Меню Рубрики

Прикладной анализ поведения для детей с аутизмом

В настоящее время существует большое количество методов коррекции и адаптации детей с аутизмом. Большая их часть разработана за рубежом. Методы коррекции и адаптации существенно отличаются друг от друга, так же как и теории о причинах аутизма. Существуют психологические, медицинские, биологические методы коррекции. Чаще всего в литературе встречается описание следующих биологических методик:

  1. Нормализация питания, исключающая из рациона продукты, содержащие глютен и казеин.
  2. Хелирование – выведение тяжелых металлов
  3. Медикаментозное и гомеопатическое лечение.

Кроме этого, различные специалисты предлагают самые разные методики: общение с животными, песочная терапия, музыкальная терапия, остеопатия и прочие.

Ниже приведен анализ наиболее популярных и распространенных психологических методов коррекции аутизма. Условно эти методы можно разделить на:

— методы обучающие (АВА-терапия, TEACCH),

— методы, восстанавливающие эмоциональные связи между матерью и ребенком с аутизмом (FLOORTIME, холдинг-терапия)

— нейро — коррекционные методы (сенсорная интеграция).

АВА – прикладной анализ поведения

Программа разработана профессором психологии Университета Калифорнии Иваром Ловаасом. Базой программы, разработанной доктором Ловаасом, является метод анализа поведения, который использовали поведенческие психологи. В основе поведенческой терапии находится система поощрений и наказаний, которая способствует корректному поведению и препятствует нерациональным действиям. Однако на первых этапах использования метод Ловааса подвергали критике, поскольку метод наказаний для детей с аутизмом был очень суровым, в некоторых случаях использовали даже электрический ток. Со временем система наказаний была изменена, а благодаря гибкой системе подкреплений удается закрепить желаемое поведение и уменьшить не желательное и деструктированное поведение.

Обучение в рамках данной программы проводится по следующей схеме: каждое социальное действие, которое ребенок не может осилить, разбивается на короткие шаги. Обучение каждому шагу происходит путем специальной инструкции. Повторение «правильного» действия без подсказки взрослого говорит о закреплении того или иного навыка. Некорректная реакция: агрессия, стереотипия, тщательно анализируются, выявляя причины такого поведения. Полученные навыки отрабатываются регулярно в различных незапланированных ситуациях. Успех в обучении этой программе зависит от регулярности занятий, квалификации специалиста, последовательности процедур в привычной обстановке, с привычными людьми.

Специалисты, работающие в рамках данного подхода, столкнулись с проблемой переноса сформированных навыков на вне учебную обстановку и зависимость ребенка от взрослого, осуществляющего подкрепление соответствующего поведения.

Достоинствами этого подхода является тот факт, что дети, обучающиеся по программе АВА-терапии обретают навыки самообслуживания, обучаются действиям, необходимым для жизни в социуме. Это существенно снижает нагрузку с взрослого, ухаживающего за ребенком. С другой стороны, этот подход не затрагивает коммуникативных навыков ребенка и его способности устанавливать отношения с другими людьми. А именно эти навыки выделены главными признаками аутизма по существующим диагностическим системам.

Если убрать политкорректность, то

АВА терапия в чистом виде напоминает мне дрессировку собак. Я с энтузиазмом использовала метод при воспитании своего питомца. Человеческие отношения не возможно выдрессировать, равно как и интерес к жизни. Однако, это не мешает мне обращаться к принципам терапии в те моменты, когда это актуально, например, когда нужно (правда нужно) отвлечь ребенка от его собственного процесса на упражнение, занятие и т.п.

ТЕАССН (Treatment and Education of Autistic and related Communication handicapped Children — Лечение и обучение детей, страдающих аутизмом и нарушениями общения) или структурированное обучение.

Первичный акцент делается на формировании способности ребенка оставаться на своем месте и сосредоточиваться на задании. Подобное поведение называется рабочим, т.к. является необходимой предпосылкой для самостоятельной, независимой от взрослого деятельности ребенка с аутизмом. Способность сосредоточиваться на задании тренируется путем структурирования пространства, в котором обучается ребенок, и визуализации процесса обучения. Стратегия структурированного обучения позволит обучающемуся ребенку с аутизмом научиться концентрировать внимание на визуальных опорных сигналах в различных средах и ситуациях и, таким образом, повысит уровень самостоятельности в различных видах деятельности. Специалисты этого подхода успешно совмещают TEACCH с другими различными системами обучения и терапии: сенсорной интеграцией, системой коммуникации с помощью обмена картинками, игровой терапией Гринспена, АВА.

Следует, однако, отметить, что хотя специалисты, работающие по программе ТЕАССН, считают, что зрительная организация среды уменьшает зависимость ребенка от взрослого, существует опасность зависимости от организованной ситуации. Попадая в неструктурированную среду, ребенок может оказаться беспомощным. И хотя сам подход направлен на обучение и социальную адаптацию и не затрагивает коммуникативных навыков ребенка с аутизмом или РАС, авторы и специалисты данного подхода считают, что если такому ребенку дать инструкции, необходимые для жизни в социуме, то ребенок сам придет к качественному взаимодействию с людьми.

Но всё таки, не смотря на это, принципы организации учебной среды, разработанные в рамках программы ТЕАССН, представляют собой полезный опыт, который мог бы помочь в решении проблемы социальной адаптации детей с аутизмом. Навыки, обретенные детьми в процессе обучения в данном подходе, могут быть хорошим ресурсом, на который может опираться ребенок с аутизмом при построении отношений с другими.

FLOORTIME. Игровая терапия Гринспена

Методика Гринспена (DIR-метод) основана на трех основных понятиях: эволюция (D), индивидуальность ребенка (I) и взаимоотношения с ним (R). Предпосылкой к этой методики послужила идея о том, что основу для обучения ребенка формирует обмен эмоциональными сигналами, который изначально происходит между ребенком и матерью. Стенли Гринспен с помощью этой методики смог научить родителей и учителей вызывать эмоцию даже у тех малышей, которые изначально были самими замкнутыми.

Родители и учителя опускались на колени перед едва научившимися ходить малышами и входили в их мир, при этом помогая превратить какие-либо повторяющиеся действия в веселое взаимодействие.

Гринспеном выделяется шесть стадий, которые ребенок проходит в своем развитии:

  1. Стадия приспособления и заинтересованности окружающей действительностью — возраст: 3 месяца.
  2. Стадия формирования привязанностей и межличностных отношений — возраст: 5 месяцев.
  3. Стадия обоюдного общения — возраст: 9 месяцев.
  4. Стадия осознания собственного я и организация поведения — возраст: 13–18 месяцев.
  5. Стадия осознания и выражения собственных эмоций — возраст: 24–30 месяцев.
  • Стадия эмоционального мышления — возраст: 36–48 месяцев.

Дети, страдающие аутизмом, по мнению Стенли Гринспена не проходят все стадии, а останавливают свое развитие в одной из них. Таким детям нужно помочь пройти через все стадии с помощью «игрового времени». Прийти к двусторонней коммуникации можно в том случае, когда ребенок будет реагировать на действия, совершаемые терапевтом. При происхождении такой реакции один круг коммуникации закрывается.

Тот, кто занимается с ребенком, должен стремиться к тому, чтобы таких закрытых кругов было как можно больше. При этом терапевт выступает в роли помощника ребенка, а сам ребенок становится главным, что позволяет ему развиваться как личность. Терапевт в игре развивает идеи, которые предлагает ребенок, прикидывается не понимающим и побуждает этим ребенка объяснять правила игры. Таким образом, происходит анализ действий и развивается эмоциональное мышление.

Гринспен говорит о том, что не следует прерывать ребенка даже в тех случаях, когда он проявляет агрессию в игре. Ребенок может таким образом выговариваться, что учит ему не бояться своих эмоций и самого себя, управлять ими.

Достоинством этого подхода является то, что его целью является способность ребенка с аутизмом устанавливать отношения с людьми. FLOORTIME – терапия корректирует непосредственно те поведенческие реакции, которые признаны диагностическими системами как признаки аутизма. Восстановление коммуникативных способностей ребенка может быть ценным ресурсом для него и его родителей в процессе взросления и социальной адаптации ребенка.

Центральной идеей терапии, основанной на сенсорной интеграции, является стимуляция сенсорных систем и контроль над сенсорными каналами, направленные на то, чтобы ребенок спонтанно формировал адаптивные ответы, интегрирующие различные виды ощущений…

Терапия наиболее эффективна, если ребенок сам направляет свои действия, а терапевт лишь ненавязчиво меняет обстановку. Как правило, интеграция происходит, когда ребенок стремится к ощущениям и делает что-то, чтобы их получить. Если занятие ребенку интересно, его мозг, как правило, способен организовать ощущения от этого занятия…

При аутизме ребенок нуждается во внешнем руководстве и структурировании жизни сильнее. Самоконтролю могут мешать страх, агрессия и другие эмоции. Иначе говоря, терапевт помогает ребенку управлять негативными ответами и эмоциями, пока тот осваивает необходимый ему сенсорный опыт и формирует адаптивные ответы, ведущие к организации импульсов.

Таким образом, терапия, основанная на сенсорной интеграции, не формирует конкретных бытовых или социальных навыков, не направлена на установление эмоциональных отношений, не влияет прямо на поведение ребенка. Ее целью является улучшение обработки сенсорной информации для более эффективной регистрации и модуляции ощущений, а также помощь в формировании адаптивных ответов как способа организации поведения.

Из года в год терапевты, занимающиеся сенсорной интеграцией, отмечают, что в их клинической практике возрастает количество детей с аутизмом. Одним терапия помогает значительно, другим – не очень или не помогает вовсе. Приветствуется любое положительное изменение в работе мозга у ребенка с аутизмом.(Айрес Д. Ребенок и сенсорная интеграция)

Достоинством этого подхода является то, что он направлен на коррекцию нарушения, которое с большей долей вероятности может быть причиной аутизма. И такая коррекция может повлиять и на коммуникативные навыки, и на социальную адаптацию ребенка, и на его поведение и обучение.

