Меню Рубрики

Анализ книги как закалялась сталь

Задачи воспитания молодого поколения решаются в романе «Как закалялась сталь» Николая Островского (1904-1936). Трудную, интересную, легендарную жизнь прожил писатель Н. Островский. Прямой, не терпящий фальши, он всегда рвался в гущу схватки. Гражданская война. Кровопролитное сражение. Ранение в живот и в голову, удар в позвоночник — редкие выживают после такого. Комсомолец Островский выжил. Красивый, стройный 18-летний юноша хорошо поет, играет на гитаре и гармони, отличный товарищ, вожак молодежи. По призыву партии, он отправляется строить узкоколейку в Боярке. Нечеловеческое напряжение сил, тяжелая физическая нагрузка, голод, тиф. Как следствие этого — медицинское свидетельство о нетрудоспособности и пенсионная книжка.

Жить только для себя, жить жизнью инвалида — не в характере юноши. Николай Островский снова в бою, в бою на «литературном фронте»: ставит перед собой цель — создать книгу для молодежи о революции, о гражданской войне, о строительстве новой жизни. К сожалению, слишком быстро ухудшалось здоровье. В одном из писем он признается близкому человеку: «Здоровье мое, к сожалению, определенно понижается, равномерно, медленно, но точно. Недавно потерял подвижность левой руки, плеча. Как знаешь, у меня анкилоз правого плечевого сустава, теперь и левый. я теперь сам не могу даже волос причесать. горит воспаленное правое бедро, я уже чувствую, что двинуть его в сторону не могу. у меня порой бывают довольно большие боли, но я их переношу все также втихомолку, никому не говоря, не жалуясь». Вскоре юноша уже не может подняться с постели. Книгу пишет уже через «транспарант», а чаще — с помощью «диктовки».

В ноябре 1931 г. первая часть романа была закончена. С апреля следующего года печатается в журнале «Молодая гвардия», и в этом же, 1932 г. выходит отдельной книгой. Вторая часть романа была опубликована в 1934 г. Успех невиданный. Отрывки из книги читали по радио, роман обсуждали на читательских конференциях. Книга получила мировое признание: она была в короткий срок издана в 42 странах на 50 языках. На примере жизни главного героя романа — Павки Корчагина — воспитывалось не одно поколение молодежи советской страны. Однако в 90-е годы произведение было исключено из школьных программ по литературе, не переиздавалось. Почему так произошло? Роман был отнесен современной критикой к литературным фактам, то есть к разряду книг, отражающих господствующую идеологию своего времени и не обладающих высокохудожественными достоинствами.

В названии романа «Как закалялась сталь» отражена идея произведения: показать, как в условиях гражданской войны и послевоенного строительства происходила закалка молодого поколения — первых комсомольцев. Характер Павла Корчагина формировался в трудных условиях. Детство его прошло в бедной семье, зависимой от господ Лещинских. В таких условиях легко можно было стать холопом. Но мальчик обладал «неиссякаемой трудоспособностью» и гордым характером. Первый протест против унижения — конфликт с попом, унизившим Павла на уроке закона божьего и которому в отместку ученик насыпал «махры» в тесто.

Чувствуя на себе презрение со стороны богатого соседа Лещинского, Павел начинает понимать несправедливость существующих законов, разделивших людей на богатых и бедных. Он понял и другое, оказывается, что и бедные бывают разные, что среди них встречаются холопы. Видел он в станционном буфете, как половой унижался из-за чаевых, а потом издевался над слабыми и беззащитными. Павка не такой, он с детства презирал всякое лакейство. Найти дорогу в жизни помогла ему революция и большевик Федор Жухрай. «Восстали рабы, — учил он,- и серую жизнь должны пустить на дно. Но для этого нужна братва отважная, не маменькины сынки, а народ крепкой породы, который перед дракой не лезет в щели, как таракан от света, а бьет без пощады».

Павел Корчагин оказался человеком «крепкой породы». Он доказал это и в противоборстве с богатыми гимназистами Сухарько и Виктором Лещинским, и при освобождении Жухрая от конвоира, и на службе в Красной Армии. Вот эпизод с начальником штаба пограничного полка Чужаниным. Начштаба приказал Корчагину, не обращая внимания на его больные ноги, слезть с лошади. Павел весь вскипел, в нем боролись два чувства: обида и выдержка, но он «уже был не тем красноармейцем, что мог перейти из части в часть не задумываясь. Корчагин был военком батальона, бойцы батальона стояли за ним. Какой же пример дисциплины показал бы он ему своим поведением! Ведь не для этого же хлыща он воспитывал свой батальон! Он освободил ноги из стремян, слез с лошади и, превозмогая острую боль в суставах, пошел к правому флангу.

Автор много внимания уделяет работе Павла над самообразованием. Настойчивость и мужество юноши и здесь дали свои плоды — Павел становится грамотным, культурным человеком, который может уверенно не только общаться с образованными людьми, но и выступить в качестве оратора перед рабочей аудиторией. Важную роль в становлении героя сыграли книги, особенно те из них, в которых рассказывалось о подвигах во имя идеи. Слушая, как Павел читает о мужестве «Овода», красно­армеец Середа приходит к своему выводу: «Так человек не выдержал бы, но как за идею пошел, так у него все это и получается». Павел и сам, размышляя над страницами романа «Овод», признается: «Я за основное в «Оводе» — за его мужество, за безграничную выносливость, за этот тип человека, умеющего переносить страдания, не показывая их всем и каждому. Я за этот образ революционера, для которого личное ничто в сравнении с общим».

Главный герой, руководствуясь идеей, выступает против разгильдяев и лодырей. Когда комсомолец Фидин из-за своего разгильдяйства сломал дорогостоящее сверло, Павел резко осудил его, справедливо считая, что комсомольцы должны быть примером самоотверженного труда на производстве. Корчагин потребовал исключения Фидина из комсомола. Может быть, слишком строгое решение? Но таков герой. Решительность и принципиальность — отличительные черты его характера.

Такой же принципиальный Павел и в быту. Возмущенный циничным поведением Файло, он скажет: «Я не могу понять, никогда не примирюсь с тем, что революционер-коммунист может быть в то же время и похабнейшей скотиной и негодяем».

Н. Островский, изображая молодежь своего времени, не упрощает проблемы: комсомольцы были разные. Так, если Павел Корчагин, Сережа и Валентина Брузжак, Рита Устинович, Иван Жаркий, Анна Борхард, Игнат Панкратов были преданы идее, то Фидин, Файло, Дубава, Туфта, Развалахин, Цветаев отличались идейной неустойчивостью, которая проявлялась как на производстве, так и в быту.

