Меню Рубрики

Что такое анализ и как он пишется

На олимпиаде по литературе участнику предлагается провести целостный анализ текста – прозаического или поэтического (по выбору). Мы остановимся на прозаическом тексте. Оценивается уровень сформированности умений анализировать текст, привлекая для этого все имеющиеся знания по языку и литературе. Обычно в задании предлагаются вопросы, на которые может ориентироваться ученик, но он имеет право выбрать свой путь анализа произведения, главное – он должен создать цельный, связный, объединённый общим замыслом аналитический текст. Важным моментом анализа является понимание учеником смысла произведения, его тематики и проблематики, и того, каким образом, с помощью каких средств автор раскрывает этот смысл. То есть мы опять подчёркиваем, что произведение анализируется в единстве формы и содержания.

Не обязательно описывать все структурные уровни текста, важнее сосредоточиться на характеристике его основных элементов, которые помогли автору более полно и ярко раскрыть содержание, реализовать замысел. Поэтому в работе ценится не обилие терминов, а точность и уместность их использования. С точки зрения содержания текста необходимо говорить о его теме, идее, проблеме, позиции автора, системе образов. При анализе формы произведения обращаем внимание на композицию, средства художественной выразительности, размышляя над тем, чего достигает автор их употреблением.

В результате анализа должен получиться связный текст, в котором будут рассмотрены все особенности содержания и речевого оформления анализируемого текста. Существует множество примерных планов и рекомендаций к целостному анализу текста. Сразу следует заметить, что нет единого обязательного плана, на рекомендации можно ориентироваться, но подходить к ним творчески, помня о том, что любой анализ индивидуален и показывает именно ваше восприятие и понимание текста.

Итак, останавливаясь на анализе прозаического текста как задании олимпиады по литературе. Тогда с точки зрения содержания мы должны остановиться на основной теме, идее, проблеме, затронутой автором, рассмотреть систему образов, определить позицию автора. С точки зрения формы анализируем построение текста, то есть его композицию, находим средства художественной выразительности и определяем их роль в данном тексте.

Также на олимпиаде возможен анализ лирического произведения, с которым вы также можете ознакомиться.

Для примера проанализируем отрывок из повести Ричарда Баха «Чайка по имени Джонатан Ливингстон».

Он почувствовал облегчение оттого, что принял решение жить, как живет Стая. Распались цепи, которыми он приковал себя к колеснице познания: не будет борьбы, не будет и поражений. Как приятно перестать думать и лететь в темноте к береговым огням.

– Темнота! – раздался вдруг тревожный глухой голос. – Чайки никогда не летают в темноте! Но Джонатану не хотелось слушать. «Как приятно, – думал он. – Луна и отблески света, которые играют на воде и прокладывают в ночи дорожки сигнальных огней, и кругом все так мирно и спокойно…»

– Спустись! Чайки никогда не летают в темноте. Родись ты, чтобы летать в темноте, у тебя были бы глаза совы! У тебя была бы не голова, а вычислительная машина! У тебя были бы короткие крылья сокола!

Там, в ночи, на высоте ста футов, Джонатан Ливингстон прищурил глаза. Его боль, его решение – от них не осталось и следа.

Короткие крылья. Короткие крылья сокола! Вот в чем разгадка! «Какой же я дурак! Все, что мне нужно – это крошечное, совсем маленькое крыло; все, что мне нужно – это почти полностью сложить крылья и во время полета двигать одними только кончиками. Короткие крылья!»

Он поднялся на две тысячи футов над черной массой воды и, не задумываясь ни на мгновение о неудаче, о смерти, плотно прижал к телу широкие части крыльев, подставил ветру только узкие, как кинжалы, концы, – перо к перу – и вошел в отвесное пике.

Ветер оглушительно ревел у него над головой. Семьдесят миль в час, девяносто, сто двадцать, еще быстрее! Сейчас, при скорости сто сорок миль в час, он не чувствовал такого напряжения, как раньше при семидесяти; едва заметного движения концами крыльев оказалось достаточно, чтобы выйти из пике, и он пронесся над волнами, как пушечное ядро, серое при свете луны.

Он сощурился, чтобы защитить глаза от ветра, и его охватила радость. «Сто сорок миль в час! Не теряя управления! Если я начну пикировать с пяти тысяч футов, а не с двух, интересно, с какой скоростью…»

Благие намерения позабыты, унесены стремительным, ураганным ветром. Но он не чувствовал угрызений совести, нарушив обещание, которое только что дал самому себе. Такие обещания связывают чаек, удел которых – заурядность. Для того, кто стремится к знанию и однажды достиг совершенства, они не имеют значения.

Анализируемый текст представляет собой отрывок из повести Ричарда Баха «Чайка по имени Джонатан Ливингстон». Эта повесть принесла автору всемирную известность. Во многих произведениях Ричарда Баха так или иначе затрагивается тема полёта, но в повести о Чайке эта тема поднимается до философского обобщения, что позволяет определить жанр произведения как повесть-притчу. Подтверждает правильность такого определения жанра эпиграф-посвящение: «Невыдуманному Джонатану-Чайке, который живёт в каждом из нас».

Текст является эпизодом из повести, в котором автор рассказывает о том, как главный герой проходит путь от решения смириться, отказаться от своей мечты до смелого воплощения этой мечты и победы над собой. О какой же мечте идёт речь? Для Джонатана мечтой было познание, изучение полёта, постижение своих возможностей и стремление расширить эти возможности. Он не мог и не хотел довольствоваться только пропитанием, не мог и не хотел жить так, как жила Стая.

В своём стремлении он был одинок, ему было нелегко. Об этом нам говорит первое предложение текста: «Он почувствовал облегчение оттого, что принял решение жить, как живет Стая». Он решил быть, как все, и почувствовал облегчение. Тяжело быть изгоем, тяжело быть белой вороной. И когда раздаётся тревожный глухой голос, напоминающий Джонатану о темноте (ты летишь в темноте, а чайки не летают в темноте, значит, ты не такой, как все, а ведь ты решил не отличаться от других!), он НЕ ХОЧЕТ слушать, он пытается думать, как приятно, мирно и спокойно вокруг него и в его душе – ведь он принял ПРАВИЛЬНОЕ решение. Джонатан чувствует себя свободным – «распались цепи», которыми он был прикован к своей мечте. В тексте она названа возвышенно: «колесница познания». Но когда приковывали к колеснице… Это же была пытка, казнь! А разве не пытка – муки поисков истины, муки творчества, когда раз за разом ничего не получается, а вокруг – не сторонники, а противники, кого радует каждая твоя неудача? Мы сейчас говорим о Чайке или о людях, о себе?

Мастерство автора проявилось в том, что он смог ТАК рассказать о Чайке, чтобы вдумчивый читатель смог подняться до философских обобщений: читая повесть о Чайке, мы размышляем о человеческой жизни, о человеческих взаимоотношениях и характерах. Автор верит в то, что в каждом живёт мечта, надо только напоминать людям о ней, пробуждать силы стремиться к своей мечте. И показывает это на образе главного героя. Джонатан смирился, но это было только внешнее смирение. Как только в его уме появляется новая идея, забыто прежнее решение «быть как все» и он уже летит, проверяя эту идею, и ликует, ощутив радость победы.

Композиционно отрывок можно разделить на 4 части: решение смириться и быть как все; озарение; проверка догадки; радость открытия. Плавное и спокойное начало сменяется тревогой, затем напряжение нарастает и нарастает скорость движения, которая достигает максимума, когда Джонатан вышел из пике и «пронесся над волнами, как пушечное ядро, серое при свете луны». И дальше – радость, ликование и новые планы: «Если я начну пикировать с пяти тысяч футов, а не с двух, интересно, с какой скоростью…» Поистине, нет предела совершенствованию и нет границ познанию.