С другой стороны, специалисты по сенсорной интеграции отмечают, что не весь их опыт успешен. А также такая коррекция может быть длительной и требовать большого терпения и сил от родителей ребенка.

Холдинг – терапия была разработана американским психиатром Мартой Велш и впервые внедрена в Материнском центре в Гринвиче США в 1978 году. Холдинг — терапия направлена на восстановление эмоциональной привязанности между ребенком и матерью, снятие тревожности и восстановление чувства безопасности. В классическом варианте процедура холдинг — терапии заключалась в следующем: мать берет ребенка на руки и крепко прижимает к себе. Ребенок должен сидеть у матери на коленях таким образом, чтобы у нее была возможность смотреть ему в глаза. Не ослабляя объятий, не смотря на сопротивление ребенка, мать говорит ему о своих чувствах, своей любви к нему, о том, как она хочет преодолеть ту или иную проблему.

Российские специалисты комментируют этот вид терапии следующим образом: «Это обычно длительная, физически и психически болезненная процедура, как для родителей, так и для самого ребенка. Однако в результате в конце ее у ребенка возникает поведение адекватное ситуации: он начинает смотреть в лицо матери, прижиматься к ней, улыбаться». (Лебединский В.В., Никольская О.С., Баенская Е.Р., Либлинг М.М. Эмоциональные нарушения в детском возрасте и их коррекция) Называя саму процедуру «жестокой», они не отрицают ее эффективности и целесообразности использования.

Цель терапии – восстановление или формирование эмоциональной привязанности между матерью и ребенком, то есть она корректирует коммуникативные способности ребенка. Однако сама процедура терапии травмирует, если контакт между матерью и ребенком происходит, несмотря на сопротивление последнего. Это ее недостаток. Когда ребенок сопротивляется, кричит, плачет на руках матери и пытается уйти из объятий, матери сложно это выдерживать долго. Такое поведение может вызвать у матери чувства отчаяния, грусть или злость. А по процедуре ей необходимо транслировать ребенку любовь. В этом случае матери нужно справляться со своими негативными эмоциями, что требует от нее большого количества сил. В этом случае, возможно, ребенок получает от матери двойное послание: словами она говорит ему о любви, а прикосновениями транслирует те негативные чувства, которые у нее может вызвать сама ситуация, в которой ей необходимо удерживать в объятиях вырывающегося ребенка. Для меня экологичность самой процедуры сомнительна. Реконструкция же эмоциональной привязанности между матерью и ребенком с аутизмом – это хороший ресурс для обоих, и может стать стабильной базой для формирования коммуникативных способностей и дальнейшей социальной адаптации ребенка.

источник

В последнее время все больше родителей аутичных детей обращаются к ПАП (АВА-терапии)-прикладному анализу поведения (Applied behavior analysis ) . Именно этот метод зарекомендовал себя как эффективный и научно доказанный при коррекции поведения и обучения детей с аутизмом. В англоязычном мире ПАП считается золотым стандартом коррекции аутистов, у нас же приходится преодолевать совершенно ошибочную точку зрения на эту терапию как на вид дрессуры. Такое мнение может сложиться лишь при очень поверхностном ознакомлении с этой методикой. Очень непросто, во многом стараниями родителей-активистов, пробивает себе дорогу ПАП в России. Среди всех методов коррекции аутизма самое большое количество научных исследований, опубликованных в рецензируемых журналах, поддерживает именно эффективность ПАП. Этот метод относится к доказательным практикам в отношении аутизма.

ПАП — Прикладной Анализ Поведения — это образ жизни. Поведение — это неотъемлемая врожденная особенность любого живого организма на Земле. Поведение — это все, что мы делаем: разговариваем, мыслим, помним, кушаем, спим, едем в автобусе, моргаем, стрижем ногти, улыбаемся, и так далее. Любое движение, которое отличает нас от «мертвого организма», является поведением. За поведением мы можем наблюдать, и можем его изменять.

ПАП — Прикладной Анализ Поведения — это научный метод обучения, основанный на психологических теориях о поведении живых организмов и многих научных исследованиях в этой области. Теоретически можно научить живой организм любому поведению или отучить от него, и в действительности можно это сделать, но…….это очень и очень не просто. Поведение человека зависит от многих факторов, как внутренних (биология, наследственность), так и внешних (окружающая среда), и для того чтобы изменить поведение человека, нужно вычислить эти факторы, и некоторые из них научиться контролировать.

ПАП — Прикладной Анализ Поведения — это метод лечения/интервенции, который помогает улучшить уровень жизни. Принято связывать ПАП с лечением детей с Аутизмом, и,действительно, этот метод работы с аутичными детьми широко распространен по всему миру, но с помощью ПАП можно помогать и обычным людям, желающим избавиться от вредных привычек или приобрести определенные навыки, или улучшить отношения с другими людьми (например, с супругом/супругой), можно помочь спортсменам улучшить личные достижения, можно помочь бизнесменам, улучшив качество работы их работников, можно помочь студентам, научив их овладевать большими знаниями за меньшее время, можно помочь освободившимся заключенным вернуться в общество, и еще многим и многим людям можно помочь.

ПАП является интенсивной структуральной учебной программой. Учебный материал разбит на простейшие элементы. Эти элементы обучаются посредством повторяющихся упражнений. Правильные ответы или реакции усиливаются с помощью многочисленных поощрений. Ошибки в основном игнорируются, и в то же время дается подсказка для правильного ответа, который, в свою очередь поощряется подходящим видом поощрения.
Интенсивное вмешательство требует как минимум 20 часов в неделю, а желательно до 40 часов, для того, что бы привести к значительным улучшениям. Многие испуганно думать, каково это работать 40 часов в неделю маленькому ребенку да еще и с особенностями в развитии? А в эти 40 часов обучения входят и наблюдение за поведением, и обучение навыкам гигиены, самообслуживания и самопомощи, развитие навыков игровой деятельности, обучение коммуникации и академическим навыкам. Усадить любой ценой ребенка за стол – это не цель ПАП.

С помощью ПАП-терапии как коррекционно-развивающей методики можно решать многие задачи:

1. формировать новое поведение, то есть, учить ребенка тому, что он пока не умеет делать;

2. можно увеличить частоту поведения. Например, если ребенок обращается с просьбой, но очень редко или говорит «мама» (только один раз в неделю), можно работать над увеличением частоты такого поведения;

3. снижать частоту поведения. Например, ребенок, который научился пользоваться горшком, может проситься на горшок очень часто, в надежде получить поощрение. В таком случае можно работать над снижением частоты поведения, чтобы оно происходило реже, но, тем не менее, оставалось в репертуаре ребенка;

4. можно работать над тем, чтобы проблематичное, нежелательное или опасное поведение угасло;

5. решать другие задачи, связанные с изменением поведения или его характеристик (частоты, силы, продолжительности).

Работа в ПАП проводится по программе, которая строится индивидуально для каждого ребенка и является краткосрочной. То есть, программа не содержит целей, для достижения которых потребуются месяцы и годы, а описывает краткосрочные учебные цели, которые предположительно находятся в зоне ближайшего развития ребенка. Для определения учебных целей используется тестирование уровня первоначальных навыков.

Так как цели программы являются краткосрочными, в программе обычно указываются критерии успеха – то есть такие показатели, которые позволят нам считать цель достигнутой – и систему сбора данных. Сбор и анализ данных о продвижении ребенка – одна из характерных черт работы в рамках ПАП. На основании данных о продвижении вносятся коррективы в учебную программу, выбираются новые цели. Если цели за определенный период времени не достигнуты, следует принять решение о замене метода обучения, замене используемой системы подсказок или о предварительном обучении необходимым «поднавыкам», которых, возможно, не хватает для формирования целевого навыка. Такое построение процесса делает обучение динамичным, эффективным, «ребенкоориентированным» и дает педагогу понимание того, к чему в каждый момент он должен стремиться и что позволит считать цель достигнутой.

ПАП-программа может реализовываться в разных местах и в разном формате: дома, в группе детского сада, в кружке или на детской площадке. Занятие может проводиться один на один с педагогом, в паре с другим ребенком, в микрогруппе (2-3 ребенка), малой группе (5-6 детей) и в составе полной группы детского сада или школьного класса.

Необходимые условия успеха – постоянный мониторинг прогресса, выполнение рекомендаций старшего специалиста, сопровождающего программу, единство требований всех участников коррекционного процесса (не забудьте согласовать планируемые изменения с бабушками и дедушками, а также с доверенной няней, если она есть у ребенка). Многие мамы и папы говорят о том, что ПАП — это не столько занятия, сколько образ жизни и от того, насколько семья ребенка готова принять участие к работе, зависит успех маленького человека в продвижении к учебным целям, главные из которых – самостоятельная взрослая жизнь, общение, творчество.

КАК ОРГАНИЗОВАТЬ ПАП в ТОМСКЕ

1. Существует несколько дистанционных курсов по ПАП-терапии для родителей и специалистов. Это курсы Юлии Эрц , Ольги Шаповаловой , трехгодичное обучение в Московском институте психоанализа (МИП) , а также обучение в Центре прикладного анализа поведения при Новосибирском государственном университете (НГУ)

Например, на курсах Юлии Эрц длительность первого(основного) блока ПАП составляет два месяца, стоимость 180 долларов. Первого блока почти достаточно для того, чтобы работать со своим ребенком, найти супервизора, организовать окружающую среду. Вы можете обучиться сами, либо обучить няню (в будущем-тьютора), либо обучить всех членов семьи. Очень многие родители в Томске уже обучились и очень активно применяют Прикладной поведенческий анализ для коррекции поведения своего ребенка, а также применяют его в очень многих областях жизни.