Поделиться с друзьями: of your page —>

источник

Этот роман о возрождении и становлении советской власти на Украине, которая была тогда частью Российской империи. Прочёл я его дважды: в юности и ещё спустя через полвека. Сразу оговорюсь и тогда, и в настоящее время герой романа Николая Островского, Павел Корчагин, вызывает восхищение своей преданностью революции. Беспартийный, комсомолец, коммунист — вот его этапы роста личности. Ни на минуту, никогда он не усомнился в выбранном им пути. Время революции 1917 года пришлось как раз на юность героя романа.
Здесь хочется привести лозунг вождя революции В. И. Ленина: «Мир народам, землю крестьянам, фабрики рабочим». Разве можно было после таких слов не поверить большевикам! Н. Островский в своём романе очень хорошо написал о тех годах: «Острая, беспощадная борьба классов захватывала Украину. Всё большее и большее число людей бралось за оружие, и каждая схватка рождала новых участников». И во всём этом водовороте событий пишет Николай Островский: «… лишь одна революционная, непоколебимая, борющаяся против всех богатых – это партия большевиков. Слово «товарищ», за которое ещё вчера платились жизнью, звучало сейчас на каждом шагу. Непередаваемо волнующе слово «товарищ»!
Смело, товарищи, в ногу,
Духом окрепнем в борьбе,
В царство свободы дорогу
Грудью проложим себе.
Словами молодого красноармейца писатель говорит о такой важной теме, как жизнь и смерть: «Умирать, если знаешь за что, особое дело. Тут у человека и сила появляется. Умирать даже обязательно надо с терпением, если за тобой правда чувствуется. Отсюда и геройство получается».
Павел Корчагин молод и любовь не обошла его стороной. Он полюбил Тоню, но преданность делу партии пересилила его чувства: «…я буду принадлежать прежде партии, а потом тебе и остальным близким» — вот такая жёсткая позиция была у Павла. И последние его слова, обращённые к Тони: «У тебя нашлась смелость полюбить рабочего, а полюбить идею не можешь». Вряд ли сейчас какой-нибудь партиец, мог бы сказать такие слова своей женщине!
«Страна, залитая кровью, требовала передышки» — и Корчагин опять в первых рядах. Он на строительстве узкоколейки. До наступления холодов необходимо проложить дорогу. Она крайне необходима для подачи дров от города до лесоразработок. А ведь механизмов не было. Только тяжёлый изнурительный ручной труд. Условия никакие! Спать комсомольцам приходилось на бетонном полу, предварительно постелив солому. Тёплой обуви не было. И ко всему прочему ещё и бандитские нападения! Вся стройка железной дороги держалась не на деньгах, как это делается сейчас. Меркантильности, никакой! Было только слово «надо» и это становилось краеугольным камнем вопреки всем препятствиям. Строители дороги провели митинг и на нём заверили партию, что с задачей, поставленной перед ними, они справятся. «С напряжением всех сил приступаем к работе. Да здравствует Коммунистическая партия, пославшая нас! Председатель митинга Корчагин. Секретарь Берзин». Справились, дорогу построили, но Павла свалил тиф, воспаление лёгких. И всё же: «Молодость победила. Тиф не убил Корчагина. Павел перевалил четвёртый раз смертный рубеж и возвращался к жизни. »
Здесь мне хочется привести всем известные в Советском Союзе слова Николая Островского: «Самое дорогое у человека – это жизнь. Она даётся ему один раз, и прожить её надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы… чтобы, умирая, смог сказать: вся жизнь и все силы были отданы самому прекрасному в мире – борьбе за освобождение человечества». Сейчас эта идея не столь популярна, а потому и роман этот не переиздаётся. Как говорил Павел обращаясь к матери… «Поселим вас во дворцах буржуйских… А мы буржуя кончать в Америку поедем». Какая Америка, когда сейчас свои доморощенные буржуи появились! Да ещё какие! И за что боролись?! За что столько крови пролито в этой междоусобной войне россиян?! Кому было выгодно создание этого кровавого смутного хаоса?!
Н. Островский пишет о своём времени: «В борьбе против мелкобуржуазных течений закалялись большевистская партия и комсомол. Истерические паникёры из оппозиции пророчат нам полный экономический и политический крах. Наше завтра покажет цену тому пророчеству».
Советское «Завтра» действительно доказало всю несостоятельность троцкистов. Партия большевиков набирала силу и уверенность в своей непогрешимости. Исподволь вожди революции в разорённой стране фактически превращались в вершителей судеб народов России. Об этом Н.Островский ничего не говорит: слишком коротка оказалась жизнь писателя. Он верил, что самое важное его поколение сделало. Теперь с каждым годом жизнь простых людей будет всё лучше и лучше. По крайней мере, так думало большинство советских людей. В достижении поставленных целей коммунисты никогда не считались с людскими потерями. Кроме того в стране стали преследоваться все религии и насаждаться атеизм. Но история распавшегося СССР наглядно показывает, как коммунистическая партия медленно и безвозвратно сдавала свои позиции. В рядах самой партии всё чаще стали появляться такие оборотни, которые сами себя уже не считали коммунистами. И уже при распаде Советского Союза было очевидно, что народ не желает защищать советскую власть. Военных выступлений в защиту рухнувшего строя не было. Все тихо и молча стали приноравливаться к оголтелому российскому капитализму.
Боевое ранение, авария и обыкновенные лишения жизни сделали своё дело – здоровье Павла стало сдавать. «Для Корчагина, отдавшего свою короткую жизнь партии, отрыв от борьбы и переход в глубокий тыл был ужасен…» Он хорошо осознавал, что здоровье его сильно надломлено. В романе описывается момент, когда Корчагин хотел застрелиться. Он понимал, что возврата к своей деятельной жизни уже быть не может. И всё-таки он нашёл силы сказать самому себе: «Умей жить и тогда, когда жизнь становится невыносимой. Сделай её полезной». В этих словах весь Павел Корчагин! Он настоящий герой своего времени!
Николай Островский пишет в своей работе над романом: «В мятежные годы гражданской и в последующие случилось так, что здоровье моё разрушилось до крайней точки. И последние годы постель стала моим постоянным местом жительства. Я не хожу, лежу неподвижно и два года назад потерял единственно зрячий левый глаз. Налицо все предпосылки для того, чтобы сказать – работать в таких условиях нельзя». Но он продолжал диктовать главы своего романа. Это был его труд, его возвращение к жизни. «Да, товарищи работать можно в самых тяжёлых и отвратительных условиях. Не только можно, но и нужно, если нет иной обстановки. Для этого необходимо не колеблющееся стремление к труду, большое упорство и … тишина. Тишина необходима, без неё действительно нельзя работать». Вот так рождался роман «Как закалялась сталь»! Произведение имеет несколько отдельных описаний, не связанных с её героем. Видимо Н. Островский ввёл эти отступления для лучшего восприятия того времени. А может это обычная правка редактора коммуниста.
Если бы в наш двадцать первый век современный политик «вышел» к народу с лозунгами вождя пролетариата, был бы полнейший провал. Современный человек уже знает: слова, и дела во многом не совпадают с реальностью. Мира так и не было, землю крестьяне так и не получили, а фабрики и заводы никогда и не принадлежали рабочим! Да, создавалась видимость, что всё вокруг народное, но на самом деле это было совсем не так. Строили социализм, а в результате получили государственный капитализм. Партия большевиков постепенно обюрократилась. Она незаметно для всех переродилась в партократию, то есть власть в стране фактически находилась в руках партийной верхушки. А это происходит обычно при полном единовластии одной партии в стране, что и имело место в Советском Союзе. Идея о всеобщем равенстве и братстве оказалась утопией.
По прочтении романа надо всё таки отметить: в эти смутные годы «сталь закалялась» прежде всего кровью россиян. Сейчас, по прошествии почти ста лет, Октябрьскую революцию 1917 года стали всё чаще называть государственным переворотом, организованным извне. Но надо отдать должное большевикам, что они провели эту кампанию, по захвату власти и установлению её на местах, довольно успешно. Патриарх Московский и всея Руси Кирилл назвал эти события «историческим разрушением России».

источник

Роман Н.А. Островского написан в 1932 году. В начале весны 1932 года в редакцию журнала Молодая гвардия принесли рукопись молодого , неизвестного автор. В романе чувствовалась сила и правда жизни. Автором рукописи был Н. Островский. Поверженный жестокой, неизлечимой болезнью он начал писать свой роман. “Как закалялась сталь” — роман, с удивительной точностью отразивший свою эпоху, свой исторический момент; революцию, гражданскую войну, энтузиазм социалистического строительства.

Роман в какой-то степени можно считать автобиографическим. Многое на страницах романа совпадает с биографией самого автора. Для тысяч инвалидов по всей стране Николай Островский, сумевший преодолеть физическую немощь и слепоту, чтобы писать для людей, всегда будет живым примером для подражания и неизменно ассоциироваться с главным героем Павкой Корчагиным, который, пройдя сквозь пламя революционной борьбы, не сломился от наступившей болезни и тоже стал писать, как автор создавший этот замечательный образ.

Этот роман обоснованно называют «Биографией поколения». В нем около тридцати персонажей, которые с полным правом представляют молодую гвардию большевиков, судьбы которых сходятся с судьбой Павла Корчагина. Многие друзья Павла не вернулись с войны, сложили головы в борьбе с врагами. Сережа и Валя Брузжак, Миша Левчуков, Гришатка Хороводько.

Читайте также:  Медкнижка какие анализы сдавать 2017

Жизнь Корчагина — стремительное движение, свидетельствующее о том, как расковала революция человеческие силы, как она способствовала подъему и развитию личности. Островский был нетерпим к упрощенному пониманию образа коммуниста и делал ставку на то, чтобы утвердить богатство личности нового человека, показать реальную сложность и многогранность его натуры. Писатель был убежден, что Корчагин и его ровесники знаменуют новый строй чувств, мыслей, переживаний. Осторовский также проводит любовную линию в романе. Отношение Корчагина к любви — в фразе, сказанной Тоне Тумановой: “У тебя нашлась смелость полюбить рабочего, а полюбить идею не можешь”. Узнав о невозможности продолжения отношений с Ритой Устинович, он говорит правдиво, без жеста: “Все же у меня осталось несравненно больше, чем я только что потерял”. Корчагин не может любить в ущерб идее, не может жертвовать идеей. Павел отдается любви к Тае Кюцам, найдя в ней товарища и опору, только тогда, когда идее ничто не угрожает.