Автор использует в тексте различные средства художественной выразительности. Здесь присутствуют метафоры, придающие поэтичность и возвышенность: «колесница познания»; «Ветер оглушительно ревел у него над головой»; «Луна и отблески света, которые играют на воде и прокладывают в ночи дорожки сигнальных огней». Сравнения: «он пронесся над волнами, как пушечное ядро»; «подставил ветру только узкие, как кинжалы, концы», – помогают ярче представить действие и признак. В тексте имеются и контекстуальные антонимы: «тревожный глухой голос» – «приятно», «всё так мирно и спокойно»; «не голова, а вычислительная машина». Трижды повторяется словосочетание «Короткие крылья!» – это и есть озарение, открытие, которое пришло к Джонатану. И дальше – само движение, скорость растёт, и подчёркивается это градацией: «не задумываясь ни на мгновение о неудаче, о смерти»; «семьдесят миль в час, девяносто, сто двадцать, еще быстрее!»

Последняя часть текста – радость победы, радость познания. Автор возвращает нас к началу, когда Джонатан решил быть как все, но теперь «Благие намерения позабыты, унесены стремительным, ураганным ветром». Здесь опять используется градация, рисующая вихрь радости и ликования в душе героя. Он нарушает обещание, прозвучавшее в начале текста, но «Для того, кто стремится к знанию и однажды достиг совершенства», такие обещания не имеют значения. Словосочетание «благие намерения» вызывает множество ассоциаций. Сразу вспоминается фраза «Дорога в ад вымощена благими намерениями». Подумаем над ней. Может ли быть так, что благие намерения идут не во благо, а во вред? Наверное, может, если намерения остаются только намерениями и не превращаются в конкретные дела. И нам становится ясно, что герой текста не предаётся «намерениям», а действует и побеждает. В этом и заключена основная мысль текста: только тот, кто не боится быть не таким, как все, и идёт за своей мечтой вопреки всему, сможет быть по-настоящему счастливым сам и сделать счастливыми других.

Следует напомнить, что кроме анализа на уроках литературы возможен анализ прозаического текста и на уроке русского языка. Ознакомьтесь с примером лингвистического анализа текста того же отрывка повести Ричарда Баха для того, чтобы сравнить оба анализа и понять разницу между ними.

источник

1. Анализ художественного произведения

1. Определить тему и идею /главную мысль/ данного произведения; проблемы,
затронутые в нем; пафос, с которым произведение написано;
2. Показать взаимосвязь сюжета и композиции;
3. Рассмотреть субъектную организацию произведения /художественный образ
человека, приемы создания персонажа, виды образов-персонажей, система образов-
персонажей/;
4. Выяснить авторское отношение к теме, идее и героям произведения;
5. Определить особенности функционирования в данном произведении литературы
изобразительно-выразительных средств языка;
6. Определить особенности жанра произведения и стиля писателя.
Примечание: по этой схеме можно писать сочинение-отзыв о прочитанной книге, при
этом в работе представить также:
1. Эмоционально-оценочное отношение к прочитанному.
2. Развернутое обоснование самостоятельной оценки характеров героев произведения,
их поступков и переживаний.
3. Развернутое обоснование выводов.

2. Анализ прозаического литературного произведения

*Текст переведено с украинского, поэтому 100% точность орфографии моего русского языка не гарантирую; ( *

Тема стихотворения:
пейзаж;
общественно-политическая;
любовная/интимная;
философская.

Сюжет:
есть сюжет: образы событий (. каких именно. ) ;
без сюжета: образы чувств (. ).
Художественные средства, с помощью которых созданы эти образы:
Композиция: размер, рифма, ритм.

Размер:
_ _’ / _ _’ / _ _’ /_ _’ ямб 4-стопный (ударение на каждом втором слоге) ;
‘_ _ / ‘_ _ / ‘_ _ хорей 3-стопный;
‘_ _ _ дактиль;
_ _’ _ амфибрахий;
_ _ _’ анапест.

Рифма:
аабб — парная;
абаб — перекрестная;
абба — кольцевая.

Тропы — слова и обороты, которые употребляются не в прямом, а в образном, переносном значении:
эпитет — художественное определение;
сравнение;
аллегория — иносказательное изображение абстрактного понятия/явления через конкретные образы и предметы;
ирония — скрытая насмешка;
гипербола — художественное преувеличение;
литота — художественное преуменьшение;
олицетворение — например: куст, который разговаривает, думает, чувствует;
метафора — скрытое сравнение, построенное на похожести/контрасте явлений, в котором слова «как», «словно» — отсутствуют;
паралеллизм.

Стилистические фигуры:
повторы/рефрен;
риторический вопрос, обращение — повышают внимание читателя и не требуют ответа;
антитеза/противопоставление;
градация — например: светлый — бледный — едва заметный;
инверсия — необычный порядок слов в предложении с очевидным нарушением синтаксической конструкции;
умолчание — незаконченное, неожиданно оборванное предложение, в котором мысль высказана не полностью, читатель додумывает ее сам.

Поэтическая фонетика:
аллитерация — повторение одинаковых согласных;
ассонанс — повторение гласных;
анафора — едино начатие, повторение слова или группы слов в начале нескольких фраз или строф;
эпифора — противоположна анафоре — повторение одинаковых слов в конце нескольких фраз или строф.
Синонимы, антонимы, омонимы, архаизмы, неологизмы.

Образ лирического героя, авторское «Я».

Литературное направление: романтизм, реализм, сюрреализм, символизм, акмеизм, сентиментализм, авангардизм, футуризм, модернизм и т. д.

Жанр: эпиграмма (сатирический портрет) , эпитафия (посмертное) , элегия (грустное стихотворение, чаще всего о любви) , ода, поэма, баллада, роман в стихах, песня, сонет и т. д.

источник

Каждый ученик задает вопрос: как делать анализ текста, когда приходит время выполнять такое задание. Первое, с чего стоит начать — составить план. А далее, следуя по шагам, проанализировать предложенный текст. На самом деле, ничего сложного.

Итак, подробнее. Анализ — это метод краткого описания (краткий пересказ), чтобы лучше понять смысл. Анализировать можно все что угодно: стихотворение, текст, поступок, сказанные слова и так далее. Главное, соблюдать некоторые правила. Что же касается анализа текста по школьным предметам (литературе или русскому языку), то данное занятие помогает не просто читать книги, а читать осмысленно. Так, чтобы после прочтения можно было легко пересказать произведение и уловить мысль автора. Конечно на первых этапах ученик будет задавать себе вопрос, как делать анализ текста. Но в последствие ему станет легче понимать произведения, когда они станут более сложными. Данный метод работы также помогает настраиваться на творческую работу и раскрывает личностное восприятие.

Данное задание включает в себя множество параметров, по которым легче понять отрывок из произведения. Но четкой инструкции или схемы не существует, хотя придерживаться какого-то плана необходимо, чтобы составить текст анализа, где вывод будет вытекать из определенных фактов, подтверждающихся приведенными аргументами.

Стоит начать с того, что после прочтения, необходимо озаглавить текст. Так для себя можно определить тему и тематику и уже вначале ответить на вопрос: «что этим отрывком автор хотел сказать?».

Стоит помнить, что тема — это предмет рассуждения. А тематика — это совокупность тем, которые могут быть в предложенном отрывке.

В помощь при анализе могут быть использованы средства связи, разделяющиеся на лексические и морфологические. Т.е. необходимо определить, используются ли синонимы, повторы, союзы, глаголы и деепричастия.