2. В Томске есть несколько центров, которые могут помочь начать работу с ваши ребенком, протестируют его, составят программу, помогут связаться с супервизором.

3. Смотрите также наши материалы в метках АВА

Использованы материалы с сайтов:

Рекомендуемые книги для чтения на русском языке (см. Литература)

источник

Методика АВА (Applied behavior analysis) — это интенсивная программа по коррекции аутизма, которая основывается на поведенческих технологиях и методах научения. Эта методика опирается на идею, что любое поведение влечет за собой некоторые последствия, и если ребенку последствия нравятся, он будет это поведение повторять, а если не нравятся, то не будет.

Методика АВА применяется в тех случаях, когда поведение ребенка:

  • не поддаётся контролю со стороны родителей
  • ребенок не реагирует на просьбы и запреты,
  • не выполняет инструкции
  • не откликается на имя,
  • не стремится к коммуникации,
  • не имеет речи или речь развита очень слабо.

Данная методика помогает снизить число стереотипий, особенно двигательных при коррекции ребёнка с аутизмом, а также, если ребёнок агрессивен или склонен к самоагрессии. Процесс научения можно описать формулой: предшествующий фактор – поведение – последствие.

Поведение в данном случае понимается довольно широко. Это может быть любое взаимодействие ребенка с окружающим миром (игра, чтение, речь, ходьба и тд). Последствия – это все, что происходит в окружающей среде после проявления поведения.
Последствия могут быть представлены в двух формах: поощрение и наказание. Эффективность поощрения и наказания зависит от того, насколько они важны для ребенка. Если, например, за плохое поведение ребенка лишают того, что ему не очень нужно, то эффективность наказания будет невелика.
Предшествующий стимул – это то, что присутствует в окружении ребенка до поведения.

Для формирования различных навыков в прикладном анализе используют подсказки. Подсказка может являться предшествующим фактором, который помогает контролировать поведение ребенка. Например, ребенка учат отвечать на вопрос: «Как тебя зовут?». После данного вопроса (на который в будущем ребенок должен отвечать), дается подсказка: «Скажи, Саша» или «Саша». После того, как ребенок повторит сказанное взрослым (подсказку), его поощряют (допустим, гладят по голове). Подсказки бывают разными: это могут быть вербальные (слова, инструкции, команды, просьбы), невербальные (жесты, мимика), зрительные (знаки, карточки, картинки), физические (взрослый берет за руку ребенка) и т.д.

Следующий пример поможет понять данную формулу:

Специалист дает инструкцию ребенку: «Дотронься до носа». Далее следует подсказка: психолог показывает на свой нос. Ребенок демонстрирует навык, касаясь своего носа. После специалист подкрепляет поведение ребенка поощрением: гладит его по голове.

Прикладной анализ исходит из того, что манипулируя факторами в окружающей среде, можно изменять поведение ребенка. Важной составляющей данной методики является то, что взрослый полностью контролирует поведение ребенка, управляет его деятельностью. Например, у ребенка есть тяга к стереотипному постукиванию по столу руками. В данном случае, взрослый контролирует это негативное поведение ребенка – фиксирует его руки в момент появления данной стереотипии.

Некоторые методы обучения, используемые в прикладном анализе поведения

  • методика подкрепления нужного поведения. Например, при обучении навыку поднятия рук вверх, сначала подкрепляются любые действия ребенка руками (допустим, вытягивание рук перед собой, вытягивание одной руки наверх и тд), а затем после нескольких тренировок подкрепляются лишь те движения, которые максимально приближены к требуемому результату.
  • методика обучения различения стимулов. Чтобы начать контролировать поведение ребенка, ему необходимо различать стимулы. Например, чтобы ребенок правильно выполнял инструкцию: «катай мяч» — «кидай мяч», он должен понимать, что значит «катать», а что значит «кидать».
  • метод обучения цепочек поведения. Образец разделяется на несколько звеньев, каждое из которых формируется по отдельности, а затем все звенья связываются в единый акт. Например, обучение ребенка хлопать в ладоши и поднимать руки. Психолог дает инструкцию ребенку: «Сделай, как я» и поднимает руки. Затем ребенку дается подсказка, например, специалист сам может поднять его руки. Дальше психолог поощряет ребенка за действие. После нескольких попыток повторения этого действия, специалист делает попытку без подсказки. В случае, если ребенок смог без подсказки выполнить действие, его поощряют (его хвалят, гладят, дают что-нибудь вкусное, отпускают играть). Если ребенок дает неправильный ответ или ничего не делает, тренировка с подсказками продолжается. Упражнение заканчивается, когда ребенок в большинстве случаев (80-90%) делает правильные действия и повторяет за специалистом без подсказки. Сразу после этого вводится новое задание: похлопать в ладоши. Оба этих действия ребенок должен выполнять без ошибок и без подсказок, только тогда их объединяют и показывают вместе. Задания считается обученным тогда, когда ребенок в 80-90% делает все правильно.

Устранение нежелательных форм поведения

Нежелательное поведение – это поведение, повторение которого от ребенка не хотелось бы видеть при аналогичных обстоятельствах. Это такие поведенческие реакции, как крик, агрессия (попытки ударить или укусить, отталкивания, пинки и т.д), аутоагрессия (попытки ребенка нанести удары самому себе), и другие формы поведения, препятствующие обучению. Родители, специалисты должны различать, когда ребенок ведет себя неприемлемо, и делать так, чтобы это поведение не получало подкрепления.

Выделяют следующие виды поощрений:

социальное положительное поощрение — внимание. После нежелательного поведения ребенок получает внимание со стороны других людей.

социальное отрицательное поощрение. Например, если ребенок начинает себя плохо вести, его удаляют из класса, таким образом, он избегает неприятных для себя занятий.

материальное положительное подкрепление – нежелательное поведение усиливается из-за того, что взрослый выполняет требование ребенка. Например, родитель разговаривает по телефону, а ребенок требует внимания при помощи крика. Если ранее ребенок уже получал внимание родителей при помощи этого метода, он, скорее всего, будет и дальше кричать, каждый раз, когда захочет, чтобы родитель положил трубку.

автоматическое поощрение – некоторые формы поведения, несвязанные с действиями других людей. Например, сосание ребенком пальца может подкрепляться тем, что ему это нравится.

Для создания программы, нацеленной на устранение нежелательного поведения ребенка, используются методы без применения наказания:

  • прекращение подкрепления нежелательного поведения, которое ранее подкреплялось (гашение)
  • подкрепление другой формы поведения. Например, научение ребенка выражать свои реакции при помощи слов, жестов, картинок может снизить частоту возникновение нежелательного поведения (допустим, крик ребенка).
  • подкрепление отсутствия нежелательного поведения. Если ребенок в течение какого-то определенного времени вел себя приемлемо, то он получает поощрение.

В арсенале АВА несколько сотен программ, среди которых выделяют следующие: невербальная и вербальная имитация, случайное обучение, понимание языка, называние предметов, классификация предметов и т.д. Программа должна быть интенсивной (30-40 часов в неделю) и составляется индивидуально под каждого ребенка. В Детском Диагностическом Центре проводятся коррекционные занятия по методике АВА-терапии.

источник

АВА-терапевт и психолог Алена Кожанова рассказывает, как устроены методики ABA-терапии, по которым занимаются дети с РАС — расстройствами аутистического спектра.

Алена, для каких деток подойдут методики, о которых сегодня пойдет речь?

Я обучаю детей с расстройствами аутистического спектра (сокращено РАС) новым навыкам. У таких деток помимо основного диагноза могут быть сопутствующие диагнозы, которые также сопровождаются задержкой психического и речевого развития.

Диагноз «РАС» обычно ставят детям старше трех лет на консультации у психиатра. Родители начинают искать ребенку терапию, и чаще всего выбирают АВА-терапию и сенсорную интеграцию.

В чем заключается терапия?

Терапия заключается в том, чтобы обучить ребенка отсутствующим навыкам, которые должны быть у него в этом возрасте, максимально приблизить его к типично развивающимся сверстникам. Название этой научной дисциплины — Прикладной Анализ Поведения, Applied Behavior Analysis или сокращенно ABA-терапия.

Чаще всего ко мне приходят с запросом на развитие речи, либо когда у детей есть трудности в поведении, имеется нежелательное (мешающее) поведение. Ребенок хочет что-то получить или от чего-то избавиться, но начинает «плохо себя вести» вместо того, чтобы приемлемым способом объяснить, что ему нужно. Он кричит, дерется, щипается, закатывает истерики, убегает. Такое поведение чаще встречается у «неговорящих» детей, которые не могут озвучить просьбу и объяснить, что хотят.

Так как дети с диагнозом «аутизм» обычно начинают говорить позже, чем сверстники, они, как правило, не используют языковые навыки для коммуникации. Такие детки не замотивированы на социальные взаимосвязи и на коммуникацию. Чтобы наладить сотрудничество с ребенком, можно использовать сенсорную интеграцию, сенсорные и двигательные поощрения, игрушки — все, что может замотивировать ребенка контактировать и заниматься со специалистом.

Читайте также:  Анализ соэ повышен у детей

Работая в рамках метода Прикладного Анализа Поведения для детей с аутизмом, я не усаживаю ребенка за стол через силу. Я ищу те стимулы, игрушки, занятия, поощрения, благодаря которым ребенок захочет заниматься. Мотивация и поощрения напрямую способствуют обучению. Если ребенок не замотивирован, он будет избегать занятий, а значит не будет учиться ничему новому.

То есть суть в том, чтобы ребенок захотел идти на контакт?

Конечно! Мы должны замотивировать ребенка, это задача специалиста. Все занятие построено на мотивации и поощрении, и я постоянно поддерживаю их актуальность для ребенка.

Это не означает, что ребенок всегда делает то, что ему хочется. Специалист ищет поощрения, за которые ребенок будет готов заниматься без нежелательного поведения, тогда процесс обучения новым навыкам будет проходить быстрее.

