Меню Рубрики

Анализ на рак как у джоли

Эффект Анжелины Джоли (генетический тест и операция по удалению молочных желез)

PHOTOGRAPH BY MELODIE MCDANIEL / TRUNK ARCHIVE

В последние несколько дней в СМИ разразился ажиотаж в связи с последними новостями об операции популярной голливудской актрисы Анжелины Джоли. Чтобы прокомментировать ситуацию мы обратились к специалисту клиники «Личный доктор» Дмитрию Анатольевичу Воскресенскому.

Дмитрий Анатольевич является ведущим специалистом онкологом нашего медицинского центра, а также ассистентом кафедры онкологии Санкт Петербургского Государственного Педиатрического Медицинского Университета. С 2003 по 2008 год Д.А. Воскресенский проводил научно-исследовательскую работу по изучению наследственной предрасположенности к раку молочной железы и яичников на базе НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова.

— Дмитрий Анатольевич, как Вы думаете, не сошла ли Анжелина Джоли с ума, если решилась удалить себе молочные железы?

— Я полагаю, что нет. Для этого у нее были очень веские основания: результаты генетического теста на наличие мутаций в гене BRCA1. По-видимому, у Анжелины Джоли была выявлена мутация в этом гене. Что приводит к почти фатальной вероятности заболеть раком молочной железы и раком яичников в течение жизни.

— Что же это за ген такой страшный?

-Этот ген совсем не страшный, а более того очень полезный и имеется у всех людей. Он в норме отвечает за процессы восстановления (репарации) ДНК в наших клетках. Дело в том, что весь генетический материал наших клеток находится в молекуле ДНК, он обеспечивает жизнедеятельность каждой клеточки нашего организма. Однако, в результате некоторых воздействий, таких как ионизирующее излучение, химические канцерогены которые могут воздействовать на наш организм из окружающей среды могут приводить к повреждению ДНК.

Эти повреждения накапливаются и могут привести к перерождению клетки и превращению ее в опухолевую клетку, которая размножается и приводит к развитию злокачественной опухоли.

Всё было бы еще хуже, если бы в нашем организме не было мощной системы восстановления (репарации) ДНК. Важной частью, которой является ген BRCA1. В ходе его работы, возникшие случайно повреждения ДНК восстанавливаются, и клетка не превращается в опухолевую.

— Так в итоге здоровый человек может заболеть раком?

-Да. Но, как правило, в пожилом возрасте, когда количество канцерогенных факторов и повреждений ДНК значительно превзойдет возможности системы репарации ДНК. Если же мы видим, что женщина заболела раком молочной железы в возрасте менее 50 лет, мы можем предположить, что у нее есть к этому наследственная предрасположенность.

-По чему же все боятся этого гена BRCA1?

-Нужно бояться мутаций в этом гене. Наследственных (врожденных) повреждений, которые приводят к тому что этот ген не работает и следовательно неудовлетворительно работает и вся система восстановления повреждений ДНК.

Среди нас имеются люди, у которых по наследству от родителей унаследован ген BRCA1 имеющий дефект, мутацию. Очень часто это мутация «BRCA1 5382 ins C».

Данный генетический дефект наиболее опасен для женщин, поскольку повышает вероятность развития рака молочной железы до 90%, а рака яичников до 60% в течение всей жизни. Нередко бывают ситуации, когда у одной пациентки возникают обе злокачественные опухоли в течение какого-то времени или двухсторонний (билатеральный) рак молочной железы.

Для мужчин мутации в этом гене практически неопасны. По данным литературы иногда у мужчин в результате мутации BRCA1 может возникать рак предстательной железы.

— Так как же передается мутация в этом гене от отца или от матери?

— Мутации BRCA1 передаются равноправно как от матери, так и от отца в зависимости от того кто носитель. Вероятность передачи составляет 50%, т.е. можно получить либо здоровый ген, либо больной от любого из родителей. Тут ситуация такая, кому-то из детей родителей с мутацией BRCA1 повезет, а кому-то нет и он унаследует этот дефект.

— Так получается Анжелине Джоли не повезло, и она получила мутацию в гене BRCA1 от одного из родителей?

В прессе мне попалась информация о том, что мать Анжелины Джоли Маршелин Бертран почти десять лет боролась с раком яичников и умерла в возрасте 56 лет. Почти наверняка Анжелина Джоли унаследовала мутацию BRCA1 от матери.

-Так зачем же Анжелина Джоли решилась на операцию по удалению молочных желез?

-Дело в том, что в Европейском Союзе, в США профилактические операции на молочных железах при наличии мутации в гене BRCA1 входят в стандарт медицинской помощи и рекомендуются всем носительницам этого генетического дефекта.

Причем эта операция проводится здоровым людям у которых еще не возник рак. Называется она профилактическая кожесохраняющая мастэктомия. При этой операции удаляется только ткань железы, но оставляется кожа и сосок. А между грудными мышцами устанавливается силиконовый эндопротез. Таким образом это хирургическое вмешательство очень похоже на обычную маммопластику, которую уже выполняют многие женщины в России с целью увеличить или «подтянуть» молочные железы. Отличие минимально. Разница только в том, что при профилактической операции полностью удаляется железистая ткань, чтобы снизить вероятность возникновения рака молочной железы, при этом ткань груди замещается большим силиконовым эндопротезом, а при обычной маммопластике ткань оставляют и поэтому эндопротез используют меньшего размера.

-Так получается Анжелина Джоли не лишилась груди?

-И да и нет. Она лишилась ткани молочной железы и никогда не сможет кормить грудным молоком ребенка. Однако, хочу порадовать поклонников красоты Анжелины Джоли: думаю, что через некоторое время после операции она сможет позировать в бикини. Лишь малозаметные шрамы в подмышечных областях будут выдавать перенесенную этой сильной женщиной операцию.

— Дмитрий Анатольевич, прокомментируйте, пожалуйста информацию, что после операции риск развития рака молочной железы у Анжелины Джоли снизился не до нуля и составляет 5%?

— Действительно, проведенные исследования показали, что в ходе подобных профилактических операций риск развития рака молочной железы составляет 4-5%. Это связано с тем, что в ходе операции невозможно удалить всю ткань молочной железы на 100%, часть ткани остается и это приводит к небольшой вероятности развития опухоли. В то же время этот риск 5% ниже, чем риск заболеть раком молочной железы у обычной женщины (10-12%), ведь рак молочной железы это самое частое онкологическое заболевание у женщин.

-А что делать с высоким риском рака яичников у носительниц мутации в гене BRCA1, у Анжелины Джоли?

— Что касается рака молочной железы у этой категории пациентов, то часто они заболевают в молодом возрасте средний возраст по данным НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова составляет 44 года. Исследовалось 100 женщин с мутацией, заболевших в возрасте от 26 до 80 лет. Оказалось, что эти пациентки заболевают в среднем на 9 лет раньше раком молочной железы, чем женщины без мутации. Для рака яичников замечено, что он у носительниц мутаций BRCA1 возникает чаще в период постменопаузы. Т.е. когда прекращаются месячные и функция яичников угасает. В этот период и рекомендуется проводить профилактическое удаление яичников, для того чтобы предотвратить развитие рака яичников у женщин с мутацией BRCA1. Операция проводится с использованием лапароскопической техники и шрамы при этом минимальные.

Полагаю, что Анжелине Джоли проведут удаление яичников после наступления менопаузы.

-Проводятся ли подобные операции в России?

