Меню Рубрики

История как предмет философского анализа

1. История человечества как предмет философского анализа. Динамика ее понимания: от античности до наших дней.

2. Формационный подход к периодизации всемирной истории. Понятие общественно-экономической формации, ее структура. Диалектическое взаимодействие базиса и надстройки.

3. Цивилизационный подход к анализу исторического развития. Теории локальных культур и цивилизаций О. Шпенглера и Тойнби.

4. Этапы развития мировой цивилизации в теориях технологического детерминизма (Д. Белл, О. Тоффлер).

Основные понятия: общественно-экономическая формация, базис, надстройка, волны цивилизации, естественно-исторический процесс, формационный и цивилизационный подходы к типологизации исторического процесса, культура, цивилизация, технологический (технократический) детерминизм.

Список дополнительной литературы:

1. Абалкин Л. М., Данилевский А. Я. О России, Европе и славянском единстве // Социс. – 2003. – №5. – С. 3–7.

2. Андреев И. Л. Осторожно с «часами» истории // Вопросы философии. – 1998. –№ 9. – С. 39–53.

3. Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество / Пер. с англ. яз. Иноземцев В.Л..- М.: Academia, 1999. – 956c.

4. Бодрийяр Ж. Общество потребления. – М.: Республика, 2006.

5. Вебер М. Избранные произведения. – М., 1990.

6. Власова В. Б. «Хорошее общество», модернизация и традиция // Философские науки. – 2001. – №4. – С.35–48.

7. Ерасов Б. С. Сравнительное изучение цивилизаций: хрестоматия. – М., 2001. – 354 с.

8. Ерасов Б. С. Цивилизация. Универсалии и самобытность. – М., 2002. – 458 с.

9. Заславская Т. Н. К 10-летию международного симпозиума «Куда идет Россия?» // Социс. – 2003. – №6. – С.131–136.

10. Иноземцев В. Л. Современное постиндустриальное общество. – М.: Логос. – 304 с.

11. Иноземцев В. Л. Теория постиндустриального общества как методологи­ческая парадигма российского обществоведения // Вопросы философии. – 1997. – №10.

12. Козловски П. Современность постмодерна // Вопросы философии. – 1995. – № 10.

13. Кутырев В. А. Пост-пред-гипер-контр-модернизм: концы и начала // Вопросы философии. – 1998. – № 5.

14. Миголатьев А. А. Философия цивилизации // Социально-гуманитарные знания. – 2003. – №4. – С. 64.

15. Оконская Н. Б. Импринтинг как системный механизм эволюции общества // Философские науки. – 2001. – №1. – С.114–124.

16. Орлов И.Б. Евразийская цивилизация.- М.: Норма,1998.- 276 с.

17. Панарин В. И. Ритмы общественного развития и переход к постмодерну // Вопросы философии. – 1998. – № 7.

18. Парсонс Г. Человек в современном мире. – М., 1985.

19. Парсонс Т. Система современных обществ / Пер. с англ. яз. – М., 1997. – 270 с.

20. Петренко Н. С. Некоторые Аспекты концепции «хорошего общества» и понятие блага // Философские науки. – 2001. – №4. – С. 29–34.

21. Плотников Ю. Формационная и цивилизационная триады // Свободная мысль. – 1998. –№ 3. – С.103–112.

22. Сорокин П.А. Человек, цивилизация, общество. – М.: Изд-во полит. лит-ры, 1992.- 141с.

23. Сравнительное изучение цивилизаций: Хрестоматия / Сост. Б.С. Ерасов. М., 1999. С. 70—72, 92—112, 115—117.

24. Степин В. С. Саморазвивающиеся системы и постнеклассическая рациональность // Вопросы философии. –2003. – №8. – С.5–17.

25. Тойнби А. Дж. Постижение истории. – М.: Мысль, 1991. – 589с.

26. Тоффлер А. Новая волна на Западе. – М., 1986.

27. Философия истории: Антология. – М.: Аспект- Пресс, 1994.- 354с.

28. Шевченко В.Н. Социально-философский анализ развития общества. – М.: Мысль, 1988.-415с.

29. Шпенглер. Закат Европы. – М.: Наука, 1993. — 502с.

30. Ясперс К. Смысл и назначение истории. – М.: Прогресс, 1991.- 468с

Вопросы для самопроверки:

1. Каковы основные элементы общественно-экономической формации?

2. Как соотносятся между собой революционный и эволюционный пути в процессе развития и смены общественно-экономических формаций?

3. Каковы наиболее существенные черты цивилизационого подхода?

4. Каково соотношение цивилизационного и формационного подходов в процессе общественного развития?

5. Можно ли назвать современное общество информационным и почему?

6. Является ли современное российское общество «открытым»?

Рефераты и доклады по теме:

1. Достоинства и недостатки теории трех стадий эволюции общества в трудах О.Конта.

2. Материалистическое понимание истории в теории К. Маркса. Критика и позитивные стороны теории.

3. Различия в технологиях, сфере занятости людей и социальных институтах на трех стадиях развития информационного общества в концепции Д. Белла. Критика и позитивные стороны теории.

4. Три типа социокультурных систем в свете настоящего и будущего человечества по материалам работ П. Сорокина.

5. Теория одномерного общества в трудах Г.Маркузе. Признаки одномерного общества.

6. Что такое «модернизация» общества? Основные подходы к определению.

7. Личность в «обществе потребления» Ж.Бодрийяра.

Тема 12. Общественный прогресс и глобальные проблемы современности. Заключение

1. Понятие социального развития, его основные типы. Революция и эволюция в общественном развитии. Критерии общественного прогресса: различные подходы.

2. Специфика развития современного общества: глобализация, информатизация, проблема толерантности.

3. Глобальные проблемы: понятие, основные типы и причины возникновения.

Основные понятия: социальное развитие, прогресс, регресс, модернизация, глобализация, информатизация, универсализация, специализация, конвергенция, дивергенция, интенсификация, экстенсификация, параллелизм, толерантность, глобальные проблемы, эволюция, революция,.

Список дополнительной литературы:

1. Абдеев Р.Ф. Философия информационной цивилизации. – М.: Владос, 1994.- 336с.

2. Андреев И.Л. Пресная вода как глобальная социальная проблема // Вопросы философии. 2010, № 12. – С. 55 – 67

3. Барановский В.Г., Богатуров А.Д. Современные глобальные проблемы. – М.: «Аспект Пресс», 2010. – 350 с.

4. Барлыбаев Х. А. Человек. Глобализация. Устойчивое развитие. – М.: Изд-во РАГС, 2007.

5. Барлыбаев Х.А. Общая теория глобализации и устойчивого развития. – М.: Владос, 2003. – 365с.

6. Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество: опыт социального прогнозирования. – М.: Владос,1999. – 956с.

7. Гидденс Э. Ускользающий мир.– М.: Весь мир, 2004.

8. Гранин Ю.Д. «Глобализация» или «вестернизация»?// Вопросы философии. 2008, № 2. – С. 3 – 15

9. Дергачев В. А. Глобалистика: учебное пособие. – М.: Юнити-Дана, 2005.