Глава романа о постройке лесной узкоколейки — лучшее, что есть в советской литературе о социалистическом труде и героизме советской молодежи. Там, на постройке подъездного пути, и «закалялась молодая сталь большевизма» и росли люди, которым нет и не может быть цены. Это было ведь одно из первых строительств в Советской стране, но во многом оно стало прообразом всех будущих гигантских построек.

«Еще далеко до рассвета Корчагин тихо, никого не будя, поднялся и, едва передвигая одеревеневшие на холодном полу ноги, направился в кухню. Вскипятив в баке воду для чая, вернулся и разбудил всю свою группу». «Видал, Митяй, — сказал Панкратов, — Павка свою братву чуть свет на ноги поднял! Поди, саженей десять уже проложили. Ребята говорят, что он своих из главмастерских так навинтил, что те решили двадцать пятого закончить свой участок. Щелкнуть хочет он нас всех по носу. Но это, я извиняюсь, мы еще посмотрим!»

Так началось соревнование труда в Боярках. Рита пишет в своем дневнике: «2 0 декабря. Полоса вьюг. Снег и ветер. Боярцы были почти у цели, но морозы и вьюга остановили их. Утопают в снегу. Рыть мерзлую землю трудно… Токарев сообщает: на стройке появился тиф, трое заболело».

Но в Боярке люди одинокими не оставлены. Руководители города, такие большевики, как Жухрай и другие, заботятся о них из последнего, комсомолки и советские женщины болеют о них сердцем и шьют им теплую одежду.

«Заветные дрова уже близки, но к ним продвигались томительно медленно: каждый день тиф вырывал десятки нужных рук.

Шатаясь, как пьяный, на подгибающихся ногах, возвращался к станции Корчагин. Он уже давно ходил с повышенной температурой, но сегодня охвативший его жар чувствовался сильнее обычного.»Тиф дошел и до Корчагина, однако ,не смотря на свое состояние, пять дней он поднимался с пола и ходил вместе со всеми на стройку.Но «тиф не убил Корчагина. Павел перевалил четвертый раз смертный рубеж».

Еще не знал тогда Корчагин, сколько раз ему впоследствии придется преодолевать смертные рубежи, а плясал он в жизни всего три раза, больше не успел.

Роман Островского — в контексте со своей эпохой, которая охотно прибегала к сравнению нового человека с прочностью железа, стали, поэтизировала его твердость и несгибаемость. Девиз Корчагина всемирно известен: «Самое дорогое у человека — это жизнь. Она дается ему один раз, и прожить ее надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы, чтобы не жег позор за подленькое и мелочное прошлое и чтобы, умирая, смог сказать: вся жизнь и все силы были отданы самому [прекрасному в мире — борьбе за освобождение человечества». Всей прожитой жизнью Павел Корчагин подтвердил правоту и надежность своих слов. А его героическая жизнь помогла нашим прадедам и дедам построить могучее государство и отстоять его свободу и независимость в борьбе с фашизмом.

источник

Рецензия на книгу «Как закалялась сталь» – Николай Островский, в рамках конкурса «Книжная полка #1». Автор: Сивак Сергей.

Николай Алексеевич Островский (1904-1936) — советский писатель, за свою жизнь написал не так много книг, но одним из самых известных его произведений является роман «Как закалялась сталь». Эта книга буквальна стала путеводной звездой для многих поколений советских людей, воспитывая в них идеалы справедливости и героизма.

Я очень люблю книги и фильмы посвященные революции и гражданской войне! В них многое можно узнать о тех событиях которые происходили в нашей стране в то время. И одним из самых моих любимых произведений на эту тему, является роман «Как закалялась сталь».

Вся книга полностью пропитана революционным духом, начиная от первой строчки заканчивая последним словом. Эта книга не просто литературное произведение на тему гражданской войны, это символ целой эпохи!

Так о чем же эта книга? Она прежде всего о борьбе, о силе духа, о настоящих людях. В ней рассказывается о нелегкой судьбе молодого Павки Корчагина. Павка обычный деревенский мальчишка, нечем не отличающийся от своих сверстников, встает на путь революционной борьбы. И дальше мы видим как Корчагин становится настоящим борцом за освобождение всех угнетенных и обездоленных , свято верившим светлое будущие.

Островский показал нам подлинную жизнь того времени, он показал нам все трудности и невзгоды, показал нам как вчерашние мальчишки становятся строителями новой жизни.

Главный герой книги — отличный пример для подражания, человек с большой буквы готовый умереть за свои идеи. Конечно сейчас в XXI веке нам может показаться что эта книга целью которой является пропаганда идей коммунизма, а сам Островский (Корчагин) — одержимым фанатиком. В какой-то степени — да, фанатизм в этой книги действительно присутствует. Но этот роман писался от чистого сердца человеком видевшим всё это своими глазами, поэтому роман является не чем иным как описанием тех событий.

Так чему же может научить эта книга? А учит она прежде всего не сдаваться:

« Умей жить и тогда, когда жизнь становится невыносимой. Сделай ее полезной. »

Павка Корчагин человек который не умет сдаваться! Разве он сдался когда петлюровцы кинули его за решетку, или когда состояния его здоровья было крайне тяжёлым? Он не сдался даже тогда когда оказался прикован к постели, потом ослеп, а затем окончательно потерял подвижность суставов; она сохранилась лишь в руках по локоть.

О ком же эта книга? В первую очередь конечно о Павке Корчагине, о его жизни, любви, победах и т.д. Но мне кажется что Островский писал не только о самом Павке, он писал о своих товарищах по комсомолу. Ведь сколько таких «Корчагиных» было в России в то время? Сколько молодых комсомольцев погибло на фронтах гражданской войны?

После прочтения этой книги появляется желания жить и приносит пользу людям, Островский описал такую твёрдость духа, героизм, целеустремленность и отвагу, что ты думаешь — были же люди! Чего стоит хотя бы самая известная цитата из романа?

Самое дорогое у человека — это жизнь. Она даётся ему один раз, и прожить её надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы, чтобы не жёг позор за подленькое и мелочное прошлое, чтобы, умирая, смог сказать: вся жизнь и все силы были отданы самому прекрасному в мире — борьбе за освобождение человечества. И надо спешить жить. Ведь нелепая болезнь или какая-либо трагическая случайность могут прервать её.

Как закалялась сталь — отличное литературное произведение, и прочитать его должен каждый, чтобы в каждом из нас была частица Павки Корчагина — молодого комсомольца прожившего всё свою жизнь для людей! Ну и закончит мне бы хотелось очень красивым стихотворением которое я нашёл в интернете, оно посвящено роману.

Я вас прошу …

Я в сотый раз читаю строго
Роман «Как закалялась сталь»,
И понимаю как убога
Вся современная мораль.

Как бесконечно приземлённы
Мечты и помыслы людей,
Бедой ещё не наделённых,
Не переживших страшных дней.

Им не понять, зачем стремился
Писатель выжить всем назло.
Зачем писал, зачем трудился,
Ведь часто в жизни не везло.

И чтобы не было вопросов,
И чтоб смотреть бесстрашно вдаль,
Я вас прошу – прочтите просто
О том, как закалялась сталь

Джон ЗАБИРОВ. Ученик 8-го класса школы № 665. г. Москва.

источник

С середины 1920-х годов в советском общественном сознании и общественной риторике формируется иерархизированная система, пирамида «новых людей», героев эпохи. Как пишет И.Голомшток, на самом верху этой пирамиды находится вождь, чуть ниже — его соратники по партии, «рыцари новой морали», в самом низу — простые люди. Наряду с ленинианой в искусстве идет процесс создания форм и языка для изображения жизни героев второго ранга.

Еще в начале 1920-х годов, как отмечают исследователи, появляется множество документальной и мемуарной литературы о выдающихся революционных деятелях и участниках гражданской войны. А в рамках художественной литературы в 1923 году выходит повесть Д.Фурманова «Чапаев», которая, по своей сути, является удачной и художественно убедительной компиляцией отчетливо документализированнных воспоминаний писателя о легендарном красном командире.