Читайте также:  Как делать анализ на английском

Упомянуть нужно и о стиле текста, который может быть художественным, официально-деловым, научным или разговорным. А также следует уточнить, какой используется тип речи: повествование, рассуждение или описание.

Знание всех моментов несомненно поможет при разборе, и ученик уже не будет задавать вопрос: а как делать анализ текста. Он сразу по определенному плану начнет исследовать предложенное произведение, и в конце легко сможет сделать вывод с приведенными аргументами.

И напоследок. Анализы текстов по русскому языку и литературе могут несколько отличаться друг от друга. Если он взят из какого-либо произведения, необходимо использовать несколько одинаковых шагов. По-порядку:

  1. Жанр текста — легенда, стихотворение, притча, воспоминание, очерк
  2. Тема текста — в любом произведении есть своя тема
  3. Какие использованы приема построения текста — повторы, противопоставления, усиление, динамичность, созерцание
  4. Использование изобразительных средств
  5. Общее впечатление от прочитанного — если вдумчиво читать текст, то определенное впечатление обязательно останется, о нем и следует рассказать в самом конце анализа

Как делать анализ текста представленного отрывка? Ниже приведен пример:

Следует разобрать его по шагам, чтобы увидеть заложенный смысл.

  1. Мысль автора — показать и рассказать об участниках охоты, а с другой стороны продемонстрировать величие природы.
  2. Тип и стиль — это художественное произведение, а точнее повествование с элементами описания.
  3. Средства связи и художественные средства — союзы (и, но), наречия (долго, крепко, вдали). Основной прием — антитеза, т.е. когда идет противопоставление — глаголы (выскочишь, помчишься и осадишь, замирает), прилагательные (отчаянный, бешенный и мертвый). Также встречаются эпитеты, метафоры, градации.
  4. Синтаксические особенности — используются простые предложения, которые также входят в состав сложных, распространены определения и обстоятельства.
  5. Орфографические особенности — безударные гласные в корне (копыта, долина), чередующиеся гласные в корне (замирают, выскочишь).

источник

Мы имеем дело с текстом, если предложения объединены единой темой и связаны друг с другом грамматически и по содержанию. Композиционное единство и относительная завершённость позволяют дать общий заголовок и выделить смысловые части. На уроках литературы требуется комплексный анализ текста, составлению которого и посвящена предлагаемая статья. В качестве примера будет рассмотрена притча «Об уставшем путнике».

Целью анализа является развитие способностей осознания идейно-эстетической ценности произведений и объяснения истоков их выразительности. Благодаря им учащиеся смогут писать сочинения-размышления и иные тексты, пополняя словарный запас и пользуясь различными стилями речи. Что же такое анализ текста, как делать его правильно?

М. Гаспаров выделяет три уровня, которые необходимо освоить в исследовании произведения:

  1. Идейно-образный (впечатления и эмоции, авторские идеи и мотивы написания, основные персонажи и отношение к ним сочинителя).
  2. Стилистический (анализ синтаксиса и лексики).
  3. Фонический (строфика, ритмика, метрика), применяемый для лирических произведений.

Комплексный анализ текста требует определённой подготовки и знаний, на которых мы подробнее остановимся в следующем подзаголовке.

Чаще всего литература имеет дело с художественными произведениями – мельчайшими единицами литературного творчества, где сказанное автором слово о его понимании жизни преломляется через восприятие читателя. Анализ художественного текста требует следующих действий:

  • внимательного прочтения с выделением отдельных частей (глав, подзаголовков, абзацев);
  • размышления над заглавием, несущим основную идею сочинения;
  • составления плана текста;
  • изучения лексики и выяснения значения незнакомых слов по словарю;
  • сбора информации об авторе и его мировоззрении, исторической эпохе и особенностях создания произведения;
  • знания теории литературы, раскрывающей, что такое жанр, композиция, хронотроп;
  • владения навыками выделения художественных средств выразительности (эпитетов, метафор, гипербол).

Для того чтобы рассмотреть произведение в единстве формы и содержания, план должен включать литературоведческий и лингвистический аспекты. Его схема должна предварять анализ текста. Как делать исследование художественного произведения? Предлагается следующий вариант плана:

  1. Тема, основная проблема и смысл заглавия.
  2. Авторская позиция.
  3. Микротемы.
  4. Части текста и средства связи между ними.
  5. Речь, стиль, жанр произведения.
  6. Используемые средства выразительности, их роль.
  7. Композиция текста.
  8. Читательское отношение к проблеме произведения, эмоциональное восприятие.

Анализ текста, пример которого будет рассмотрен в статье, основан на содержании литературного произведения. Небольшая притча «Об усталом путнике» повествует о группе людей, поднимающихся в гору. Все шли весело и легко, и лишь один отставал от остальных и жаловался на усталость. Сначала ему мешала тяжёлая поклажа, и друзья решили освободить его от ноши. Через некоторое время путник снова стал задерживать идущих и брюзжать, что у него болят ноги. Товарищи решили нести приятеля на руках, но услышали стоны о том, что он устаёт и тогда, когда его несут. Путника бережно опустили на землю, но недовольный вновь поведал о том, как ему тяжело лежать.

Господь услышал стоны и послал молодому человеку вечный покой. Смерть от лени испугала спутников, посчитавших такой конец жизни презренным. Для них умереть с честью – это умереть от работы, поднимая свою душу в Гору Жизни.

Тема притчи – это отношение к жизни как к деянию и постоянному труду, что и составляет суть человеческой жизни. Автора интересует проблема соотношения человека и общества, жизни и смерти, труда и бездействия. Его вывод: только труд ведёт личность к самосовершенствованию и душевной красоте. А значит, и к Богу.

В тексте выделяются четыре строфы, разворачивающие микротемы: уставший человек и путники, люди и Бог, моральный аспект, авторское заключение. Первые две строфы связаны цепной, а последующие – параллельной связью. Это помогает отразить последовательность и логичность событий и формирования авторской мысли.

Анализ текста, пример которого рассматривается в статье, позволяет определить произведение как притчу – рассказ, содержащий поучение. Это малая форма эпического произведения, в котором присутствует дидактическая идея. Действие не привязано к конкретному месту, но оно могло произойти в любую эпоху и в любом месте.

Стиль произведения – художественный. Разговорная речь переплетается с книжной, торжественной лексикой.

Автор использует следующие средства выразительности:

  • Богатый синонимический ряд для центрального персонажа, что делает его образ более объёмным (уставший – один – путник – недовольный – горе-путник – утомлённый дорогой).
  • Повторы слов, помогающие подчеркнуть надоедливость главного героя.
  • Парные антонимы, превращающие произведение в сплошную антитезу: все – один, весело – брюзжа, труд – лень, жизнь – смерть.
  • Разнообразие лексики: от пафосных слов (презрен, прах) до отрицательно-оценочных (брюзжал), позволяющее передать иронию автора по отношению к путнику.

Производя анализ текста, как делать переход к композиции? Сначала следует определить, как развивается сюжет. В данном примере – линейно. Есть завязка – отставание уставшего путника и его диалог с товарищами. Кульминацией становится реплика, обращённая к Богу, что и «лежать он тоже устал». Развязка – это обретение вечного покоя.

Система образов выстроена в форме треугольника: путники – уставший – Бог. Всевышний не находится в состоянии взаимодействия с персонажами, он – над ними, выполняя, по сути, мечту страждущих.

Используемые фразеологизмы и заключительные размышления автора об уходе из жизни уставшего путника способствуют тому, что вместо негативного отношения к герою читатель испытывает сочувствие. Так неразумно и нелепо распорядился тот своей жизнью. Бог остаётся с теми, кто продолжает своё нелегкое восхождение на Гору Жизни.