10. Дергачева Е.А. Тенденции и перспективы социотехноприродной глобализации. – М.: Либроком, 2009, 232 с.

11. Заславская Т.И. Социетальная трансформация российского общества: деятельно-структурная концепция. – М.: Дело, 2002.- 568с.

12. Сорокин П.А. Социальная и культурная динамика. М.: Астрель, 2006.

13. Демократия и модернизация. К дискуссии о вызовах 21 века. Под ред. Иноземцева В.Л. М.: Европа, 2010.

14. Лось В.А., Урсул А.Д. Устойчивое развитие. – М.: Агар, 2000.- 252с.

15. Молевич Е.Ф. Введение в социальную глобалистику. Самара: Бахрах — М, 2007.

16. Прыкин Б.В. Глобалистика: учебник для вузов. Юнити-Дана, 2007.

17. Глобалистика: Международный междисциплинарный энциклопедический словарь. Под ред. И.И. Мазура, А.Н.Чумакова. М.;СПб: Н.-Й., 2006.

18. Россия в условиях стратегической нестабильности (Материалы «круглого стола») //Вопросы философии. -1995. — № 9.- С. 43-56

19. Федоров Е.К. Экологический кризис и социальный прогресс. – М.: Мысль,1997.- 842с.

20. Штомпка П. Социология социальных изменений / пер. с англ. яз., под ред. В.А. Ядова. — М.: Аспект Пресс,1996.- 416с.

Вопросы для самопроверки:

1. Как вы понимаете термин «социальное развитие общества»?

2. Определите основные критерии социального развития.

3. В чем отличие концепций социального прогресса в трудах О. Конта, К. Маркса, Д. Белла?

4. С чем связана критика концепций социального прогресса?

5. В чем заключается концепции социальных изменений П.Сорокина, Г. Маркузе, М. Кастельса?

7. В чем заключается различие понятий «глобализация» и «глобальные проблемы современности»?

8. Дайте определение понятию «глобальные проблемы современности».

9. В чем Вы видите различие между всеобщими и глобальными проблемами современности.

10. Какие три типа глобальных проблем Вы знаете?

11. На каком основании выявляется взаимосвязь между типами глобальных проблем современности?

12. Что представляют собой политическая, экологическая, демографическая, экономическая глобальная проблема? Каковы пути их решения?

13. Каковы основные идеи И.Канта о преодолении политических глобальных проблем современности?

14. В чем заключается вклад отечественной философии в решении глобальных проблем современности?

15. Проанализируйте различие между гуманистической и эгоистической рациональностью.

16. Какие подходы к построению модели новой цивилизации Вы знаете?

17. Какие образы будущего существуют в философской футурологии?

18. В чем заключается ответственность человека перед будущим в выборе своих социальных действий?

Рефераты и доклады по теме:

1. Социальное развитие как предмет философского анализа.

2. Критерии развития общества.

3. Критика теорий социального прогресса.

4. Взаимосвязь развития интеллекта человека и развития общества.

5. Взаимосвязь глобальных проблем современности с проблемой духовного развития человека.

6. Противоречия виртуализированного общества.

7. Противоречия общества технологической рациональности.

8. Интернет и развитие общества.

9. «За» и «против» глобализации.

10. Образы будущего человечества в концепциях футурологов.

планы семинарских занятий

Составители:

д.ф.н., профессор, зав. каф. «Философия и история» ЮРГУЭС

studopedia.org — Студопедия.Орг — 2014-2019 год. Студопедия не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования (0.007 с) .

источник

Тема 16. Общество и культура как предмет философского анализа.

Подобно тому, как зародыш содержит в себе свою природу дерева, вкус, форму плодов, так и первые проявления духа виртуально содержат в себе всю историю.

Гегель Г. Ф. В. Сочинения. Т. VIII. – М., 1935. – С. 18.

Неизмеримая масса желаний, интересов и деятельностей является орудием и средством мирового духа, для того, чтобы достигнуть его цели, сделать ее сознательной и осуществить ее; и эта цель состоит лишь в том, чтобы найти себя прийти к себе и созерцать себя как действительность… Живые индивидуумы и народы, ища и добиваясь своего, в то же время оказываются средствами и орудиями чего-то более высокого и далекого, о чем они ничего не знают и что они бессознательно исполняют…

Гегель Г. Ф. В. Сочинения. Т. VIII. – М., 1935. – С. 24-25 .

Частное в большинстве случаев слишком мелко по сравнению со всеобщим: индивидуумы приносятся в жертву и обрекаются на гибель. Идея уплачивает дань наличного бытия и бренности не из себя, а из страстей индивидуумов.

Гегель Г. Ф. В. Сочинения. Т. VIII. – М., 1935. – С. 32.

Это [материалистическое] понимание истории заключается в том, чтобы исходя именно из материального производства непосредственной жизни, рассмотреть действительный процесс производства и понять связанную с данным способом производства и порожденную им форму общения – то есть гражданское общество на его различных ступенях, как основу всей истории; затем изобразить действительность гражданского общества в сфере государственной (355) жизни, а также объяснить из него все различные теоретические порождения и формы сознания, религию, философию, мораль и т. д. и проследить процесс их возникновения на этой основе.

Маркс К. Немецкая идеология // Собрание сочинений. Т. 3. – С. 36-37.

Дело обстоит следующим образом: определенные индивиды, определенным образом занимаются производственной деятельностью, вступают в определенные общественные и политические отношения… Общественная структура и государство постоянно возникают из жизненного процесса определенных индивидов – не таких, какими они могут казаться в собственном им чужом представлении, а таких, каковы они в действительности, т. е. как они действуют, материально производят и, следовательно, как они действенно проявляют себя в определенных материальных, не зависящих от произвола границах, предпосылках и условиях.

Маркс К. Немецкая идеология // Собрание сочинений. Т.З. – С.24.

История – не что иное, как деятельность преследующего свои цели человека.

Маркс К., Энгельс Ф. Святое семейство // Собрание сочинений. Т. 3. – С. 36-37.

Общественная история людей есть всегда лишь история их индивидуального развития, сознают ли они это или нет. Их материальные отношения образуют основу всех их отношений. Эти материальные отношения суть лишь необходимые формы, в которых осуществляется их материальная и индивидуальная деятельность.

Маркс К. Письмо П. В. Анненкову // Собрание сочинений. Т. 27. – С. 402-403.

В качестве исходного пункта [истории] следует принять определенный характер общественного человека, т. е. определенный характер общества.

Маркс К. Замечания на книгу А. Вагнера “Учебник политической экономии” // Собрание сочинений. Т. 19. – С. 376-377.

В общих чертах азиатский, античный, феодальный и современный буржуазный способы производства можно обозначить как прогрессивные эпохи экономической общественной формации.

Маркс К. К критике политической экономии // Собрание сочинений. Т. 13. – С. 7.