Однако документальная тенденция в освещении жизни выдающихся деятелей революционной и постреволюционной эпохи уже к 1930-м годам сменяется на иную, требующую непременной идеализации образа и биографии выбранного Героя.

Начиная с 1930-х годов, в пространстве нехудожественной литературы актуализируется и приобретает популярность жанр идеализированной биографии (под знаком «Жизнь замечательных людей»). Все биографии подобного рода, пишет К.Кларк, оказываются по своей морфологической сущности предельно стандартизованы — стандартизированы так, что жизнь каждого героя в каждом конкретном случае в одинаковой степени идеализируется, становится соответствующей общепринятым мифологическим образцам.

В художественной литературе 1930-х годов процесс идеализации героев происходит намного сложнее. Так, созданный в недрах литературы 1920-х годов образ позитивного героя постреволюционной эпохи уже в 1930- х по своим качествам не соответствует эстетическим запросам времени: ни один из прежних героев не получает в пространстве сложившейся к 1934 году соцреалистической культуры статуса идеального коммуниста (ни Кожух из повести Серафимовича «Железный поток» (1924), ни Глеб Чумалов из романа Ф.Гладкова «Цемент» (1925), ни Левинсон из романа А.Фадеева «Разгром» (1928), ни другие, менее удачные, персонажи). Позитивным героям 1920-х годов критика 1930-х ставит в вину либо их стихийное отношение к жизни, либо схематичность и безжизненность характера.

Главным эстетическим требованием литературы 1930-х годов к создателю положительного героя — как сформулирует всегда чутко улавливающий «социальный заказ» А.Фадеев — становится требование «показывать живого человека», настоящего героя эпохи, да так, чтобы читатель верил, «что такие люди действительно существуют».

Неудивительно в таком контексте, что в начале 1930-х годов в советской литературе оказывается востребованным жанр автобиографии реально существующих «рыцарей новой морали», настоящих, невымышленных, позитивных героев советской действительности, — жанр, сводящий воедино документальные и дедуктивные (намеченные в жанре идеализированной биографии) тенденции предшествующей литературы.

Автобиографическая по своей природе книга Н.Островского «Как закалялась сталь», вышедшая из печати в 1934 году, тотчас же становится популярной среди широкой читательской аудитории и сразу зачисляется всей коммунистической общественностью в золотой фонд советской литературы. Примерно такая же судьба будет и у другой автобиографической книги — «Педагогической поэмы» (1934-1935) А.Макаренко.

Именно эти беллетризированные автобиографические полотна дадут советской литературе 1930-х годов образ нового настоящего героя страны и эпохи, коммунистического подвижника. И именно эти сакральные для советской культуры и литературы произведения станут, на наш взгляд, автобиографической разновидностью коммунистической агиографии, пришедшей на смену художественному явлению ленинской агиографии.

Традиционно, критика определяла жанр «Как закалялась сталь» как роман воспитания. Этот жанр вполне вероятно мог быть ориентиром для Н.Островского при написании автобиографического романа, так как прозаик тщательно изучал и иностранную литературу предшествующих веков, и русскую XIX века, где этот жанр бытовал.

Однако известно, что жанр романа воспитания появился и активизировался на русской почве лишь в XIX веке, на Руси же испокон веков существовал и был популярен его религиозный аналог: жанр жития (роман воспитания и житие имеют общие жанровые корни: оба происходят от жанра римской биографии). И именно жанр жития был более архетипическим для русского литературного сознания, и, стоит полагать, для сознания писателя Н.Островского.

Поэтому неудивительно, что современные исследователи советской литературы часто определяют роман Н.Островского как агиографию или автоагиографию, сближая его с таким памятником русской литературы, как «Житие Аввакума» (ок. 1675). Например, И.Кондаков пишет: «Подобно святому русского раскола протопопу Аввакуму, при жизни писавшему свое мученическое житие как путь к обретению Царствия Небесного и вместе с писанием действительно приближавшему свою страшную гибель, Островский создал свое жизнеописание под именем Павла Корчагина».

Рассмотрим для начала ту линию романа, которая приближает его к традиционной житийной литературе.

Центральный персонаж «Как закалялась сталь» Павел Корчагин отвечает всем требованиям, предъявляемым эпохой к своему идеальному герою. Он живет по законам коммунистической этики и эстетики, борется с капитализмом и его пережитками, ведет героическую жизнь. При этом герой Н.Островского напоминает современному читателю христианских подвижников. Л.Аннинский отмечает в Корчагине «высоту принципа, всецелую преданность идее, монолитность духа, пронизывающую его бытие и немыслимую в русской литературе, наверное, со времени протопопа Аввакума». Безусловно, «идея» Корчагина — иная, нежели аввакумовская. Но безграничная вера и преданность героя Н.Островского идеалу всеобщего братства и равенства (христианскому, по своей сути, идеалу), вера в возможность построения социалистической утопии, всеобщего рая на земле, ради воплощения которого в реальности он готов на любые жертвы, его подвижнический образ жизни позволяют назвать Корчагина коммунистическим святым.

Сюжетное построение «Как закалялась сталь» близко сюжетному построению жития. Повествование сфокусировано на деятельности одного героя: Павла Корчагина. Его жизнь преподносится читателю в хронологической последовательности. Судьба Павла Корчагина вполне укладывается в морфологическую житийную схему.

Н.Островский не приводит информации о рождении героя. Зато рисует образ матери героя, терпеливо переносящей многочисленные унижения и тяжести полунищего существования, которые выпадают на ее долю, долю рабочей женщины, которой приходится без мужа растить и воспитывать двух сыновей. Мать Корчагина смиренно и покорно принимает существующий миропорядок. Вспомним, к примеру, ее поведение в судомойне, когда она приводит устраивать сына на работу и как-то торопливо просит сына «постараться не срамиться» перед хозяевами. Мать Корчагина по своему «смиренному» типу приближается к образу «житийных родителей», как правило, благочестивых и покорных Божьей воле.

Сам роман и сюжет жизни Павла Корчагина начинается с динамической сцены, рисующей стихийный бунт обиженного подростка против буржуазного порядка, охраняемого отцом Василием и школьной администрацией. Павку, подсыпавшего попу в отместку за несправедливые наказания в пасхальное тесто горсть «махры», со скандалом выгоняют из школы. Эта сцена становится необходима Н.Островскому для демонстрации атеистического кредо героя и его социальной реактивности. Несмотря на знание Павлом всех тропарей, Нового и Ветхого заветов, ведущим чувством, определившим его поведение и заложившим мировоззренческий фундамент на всю последующую после школьных лет жизнь, становится не христианское смирение перед существующим миропорядком и его социальной несправедливостью, а ненависть к носителям этой социальной несправедливости. «Возненавидел с тех пор попа Павка всем своим существом. Ненавидел и боялся. Никому не прощал своих маленьких обид; не забывал и попу незаслуженную порку, озлобился, затаился», — пишет Н.Островский. Вскоре Павка ненавидит уже не только выпоровшего его попа Василия, но и нечистых на руку официантов привокзального буфета, в судомойне которого приходится ему, исключенному из школы, работать: «Сволочь проклятая! — думал он. — Вот Артем — слесарь первой руки, а получает сорок восемь рублей, а я — десять; они гребут в сутки столько — и за что? Поднесет — унесет. Пропивают и проигрывают». Ненависть к «сытым» станет главным двигателем корчагинских поступков.

Читайте также:  Виды экономического анализа какой прогноз

Тяжелое детство героя, когда, чтобы накормить себя и свою семью, он вынужден работать, и, соответственно, изолирован от сверстников с их естественными возрастными интересами, напоминает детские годы христианских подвижников. И здесь необходимо учитывать, что «новая, революционная, «святость» возникает в борьбе с отжившими канонами, лицемерием, ханжеской моралью, антинаучными представлениями о мире, социальным неравенством и подобными атрибутами «старого мира»«. Если христианский святой изначально богопослушен, терпелив, милосерден, то коммунист, личность, нацеленная на изменение мироустройства, начинается с бунта. К обязательному для подвижника желанию всеобщего счастья присоединяется в коммунистическом случае желание разрушить ненавистное мироустройство.

