанию) и т.д. обнажают богатую индивидуальную речь рассказчика. Повтор слова «другого» в предложении «Другого общества в крепости не было, но я другого и не желал» наводит на мысль о двусмысленности высказывания: скорее всего, рассказчик не желал другого не только касательно общества, но и жизни в целом, о чем нечаянно упоминает сразу после имени Марьи Ивановны.
Инверсия в большинстве случаев является особенностью речи времени рассказчика. Перед союзом «но» автор использует точку с запятой в предложениях:
1. Я в ней нашел благоразумную и чувствительную девушку. Незаметным образом я привязался к доброму семейству, даже к Ивану Игнатьичу, кривому гарнизонному поручику, о котором Швабрин выдумал, будто бы он был в непозволительной связи с Василисой Егоровной, что не имело и тени правдоподобия; но Швабрин о том не беспокоился.
2. С А. И. Швабриным, разумеется, виделся я каждый день; но час от часу беседа его становилась для меня менее приятною.
Это сделано для того, чтобы сохранить обе мысли в одном предложении, не разбивая его на два, что, очевидно, казалось для автора важным. При этом в предложении «Спокойствие царствовало вокруг нашей крепости. Но мир был прерван внезапным междуусобием» предложения намерено разбиты. Подобный прием придает особое значение второму предложению, которого не было бы, будь оно просто частью первого, выделяя его.
Проведя стилистический анализ, мы пришли к выводу, что в данном отрывке представлен текст художественного стиля.

Читайте также:  Географический язык какие анализы сдать

3. «Незаметный.блокнот» Артемий Звершховский
Раз.
Сам себя поднимаешь утром с кровати за уши.
Два.
Не спеша открываешь дверь, закрытую изнутри.
Казалось, что одиноко — это когда никого снаружи.
А оказалось, одиноко — когда никого вну-
три.

Данное стихотворение представляет собой четверостишье в семь строк с перекрестной рифмой вида АВАВ. Его основу составляют общеупотребительные и стилистически нейтральные слова, которые формируют номинативный ряд без оглядки на оценку или какие-либо особенности говорящего. Лексическая база стихотворения представлена наречиями – не спеша, изнутри, одиноко, снаружи, внутри; местоимениями – сам, себя, что, когда, никого, это. Они формируют эмоциональную окраску произведения, описывающего внутренний мир и переживания лирического героя.
Строфа объединена общей тематикой – построена в виде пронумерованного списка, от одного до трех «пунктов»-рифмованных строк. Автор сегментировал каждый «номер» на отдельную строку, чтобы подчеркнуть это своеобразное разделение. Три пункта – три «мысли» героя. Они связаны цепной связью и идут друг за другом в правильном порядке повествования, особенно первые две (подъем с постели и выход из комнаты). Последняя стоит особняком как по содержанию (переход от непосредственно действий к размышлению), так и по форме, и присоединена к остальным параллельной связью. Здесь «номер» выставлен не в начале, а в конце строки, причем задействована внутренняя форма слова (вну-три – как одно слово «внутри» и как последний пункт, цифра три). Автор сравнивает человека с комнатой, о которой шла речь в начале строфы, примеряя те же пространственные понятия «изнутри-внутри, снаружи» к мироощущению и душе своего героя.
Амплификация (изнутри — внутри), инверсированный оборот «поднять за уши» (разбудить силой, без спроса), использованный в ином значении (действие остается насильственным, но теряет долю негативного смысла). Гендерная характеристика текста остается неизвестной, так как слов, использованных в каком-то определенном роде (мужском или женском) нет.
Все вышесказанное позволяет подтвердить, что использованный здесь стиль – художественный.