Анализ текста по литературе не может обойтись без личного отношения к прочитанному, ибо любое художественное произведение призвано воздействовать на эмоции человека.

источник

В современном мире, где все меняется очень быстро, а найти информацию легче, чем когда-либо, не нужно учить наизусть энциклопедии, чтобы быть эффективным в работе. Теперь ценится не сама информация, а умение ее искать и обрабатывать. Мы собрали для вас несколько советов по работе с данными, которые помогут сэкономить время на поиск, отфильтровать фейк и сделать правильные выводы.

Работа с информацией включает в себя три основных этапа: поиск, обработку и представление результатов.

В наше время существует огромное количество источников, из которых можно черпать информацию. Это интернет, базы данных, эксперты, различные исследования и прочее. Самое главное — не растекайтесь и не хватайтесь за каждое слово. Если перефразировать закон Парето, «20 % усилий дают 80 % результата». Этот закон, как никакой другой, применим к работе с данными. Заранее обдумайте, какая именно информация будет для вас ключевой, и сконцентрируйтесь на ее поиске.
Существует давний спор о том, как соотносятся качественные и количественные методы при поиске и анализе информации. Какие нужно применять в начале, а какие в конце? Чаще всего сначала лучше использовать качественные методы (этап построения гипотезы о возможных путях решения проблемы), затем количественные (этап ее подтверждения). Но такой подход не является аксиомой, поэтому всегда смотрите по ситуации.

Общая схема поиска информации довольно проста: начать с самых простых источников и постепенно перейти к более трудоемким:​

  • Перед тем как начать поиск, хорошо бы знать, что именно вы ищете. Так что постарайтесь найти аналогичные проекты и вникнуть в тему.
  • Изучите общую картину и сформулируйте вопросы. Пространство для поиска может быть слишком широким, поэтому установите границы.
  • Организуйте первую встречу с экспертом, чтобы определить направление работы.
  • Соберите подробную информацию в открытых источниках. Это самая важная и объемная часть работы.
  • Проведите вторую встречу с экспертом, проясните накопившиеся вопросы.​
  • Готово: вы получили релевантную картину проблемы.

Самый доступный источник информации — это интернет. Но на просторах Сети нужно быть аккуратным и не доверять всему, что находите. Используя поисковики, старайтесь тщательно фильтровать информацию и учитесь писать лаконичные запросы, используя именно те ключевые слова, которые выведут вас на нужные ресурсы. Можно также использовать новостные сервисы.
В консалтинге часто используются собственные базы данных, например Press Search в BCG. Базы данных крупных университетов и международных организаций тоже могут быть полезны. Этот источник полезнее поисковиков, потому что там собрана только проверенная и авторитетная информация. Сайты с презентациями, например Slideshare или Scribd, тоже иногда помогают. Еще обратите внимание на отчеты компаний, разные статистические ресурсы, маркетинговые исследования (они позволят быстро погрузиться в отрасль) и исследования инвестиционных банков (там всегда указаны источники данных, а информация очень высокого качества).

Здесь все чуть сложнее: все же работать придется с человеком, а не с машиной. Перед встречей обязательно проведите самостоятельный ликбез, чтобы чувствовать себя уверенно и как минимум не задавать глупых вопросов. Если кто-то из ваших коллег уже встречался с этим человеком, узнайте, какие вопросы они обсуждали. Эксперты терпеть не могут, когда у них по сто раз спрашивают об одних и тех же вещах.
Впрочем, убедиться в том, что ваш эксперт действительно разбирается в теме, тоже не помешает. Почитайте о нем, пробегитесь по его работам. У детектива Коломбо из одноименного сериала была фишка: самый важный вопрос он всегда оставлял напоследок. Консультанты тоже часто так делают. В самом конце, когда вы уже в дверях, а эксперт (клиент, коллега – кто угодно) расслабился и заказал такси, застаньте его врасплох неожиданным и важным вопросом. В таком состоянии он или автоматически ответит честно, или вы с легкостью поймете, что вам что-то недоговаривают. Впрочем, если сериальные маневры не для вас, завершите разговор открытым вопросом: «Есть ли что-то важное, о чем я не спросил?» Это вполне нормальная практика. Помните, что всегда лучше задавать открытые вопросы, чтобы эксперт говорил как можно больше и поделился с вами всей известной ему информацией.
Рассаживаясь на встрече, всегда оставляйте эксперту самое комфортное и почетное место, чтобы продемонстрировать уважение. Часто люди инстинктивно садятся друг напротив друга, но такое положение напоминает бой «стенка на стенку», и вы автоматически становитесь соперниками. Если формат встречи не один на один, член вашей команды может сесть на сторону клиента или эксперта, чтобы разрядить обстановку.
Будьте тактичны, действуйте в зависимости от ситуации. Всегда просите разрешения делать заметки. Диктофон лучше не использовать. Это может насторожить человека: он начнет говорить менее уверено, стараясь не сболтнуть лишнего. В любом случае держите контакт с собеседником и не слишком увлекайтесь записями, иначе он подумает, что общается со стенографистом. Со временем вы научитесь фиксировать всю информацию, используя минимум заметок. Заведите собственные ключевые слова, сокращения и другие приемы, которые позволят сделать записи лаконичнее.
Некоторые эксперты любят, объясняя что-то, рисовать схемы или писать тезисы. Попросите после интервью воспользоваться их записями. Во-первых, это действительно может пригодиться, во-вторых, это тоже своего рода знак уважения. Если эксперт отходит от темы, можно его тактично перебить. В конце кратко пробегитесь по пунктам, которые вы обсудили, чтобы собеседник в случае ошибки вас поправил. После встречи не забудьте написать эксперту благодарственное письмо, чтобы укрепить контакт. Кто знает, возможно, вам еще не раз понадобится его помощь.

Собрав информацию, в первую очередь оцените ее качество. Удостоверьтесь в ее релевантности, актуальности и достоверности. Проверьте данные на здравый смысл – проведите так называемый Sanity Check. Это простой тест, который позволяет быстро оценить решение, вывод или предпосылку. Его смысл в том, чтобы сразу отследить очевидно ложный результат. Можно сравнить это с тем, как в консалтинге решают задачи на market-sizing. Быстрые расчеты на основе допущений часто дают довольно точные результаты, так что не стоит недооценивать этот метод.
После того как вы проверили данные, нужно их обработать: разобраться во взаимосвязях и построить выводы. Начнем с банального: приступая к анализу, следует твердо обозначить, что, как и зачем вы будете анализировать. К работе с информацией всегда нужно подходить с готовыми гипотезами и четким представлением о том, что эта информация вам даст. Анализ заключается в проверке гипотез и их дальнейшем подтверждении или опровержении.
Остерегайтесь data paralysis («информационного паралича»), при котором недостаток информации или ее избыток могут дезориентировать команду. Во время работы обращайте внимание на ограничения и по количеству информации, и по времени, чтобы успеть сделать Sanity Check перед тем, как переходить к использованию результатов анализа. Для облегчения обработки информации существует три типа аналитических помощников: общие подходы, специфические фреймворки и графики.

