Меню Рубрики

Что такое анализ как мыслительная операция

В психологии выделяют следующие операции мышления: анализ, синтез, обобщение, сравнение, классификацию (систематизацию), абстрагирование, конкретизацию (рис. 2). С помощью этих операции мышления осуществляется проникновение вглубь той или иной стоящей перед человеком проблемы, рассматриваются свойства составляющих эту проблему элементов, находится решение задачи.

Мыслительные операции
Анализ
Синтез
Обобщение
Сравнение
Классификация
Абстрагирование
Конкретизация
Мысленное расчленение объекта на составляющие его части
Мысленное объединение частей или свойств в единое целое
Мысленное объединение предметов и явлений по их общим и существенным признакам
Сопоставление предметов и явлений, нахождение сходства и различий между ними
Распределение предметов или явлений по группам и подгруппам в зависимости от сходства и различия между ними
Отвлечение существенных свойств предмета от несущественных
Сосредоточение на частных аспектах предметов или явлений

Рис. .2. Мыслительные операции

Анализ – это мыслительная операция расчленения сложного объекта на составляющие его части. Анализ – это выделение в объекте тех или иных его сторон, элементов, связей отношений и т.п. Наряду с выделением существенных частей предмета, анализ позволяет мысленно выделить и отдельные свойства предмета, такие как цвет, форма предмета, скорость процесса и т.д. Следует обратить внимание и на то, что анализ возможен не только тогда, когда человек воспринимает какой-либо предмет, но и тогда, когда он воспринимает его по памяти. С помощью анализа обнаруживаются наиболее существенные признаки.

Синтез – это мыслительная операция, позволяющая в едином аналитико-синтетическом процессе мышления переходить от частей к целому.

Синтез может осуществляться как на основе восприятия, так и на основе воспоминаний и представлений. Являясь противоположными по своей сути операциями, анализ и синтез фактически тесно связаны между собой.

Сравнение – мыслительная операция, раскрывающая тождество и различие явлений и их свойств, позволяющая произвести классификацию явлений и их обобщение.

Признание сходства или различия между предметами зависит от того, какие свойства сравниваемых предметов являются для человека существенными. Операцию сравнения человек может осуществлять двумя путями: непосредственно и опосредованно. Когда человек может сравнить два предмета или явления, воспринимая их одновременно, он использует непосредственное сравнение. В тех случаях, когда человек осуществляет сравнение путем умозаключения, он использует опосредованное сравнение.

Обобщение – мыслительная операция, позволяющая мысленно объединить предметы и явления по их общим и существенным признакам. Обобщение может осуществляться в двух уровнях. Первый, элементарный уровень – соединение сходных предметов по внешним признакам (генерализ-ация). Но большую познавательную ценность представляет собой обобщение второго, более высокого уровня, когда в группе предметов и явлений выделяются существенные общие признаки.

Абстрагирование – мыслительная операция отражения отдельных существенных в каком-то отношении свойств явлений.

Суть абстрагирования как мыслительной операции состоит в том, что, воспринимая какой-либо предмет и выделяя в нем определенную часть, человек рассматривает выделенную часть или свойство независимо от других частей или свойств данного предмета. Таким образом, с помощью абстрагирования человек может выделить часть предмета или свойства из всего потока воспринимаемой информации, т.е. отвлечься или абстрагироваться от других признаков получаемой им информации.

Абстракция широко используется человеком при образовании и усвоении новых понятий, так как в понятиях отражены только существенные, общие для целого класса предметов признаки. Абстрагирование позволяет следователю из огромного потока информации выделить то, что непосредственно относится к совершению преступления.

На основе обобщения и абстракции осуществляются классификация и конкретизация.

Конкретизация – мыслительная операция познания целостного объекта в совокупности его существенных взаимосвязей, теоретическое воссоздание целостного объекта. Конкретизация является процессом, противоположным абстракции. В конкретных представлениях человек не стремится отвлечься от различных признаков или свойств предметов и явлений, а наоборот, стремится представить себе эти предметы во всем многообразии свойств и признаков, в тесном сочетании одних признаков с другими.

Классификация – группировка объектов по существенным признакам. В отличие от классификации, основанием которой должны быть признаки, существенные в каком-то отношении, систематизация иногда допускает выбор в качестве основания признаков малосущественных (например, в алфавитных каталогах), но удобных в оперативном отношении.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

источник

Когда человек наблюдает два предмета, волей или неволей он начинает замечать то, в чем эти предметы похожи или в чем они различаются. Внешне простая, эта операция включает в себя ряд сложных элементов. Не бывает «сравнения вообще», оно всегда зависит от того, какие именно свойства сравниваемых предметов для нас являются существенными, что нас интересует. В зависимости от ситуации, от наших потребностей (порой весьма тонких) бывают разные основания сравнения.

Пример. Есть четыре человека. Трое из них интересуются книгами, четвертый нет. Первый интересуется книгами постольку, поскольку он интересуется, скажем, научной фантастикой. Встречая какую-нибудь книгу, он обращает внимание на те детали, которые могут показать, что она относится именно к научной фантастике. На обложке можно встретить фамилию знакомого автора, если автор неизвестен, тогда название произведения или характерное оформление обложки может выдать принадлежность книги к тому или иному жанру. Поэтому, встречая две книги, любитель фантастики будет сравнивать их между собой по авторам, названиям, оформлению. И, даже не заглядывая внутрь, может отдать предпочтение той или иной книги.

Другой человек тоже интересуется книгами, но интерес его профессиональный: он занимается издательской деятельностью. Такой человек, скорее всего, будет сравнивать книги между собой по другим основаниям: качеству бумаги, способам оформления обложки, размерам книги и еще каким-нибудь техническим характеристикам.

Третий человек не очень любит читать, но при этом любит кичиться своей библиотекой. Основной критерий для сравнения книг у него: насколько дорогая, презентабельная и пафосная обложка.

Четвертый человек совсем не интересуется книгами, по крайней мере их бумажными вариантами. Если он и читает книги, то только с экрана компьютера или мобильного устройства. Бумажные книги не занимают практически никакого места в жизни этого человека. И поэтому, что интересно и важно, основания для сравнения книг между собой временны и неустойчивы: сегодня две книги кажутся схожими/различными из-за цвета, завтра они сравниваются по размеру, послезавтра по году издания и т.д..

Операция сравнения осуществляется или непосредственно, или опосредованно. Когда мы воспринимаем два предмета непосредственно, мы используем непосредственное сравнение. В противном случае мы используем опосредованное сравнение. При опосредованном сравнении мы можем использовать умозаключения, опирающееся на косвенные признаки.

Опосредованное сравнение вообще опирается на всю мощь нашего интеллекта, в качестве «посредника» при сравнении может быть использовано и, например, воображение, и наглядные действия. Ребенок не может узнать, стал ли он выше, сравнивая непосредственно себя настоящего и себя прежнего (например месяц назад). Однако он может воспользоваться наглядным трюком и отмечать свой рост на дверном косяке. И тогда по отметкам он сможет выяснить желаемую информацию.

Строго говоря, в природе вообще нет двух одинаковых предметов. Различаются между собой два любых камня, различаются небесные светила, нет двух абсолютно одинаковых птиц или насекомых. Надо полагать, даже двух одинаковых атомов или электронов не существует. Одинаковыми делает предметы наше мышление. Для этого, собственно, и существует операция сравнения.

Более того, человеческий разум придумал объекты, всегда одинаковые, при любых обстоятельствах. Речь, конечно, идет о математических — исключительно выдуманных — объектах. Так в математике все равносторонние треугольники с длиной стороны в 7 сантиметров всегда равны друг другу.

Операция сравнения исключительно важна для работы психики. И в любом сравнении, как мы уже говорили, лежит то или иное основание, те или иные существенные признаки. Интересно то, что в операции сравнения имеются индивидуальные отличия не только по основаниям, но и по алгоритму сравнения.