Работая в рамках методики Прикладного Анализа Поведения, я не усаживаю ребенка за стол через силу. Я ищу те стимулы, игрушки, занятия, поощрения, благодаря которым ребенок захочет заниматься.

Как проходит работа, если ребенок не говорит?

Я наблюдаю за ребенком и выявляю, что его интересует, какая у него мотивация. Важно разобраться, как он воспринимает обращенную речь, использует ли речь сам, чтобы коммуницировать со взрослыми, и как именно он это делает.

Для начала нужно определить цель, которую мы преследуем. Специалист выявляет существующие навыки, индивидуальные особенности, преграды в обучении, определяет, имеется ли у ребенка имитация. Проводится анализ, соответствуют ли имеющиеся навыки навыкам типично развивающихся детей этого возраста.

На основании этих данных будут определены «риски» и «успехи», с которыми может столкнуться ребенок, прописаны цели и программа для обучения ребенка новым навыкам. Здесь же учитываются данные о «команде» людей, помимо специалиста, которые будут помогать ребенку обобщать полученные навыки и поддерживать их вне учебных занятий.

Когда индивидуальные навыки ребенка относительно вербальной коммуникации определены, специалист выбирает между вербальной или альтернативной коммуникацией — с помощью карточек «ПЕКС» (PECS) или жестов.

Карточки «ПЕКС» (PECS) — инструмент альтернативной коммуникации. На карточках изображен предмет или действие, с которыми «неговорящие» дети могут обратиться ко взрослому, чтобы что-то попросить или прокомментировать.

Есть навыки говорящего и слушающего. Навыки просьбы, наименования, визуального восприятия, игровые навыки, навыки крупной и мелкой моторики, навыки имитации, навыки сопоставления, социальные навыки, групповые навыки, навыки ответа на вопрос (интравербальные навыки), графомоторики, счета и многие другие.

Почему ребенок не выполняет инструкции?

Причин может быть много. Ребенок может не понимать речь в принципе, конкретное предложение или его часть. Ребенок может не хотеть выполнять то, что его просят. Это естественно, если ребенок занят чем-то интересным.

Также у ребенка могут быть физиологические трудности с восприятием речи. Об этом можно узнать у ЛОРа или сурдолога, которые проверяют наличие и качество слуха ребенка.

Выходит, если у ребенка отсутствует навык, он не зарегистрирован в его психике?

Все, что мы умеем делать в жизни — наученное поведение. Речь и выполнение инструкций в том числе.

Мы все когда-то учились самым простым вещам. Смотрели на движущиеся предметы, тянулись к ним, смотрели, как кто-то стучит, и стучали сами, видели, как кто-то хлопает, и тоже хлопали. Радовались, когда вся семья тебе хлопает, потому что ты танцуешь первый раз в свои полтора года.

Ребенок начинает танцевать, чтобы получить социальную похвалу — аплодисменты и похвалу «Молодец!». Добавляет новое движение — получает поощрение. Так типично развивающийся ребенок обучается новым движениям «танца» получая похвалу от взрослого.

Почему у деток с аутизмом не происходит такой реакции?

Аутизм — специфическое заболевание, у детей отсутствует желание социальной коммуникации. А большинство навыков формируется за счет коммуникации и поощрения. Если у ребенка нет коммуникации, навык не может развиться до конца.

При работе с навыками, мы всегда ориентируемся на типично развивающихся сверстников, какие навыки есть у них. К определенному возрасту у ребенка должны быть развиты определенные навыки. Мы выявляем отсутствующие навыки ребенка, определяем, как мы будем их развивать, кто будет «работать в команде» со специалистом, какие навыки уже присутствуют у ребенка. Важно учесть индивидуальные особенности, преграды в обучении и особенности развития.

Аутизм — специфическое заболевание, у детей отсутствует желание социальной коммуникации. А большинство навыков формируется за счет коммуникации и поощрения. Если у ребенка нет коммуникации, навык не может развиться до конца.

Правильно, что аутисты учатся всю жизнь?

Чтобы максимально приблизиться к типично развивающимся сверстникам, ребенок должен с раннего возраста заниматься по курсу АВА-терапии не менее сорока часов в неделю в течение трех лет. Без перерывов, без выходных, без отпусков. Три года — при условии, что у ребенка нет органических нарушений ЦНС. Это научно подтверждено в исследованиях американских специалистов. Таким детям даже могут снять диагноз «аутизм». Конечно, все дети разные, и все очень индивидуально.

Также для успеха терапии важно, чтобы с ребенком занимались не только на индивидуальных занятиях, но и дома, и в учебных учреждениях.

Необходима отлаженная команда:

  • куратор, который прописывает программу обучения;
  • траппист, который обучает ребенка новым навыкам по программе;
  • родители, которые дома помогают осваивать бытовые навыки и обобщают навыки, полученные на занятии;
  • супервизор, который контролирует процесс обучения;
  • воспитатели и учителя, которые сотрудничают с командой специалистов и помогают ребенку социализироваться в группе.

Перечень специалистов зависит от целей, которые мы ставим при обучении ребенка.

Если ребенок ходит в детский сад, как выстраивается работа?

Первое, что я узнаю у родителей, — кто будет работать по программе вне учебных занятий, какой коллектив будет вокруг ребенка. Потому как необходима эффективная команда, и чем больше людей в нее входят, тем быстрее закрепляются навыки. Это распространяется и на работу с нежелательным поведением.

Перед тем, как приступить к курсам ABA-терапии, специалисту необходимо изучить окружающую среду сада. В программу в придачу к особенностям ребенка должны быть включены особенности детского сада, возможности и включенность воспитателей и других специалистов, которые там работают.

Первое, что я узнаю у родителей, — кто будет работать по программе вне учебных занятий, какой коллектив будет вокруг ребенка. Потому как необходима эффективная команда, и чем больше людей в нее входят, тем быстрее закрепляются навыки.

Как проходит работа с нежелательным поведением? Как отучить ребенка с РАС что-то делать?

При работе с нежелательным поведением необходимо провести Функциональный Анализ поведения (ФА), а именно выяснить цель, которую достигает ребенок, когда ведет себя «плохо». При длительном прямом наблюдении специалист собирает данные о поведении, окружающей среде, а также изменениях в ней, которые могут влиять на поведение ребенка. Определяются имеющиеся навыки, определяются риски относительно данного поведения.

Далее строится работа по обучению новому социально одобряемому обществом поведению, параллельно ведется работа по поддержанию нового поведения. Это далеко не весь перечень работы, которая проводится при функциональном анализе. Она имеет большее количество нюансов и очень индивидуальна для каждого ребенка.

Функциональный Анализ — это очень сложная работа, которая требует большого опыта и слаженной работы команды специалистов и родителей по индивидуально разработанному плану коррекции.

Получается задача — найти «ошибки» поведения и индивидуально составить программу?

Это не ошибки поведения. Окружающая среда и те изменения, которые в ней происходят, запускают или останавливают наше поведение, впоследствии его формируя.

Сидите вы, вяжете, например, и вдруг звонит городской телефон. Изменения в окружающей среде, а именно звонок телефона, заставляют вас изменить поведение — остановиться, встать, подойти к телефону и взять трубку. Ваше поведение изменилось, потому что появился некий объект в окружающей среде, который остановил поведение «вязать» и одновременно запустил поведение «встать и подойти к телефону».

Другой пример: в момент звонка телефона вы не вяжете, а, например, купаете в ванной свою трехлетнюю дочь. Тут вы скорее всего не пойдете в другую комнату, чтобы взять телефонную трубку. Вы не оставите дочь одну в ванной.

Появление или исчезновение стимулов (объектов, действий) в окружающей среде может менять наше поведение. Все изменения в окружающей среде так или иначе изменяют наше поведение. Для написания индивидуальной программы и проведения функционального анализа специалисту необходимо выявить стимулы окружающей среды, которые влияют на поведение ребенка, и риски, с которыми может столкнуться «команда».

источник

В данном посте есть статья об особенностях метода и несколько видео, на которых можно посмотреть как это происходит в реале.

На сегодняшний день одним из самых эффективных методов коррекции аутизма является поведенческая терапия или метод прикладного анализа поведения ABA (Applied behavior analysis).

АВА‑терапия — это интенсивная обучающая программа, которая основывается на поведенческих технологиях и методах обучения. АВА как научная дисциплина изучает влияние факторов в окружающей среде на поведение и манипулирует этими факторами, чтобы изменить поведение человека.

Метод АВА для работы с детьми с аутизмом впервые был использован доктором Иваром Ловаасом (Іvar Lovaas) и его коллегами из Калифорнийского университета в Лос‑Анджелесе в 1963 году. В основу была взята идея, что любое поведение влечет за собой некоторые последствия, и если ребенку последствия нравятся, он будет это поведение повторять, а если не нравятся, то не будет.

При этом подходе все сложные навыки, включая речь, творческую игру, умение смотреть в глаза и другие, разбиваются на мелкие блоки — действия. Каждое действие разучивается с ребенком отдельно, затем действия соединяются в цепь, образуя сложное действие. Взрослый не пытается давать инициативу ребенку, а достаточно жестко управляет его деятельностью. Правильные действия закрепляются до автоматизма, неправильные — строго пресекаются. Для достижения желаемого поведения используют подсказки и стимулы, как положительные, так и отрицательные. Закрепленным навык считается только тогда, когда ребенок сможет выполнять это действие без ошибок в 80 процентах ситуаций вне зависимости от того, в какой атмосфере и кем было дано задание.

В рамках обучающей программы по методике АВА ребенок всегда ведомый, его свобода и инициативность ограничены выбором обучающего взрослого. Для каждого ребенка составляется индивидуальный план поэтапного развития. Ребенок может осваивать одновременно два‑три не связанных между собой навыка, педагогом выстраивается четкая система усложнения и поэтапного освоения все новых и новых навыков.