Отсюда сначала — хулиганские поступки Павки, вызванные необходимостью самозащиты, самоутверждения или личной ненавистью к тем или иным людям (например, драка с Виктором Лещинским или кража револьвера у немецкого лейтенанта); затем — бескомпромиссная вооруженная борьба с социальным злом, основанная на четком знании принципов классовой справедливости. Появлению этого знания в немалой степени способствует встреча Корчагина с матросом-коммунистом Жухраем. «Я зря не дерусь, всегда по справедливости», — произносит Жухрай, переворачивая все прежние мировоззренческие представления юного хулигана. На этом этапе свой жизни Корчагин вступает на путь «деятельного гуманизма» и. попадает в тюрьму, которая является непременной вехой в биографии и агиографии каждого революционера-гуманиста.

Следующая важнейшая веха корчагинской судьбы — служба в армии Котовского и Буденного. Служба способствует дальнейшему включению героя в общее коммунистическое дело. «Павел потерял ощущение отдельной личности. Он, Корчагин, растаял в массе и, как каждый из бойцов, как бы забыл слово «я», осталось лишь «мы»: наш полк, наш эскадрон, наша бригада». Герой, попавший в строго организованный военизированный коллектив, приобретает ценности надличностного характера, понимает необходимость самодисциплины.

Во второй части романа перед нами уже настоящий коммунистический подвижник, отказавшийся от своего «я» ради строительства новой счастливой жизни. Работая ли в Берездовском райкоме, прокладывая ли рельсы на Боярке, Павел одинаково непримирим с буржуазным, а по существу — с повседневным существованием, бытом. Привычкой становится аскетизм.

Аскетизм как сознательная авто идентификационная установка, конечно, не свойственен Корчагину, однако, отдаваясь целиком делу коммунистического строительства, Павел забывает о насущных требованиях тела. Так, на строительстве железнодорожной линии на Боярке Корчагин, несмотря на чудовищные морозы, одет, как «лаццарони»: на нем старый и ветхий пиджачок товарища Окунева, вместо шарфа — полотенце товарища Токарева, а на ногах вместо добротных, подходящих к погоде, валенок — резиновая калоша и полуразвалившийся сапог. Все это не мешает Павлу целиком отдаваться работе, выполнять и перевыполнять строительные нормативы.

Искушения чревоугодием и сладострастием, которые необходимо преодолеть каждому подвижнику, в романе Н.Островского почти не актуальны. Вообще, скупость повествования на материально-телесные образы в любом художественном произведении, как пишет М.М.Бахтин, свидетельствует о наличии в нем аскетической тенденции. В романе Н.Островского нет ни одного эпизода, где бы уделялось особое внимание еде. Как заметил В.Березин, на протяжении романа Корчагин не ест, только курит — словно питается святым духом. Женщины также не привлекают героя Н.Островского, по крайней мере — телесно. Единственный эпизод романа, где Корчагин прикладывает усилия для смирения плоти — ночь с Ритой Устинович на одной полке в поезде — приводится как торжество воли героя, прошедшего тяжелую школу самодисциплины. «Я, маманя, слово дал себе дивчат не голубить, пока во всем свете буржуев не прикончим», — говорит герой в другом эпизоде. «Корчагин полюбил идею. Она соперниц не имела», — пишет Л.Аннинский, рассуждая о замещении плоти Идеей как внутренней теме корчагинской судьбы. И женится Павел впоследствии лишь для того, чтобы освободить Таю Кюцам от социально нездоровой семейной обстановки — налицо очередной благой (с точки зрения как революционной, так и христианской этики) поступок. Таким образом, Корчагин предстает перед читателем именно как «аскет по убеждению».

Подвиг зрелого Корчагина, помимо преодоления немыслимых по своей сложности жизненных обстоятельств, заключается также в постоянной борьбе с врагами собственной веры.

Образы врагов на страницах «Как закалялась сталь» во многом близки образам врагов в древнерусских житиях, с учетом, однако, иной мифологической праосновы советского текста. Без сомнения, в романе Н.Островского мы не найдем таких метафизических супостатов, как дьявол или бесы. Однако враг, которому приписывается все совершаемое зло в мире, здесь имеется — это капитализм, точнее — общественные отношения, в основе которых находятся капитал, эксплуатация и насилие. Соответственно, к непосредственным врагам героя относятся все носители капиталистических идеалов: «буржуи», их «лакеи и прихлебатели», «мещане», «попы-мракобесы».

К врагам Корчагина относятся также личности, внешне принадлежащие общему делу, но внутренне глубоко ему чуждые, метафизически испорченные: «дешевые индивидуалисты», гедонисты и прочие. Таковы, к примеру, щеголеватый агитком поезда Чужанин, тайно посягавший на невинность девушки Корчагина Тони Тумановой (в данном случае показательна фамилия героя, программирующая его чуждость существующему строю и корчагинским идеалам), пошляк Файло и другие квазикоммунисты, которые неизбежно становятся настоящими врагами героя и его дела.

Примечательна в плане перехода из «дешевого индивидуалиста» в явного врага героя судьба Тони Тумановой. Подростковая влюбленность, которую испытывал Павел по отношению к Тоне, в перспективе могла бы перерасти в более глубокое чувство привязанности. Но корчагинские симпатии к девушке исчезают после ее отказа вступить в ряды борцов с контрреволюцией. «Ты, конечно, знаешь, что я тебя любил и сейчас еще любовь моя может возвратиться, — говорит ей Павел, — но для этого ты должна быть с нами. Я теперь не тот Павлуша, что был раньше. Но я плохим буду мужем, если ты считаешь, что я должен принадлежать прежде тебе, а потом партии. А я буду принадлежать прежде партии, а потом тебе и остальным близким». Последующая и последняя встреча героев на Боярке — когда Тоня называет жизнь оборванного и исхудавшего на строительстве столь необходимой городу железнодорожной ветки Корчагина неудачно сложившейся — окончательно обозначает невозможность продолжения каких-либо отношений: «Года два назад ты была лучше: не стыдилась руки рабочему подать. А сейчас от тебя нафталином запахло. И скажу по совести, мне с тобой говорить не о чем», — заключает Корчагин.

Борьба с врагами собственной веры ежедневно отнимает у Павла большую часть жизненной энергии.

На последнем этапе жизни Корчагина борьба за коммунизм усложняется борьбой с физическим недугом. Мученические мотивы, сопровождающие героя на протяжении всего повествования, — от картин детской отверженности и «мытарств» до многочисленных травм и болезней во взрослой жизни — создают единый мученический ореол вокруг Корчагина, в свете которого его последнее хорошо выполненное дело, создание автобиографического повести «Рожденные бурей», становится еще одним проявлением героизма его натуры. Прикованный к постели Павел, став писателем, продолжает бороться за свои идеалы, чем превозмогает физическую слабость, по сути — саму человеческую природу. Берясь за написание автобиографической повести, он, во-первых, «опять — уже с новым оружием — возвращается в строй и к жизни», во-вторых, вряд ли сознавая то сам, метафизически побеждает собственную смерть и оставляет на земле духовное наследие. Финалом здесь становится утверждение бессмертия героя, непременное для агиографической литературы. «Читателя не делают свидетелем смерти героя. Островский умудрился проскочить этот эпизод, перейдя сразу к воскресению и жизни духовной», — характеризует финал «Как закалялась сталь» А.Глотов.

Выделенные нами этапы жизни Корчагина — детства, юности, молодости — соотносимы с присущими житийной схеме этапами жизни героя. При этом надо учитывать, что этап молодости героя Н.Островского включает в себя и своеобразную зрелость и старость. Не достигший еще тридцатилетия Павел Корчагин настолько «износил» свое тело, организм, как будто бы прожил долгую жизнь, и даже не одну, если вспомнить о его многочисленных чудесных возвращениях от небытия к существованию.

Житийность выделенному нами сюжету (помимо аскетических и мученических мотивов) придает постоянный на протяжении всего повествования духовный рост героя. Из идеологически незрелого хулигана Корчагин сначала превращается в комсомольского вожака, ведущего занятия политграмоты, а потом приходит к добровольному ежедневному подвигу писателя, подразумевающее как бы большее, чем у простых людей, знание жизни. (В понимании Н.Островского, основная социальная функция писателя — учительство, а «учить могут только те, кто знает больше тех, кого хотят учить»). Ему словно бы даруется мудрость и ясновидение.

Помимо мученического ореола героя и сюжетной схемы житийность тексту Н.Островского придают и эпизоды, напоминающие по своему содержанию чудеса.