-Да конечно. В Санкт-Петербурге подобные операции выполняются. Однако, перед проведением операции необходимо пройти полное обследование, включая генетический анализ. К сожалению, в США и Европейском Союзе данные операции оплачиваются страховыми компаниями, а в России оплачивают сами пациентки.

Где можно сделать анализ на носительство мутации BRCA1 и предрасположенность к раку молочной железы и яичников и получить консультативную помощь?

— Анализ на мутации в гене BRCA1 можно сдать в клинике «Личный доктор». Адрес Санкт-Петербург, пр. Большевиков дом 30 корпус 2. Телефоны клиники: 970-70-37 и 370-70-37. Для выполнения генетического анализа необходимо сдать кровь из вены. Причем кровь можно сдавать и утром и вечером и даже после еды.

Консультирование по вопросам предрасположенности к опухолям молочной железы и яичников проводятся также в медицинском центре «Личный доктор» после предварительной записи. Обычно мы рекомендуем пациенткам сначала прийти на консультацию, где мы проводим анкетирование и собираем информацию о случаях рака у родственников, после чего выдаем направление на генетическое тестирование. Сразу же на приеме можно выполнить УЗИ молочных желез и провести осмотр на предмет наличия существующей злокачественной опухоли.

После получения результатов тестирования мы приглашаем на повторную консультацию по результатам анализа на предрасположенность к раку.

Кому необходимо подобное обследование?

-Прежде всего, это необходимо всем женщинам, у которых в семье у кровных родственников имелись случаи рака молочных желез и/или яичников.

В то же время, мутации могут передаваться и по мужской линии, а мужчины чаще являются только носителями и не заболевают. Поэтому мутации BRCA1 встречаются даже у женщин, у которых у родственников не было злокачественных опухолей.

В заключении хочу добавить, что в России и даже в Санкт-Петербурге очень мало специалистов в этой области медицины, поэтому и в СМИ мы видим большое количество комментариев от врачей, которые имеют очень смутное представление о вопросах связанных с наследственными формами раков, генетической предрасположенности, обследовании этой группы пациентов.

Я надеюсь, что пример этой прекрасной голливудской звезды, смелой женщины Анжелины Джоли окажет сильный эффект и прольет свет понимания необходимости заботы о своем здоровье в умы российских представительниц прекрасного пола, а также свет знаний о предиктивной медицине в головы врачебного сообщества России.

Материал подготовлен сотрудниками клиники «Личный доктор», personaldoctor2010@gmail.com, lichnydoctor.ru

193232 Санкт-Петербург, пр. Большевиков д. 30 корп.2.

Перепечатка материалов с сайта разрешена при указании активной гиперссылки на сайт www.lichnydoctor.ru.

У нас нет скрытых платежей!

Звоните! Единый номер: 426-15-05

3. ИЛИ ПРОСТО ЗВОНИТЕ НАМ! М ногоканальный единый номер: 426-15-05

источник

В 2013 году мир изумила новость о том, что американская актриса Анджелина Джоли удалила грудь из-за высокого риска онкологии. А в 2015 году — еще и яичники. Общественность посчитала, что это блажь богатой дамы, однако доктора встали на сторону актрисы. У Джоли обнаружили наследственную мутацию гена BRCA1, которая приводит к агрессивной онкологии. По оценкам врачей, риск заболеть у Анджелины составлял 86 процентов. Ликвидация «неблагонадежных» органов снизила его до пяти. Хирургическая профилактика считается сегодня едва ли не самой эффективной в онкологии. Она используется во многих странах, но в России законодательно запрещена. Врачи предлагают пациентам из групп риска оперироваться в других странах, ведь в ряде случаев даже регулярные обследования не помогут предотвратить болезнь. «Лента.ру» вместе с врачами и женщинами из группы риска попыталась разобраться в необходимости и перспективах радикальной профилактики рака.

У 37-летней Марины Неймушиной (фамилия изменена) несколько лет назад от рака груди умерла 53-летняя мать, чуть позже — тетя. Недавно онкологию диагностировали и у 30-летней родной сестры.

— Я на всякий случай тоже пошла к онкологу, — рассказывает Марина. — Обычный осмотр и маммография показали, что проблем у меня нет. Но я просила совета по генетическому анализу — все же такая плохая наследственность. Врач плечами пожал: «А зачем вам зря переживать? Многие знания — многие печали». Тогда я просто пошла наугад в одну из популярных в столице лабораторий. Там сразу поняли, о чем речь, и взяли кровь на самые популярные мутации.

Результат теста показал, что риск возникновения опухоли в груди у Марины точно такой же, как и у Анджелины Джоли, — около 90 процентов.

— Глядя на то, как сейчас мучается сестра и сколько ей требуется денег на нормальное лечение, я решила, что лучше все себе заранее отрезать, — говорит Марина. — Пришла к врачу, которого мне порекомендовали. Тот сразу скуксился: «Да, опасность есть. Но в России превентивную мастэктомию (удаление молочной железы) здоровым женщинам не делают. Можно неофициально в клинике пластической хирургии. Но гарантии, что операция пройдет хорошо, никто не даст. У пластических хирургов нет соответствующего опыта, могут оставить «лишнюю» ткань». Есть еще вариант поехать за границу. Но это опять же стоит денег. Можно жить тут и трястись по поводу каждого прыщика.

По словам заведующего отделением опухолей молочной железы ФГБУ «НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова» Петра Криворотько, мутация генов BRCA1 и BRCA2, вызывающая рак груди, в популяции всех женщин в России составляет 5-6 процентов. Это само по себе не значит, что все они станут пациентками онкологических клиник, но вероятность того, что это случится, у них в 8-9 раз выше, чем у остальных.

— Случай Анджелины Джоли отличается от нашей действительности, — объясняет Криворотько. — Она жительница другой страны со своими стандартами лечения. У нас мутация генов у здоровых женщин не является показанием для профилактической мастоэктомии. До сих пор у врачей нет единого мнения о том, чего тут больше — пользы или вреда. Потому что тогда нужно говорить об удалении не только груди, но и яичников. «Поломанные» гены представляют повышенный риск и для них. Технически операции простые, но психологически это тяжело и непросто для пациентки. Эти органы являются атрибутами женщины.

Сам Петр Криворотько считает, что дамам, у которых опухолей не обнаружено, лучше составить с грамотным онкологом план наблюдения и тщательно ему следовать. Но если раковая опухоль уже поразила одну грудь, и при этом анализ показал генетическую мутацию, здоровую безопаснее будет удалить. Однако сделать это достаточно трудно. Многие больницы не берутся делать это даже на коммерческой основе.

По словам директора фонда профилактики рака «Живу не напрасно» онколога Ильи Фоминцева, врачи просто боятся. Все медицинские процедуры в России регламентируются законом «Об охране здоровья граждан». В статье 37 там сказано о стандартах и порядке оказания медпомощи, которые обязательны для исполнения как частными, так и государственными медучреждениями. Мастоэктомия в списке госуслуг есть, однако показания к ней определяются медико-экономическими стандартами. Для профилактики при онкогенных мутациях их просто не существует.

— А если нет — значит, легально ее сделать нельзя, — продолжает Фоминцев. — Иногда врач, если понимает, что риски у пациентки огромные, на свой страх и риск пишет другие показания для ампутации,« притянутые за уши».Берет информированное согласие у пациентки, что о последствиях она предупреждена. Но при этом врач понимает, что если больная пойдет в суд, то иск она наверняка выиграет.