Конечная цель АВА — дать ребенку средства осваивать окружающий мир самостоятельно.

В арсенале АВА несколько сотен программ, среди них невербальная и вербальная имитация, общая и мелкая моторика, понимание языка, называние предметов, называние действий, классификация предметов, «покажи, как ты. «, местоимения, ответы на вопросы «Что?», «Кто?», «Где?», «Когда?», «Как?», употребление «да» и «нет», и других. Среди программ более высокого уровня — «Скажи, что будет, если. » (предугадывает исход действия), «Расскажи историю», «Делай как (имя сверстника)», «Позови (имя сверстника) играть».

В АВА‑терапии существуют несколько терапевтических моделей, рассчитанных для раннего детства (от 1,5‑3,5 лет), дошкольного и школьного возраста, подростков и взрослых.

В раннем возрасте коррекция нежелательного поведения наиболее эффективна, так как такое поведение еще не успело закрепиться, а взрослому проще справиться с ребенком в случае направленной агрессии или самоагрессии ребенка с аутизмом.

Программа раннего вмешательства должна быть интенсивной — от 30 до 40 часов в неделю, чтобы ребенок смог усвоить необходимые навыки поведения и преодолеть отставание в развитии.

Специалист по АВА первоначально определяет поведенческую проблему ребенка, затем проводит «измерения» (изучает и наблюдает поведение), в результате которых производится оценка и вырабатывается стратегия обучения («вмешательство»).

Во время обучения по системе АВА с ребенком ежедневно занимается несколько специалистов разной направленности (дефектолог по поведенческим навыкам, музтерапевт, арттерпевт), а контроль осуществляет супервизор — специалист по методике. Специалисты последовательно занимаются с ребенком на протяжении двух‑трех часов (делая за это время пять‑шесть программ), на протяжении одного дня с ребенком могут последовательно работать два‑три специалиста, и ребенок получает пять‑шесть часов в день. Все действия по программам записываются в общий журнал работы с ребенком, координируя действия специалистов.

AВА может выполняться на дому, в учебном заведении, в детском кружке. Занятия могут быть индивидуальными и групповыми — в маленьких группах (два‑три человека) и больших (пять‑десять человек).

Количество часов в учебной программе может варьироваться в зависимости от потребностей и возможностей. Среднее количество часов в программе АВА — 20 часов в неделю. Минимальное количество часов в АВА‑программе — шесть часов в неделю, максимальное — 40.

Важно, чтобы родители ребенка были неотъемлемой часть команды работающей с ребенком, воспитывали ребенка на основе поведенческих принципов обучения и помогали ему обобщить все навыки, которые он выучил в программе.

Для детей дошкольного возраста вне зависимости от уровня развития навыков рекомендуется обучение в системе спецобразования. Обучение на дому может быть ограниченной средой, в которой ребенок не сможет выучить такие важные навыки, как нахождение в группе сверстников, обучение в группе, общение с различными людьми.

Частично обучение может остаться индивидуальным, в особенности для детей с низким уровнем речевых навыков или для детей, которые ранее не обучались и не научились взаимодействовать со взрослыми.

При всей строгости обучающей программы методика АВА подходит для тяжелых форм аутизма, синдрома Дауна и тяжелых форм интеллектуальной недостаточности.

Выбор именно этой методики оправдан, если поведение ребенка не поддается контролю со стороны близких, он не реагирует на просьбы и запреты, не откликается на имя, не стремится к коммуникации, не имеет речи или речь развита настолько слабо, что ребенок может с трудом (или не может) выразить свои мысли и желания.

Занятие 3. Как это начиналось. Протест. Ор. (2 февраля 2016 г):

источник

Прикладной Анализ Поведения основан на научных принципах поведения, благодаря которым можно сформировать необходимый социальный набор навков и знаний ребенка. В этой методике основную роль играет мотивация детей и система поощрения их успеха в учебе. Желаемое поведения ребенка награждается, что побуждает его действовать в нужном ключе.

Прикладной анализ поведения – ПАП или по-другому Applied Behavioral Analysis (АВА)

В обучении по раздельным заданиям каждое данное ребенку задание состоит из просьбы выполнить определенное действие, реакции ребенка и реакции педагога. Это метод предназначен не только для корректировки поведения, но в основном для обучения навыкам, от простых, типа подготовки ко сну и одевания, до более сложных, таких как социальное взаимодействие.

Дети, страдающие аутизмом, сталкиваются со многими «учебными трудностями». Ниже приведены некоторые из индивидуальных трудностей и то, как ПАП может решить каждую из них. Помните, что это крайне обобщенное описание.

Низкая мотивация — Дети с аутизмом обычно мотивируются необычными способами, поэтому методы, подходящие для обучения обычных детей, наверняка не будут подходить для работы с такими детьми, хотя бы первое время. Вам нужно выяснить, что именно будет подстегивать его интерес к обучению. Нужно принять все меры для максимального противопоставления положительных и отрицательных последствий, чтобы научить ребенка понятию причины и следствия.

Ограниченный набор вознаграждений — ПАП признает, что социальное вознаграждение (одобрение или порицание) обычно малоэффективно. Похвала сама по себе вначале недостаточна, но ее можно совмещать с более осязаемой наградой (например, любимой игрушкой и т.п.). В конце концов, осязаемую награду можно убрать и продолжать ставшие более значимыми улыбки и похвалу.

Низкое внимание — ПАП разбивает каждое задание на очень маленькие, измеримые шаги.

Частая отвлекаемость — Важно проводить обучение в тишине, сведя к минимуму слуховые и визуальные помехи. Шум, движение других детей, окна и даже кондиционеры могут отвлекать детей с аутизмом. Цель — начать с очень структурированной обстановки, продвигая ребенка к более обычному окружению по мере достижения им успеха «чтобы ребенок мог работать и при отвлекающих обстоятельствах».

Более замедленное обучение — Повторение — важный метод для детей с аутизмом, но повторение не должно быть скучным и монотонным. Наша обязанность — сделать упражнения НЕ скучными. Чтобы запомнить какое-то действие, некоторым детям нужны буквально сотни повторений, но важно помнить, что более эффективное запоминание происходит за короткий период времени. Другими словами, навык, тренируемый раз в день, не так эффективен и на его усвоение могут уйти месяцы, по сравнению с навыком, тренируемым двадцать раз в день. Чтобы узнать, усвоил ли ребенок навык, его репетируют, а затем ребенка отвлекают другими занятиями. Затем возвращаются к навыку и наблюдают, может ли он его выполнить. Повторение происходит не ради самого повторения; все это делается для эффективности обучения.

Сложность понимания абстрактных понятий — Педагоги, психологи, специализирующиеся на ПАП, начинают работу с ребенком с простых примеров понятий и простого языка. Затем по мере обучения вводятся более сложные понятия и язык. Нам нужно подвести ребенка к тому, чтобы он смог понимать обычную речь — естественный язык.

Неэффективность обучения через наблюдение — Такие дети не могут получать знания, если не сконцентрируются на них, поэтому важно обучать их подробно и систематично каждому навыку. ПАП подчеркивает навык имитации, потому что, умея имитировать, они смогут научиться навыкам, которые не смогли бы узнать никаким другим образом.

Слабое различие между существенными и несущественными стимулами — Такие дети часто не видят разницы между важной стороной ситуации и несущественными ее сторонами. Преодолеть эту проблему можно, лишь обращая внимание и представляя единственный стимул. Важно следить за тем, чтобы не возникли ложные ассоциации. Ребенок с аутизмом может научиться отличать кукол-мальчиков от кукол-девочек по обуви, а не по другим более очевидным признакам. Такие ассоциации могут быть недостоверными, поэтому мы должны научить их обращать внимание на важные стороны ситуации. Будьте осторожны с такими инструментами, как учебные карточки, так как может оказаться, что ребенок отличает одну от другой по загнутому углу или кляксе. Нужно использовать разные материалы и разными способами, чтобы ответ ребенка основывался на том понятии, которому вы пытаетесь его научить.

Самостимуляция мешает обучению — Когда ребенок стимулирует сам себя (хлопает в ладоши, раскачивается, постоянно бьется об стол), он фокусирует на этом все свое внимание. Если на само-стимуляцию потрачено 90% внимания, то на задание остается лишь 10%, поэтому мы должны стараться помешать такому поведению обучением.

Трудность обучения в больших группах — Как только ребенок сможет нормально обучаться один на один с учителем, его можно перевести в группу 1:2, затем в 1:4, 1:8 и т.д., постепенно увеличивая количество окружающих людей, чтобы они все же могли концентрироваться.

Неумение занять себя в свободное время — ПАП структурирует и обучает навыкам отдыха. Мы учим их играть и заниматься другими делами, чтобы они не ушли в свой мир.

Сенсорная/моторная недостаточность — Иногда их реакция может быть слишком сильно или слабо выраженной. Часто для получения информации они полагаются больше на зрение, чем на слух. Самые успешно развивающиеся по программе ПАП дети — это те, кто может успешно воспринимать информацию на слух. Специалисты пытаются сбалансировать две эти стороны, используя зрительные методы, одновременно стимулируя слух ребенка. Для детей, которые не любят прикосновений, мы используем прикосновения. Есть мнение, что они не только научатся терпеть такой опыт, но и он начнет им нравиться.

Компоненты Раздельных заданий
Каждый навык приобретается посредством очень маленьких и кратких отрывков, называющихся «задание». Каждое задание состоит из инструкции, подсказки, реакции и обратной реакции. Инструкция дается очень понятным языком, который ребенок способен понимать. Когда ребенок научится понимать более сложный язык, его начинают обучать более естественному языку. Например, обучение может начаться с прямого стимула: «посмотри на меня», а затем перейти на более естественный стимул, когда для привлечения внимания просто называется имя.