Пример. Имеется четыре человека (А, Б, В, Г) и два камня (Ъ и Ь). Перед испытуемыми ставится задача сравнить камни и вынести вердикт: одинаковые эти камни или разные. У всех испытуемых основной критерий сравнения — форма, но есть и второстепенные — цвет, размер. А и Б начали свои рассуждения так: «Предположим, Ъ и Ь одинаковы. » В и Г начали свои рассуждения иначе: «Предположим, Ъ и Ь разные. » Дальше они продолжили свои рассуждения. Испытуемый А установил: «Форма камней одинакова, значит гипотеза полностью подтвердилась». Испытуемый Б решил иначе: «Форма камней одинакова, но я еще не сравнивал по цвету и размеру; если окажется, что в чем-то они различны, то камни окажутся разными». Испытуемый В рассуждает иначе: «Форма Ъ и Ь одинакова, значит моя гипотеза не подтвердилась, и это значит, что камни не разные, а одинаковые». И последний испытуемый, Г: «Форма, конечно, одинакова, и это несколько противоречит моей гипотезе; надо будет сравнить еще по цвету и размеру; может быть, что они подтвердят мою гипотезу».

В отличие от абстрактных рассуждений в философии, формальной или математической логике в реальной жизни в большинстве случаев мы имеем несколько оснований для сравнения. При этом одни основания обычно несколько более важны, чем другие. Поэтому все четыре приведенных в примере алгоритма сравнения имеют под собой смысл. В зависимости от количества оснований, от их одинаковой или разной значимости бывает выгодно рассуждать так или иначе.

Операция сравнения нашим мышлением производится так часто и в большинстве случаев так быстро, что мы просто не успеваем отрефлексировать алгоритмы, по которым проводим сравнение. Алгоритмы бывают весьма разные и специфичные, не только такие простые логические, как в нашем примере. Сравнение может быть многокритериальным, когда в своей голове мы формулируем ряд критериев сравнения, а затем как бы выставляя в уме баллы сравниваемым объектам. Некоторые алгоритмы сравнения заложены в нас природой и до конца еще не изучены наукой.

Таково, например, слуховое восприятие, целиком построенное на сравнениях. Слушая очередной популярный мотивчик, мы сравнительно легко и не без удовольствия выискиваем в музыкальном опусе повторяющийся припев. Можем с уверенностью сказать, на какие другие опусы похож данный опус. Но четко расписать алгоритм сравнения двух музыкальных произведений между собой или хотя бы отдельных коротеньких участков мы не в состоянии, потому что сознанием этот интеллектуальный процесс сравнения мы контролируем очень слабо.

Операция сравнения присуща не только людям, но и животным, птицам. Самки многих животных, например, имея возможность сравнивать двух потенциальных брачных партнеров между собой, отдают предпочтение более крупному и физически развитому самцу. Гуси при встрече друг с другом встают на цыпочки и вытягивают вверх клюв, сравнивая свой рост и соревнуясь в этом показателе.

Операция сравнения — базовая для многих других мыслительных операций. Абстрагирование от одних свойств и обстоятельств, концентрация внимания на других предоставляет собой первичную структуризацию, упорядочение материала.

С помощью анализа мы можем узнать, из каких частей состоит то, что мы воспринимаем. Анализ позволяет нам разложить целое на части, т.е. позволяет понять структуру того, что мы воспринимаем. Не всегда, однако, имеется лишь один способ этого разложения целого на части. Если система весьма сложная, то этих способов может быть очень много. Поэтому, как и в случае операции сравнения, у анализа тоже могут быть основания.

Пример. Предположим, перед нами поставлена задача разбить город, в котором мы живем на несколько отдельных частей. В качестве основания разложения (анализа) мы можем взять уже сложившееся административно-территориальное деление (по районам). Можем разделить город на функциональные части: жилые районы, производственные, садово-парковые зоны. Можем выделить историческую часть (с домами, построенными, скажем, до 1917 года), современную часть и район новостроек. Можно разделить на правобережье и левобережье.

Анализировать можно не только те объекты, которые представлены нам наглядно. Можно анализировать, например, процессы. Если в какой-то организации была учреждена должность, например, экономиста-аналитика или маркетолога, то специалист, занявший ее, начнет свою работу с анализа: выяснит, какие вообще существуют структурные и функциональные подразделения в организации, какие конкретно задачи стоят перед организацией, кто ее партнеры и т.д. Без предварительного анализа в своей работе такой специалист будет тыкаться как слепой котенок.

При анализе наглядных предметов мы выделяем:

— существенные части предмета (структуру),

— цвет, форму, свойства материала и прочие свойства.

Анализ предметов, разумеется, может осуществляться не только в наглядном режиме, но и по памяти.

Синтез — это противоположная анализу операция, мысленное соединение частей предметов или явлений в одно целое, мысленное сочетание отдельных их свойств.

Предположим, нам попался новый игрушечный автомобиль на радиоуправлении и нам очень хочется понять, как он работает. Мы сначала просто поиграем и понаблюдаем за поведением машинки. Затем можем разобрать ее вместе с пультом и провести анализ, то есть тщательно изучить структуру игрушки, понять из каких деталей она состоит. После этого мы можем собрать машинку (то есть провести синтез) и продолжить изучение поведения машинки. Можем опять разобрать машинку, изменить что-то в ее устройстве и собрать, посмотреть, что из этого выйдет.

Сам факт того, что нам удалось снова собрать машинку, уже показывает, что мы неплохо разобрались в ее устройстве.

Для синтеза, как и для анализа, характерно мысленное оперирование свойствами предмета. Однако нельзя утверждать, что синтез и анализ исключительно мыслительные (нематериальные) операции. Собирать и разбирать машинку, как в нашем примере, можно не только в уме, но и в смешанном виде: то есть на наглядном материале. Анализ и синтез это не какие-то «мистически непонятные» операции, это в буквальном смысле разложение и сборка того или иного объекта. И часто бывает более полезным разобрать машинку или что-то еще в буквальном смысле, нежели в уме. К слову сказать, рука человека представлена в коре головного мозга весьма большими участками и, манипулируя тем или иным предметом, «умная рука» может очень многое «объяснить».

На протяжении всей жизни человек постоянно, повседневно и даже ежечасно использует анализ и синтез. Придя, например, в новый супермаркет, покупатель в уме разбивает площадь магазина на отделы, анализирует ассортимент по производителям, выделяет сильные и слабые стороны в работе персонала, определяет, какие товары выгодно покупать, а какие нет.

Как анализ, так и синтез могут преследовать сугубо практические цели, а могут и теоретические. В последнем случае человека интересует лишь «истина ради истины», то есть он занимается вырабатыванием единой, научной картины (модели) мира.

Вне зависимости от практического или теоретического характера размышлений, анализ и синтез теснейшим образом связаны с другими умственными операциями, например сравнением. Сравнение двух объектов между собой может послужить толчком к анализу одного из этих объектов или обоих. Узнав, например, что не все продукты одинаково полезны, любопытный человек начнет допытываться почему и станет разбирать в своем уме продукты по компонентам. Внутри самой операции анализа может потребоваться сравнение: встретив в конструкции машинки две одинаковые шестеренки, человек может заинтересоваться, точно ли они одинаковые, а если разные, то насколько существенна эта разница.

Анализ и синтез между собой связаны очень тесно. В повседневной жизни мы обычно сами не замечаем того, как в своем уме сначала что-то «раскладываем по полочкам», а затем собираем в одно целое. Сами по себе анализ ради анализа и синтез ради синтеза практически не встречаются. Если мы что-то «разобрали по кирпичикам», то потом из этих «кирпичиков» хочется что-то сделать. А сделав что-то, хочется опять это разобрать.

Читайте также:  Какие анализы сдавать для уролога

Можно абстрагироваться от возраста, пола и характера своих сослуживцев. Тогда можно будет оценивать коллег более объективно, по деловым качествам.

Можно отвлечься от того обстоятельства, что Земля круглая, и построить футбольное поле плоским, а не выпуклым.