4. Антон Долин, рецензия на мультфильм «Город героев» для ВестиФМ.
«Город героев» — необычный мультфильм, но, к чести корпорации Disney, надо признать, что других они не делают уже давно; по меньшей мере, с тех пор, как креативную часть всей диснеевской анимации возглавил гениальный Джон Лассетер. Если «Рапунцель» или «Холодное сердце» продолжали традиции привычных сказок про принцесс, то «Вольт» или «Ральф» нарушали рутину неожиданными ходами, как сюжетными, так и формальными. И «Город героев» — еще один пример: кстати, еще и первая диснеевская попытка инкорпорировать комиксы компании Marvel (напомним, уже несколько лет это часть корпорации) в анимацию. Впрочем, супергерои здесь необычные. Центральный персонаж «Города героев» — мальчик-вундеркинд по имени Хиро; то ли японское имя, то ли «герой» по-английски, и само место действия тоже американо-японское — город будущего Сан-Франсокио. Там и живет подросток Хиро со старшим братом и воспитывающей их теткой, пока его, мальчишку, увлеченного боями роботов, не приглашают досрочно поступить в главный здешний университет. Там Хиро, будущий лидер команды супергероев, встретится с подельниками — чудаками, неудачниками, изобретателями-недотепами, корпеющими в лабораториях над своими порой неправдоподобными проектами.

Анализ:
Данный отрывок написан в публицистическом стиле. С одной стороны, он призван проинформировать читателей о фильме, с другой – воздействовать на их к нему отношение через авторский взгляд. Описание мультфильма– предмета статьи — и повествование об его действии идет через авторскую речь, где автор остается «за кадром», что не позволяет выявить гендерную характеристику данного текста.
Основу отрывка составляет стилистически нейтральная лексика и заимствованная лексика, оживляющая текст и придающая ему новизны и сенсационности и использованая к месту: креативный, корпорация, инкорпорировать (сделать частью корпорации), комиксы, компания, вундеркинд, проект и т.д. Она является одновременно признаком публицистики и неким требованием предмета статьи – зарубежного продукта о сплаве культур. Упоминание названий и имен («Дисней, «Марвел» — корпорации, «Рапунцель», «Холодное сердце», «Вольт», «Ральф» — названия мультфильмов, Джон Лассетер – сотрудник Дисней) требуют определенной базы в сознании читателя для лучшего понимания предмета статьи. Имя главного героя мультфильма, указанное в статье, может иметь несколько значений, что и поясняет кинокритик. Название вымышленного города, в котором происходят события мультфильма – Сан-Франсокио – это сочетание названий городов Сан-Франциско (США) и Токио (Япония).
Повторы («там и живет…», «там Хиро…»; «то ли японское имя, то ли «герой» по-английски», «еще один пример…», «еще и первая попытка…») также являются характерной особенностью публицистического стиля.
Текст отличается логичностью, связанностью, представляет собой один абзац, в котором предложения связаны цепной связью.

5. Николай Гумилёв, «Акростих»

Ангел лёг у края небосклона.
Наклонившись, удивлялся безднам.
Новый мир был синим и беззвездным.
Ад молчал, не слышалось ни стона.

Алой крови робкое биение,
Хрупких рук испуг и содроганье.
Миру снов досталось в обладанье
Ангела святое отраженье.

Тесно в мире! Пусть живет, мечтая
О любви, о грусти и о тени,
В сумраке предвечном открывая
Азбуку своих же откровений.

Анализ:
Этот текст является акростихом из трех четверостиший с рифмовкой вида АВВА. Первые буквы каждой строки образовывают имя «Анна Ахматова», которой и посвящено данное произведение.
Текст связан цепной связью и построен в виде лирического повествования с сюжетом на мистическую библейскую тематику (ангелы, ад, небосклон = небеса): в начале мироздания ангел посмотрел с небес вниз, и новому миру «досталось в обладанье» его отражение, мечтающее и тоскующее по своей неземной сущности, т.е. сама Анна Ахматова.
Высокая образность, эмоциональность, мелодичность подчеркивают лирическую направленность произведения. Использованы тропы: «Ад молчал» — олицетворение, «рук испуг» — олицетворение, «робкое биение» — олицетворение», «азбука откровений» – эпитет, «предвечный сумрак» — эпитет, «тесно в мире» — метафора. Книжная поэтическая лексика (биение, предвечный и т.д.) смешивается с межстилевой, что может быть характерно для художественного стиля. Лицо не используется, рассказчик остается неизвестен читателю и не является действующим лицом. Гендерные особенности неизвестны. Текст характеризуется регулярностью, связностью, образностью, пространностью, авторский шрифтовой режим (выделение первых букв строчек) позволяет с большим удобством прочесть зашифрованную анаграмму. Использование многочисленных тропов, лирическая направленность, большая выразительность и эмоциональность, выражаемая тропами авторская оценка и книжная лексика – признаки художественного стиля, а значит, можно сделать вывод, что данное произведение относится именно к нему.