С помощью АВА- программы аутичный ребенок может освоить многие навыки, стать более самостоятельным и «включиться» в социум. Также АВА-терапия позволяет существенно уменьшить и нередко полностью устранить характерные поведенческие проблемы без медикаментозного вмешательства. Благодаря АВА можно значительно снизить агрессию, истерики и аутостимуляции. Также поведенческий подход может стать ведущим при работе по включению детей с аутизмом в общую систему образования.

Эффективность АВА программы зависит также от ее интенсивности. Использование отдельных поведенческих принципов при низкой интенсивности обучения (1-2 занятия в течение недели) не приводит к желаемым результатам. Для того чтобы АВА программа была эффективной требуется интенсивное обучение (от 9-ти до 40 терапевтических занятий в неделю). Сокращенный курс — от 6-ти до 20 терапевтических занятий в неделю.
АВА является базовым подходом в любом виде деятельности ребенка, в любом окружении, в любых условиях и на постоянной основе.

Поведенческая терапия рассчитана не только на детей с аутизмом. С любым человеком, большим или маленьким, с нарушениями или без таковых, ее можно использовать для эффективного обучения новым навыкам.

В АВА терапии существуют несколько терапевтических моделей, которые отличаются друг от друга предназначением (для совсем маленьких детей, для дошкольного и школьного возраста, подростков и взрослых), характеристиками обучающей среды (обучение на дому, обучение в образовательных спецучреждениях, инклюзия), и объемом (обширная обучающая программа, частичная программа, коррекция нежелательного поведения, сосредоточение на одном виде навыков).

Вмешательство в раннем возрасте (для детей с аутизмом или задержкой развития с подозрением на аутизм — 1,5-3,5 лет) может быть как в виде домашнего обучения, так и происходить в специализированном учебном заведении.

Обучение в этом возрасте происходит 1:1. Т.к. дети совсем еще маленькие, обучающие программы составляются таким образом, чтобы задания были короткими, и в более игровой форме. Постепенно ребенок приучается сидеть за столом, и обучаться в более структурированной форме.

Программа раннего вмешательства всегда очень интенсивная — от 30 до 40 терапевтических часов в неделю. Чем интенсивнее учебная программа, тем больше существует вероятности, что ребенок сможет преодолеть отставание в развитии.

В обучающую программу включена работа над всеми видами навыков — коммуникативные (жесты и просьбы), речевые (понимание иснтрукций, различение предметов и понятий), имитация (моторная и словесная), моторика (мелкая и крупная), навыки самостоятельности и самопомощи (отучение от подгузников, использование посуды, надевание и раздевание одежды, чистка зубов, проблемы со сном, и т.д.), игра, а также ведется работа над коррекцией нежелательного поведения (агрессией, самоагрессией, отсутствием сотрудничества, ауто-стимуляциями, и т.п.).

В данном возрасте коррекция нежелательного поведения наиболее эффективна, т.к. нежелательное поведение еще не успело закрепиться, а также взрослому проще справиться с ребенком, в случае направленной агрессии, или самоагрессии.

В домашних условиях программа АВА применяется следующим образом:
Супервизор / поведенческий аналитик оценивает начальные навыки ребенка и строит обучающую программу. Эту программу выполняют тераписты, то есть именно тераписты непосредственно работают с ребенком и обучают его.

Чаще всего в интенсивной программе раннего вмешательства работают несколько терапистов (2-3) посменно, т.к. один человек не сможет находится все часы в максимальной концентрации внимания и эффективно обучать ребенка. К тому же, как и любой человек, единственный терапист может заболеть, уехать, жениться / выйти замуж, и т.д., и если его никто не может заменить — это может существенно сказаться на эффективности обучения и затормозить приобретение навыков.

Чаще всего занятия происходят в утренние часы (3-4 часа) и после обеда (3-4 часа) ежедневно, и каждый из терапистов работает по несколько смен в неделю.

Супервизор курирует действия терапистов, проводит тренинги раз в неделю, в течение 2-3 часов, а также, параллельно с тренингом терапистов и коррекцией программы, делает тренинг родителям.

На базе терапевтического центра* (или детского специального сада) интенсивная АВА терапия в разннем возрасте выглядит похожим образом, но в центре находятся одновременно до 8-ми детей, и в соответствующем количестве — терапистов.

Каждый из терапистов работает полный рабочий день, и течение дня обучает 1:1 двух-трех детей. К каждому ребенку прикреплена своя команда терапистов (2-3), которые занимаются с ним по очереди.

Работой терапистов руководит супервизор / поведенческий аналитик, который строит обучающие программы для каждого ребенка в группе, и отслеживает продвижение. Супервизор имеет частичную ставку, и для тренинга терапистов у работы над программами у него выделено 2-3 часа в неделю на ребенка.

Иногда в часы работы супервизора включается также тренинг родителей, который происходит раз в две недели (для родителей каждого из детей). Иногда в терапевтический коллектив сада входит психолог, который берет функцию тренинга родителей на себя, или выполняет ее совместно с супервизором.

Кроме психолога, в коллективе может быть также логопед и трудо-терапевт, которые также занимаются по часу в неделю с каждым из детей и обучают персонал терапистов работе над конкретными целями в области речевых и моторных навыков.

Аутичные дети в дошкольном возрасте могут начать АВА терапию с разных точек исхода. Некоторые дети, которым лишь недавно поставили диагноз, не владеют достаточными навыками обучения, не умеют общаться и сотрудничать со взрослыми. Нетокорые дети, за плечами которых двухлетняя программа

раннего вмешательства, уже давно прошли все базисные программы обучения, и готовы к более натуральному обучению и обучению социальных навыков. Некоторые дети, несмотря на попытки лечения различными видами терапий и интенсивное вмешательство, по-прежнему обладают лишь начальными навыками понимания речи, и имеют затруднения практически во всех областях навыков.

Вне зависимости от уровня развития навыков, для детей данного возраста рекомендуется обучение в системе спецобразования, а не индивидуальная работа в домашних условиях. Обучение в данном возрасте является началом дороги, по которой ребенок будет продвигаться по жизненному пути, и обучение на дому может быть ограниченной средой, в которой ребенок не сможет выучить такие важные навыки, как нахождение в группе сверстников, обучение в группе, общение с различными людьми, и т.п.

Модель поведенческой терапии в группе детского сада специального образования* имеет сходство с моделью раннего вмешательства:
В группе до 8-ми детей, но в данной модели не для каждого ребенка есть отдельная команда терапистов, а вся группа объединена под началом воспитателя и нескольких помощниц воспитателя.

Обучение по крайней мере в 50% процентов происходит групповым методом — детки обучаются сидеть вместе на групповых занятиях и взаимодействовать друг с другом, выполнять различные роли и обязанности (например, быть дежурным или помощником воспитателя), сидеть и кущать за одним столом, делиться, обращаться друг к другу, а также играть вместе — на детской площадке или в саду. Поведенческие методы для обучения в группе могут включать использование специальных поощрений и жетонов, анализ заданий и подбор обучающих материалов на индивидуальной основе, а также специфические методы обучения, как «Формирование реакции» или «Обучение отдельными блоками — DTT».

Частично обучение остается индивидуальным, в особенности для детей с низким уровнем речевых навыков, или для детей, которые до сегодняшнего дня не обучались и не научились взаимодействовать со взрослыми.
Дети в более высоким уровнем речевых и коммуникативных навыков начинают обучаться парами или в маленьких группах, и иногда — к обучению привлекается сверстник с обычным развитием (так называемая «обратная инклюзия»).

Читайте также:  Анализ содержание отцы и дети

В обучении речевых навыков снижается интенсивность, и обучающая программа начинается фокусироваться на социальных навыках или навыках самостоятельности и самопомощи.
Поведенческий аналитик имеет одну из основных ролей в терапевтической команде, т.к. является связующим звеном между воспитателями и профессионалами различной специализации — логопедом, трудотерапевтом, психологом и специалистом по эмоциональной терапии. Обучающая программа для ребенка строится в сотрудничестве всех этих специалистов, а не только поведенческим аналитиком, как это происходит в программе ранней интервенции. Кроме этого, непосредственное обучение проводится воспитателями, нянями и пара-профессионалами, а не АВА-терапистами, и от поведенческого аналитика требуется помощь и тренинг данных специалистов в применении поведенческих методов обучения. У поведенческого аналитика должно быть достаточно знаний, компетенции и харизмы, чтобы донести до столь разнообразной команды специалистов основы и принципы АВА.

Чаще всего, непосредственной ответственностью поведенческого аналитика является ведение инклюзивных программ, а также программ по отучению от подгузников, коррекции нежелательного поведения и обучению «как учиться», в то время как речевые, коммуникативные и социальные навыки находятся в рамках ответственности логопеда, моторика и сенсорика — в рамках ответственности трудотерапевта, академические и групповые навыки — воспитателя, а эмоциональное развитие каждого из детей — в рамках ответственности арт-терапевта и психолога.
Психолог и поведенческий аналитик также принимают активное участие в тренинге родителей.

Данная модель поведенческого вмешательства далеко не всегда выглядит как «поведенческая» — нет явного поощрения конфетами и сидения за столом с карточками по 8 часов в день. Но это не говорит о том, что данная модель действительно не является «поведенческой» — в ней применяются такие же принципы обучения, как и в модели раннего интенсивного вмешательства, но обучение происходит в более натуральной среде, чаще — групповым методом, и с помощью специалистов разных профессий. Все это позволяет аутичному ребенку приобрести те необходимые функциональные навыки, которые будут сопровождать его на протяжении его взрослой жизни.

Важно помнить, что в АВА существует несколько меделей обучения, и выбирать соответствующую модель следует на основе индивидуальных навыков ребенка и возможностей его окружения.

Развенчание мифов о прикладном анализе поведения, и тех, кто предоставляет услуги поведенческого анализа.