Можно абстрагироваться от температуры мороженого и считать растаявшее мороженое тоже мороженым.

Абстракция бывает слабой и сильной. В первом случае мы абстрагируемся от одного-двух признаков, обстоятельств. Во втором случае мы абстрагируемся от всего прочего, кроме одного-двух признаков или обстоятельств.

Если абстрагироваться от всего, кроме возраста, пола и характера, то можно составить небольшой личностный портрет: «Пожилая сварливая женщина» или «Отважный, но самонадеянный молодой человек».

Если абстрагироваться от всех прочих обстоятельств кроме того, что Земля круглая, то можно сказать что планета Земля — это одно большое футбольное поле.

Если абстрагироваться от всего кроме температуры, то можно сказать, что все холодные предметы — есть мороженое.

Прелесть абстракции состоит не только в том, что мы можем рассуждать о таких понятиях, как «бесполый человек» или «плоская Земля», но и в том, что мы можем рассуждать о сильных абстракциях — признаках, отвлеченных от объектов-носителей. Мы можем судить о таких абстрактных вещах, как температура, пол человека, возраст, круглая форма, прямоугольная форма, форма, цвет, демократия, психология.

Что дает нам способность к абстракции? Например, она широко используется при образовании и усвоении новых понятий, так как в понятиях отражены только существенные, общие для целого класса предметов признаки. Сказав «стол», мы абстрагируемся от прочих, представляющихся второстепенными, признаков, таких как цвет, габариты, материал, функциональные возможности, и представляем некий образ целого класса предметов. В слове «стол» мы представляем лишь абстрактную характеристику: довольно большой предмет с плоской поверхностью, за которым можно сидеть и на котором можно выполнять те или иные ручные действия, высотой в треть или половину человеческого роста.

Далеко не каждый человек может дать определение столу, но все люди прекрасно знают это понятие и грамотно его используют. Некоторые абстрактные понятия вообще нельзя объяснить прямо, только косвенно. Так, например, без применения научного аппарата нельзя объяснить другому человеку, чем отличается зеленый цвет от красного. Можно лишь в примерах, через конкретизацию, сказать, что зеленый — цвет растений, а красный — цвет зрелых помидоров или кетчупа.

Еще сложнее объяснить смысл слов, обозначающих не наглядные предметы. Как дать определение любви? Или демократии? Чувство глубокой симпатии? А что такое симпатия? Глубокая привязанность к другому человеку или объекту? А как отличить глубокую привязанность от неглубокой? Власть народа? Над кем?

В этом состоит очень интересная особенность человеческой психики: мы можем часами изъясняться словами-абстракциями, но дать определение этим словам нам дается значительными усилиями.

Среди видов абстракции иногда выделяют:

— практическую (непосредственно включенную в процесс деятельности),

— высшую (опосредованную, выраженную в понятиях).

Чистая абстракция, абстракция ради абстракции, может завести очень далеко в рассуждениях. В противовес ей существует конкретизация — представление чего-либо единичного, что соответствует тому или иному понятию или общему положению. В конкретных представлениях мы не стремимся отвлечься от различных признаков или свойств предметов и явлений, а, наоборот, стремимся представить себе эти предметы во всем многообразии свойств и признаков, в тесном сочетании одних признаков с другими.

Если абстракция это разрывание связей между признаками, переход от рассмотрения единичных случаев к общим, то конкретизация всегда выступает как пример или как иллюстрация чего-то общего. Конкретизируя общее понятие, мы лучше его понимаем.

Примеры. Было абстрактное понятие «предмет мебели» — стало менее абстрактное (более конкретное) понятие «стол». Конкретизируя, можно перейти к «письменный стол», «мой домашний письменный стол», «мой домашний письменный стол, тот, которым он был десять лет назад».

«Деятельность» — «Профессиональная деятельность» — «Врачевание» — «Выдергивание зубов».

«Животное» — «Хищник» — «Представитель семейства кошачьих» — «Домашняя кошка» — «Моя кошка Муся».

— индуктивные умозаключения (индукцию),

— дедуктивные умозаключения (дедукцию).

Индукция — переход от частных случаев к общему положению, которое охватывает собой частные случаи.

Примеры. Предположим, мы сделали ряд наблюдений. В нескольких зоопарках мы видели медведей. Все они были бурого цвета. Отсюда мы сделали вывод, что все медведи — бурые.

За свою жизнь мы видели очень много птиц. Все они имели перья, кроме тех, что продаются в магазине. Отсюда мы сделали вывод, что все живые птицы имеют перья.

Перебрали в уме много разных чисел. Оказалось, что какое бы большое не было число, всегда найдется еще больше. Отсюда сделали вывод, что не существует на свете самого большого числа.

Как и в любой мыслительной операции, в индукции мы можем допустить определенные ошибки, сделанное умозаключение может оказаться недостаточно достоверным или совсем ложным. Достоверность индуктивного умозаключения достигается не только за счет увеличения количества случаев, на котором оно строится, но и за счет использования разнообразных примеров, в которых варьируют несущественные признаки предметов и явлений.

Умозаключения вида «Некоторые медведи — бурые» тоже относятся к индуктивным. И их делать совсем не сложно. Достаточно просто понаблюдать несколько бурых медведей. Значительно сложнее с сильными утверждениями вида «Все медведи — бурые». Даже понаблюдав тысячу медведей, среди которых все оказались бурыми, нельзя утверждать, что все медведи бурые, потому что мы не знаем, видели ли всех возможных медведей на свете.

Опросив 1200 респондентов в ходе социологического исследования можно выяснить, что все опрошенные поддерживают политика Васисуалия Лоханкина. Это будет истиной. Однако индуктивное умозаключение «Все жители нашего города (страны) поддерживают Васисуалия Лоханкина» останется предположительным и недоказанным. Доказанным будет лишь то, что некоторые жители поддерживают указанного политика. И от этого факта никуда не денешься.

Хотя в строгом, логическом смысле индуктивные умозаключения не точны, в повседневном обиходе они, разумеется, приносят огромную пользу. Купив несколько раз в одном и том же магазине испорченные продукты, можно прийти к индуктивному выводу, что все (многие) продукты из этого магазина — испорченные. Понаблюдав за тем, как часто врет какой-то человек, можно сделать индуктивный вывод, что он вообще обычно говорить неправду.

Умственной операцией, противоположной индукции, является дедукция — умозаключение, сделанное в отношении частного случая на основе общего положения. Например, зная то, что на три делятся все числа, сумма цифр которых кратна трем, мы можем утверждать, что число 412815 разделится на три без остатка. В то же время зная, что все березы сбрасывают листву на зиму, мы можем быть уверены в том, что какая-либо отдельная береза зимой также будет без листвы.

Индукция через обобщения разной степени точности и достоверности помогает нам обогащать свои знания об окружающем мире. Можно сказать, что картина (модель) мира и состоит из множества разных индуктивных выводов. В юные годы, когда человек учится, он значительно чаще использует операцию индукции. В зрелые же годы, когда наступает пора действовать чаще оказывается нужной дедукция, потому что именно она помогает в решении конкретных жизненных проблем.

Врач, поставив определенный диагноз пациенту, опираясь на знание общих закономерностей протекания данной болезни, делает вывод о том, как надо лечить конкретного пациента. Опытный автомеханик, зная типичные проблемы автомобилей данной модели и наблюдая определенные симптомы, делает вывод о предполагаемых неполадках. Покупатель, зная, что все зрелые бананы желтого цвета, не покупает зеленые.

Как и индукция, дедукция — довольно рискованное умозаключение. Зная, например, что среди инженеров большинство — мужчины, выпускница школы может передумать поступать в технический вуз, хотя в школе имела успехи по математике и физике.