Легально превентивная мастоэктомия проводится только в федеральных научных центрах в рамках каких-то апробаций. Однако в фонде профилактики рака утверждают, что им не известно, чтобы на эту тему проводилось какое-то исследование. Следовательно, сейчас превентивное удаление органов невозможно. Эксперты считают, что это проблема: у пациентов отнимают право выбора. Да и по финансовым соображениям гораздо дешевле предотвратить, чем потом тратить сотни тысяч на лечение.

Читайте также:  Как сделать анализ анкетирования пример

— Возможно, хирургия — топорная профилактика, — грустно разводит руками Фоминцев. — Однако другого пока не придумали. Наука не стоит на месте. Вероятно, со временем появятся другие методы предотвращения болезни, кроме хирургического. Но пока, в случае генетических раков, это наиболее эффективно. В других странах это поняли и используют. В России же для этого нет нормативной базы.

Как говорят юристы, чтобы «метод Джоли» легализовался в России, нужно провести его клиническую апробацию и получить одобрение Минздрава. Обойти эту процедуру нельзя, даже если за рубежом методика давно и активно используется.

— Питерский НИИ онкологии готов подать заявку в свой этический комитет, — продолжает Фоминцев. — Но для двух-трехгодичного исследования о стандартах превентивной хирургии требуется примерно 30 миллионов рублей. Государство уже давно не выделяет средств на подобные научные разработки, так что необходимо искать альтернативные источники финансирования.

Если на питерское исследование средства удастся найти, касаться оно будет исключительно мастоэктомии. Однако на Западе для профилактики «наследственного» рака могут ампутировать желудок, щитовидку или прямую кишку. В США этот метод актуален, но даже там врачи и пациенты вынуждены делать непростой выбор.

Директор отделения хирургической онкологии Mercy Medical Center в Балтиморе (США) Вадим Гущин:

Профилактическая ампутация — очень узкое направление в онкологии. Известно больше ста мутаций генов, и ученые постоянно открывают новые. Уследить за этим трудно. Тестировать на все мутации обычного человека — безумие. Возможны и ложноположительные результаты. А еще надо понимать, что большинство всех видов рака — порядка 90 процентов — идут без мутаций, без всяких генетически рисков, то есть спрогнозировать их практически невозможно.

Сейчас мы умеем определять около десятка раков, связанных с «поломкой» генов. Исследование начинается с того, что врач собирает историю болезни пациента, спрашивает о его семье. Если, например, дед у человека болел раком желудка и умер в 30 лет — это неспецифично, очень рано для этого вида рака. Онколог сразу должен насторожиться и направить клиента на генетическую консультацию. Генетик определяет, на какой синдром похож тот или иной случай, и предлагает найти мутацию. Сейчас есть наборы тестов. Даже если ты точно не знаешь, на какую «поломку» стоит проверяться, то набором тестов можно охватить большое количество. Потом смотрят, чем грозит найденная мутация. Если по расчетам доктора у восьми из десяти человек она приводит к раку желудка, человека информируют.

В Америке превентивные меры входят в рекомендации лечения — то есть врач обязан проинформировать пациента о рисках возникновения онкологии. И человек выбирает, что для него предпочтительнее. Удалить непораженный орган технически просто, но пациент должен знать, с чем он столкнется, если решится на операцию, и что его ждет, если он этого не сделает. Когда у кого-то находят мутацию, каждый раз врачу предстоит большая работа с пациентом. Недавно я проводил гастрэктомию — удаление желудка. У пациентки была найдена мутация гена CDH1, вызывающая у 80 процентов людей агрессивный рак желудка. Мать женщины умерла от этого вида опухоли, и мы с ней мучительно рассматривали все перспективы на будущее. Причем мнение больного может меняться: «Подождем годика два, это терпит?» Или: «А лучше прямо сейчас прооперируем, что-то у меня там закололо».

Но каким бы ни было решение пациента — на враче тоже большая ответственность. Если ребенку в 10 лет удалить желудок, у него рост замедлится, будут и другие последствия. С фамильным полипозом кишки мы советуем удалять толстую кишку в возрасте 20 лет. А как семью заводить? Как сексом заниматься с колостомой (искусственно выведенная на переднюю брюшную стенку часть толстого кишечника), когда на дню 10-12 раз бегаешь в туалет? Это все непростые вопросы, которые нужно обсудить с пациентом.

Выбор тактики выжидания в ряде случаев также несет риски. Я знаю, что в России делают упор на концепцию ранней диагностики опухоли. Многие врачи говорят о том, что это самое важное, что может произойти в онкологии, — чем быстрее найдешь опухоль, тем лучше прогноз. Но скорее всего это не так. Например, рак желудка невозможно подловить на такой ранней стадии, когда он только-только возник, ты его соперировал и дальше все хорошо. Каждый день гастроскопию не будешь ведь делать. К тому же первая и третья стадия — это разные виды опухолей. Они просто выглядят одинаково. Возьмите «Мерседес» и «Запорожец». Обе — машины. Но один быстрее доберется из Москвы до Питера, другой затратит в три раза больше времени. Так и с раком. Если опухоль большая — это вовсе не означает, что она медленно росла с первой до третьей стадии. Это образование сразу может быть очень агрессивным и быстро увеличиться. То есть в ряде случаев даже внимательное наблюдение может не помочь вовремя прервать зародившийся процесс.

Светский обозреватель Божена Рынска год назад узнала, что так же, как и Анджелина Джоли, имеет мутацию гена BRCA1:

У меня есть знакомая, которую рак настиг в 30 лет. При этом у ее тети, маминой сестры, тоже был рак, от которого она умерла. Но приятельница даже не догадывалась, что хорошо бы сделать какие-то генетические анализы, и если наследственность подтвердится — удалить грудь. Никто из врачей этого ей просто не сказал. Ее лечили то ли гормонами, то ли химией. Рак у нее прошел, но через три года вернулся в другой форме и другого вида. Она вылечила его тяжелейшей химиотерапией. Но через некоторое время он опять к ней вернулся — уже в третьем виде. Сейчас вроде бы процесс удалось снова затормозить. Но ей назначена пожизненная химия. Понятно, что так можно протянуть недолго.

источник

О синдроме «Анджелины Джоли», неудачном лечении рака яичников и новых возможностях терапии читайте в материале Indicator.Ru.

Российские ученые объяснили возможные неудачи в лечении рака яичников. Исследователи из НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова (Санкт-Петербург) изучали особенности ответа на терапию наследственных карцином яичника. Они обнаружили, что еще до начала лечения в опухоли присутствуют единичные клетки, устойчивые к воздействию химиотерапии. В процессе терапии такие клетки полностью замещают всю опухолевую массу уже через несколько недель после начала лечения. Результаты исследования опубликованы в журнале Cancer Letters.

Наследственный рак — наиболее часто встречающаяся медико-генетическая патология. Как минимум у 1-2% людей в геноме встречается мутация, из-за которой практически неизбежно возникновение опухоли в том или ином органе. Пожалуй, самой известной разновидностью наследственного онкологического заболевания можно назвать синдром рака молочной железы и яичников («синдром Анджелины Джоли»), который вызывается мутацией в гене BRCA1.

«Дело в том, что у каждого из нас по два гена, и каждый представлен в двух копиях: один аллель наследуется от отца, другой – от матери. У Анджелины Джоли нашли ген, ответственный за наследственный рак: одна копия гена BRCA1 в ее геноме оказалась мутированной. Опухоль у таких носительниц мутаций возникает из-за того, что в одной из клеток молочных желез или яичника поражается оставшаяся копия гена», – комментирует ведущий автор статьи, заведующий отделом биологии опухолевого роста НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова, член-корреспондент РАН, доктор медицинских наук, профессор Евгений Имянитов.