Производственные отношения в своей совокупности образуют то, что называют общественными отношениями, обществом и притом образуют общества, находящиеся на определенной ступени исторического развития, общество со своеобразным отличительным характером. Античное общество, феодальное общество, (356) буржуазное общество представляют собой такую совокупность производственных отношений, из которых каждая вместе с тем знаменует собой особую ступень в историческом развитии человечества.

Маркс К. Наемный труд и нищета // Собрание сочинений. Т. 6. -С. 442.

Вся история есть не что иное, как беспрерывное изменение человеческой природы…

Маркс К. Нищета философии // Собрание сочинений. Т. 4. – С. 162.

Раз человек уже существует, он как настоящая предпосылка человеческой истории есть также ее постоянный продукт и результат, и предпосылкой человек является только как собственный продукт и результат.

Маркс К. Теория прибавочной стоимости // Собраниесочинений.Т.26. – Ч. III . – С.516.

Читайте также:  Медкнижка какие анализы сдавать 2017

История делается таким образом, что конечный результат всегда получается от столкновения множества отдельных воль, причем каждая из этих воль становится тем, что она есть, опять таки благодаря массе особых жизненных обстоятельств. Таким образом, имеется бесконечное количество параллелограммов сил, и из этого перекрещивания выходит одна равнодействующая – историческое событие. Этот результат можно опять таки рассматривать как продукт одной силы, действующей как целое, бессознательно и безвольно. Таким образом, история, как она шла, до сих пор, протекает подобно природному процессу и подчинена, в сущности, тем же самым законам движения. Но из того обстоятельства, что воли отдельных людей, каждый из которых хочет того, к чему его влечет физическая конституция и внешние, в конечном счете экономические обстоятельства (или его собственные, личные, или общесоциальные), что эти воли достигают не того, чего они хотят, но сливаются в нечто среднее, в одну общую равнодействующую,-из этого все же не следует заключать, что эти воли равны нулю. Наоборот, каждая воля участвует в равнодействующей и постольку включена в нее.

Маркс К. Письмо Иозефу Блоху // Собрание сочинений. Т. 37. – С. 395-396 .

…История носила бы очень мистический характер, если бы “случайности” не играли никакой роли. Эти случайности входят, конечно, и сами составной частью в общий ход развития, уравновешиваясь другими случайностями. Но ускорение и замедление в сильной степени зависит от этих “случайностей”, среди которых фигурирует также и такой “случай”, как характер людей, стоящих вначале во главе движения. (357)

Маркс К. Письмо М. Людвигу Кугельману // Собрание сочинений. Т. 33. – С. 175.

Очевидно, самая живая личность создает вокруг себя какое-то напряжение, обладает каким-то реальным энергетическим полем или сочетанием полей, подобно электромагнитному, состоящему из каких-то силовых линий, которые находятся не в покое, а в ритмическом колебании с разной частотой… В основе этнического деления лежит разница поведения особей, составляющих этнос.

Гумилев Л. Н. География этноса в исторический период. – Л., 1990. – С. 31.

Пассионарность – это характерологическая доминанта, непреоборимое внутреннее стремление (осознанное или чаще неосознанное) к деятельности, направленной на осуществление цели (часто иллюзорной).

Гумилев Л. Н. География этноса в исторический период. – Л. ,1990. – С. 33.

…Взрыв пассионарности создает в значительном числе особей, обитающих на охваченной этим взрывом территории, особый нервно-психический настрой, что является поведенческим признаком. Возникший признак связан с повышенной активностью, но характер этой активности определяется местными условиями: ландшафтами, этнокультурными, социальными, а также силой самого импульса.

Гумилев Л. Н. География этноса в исторический период. -Л., 1990. -С. 35-36.

Пассионарный толчок в I в. к середине II в. породил Византию, Великое переселение народов и Славянское единство. Эти три феномена находились в IX в. на рубеже фазы надлома и инерционной фазы Этногенеза. Византии предстоял расцвет культуры, славянству – расширение ареала, а Франкской империи, созданной Карлом Великим в 800 г., угрожала неотвратимая судьба – в недрах ее, в соседних Скандинавии и Астурии шел инкубационный период нового пассионарного взрыва.

Гумилев Л. Н. Древняя Русь и Великая степь. – М., 1989. – С. 16-17.

Рассмотрев и идентифицировав двадцать одно общество одного вида, в числе которых находится и западное общество, предварительно их классифицировав на основании определенных критериев, перейдем, наконец, к исследованию собственной истории, а именно к (358) сравнительному анализу процесса генезиса, роста, надлома и разложения, возникновения и падения универсальных государств, вселенских церквей, героических эпох, контактов между цивилизациями во времени и пространстве. Прежде чем приступить к исследованию, было бы целесообразно дать предварительный ответ на критику, в частности по вопросу о том, сравнимы ли зафиксированные нами 21 общество между собой. Их сравнимость можно проверить по нескольким параметрам.

Первый и самый простой аргумент против сравнимости данных обществ может быть сформулирован следующим образом: эти общества ничто не объединяет, кроме того, что они представляют собой интеллегибельные поля исторического исследования…

Ложность концепции единства цивилизации. Ответив на возражение, согласно которому цивилизации слишком разнородны, для сравнения, отметим на прямо противоположное ему, но также допустимое возражение, что цивилизации, будучи однородными, по сути тождественны, и мы фактически имеем дело с одной-единственной. Цивилизация эта уникальная, и ее не с чем сравнивать. Этот тезис о “единстве цивилизации” является ложной концепцией, весьма популярной среди современных западных историков, мышление которых находится под сильным влиянием социальной среды.

Одна из причин, породивших это заблуждение, заключается в том, что современная западная цивилизация распространила само экономическую систему по всему миру. За экономической унификацией, которая зиждется на западном основании, последовала и политическая унификация, имеющая то же основание и западная столь же далеко. Несмотря на то, что политическая экспансия западного мира в наши дни не столь очевидна и наступательна, как экспансия экономическая, тем не менее около 60-70 государств современного мира, включая также существующие незападные государства, в настоящее время оказались членами (в разной степени включенности) единой мировой системы государств с единым международным правом.

Западные историки преувеличивают значимость этих явлений. Во-первых, они считают, что в настоящее время унификация мира на экономической основе Запада более или менее завершена, а значит, как они полагают, завершается унификация и по другим направлениям. Во-вторых, они путают унификацию с единством, преувеличивая таким образом роль ситуации, исторически сложившейся совсем недавно и непозволяющей пока говорить о создании единой Цивилизации, тем более отождествлять ее с западным обществом.

Западное общество провозглашается, тем не менее, цивилизацией уникальной, обладающей единством и неделимостью, цивилизацией, которая после длительного периода борьбы достигла (359) наконец цели – мирового господства. А то обстоятельство, что ее экономическая система держит в своих сетях все человечество, представляется как небесная свобода чад Божьих.

Тезис об унификации мира на базе западной экономической системы как закономерном итоге единого и непрерывного процесса развития человеческой истории приводит к грубейшему искажению фактов и к поразительному сужению исторического кругозора.