Кроме индукции и дедукции в логике выделяется еще традукция — умозаключение, не сопровождающееся переходом от частного к общему или наоборот. Самый характерный пример традукции — аналогия. Имея довольно смутное представление (модель) рассматриваемого объекта, мы можем обратиться к аналогии, то есть взять другой объект, а точнее его модель, что-то подкорректировать в этой модели и использовать ее на текущем объекте. Если ученики, например, не очень понимают как устроена земная кора, то учитель может привести аналогию со слоеным пирогом.

источник

Мыслительные операции (операции мышления). Мыслительная деятельность осуществляется в виде переходящих друг в друга мыслительных операций. К ним относятся: сравнение-классификация, обобщение-систематизация, абстрагирование-конкретизация. Мыслительные операции — это мыслительные действия.

Сравнение — мыслительная операция, вскрывающая тождество и различие явлений и их свойств, позволяющая провести классификацию явлений и их обобщение. Сравнение- элементарная первичная форма познания. Первоначально тождество и различие устанавливаются как внешние отношения. Но затем, когда сравнение синтезируется с обобщением, вскрываются все более глубокие связи и отношения, существенные признаки явлений одного класса. Сравнение лежит в основе стабильности нашего сознания, его дифференцированности.

Обобщение. Обобщенность — свойство мышления, а обобщение — центральная мыслительная операция. Обобщение может осуществляться на двух уровнях. Элементарный уровень обобщения — соединение сходных предметов по внешним признакам (генерализация). Но подлинную познавательную ценность представляет обобщение второго, более высокого уровня, когда в группе предметов и явлений выделяются существенные общие признаки.

Мышление человека движется от факта к обобщению и от обобщения — к фактам. Благодаря обобщениям человек предвидит будущее, ориентируется в конкретной ситуации. Обобщение начинает возникать уже при образовании представлений, но в полной форме воплощается в понятии. При овладении понятиями мы отвлекаемся от случайных признаков и свойств объектов и выделяем лишь их существенные свойства.

Элементарные обобщения совершаются на основе сравнений, а высшая форма обобщений — на основе вычленения существенно-общего, раскрытия закономерных связен и отношений, то есть на основе абстракции.

Абстракция — операция перехода от чувственного отражения к выделению отдельных существенных в каком-либо отношении свойств (от лат. abstractio — отвлечение). В процессе абстрагирования человек как бы «очищает» предмет от побочных признаков, затрудняющих его исследование в определенном отношении. Правильные научные абстракции отражают действительность глубже, полнее, чем непосредственные впечатления. На основе обобщения и абстракции осуществляются классификация и конкретизация.

Классификация — группировка объектов по существенным признакам. Основанием классификации являются признаки, существенные в каком-либо отношении. Систематизация же иногда допускает выбор в качестве основания признаков малосущественных (например, алфавитные каталоги), но удобных в оперативном отношении.

На высшем этапе познания осуществляется переход от абстрактного к конкретному. Конкретизация (от лат. concretio — сращение) — познание целостного объекта в совокупности его существенных взаимосвязей, теоретическое воссоздание целостного объекта. Конкретизация — высший этап в познании объективного мира.

Познание отталкивается от чувственного многообразия действительности, абстрагируется от отдельных ее сторон и, наконец, мысленно воссоздает конкретное в его сущностной полноте. Переход от абстрактного к конкретному — теоретическое освоение действительности.

Формальные структуры мыслей и их сочетания называются формами мышления. Различаются три формы мышления — суждение, умозаключение и понятие.

Суждение — определенное знание о предмете, утверждение или отрицание каких-либо его свойств, связей и отношений. Формирование суждения происходит как формирование мысли в предложение. Суждение — такое предложение, в котором утверждается взаимосвязь объекта и его свойства. В зависимости от содержания отражаемых в суждении предметов и их свойств различаются виды суждения: частные и общие, условные и категорические, утвердительные и отрицательные.

В суждении выражаются не только знания о предмете, но и субъективное отношение человека к этому знанию, различная степень уверенности в истинности этого знания (например, в проблематичных суждениях типа «Возможно, обвиняемый Иванов не совершал преступления»). Суждения могут системно объединяться. Истинность системы суждений — предмет формальной логики. В психологическом отношении связь суждений индивида рассматривается как его рассудочная деятельность.

Взаимосвязь единичного и общего в системе умозаключений.

Оперирование тем общим, что заключено в единичном, осуществляется посредством умозаключения. Мышление развивается в процессе постоянных переходов от общего к единичному и от единичного — к общему, то есть на основе взаимосвязи индукции и дедукции (рис.).

Определите начальный и конечный пункты маршрута владельца этого чемодана. Проанализируйте виды умозаключений, использованных вами.

Дедукция — отражение общих связей явлений.

Профессор медицины Эдинбургского университета Белл поразил однажды Конан-Дойля (будущего создателя образа знаменитого сыщика) своей тонкой наблюдательностью. Когда в клинику вошел очередной больной, Белл спросил его:
— Вы служили в армии? — Так точно! — ответил пациент.
— В горно-стрелковом полку? — Так точно, господин доктор.
— Недавно ушли в отставку? — Так точно! — ответил больной.
— Стояли па Барбадосе? — Так точно! — изумился отставной сержант. Изумленным же студентам Белл объяснил: этот человек, будучи учтивым, при входе в кабинет все же не сиял шляпу — сказалась армейская привычка, что же касается Барбадоса — об этом свидетельствует его заболевание, распространенное только среди жителей этой местности.

Индуктивное умозаключение — это вероятностное умозаключение: по отдельным признакам некоторых явлений делается суждение обо всех предметах данного класса. Поспешное обобщение без достаточных оснований — часто встречающаяся ошибка в индуктивных суждениях.

Понятие — форма мышления, в которой отражаются существенные свойства однородной группы предметов и явлений. Чем более существенные признаки предметов отражены в понятии, тем эффективнее организуется деятельность человека. (Так, современное понятие «строение атомного ядра» дало возможность практического использования атомной энергии.)

Итак, в мышлении моделируются объективные существенные свойства и взаимосвязи явлений, они объективируются и закрепляются в форме суждений, умозаключений и понятий.

Практически-действенное, наглядно-образное и теоретически-отвлеченное — таковы взаимосвязанные виды мышления. В процессе исторического развития интеллект человека первоначально формировался как интеллект практический. (Так, в ходе практической деятельности люди научились измерять опытным путем земельные участки, а затем на этой основе постепенно возникла специальная теоретическая наука — геометрия.)

Генетически первоначальный вид мышления — наглядно-действенное мышление; в нем ведущую роль играют действия с предметами (в зачаточном виде этот вид мышления имеется и у животных).

На основе наглядно-действенного, манипуляционного мышления возникает наглядно-образное мышление. Для этого вида характерно оперирование наглядными образами в уме.

Высшая ступень мышления — отвлеченное, абстрактное мышление. Однако и здесь мышление сохраняет связь с практикой.

Тип мышления отдельных людей можно также разделить на преимущественно образное (художественное) и абстрактное (теоретическое). Но в различных видах деятельности у одного и того же человека на передний план выступает тот или иной вид мышления. (Так, бытовые дела требуют наглядно-действенного и образного мышления, а доклад на научную тему — теоретического мышления.)

По содержанию мыслительная деятельность подразделяется на практическую, художественную и научную.

Структурная единица практического (оперативного) мышления — действие; художественного — образ; научного мышления — понятие.

В зависимости от глубины обобщенности различают эмпирическое и теоретическое мышления. Эмпирическое мышление (от греч. empeiria — опыт) дает первичные обобщения на основе опыта. Эти обобщения делаются на низком уровне абстракции. Эмпирическое познание — низшая элементарная ступень познания. Эмпирическое мышление не следует смешивать с практическим мышлением.

Читайте также:  Географический язык какие анализы сдать

Как отмечает известный психолог В.М. Теплов («Ум полководца»), многие психологи за единственный образец умственной деятельности принимают работу ученого, теоретика. Между тем практическая деятельность требует не меньших интеллектуальных усилий. Умственная деятельность теоретика сосредоточена преимущественно на первой части пути познания — временном отходе, отступлении от практики. Умственная же деятельность практика сосредоточена в основном на второй части — на переходе от абстрактного мышления к практике, то есть на том внедрении в практику, ради которого и производится теоретический отход.