Мутация BRCA1 передается от родителей, поэтому в каждой клетке организма присутствует дефектный аллель этого гена. Тем не менее человек до определенного момента остается абсолютно здоровым, так как все необходимые функции выполняются вторым аллелем BRCA1. Рак развивается из-за того, что оставшаяся копия гена BRCA1 утрачивается – при этом возникает уникальная возможность избирательно поражать опухолевые клетки, так как они, в отличие от нормальных, не могут восстанавливать ДНК после различных повреждений. Именно на этом феномене основан выраженный эффект целого ряда лекарственных препаратов (цисплатин, митомицин, ингибиторы PARP и т.д.) – клетки, потерявшие функции гена BRCA1, становятся мишенью для химиотерапии.

Ученые из НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова совместно с коллегами из Университета Гродно (Беларусь) изучали изменения, возникающие в наследственных карциномах яичника в процессе лечения. Рак яичника, как правило, выявляется уже на поздних, неоперабельных стадиях. Лечение таких пациенток начинается с химиотерапии. Наследственные карциномы практически всегда значительно уменьшаются в объеме в ходе всего нескольких курсов терапии препаратами платины (стандартной терапии для лечения опухолей яичника). На следующем этапе лечения хирург во время операции полностью удаляет остаточные опухолевые массы. После операции пациентки еще раз проходят тот же курс химиотерапии, чтобы предотвратить рецидив. Но несмотря на столь эффективное и обоснованное лечение, практически у всех пациенток через один-три года после окончания лечения рак появляется снова.

«Мы показали, что в опухолях существуют единичные клетки, которые заведомо резистентны (устойчивы) к подобной терапии, то есть отличаются по своим биологическим свойствам от основной массы опухоли. Они всегда присутствуют в опухоли в небольшом количестве. Таким образом, получается, что в процессе стандартной терапии происходит бурный рост этих предсуществующих клеток», – говорит Евгений Имянитов.

Исследователи из Санкт-Петербурга сравнили статус гена BRCA1 в исходных опухолях и в материале, удаленном во время операции. Оказалось, что в течение всего нескольких недель предоперационной терапии опухоль кардинально меняет свои свойства: если исходная карцинома теряет второй аллель BRCA1, то в процессе лечения происходит полное замещение опухолевой массы клетками с сохранной функцией гена BRCA1. Эти клетки, в отличие от большинства клеток исходной опухоли, могут противостоять стандартному лечению. Ученые выяснили, что это происходит потому, что даже в хемонаивных опухолях, то есть карциномах, которые пока не подвергались никакому лечению есть единичные BRCA1-профицитные клетки – те, у которых нормальный аллель BRCA1 не утрачен; поэтому эти клетки не только не гибнут от лекарственных препаратов, но, по-видимому, начинают быстро делиться. Поэтому ученые предположили, что рецидивов рака яичников не удается избежать из-за бурного роста резистентных клеток, существующих в опухоли еще до начала лечения.

Исследование ставит под сомнение сразу несколько устоявшихся представлений о раке. Во-первых, у носительниц мутаций в гене BRCA1 утрата оставшегося аллеля — это не первое событие в процессе превращения нормальной клетки в опухолевую. В пользу этого утверждения свидетельствует то, что единичные клетки с сохранной функцией гена BRCA1 присутствуют в опухолях яичника еще до начала лечения. Во-вторых, нет смысла назначать после операции такие же схемы химиотерапии, которые применялись до операции, даже если у предоперационного лечения был эффект. В-третьих, полученные данные говорят о том, что чувствительные к терапии опухолевые клетки погибают практически моментально, в течение первых недель лечения; это наблюдение заставляет усомниться в целесообразности длительных курсов химиотерапии.

Евгений Имянитов обращает внимание на то, что многие предшествующие работы уже демонстрировали восстановление функции генов BRCA1 и BRCA2 в опухолевых клетках в процессе лечения; однако этот процесс подразумевал возникновение второй мутации в пораженной копии гена и требовал очень длительного воздействия химиотерапии на опухоль. Ученые из Санкт-Петербурга открыли альтернативный механизм достижения этого же эффекта; в данном случае речь идет не о модификации последовательности гена BRCA1 в ходе лечения, а об активном делении клеток с сохранившейся функцией гена BRCA1, которые присутствовали в опухоли еще до назначения цитостатических препаратов.

Таким образом, ученые объяснили причину краткосрочности лечебного эффекта противоопухолевых препаратов в отношении наследственных раков присутствием в хемонаивных опухолях единичных клеток с сохранной функцией гена BRCA1.

источник

Оксана Богдашевская о том, нужно ли женщинам знать о наследственном раке груди и что делать с этой информацией

История о том, как красавица Анджелина Джоли удалила обе груди из-за высокого риска развития рака, облетела весь мир и обсуждается до сих пор. Мать Джоли, Маршелина Бертран, умерла от рака яичников в 2007 году. Ей было 56 лет, восемь из которых было посвящено бесконечным курсам химиотерапии. Актриса тяжело пережила смерть матери, еще сложнее ей было отвечать на вопросы шестерых детей: “Мамочка, а ты можешь заболеть такой болезнью?” Оказалось – вполне, Анджелина унаследовала от матери мутации в гене BRCA -1. Результаты обследования продемонстрировали, что вероятность развития рака груди составляла 87%, а вероятность развития рака яичников – 50%.

Эта обычная и вполне рутинная история вызвала настоящий ажиотаж. Не удивлюсь, если этот поступок актрисы увековечат в мраморе, на холсте или в виде бессмертного кинофильма. Миллиарды жителей нашей планеты, наконец-то, узнали о возможности наследования рака. То, о чем бесконечно и практически безрезультатно твердили тысячи врачей, стало темой для бурных обсуждений среди десятков миллионов.

О том, что некоторые раки наследуются, известно очень давно. Наверняка, если хорошенько покопаться в трудах Гиппократа или Асклепия, упоминания о наследственности можно раскопать и там. Серьезные исследования шли на протяжении ХХ века, и уже в начале 90-х годов были открыты гены BRCA 1 и BRCA-2I.

BRCA – это “breast cancer susceptibility gene” (“подверженность раку молочных желез”), замечательные гены-защитники, которые препятствуют росту опухолей. Но если в гене случилась поломка (мутация), защита прекращается, нормальные клетки могут превратиться в опухолевые. Именно эти поломки в генах и могут передаваться от мамы с папой. Именно эти поломки и научились находить в генах BRCA, что позволило прогнозировать высокий риск развития рака в яичниках и молочных железах женщин.

Мутаций в одном гене может быть несколько сотен. Самое полное исследование делают в США в лаборатории Myriad Genetics, которая имеет патент на BRCA1-2 и на диагностические системы по этому гену. Стоит этот анализ в США примерно $3000. В США есть и другие лаборатории (например, 23andMe), которые исследуют BRCA, но они ищут ограниченное количество мутаций, т.к. полный анализ защищен патентом.

В РФ делают исследование попроще – ищут самые распространенные мутации, но и этой информации достаточно для прогнозирования. Важно понимать, что с набором мутаций в гене надо родиться, поэтому анализ сдается один раз в жизни. Материал для исследования – кровь.

Носительниц “тяжелых мутаций” не так много. По раку молочных желез это около 8–10% от всех случаев рака молочной железы, а по раку яичников – около 11–15%. К сожалению, генетически обусловленный рак обычно очень агрессивен, плохо поддается лечению, быстро и обширно метастазирует.