Автор: Роберт Шрамм.
Переводчик: Марина Лелюхина
Редактор: Анна Соловьева

Почти во всем мире ABA считается лучшей методикой для работы с детьми с расстройствами аутистического спектра. Тем не менее, в Германии и многих других Европейских странах, многие до сих пор не вполне представляют, что такое прикладной поведенческий анализ в современном его варианте, и сама методика, таким образом, кажется чем-то новым и неизвестным. Недостаток объективной информации и понимания того, что действительно представляет собой ABA, привели к появлению самых причудливых мифов и слухов о методе. Эти слухи продолжают существовать и множиться, не смотря на то, что не имеют под собой никаких фактических оснований.
В этой статье я бы хотел прокомментировать некоторые из этих мифов, и, если получится, поспособствовать тому, чтобы подобные представления об ABA навсегда остались для нас в прошлом.

Миф: «ABA — экспериментальная методика, ее эффективность не подтверждена научными данными».
Это неправда. Среди всего разнообразия терапевтических и педагогических методик, которые используют при работе с аутичными детьми, именно ABA может подкрепить свои принципы, техники, и, в конечном итоге, эффективность, наибольшим количеством исследований и поддержкой научного сообщества. Прикладному анализу поведения, аутизму и нарушениям интеллектуального развития посвящено более дюжины профессиональных изданий, в которых можно найти сотни публикаций результатов всевозможных исследований, подтверждающих эффективность методики. Конечно, можно найти единичные исследования, результаты которых не смогут подтвердить эффективность конкретного вмешательства, но в процентном соотношении количество публикаций, подтверждающих эффективность ABA, позволяет утверждать, что этот метод эффективен не только для работы с аутичными детьми, он также наиболее эффективен для работы с любыми детьми, имеющими поведенческие проблемы или проблемы с обучением. В конце-концов, ABA — единственная методика, оказывающая длительное благоприятное воздействие на детей с аутизмом, рекомендованная министром здравоохранения США.
Цитирую Третью Часть Доклада 1999 года Министра Здравоохранения, посвященную психическому здоровью: «Тридцать лет исследований продемонстрировали эффективность прикладного анализа поведения для ослабления нежелательного поведения, развития коммуникации, умения учиться и приемлемого социального поведения». Что другие методы могут этому противопоставить?
Миф: Метод ABA не объясняет ребенку, как и почему он должен себя вести. Он просто натаскивает его на определенное поведение.
В основе этого мифа лежит ошибочное представление о том, что программы ABA учат ребенка просто реагировать на стимулы, а не мыслить самостоятельно. Любое обучение содержит элемент зубрежки, будь то ABA-программа, регулярный класс в обычной школе, монтессори-класс, или домашнее обучение. Каждый ребенок иногда должен делать что-то, потому что «мама так сказала». Кроме того, многие действия мы совершаем просто автоматически, не задумываясь. Каждый из нас — человек привычки. И когда мы говорим о «тренингах», то имеем в виду закрепление моделей поведения, или привычек — действий, которые мы совершаем автоматически. Этот факт относится даже не столько к прикладному анализу поведения, сколько в принципе к тому, как люди обучаются новым навыкам.
Многие наши поступки обусловлены именно привычкой. Например, когда мы чистим зубы, то едва ли обдумываем каждый шаг в этом процессе (намочить щетку, выдавить пасту, поднести щетку к зубам и т. д.). Это действие у большинства из нас вошло в привычку и выполняется на автомате. А все потому, что в свое время, нас научили выполнять последовательность действий, за которой неизбежно следовал успех: наши зубы были чистыми, а дыхание — свежим. Успешность приводит к тому, что при схожих обстоятельствах мы будем действовать так же, чтобы добиться нужного результата.
Секрет ABA в том, что простые на первый взгляд задачи, такие как чистка зубов, разбиваются на множество мелких шагов, и с ребенком тренируется каждый шаг отдельно. Постепенно осваивая каждую составляющую навыка, ребенок волей-неволей достигает успеха, что было бы невозможно, если бы с ним тренировали весь навык целиком. Не смотря на это, представление о том, что ABA занимается только натаскиванием ребенка и формированием бытовых привычек, так же совершенно не соответствует действительности.
Как и любая качественная образовательная программа, ABA-программа должна охватывать все навыки, которые необходимы ребенку. В этот список могут входить, например, языковые навыки, навыки социального взаимодействия, логика, гибкость мышления, распознавание и понимание мыслей и чувств окружающих людей. Хотя эти навыки кажутся сложными, они подчиняются тем же законам поведения, которые руководят всеми процессами нашего обучения. Проблема, таким образом, стоит несколько другая: «достаточно ли у терапевта, реализующего программу поведенческого вмешательства, опыта и изобретательности, чтобы помочь клиенту сформировать такие сложные навыки». На заре истории ABA терапевтам не хватало опыта, чтобы должным образом работать над формированием таких сложных навыков. По этой причине первоначальные программы ABA могут казаться нашим современникам несколько ограниченными. Но причина этого кроется в отсутствии должной практики применения принципов, лежащих в основе метода, а вовсе не в самих этих принципах.
Преимущество методики ABA состоит в том, что это все-таки наука, а значит, все достижения в этой области доступны по всему миру, благодаря публикациям в научных журналах. За последние 40 лет наука прикладного анализа поведения обогатилась бессчетным количеством открытий и уникальных примеров решения при помощи принципов ABA самых сложных задач, связанных с человеческим поведением. Если программа поведенческого вмешательства составлена квалифицированным специалистом, с учетом последних данных исследований и новейших техник обучения, вероятность того, что даже самый сложный навык не сможет быть полностью освоен, весьма мала.
И наконец, я хотел бы отметить, что ABA — наука, которая опирается на «то, что работает». Поведенческого терапевта, в первую очередь, интересует результат. Программа считается успешной лишь в том случае, если «целевой» навык не просто усвоен, но ребенок может применять его регулярно, часто и без посторонней помощи. Даже если бы существовал метод, противоречащий нашем современным представлениям об ABA, но отвечающий этическим принципам и эффективный, он мог бы быть рекомендован в рамках программы поведенческого вмешательства, поскольку ABA ориентируется, прежде всего, на результат.
Миф: «ABA — это просто способ дрессировки, адаптированный для людей».
Действительно, все живые организмы реагируют на стимулы окружающей среды примерно в одном и том же ключе, но даже на самых ранних этапах развития поведение человека отличается значительно большей сложностью, чем поведение животного. ABA помогает нам понять, почему люди поступают так, а не иначе. Благодаря этому пониманию мы можем помочь людям поступать правильно, что в конечном итоге приведет их к более счастливой и успешной жизни.
Тот факт, что одни специалисты используют поведенческие методики для работы со взрослыми, другие — для работы с детьми, а кое-кто и для дрессировки животных, не умаляют той огромной роли, которую прикладной анализ поведения играет в поддержке детей, страдающих аутизмом. Когда я слышу об этом мифе, я всегда думаю: «Гм, а не получается ли так, что мой стейк Нью-Йорк с косточкой и соусом из жгучего перца — это всего лишь собачья еда, адаптированная для людей, ведь многие собаководы кормят своих питомцев мясом на косточке».
Миф: ABA просто подкупает детей едой и игрушками.
Одна из главных ошибок в понимании принципов ABA — неправильное представление о важности и ценности подкрепления. ABA — наука, которая зиждется на принципе подкрепления желательного поведения. В жизни те действия, которые приводят к положительным переменам в окружающей среде, мы, как правило, повторяем значительно чаще. Стремление к повторению успеха — это то, что формирует наше поведение, и, в конечном итоге, делает нас теми, кто мы есть.
Мы называем подкреплением любые изменения в окружающей среде, появление которых повышает вероятность того, что в схожих обстоятельствах наше поведение повторится. Подкрепление появляется после поведения, которое оно подкрепляет , таким образом, взятка и подкрепление никак не могут быть синонимами. Когда мы предлагаем взятку, мы говорим так: «Если ты сделаешь то, что мне нужно, я дам тебе это». Взятку мы обычно предлагаем до того, как происходит желаемое поведение. Подкрепление ребенок получает только после того, как происходит желаемое поведение. Таким образом, взятка и подкрепление — это вовсе не одно и то же. Более того, большинство ABA-программ учат нас, что тезис «если ты мне это — я тебе то» полностью противоречит принципам обучения.
Кроме того, подкрепление может быть чем угодно. Важно лишь, чтобы оно появлялось тогда, когда нужно, и влияло на поведение. Ни в одной программе не пишут, что именно нужно использовать в качестве подкрепления. Чтобы выбрать подходящее подкрепление нужно ориентироваться на то, что повысит вероятность повторения поведения в будущем.
Обычно нашими поступками руководит одно из следующих чувств: чувство голода, желание получить физическое удовольствие, любопытство, желание привлечь внимание, получить награду, или ощутить чувство самоудовлетворения. Мы едим, потому что это вкусно и/или чтобы получить необходимую энергию; читаем книги, чтобы стимулировать мыслительные процессы и стараемся быть милыми с окружающими, потому что благодаря этому привлекаем к себе внимание, чувствуем приязнь окружающих и самоудовлетворение. Те же принципы, хоть и в разной степени, руководят поведением детей с аутизмом. Наше дело не назначать награду за труды, но определить, что в каждом конкретном случае может выступать в качестве подкрепления желаемого поведения. После того как мы определим оптимальное подкрепление, мы можем организовать среду вокруг ребенка так, чтобы необходимый стимул появлялся сразу после того, как ребенок продемонстрирует то поведение, которого мы от него ждем, и никогда не появлялся после нежелательного, менее эффективного или вредного для ребенка поведения.