Казалось бы, откуда взяться чудесам в романе материалиста, заведомо отрицающего все иррациональное и мистическое? Однако, не чудесно ли, например, успешное завершение строительства узкоколейки на Боярке? Чудовищные трудности, с которыми пришлось столкнуться на Боярке нескольким бригадам комсомольцев (от нелегких погодных условий и нехватки необходимых предметов быта до прямого саботажа, организованного некоторыми несознательными участниками строительства, и вооруженных столкновений с бандой атамана Чеснока), все же не помешали в рекордно короткий срок выполнить задание партии. «Символическая картина героизма духа, побеждающего именно тогда, когда, кажется, не остается никаких внешних возможностей победы в реальности.

Эта полная немыслимость реального успеха включает в герое какую-то сверх энергию духа, которая словно ждет момента, чтобы доказать свое превосходство над повседневной логикой», — не страшась мистических коннотаций, характеризует эпизод строительства узкоколейки Л.Аннинский.

К чудесам в «Как закалялась сталь», помимо «чуда на Боярке», также можно отнести видения-галлюцинации смертельно раненого Павки в госпитале, напоминающие видения отшельников во время «страхования». Павка словно проваливается в иную реальность, где царит нечто ужасное: «Спрут вытягивает жало, и оно впивается, как пиявка, в голову и, судорожно сокращаясь, всасывает в себя его кровь».

Большая доля условности в некоторых эпизодах романа Н.Островского также заставляет оценивать их как проявления чудесного, усматривать вмешательство некоей надличностной силы, определяющей жизнь Павла. Таков, например, эпизод в тюрьме, где уже приговоренный к расстрелу за вооруженное нападение на петлюровца (конвоира, ведущего арестованного Жухрая) Павел случайно освобождается из тюрьмы по прихоти полковника Черняка.

Подобные, близкие по своему типу к чудесам, моменты в романе Н.Островского вписывают происходящие с героем конкретные события во вневременной континуум. И они, безусловно, являются агиографическим моментом в общей морфологии романа «Как закалялась сталь».

Кроме знаковых морфологических составляющих (работающих на идеализацию героя и окружающую его действительность) житийность роману «Как закалялась сталь» придает и авторская установка на документально выверенное изображение мифологизированного мира.

Документальные тенденции в романе Н.Островского, безусловно, являются отражением эстетических запросов современной ему литературы. Но, с другой стороны, документализм Н.Островского, «создающего летопись революции», в некоторых своих аспектах оказывается созвучен документализму древнерусских памятников литературы. Позиция, занимаемая автором «Как закалялась сталь» по отношению к описываемым историческим событиям — некая отстраненность документалиста от происходящего — сходна со взглядом «с высоты птичьего полета» древнерусского хронографа. Она особенно явственно видна в предельно лаконичных, точных, близких к жанру военной сводки изложениях исторических фактов в романе: «Пятого июня 1920 года после нескольких коротких ожесточенных схваток 1 -я Конная армия Буденного прорвала польский фронт на стыке 3-й и 4-й Польских армий, разгромив заграждавшую ей дорогу кавалерийскую бригаду генерала Савицкого, и двинулась по направлению Ружин». Кроме того, по своей документальной фактуре (которая насыщена точными датировками и топографическими обозначениями, описаниями художественно неоправданных, но знаковых для революционной эпохи событий — вспомним, например, детальный рассказ о еврейском погроме в Шепетовке), текст Н.Островского оказывается созвучен публицистическим житиям XX века. Так, в наиболее знаменитом образце этого жанра «Жизнеописании святейшего патриарха Московского и всея Руси Тихона» (1990) художественный костяк произведения — жизнь патриарха Тихона — вправлен в документальную хронику исторических событий революционного времени (непосредственно касающихся церковных интересов) с точными датировками, фактами (вплоть до перечисления членов Политбюро, собранного для обсуждения статуса церкви в новом государстве, и приведения цитаты из письма В.И.Ленина о необходимости экспроприации церковного имущества).

И наконец, в пользу житийности «Как закалялась сталь» свидетельствует и особенности бытования романа в рамках советской действительности. За книгой Н.Островского еще до появления ее в печати закрепилась репутация «учебника жизни» (известен тот факт, что Н.Островский послал рукопись только что законченной первой части романа коллегам-комсомольцам, которые, ознакомившись с материалом, нашли его в высшей степени поучительным). Ни для кого не секрет, что романтические устремления юных, верящих в грядущее наступление коммунизма, комсомольцев Советского Союза на многие годы определялись желанием жить и действовать как Корчагин. В связи с этим, еще в 1930-е годы, А.Платонов назвал Корчагина «одной из наиболее удавшихся попыток обрести, наконец, того человека, который, будучи воспитан революцией, дал новое, высшее духовное качество поколению своего века и стал примером для подражания всей молодежи на своей родине».

Восприятие «Как закалялась сталь» в качестве «учебника жизни» сохранялось вплоть до перестроечной эпохи. «Книга Н.Островского воспринимается ныне как «художественное» приложение к «евангелию» общегосударственному — «Краткому курсу истории ВКП (б)», — писала в 1993 году Н.Банк. Впрочем, и до сей поры, по мнению критиков, книга Н.Островского содержит жизнестроительный образец поведения, привлекательный для молодежи.

Найденных нами особенностей «Как закалялась сталь»: в морфологической системе (герой-Мученик, характерные вехи его судьбы, наличие чудес и утверждение бессмертия героя в финале); на уровне формального устройства (тенденция к идеализации героя на фоне общей документальной выверенности повествования); в плане бытования среди читательской аудитории (реально осуществляемая функция воспитательной литературы) — было бы уже достаточно для определения данного соцреалистического романа как коммунистического жития.

Однако мы говорили, что роман Н.Островского не просто житиен, но автожитиен. И дальнейший наш разговор невозможен без оглядки на классическую в рамках русской литературы автоагиографию «Житие Аввакума».

Разумеется, Н.Островский в силу своих атеистических убеждений не стал бы сознательно ориентироваться на литературный пример и сюжет жизни протопопа Аввакума. У него перед глазами были другие образцы и сюжеты — от судьбы Овода до судьбы Левинсона. Но, создавая идеального героя эпохи, Н.Островский так или иначе на бессознательном уровне зависел от уже существующих в культуре архетипов и этических стереотипов. Потому неудивительно наличие общих черт в мировоззрении и поступках соцреалистического героя и знаменитого религиозного деятеля. Хотя Корчагин озабочен построением рая на земле, а Аввакуму грезится рай после жизни, героев объединяет незыблемая тотальная вера в эвдемонистическое могущество идеи, которой они поклоняются. Их помыслы и стремления направлены на преосуществление всечеловеческого царства справедливости. Обоих героев отличает безмерная жертвенность, готовность на любые испытания во имя торжества своей веры.

Внешняя событийность жизни Аввакума и Корчагина почти одинакова: тюрьма, голод, холод, напасти, мытарства и так далее. Находятся в текстах «родственные» микросюжеты. Так, Аввакум рассказывает, как он пытается усовестить начальника, отобравшего дочь у вдовы. Начальник впадает в гнев и кусает Аввакума: «. когда наполнилась гортань его крови, тогда испустил из зубов мою руку», — затем этот начальник стреляет в протопопа из пистоли. «Аз же прилежно идучи, молюсь Богу, осенил его больною рукою и поклонился ему». Близкая по содержанию сцена имеется в романе Н.Островского: Корчагин с Анной Борхарт подвергаются нападению бандитов. Корчагин, отстреливаясь, спасает Анну от насильников. Разные способы действия героев в одинаковых конфликтных ситуациях (Аввакум молится, Корчагин орудует браунингом) связаны с разным отношением христианства и коммунизма к насилию. Важно, что оба героя следуют единому закону совести, диктующему необходимость помощи беззащитным женщинам.

Сходство между житием протопопа Аввакума и романом Н.Островского есть также в сфере соотношения в текстах конвенционального и автобиографического дискурсов. Под конвенциональным дискурсом в первом случае мы понимаем житийность (несомненная ориентация Аввакума на древний канон), во втором — квазижитийность (обнаруженная в «Как закалялась сталь» непосредственно нами).

Так, в обоих текстах наблюдается равномерное распределение элементов проповедальной (характерной для житийной литературы) и исповедальной (появившейся в агиографии впервые с аввакумовским автожитием) риторики.