Читайте также:  Какие анализы сдавать для уролога

Носительницы мутаций генов BRCA 1 и BRCA 2 проходят маммологический скрининг по индивидуальному плану. Врач маммолог предложит комбинировать различные методы диагностики (например, маммографию и МРТ).

Пример Анджелины Джоли привлек внимание женщин всего мира к возможности хирургической профилактики рака.

Профилактическая мастэктомия (с реконструкцией молочных желёз или без неё) снижает риск развития рака молочной железы на 95–97%. Рак может возникнуть в области соска и ареолы (оставленных для красоты) или в хвостовой части молочной железы.

Профилактические операции по удалению груди начали выполнять в США в 60-х годах ХХ века. Основанием для операции считали случаи рака молочных желез у близких родственников, вызывающие чувство тревоги у пациенток. С открытием генов BRCA -1 и BRCA-2,I появилось научное обоснование подобной деятельности.

В РФ профилактические мастэктомии официально выполняются с 2010 года в РОНЦ им. Блохина. Всем женщинам до 45 лет с установленным диагнозом «рак молочной железы» выполняют генетическое исследование. В случае выявления мутации возможно проведение профилактической мастэктомии второй молочной железы.

Профилактическое удаление молочных желез только на основании выявленных мутаций, без установленного диагноза “рак”, в нашей стране невозможно. К огромному разочарованию части женщин, готовых на хирургическую профилактику рака в комбинации с возможностью поставить симпатичные импланты в госучреждении. Но у медали есть и еще одна сторона. Те, кто “не ищут халявы”, вдохновившись примером звезды, настойчиво ищут возможность повторить ее путь. Кто-то едет оперироваться в США или Европу, кто-то ищет варианты на Родине.

Безусловно, сейчас мир переживает бум профилактических мастэктомий. Вполне возможно, что подобные операции практикуют многочисленные пластические хирурги, что вызывает бурную реакцию у профессиональных онкологов. Опасение вызывает то, что железистую ткань могут частично сохранять, в угоду эстетике. Удалить половину железы – не значит снизить риск рака вдвое, увы. Удаленный материал не всегда подлежит тщательному гистологическому исследованию, поэтому существует риск пропустить минимальные стадии уже существующего рака, дальнейшее динамическое наблюдение не проводится.

Пропустили, не назначили лечение, успокоенная пациентка ушла и… вернулась с запущенным случаем. Женщина, решившись на столь серьезный шаг, может оказаться в очень опасной ситуации мнимого благополучия.

Помимо хирургической профилактики, существует и лекарственная – антиэстрогенные препараты (Тамоксифен и Ралоксифен) . К сожалению, эффективность ее значительно ниже – риск развития рака молочных желез снижается на 55–60%.

Подобная тактика оправданна у женщин с высоким риском рака молочной железы старше 40 лет при наличии в семейном анамнезе рака молочной железы, у женщин – носительниц мутации генов BRCA, для профилактики рака второй молочной железы.

  • Тамоксифен снижает риск возникновения эстроген-рецептор-положительных опухолей молочной железы и не влияет на частоту развития рецептор-отрицательных.
  • Необходимо учитывать сопутствующие заболевания (патологические состояния), которые могут влиять на соотношение польза/риск от длительного приёма тамоксифена. К числу осложнений, связанных с применением тамоксифена, относят тромбоэмболические осложнения, рак эндометрия, чаще в возрасте старше 50 лет.
  • Пациентки должны быть информированы о преимуществах и недостатках профилактического применения тамоксифена.

Комбинированные оральные контрацептивы не влияют на частоту РМЖ, но могут снизить вероятность развития рака яичников у пациенток с мутациями генов BRCA.

Знать или знать – это, в принципе, абсолютно свободный выбор женщины. Но нестись в коммерческие лаборатории целыми трудовыми коллективами все же не стоит. Генетически детерминированный рак молочных желез и яичников – дело не частое.

Возможность возникновения рака от других причин весьма значительна, поэтому отрицательный результат – не индульгенция, регулярно проходить маммологический скрининг все равно придется.

Кому рекомендуется тестирование на носительство мутаций генов BRCA1 и BRCA2?

    • Женщинам с ранее выявленным РМЖ в возрасте до 30 лет;
    • Женщинам с ранее выявленным РМЖ моложе 50 лет при наличии хотя бы одной родственницы с аналогичным заболеванием, диагностированным до наступления менопаузы;
    • Женщинам любого возраста с двумя родственницами с РМЖ в возрасте до 50 лет (одна из них – первой степени родства);
    • Дочь или сестра носителя мутации;
    • Рак яичников у двух и более родственниц;
    • Рак яичников у одной из родственниц и РМЖ – у другой;
    • Принадлежность к этнической группе евреев-ашкенази при наличии одной родственницы с РМЖ в возрасте до 50 лет.

У женщин из перечисленных групп, отрицательный результат означает, что вероятность развития рака молочных желез и/или яичников невысока, что не может не принести облегчения и эмоционального подъема. Можно попрощаться с чувством вины, ведь если мы не носим в своих генах соответствующие поломки, значит мы не передали их своим детям. Результат анализа может помочь принять решение о вступлении в брак или рождении ребенка.

Мысли “А вдруг у меня это есть?” довольно разрушительны. Даже выявленные тестом “тяжелые мутации” – не приговор. Это повод пересмотреть свое отношение к жизни. Убрать дополнительные факторы риска, перестроить режим питания и физической активности. И, самое главное, изменить стратегию маммологического скрининга под руководством грамотного специалиста. Опухоль, выявленная на ранней стадии, вполне излечима.

Анджелина Джоли совершила Поступок – важное и нужное дело. Рассказав миру о своей семье, о принятом непростом решении, она привлекла внимание людей к проблеме рака молочных желез и маммологического скрининга. Это не пиар и не популяризация пластической хирургии. Это напоминание о том, как важно вовремя прийти к врачу, вовремя выполнить диагностическую процедуру, вовремя подумать о своем будущем и будущем своих детей. Так что, если не мрамор и гранит, то хотя бы хороший и красивый сценарий по мотивам этих событий она точно заслужила.

источник

Я обещала поделиться своим опытом по операции в ответ на пост http://pikabu.ru/story/_3392094

О чем пойдет речь — подкожная мастектомия с одномоментым протезированием молочных желёз или другими словами удаление молочных желез и установка имплантов.
Автор поста, на который я ссылаюсь ранее, поднял очень интересный вопрос по исследованию по обнаружению мутации в генах BRCA I и II. Наличие мутации в этих генах позволяет определить предрасположенность к развитию рака молочной железы и яичников с определенной долей вероятности.
Собственно, как я в принципе узнала о существовании таких анализов и как я пришла к решению провести эту операцию.