Во-первых, подобный взгляд на современный мир следует ограничить только экономическим и политическим аспектами социальной жизни, но никак не распространять его на культуру, которая не только глубже первых двух слоев, но и фундаментальнее. Тогда как экономическая и политическая карты мира действительно почти полностью “вестернизированы”, культурная карта и поныне остается такой, какой она была до начала западной экономической и политической экспансии…

Во-вторых, догма “единства цивилизации” заставляет историков игнорировать то, что непрерывность истории двух родственных цивилизаций отличается от непрерывности двух последовательных глав истории одной цивилизации. Не считаясь с этим различием, историки начинают рассматривать эллинскую историю как одну из глав истории западной цивилизации (которую они уже безоговорочно отождествили с Цивилизацией). Таким образом, три цивилизации объединяются в одну, а история единственной Цивилизации оказывается выпрямленной в линию, нисходящую от всеобъемлющей современной западной цивилизации к примитивному обществу неолита, а от неолита через верхний и нижний слои материальной культуры палеолита – к доисторическим предкам Человека.

В-третьих, они попросту игнорируют этапы или главы истории других цивилизаций, если те не вписываются в их общую концепцию, опуская их как “полуварварские” или “разлагающиеся” или относя их к Востоку, который фактически исключался из истории цивилизации. Наконец, они совершенно не учитывают наличия других цивилизаций. Православное христианство, например, либо считается частью западного христианства, что можно вывести из названия, либо изображается временным наростом на теле западного общества. Православное христианство, по этой версии, зародившись, служило оплотом западного общества в борьбе с Востоком. Исчерпав свои функции, нарост этот атрофировался и исчез, подобно тому, как у головастика отваливаются жабры и хвост на стадии его превращения в лягушку. Что же касается трех других незападных цивилизаций – исламской, индуистской и дальневосточной, – они вообще отвергаются как “туземные” по отношению к колеснице западного общества… (360)

Ложная концепция “единства истории” на базе западного общества имеет еще одну неверную посылку – представление о прямолинейности развития.

Это не что иное, как простейший образ волшебного бобового стебелька из сказки, который пробил землю и растет вверх, не давая отростков и не ломаясь под тяжестью собственного веса, пока не ударится головой о небосвод.

В начале нашего труда была предпринята попытка применить понятие эволюции к человеческой истории. Было показано, как представители одного и того же вида обществ, оказавшись в одинаковых условиях, совершенно по-разному реагируют на испытания – так называемый вызов истории. Одни сразу же погибают, другие выживают, но такой ценой, что после этого ни на что неспособны; третьи столь удачно противостоят вызову, что выходят не только не ослабленными, но даже создав более благоприятные условия для преодоления грядущих испытаний; есть и такие, что

следуют за первопроходцами как овцы за вожаком. Такая концепция развития представляется нам более приемлемой, и мы в нашем исследовании будем исходить именно из нее.

Тойнби А. Дж. Постижение истории. – М., 1991. – С.80 – 85.

1. Осевое время.

На Западе философия истории возникла на основе христианского вероучения. В грандиозных творениях от Августина до Гегеля эта вера видела поступь Бога в истории. Моменты божественного откровения знаменуют собой решительные повороты в потоке событий. Так, еще Гегель говорил: весь исторический процесс движется к Христу и идет от него. Явление Сына Божьего есть ось мировой истории. Ежедневным подтверждением этой структуры мировой истории служит наше летоисчисление.

Между тем христианская вера – это лишь одна вера, а не вера всего человечества. Недостаток ее в том, что подобное понимание мировой истории представляется убедительным лишь верующему христианину. Более того, и на Западе христианин не связывает свое эмпирическое постижение истории с этой верой. Догмат веры не является для него тезисом эмпирического истолкования действительного исторического процесса и для христианина священная история отделяется по своему смысловому значению от светской истории. И верующий христианин мог подвергнуть анализу самую христианскую традицию, как любой другой эмпирический объект. (361)

Ось мировой истории, если она вообще существует, может быть обнаружена только эмпирически как факт, значимый для всех людей, в том числе и для христиан. Эту ось следует искать там, где возникли предпосылки, позволившие человеку стать таким, каков он есть; где с поразительной плодотворностью шло такое формирование человеческого бытия, которое, независимо от определенного религиозного содержания, могло стать настолько убедительным – если не своей эмпирической неопровержимостью, то во всяком случае некоей эмпирической основой для Запада, для Азии, для всех людей вообще, – что тем самым для всех народов были бы найдены общие рамки понимания их исторической значимости. Эту ось мировой истории следует отнести, по-видимому, ко времени около 500 лет до н. э., к тому духовному процессу, который шел между 800 и 200 гг. до н. э. Тогда произошел самый резкий поворот в истории. Появился человек такого типа, который сохранился и по сей день. Это время мы вкратце будем называть осевым временем.

1. Характеристика осевого времени

В это время происходит много необычайного. В Китае жили тогда Конфуций и Лао-цзы, возникли все направления китайской философии, мыслили Мо-цзы, Чжуан-цзы, Ле-цзы и бесчисленное множество других. В Индии возникли Упанишады, жил Будда, в философии – в Индии, как и в Китае – были рассмотрены все возможные философские постижения действительности, вплоть до скептицизма, софистики и нигилизма; в Иране Заратустра идет борьба добра со злом; в Палестине выступали пророки Илия, Исайя, Иеремия и Второнсайя; в Греции – это время Гомера, философов Парменида, Гераклита, Платона, трагиков, Фукидида и Архимеда. Все то, что связано с их именами, возникло почти одновременно в течение немногих столетий в Китае, Индии и на западе независимо друг от друга.

Новое, возникшее в эту эпоху в трех упомянутых культурах, сводится к тому, что человек осознал бытие в целом, самого себя и свои границы. Перед ним открывается ужас мира и собственная беспомощность. Стоя над пропастью, он ставит радикальные вопросы, требует освобождения и спасения, осознавая свои границы, он ставит перед собой высшие цели, познает абсолютность в глубинах самосознания и в ясности трансцендентного мира.