Элементы проповеди в «Житии Аввакума» наиболее явственны во вставных минитрактатах, где автор, рассуждая, например, о причастии святых Христовых непорочных тайн, призывает читателя чтить установленные ритуалы. Здесь доминируют характерные императивные конструкции: «Всякому убо в нынешнее время подобает опасно жити и не без разсмотрения причащатися тайнам. Аще ли гонения ради не получиш священика православна, и ты имей у себя священное служение от православных — запасный агнец, и обретше духовна брата, аще и не священника, исповеждься ему перед Богом, каяся». Однако, выбрав форму повествования от первого лица, Аввакум впервые в русской литературе выносит на суд читателя душевную жизнь человека. В повествовании Аввакума конструируется за текстовая и мета текстовая ситуация исповеди: будто бы протопоп исповедуется его духовному отцу старцу Епифанию и сопровождает рассказ соответствующими обращениями к наставнику (например, побуждением записать текст исповеди). Самоуничижения, стереотипные, но мало функциональные в смысловом континууме житийного произведения, наполняются в контексте исповеди важным смыслом — они становятся показателями искренности автора-героя, выражают его раскаяние по поводу нечестиво прожитой жизни и подспудное желание наказать себя за прегрешения против Бога. Аввакум, исповедуясь, как бы «под знаком вечности, Страшного Суда» самолично «творит суд над собой».

Читайте также:  Какие анализы сдавать при выскабливании

Сочетание элементов проповеди и исповеди актуально и для романа «Как закалялась сталь».

Сама по себе проповедальная установка Н.Островского обусловлена его писательской идентификацией. Писатель, по его мнению, — «строитель социализма, а не равнодушный «созерцатель». Это боец. Боец, учитель, трибун. Человек с большой буквы». Каждый писатель, по глубокому убеждению советского прозаика, «должен учить не только своим словом, но и всей своей жизнью, поведением». Роман «Как закалялась сталь», по завершении, видится Н.Островскому не столько результатом словесного труда, столько механизмом, работающим на внушение читателю ряда идеологических, мифологических и жизнестроительных идей.

В «Как закалялась сталь» мы почти не встретим дидактических, близких поэтике проповеди, монологов. Мы можем привести, пожалуй, лишь один, наиболее знаменитый: «Самое дорогое у человека — это жизнь. Она дается ему один раз, и прожить ее надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы». Предельные по своей императивности агитационные лозунги, речи, хоть и близки к риторике проповеди, но также оказываются суггестивно неэффективными: «Товарищи! Мы девять дней слушали выступления оппозиционеров. Я скажу прямо: они выступали не как соратники, революционные борцы, наши друзья по классу и борьбе, — их выступления были глубоко враждебные, непримиримые, злобные и клеветнические». Несомненная проповедальность «Как закалялась сталь» остается сконцентрированной за сферой конкретных речевых высказываний, и экстериорируется из авторской интенциональной сферы всем текстовым целым романа.

Исповедальность романа Н.Островского располагается также, в первую очередь, в сфере авторского интенционального целого. Общеизвестно, что советского писателя мучила совесть из-за собственного физического бездействия, из-за невозможности участвовать в деле строительства социализма. Для него становится необходимым оправдать свое неполноценное существование перед собой, современниками и потомками из светлого коммунистического будущего. Поэтому писатель решает правдиво описать свою героическую жизнь и начертать героизм своего настоящего. И хотя повествование в «Как закалялась сталь», в отличие от традиционной исповеди или «Жития Аввакума», ведется от третьего лица, позиция автора, который боится «фантазировать, перестать рассказывать то, что было», вынуждает его к исповедальной откровенности. Другими словами, советский прозаик невольно ставит себя в ситуацию исповеди перед собой и перед гипотетическим читателем.

Непосредственные элементы исповеди появляются в романе, как правило, в лирических отступлениях, приоткрывающих душевное состояние автора. «Юность, безгранично прекрасная юность, когда страсть еще непонятна, лишь смутно чувствуется в частом биении сердец. Что может быть роднее рук любимой, обхвативших шею, и — поцелуй, жгучий, как удар тока!». Эти слова вряд ли могли прийти в голову юному Корчагину, которого только что поцеловала Тоня Туманова. Ностальгия по прекрасной юности и подобная душевная откровенность вполне понятны лишь в ситуации прикованного к постели Н.Островского.

Соединение элементов проповеди и исповеди иллюстрирует дискурсивное сходство аввакумовского текста и текста Н.Островского. И есть еще один момент, который не позволяет нам оставить намеченную параллель между этими литературными явлениями.

Передача авторской биографии герою, как правило, означает, что мы имеем дело с автомифологией и специфической ситуацией, когда для читателя жизнь автора оказывается «лучшим комментарием к его творениям, а его творения — лучшим оправданием его жизни». Жизнь автора — представленная в общем художественном пространстве всех написанных им текстов, а также в мемуаристике, критической, порой, художественной литературе (где автор сам становится героем уже другого автора), в документальных источниках — в подобном случае читателем не воспринимается как самостоятельный мифологический феномен. Она переплетается с мифологией героя, созданного этим автором так, что уже нельзя отделить, например, судьбу Аввакума-автора от судьбы Аввакума — героя или — Н.Островского от — Корчагина. В результате такой подмены смерть самих авторов (приравненная в читательском сознании к смерти героя) становится настоящим завершением созданных ими мифологических сюжетов.

Аввакум оставляет автожитие, дойдя до описания пустозерского заточения. Дальнейшая судьба протопопа известна уже из других источников: он преодолевает злополучные обстоятельства с помощью литературной деятельности (кроме автожития им написаны «Книга бесед», «Книга толкований», «Книга обличений, или Евангелия вечного», множество посланий, писем, челобитных различным влиятельным персонам своего времени). По указу царя Федора Алексеевича в 1682 году Аввакума за его религиозные убеждения подвергают казни: сжигают заживо. Он посмертно обретает мученический венец.

В то время как Аввакум в финале автожития замурован заживо в земляную темницу, Корчагин в финале «Как закалялась сталь» (так же, как и его создатель во время работы над романом) замурован в тюрьме собственного тела: обречен на неподвижность и отсутствие визуального контакта с миром. «Только теперь Павел понял, что быть стойким, когда владеешь сильным телом и юностью, было довольно легко и просто, но устоять теперь, когда жизнь сжимает железным обручем, — дело чести». И Корчагин не сдается, в его письме к брату находим: «Может ли быть трагедия еще более жуткой, когда в одном человеке соединены предательское, отказывающееся служить тело и сердце большевика, его воля, неудержимо влекущая к труду. Я еще верю, что вернусь в строй, что в штурмующих колоннах появится и мой штык». Корчагин «меняет штык на перо» и даже достигает (как и его автор) определенного успеха на писательском поприще.

Но всякий читающий роман Н.Островского догадывается, что герой в финале оказывается перед лицом смерти. Догадывается — так как знает о судьбе автора, умершего в мучениях в конце 1936 года во время работы над своим вторым романом. Истинный финал «Как закалялась сталь» — неизбежная смерть героя вследствие прогрессирующей болезни — «не был написан, так как был прожит Островским. Самая смерть его — последняя глава повести», — констатирует Л.Аннинский.

Истинные сюжеты мифов о протопопе Аввакуме и Корчагине — Островском выходят за рамки существующих текстов и завершаются в нехудожественной действительности: трагической смертью авторов. Мифы, купленные ценой авторской жизни, в их случае приобретают статус народного предания, становятся по-настоящему сакральными. И не удивительно, что популярность как жития Аввакума, так и романа Н.Островского, возникает задолго до признания текстов на некоем официальном уровне.

Таким образом, автобиографическая подоплека и соответствующий дискурс «Как закалялась сталь» не только не противоречат его конвенциональным (квазижитийным) тенденциям, но и работают на создание сакральной репутации романа и его автора. Все это позволяет включить роман Н.Островского в ряд русской автожитийной литературы.

источник

Подать заявку

Для учеников 1-11 классов и дошкольников

Роман Николая Островского «Как закалялась сталь».

Выставка разных изданий романа «Как закалялась сталь» и иллюстраций к нему, а также рисунков читателей библиотеки.

Живая газета «Жизнь – подвиг».

Учащиеся 9-го класса рассказывают о жизни и творчестве Николая Островского.