Особенностью практического мышления является тонкая наблюдательность, способность концентрировать внимание на отдельных деталях события, умение использовать для решения частной задачи то особенное и единичное, что не входило полностью в теоретическое обобщение, умение быстро переходить от размышления к действию.

В практическом мышлении человека существенно оптимальное соотношение его ума и воли, познавательных, регуляционных и энергетических возможностей индивида. Практическое мышление связано с оперативной постановкой первоочередных целей, выработкой гибких планов, программ, большого самообладания в напряженных условиях деятельности.

Теоретическое мышление выявляет всеобщие отношения, исследует объект познания в системе его необходимых связей. Его результат — построение теоретических моделей, создание теорий, обобщение опыта, раскрытие закономерностей развития различных явлений, знание которых обеспечивает преобразовательную деятельность человека. Теоретическое мышление, неразрывно связанное с практикой в своих истоках и конечных результатах, имеет относительную самостоятельность — оно основывается на предшествующих знаниях и служит основанием последующего познания.

На ранних этапах психического развития ребенка, а также у малоразвитых индивидов мышление может быть синкретичным (от греч. sinkretisrnos — соединение). При этом явления связываются по признаку их внешнего сходства, а не существенных связей: связь впечатлений принимается за связь вещей.

В зависимости от стандартности-нестандартности решаемых задач и операциональных процедур различаются алгоритмическое, дискурсивное, эвристическое и творческое мышление:

  • алгоритмическое мышление осуществляется в соответствии с заранее установленными правилами, общепринятой последовательностью действий, необходимых для решения типовых задач;
  • дискурсивное (от лат. discursus — рассуждение) — мышление, основанное на системе взаимосвязанных умозаключений, — рассудочное мышление;
  • эвристическое — продуктивное мышление, решение нестандартных задач;
  • творческое мышление — мышление, приводящее к новым открытиям, принципиально новым результатам.

Структура мыслительной деятельности при решении нестандартных задач.

Мыслительная деятельность подразделяется на воспроизводящую — решение типовых задач известными способами (репродуктивную) и поисковую (продуктивную). Продуктивная мыслительная деятельность — мыслительный процесс, направленный на решение нестандартной познавательной задачи. Мыслительная деятельность при решении нестандартных задач также имеет определенную структуру, она совершается в виде последовательного ряда этапов (рис.).

Структура решения нестандартных мыслительных задач.

Начальный этап поисковой познавательной деятельности — осознание индивидом возникшей проблемной ситуации. Такие ситуации связаны с необычностью сложившейся обстановки, внезапно возникшими затруднениями в разрешении тех или иных вопросов. Акт мышления при этом начинается с осознания противоречивости, неоднозначности исходных условий деятельности, необходимости познавательного поиска. Осознание возникшего познавательного барьера, недостаточности наличных сведений порождает стремление к восполнению информационного дефицита. Прежде всего формируется потребность объективизации неизвестного — начинается поиск формулировки познавательного вопроса, выяснение того, что необходимо знать или уметь, чтобы выйти из возникшей проблемной ситуации. Проблемная ситуация как бы наталкивает субъекта на соответствующую сферу познания.

Проблема по-гречески и означает преграду, трудность, а психологически — осознание вопроса, подлежащего исследованию. При этом важно отчленить подлинную проблему от псевдопроблемы. Формулировка проблемы — начальное звено взаимодействия субъекта с объектом познания. Если проблема взаимодействует с познавательной базой субъекта познания, позволяет ему наметить искомое, которое он может найти путем некоторых преобразований исходных условий, возникает задача. Задача — структурно организованная проблема. При этом неизвестное изыскивается благодаря его скрытым объективным взаимосвязям с известным. Познавательная задача подразделяется на систему оперативных задач. Определить систему задач — значит выделить в проблемной ситуации стартовые условия познавательной деятельности.

Преобразование проблемной ситуации в проблему, а затем в систему оперативных задач — первый, исходный акт познавательно-поисковой деятельности.

Расчленение основного вопроса на ряд иерархически связанных вопросов — формирование программы решения проблемы. При этом устанавливается, что можно узнать из имеющихся данных и какие новые сведения необходимы для выполнения всей программы поиска.

Задачи, которые решает человек, могут быть для него простыми и сложными. Это зависит от запаса знаний у индивида, овладения им способами решения данного класса задач.

Типы задач определяются теми способами мыслительной деятельности, которые лежат в основе их решения. Все познавательно-поисковые задачи по объективному содержанию делятся на три. класса: 1) задачи на распознавание (установление принадлежности данного явления к определенному классу объектов), 2) задачи на конструирование, 3) задачи на объяснение и доказательство.

Объяснение — использование приемов установления достоверности суждений относительно каких-либо явлений. Чаще всего это прием логического следования.

Доказательство — мыслительный процесс утверждения истинности какого-либо положения (тезиса) системой других аксиоматических суждений. При этом сначала изыскивается исходный аргумент, а затем — система связующих аргументов, подводящих к итоговому выводу. Задачи на доказательство решаются ссылкой на организацию объекта, присущие ему устойчивые структурные взаимосвязи, выявлением функциональных взаимосвязей объектов.

Мыслительные задачи подразделяются на простые и сложные. Простые задачи — задачи типовые, стандартные. Для их решения применяются известные правила, алгоритмы. Интеллектуальный поиск здесь состоит в выявлении типа задачи по ее опознавательным признакам, соотнесении частного случая с общим правилом. При систематическом решении такого рода задач формируются соответствующие интеллектуальные навыки, привычные схемы действий.

К сложным задачам относятся нетиповые, нестандартные задачи, к наиболее сложным — эвристические задачи, задачи с неполными исходными данными, возникающие в многозначных исходных ситуациях (например, при расследовании неочевидных преступлений). При этом первоочередным эвристическим действием является расширение информационного поля задачи путем преобразования исходной информации. Один из приемов такого преобразования — дробление проблемы на ряд частных проблем, формирование «дерева проблем».

Центральное звено решения задачи — выявление принципа, общей схемы, способа ее решения. Для этого необходимо видение конкретного как проявления определенных общих взаимосвязей, объяснение возможных причин явления высоковероятностными предположениями — гипотезами. Если задача — информационная система с рассогласованными ее элементами, то гипотеза — первая проба согласования ее элементов. На этой базе человек мысленно изменяет проблемную ситуацию в различных направлениях.

Гипотеза (от греч. hipothesis — предложение) — вероятностное предположение о сущности, структуре, механизме, причине какого-либо явления — основа гипотетико-дедуктивного метода познания, вероятностного мышления. Гипотеза используется в тех случаях, когда причины явления недоступны опытному исследованию и исследованы могут быть лишь его следствия. Выдвижение гипотезы (версии) предваряется исследованием всех доступных наблюдению признаков явления, предшествующих, сопутствующих и последующих обстоятельств события. Гипотезы (версии) формируются лишь в определенных информационных ситуациях — при наличии концептуально сопоставимых исходных данных, служащих основанием для высоковероятностных предположений. В различных отраслях практики возникают специфические особенности решения задач индуктивно-гипотетическим методом. Так, в следственной практике широко используются общие и частные, специфические и типовые версии.

Гипотезы возникают на основе предварительных мыслительных действий с объектом познания. Такие предварительные гипотезы называются рабочими. Они характеризуются раскованностью М, допущением самых неожиданных предположений и оперативной их проверкой.

Вот как описывает П.К. Анохин мыслительную деятельность И.П. Павлова: «Поражало в нем то, что он не мог ни минуты работать без законченной рабочей гипотезы. Как альпинист, потерявший одну точку опоры, сейчас же заменяет ее другой, так и Павлов при разрушении одной рабочей гипотезы старался сразу же на ее развалинах создать новую, более соответствующую последним фактам… Но рабочая гипотеза была для него только этапом, через который он проходил, поднимаясь на более высокий уровень исследования, и поэтому он никогда не превращал ее в догму. Иногда, напряженно думая, он с такой быстротой менял предположения и гипотезы, что трудно было поспеть за ним» [1] .