Все это происходило посредством рефлексии. Сознание осознавало сознание, мышление делало своим объектом мышление. Началась духовная борьба, в ходе которой каждый пытался убедить другого, сообщая ему свои идеи, обоснования, свой опыт. Испытывались самые противоречивые возможности, дискуссии, образование различных партий, расщепление духовной сферы, которая и в противоречивости своих частей сохраняло их взаимообусловленность – все это породило беспокойство и движение, граничащие с духовным хаосом. (362)

В эту эпоху были разработаны основные категории, которыми мы мыслим и по сей день, заложены основы мировых религий и сегодня определяющих жизнь людей. Во всех направлениях совершался переход к универсальности. Этот процесс заставил многих пересмотреть, поставить под вопрос, подвергнуть анализу все бессознательно принятые ранее воззрения, обычаи и условия. Все это вовлечено в водоворот. В той мере, в какой воспринятая в традиции прошлого субстанция была еще жива и действенна, ее явления прояснялись и она тем самым преображалась…

Читайте также:  Географический язык какие анализы сдать

Все эти изменения в человеческом бытии можно назвать одухотворением: твердые изначальные устои жизни начинают колебаться, покой полярностей сменяется беспокойством противоречий и антиномий. Человек уже не замкнут в себе. Он не уверен в том, что знает самого себя, и поэтому открыт для новых безграничных возможностей. Он способен теперь слышать и понимать то, о чем до этого момента никто не спрашивал и что никто не возвещал…

2. Попытка наметить структуру мировой истории, отправляясь от осевого времени

I. Осевое время знаменует собой исчезновение великих культур древности, существовавших тысячелетиями. Оно растворяет их, вбирает их в себя, представляет им гибнуть – независимо от того, являются ли носителем нового народ древней культуры или другие народы…

2. Тем, что свершилось тогда, что было создано и продумано в то врем, человечество живет вплоть до сего дня. В каждом своем порыве люди, вспоминая, обращаются к осевому времени, воспламеняются идеями той эпохи…

3. Вначале осевое время ограничено в пространственном отношении, но исторически оно становится всеохватывающим. Народы, не воспринявшие идей осевого периода, остаются на уровне “природного” существования, их жизнь неисторична, подобна жизни многих людей на протяжении десятков тысяч и сотен тысяч веков…

Ясперс К. Смысл и познание истории. – М., 1991. – С.32-38.

источник

Зародилась философия истории в эпоху античности в трудах Геродота и Фукидида. Сочинения первых историков человечества заложили основы научной парадигмы познания истории. В их трудах описывается человеческая деятельность, вскрываются причины ис­торического движения и его последствия. Аврелий Августин (354-430) создал философию божественного государства, нашедшую свое законченное выражение в христианской церкви. Философия истории Августина оказала решающее влияние на последующее тысячелетие, вплоть до XVIII века.

Выдающимися представителями (и наиболее ценными произведе­ниями) в философии истории являются Дж. Вико («Основания новой науки»), Ш.Л. Монтескье («О духе законов»), Г.Э. Лессинг («Мысли о воспитании рода человеческого»), И.Г. Гердер («Идеи о философии истории человечества»), Г.В.Ф. Гегель («Лекции по философии истории»), К. Маркс. Ф. Энгельс («Манифест коммунистической партии»). О. Шпенглер («Закат Европы»), А. Тойнби («Постижение истории»). К. Ясперс («Смысл и назначение истории»), Р.Дж. Коллингвуд («Идея истории»), Н.А. Бердяев («Смысл истории») и другие.

В спектр философского осмысления истории традиционно вклю­чаются вопросы о смысле и направлении исторического процесса, начале и конце истории, а также проблемы выделения внутри истори­ческого развития существенных ступеней, фаз, эпох, специфики ис­торического знания, соотношения истории и природы, свободы и необходимости в историческом творчестве. Сюда же следует отнести гносеологические и логико-методологические проблемы историчес­кой науки. Философия истории — это область философского знания, охватывающая онтологические вопросы исторического процесса, фи­лософское истолкование и оценку истории.

Предметом философии истории выступает историческое измерение бытия человека. Объектом философского анализа является всемирная история в целом или же какой-либо сегмент человеческой истории. Важнейшими системами философии истории являются: теологическая, считающая движущей силой истории решение Бога; метафизическая философия истории, предполагающая основной силой трансцендентальную закономерность или судьбу; идеалистическая философия ис­тории, видящая основанием общественного развития духовно-научную или духовно-душевную жизнь человека; натуралистическая филосо­фия истории, в качестве основы рассматривающая природу человека, обладающего побуждениями, страстями и его среду; материалистичес­кая философия истории, обосновывающая экономические отношения в качестве источника общественного развития.

Немецкий идеализм видел в качестве господствующих в истории ме­тафизические силы и идеи. Человек трактовался вплетенным в эмпири­ческие и трансцендентальные события истории. Всю действительность Гегель считал историей, в которой господствует мировой разум. Для него история выступает как независящий от человека объективный процесс, сущность которого проявляется в трех последовательно сменяющих друг друга ступенях: первоначальной истории, рефлективной истории, философской истории. На ступени первоначальной истории исследователь является свидетелем описываемой эпохи, проникнутый ее духом и в силу этого неспособный уловить суть исторического. На уровне рефлективной истории мыслитель осуществляет историческую реконструкцию, находясь в современной ему духовной ситуации, ис­поведующей иные ценности. На ступени философской истории толь­ко и возможно понять сущность истории и интерпретировать исто­рический процесс как целостность, развивающуюся во времени по определенной логике. По Гегелю, философия истории предстает адек­ватным знанием истории, действительной наукой, т.к. именно в ней логическое совпадает с историческим. Сущность истории видится не­мецкому философу в обеспечении реализации человеческой свободы в области духа, сознания.

Марксистская версия сущности истории сводится к тому, что она обеспечивает процесс перехода человека «из царства необходимости в царство свободы», то есть выступает средством воплощения потенциа­ла свободы. Деятельность людей по своему освобождению происходит в сфере материального производства. Отсюда следует, что сущность исторического процесса заключается в законах, регламентирующих развитие и смену способов производства.

Натуралистическая философия истории в лице В. Вундта (1832— 1920), Г. Мюнстенберга (1863-1916), В. Дильтея (1833-1911) сущность истории усматривала в психике людей, определяющих ход истории. Выяснить истинные мотивы под силу только психологии, которая и является истинной историей.

Исследователей истории всегда интересуют вопросы существова­ния и выявления исторических законов, с помощью которых возмож­но осуществить некую классификацию и периодизацию ее структуры и развития. Данная тенденция проистекает из наук о природе, которые объясняют и предсказывают естественнонаучные факты на основе научных законов. Единство законов общественного развития и законов природы заключается в их объективном характере. Действие законов природы и социального развития невозможно отменить.

Одной из важнейших проблем философии истории является обоснование субъектов истории. Среди главных действующих субъектов называются личность, отдельные социальные общности, элита общества, классы, народ. В каждом типе философии истории данная проблема решается по-своему. Так, Г.В. Плеханов (1856-1918), разрабатывая теорию личности в истории, пришел к выводу, что «великий человек является именно начинателем, потому что он видит дальше других и хочет сильнее других. Он решает научные задачи, поставленные на очередь предыдущим ходом умственного развития общества; он указывает новые общественные нужды, созданные предыдущим развитием общественных отношений; он берет на себя почин удовлетворения этих нужд» (Избр. филос. произведения., М. Т.2. С. 333). Проблема личности в марксизме свое конкретное содержание получила в анализе роли народных масс, классов, партий, вождей и руководите­лей. Деятельность личности протекает в конкретной исторической обстановке борьбы классов и политических партий, членом которых является конкретная личность. Партии, в свою очередь, выдвигают политических руководителей и вождей своего класса, которые как бы персонифицируют борьбу различных групп общества. Деятельность лидера зависит от возглавляемой им социальной общности. Эффек­тивность общественной деятельности партии зависит от качеств их руководителя, его способности глубоко понимать происходящие про­цессы, предвидеть события, учитывать расстановку сил, умения формулировать и ставить реальные задачи и цели движения, руководить их реализацией. Отдавая должное лидерам, марксизм вместе с тем в теории решительным образом выступает против культа личности.