Общие подходы — это ранжирование (иначе приоритизация), матрицы, сценарный подход, инвестиционный анализ, сегментирование и риск-анализ. Первые три способа применяются практически при любом типе анализа, поэтому владеть ими обязательно. Оставшиеся три используются при решении специфичных задач. Например, сегментирование помогает разделить компании по категориям, а инвестиционный анализ применяется для сопоставления затрат с предполагаемым доходом.
К специфическим фреймворкам относятся, например, пять сил Портера, SWOT-анализ и анализ рентабельности задействованного капитала. Они помогают понять ключевую идею стратегических решений. К слову, молодые консультанты любят использовать SWOT-анализ абсолютно везде, но на самом деле этот метод хоть и полезен, но не так применим, как может показаться на первый взгляд.
С графиками все ясно. Это лучший инструмент для наглядного представления больших объемов данных
Возвращаясь к началу, помните, что анализ — не самоцель. Вам нужно проверить гипотезы, поэтому не начинайте анализировать данные, пока не поймете, к чему это должно привести. Так вы сэкономите кучу времени и сил.

Читайте также:  Географический язык какие анализы сдать

Для того чтобы сделать качественную презентацию своего исследования, нужно овладеть лишь одним принципом — пирамидой Минто. Этот простой инструмент заключается в группировке идей в кластеры, поддерживающие и раскрывающие основной тезис. Начинаем с ключевой проблемы, переходим к поддерживающим аргументам, заканчиваем деталями. Как говорила сама Барбара Минто, первая женщина-консультант McKinsey, разработавшая этот принцип, «написать что-либо ясно и понятно — значит сделать два шага. Первый — определить цель, главную мысль, которую вы хотите донести до читателя, второй — изложить эту мысль в словах или письменно».

Используйте специальные техники чтения. Углубленное чтение и чтение-сканирование хоть раз в жизни практиковал каждый, здесь проблем быть не должно. Насчет скорочтения взгляды расходятся. Практика показывает, что без него можно обойтись, но для увеличения своего КПД попробуйте освоить и этот метод. Вам помогут специализированные приложения, основанные на технологиях spritz (слова выводятся на экран по одному за раз, чтобы сократить время на переход глазами по строчкам) и Blankist (программа дробит тексты на части, в каждой заключена основная мысль, которую вы сможете прочитать всего за пару минут).
Для ускорения работы научитесь быстро печатать. Существует много программ для развития этого навыка: «Соло на клавиатуре» — для Windows, KeyKey — для Mac OS или онлайн-тренажер «Все10».
И последнее напутствие: всегда рассматривайте не меньше семи вариантов при выборе чего-либо, будь то холодильник или направление для строительства карьеры.

Другие лайфхаки по быстрому и качественному анализу информации вы сможете узнать на Школе Changellenge >>. На 21-дневном образовательном интенсиве вы разберетесь и в других этапах решения бизнес-задач: от постановки проблемы до защиты проекта перед клиентами.

21-дневный образовательный интенсив, созданный по принципам MBA, прокачает вас для крутой карьеры. Вас ждет четыре кейса из разных индустрий: банкинга, консалтинга, IT, FMCG, 20 экспертов с дипломами MBA и более 100 полезных контактов. Успейте подать заявку!

источник

По собственному опыту знаю, что написать стилистический анализ не так просто, как кажется. Многие люди просто отчаиваются и бросают работу, делают «абы как», а зря. Это полезное умение, позволяющее шире взглянуть на любой текст.

Может быть, моя работа кому-нибудь пригодится, и кто-то, ознакомившись с моим, напишет свой гениальный анализ. Я получила за него довольно хорошие (а в сравнении с большинством сокурсников — даже очень, 4 с чем-то из 5 за каждый) баллы, однако не могу сказать, насколько он точен, ибо проверка производилась дистанционно.

В любом случае, вот мои примеры стилистического анализа, буду рада вашим комментариям, если он как-то заинтересует вас или поможет в работе или творчестве.

1. Заколдованная буква
(Драгунский «Денискины рассказы»)

Она (елка) лежала большая, мохнатая и так вкусно пахла морозом, что мы стояли как дураки и улыбались. Потом Аленка взялась за одну веточку и сказала:
— Смотрите, а на елке сыски висят.
«Сыски»! Это она неправильно сказала! Мы с Мишкой так и покатились. Мы смеялись с ним оба одинаково, но потом Мишка стал смеяться громче, чтоб меня пересмеять.
Ну, я немножко поднажал, чтобы он не думал, что я сдаюсь. Мишка держался руками за живот, как будто ему очень больно, и кричал:
— Ой, умру от смеха! Сыски!
А я, конечно, поддавал жару:
— Пять лет девчонке, а говорит «сыски»… Ха-ха-ха!
Потом Мишка упал в обморок и застонал:
— Ах, мне плохо! Сыски…
И стал икать:
— Ик. Сыски. Ик! Ик! Умру от смеха! Ик!
Тогда я схватил горсть снега и стал прикладывать его себе ко лбу, как будто у меня началось уже воспаление мозга и я сошел с ума. Я орал:
— Девчонке пять лет, скоро замуж выдавать! А она — сыски.
У Аленки нижняя губа скривилась так, что полезла за ухо.
— Я правильно сказала! Это у меня зуб вывалился и свистит. Я хочу сказать «сыски», а у меня высвистывается «сыски»…

Анализ:
Данный отрывок является сочетанием повествования от лица действующего персонажа и прямой речи героев художественного произведения (рассказа). Стиль разговорный, автор намерено делает речь каждого героя индивидуальной (рассказчика, Аленки и Мишки), что подчеркивается передачей звуковой составляющей беседы («сыски» (неправильный выговор ребенка) и междометия-звуки – «ик», «ха-ха-ха», «ой»), которая в свою очередь придает юмористически-абсурдный характер тексту. Даже невинные на первый взгляд описания действия-реакции — У Аленки нижняя губа скривилась так, что полезла за ухо – с помощью гротеска (в видении ребенка) создает комический эффект (как и «упал в обморок» — преувеличение, на самом деле обморока не было).
Характерная непринуждённость (употребление просторечий и слов разговорной лексики – дурак, орал, девчонка, поднажал, поддать жару, пересмеять), образность (образы разных по характеру и межличностным отношениям в данной группе участников полилога), эмоциональность (повторы реплик о шишках, знаки препинания (восклицательный знак, многоточие (апосиотеза)), выражающие эмоции), субъективность (в содержании высказываний, речи от лица рассказчика, в эмоциональности)).
Краткие, неполные реплики («Умру от смеха!», «Сыски.», «Ах, мне плохо!») также являются основной чертой разговорного стиля.
В отрывке часто встречаются подчеркивающие авторскую оценку и эмоциональность элементы: восклицательный знак, восклицательный знак с многоточием, многоточие.

Автор устами одного из действующих лиц раскрывает перед нами небольшую картину: трое друзей, очевидно, младшего школьного возраста или еще младше, гуляя во дворе, наткнулись на новогоднюю елку, на которой обнаружили шишки. Соревнование мальчишек как между собой, так и против подруги, ситуация, которая могла бы произойти с каждым ребенком, придают реалистичности и особой выразительности рассказу. Хоть произведение и рассчитано на детскую аудиторию, это не сказка, а как бы возможность подглядеть в замочную скважину за обычной жизнью обычных, близких читателям, ребят, чем объясняется популярность такого рода произведений у аудитории.