Гипотеза — информационно-вероятностная модель, мысленно представляемая система, отображающая элементы проблемной ситуации и позволяющая преобразовать эти элементы с целью восполнения недостающих звеньев реконструируемой системы.

Формируя модельно-вероятностный образ исследуемого события, познающий субъект использует различные методы: аналогию, интерполяцию, экстраполяцию, интерпретацию, мысленный эксперимент.

Аналогия (от греч. analogia — сходство) — сходство различных явлений в каких-либо отношениях, на основе которого делается вывод о возможном наличии у исследуемого объекта определенных свойств. Метод аналогии способствует отражению в нашем сознании наиболее распространенных связей и отношений. Сходные в одном отношении объекты, как правило, бывают сходны и в другом. Однако по аналогии можно получить лишь вероятностное знание. Предположения по аналогии должны подвергаться проверочным действиям. Чем в большем числе существенных признаков сходны объекты, тем выше вероятность их сходства и в других отношениях. Различается аналогия свойств и аналогия отношений.

Методом интерполяции (от лат. interpolatio — подставление) по ряду данных значений находится функция промежуточных значений. (Так, установив определенную зависимость в числовой последовательности, мы можем заполнить числовой пробел: 2, 4, 8, 16, ?, 64.) Проблемные ситуации, разрешаемые методом интерполяции, допускают нахождение логически обоснованных промежуточных элементов. Однако интерполяционный метод ликвидации «пробела» возможен только при определенных условиях: интерполяционная функция должна быть достаточно «гладкой» — обладать достаточным числом не слишком быстро возрастающих производных. При чрезмерно быстром их возрастании интерполяция затрудняется (например: 2,4, ?, 128).

Методом экстраполяции (от лат. extra — вне и polire — отделывать) решаются задачи, допускающие перенос знаний об одной группе явлений на другую группу, обобщение явления в целом по его части.

Метод интерпретации (от лат. interpretatio — толкование, разъяснение) означает истолкование, раскрытие смысла события.

Общим способом решения нестандартных задач является вероятностно-информационное моделирование. Вероятностные информационные модели увязывают отдельные стороны происшествия в пространственно-временном и причинно-следственном отношениях. При расследовании происшествий с криминальными признаками выясняются вопросы: Какие действия должны были совершиться в данных условиях? При каких условиях эти действия могли быть выполнимы? Какие следы, признаки, последствия и где должны были появиться? Итак, вероятностное моделирование — второй необходимый этап решения нестандартных задач.

Третий этап решения задачи — проверка гипотезы, предположения. Для этого из версии выводятся всевозможные следствия, которые и соотносятся с имеющимися фактами. В следственной практике используются предусмотренные законом следственные действия: осмотр вещественных доказательств, осмотр места происшествия, допрос, обыск, следственный эксперимент и др. При этом следователь вырабатывает стратегию расследования данного события, устанавливает систему необходимых следственных действий и систему тактических приемов в каждом из них. Существенное значение при этом имеет воссоздающее воображение следователя — его способность образно представить динамику реально происходившего события, те его признаки, которые неизбежно должны отразиться в окружающей среде, способность следователя оценить и объяснить фрагменты явления в свете логики целого.

Если при выдвижении гипотезы, версии мысль идет от частного к общему, то при ее проверке — от общего .к системе частных проявлений, то есть используется дедуктивный метод. При этом должны быть проанализированы все необходимые и возможные проявления общего в частном.

На четвертом, заключительном этапе решения задачи сопоставляются полученные результаты с исходным требованием. Их согласование означает создание достоверной информационно-логической модели исследуемого объекта, решение поставленной задачи. Модель формируется в результате выдвижения и проверки такой версии, все следствия которой реально подтверждены и дают всем фактам единственно возможное объяснение.

Творческое мышление — мышление, дающее решение принципиально новых проблем, приводящее к новым идеям, открытиям. Новая идея — всегда новый взгляд на взаимосвязи явлений. Нередко новая идея возникает на основе нового «сцепления» ранее известной информации. (Так, А. Эйнштейн, как известно, не проводил экспериментов, он лишь с новой стороны осмысливал имевшуюся информацию, заново систематизировал ее.)

Новые идеи возникают на базе определенных предпосылок в общем развитии той или иной отрасли знаний. Но при этом всегда необходим особый, нестандартный склад ума исследователя, его интеллектуальная смелость, способность отойти от господствующих идей. Старые, классические концепции всегда окружены ореолом всеобщего признания и в силу этого препятствуют возникновению новых взглядов, идей и теорий.

Так, геоцентрическая концепция долге препятствовала утверждению научного взгляда о движении Земли вокруг Солнца; условно-рефлекторная «дуга» И.П. Павлова дол гое время затрудняла принятие идеи «кольца», выдвинутой П.К. Анохиным еще в 1935 г.

Один из основных компонентов творческого мышления — его образность, воображение. Не случайно в науке так широко применяется метод мысленного эксперимента. Пирамиды, соборы и ракеты существуют не благодаря геометрии, строительной механике и термодинамике, а потому, что они вначале были зримой картиной в умах тех, кто их строил.

В творческом мышлении правильная дорога к открытию иногда отыскивается уже после того, как оно было совершено. Первоначальный же взлет мысли не должен иметь ограничений! Свободное сознание вначале охватывает все, что можно без всякой необходимости объяснить и классифицировать. Принципиально новое явление не может быть понято посредством известных субъекту законов и обобщений. Все переломные этапы познания неизбежно связаны с «шоком новизны».

В творчестве осуществляется свободная игра человеческих сил, реализуется созидательная интуиция человека. Каждое новое открытие, творческий акт выступает как новое узнавание человеком окружающего его мира. Творчество — как бы пульсация сверхсознания человека над его сознанием.

Творческие личности — нонконформисты: они принимают требования окружающей среды лишь в той мере, в какой они совпадают с их собственными позициями. Их представления о жизни, обществе, окружающем мире нестандартны, они не находятся в плену догм. Интеллект творческих личностей синтетичен — они стремятся к установлению связей в самых различных явлениях. Наряду с этим их мышление дивергентно — они стремятся увидеть самые различные сцепления одних и тех же вещей. Они на всю жизнь сохраняют почти детскую способность к удивлению и восхищению, они чувствительны ко всему необычному.

Творчество, как правило, связано с интуитивными, малоосознанными процессами. Интуиция (от лат. intueri — всматривание) — способность непосредственно, не прибегая к развернутым рассуждениям находить ответы на сложные вопросы, постигать истину, догадываясь о ней; скачок разума, не отягощенного оковами строгого рассуждения. Интуиция характеризуется внезапным озарением, догадкой; она связана со способностью индивида к экстраполяции, переносу знаний в новые ситуации, с пластичностью его интеллекта. «Скачок ума» возможен при высоком уровне обобщенности опыта и профессиональных знаний.

Механизм интуиции состоит в одномоментном объединении разрозненных признаков явлений в единый комплексный ориентир поиска. Этот одновременный охват различной информации и отличает интуицию от логически последовательного мышления.

Интуитивный акт высокодинамичен, он отличается большим числом степеней свободы в использовании исходных данных задачи. Ведущую роль в интуиции играют смысловые значения, относящиеся к задачам данного класса. (Это и лежит в основе профессиональной интуиции.)

1. Мышление возникает в связи с решением проблемы; условием его возникновения является проблемная ситуация — обстоятельство, при котором человек встречается с чем-то новым, непонятным с точки зрения имеющихся знаний. Эта ситуация характеризуется дефицитом исходной информации, возникновением определенного познавательного барьера, трудностей, которые предстоит преодолеть интеллектуальной активностью субъекта — изысканием необходимых познавательных стратегий.