источник

Блог филолога и методиста

  1. История создания .
  2. Сюжетные линии : выделить, пронумеровать и назвать для каждой линии:
    • ДЛ (действующие лица);
    • события.
  3. Сюжетная схема (не все компоненты обязательно будут присутствовать):
    • экспозиция — условия и обстоятельства, которые привели к возникновению конфликта;
    • завязка — начало или проявление и обострение конфликта;
    • развитие действия;
    • кульминация;
    • развязка;
    • эпилог.
  4. Композиция :
    • последовательность и взаимосвязанность всех частей произведения (разделов, эпизодов, сцен, вводных эпизодов, лирических отступлений, картин, образов), разворачивание действий и группирование и расстановка персонажей;
    • способы компоновки художественного мира: портрет, пейзаж, интерьер, лирическое отступление;
    • способы изображения: рассказ, повествование, описание, монолог, внутренний монолог, диалог, полилог, реплика, ремарка, «поток сознания»;
    • точки зрения субъектов художественного произведения: автора, рассказчика, повествователя, персонажей;
    • придерживается автор или нет причинно-следственной зависимости.
  5. Образы ДЛ (главных): характеры, взаимоотношения между персонажами, типичность (уникальность) персонажей.
  6. Стиль : специфика письма каждого отдельного писателя: мировоззрение, жизненный опыт, характер, общая культура обуславливают:
    • выбор темы и ее раскрытие;
    • разработку любимых жанровых форм;
    • язык;
    • использование художественных средств (смотрите «План анализа стихотворения» пункты 3 b, c, d, e).
  7. Литературное направление : сентиментализм, романтизм, реализм (критический, магический (например, Г.Г. Маркес «Сто лет одиночества», Ф. Кафка «Превращение»), социалистический, неореализм), натурализм, символизм, эстетизм, неоромантизм, импрессионизм (тенденция в творчестве авторов, принадлежавших к разным литературным направлениям — Ги де Мопассан, О. Уайльд, К. Гамсун), авангардизм, модернизм, постмодернизм, экзистенциализм, «театр абсурда», «школа потока сознания» (Дж. Джойс, М. Пруст, Т. Манн, У. Фолкнер и другие).
  8. Жанровые особенности : эпос вообще — это чередование сюжетных событий.
    • рассказ (оповiдання) — малая эпическая форма: в центре — 1 событие, вокруг него сгруппированы ДЛ, характеры ДЛ в сформированном виде, описаний мало и они лаконичны, небольшой размер произведения (как правило, несколько страниц);
    • новелла — малая эпическая форма: в центре — 1 необычное событие, неожиданный финал, лаконичность. Виды:
      1. новелла событий — О’Генри, Дж. Лондон, И. Бабель, Дж. Кольер;
      2. новелла «настроения» с психологическим сюжетом — А. Чехов, Мопассан, Акутагава Рюноскэ;
    • повесть — средняя эпическая форма: 1 сюжетная линия, история жизни 1 человека в столкновениях с судьбами других людей, охватывает относительно небольшой промежуток времени из жизни героев;
    • роман — большая эпическая форма: несколько сюжетных линий, большой размер, много действующих лиц, раскрывается история формирования характеров многих персонажей, широко охвачены жизненные события. Роман — наиболее распространенная в XX веке эпическая жанровая разновидность, условно выделяют:
      1. социально-бытовой — человек и социальная среда, социально обусловленные формы бытия;
      2. морально-психологический — столкновения внутреннего мира человека и мира внешнего;
      3. исторический — о событиях прошлого;
      4. философский — раскрытие главных проблем человеческого бытия, создание целостной картины мира;
      5. роман-миф — создание символической модели существования человека и человечества («Сто лет одиночества» Маркеса);
      6. роман-антиутопия (Г. Уэллс), роман-притча («Чума» А. Камю), роман-хроника одной семьи («Семейство Тибо» Р.М. дю Гар), роман-анекдот («Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина» В. Войнович) и т.д.
    • эпопея — большое пространство действия, большое количество персонажей, часто охватывает все слои населения, значительный объем, выбирается момент истории, важный для судьбы народа/государства (обязательно!).

    1. История создания произведения.