***
2. А. С. Пушкин – Капитанская дочка (Глава IV)
Прошло несколько недель, и жизнь моя в Белогорской крепости сделалась для меня не только сносною, но даже и приятною. В доме коменданта был я принят как родной. Муж и жена были люди самые почтенные. Иван Кузмич, вышедший в офицеры из солдатских детей, был человек необразованный и простой, но самый честный и добрый. Жена его им управляла, что согласовалось с его беспечностию. Василиса Егоровна и на дела службы смотрела, как на свои хозяйские, и управляла крепостию так точно, как и своим домком. Марья Ивановна скоро перестала со мною дичиться. Мы познакомились. Я в ней нашел благоразумную и чувствительную девушку. Незаметным образом я привязался к доброму семейству, даже к Ивану Игнатьичу, кривому гарнизонному поручику, о котором Швабрин выдумал, будто бы он был в непозволительной связи с Василисой Егоровной, что не имело и тени правдоподобия; но Швабрин о том не беспокоился.
Я был произведен в офицеры. Служба меня не отягощала. В богоспасаемой крепости не было ни смотров, ни учений, ни караулов. Комендант по собственной охоте учил иногда своих солдат; но еще не мог добиться, чтобы все они знали, которая сторона правая, которая левая, хотя многие из них, дабы в том не ошибиться, перед каждым оборотом клали на себя знамение креста. У Швабрина было несколько французских книг. Я стал читать, и во мне пробудилась охота к литературе. По утрам я читал, упражнялся в переводах, а иногда и в сочинении стихов. Обедал почти всегда у коменданта, где обыкновенно проводил остаток дня и куда вечерком иногда являлся отец Герасим с женою Акулиной Памфиловной, первою вестовщицею во всем околотке. С А. И. Швабриным, разумеется, виделся я каждый день; но час от часу беседа его становилась для меня менее приятною. Всегдашние шутки его насчет семьи коменданта мне очень не нравились, особенно колкие замечания о Марье Ивановне. Другого общества в крепости не было, но я другого и не желал.
Несмотря на предсказания, башкирцы не возмущались. Спокойствие царствовало вокруг нашей крепости. Но мир был прерван внезапным междуусобием.
Анализ:
Данный фрагмент повести А. С. Пушкина является повествовательным. Представлен монолог от первого лица. Речь других участников действия в отрывке отсутствует. Главный герой рассказывает о событиях своей жизни в определенный промежуток времени, а также о вызванных ими впечатлениях и чувствах. Связь между абзацами текста параллельная.
В первом абзаце рассказчик говорит про впечатления от Белогорской крепости, описывает своих хозяев и отношения с ними – Ивана Кузмича, его жену Василису Егоровну и их дочь Марью Ивановну, — кратко, но объемно, позволяя читателю создать вполне живой образ даже на основе этих фактов. Подводя краткий итог своим наблюдениям, он вскользь упоминает уже знакомого читателю Швабрина, бросая на него легкую «тень», как он – на Василису Егоровну, персонажа повести. Предложения связаны цепной связью.
Во втором абзаце предложения связаны цепной связью. Автор открывает нам больше о главном герое его же устами и глазами. Он говорит о своем повседневном быте, становится понятна его любовь к чтению и сочинительству, что как бы приближает рассказчика к своему создателю, автору. Имеет место и небольшой иронический момент: безуспешные учения солдат и описание их «дремучести» через излишнюю набожность, видимо, осуждаемую как рассказчиком, так и автором текста. Предложение «Обедал почти всегда у коменданта, где обыкновенно проводил остаток дня и куда вечерком иногда являлся отец Герасим с женою Акулиной Памфиловной, первою вестовщицею во всем околотке» не указывает лицо, так как предложения до и после этого в качестве подлежащего имеют местоимение «я» и лицо очевидно. Здесь, упоминая Швабрина, автор использует инициалы, что придает оттенок пренебрежения и одновременно отдаления героев (а не дружеской фамильярности при обращении просто фамилией).
В третьем абзаце предложения связаны между собой цепной связью, что является признаком повествования.
Использованы общеупотребительные слова и слова, объединенные военной тематикой (комендант, крепость, смотры, учения, караулы, гарнизон, офицер, поручик, крепость). Особенностью является сочетание книжной и разговорной лексики. Лексическая составляющая текста подчеркнута архаизмами (дичиться – пугаться (совр.), вестовщица – сплетница, околоток – окрестность, охота — здесь «желание»), устаревшими формами слов (окончание –ию, -ою и т.д.), жаргонизмами и профессионализмами (особенно касающимися военной службы: комендант, крепость, смотры, учения, караулы, гарнизон, офицер, поручик, крепость). Автор также использовал сочетания «богоспасаемая крепость», «всегдашние шутки», формы слов «домком» (т.е. небольшим домом), «кривой поручик» (описание внешности), «незаметным образом» (т.е. незаметно), обращая внимание на особенности речи и характера рассказчика. Тропы «принят как родной» (сравнение – словно родственник), «доброе семейство» (согласованный эпитет качества – добропорядочное, хорошее), «колкие замечания» (согласованный эпитет – задевающие за живое по своему содержанию) и т.д. обнажают богатую индивидуальную речь рассказчика. Повтор слова «другого» в предложении «Другого общества в крепости не было, но я другого и не желал» наводит на мысль о двусмысленности высказывания: скорее всего, рассказчик не желал другого не только касательно общества, но и жизни в целом, о чем нечаянно упоминает сразу после имени Марьи Ивановны.
Инверсия в большинстве случаев является особенностью речи времени рассказчика. Перед союзом «но» автор использует точку с запятой в предложениях:
1. Я в ней нашел благоразумную и чувствительную девушку. Незаметным образом я привязался к доброму семейству, даже к Ивану Игнатьичу, кривому гарнизонному поручику, о котором Швабрин выдумал, будто бы он был в непозволительной связи с Василисой Егоровной, что не имело и тени правдоподобия; но Швабрин о том не беспокоился.
2. С А. И. Швабриным, разумеется, виделся я каждый день; но час от часу беседа его становилась для меня менее приятною.
Это сделано для того, чтобы сохранить обе мысли в одном предложении, не разбивая его на два, что, очевидно, казалось для автора важным. При этом в предложении «Спокойствие царствовало вокруг нашей крепости. Но мир был прерван внезапным междуусобием» предложения намерено разбиты. Подобный прием придает особое значение второму предложению, которого не было бы, будь оно просто частью первого, выделяя его.
Проведя стилистический анализ, мы пришли к выводу, что в данном отрывке представлен текст художественного стиля.

3. «Незаметный.блокнот» Артемий Звершховский
Раз.
Сам себя поднимаешь утром с кровати за уши.
Два.
Не спеша открываешь дверь, закрытую изнутри.
Казалось, что одиноко — это когда никого снаружи.
А оказалось, одиноко — когда никого вну-
три.

Данное стихотворение представляет собой четверостишье в семь строк с перекрестной рифмой вида АВАВ. Его основу составляют общеупотребительные и стилистически нейтральные слова, которые формируют номинативный ряд без оглядки на оценку или какие-либо особенности говорящего. Лексическая база стихотворения представлена наречиями – не спеша, изнутри, одиноко, снаружи, внутри; местоимениями – сам, себя, что, когда, никого, это. Они формируют эмоциональную окраску произведения, описывающего внутренний мир и переживания лирического героя.
Строфа объединена общей тематикой – построена в виде пронумерованного списка, от одного до трех «пунктов»-рифмованных строк. Автор сегментировал каждый «номер» на отдельную строку, чтобы подчеркнуть это своеобразное разделение. Три пункта – три «мысли» героя. Они связаны цепной связью и идут друг за другом в правильном порядке повествования, особенно первые две (подъем с постели и выход из комнаты). Последняя стоит особняком как по содержанию (переход от непосредственно действий к размышлению), так и по форме, и присоединена к остальным параллельной связью. Здесь «номер» выставлен не в начале, а в конце строки, причем задействована внутренняя форма слова (вну-три – как одно слово «внутри» и как последний пункт, цифра три). Автор сравнивает человека с комнатой, о которой шла речь в начале строфы, примеряя те же пространственные понятия «изнутри-внутри, снаружи» к мироощущению и душе своего героя.
Амплификация (изнутри — внутри), инверсированный оборот «поднять за уши» (разбудить силой, без спроса), использованный в ином значении (действие остается насильственным, но теряет долю негативного смысла). Гендерная характеристика текста остается неизвестной, так как слов, использованных в каком-то определенном роде (мужском или женском) нет.
Все вышесказанное позволяет подтвердить, что использованный здесь стиль – художественный.