В западной философии главное действующее лицо истории — аб­солютное «Я» (М. Штирнер), «великие личности» (Т. Карлейль), «сверхчеловек» (Ф. Ницше), «творческая элита» (В. Парето, Г. Моска), «технократическая или управленческая элита» (Дж. Бернхем, Г. Лассуэл) и «выдающиеся личности» в современных теориях лидерства. К. Ясперс (1883-1969), исследуя проблему субъектов истории, проти­вопоставлял личность народу как усредненной, безличностной массе.

Л.Н. Гумилев (1912-1992) разработал теорию пассионарных (нем. Раssion — страсть, увлечение) личностей и показал их влияние на эт­нические и иные коллективы, роль в истории. Ученый отмечал, что формирование нового этноса всегда связано с наличием у некоторых индивидов необоримого внутреннего стремления к целенаправленной деятельности, всегда связанной с изменением окружения общественного или природного, причем достижение намеченной цели, часто иллюзорной или губительной для самого субъекта, представляется ему ценнее даже собственной жизни. Каждый из субъектов в свое время на своем месте в определенных условиях творит историю. Роль личности становится огромной в тех случаях, когда она выражает запросы времени. Элита творит историю тем, что задает уровень культуры и профессионализма своего общества. Классы, народ являются создателями материальных ценностей, основной силой социальных преобразований, носителем языка, культуры. В зависимости от того, как определяется роль человека и социальной общности в истории, приня­то выделять индивидуалистическую и коллективистскую философию истории. Наряду с ними существуют фаталистическая (детерминист­ская) и активистическая (индетерминистская) философия истории.

Философия истории решает и такую задачу, как хронологическое и процессуальное членение исторической жизни. Представление исто­рии, состоящей из эпох, этапов, стадий как относительно самостоя­тельных в содержательном смысле частей дает возможность показать ее как упорядоченный процесс. Философии истории свойственно ре­шение задачи по выявлению форм протекания истории. Предполага­ется, что история принимает наиболее часто формы линии, круга, спи­рали, либо какие-нибудь иные. Первый методологический подход представляет отношение между прошлым, настоящим и будущим в качестве линейно направленного развертывания. Вариант кругового развития означает отсутствие принципиальной новизны. В условиях спиралевидной формы исторической жизни происходит соединение линейнообразного и кругообразного движения. Возможны и другие варианты фигур протекания истории. Греки представляли мир как за­вершенный Космос, которому присуща гармония и цикличность, по­этому и историю они трактовали в виде кругового движения — обра­за вечности и временности. Для христианской философии истории характерно линейное развитие истории. В европейской философии истории XX века развивается идея локальных цивилизаций, кото­рые обладают своеобразными особенностями и не выстраиваются в единую историю.

Признание существования цели истории требует рассмотрения про­блемы общественного прогресса и его критериев. В зависимости от того, приближается или удаляется исторический процесс от своей ко­нечной цели, говорится о прогрессивном или регрессивном развитии. Понятия прогресса и регресса являются оценочными, в основе их определения лежит операция сравнения состояний, стадий, ступеней. В качестве критерия используется обозначенная цель истории. По мне­нию К. Ясперса, целями истории следует считать: цивилизацию и гуманизацию человека, свободу и сознание свободы, величие человека, творчество духа, привнесение культуры в общественную жизнь, открытие бытия в человеке, постижение бытия в его глубинах, открытие божества. (Ясперс К. Смысл и назначение истории. М., 1994. С. 263). Принание существования прогресса является важной мировоззренческой идеей. Важным аспектом исторического прогресса выступает научно-технический прогресс как средство достижения цели истории. Вера в возможности научно-технического прогресса нашла свою опо­ру в философии Просвещения и диалектическом материализме. Дан­ной веры в настоящее время придерживаются, должны придерживаться широкие массы, т.к. противоестественно жить без надежд на будущее. Оптимизм народа основывается на том, что человечество находится в переходном состоянии. Есть все предпосылки к тому, чтобы устранить противоречие между господством над природой современной техни­ки, технологий и отставанием развития моральных качеств человека через его воспитание в интересах установления на Земле новой гармо­нии между материальными и духовными силами.

В философии и культурологии содержится огромный мировоззрен­ческий гуманистический потенциал, который при востребованности в состоянии превратиться в один из факторов духовного возрождения России. Философия в мировоззрении человека способна выступать в качестве основы современной научной картины мира, интеграции зна­ний. Философия предлагает человеку ответы на основные мировоз­зренческие вопросы. Овладение философской культурой является обязательным условием мировоззренческой подготовки.

Завершение истории является традиционной проблемой филосо­фии истории. В понятие «конец истории» вкладывается несколько смысловых значений: реализация смысла истории, его полная объек­тивация; свершение апокалиптических (от греч. ароkalipsis — откро­вение) пророчеств; достижение некоего стабильного состояния общества. Данная проблема приобрела особую актуальность в среде философов, социологов и культурологов, исследующих западноевро­пейскую цивилизацию накануне завершения текущих столетия и ты­сячелетия. Ожидание гибели — основной лейтмотив современной за­падной философии истории. Крушение, катастрофа, закат, сумерки, конец — эти слова и подобные им наполнили практически все иссле­дования по истории культуры. Идея апокалипсического конца исто­рии связывается с устаревшим общественным строем, со старой сис­темой организации экономики, с изжившей системой ценностей и, в целом, со всей культурой западной цивилизации.

Основной причиной сложившегося цивилизационного кризиса считается несовпадение, рассогласование прогресса науки, техноло­гии, культуры, талантов, способностей и вкусов с уровнем развития человеческой морали. Социальное мышление и общественные уч­реждения хронически не успевают, не соответствуют динамичному научно-техническому прогрессу. В XX веке человечество разочаровалось в двух стержневых мировоззренческих идеях — вере во всемогу­щество науки и техники и в возможность построения справедливого общества для большинства людей. Разрыв между рационалистическим, научным и гуманистическим, собственно человеческим компонента­ми мировоззрения человека приобрел угрожающие размеры. Отноше­ние человека к окружающей его природе, обществу и самому себе объективно ставит целый спектр мировоззренческих вопросов. Необ­ходима корректировка существующих идеалов, ценностей, принципов, смысла жизни человека, которые привели его к принявшей довольно четкие очертания угрозы гибели, исходящей из нарастающих общече­ловеческих глобальных проблем. Нужна новая мировоззренческая па­радигма выживания в современных условиях.