2. Основным механизмом мышления, его общей закономерностью является анализ через синтез: выделение новых свойств в объекте (анализ) через соотнесение его (синтез) с другими объектами. В процессе мышления объект познания постоянно «включается во все новые связи и в силу этого выступает во все новых качествах, которые фиксируются в новых понятиях: из объекта, таким образом, как бы вычерпывается все новое содержание; он как бы поворачивается каждый раз другой своей стороной, в нем выявляются все новые свойства» [2] .

Читайте также:  Виды экономического анализа какой прогноз

Процесс познания начинается с первичного синтеза — восприятия нерасчлененного целого (явления, ситуации). Далее на основе анализа осуществляется вторичный синтез. При анализе исходной проблемной ситуации необходима ориентация на ключевые исходные данные, позволяющие раскрыть в исходной информации скрытую информацию. При этом выявляются признаки возможности-невозможности и необходимости.

В условиях дефицита исходной информации человек действует не методом проб и ошибок, а применяет определенную стратегию поиска — оптимальную схему достижения цели. Назначение этих стратегий — охватить нестандартную ситуацию наиболее оптимальными общими подходами — эвристическими методами поиска. К ним относятся: временное упрощение ситуации; использование аналогий, решение наводящих задач; рассмотрение «крайних случаев», переформулировка требований задачи; временное блокирование некоторых составляющих в анализируемой системе; совершение «скачков» через информационные разрывы.

Итак, анализ через синтез — познавательное «развертывание» объекта познания, исследование его в различных ракурсах, нахождение его места в новых взаимосвязях, мысленное экспериментирование с ним.

3. Всякая истинная мысль должна быть обоснована другими мыслями, истинность которых доказана. Если есть «В», то есть и его основание — «А». Требование обоснованности мышления обусловлено фундаментальным свойством материальной действительности: каждый факт, каждое явление подготавливаются предшествующими фактами и явлениями. Ничто не происходит без достаточного основания. Закон достаточного основания требует, чтобы в любом рассуждении мысли человека были внутренне взаимосвязаны, вытекали одна из другой. Каждая частная мысль должна быть обоснована более общей мыслью. Только на основе правильных обобщений, понимания типичности ситуации человек находит решение проблем.

4. Селективность (от лат. selectio — выбор, отбор) — способность интеллекта отбирать необходимые для данной ситуации знания, мобилизовать их на решение проблемы, минуя механический перебор всех возможных вариантов (что характерно для ЭВМ). Для этого знания индивида должны быть систематизированы, сведены в иерархически организованные структуры.

5. Антиципация (от лат. anticipatio — предвосхищение) означает предвосхищение событий. Человек способен предвидеть развитие событий, прогнозировать их исход, схематически представлять наиболее вероятностные исходы своих действий. Прогнозирование событий — одна из основных функций психики человека.

6. Рефлексивность (от лат. reflexio — отражение). Мыслящий субъект постоянно рефлексирует — отражает ход своего мышления, критически его оценивает, вырабатывает критерии самооценки. (Под рефлексией имеется в виду как самоотражение субъекта, так и взаимоотражение партнеров по общению.)

7. Структурность — поэтапная организация мыслительного процесса.

Тесты на дивергентностъ мышления. [3]

Зачеркните эти точки тремя линиями, возвращаясь в исходную точку.

источник

Мыслительная деятельность людей совершается при по­мощи мыслительных операций: сравнения, анализа и син­теза, абстракции, обобщения и конкретизации. Все эти операции являются различными сторонами основной дея­тельности мышления — опосредования, т.е. раскрытия все более существенных объективных связей и отношений меж­ду предметами, явлениями, фактами.

Сравнение — это сопоставление предметов и явлений с целью нахождения сходства и различия между ними. К.Д. Ушинский считал операцию сравнения основой по­нимания. Он писал: «. сравнение есть основа всякого по­нимания и всякого мышления. Все в мире мы познаем не иначе, как через сравнение. Если вы хотите, чтобы ка-176

кой-нибудь предмет внешней среды был понят ясно, то отличайте его от самых сходных с ним предметов и нахо­дите в нем сходство с самыми отдаленными от него пред­метами: тогда только выясните себе все существенные при­знаки предмета, а это и значит понять предмет».

Сравнивая предметы или явления, мы всегда можем заметить, что в одних отношениях они сходны между со­бой, в других — различны. Признание предметов сходны­ми или различными зависит от того, какие части или свойства предметов являются для нас в данный момент существенными. Нередко бывает так, что одни и те же предметы в одних случаях считаются сходными, в других — различными. Например, при сравнительном изучении домашних животных с точки зрения их пользы для чело­века выявляется много сходных признаков между ними, но при изучении их строения и происхождения обнару­живается много различий.

Сопоставляя вещи, явления, их свойства, сравнение вскрывает тождество и различие. Выявляя тождество одних и различия других вещей, сравнение приводит к их класси­фикации. Классификация производится по какому-либо при­знаку, который оказывается присущим каждому предмету данной группы. Так, в библиотеке книги можно классифи­цировать по авторам, по содержанию, по жанру, по пере­плету, по формату и пр. Признак, по которому производит­ся классификация, называется основанием классификации.

Сравнивая, человек выделяет прежде всего те черты, которые имеют важное значение для решения теоретичес­кой или практической жизненной задачи.

Анализ и синтез — важнейшие мыслительные операции, неразрывно связанные между собой. В единстве они дают полное и всестороннее знание действительности.

Анализ — это мысленное расчленение предмета или яв­ления на образующие его части или мысленное выделение в нем отдельных свойств, черт, качеств. Воспринимая пред­мет, мы можем мысленно выделять в нем одну часть за другой и таким образом узнавать, из каких частей он со­стоит. Например, в растении мы выделяем стебель, ко­рень, цветы, листья и пр. В данном случае анализ — мыс­ленное разложение целого на составляющие его части.

Анализ может быть и мысленным выделением в целом его отдельных свойств, признаков, сторон. Например, мыс­ленное выделение цвета, формы предмета, отдельных осо­бенностей поведения или черт характера человека и пр.

Анализ возможен не только тогда, когда мы восприни­маем предмет или вообще любое целое, но и тогда, когда мы вспоминаем о нем, представляем его себе. Возможен также и анализ понятий, когда мы мысленно выделяем различные их признаки, анализ хода мысли — доказатель­ство, объяснения и пр.

Синтез — это мысленное соединение отдельных частей предметов или мысленное сочетание отдельных их свойств. Если анализ дает знание отдельных элементов, то синтез, опираясь на результаты анализа, объединяя эти элемен­ты, обеспечивает знание объекта в целом. Так, при чтении в тексте выделяются отдельные буквы, слова, фразы и вме­сте с тем они непрерывно связываются друг с другом: буквы объединяются в слова, слова — в предложения, предложе­ния — в те или иные разделы текста. Или вспомним рассказ о любом событии — отдельные эпизоды, их связь, зависи­мость и т.д.

Так же как и анализ, синтез может осуществляться при непосредственном восприятии предметов и явлений или при мысленном представлении их. Различаются два вида синтеза: как мысленное объединение частей целого (на­пример, продумывание композиции литературно-художе­ственного произведения) и как мысленное сочетание раз­личных признаков, свойств, сторон предметов и явлений действительности (например, мысленное представление яв­ления на основе описания его отдельных признаков или свойств).

Анализ и синтез часто возникают в начале практичес­кой деятельности. Мы фактически расчленяем или соби­раем предмет, что является основой для выработки уме­ния производить эти операции мысленно. Развиваясь на основе практической деятельности и наглядного восприя­тия, анализ и синтез должны осуществляться и как само­стоятельные, чисто умственные операции. В каждом слож­ном процессе мышления участвуют анализ и синтез. На­пример, путем анализа отдельных поступков, мыслей, чувств литературных героев или исторических деятелей и в результате синтеза мысленно создается целостная харак­теристика этих героев, этих деятелей.