Меня с возраста 17 лет начала мучить мастопатия, заболевание которые не чуждо большому проценту женщин во всем мире. Сначала маммолог предложил мне попить гомеопатические капли, от которых я за 2 месяца набрала 15 кг, хотя по сути данное средство не являлась гормональным, потом начались провалы в памяти, и я решила отказаться от данного лекарства. Позже я нашла гомеопата, возможно тут меня закидают шапками, что это все шарлатаны и т.д., но как ни странно мне все эти волшебные заряженные шарики из молочного сахара помогали. Я вернулась к нормальному весу, а моя грудь начала себя чувствовать прекрасно :). Хочу отметить — шарики эти я принимала в течение 2-х лет. Потом как-то я забила на всю эту канитель — шарики утром, днем, вечером. Ну и тут сработала любимое высказывание моего папы — от попы отлегло, значит можно веселиться.
Спустя год эти адские боли в груди вернулись, грудь болела постоянно, не важно было это перед циклом, либо после. Врачи из местной поликлиники рекомендовали родить, т.к. это некоторым женщинам помогает, но я еще не готова была к решению этого вопроса таким способом :). Что уже говорить о моем душевном и моральном состоянии, что я нащупала у себя несколько уплотнений, которые в последующем все-таки по результатам УЗИ отнесли к фиброзно-кистозной мастопатии и опять же сказали гуляй, девочка.
Однако, мое депрессивное состояние начинало набирать обороты, т.к. тут нужно вернуться в мое прошлое — моя мама умерла от рака молочных желез, когда мне было 17 лет. И во вполне себе сознательном и адекватном возрасте я пережила все тяготы того, что самый родной и близкий человек умирал у тебя на глазах, просто таял каждый день. А виной тому была, в первую очередь, врачебная ошибка — не полностью удалили раковое образование и не во время обнаружили это, когда какие-либо операбельные меры уже принимать не имело смысла.
Исходя из пережитой трагедии, я накручивала себе самые страшные последствия каждый день все больше и больше. Я по жизни очень позитивный и добрый человек, стараюсь свои переживания не показывать окружающим. Но тут я дошла до нервного срыва — закрылась в ванной и разразилась рыданиями, благо муж вернулся с работы и ему хватило терпения успокоить меня и выяснить, что же случилось.
После моего рассказа о своем душевном состоянии, он сказал, что я глупенькая 🙂 и должна была раньше ему рассказать, т.к. его двоюродный дядя один из лучших врачей онкологов-маммологов в России, и он сможет назначить мне должное обследование, чтобы я уже действительно понимала, что с моим организмом.
Соответственно, первое что мне было назначено — сдача анализов на мутацию генов BRCA I и II. Делала я анализы в Москве в центре Блохина на каширке.
Данный анализ во многих странах входит в полис ОМС.
Стоимость данных анализов вместе с консультацией генетика порядка 10-12К. Что нужно выяснить, прежде чем отправиться на консультацию, болел ли кто из ближайших родственников: мам, пап, дядь, теть, дедушек, бабушек и желательно прабабушек и прадедушек онкологическими заболеваниями, т.к. генетик рисует ваше генеалогическое дерево по заболеваниям и может порекомендовать сдать еще какие-то анализы.
Отдельно хочу отметить, что мой родной брат, не имеем подобных мутаций, однако может являться переносчиком их, генетик порекомендовала, сдать аналогичный анализ его дочери, когда та достигнет совершеннолетия.
Итак, результатами моих анализов были неведомые мне слова, однако по лицу врача и цифрам о вероятности заболевания в 80%, я все-таки поняла, что не все так позитивненько.
Придя, к дяде мужа, он сказал следующее — «Не повезло тебе с этими результатами родиться в России», т.к. у нас не принято в народе заниматься своим здоровьем в рамках профилактики, а только идти к врачу, когда уже и идти нет сил.
Вариант каждые полгода делать УЗИ, МРТ раз в год и сдавать анализы на онкомаркеры никто не отменял, но тут мне был предложен вариант сделать операцию «как у Анджелины Джоли», т.к., в принципе, в других странах это нормальная практика при такой высокой доли вероятности заболеть.
Решение в пользу операции я приняла достаточно быстро на основании своих личных выводов:
1. Я не готова пережить сама лично все то, что пережила моя мама. Можете назвать это трусостью, но понимать, что ты умрешь в ближайшее время. Не для меня, я слишком люблю жизнь.
2. Я не готова оставить своих детей без родителя, т.к. побывав на этом месте в своем детстве, хочу сказать, что это тоже очень-очень тяжело.
3. Эстетическое — мало ли как сложатся звезды, дрогнет ли рука у хирурга, обнаружат ли заболевание во время или уже будет поздно и придется отнимать всю грудь.

Операция прошла в марте этого года, сейчас идет восстановительный период. К сожалению, при проведении таких операций существует вероятность образование гематом, и я попала в ряды тех, у кого это произошло. Что в итоге привело к тому, что делалось 2 операции 2 дня подряд. После чего мой уровень гемоглобина упал ниже некуда, и пришлось ставить капельницы с железом, а после колоть уколы. Уколы — злые собаки, что аж сводило пальцы на ногах. Но есть еще одна особенность, кроме «попец болит», железо окрашивает кожу в цвет синяка недельной давности. Муж долго ржал, что «ни за сиськи, ни за жопу не помацать», на что сказала, что пойду в полицию, сниму побои и напишу заяву за такие шутки, т.к. видок мой был действительно, как после побоища 🙂

Результатам эстетическим я начинаю радоваться потихоньку, т.к. только после операции все это, мягко говоря, выглядело так себе. Разрез делается по верхней дуге ореолы, как и при пластической операции по увеличению груди. Сейчас все это заживает, а жировые ткани восстанавливаются и начинают придавать груди естественную мягкость.
Физические результаты — на текущий момент практически полностью отсутствует чувствительность у обоих сосков, т.к. мышцы должны, как бы это правильно описать — «прирасти» и восстановиться в своей функции. Что иногда меня ставить в неловкие положения — торчащих сосков 😀 на переговорах с клиентами, т.к. эти два друга живут пока своей жизнью, а бюстгальтеры с поролоном пока носить нельзя.

Если же вы все-таки дочитали всю мою писанину до конца, то какие выводы можно сделать из этого:
— слушайте себя и свой организм
— обязательно, даже если у вас ничего не болит, проходите осмотр у врачей раз в полгода для профилактики
— не слушайте НЕ специалистов, которые знают лучше других как вам жить, гоните в лес

Буду рада ответить на любые вопросы.
Я извиняюсь, но не совсем разобралась с комментариями для минусов.

источник

Анджелина Джоли — мать пятерых детей — еще в 2013 году, сдав анализ, узнала о генетической предрасположенности к развитию рака груди в связи с мутацией генов BRCA1 и BRCA2 и сделала операцию по удалению молочных желез. Вчера актриса написала откровенную статью для журнала Time, в которой рассказала о борьбе ее покойной матери с раком молочной железы и яичников и о том, как она сама решилась на мастэктомию.

44-летняя звезда рассмотрела проблему не только с точки зрения медицины, но также с точки зрения психического здоровья и эмоционального благополучия.

Мать Анджелины, актриса Маршелин Бертран, умерла в 2007 году в возрасте 56 лет после десятилетней борьбы с раком яичников и молочной железы.


Маршелин Бертран

Я потеряла бабушку и маму из-за рака молочной железы. Я помню, как однажды держала маму за руку, когда она проходила химиотерапию, а когда она начала краснеть, мне пришлось помчаться за медсестрой. Теперь есть новые способы определить, какой препарат для химиотерапии больше подходит для каждого пациента, что приводит к уменьшению количества ужасных побочных эффектов,

Моя мама боролась с раком почти десять лет. Когда я стояла в коридоре больницы, ожидая, когда тело мамы будет подготовлено к кремации, ее доктор сказала мне, что она пообещала матери, что мне сообщат о моей предрасположенности к раку. Спустя годы мне пришлось пройти генетический тест, который показал, что у меня есть ген — так называемый BRCA1,

Читайте также:  Какие анализы сдать при кровотечение

Актриса написала, что вероятность развития рака молочной железы у женщин обычно равняется 13 процентам. У нее этот показатель был гораздо выше: риск развития рака груди составил 87 процентов, а рака яичников — 50 процентов. Из-за высокого риска специалисты рекомендовали ей сделать профилактические операции. Джоли была проведена двойная мастэктомия, а позже она удалила яичники и фаллопиевы трубы.