Концепция единой мировой истории родилась в лоне христианства. Суть концепции сводится к особой всемирно-исторической схеме в форме преемственности носителей истинного христианства: Рим – Константинополь — Москва (Третий Рим). В дальнейшем религиоз­ная модель трансформировалась в метафизическую и рационалисти­ческую. Рационалистическая концепция истории одними ее сторон­никами трактовалась как основа накопления опытного знания, научно-технического прогресса. Другие видели в ней, прежде всего, борьбу против теологического суеверия и создания общественного устройства на рационалистической основе. Третьи же усматривали в ней гуманизацию человечества и утверждение свободы в обществе. Буду­чи раскритикованной на стыке ХIХ-ХХ веков, данная концепция в настоящее время переживает некий ренессанс. Среди гуманитариев, философов вновь заговорили о единой мировой истории в связи с по­явлением целого спектра общецивилизационных признаков.

Читайте также:  Какие анализы нужно принести гастроэнтерологу

Общецивилизационная основа современных общественных систем имеет вполне реальное содержание в сфере отношений общества с окружающей действительностью в виде достигнутого уровня матери­альных и интеллектуальных производительных сил, характеризующих способность человека воспроизводить условия своего существования и прогресса. В сфере экономики цивилизационная база современного общества включает в себя систему товарно-денежных отношений, наличие рынка. В политической сфере в общецивилизованную базу входит правовое государство, действующее на основе демократических норм, представляющих собой завоевание всей человеческой истории, результат борьбы передовых сил общества. В духовной сфере обшецивилизационные ценности — это великие достижения науки, искусства, культуры, плоды мысли и творчества живших и живущих поколений. В нравственной сфере к общецивилизационным ценностям относятся веками выработанные нормы гуманного поведения, законы порядочности во взаимоотношениях людей.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

источник

Ф-фия истории – область философского знания, охватывающая онтологические вопросы исторического процесса – смысл и направление истории, специфика истории, а также гносеологические и логико-методологические проблемы исторической науки. Как возможно история вообще? Кто явл-ся творцом истории? Познаваемо ли историческое прошлое? Становление ф.и. как самостоятельной философской дисциплины связано с именами Вольтера (ввел термин), Гегеля.

Традиционная ф.и. гегелевского типа видела смысл истории в постепенном восхождении к свободе.

Ф.и. образует грань социальной ф-фии. Поэтому одной из ее проблем явл-ся вопрос, что есть об-во, какое значение оно имеет в жизни ч-ка, в чем его истинное существо и к чему оно нас обязывает (Франк. Введение в соц. ф-фию). Об-во – это прежде всего некое единое целое, состоящее из людей, связанных различной степенью общности, что позволяет назвать их совместностью, а это возможно лишь на достаточно высоком уровне развития людей. Об-ву исторически предшествует сообщество, характерное для первобытных форм единения людей. Об-во – самоорганизованная система поведения и взаимоотношения людей друг с другом и с природой.

Понятие об-ва охватывает не только всех ныне живущих людей, но и все прошлые и будущие поколения, т.е. человечество в его истории и перспективе.

Об-во создает материальные и духовные ценности, к-рые не м.б. созданы отдельными людьми: техника, учреждения, язык, наука и т.д. Поэтому жизнь об-ва не исчерпывается жизнью составляющих его людей.

1) общностью территории проживания;

2) целостностью и устойчивостью (коллективное единство);

3) самовоспроизводство, самообеспечение, саморегулируемочть;

4) выработка системы норм и ценностей, лежащих в основе соц. связей,

определенным уровнем развития культуры.

Августин рассматривает общество, град земной, в свете града Божьего.

В Новое время Гоббс и Локк развивали концепцию общественного договора и договорную концепцию государства. Эта проблема играла огромную роль в размышлениях философов 17-19 в. Любой ч-к живет не сам по себе, он связан с другими людьми, поэтому он как частица класса, обществ. группы связан с другими людьми одинаковыми условиями существования, сходным образом жизни и общностью интересов. В этом и происходит сведение интересов индивида к интересам общества. Гегель: «Интересы» двигают жизнью народов». Интерес существует объективно, независимо от того, осознан он или нет. Без учета всех интересов общества оно не смогло бы понять путей своего развития.

ОГЮСТ КОНТ ввел понятие социология, рассматривал общество как целостный организм и система. Оно определяет развитие и деятельность составляющих его субъектов разного уровня. Социальная статика для объяснения структуры об-ва и социальная динамика для объяснения процессов функционирования об-ва. Его фил

позитивна, так как опирается только на научные наблюдения.

Сформулировал великий основной закон интеллектуальной эволюции человечества. Об-во и история прошли через три стадии:

* теологическая, в которой доминирует мифологическое сознание, на основе которого формируется мораль

* метафизическая, когда больше оперируется не воображением, а понятиями, метод познания ориентируется на познание реальных явлений

* позитивная — доминирование научных наблюдений.

МАРКСИЗМ. Об-во есть совокупность общ-х связей и отношений всех соц. субъектов, что через систему общ-х отношений, условий материального производства, политических и соц-х институтов определяет содержание и направленность деят-ти людей.

Проблема общ-го бытия и общ-го сознания. Определяющим является первое, а его основной частью явл-ся производство материальных благ, общ-ное сознание, хоть и связано с быт, тем не менее относительно самостоятельно, имеет свою логику развития, обладает преемственностью и имеет колоссальное влияние. Делается шаг от стихийного к сознательному регулированию жизни общества.

ШПЕНГЛЕР, ТОЙНБИ. Развитие народа есть развитие его культуры, типы их могут быть разнородны и даже противоположны. Нет ничего общечеловеческого, в том числе и исторического процесса. Каждая культура есть неповторимое, уникальное и замкнутое образование.

Шпенглер «Закат Европы» указал на неправомерное обобщение, превращающее исторический путь Европы в универсальную схему социокультурной динамики человечества. Показал острую необходимость построения создания теоретической модели исторического процесса, в к-рой многообразие отдельных форм не исключат наличие объективных связей исторического бытия человечества.

Тойнби указал на односторонность «морфологии культуры» Шпенглера и выдвинул на 1 план интегрирующую функцию мировых религий, в к-рых он видел единственную опору сближения народов

Дата добавления: 2015-01-03 ; Просмотров: 418 ; Нарушение авторских прав? ;

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

источник

Историки-позитивисты критиковали философию истории и заявляли, что она ничего полезного им дать не в состоянии, так как оперирует категориями, которые лишены объективного содержания. Критические философы истории на эти слова возражают, тем, что, если историки хотят получить достоверные и истинные знания о прошлом, то они не должны ограничиваться сбором эмпирического материала, им необходимо делать определенные теоретические выводы, а это невозможно без соответствующей философской методологии, без применения философских критериев и логического аппарата, без активной роли исследователя.

Исходной точкой познания исторического прошлого критическая философия истории считает категорию понимания. «Труд историка, — пишет Арон, — заключается не только в том, чтобы понять события, но и в том, чтобы понять людей, а также в том, что люди прошлого отличаются от нас»[20] . Для того чтобы использовать специфику исторического прошлого надо познать и самого себя и других. Только после этого можно перейти к установлению исторических фактов, объективность которых зависит от самого историка, поскольку он занимается теоретическим воспроизведением исторической картины человечества.