Абстракция. Нередко при изучении какого-либо явле­ния возникает необходимость выделить какой-либо при­знак, свойство, одну его часть для более углубленного по­знания, отвлекаясь (абстрагируясь) на время от всех ос­тальных, не принимая их во внимание. Например, чтобы

усвоить доказательство геометрической теоремы в общем виде, надо отвлечься от частных особенностей чертежа -мелом или карандашом он выполнен, какими буквами обо­значены вершины, абсолютная длина сторон и пр.

Абстракция — это мысленное выделение существенных свойств и признаков предметов или явлений при одновре­менном отвлечении от несущественных признаков и свойств.

Выделенные в процессе абстрагирования признак или свойство предмета мыслятся независимо от других при­знаков или свойств и становятся самостоятельными объек­тами мышления. Так, у всех металлов мы можем выделить одно свойство — электропроводимость. Наблюдая за тем, как движутся люди, машины, самолеты, животные, реки и пр., мы можем выделить в этих объектах один общий признак — движение и мыслить о движении вообще, изу­чать движение. С помощью абстрагирования мы можем получать абстрактные понятия — смелость, красота, дис­танция, тяжесть, длина, ширина, равенство, стоимость и пр.

Обобщение и конкретизация. Обобщение тесно связано с абстракцией. Человек не смог бы обобщать, не отвлекаясь от различий в том, что им обобщается. Нельзя мысленно объединить все деревья, если не отвлечься от различий между ними. При обобщении предметы и явления соеди­няются вместе на основе их общих и существенных при­знаков. За основу берутся те признаки, которые мы полу­чили при абстрагировании, например, все металлы элек-тропроводны. Обобщение, как и абстрагирование, проис­ходит при помощи слов. Всякое слово относится не к единичному предмету или явлению, а ко множеству сход­ных единичных объектов. Например, в понятии, которое мы выражаем словом «фрукты», соединены сходные (су­щественные) признаки, которые имеются в яблоках, гру­шах, сливах и др.

В учебной деятельности обобщение обычно проявляет­ся в определениях выводах, правилах. Детям нередко труд­но совершить обобщение, так как не всегда они умеют выделить не только общие, но существенные общие при­знаки предметов, явлений, фактов.

Конкретизация — это мысленное представление чего-либо единичного, что соответствует тому или иному понятии или общему положению. Мы уже не отвлекаемся от раз­личных признаков или свойств предметов и явлений, а,

наоборот, стремимся представить себе эти предметы или явления в значительном богатстве их признаков. По суще­ству, конкретное есть всегда указание примера, какая-либо иллюстрация общего. Конкретизация играет существенную роль в объяснении, которое мы даем другим людям. В осо­бенности важна она в объяснениях, даваемых учителем детям. Выбору примера следует уделять серьезное внима­ние. Привести пример иногда бывает нелегко. В общем виде мысль кажется ясной, а указать конкретный факт не уда­ется.

Школьники и студенты часто затрудняются привести примеры, иллюстрирующие их ответ. Это происходит при нормальном усвоении знаний, когда усваивается (или за­зубривается) формулировка общих положений, а содер­жание остается неясным. Поэтому преподаватель не дол­жен довольствоваться тем, что учащиеся правильно вос­производят общие положения, а должен добиваться конкретизации этих положений: приведение примера, ил­люстрации, конкретного частного случая. Особенно это важно в школе и прежде всего в начальных классах. Когда учитель приводит пример, он раскрывает, показывает, как в этом частном случае обнаруживается общее, которое ил­люстрируется примером. Только при этом условии частное оказывает значительную помощь пониманию общего.

6.5. Понятия и их формирование

Обобщения, которые человек делает в процессе мышле­ния, закрепляются в понятиях. Понятие — это форма мыш­ления, в которой отражаются общие и существенные свой­ства предметов и явлений. Иными словами, понятие — это совокупность существенных свойств предмета. Например, у стула много признаков: цвет, материал, размеры, мягкость. Но существенными являются только те, которые и делают стул стулом. Ими являются: предмет мебели, создан для сидения, у него имеется опора для спины. Это и есть самые существенные признаки этого понятия, его содержание. В’ понятие «дерево» входят все признаки, присущие дереву, и не входит то, что характерно только для березы, или ели, или дуба и пр.

Отражая общее, существенное, закономерное в пред­метах или явлениях действительности, понятие выступа­ет высшей ступенью отражения мира. Понятие обознача­ется словом, которое есть чувственная, материальная обо-180

лочка понятия. Мыслить понятиями — значит мыслить сло­вами. Слово заменяет предмет, но в каком-то определен­ном смысле. Ведь на слово «стул» не сядешь, и словом «хлеб» сыт не будешь. В чувственном познании человек знакомится с самими предметами и явлениями действи­тельности, которые и обобщает затем данным понятием. Владеть понятием — значит владеть всей совокупностью знаний о предметах и явлениях, к которым относится данное понятие.

Большинство имеющихся у нас понятий усваиваются в готовом виде от других людей. Однако овладение понятием-не простая «передача» знаний, например, от взрослого ре­бенку. Усвоение понятий, овладение ими — сложнейший про­цесс. Он имеет самое прямое отношение к развитию мышле­ния как всего человечества, так и каждого конкретного че­ловека. Здесь все поколения людей большую часть понятий получают от предшествующих поколений, усваивают эти понятия, углубляют, уточняют, обогащают и на основе уже своего опыта и знаний создают новые понятия о тех предме­тах и явлениях действительности, о которых предшествую­щие поколения еще не создали понятий.

У детей овладение понятием в значительной степени зависит от опыта, на который они опираются. Значитель­ные трудности возникают тогда, когда новое понятие обо­значаемое определенным словом, не согласуется с тем, что уже связано с этим словом у ребенка, т.е. с тем содер­жанием данного понятия (часто неправильным или не­полным), которым он уже владеет. Чаще всего так бывает в тех случаях, когда строго научное понятие, усваиваемое детьми в школе, расходится с так называемым житейс­ким, донаучным понятием, уже усвоенным ими вне спе­циального обучения, в процессе повседневного общения с другими людьми и накопления личного чувственного опыта (например, птица — это животное, которое летает, поэтому бабочки, жуки, мухи относятся к птицам, а ку­рица, утка — нет, они не летают. Или: хищные животные «вредные» или «страшные», например крысы, мыши, а кошка — не хищник, она домашнее животное, ласковая).

В усвоении понятий особенно важна правильная орга­низация чувственного опыта учащихся. Чем абстрактнее понятие, тем труднее опереться на материал, который мож­но показать детям, тем больше приходится пользоваться рассказом о вещах, которые могут помочь усвоению абст­рактного понятия.

Таким образом, образование понятий, переход к нему от чувственных форм познания — сложившийся процесс, в котором принимают участие сравнение, анализ, синтез, абстрагирование, обобщение и более или менее сложные формы умозаключений. Важная роль в усвоении понятий принадлежит его определению. Определение содержит ука­зание наиболее существенных признаков предмета или явления, составляющих суть данного понятия, раскрыва­ет отношение его к другим, более общим понятиям. В оп­ределении фиксируется наиболее важное, что должно быть усвоено при овладении понятием. Например, дается опре­деление понятию «поговорка». Поговорка — один из видов устного народного творчества: распространенное образное выражение, метко определяющее какое-либо жизненное явление. В отличие от пословиц поговорки лишены прямо­го поучительного смысла и ограничиваются образным, иносказательным определением явления. Примеры пого­ворок: «Ни богу свечка, ни черту кочерга», «За ушко да на солнышко», «Ночью все кошки серы», «Ни дать, ни взять, «Ни холодно, ни жарко», «Ни два, ни полтора», «Ни свет, ни заря».

Еще раз вспомним, что существенные признаки поня­тий — это свойства и отношения, при утрате, отсутствии или изменении которых предмет или явление становятся по своей природе или в каком-то важном отношении ины­ми. Несущественные признаки влекут за собой появление лишь внешних, частных характеристик и отличий без из­менения существа предмета или явления.

источник