Маршелин Бертран и Жаклин Биссет

За годы, прошедшие после операции Анджелины, в генетической диагностике был достигнут прогресс. Генетическое тестирование стало более доступным и менее дорогим. Появились такие методы лечения, как ингибиторы контрольных точек иммунитета (check-point inhibitors), помогающие блокировать «плащ невидимки», который «надевают» раковые клетки, чтобы выжить. Ингибиторы PARP при использовании в сочетании с иммунотерапией могут повысить шансы на выживание пациентов с раком молочной железы и яичников.

Моей подруге недавно диагностировали рак молочной железы. У нее не было семейного анамнеза, но, несмотря на это, в 30 лет она заболела. Она изучила все последние достижения науки и современные процедуры. Она сделала выбор в пользу мастэктомии, удалив грудь и сосок. Она заморозила яйцеклетки, прежде чем ей пришлось пройти химиотерапию, а затем сделала реконструктивную пластику груди. Она показала свою борьбу с раком через свое искусство, чтобы поделиться своим опытом с другими,

Знаменитость уверена, что, хотя подобные истории должны вселять в нас надежду, впереди еще долгий путь. Все дело в том, что в настоящее время нет надежного скринингового теста на рак яичников или простаты и нет эффективного лечения наиболее агрессивных форм рака молочной железы, известных как «трижды негативный рак».


Анджелина Джоли с детьми

Я просто чувствую, что сделала правильный выбор, чтобы повысить свои шансы увидеть, как мои дети становятся взрослыми, и застать внуков. Я надеюсь уделить им как можно больше времени. Я более десяти лет живу без мамы. Она увидела лишь нескольких своих внуков и была слишком больна, чтобы играть с ними. Моя бабушка умерла в 40 лет. Я надеюсь, что мой выбор позволит мне прожить немного дольше,

Звезда рассказала, что люди также спрашивают ее, как она относится к шрамам после операции.

Я думаю, что наши шрамы напоминают нам о том, что мы преодолели. Они являются частью того, что делает каждого из нас уникальным. Разнообразие — одна из самых прекрасных вещей в человеческом существовании,

По ее словам, самые глубокие шрамы часто незаметны — они в душе. Все пациенты, с которыми она встречалась в Институте Кюри, говорили, что забота и поддержка близких — самая главная мотивация борьбы с болезнью.

Когда мы говорим о равенстве женщин, часто речь идет об отказе в правах, которые должны быть нам предоставлены. Однако я рассматриваю эту проблему с точки зрения поведения, которое нужно прекратить. Хватит закрывать глаза на жестокое обращение с женщинами. Прекратите мешать девочкам получать образование или медицинскую помощь. Прекратите заставлять их выходить замуж за человека, которого вы выбрали для них, особенно когда они еще дети. Помогите молодым девушкам осознать их уникальность. Помогите защитить женщин, которых вы знаете,

источник

Это известие раскололо общество на сторонников и противников такого подхода к результатам генетического исследования.

Мы столкнулись с новыми реалиями медицинской лабораторной диагностики, которые не только позволяют оценивать риск развития того или иного тяжелого заболевания, но и ставят сложные задачи выбора дальнейшей стратегии для пациента.

Тем не менее такая диагностика несет пользу, так как, даже не прибегая к столь радикальным и спорным методам профилактики, но имея данные о высоком риске развития рака женщина может более часто проходить обследование у врача-маммолога.

Это, в свою очередь, позволит выявлять рак молочной железы на самых ранних стадиях, что значительно повышает вероятность успешного лечения.

Известно, что от 5% до 10% злокачественных опухолей молочной железы возникает в результате генетических дефектов (мутаций), прежде всего, в генах BRCA1 и BRCA2.

В некоторых семьях с такими мутациями риск развития заболевания достигает 80% и более. Само наличие случаев рака груди у одного из прямых родственников (мама, сестра или дочь) увеличивает риск его возникновения в 2 раза, а у двух прямых родственников – в 3 раза.

Тем не менее у 85% женщин с раком молочной железы не было указаний на наличие членов семьи со случаями этого же заболевания.

Начиная с 20-летнего возраста женщине необходимо показываться врачу-маммологу каждые 3 года, а с 40 лет необходимо обращаться к нему ежегодно и выполнять маммографию.

Женщинам, имеющим высокий риск развития рака молочных желез (например, генетическая предрасположенность, случаи рака молочных желез среди близких родственников или у самой женщины ранее) рекомендуется помимо маммографии ежегодно проходить МРТ молочных желез, начиная с 30- летнего возраста.

Воспользовавшись поисковым сервисом, размещенном в этом разделе, вы всегда можете найти, где сдать анализ на BRCA мутации, а также сравнить цены на данную услугу в разных медучреждениях.

Мы предоставляем информацию по следующим основным разделам.

  1. Новости здоровья, питания, диет и здорового образа жизни
  2. Правильное питание, похудение, диеты
  3. Аллергия и новые методы лечения
  4. Вредные привычки и способы отказа от них
  5. Заболевания человека, методы диагностики и лечения
  6. Рождение и воспитание детей
  7. Спорт и фитнес
  8. Рецепты здорового питания
  9. Бесплатные консультации врачей
  10. Блоги врачей, экспертов по питанию и фитнесу, группы по интересам
  11. Сервис онлайн-записи на прием к врачу ЕМИАС

«ВитаПортал» занимает одно из первых мест среди официальных медицинских сайтов в рунете по количеству пользователей. Для многих из них мы стали любимым медицинским сайтом, и мы стремимся оправдать их доверие, постоянно обновляя и актуализируя информацию о здоровье человека. Наша миссия в том, чтобы здоровых людей стало больше. И предоставление проверенной информации – это наш путь достижения цели. Ведь чем более информированным будет наш пользователь, тем бережнее он будет относиться к своему главному достоянию – здоровью.

В команду «ВитаПортала» входят дипломированные врачи и эксперты в своих областях, кандидаты и доктора медицинских наук, журналистыйт о здоровье

ВитаПортал — официальный медицинский сайт, посвященный здоровью человека. Наша основная задача – предоставить пользователю проверенную информацию, верифицированную экспертами в своих областях.

Наш сайт о здоровье создан не для практикующих врачей, а для обычных пользователей. Вся информация адаптирована и предоставлена доступным и понятным языком, медицинские термины расшифровываются. В то же время мы уделяем большое внимание проверке подлинности своих источников, которыми становятся только официальные медицинские сайты, научные медицинские журналы и практикующие врачи и эксперты.

Рекомендации и мнения, опубликованные на Сайте, включая материалы по персональной диете СлимСмайл, НЕ ЗАМЕНЯЮТ КВАЛИФИЦИРОВАННУЮ МЕДИЦИНСКУЮ ПОМОЩЬ. Обязательно проконсультируйтесь с врачом.

Размещенные на сайте информационные материалы, включая статьи, могут содержать информацию, предназначенную для пользователей старше 18 лет согласно Федеральному закону №436-ФЗ от 29.12.2010 года «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию».

©2011- VitaPortal, все права защищены. Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-45631 от 29.06.2011 г.
VitaPortal не осуществляет медицинских консультаций или постановки диагноза. Подробная информация.