Читайте также:  Простата анализ какие надо сдать

4. Антон Долин, рецензия на мультфильм «Город героев» для ВестиФМ.
«Город героев» — необычный мультфильм, но, к чести корпорации Disney, надо признать, что других они не делают уже давно; по меньшей мере, с тех пор, как креативную часть всей диснеевской анимации возглавил гениальный Джон Лассетер. Если «Рапунцель» или «Холодное сердце» продолжали традиции привычных сказок про принцесс, то «Вольт» или «Ральф» нарушали рутину неожиданными ходами, как сюжетными, так и формальными. И «Город героев» — еще один пример: кстати, еще и первая диснеевская попытка инкорпорировать комиксы компании Marvel (напомним, уже несколько лет это часть корпорации) в анимацию. Впрочем, супергерои здесь необычные. Центральный персонаж «Города героев» — мальчик-вундеркинд по имени Хиро; то ли японское имя, то ли «герой» по-английски, и само место действия тоже американо-японское — город будущего Сан-Франсокио. Там и живет подросток Хиро со старшим братом и воспитывающей их теткой, пока его, мальчишку, увлеченного боями роботов, не приглашают досрочно поступить в главный здешний университет. Там Хиро, будущий лидер команды супергероев, встретится с подельниками — чудаками, неудачниками, изобретателями-недотепами, корпеющими в лабораториях над своими порой неправдоподобными проектами.

Анализ:
Данный отрывок написан в публицистическом стиле. С одной стороны, он призван проинформировать читателей о фильме, с другой – воздействовать на их к нему отношение через авторский взгляд. Описание мультфильма– предмета статьи — и повествование об его действии идет через авторскую речь, где автор остается «за кадром», что не позволяет выявить гендерную характеристику данного текста.
Основу отрывка составляет стилистически нейтральная лексика и заимствованная лексика, оживляющая текст и придающая ему новизны и сенсационности и использованая к месту: креативный, корпорация, инкорпорировать (сделать частью корпорации), комиксы, компания, вундеркинд, проект и т.д. Она является одновременно признаком публицистики и неким требованием предмета статьи – зарубежного продукта о сплаве культур. Упоминание названий и имен («Дисней, «Марвел» — корпорации, «Рапунцель», «Холодное сердце», «Вольт», «Ральф» — названия мультфильмов, Джон Лассетер – сотрудник Дисней) требуют определенной базы в сознании читателя для лучшего понимания предмета статьи. Имя главного героя мультфильма, указанное в статье, может иметь несколько значений, что и поясняет кинокритик. Название вымышленного города, в котором происходят события мультфильма – Сан-Франсокио – это сочетание названий городов Сан-Франциско (США) и Токио (Япония).
Повторы («там и живет…», «там Хиро…»; «то ли японское имя, то ли «герой» по-английски», «еще один пример…», «еще и первая попытка…») также являются характерной особенностью публицистического стиля.
Текст отличается логичностью, связанностью, представляет собой один абзац, в котором предложения связаны цепной связью.

5. Николай Гумилёв, «Акростих»

Ангел лёг у края небосклона.
Наклонившись, удивлялся безднам.
Новый мир был синим и беззвездным.
Ад молчал, не слышалось ни стона.

Алой крови робкое биение,
Хрупких рук испуг и содроганье.
Миру снов досталось в обладанье
Ангела святое отраженье.

Тесно в мире! Пусть живет, мечтая
О любви, о грусти и о тени,
В сумраке предвечном открывая
Азбуку своих же откровений.

Анализ:
Этот текст является акростихом из трех четверостиший с рифмовкой вида АВВА. Первые буквы каждой строки образовывают имя «Анна Ахматова», которой и посвящено данное произведение.
Текст связан цепной связью и построен в виде лирического повествования с сюжетом на мистическую библейскую тематику (ангелы, ад, небосклон = небеса): в начале мироздания ангел посмотрел с небес вниз, и новому миру «досталось в обладанье» его отражение, мечтающее и тоскующее по своей неземной сущности, т.е. сама Анна Ахматова.
Высокая образность, эмоциональность, мелодичность подчеркивают лирическую направленность произведения. Использованы тропы: «Ад молчал» — олицетворение, «рук испуг» — олицетворение, «робкое биение» — олицетворение», «азбука откровений» – эпитет, «предвечный сумрак» — эпитет, «тесно в мире» — метафора. Книжная поэтическая лексика (биение, предвечный и т.д.) смешивается с межстилевой, что может быть характерно для художественного стиля. Лицо не используется, рассказчик остается неизвестен читателю и не является действующим лицом. Гендерные особенности неизвестны. Текст характеризуется регулярностью, связностью, образностью, пространностью, авторский шрифтовой режим (выделение первых букв строчек) позволяет с большим удобством прочесть зашифрованную анаграмму. Использование многочисленных тропов, лирическая направленность, большая выразительность и эмоциональность, выражаемая тропами авторская оценка и книжная лексика – признаки художественного стиля, а значит, можно сделать вывод, что данное произведение относится именно к нему.

источник

На олимпиаде по литературе участнику предлагается провести целостный анализ текста – прозаического или поэтического (по выбору). Мы остановимся на прозаическом тексте. Оценивается уровень сформированности умений анализировать текст, привлекая для этого все имеющиеся знания по языку и литературе. Обычно в задании предлагаются вопросы, на которые может ориентироваться ученик, но он имеет право выбрать свой путь анализа произведения, главное – он должен создать цельный, связный, объединённый общим замыслом аналитический текст. Важным моментом анализа является понимание учеником смысла произведения, его тематики и проблематики, и того, каким образом, с помощью каких средств автор раскрывает этот смысл. То есть мы опять подчёркиваем, что произведение анализируется в единстве формы и содержания.

Не обязательно описывать все структурные уровни текста, важнее сосредоточиться на характеристике его основных элементов, которые помогли автору более полно и ярко раскрыть содержание, реализовать замысел. Поэтому в работе ценится не обилие терминов, а точность и уместность их использования. С точки зрения содержания текста необходимо говорить о его теме, идее, проблеме, позиции автора, системе образов. При анализе формы произведения обращаем внимание на композицию, средства художественной выразительности, размышляя над тем, чего достигает автор их употреблением.

В результате анализа должен получиться связный текст, в котором будут рассмотрены все особенности содержания и речевого оформления анализируемого текста. Существует множество примерных планов и рекомендаций к целостному анализу текста. Сразу следует заметить, что нет единого обязательного плана, на рекомендации можно ориентироваться, но подходить к ним творчески, помня о том, что любой анализ индивидуален и показывает именно ваше восприятие и понимание текста.

Итак, останавливаясь на анализе прозаического текста как задании олимпиады по литературе. Тогда с точки зрения содержания мы должны остановиться на основной теме, идее, проблеме, затронутой автором, рассмотреть систему образов, определить позицию автора. С точки зрения формы анализируем построение текста, то есть его композицию, находим средства художественной выразительности и определяем их роль в данном тексте.

Также на олимпиаде возможен анализ лирического произведения, с которым вы также можете ознакомиться.

Для примера проанализируем отрывок из повести Ричарда Баха «Чайка по имени Джонатан Ливингстон».

Он почувствовал облегчение оттого, что принял решение жить, как живет Стая. Распались цепи, которыми он приковал себя к колеснице познания: не будет борьбы, не будет и поражений. Как приятно перестать думать и лететь в темноте к береговым огням.