В предыдущей главе были рассмотрены различные концепции философии истории. Можно сказать, что одни философы и историки главное внимание уделяли проблемам онтологии, а другие – гносеологии. Однако их нельзя отрывать друг от друга, так как процесс познания исторических и социальных феноменов невозможен без выяснения объективной истины, без установления истинности тех или иных фактов, без анализа тех или иных событий. Иначе говоря, без объекта познания или теории познания. Следовательно, предметом философии истории являются как гносеологические, так и онтологические проблемы. Она их рассматривает в единстве, во взаимной связи, хотя может с целью более глубокого их изучения анализировать отдельно друг от друга.

Таким образом можно сказать, что философия истории исследует имманентную или внутреннюю логику развития человеческого общества и его законы, единство и многообразие исторического процесса, проблемы смысла истории, социального прогресса. Исторического познания, исторического времени и исторического пространства. Она дает теоретическую реконструкцию исторического прошлого, устанавливает истинность исторических фактов.

Философия истории представляет философско-исторический анализ общества. Философ истории исходит из того, что история имеет свои собственные законы функционирования, что она непрерывно развивается, изменяется, что она имеет определенный характер, что прошлое и настоящее неразрывно связаны, что человек выступает связующим звеном всех исторических этапов. Философия истории – это логическое рассмотрение человеческого общества. Она отделяется от многообразия и главное внимание уделяет имманентной логике всемирной истории, её сущности, её внутренним механизмам функционирования и развития. Она соединяет все человечество, выделяет в нём некие общие законы, черты и свойства присущие всем социальным организмам, но проявляющиеся по-разному в зависимости от исторических обстоятельств, конкретной ситуации и природных условий.

Философия истории не есть ни историческая наука отдельных государств, ни всемирная история. Всемирная история тоже изучает человечество, но не философски, а исторически, то есть каждый социальный организм рассматривается во всем богатстве и конкретном проявлении. Историк главное внимание обращает не на универсальные, а на специфические характеристики. Что касается философа истории, то он ищет в первую очередь именно то, что объединяет все социальные организмы, то, что им присуще как человеческим сообществам.

В отличии от философии истории историческая наука должна соблюдать временную последовательность событий и исторических фактов. Если философия истории есть сущность, схваченная во времени, то есть такая сущность, которая постоянно меняется, но тем не менее сохраняется, то историческая наука есть изложение фактов и событий в хронологическом порядке.

Философия истории имеет определенный логический аппарат с помощью которого дает философско-историческое изложение исторического процесса. Она является своего рода теорией отвлечения, теорией абстракции, но абстракции глубокой, отражающей объективную действительность.

Многие историки полагают, что историческая наука, как и философия истории, имеет свои собственные категории и является такой же теоретической дисциплиной, как и философия истории.

Так, М.А. Барт в качестве таких категорий выделяет «всемирно-исторический», «локально-исторический», «целостность», «структура» и т.д. Саму историю он определяет следующим образом: «Историческая наука изучает закономерности пространственно-временного разворачивания всемирно-исторического процесса, или, что то же, закономерности всемирно-исторического развития человечества как равнодействующих внутриформационных и межформационных взаимодействий этнополитических общностей, являющихся носителями своеобразия этого процесса»[21] . С такой трактовкой истории трудно согласиться. Во-первых, перечисленные Бартом категории, по существу, успешно используются и в философии истории, что, конечно, не исключает их применения в исторической науке. Однако последняя не занимается их анализом, то есть исследованием их природы, места в системе других категорий и их теоретических функций. Если же она все-таки каким-то образом затрагивает сферу этих рассуждений, то перестает быть исторической наукой и переходит в область философии.

Во-вторых, историческая наука не изучает «закономерности всемирно-исторического развития человечества. Это задача философии истории. Однако, в случае когда под закономерностью подразумевается определенная упорядоченность исторического процесса, то тогда история изучает её, но принимает как данность. Если же под закономерностью имеется в виду открытие каких-то законов истории, то историческая наука творчески не формулирует эти законы. Их теоретическим обоснованием занимается философия истории, поскольку она исследует объективные, внутренние, необходимые процессы и феномены действительности.

Историческая наука – это теория среднего уровня, то есть теория средней абстракции и поэтому не может заниматься теоретической формулировкой категорий и законов.

Философия истории не может развиваться без использования исторической науки. Она не может делать научные выводы без знания конкретных фактов и конкретной действительности. Поэтому она должна постоянно возвращаться к исторической науке.

Но и последняя нуждается в философии истории, так как благодаря её получает мощный методологический инструмент познания и изучения исторического прошлого.

Теперь от истории перейдем к социологии. П. Барт считает, что философия истории и есть социология.

Можно обратиться к М. Веберу, который определяет социологию как «науку, стремящуюся, истолковывая, понять социальное действие и тем самым каузально объяснить его процесс и воздействие»[22] . Не всякое действие, продолжает Вебер, носит социальный характер. Социальным является такое действие, которое действующую линию соотносит по смыслу с действием других людей и ориентируется на него. В этой связи немецкий социолог рассматривает мотивы социального действия, социальные отношения, социальное поведение. Он полагает, что социология призвана понять и объяснить эти явления, дать их соответствующую интерпретацию.

Таким образом, главную задачу социологии Вебер видит в анализе социального действия и его причинного объяснения.

Не много внимания социологии уделяли и российские ученые. П. Сорокин говорил, что «социология изучает явления взаимодействия людей друг с другом, с одной стороны, и явления, возникающие из этого процесса взаимодействия – с другой»[23] . Сорокин различает теоретическую и практическую социологию. Теоретическая изучает явления взаимодействия с точки зрения сущего, а практическая – с точки зрения должного. В свою очередь теоретическая социология делится на три части: на социальную аналитику, социальную механику и социальную генетику.

Социальная аналитика изучает структуру социального явления, социальная механика исследует процессы взаимодействия людей, а социальная генетика – исторические тенденции развития жизни.

Таким образом, два крупнейших социолога XX века главное внимание уделяли вопросам социального действия, по Веберу и социального взаимодействия по Сорокину.

Социология в современном понимании изучает общество, но на уровне средней абстракции, что означает, что в поле её зрения находятся вопросы взаимодействия разных сфер общественной жизни. Она их изучает на микроуровне, то есть интересуется проблемами, касающимися социальных групп. Для примера возьмем демократию. Демократия является объектом как социологии, так и философии истории, но социолога интересует конкретный механизм функционирования партий. Философ истории демократию рассматривает в историческом плане, выделяет её сущность и особенности, сравнивает с другими формами управления.

Философ истории изучает общество как некий объект, социолог анализирует его конкретное функционирование. Философ истории имеет дело с обществом вообще, социолог же с конкретными социальным организмом.

Философия истории нуждается в социологии, так как социология поставляет конкретные факты и результаты опираясь на которые, философ истории делает общие выводы относительно всего исторического процесса. Социологический принцип исследования общественных процессов и феноменов.

источник