источник

    Как говорится, ничто не предвещало: Анджелина Джоли, как обычно, была погружена в работу и семейную жизнь — встречи в киностудии, деловые поездки по США, гуманитарные миссии в странах «третьего мира», спокойные вечера в компании детей и любимого супруга Брэда Питта. И тут, как гром среди ясного неба, две недели назад в лос-анджелесском особняке актрисы раздался телефонный звонок из клиники Pink Lotus Breast Center, в которой Анджелине сделали двойную мастэктомию в 2013 году.

    «Я все время повторяла себе, что прохожу через то же самое, что и тысячи, сотни тысяч женщин во всем мире, — призналась Джоли в эссе «Дневник операции» для американской газеты The New York Times. — Я успокаивала себя, хотя мне было безумно страшно. Я позвонила Брэду, и он прилетел ко мне через несколько часов — держась за руки, мы приехали на прием к врачу».

    Анджелина рассказала поклонникам, что раковой опухоли в ее яичниках, слава Богу, обнаружено не было (прим. Woman.ru: образование, появившееся на одном из яичников Джоли, оказалось доброкачественным). Однако риск возникновения злокачественной опухоли все еще сохранялся.

    Мать Джоли, французская актриса Маршелин Бертран, скончалась в 2007 году в возрасте 56 лет после восьмилетней борьбы с раком яичников (в свою очередь, ее мама также умерла от этого страшного заболевания, а сестра Маршелин, Дебби Мартин, страдала от рака груди и ушла из жизни в 2013 году). Анджелина тяжело пережила ее смерть, а ее дети до сих пор не понимают, что произошло с бабушкой. «Мы часто говорим о «маминой маме», и мне приходится объяснять, что это за болезнь забрала ее у нас. Мои малыши спрашивают: может ли со мной случиться то же самое?» – написала актриса в эссе «Мой медицинский выбор», опубликованном в американской газете The New York Times два года назад.

    Несмотря на парализующий страх и слезы (Анджелина не стыдится своих переживаний и не скрывает их от поклонников), Джоли быстро взяла себя в руки и, по ее словам, «ни капли не сомневалась в дальнейших действиях, которые следовало предпринять, не медля». Решиться на операцию Энджи помогли дети: 17 марта актриса и ее супруг Брэд Питт приехали на футбольный матч команды, в которой играют дочери пары, Захара и Шайло. «Я поняла, что просто обязана стать свидетельницей будущих спортивных успехов девочек, а также взросления других малышей: прямо во время матча я позвонила врачу и сообщила о своем согласии на срочную оофорэктомию — удаление яичников и фаллопиевых труб».

    Американский хирург-гинеколог и ведущий специалист лос-анджелесской клиники Pink Lotus Breast Center Кристи Фанк (лечащий врач Джоли) рассказала в интервью американскому порталу Radar Online, что Анджелина всегда очень серьезно относилась к процедурам по уменьшению риска развития рака, не пропуская ни одного планового приема у доктора, и, более того, стремилась как можно подробнее узнать обо всех действиях медиков, чтобы передать эти знания своим поклонникам и подбодрить других женщин в решениях пройти обследования.

    В 2013 году Джоли писала: «Я надеюсь, что мой опыт будет ценен для других женщин. Слово «рак» по-прежнему заставляет людские сердца сжиматься от страха и лишает их сил. Обращаясь ко всем женщинам, я надеюсь, что они смогут увидеть, что у них есть выбор. Я хочу подбодрить всех, у кого в семье были случаи заболевания раком груди и яичников, и подтолкнуть их к поиску всей возможной информации на эту тему. Обращайтесь к врачам, которые помогут вам сделать правильный выбор. Конечно, принять решение сделать мастэктомию – непросто. Но я счастлива, что сделала такой выбор».

    Многие поклонницы Джоли смело последовали ее примеру, сдав анализы и начав лечение на ранних стадиях рака груди. Цифры говорят сами за себя: в одной из канадских клиник случаи консультаций хирургов-гинекологов с генетиками по вопросу обнаружения у пациенток гена BRCA1 увеличились на 105 процентов за полгода после публикации эссе Анджелины в газете The New York Times.

    Однако специалист клиники Queen Mary’s Hospital в Лондоне, Лейла Ханна, предостерегает излишне пылких фанаток Джоли от ненужных манипуляций со своей грудью и тем более яичниками. «Иногда повышенное содержание протеина CA-125, традиционно считающегося онкомаркером, может означать всего лишь эндометриоз. Каждое решение должно быть взвешенным и приниматься «на трезвую голову»! К сожалению, некоторые женщины настаивают на удалении груди и яичников, не понимая огромного риска, на который идут».

    Разумеется, во время нового испытания, «подкинутого» актрисе судьбой, Анджелина не осталась одна — через несколько часов после того, как она, поговорив с врачом, в слезах набрала номер возлюбленного, Брэд прилетел к жене из Франции, где снимался в очередном фильме, и не отходил от нее ни на минуту.

    Вместе супруги рассказали старшим детям о том, что маме придется сделать несложную операцию (действительно, сделать лапароскопическую оофорэктомию проще, чем двойную мастэктомию, поэтому 2 года назад Анджелина и решилась сначала на удаление груди), и малыши восприняли эту новость с пониманием.

    «Я видел, как нелегко далось Энджи пройти через все необходимые процедуры и операции. Для меня она – героиня, — заявил Брэд Питт в 2013 году (после двойной мастэктомии Джоли) в интервью американской газете USA Today. — Я благодарю врачей за их заботу и внимание. Я знаю, что Анджелина будет жить долго и счастливо со мной и нашими детьми».

    На время реабилитации актрисы, которая, по прогнозам врачей, может занять более месяца, в лос-анджелесский особняк пары приехали родители Питта, Уильям и Джейн. Мама Брэда, которая до сих пор обожает первую жену своего сына, Дженнифер Энистон, призналась два года назад, что очень гордится поступком Анджелины Джоли: «Это так много значит для нашей семьи, особенно для внуков».

    Например, актриса Минди Калинг назвала текст авторства Энджи «поистине вдохновляющим и очень информативным». Бизнесвумен Мелисса Сильверстейн считает, что «Джоли поступила очень храбро, откровенно рассказав всему миру о том, что у нее наступила ранняя менопауза». А 30-летняя телеведущая Келли Осборн, пока не встретившая «своего» мужчину и не подарившая ему детей, призналась в эфире американского ток-шоу The Talk, что готова по примеру Анджелины Джоли и своей мамы Шэрон Осборн удалить грудь и яичники (разумеется, в будущем, после родов), поскольку в ее организме был найден злосчастный ген BRCA1.

    «Я больше никогда не смогу родить ребенка самостоятельно: после удаления яичников у меня наступила менопауза. Однако я понимаю и уже сейчас стараюсь принять скорые изменения в своем организме, вовсе не потому, что я такая сильная, а потому, что такова жизнь, ее не стоит бояться, — призналась Джоли в том же эссе «Дневник операции». — Я ношу специальный пластырь, который выделяет эстроген, а также прогестероновую спираль в матке, чтобы поддерживать гормональный баланс».

    Однако доктор Лейла Ханна считает, что Анджелина Джоли сможет победить все нежелательные проявления менопаузы с помощью заместительной гормонотерапии. Лечащий врач актрисы, доктор Кристи Фанк, подтвердила мнение коллеги: «Конечно, всех проблем Энджи избежать не сможет, но я практически уверена, что благодаря гормонотерапии менопауза Джоли не будет проявляться физически, а значит, она вскоре сможет вернуться к работе и вести активный образ жизни, как и до операции».

    источник