    3. Тематика и идея произведения. (Важно уяснить, что тем в произведении может быть много, но главная — только одна, основная).

    4. Проблематика произведения. Как правило, в русской литературе проблемы, затрагиваемые автором, являются вечными, свойственными многим произведениям.

    а) Проблема поиска положительного героя. (А. С. Грибоедов «Горе от ума», «Герой нашего времени» М. Ю. Лермонтов, «Евгений Онегин» А. С. Пушкин, «Отцы и дети» И. С. Тургенев, «Обломов» И. А. Гончаров, Л. Н. Толстой «Война и мир», «Преступление и наказание» Ф. М. Достоевского и т. д.)

    б) Проблема смысла жизни/счастья (те же произведения).

    в) Проблема чувства и долга (уже — проблема любви) (А. С. Грибоедов, А. Н. Островский, И. С. Тургенев, А. С. Пушкин, Л. Н. Толстой, М. Н. Шолохов, М. А. Булгаков и т.

    г) Проблема отцов и детей (Островский, Тургенев, Толстой, Чехов, Шолохов и др.).

    5. Образная система. Здесь нужно подробнейшим образом разобраться, для чего нужен тот или иной персонаж, понять его функцию и роль.

    6. Конфликт (какой, сколько конфликтов, как они показаны в произведении).

    7. Художественные особенности.

    а) Композиция (форма, построение произведения): экспозиция, завязка, кульминация, развязка.

    Если в произведении несколько сюжетных линий (напр. «Отцы и дети»), то следует разобрать все композиционные части для каждой из них.

    Так, в романе «Отцы и дети» можно выделить по крайней мере 3 сюжетные линии (столько же и конфликтов в романе). Каждая из них развивается самостоятельно.

    — Сюжетная линия Базаров — братья Кирсановы (социально-политический конфликт): экспозиция — приезд и знакомство, завязка — спор, кульминация — дуэль, развязка — смерть.

    — Сюжетная линия Базаров — Одинцова (любовный конфликт): экспозиция — знакомство на балу, завязка — приезд в Никольское, кульминация — признание, развязка — прощание, смерть.

    — Сюжетная линия Базаров — родители (конфликт поколений): экспозиция — первый приезд к родителям и завязка, кульминация — разговор о том, что Базаров заразился при вскрытии, развязка — смерть, эпилог — посещение родителями могилы Базарова.

    — Психологизм: изображение поступков героев, их переживаний (исповедь, монолог, диалог, авторская речь, комментарии, мнения других персонажей).

    — Роль художественных деталей для характеристики героя.

    — Юмор, сатира, ирония, гротеск, фантастика.

    Для поэтических произведений:

    8. Полемика вокруг произведения или точки зрения критиков и современников.

    Например, о комедии А.С. Грибоедова «Горе от ума» была написана статья И.А. Гончарова «Мильон терзаний». Необходимо знать основные тезисы этой статьи и наиболее яркие высказывания и характеристики, данные в ней. И.А. Гончаров даёт положительную оценку главному герою комедии: «Чацкий, не только умнее всех прочих лиц, но и положительно умён… Словом — это человек не только умный, но и развитой… Чацкий, как личность, несравненно выше Онегина и лермонтовского Печорина… Ими заканчивается их время, а Чацкий начинает новый век — и в этом всё его значение и весь «ум».

    Совершенно по-другому оценивает главного героя комедии современник А.С Грибоедова А.С. Пушкин: «Всё, что говорит он — очень умно. Но кому говорит он всё это? Фамусову? Скалозубу? На бале московским бабушкам? Молчалину? Это непростительно».

    Здесь мы видим две исключающие друг друга точки зрения. Это говорит о противоречивости, неоднозначности образа Чацкого.

    Если произведение спорно, если по-разному можно относиться к его героям, то экзаменующемуся предоставляется выбор, какую же точку зрения принять, с кем из критиков поспорить, а может быть, высказать своё собственное мнение.

    Анализировать произведение, о котором есть многочисленные отзывы современников, критиков гораздо проще и интереснее.

    Кроме того, можно воспользоваться яркой и запоминающейся цитатой и начать (или закончить) работу.

    Естественно, что в анализе могут быть освещены не все аспекты, указанные выше, а лишь те, которые наиболее полно и точно раскрывают специфику произведения.

    источник