Заседание круглого стола «Роман «Как закалялась сталь» и современный читатель».

В заседании круглого стола принимают участие учащиеся старших классов и учителя литературы.

«Роман «Как закалялась сталь» и современный читатель».

Цель: — привлечь читателей школьной библиотеки к чтению книг, которые

на современном этапе стали невостребованными;

— возбуждать интерес к прошлому нашей Родины;

— способствовать воспитанию патриотизма, любви к Родине,

гордости за ее историческое прошлое;

-способствовать поддержанию исторической преемственности

— расширять читательский кругозор читателей;

— формировать умение и желание обсуждать прочитанное.

Хорошая книга – точно беседа с умным

человеком. Читатель получает от нее

знания и обобщение действительности,

способность понимать жизнь…

Николай Островский блестяще подтвердил

это своей книгой «Как закалялась сталь».

Без этой силы воздействия на жизнь,

на человека искусство мертво.

Книга «Как закалялась сталь» Николая Островского – это путешествие в прошлое. Для нас, живущих в XXI веке, это прошлое – далекое, не совсем понятное, неоднозначнотрактуемое. Но без него не было бы настоящего.

Рождался новый мир. Рождался в муках, войне, разрухе, голоде, холоде. И были в это время сильные духом люди, которые вынесли на своих плечах гражданскую войну и годы разрухи. Это было поколение, готовое отдать, если надо было, саму жизнь во имя торжества идеи. Каждая отдельная личность воспринимала окружающий мир как в значительной степени зависящий от ее воли, от ее усилий, ее социальной позиции.

Водоворот событий: революция, гражданская война, которые в начале XX века происходили в России, закружили каждого. И каждый по-своему принял эти события. По-своему принял их и Павел Корчагин – главный герой романа «Как закалялась сталь». Он стал страстным поборником нового мира. Он, влюбленный в жизнь, до последней кровинки был предан большому делу – строительству нового мира, новой жизни.

Почему Корчагин избирает именно этот путь? Автор романа дает нам ответ на этот вопрос. Сама жизнь привела Павку Корчагина к борьбе с существующим строем: тяжелое детство, постоянное ощущение бесправности, униженности. Такая жизненная ситуация обычно либо давила все личностное в человеке, либо порождала в душе протест против существующих жизненных условий. И Корчагин, будучи натурой цельной, не умеющей приспосабливаться, идти на компромиссы, решительно протестует. Сначала это стихийный протест – подсыпал махорку в тесто попу, украл «манлихер» (винтовку) у немецкого лейтенанта и другие незначительные проделки. Постепенно этот протест озаряется светом большой идеи. А все началось с сознательного поступка – нападение на петлюровца, конвоирующего Жухрая. Все дальнейшее – служба в кавалерийской бригаде Котовского и в Первой Конной, работа в ЧК (Чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией) и в Главных железнодорожных мастерских, строительство узкоколейки, вступление в ряды партии, служба на границе, участие в работе съезда – это все этапы формирования Корчагина как личности, избравшего свой путь раз и навсегда. И до конца своих дней он не изменил себе, даже будучи смертельно болен. «Умей жить и тогда, когда жизнь становится невыносимой», — эти слова помогли ему бороться с болезнью и даже самой смертью.

Стоит подчеркнуть, что строптивость и непокорность в Павке Корчагине воспитаны не только враждебной жизненной средой, но и книгами, которые он страстно любил читать, отдавая предпочтение книгам о героических личностях. Овод, Гарибальди – это те литературные герои, которые оказали огромное влияние на взгляды Корчагина.

Павел Корчагин – герой-максималист. Максимализм его проявлялся во всем: борьбе, труде, любви, отношениях с людьми. Мелочность, половинчатость не свойственны его натуре. «Слившись с лавиной таких же, как сам, неустрашимо обрушивается на врагов, на их пулеметы, пока не оказывается выбитым из седла», — таков Корчагин в бою. Активно включившись в строительство новой эпохи, он проявляет невероятные выдержку и стойкость в труде. Без хлеба и тепла, в стужу и слякоть, в районе, где бесчинствуют недобитые шайки бандитов, ведут узкоколейку плохо одетые и обутые юные энтузиасты. В их числе и Корчагин. Заболев, он не уходит с работы. Стиснув зубы, с сухими глазами идет он, жертвуя здоровьем, с лопатой к насыпи. И за ним идут другие, чтобы вовремя, в срок справиться с задачей, поставленной партией.

Максимализм, исключительность поведения, воля проявляется у Павки и в бытовых, жизненных обстоятельствах. Однажды твердо заявив, что не прикоснется больше к папиросе, смяв и выбросив пачку на глазах недоверчиво смотревшего на него комсомольского состава, Корчагин сдержал свое слово: раз и навсегда расставшись с вредной привычкой.

В любви максимализм Корчагина проявился в отношении к Рите Устинович. Тяжело пережив разрыв со своей первой любовью – Тоней Тумановой, Павел намеренно избегает общения с женщинами, считая, что настоящий революционер не должен делить себя между женщиной и главным делом своей жизни. Он решительно и властно преграждает путь в свою судьбу Рите, девушке, которая была к нему неравнодушна. Такой аскетизм Корчагина делает несчастным и Риту, и самого героя.

Были у него и минуты отчаяния, потерь, поражения… Но даже оказываясь в сложных жизненных обстоятельствах, Корчагин находил в себе силы оставаться в боевом строю.

Всего человечества. /Е. Евтушенко/

Известно, что в Павле Корчагине нашли отражение наиболее существенные черты характера и судьбы самого Островского. В необычности жизненной и творческой судьбы автора романа, которую он воплотил в образе Корчагина, заключается феномен романа «Как закалялась сталь».

Девизом Николая Островского было выражение – жить и побеждать. Еще в ранней юности, читая книги, он восхищался такой героической личностью как Гарибальди: «Вот человек был Гарибальди! Вот герой! Сколько приходилось биться с врагами, а всегда его верх был…» Одерживать верх над врагом, обстоятельствами, недугом – жизненное кредо Николая Островского. Ослепший, парализованный, разбитый болезнью человек, физически сломленный, он не был сломлен духовно. Понимая, что практически уже ничего не может, Островский находит себе занятие, которое требует умственного напряжения, не физического. Он решает написать книгу о пережитом им самим и такими же как он. «У меня есть план, имеющий целью наполнить жизнь содержанием, необходимым для оправдания самой жизни…», — пишет он своему другу.

Каждый, прочитавший роман «Как закалялась сталь», вынесет для себя урок – жизнь должна быть наполнена смыслом, иметь цель. В этом воспитательная сторона произведения. Но и познавательная сторона романа весьма полезна. Роман «Как закалялась сталь» — это своеобразный подлинный документ времени. Как было, как жили, боролись, дружили, мечтали, любили молодые люди в грозные 20-30-е годы XX века, что они думали о счастье, славе, преданности. Особо стоит подчеркнуть, что многое в жизни героев этого замечательного романа положило начало добрым обычаям, стало традицией и примером для новых поколений. На этой книге выросло поколение, которое смогло защитить Отечество в суровые годы Великой Отечественной войны. В 40-50-е годы патриотизм советских людей зашкаливал. И в этом немалая заслуга романа Николая Островского «Как закалялась сталь». К сожалению, патриотизм современных молодых людей оставляет желать лучшего. Именно поэтому, Николай Островский со своим Павкой Корчагиным не является нравственным примером. А жаль. Ведь героический характер Корчагина – живое олицетворение тех черт человека, которые составляют моральный кодекс гражданина, патриота своей Родины.

Присутствующие здесь старшеклассники знакомы с романом Николая Островского «Как закалялась сталь». Хотелось бы услышать ваше мнение о романе, ваше отношение к Корчагину.

«Самое дорогое у человека – это жизнь. Она дается ему один раз, и прожить ее надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы, чтобы не жег позор за подленькое и мелочное прошлое, и чтобы, умирая, смог сказать: вся жизнь и все силы были отданы самому прекрасному в мире – борьбе за освобождение человечества».

Красивые, пафосные слова! Красивых слов человечество придумало очень много. И часто это просто слова, а не руководство к действию. «…освобождение человечества» от чего? От чего нужно спасать человечество так это от нравственной катастрофы: подлости, разврата, меркантильности, алкоголя, наркомании, различного рода заболеваний.

Я считаю, что роман «Как закалялась сталь» сегодня не актуален.

источник