– Темнота! – раздался вдруг тревожный глухой голос. – Чайки никогда не летают в темноте! Но Джонатану не хотелось слушать. «Как приятно, – думал он. – Луна и отблески света, которые играют на воде и прокладывают в ночи дорожки сигнальных огней, и кругом все так мирно и спокойно…»

– Спустись! Чайки никогда не летают в темноте. Родись ты, чтобы летать в темноте, у тебя были бы глаза совы! У тебя была бы не голова, а вычислительная машина! У тебя были бы короткие крылья сокола!

Там, в ночи, на высоте ста футов, Джонатан Ливингстон прищурил глаза. Его боль, его решение – от них не осталось и следа.

Короткие крылья. Короткие крылья сокола! Вот в чем разгадка! «Какой же я дурак! Все, что мне нужно – это крошечное, совсем маленькое крыло; все, что мне нужно – это почти полностью сложить крылья и во время полета двигать одними только кончиками. Короткие крылья!»

Он поднялся на две тысячи футов над черной массой воды и, не задумываясь ни на мгновение о неудаче, о смерти, плотно прижал к телу широкие части крыльев, подставил ветру только узкие, как кинжалы, концы, – перо к перу – и вошел в отвесное пике.

Ветер оглушительно ревел у него над головой. Семьдесят миль в час, девяносто, сто двадцать, еще быстрее! Сейчас, при скорости сто сорок миль в час, он не чувствовал такого напряжения, как раньше при семидесяти; едва заметного движения концами крыльев оказалось достаточно, чтобы выйти из пике, и он пронесся над волнами, как пушечное ядро, серое при свете луны.

Он сощурился, чтобы защитить глаза от ветра, и его охватила радость. «Сто сорок миль в час! Не теряя управления! Если я начну пикировать с пяти тысяч футов, а не с двух, интересно, с какой скоростью…»

Благие намерения позабыты, унесены стремительным, ураганным ветром. Но он не чувствовал угрызений совести, нарушив обещание, которое только что дал самому себе. Такие обещания связывают чаек, удел которых – заурядность. Для того, кто стремится к знанию и однажды достиг совершенства, они не имеют значения.

Анализируемый текст представляет собой отрывок из повести Ричарда Баха «Чайка по имени Джонатан Ливингстон». Эта повесть принесла автору всемирную известность. Во многих произведениях Ричарда Баха так или иначе затрагивается тема полёта, но в повести о Чайке эта тема поднимается до философского обобщения, что позволяет определить жанр произведения как повесть-притчу. Подтверждает правильность такого определения жанра эпиграф-посвящение: «Невыдуманному Джонатану-Чайке, который живёт в каждом из нас».

Текст является эпизодом из повести, в котором автор рассказывает о том, как главный герой проходит путь от решения смириться, отказаться от своей мечты до смелого воплощения этой мечты и победы над собой. О какой же мечте идёт речь? Для Джонатана мечтой было познание, изучение полёта, постижение своих возможностей и стремление расширить эти возможности. Он не мог и не хотел довольствоваться только пропитанием, не мог и не хотел жить так, как жила Стая.

В своём стремлении он был одинок, ему было нелегко. Об этом нам говорит первое предложение текста: «Он почувствовал облегчение оттого, что принял решение жить, как живет Стая». Он решил быть, как все, и почувствовал облегчение. Тяжело быть изгоем, тяжело быть белой вороной. И когда раздаётся тревожный глухой голос, напоминающий Джонатану о темноте (ты летишь в темноте, а чайки не летают в темноте, значит, ты не такой, как все, а ведь ты решил не отличаться от других!), он НЕ ХОЧЕТ слушать, он пытается думать, как приятно, мирно и спокойно вокруг него и в его душе – ведь он принял ПРАВИЛЬНОЕ решение. Джонатан чувствует себя свободным – «распались цепи», которыми он был прикован к своей мечте. В тексте она названа возвышенно: «колесница познания». Но когда приковывали к колеснице… Это же была пытка, казнь! А разве не пытка – муки поисков истины, муки творчества, когда раз за разом ничего не получается, а вокруг – не сторонники, а противники, кого радует каждая твоя неудача? Мы сейчас говорим о Чайке или о людях, о себе?

Мастерство автора проявилось в том, что он смог ТАК рассказать о Чайке, чтобы вдумчивый читатель смог подняться до философских обобщений: читая повесть о Чайке, мы размышляем о человеческой жизни, о человеческих взаимоотношениях и характерах. Автор верит в то, что в каждом живёт мечта, надо только напоминать людям о ней, пробуждать силы стремиться к своей мечте. И показывает это на образе главного героя. Джонатан смирился, но это было только внешнее смирение. Как только в его уме появляется новая идея, забыто прежнее решение «быть как все» и он уже летит, проверяя эту идею, и ликует, ощутив радость победы.

Композиционно отрывок можно разделить на 4 части: решение смириться и быть как все; озарение; проверка догадки; радость открытия. Плавное и спокойное начало сменяется тревогой, затем напряжение нарастает и нарастает скорость движения, которая достигает максимума, когда Джонатан вышел из пике и «пронесся над волнами, как пушечное ядро, серое при свете луны». И дальше – радость, ликование и новые планы: «Если я начну пикировать с пяти тысяч футов, а не с двух, интересно, с какой скоростью…» Поистине, нет предела совершенствованию и нет границ познанию.

Автор использует в тексте различные средства художественной выразительности. Здесь присутствуют метафоры, придающие поэтичность и возвышенность: «колесница познания»; «Ветер оглушительно ревел у него над головой»; «Луна и отблески света, которые играют на воде и прокладывают в ночи дорожки сигнальных огней». Сравнения: «он пронесся над волнами, как пушечное ядро»; «подставил ветру только узкие, как кинжалы, концы», – помогают ярче представить действие и признак. В тексте имеются и контекстуальные антонимы: «тревожный глухой голос» – «приятно», «всё так мирно и спокойно»; «не голова, а вычислительная машина». Трижды повторяется словосочетание «Короткие крылья!» – это и есть озарение, открытие, которое пришло к Джонатану. И дальше – само движение, скорость растёт, и подчёркивается это градацией: «не задумываясь ни на мгновение о неудаче, о смерти»; «семьдесят миль в час, девяносто, сто двадцать, еще быстрее!»

Последняя часть текста – радость победы, радость познания. Автор возвращает нас к началу, когда Джонатан решил быть как все, но теперь «Благие намерения позабыты, унесены стремительным, ураганным ветром». Здесь опять используется градация, рисующая вихрь радости и ликования в душе героя. Он нарушает обещание, прозвучавшее в начале текста, но «Для того, кто стремится к знанию и однажды достиг совершенства», такие обещания не имеют значения. Словосочетание «благие намерения» вызывает множество ассоциаций. Сразу вспоминается фраза «Дорога в ад вымощена благими намерениями». Подумаем над ней. Может ли быть так, что благие намерения идут не во благо, а во вред? Наверное, может, если намерения остаются только намерениями и не превращаются в конкретные дела. И нам становится ясно, что герой текста не предаётся «намерениям», а действует и побеждает. В этом и заключена основная мысль текста: только тот, кто не боится быть не таким, как все, и идёт за своей мечтой вопреки всему, сможет быть по-настоящему счастливым сам и сделать счастливыми других.

Следует напомнить, что кроме анализа на уроках литературы возможен анализ прозаического текста и на уроке русского языка. Ознакомьтесь с примером лингвистического анализа текста того же отрывка повести Ричарда Баха для того, чтобы сравнить оба анализа и понять разницу между ними.

источник