Нашим поведением руководят различные виды подкреплений. Похвала родителей, школьные отметки, зарплата, чувство удовлетворения от выполненной работы, — все это различные виды подкреплений, которые формируют наше поведение. Но что из этого может подойти ребенку-аутисту? Конечно, это зависит от ребенка, но велика вероятность того, что ни одно из этих высокоуровневых подкреплений не окажет существенного воздействия на его поведение. Таким образом, в начале пути мы вынуждены обратиться к более низкоуровневым подкреплениям. Еда, активные игры, музыка, мультики и игрушки — прекрасные подкрепления, которые помогут ребенку освоить важные новые навыки. Но не менее важно, чем найти подходящее подкрепление для ребенка в данный момент, расширять количество возможных подкреплений и повышать их уровень. К счастью, наука ABA не стоит на месте, и последние исследования в области Verbal Behavior дают нам массу способов справиться с этой задачей.
Миф: «Существует только один вид ABA»
Правда, существует только одна наука «прикладной анализ поведения», но это не значит, что все занятия ABA строятся одинаково и все программы поведенческого вмешательства тоже будут одинаковыми. Обычно бывает так, люди видят ABA- программу, или слышат где-то единичную рекомендацию поведенческого аналитика для какого-то конкретного ребенка, и затем рекомендуют другим такую же технику и считают, что все ABA-программы выглядят и реализуются так же. Нет ничего более абсурдного.
ABA дает нам только понимание того, почему люди поступают так, а не иначе, и методы использования этого знания, которые помогут ребенку поступать так, как нужно. Поскольку в этом мире не существует двух одинаковых людей (с аутизмом или без) не будет и двух абсолютно одинаковых программ ABA. Все, что делается в рамках программы поведенческого вмешательства должно делаться в расчете на нужды и интересы конкретного ребенка, которому программа помогает. Программа реализуется и оценивается объективно, исходя из того, насколько быстро достигаются желаемые результаты, и изменяется, исходя из того, какие методы будут наиболее успешными при работе с данным клиентом. Цель любой хорошей программы ABA – понять, что лучше всего работает с ребенком и затем использовать все эти техники. Это позволяет воздействовать на все возможные дефициты, которые могут возникнуть у ребенка с аутизмом.
Если посмотреть на ABA в целом, то можно увидеть что к этому методу относят Lovaas programming, Verbal Behavior, Pivotal Response Training, German Verhaltens Therapy и многие другие формы терапии, которые были разработаны чтобы помочь детям с аутизмом. Правда в том, что все эти подходы, по сути, есть ABA, потому, что в их основе лежат принципы бихевиоризма. Отличие лишь в том, как эти принципы применяются, и на чем фокусируется вмешательство. Некоторые формы ABA лучше подходят для одних детей, некоторые — для других.
Несмотря на это, просто решить начать заниматься с ребенком ABA недостаточно. Вам нужно учитывать степень подготовки и опыт того, кто предоставляет вам сервис, чтобы убедиться, что с ребенком работает квалифицированный персонал. Вам также надо удостовериться, что представитель сервиса ориентируется на тот подход, который соответствует вашему представлению о специфических нуждах вашего ребенка, (Примечание: Knospe-ABA предоставляет программы, которые специализируются на вербальном поведении).
Миф: ABA — терапия только для аутизма, она не полезна для детей с другими диагнозами.
Правда в том, что прикладной анализ поведения — это наука, которая была разработана в виде теории и развита задолго до того, как появились хотя бы мысли о том, чтобы использовать ее при работе с детьми с РАС. ABA используют по всему миру, чтобы помочь детям и взрослым преодолеть всевозможные поведенческие и социальные проблемы, такие как тяга к курению, личностные расстройства , взаимоотношения между людьми, обсессивно-компульсивные расстройства, и многие другие.
Принципы бихейвеоризма стали использовать при работе с детьми только в конце 60-х — начале 70-х. Хотя в то время техники были базовыми и не охватывали весь спектр дефицитов ребенка, эксперименты и исследования сделали ABA доступным инструментом для работы с детьми с аутизмом и другими расстройствами. В дополнение к научным журналам, таким как «The Journal of Applied Behavior Analysis» и “The Behavior Analyst Today” , исследования в поддержку ABA публикуются во многих научных журналах, таких как “The Journal of Autism and Developmental Disabilities,” “The Journal of Mental Retardation,” “The Journal of Early and Intensive Behavioral Intervention” (JEIBI) and “ The Journal of Speech and Language and Applied Behavior Analysis”. Доступные исследования подтверждают успешность использования ABA с детьми с самыми разными нарушениями развития, включая синдром Дауна, ДЦП, эмоциональные расстройства, умственную отсталость.
Миф: «ABA — это слишком дорого, обычная семья не может себе этого позволить»
Люди часто ссылаются на информацию о том, что в США программы ABA стоят от 20-40 тысяч долларов в год. Вы конечно можете найти программу, которая будет стоить так дорого, но это не обязательно. Программы Knospe-ABA в Германии конечно стоят дешевле, даже по сравнению с прочими программами раннего вмешательства. Стоимость работы с одним ребенком в год составляет около 9000 евро д, и со временем, когда ребенок осваивает больше навыков, она снижается.
Кроме того, около 70% услуг нашего института оплачивают местные государственные службы. Но независимо от того, кто платит за нашу работу, наша цель остается неизменное — «Мы помогаем семье обрести терапевтическую независимость». Это означает, что чем больше семья пользуется услугами нашего института, тем большему они учатся, и в конечном итоге, тем реже им требуется активное участие специалиста. Меньше участия специалистов — меньше затрат.
Миф: Предоставители сервиса ABA вынуждают родителей подписывать долгосрочные и дорогие контракты.
Я не могу отвечать за всех поставщиков услуг, я не знаю их подхода к делу, но я могу сказать, что наш институт никогда не подписывает с семьей долгосрочных контрактов.
Продолжение сотрудничества — это всегда выбор семьи, оно может быть прекращено в любое время и без объяснения причин. Наш институт не будет выставлять счет за услуги ( даже если они были оказаны), если семья не довольна их качеством. Этого принципа мы придерживаемся с 2004 года и будем придерживаться до тех пор, пока я остаюсь главным поведенческим аналитиком и главой организации.
Миф: предоставители ABA-сервиса питают вас ложными надеждами, говоря что смогут исцелить ребенка от аутизма.
Все родители детей с аутизмом постоянно ищут новую надежду на то, что жизнь их ребенка в конечном итоге изменится к лучшему. Потеря надежды для этих семей губительна. И часто ответственность за это лежит на специалистах, которые не смогли добиться существенных успехов с ребенком. Такие специалисты считают, что лишая клиента надежды они возвращают его к реальности, что так ему будет легче. На самом деле, либо родители сохраняют надежду на лучшее будущее для своего ребенка, либо путь в лучшую жизнь окажется для него навсегда закрытым. Стремление лишить родителей надежды кажется мне недопустимым. Никто не знает, на что в конечном итоге способен этот ребенок. Говорить, что ребенок необучаем, просто потому что кто-то не знает как его учить, это очень не правильно. Я в свою очередь никогда не рискну лишить родителей надежды, ведь им потребуется все их силы и решимость, чтобы выбрать правильный путь для своего ребенка и всей семьи.
В то же время очень важно не «торговать» надеждой. Это недопустимо. К сожалению разговоры об удивительных прорывах и магических исцелениях от аутизма существуют и продаются родителям с тех пор, как существует это расстройство. Но не смотря на отношение к этим историям, важно противостоять устаревшему мнению, что с ребенком ничего нельзя сделать просто потому что у него диагноз.
Грамотная поддержка семей детей с аутизмом должна строиться на постоянном стремлении к успеху и прогрессу. Мы должны сконцентрировать все силы на поиске того, что может быть сделано, вместо того чтобы пытаться предсказать независящие от нас вещи. Все что нам остается — каждый день работать над тем, чтобы как можно скорее добиться прогресса и повести ребенка и его семью к новой, лучшей жизни.
Я бы хотел прояснить четко: никто в нашем институте никогда не утверждал, что аутизм может быть исцелен. Как известно, мы не знаем точной причины аутизма, а без этого знания, как кто-либо может сказать, что она может быть устранена? Наша единственная цель не исцелить аутизм, а помочь детям развить как можно больше навыков. Лучшее средство достичь этого — систематическая регулярная работа над поставленными целями.
Когда удается наладить работу, часто оказывается, что дети с аутизмом способны на гораздо большее, чем считалось раньше. Мы можем радикально изменить качество их жизни, но не при помощи фокусов и трюков, а при помощи тяжелой, каждодневной работы. Дети, которые попали в раннюю интенсивную программу поведенческого вмешательства скорее всего научатся говорить, смогут посещать обычные школы, останутся с родителями или будут жить независимо во взрослой жизни ( подробнее об этом у нас на сайте).
Некоторые дети оказались в состоянии преодолеть дефициты, из-за которых им был поставлен диагноз аутизм, в том смысле что они уже не подпадают под критерии, которые позволили бы поставить им этот диагноз. Про этих детей как раз говорят, что они исцелились от аутизма. Исцеление в данном случае означает, что у ребенка больше нет симптомов аутизма. Число детей, которые достигли подобных высот, увеличивается с каждым годом, в соответствии с развитием образовательных методик и понимания природы аутизма. Но к сожалению количество детей, излечившихся от аутизма, остается слишком маленьким и еще многое предстоит сделать.
И напоследок мой любимый миф: ABA — это своего рода культ, как сайентология, который промывает мозги родителям и выманивает у них деньги и заставляет убеждать остальных делать то же самое.
Любой, у кого есть хоть немного опыта работы в ABA знает что это полная чушь и под этим нет никаких оснований. ABA — это просто метод обучения навыкам и ослабления нежелательного, а иногда и опасного поведения. То, как кто-то этим занимается, может быть этичным или не этичным, также как и при использовании любого другого метода. Behavior Analyst Certification Board членом которой являюсь и я, предъявляет высочайшие этические требования к поведенческим аналитикам и настаивает на том, что все вмешательства, которые используются для терапевтических целей, обязательно должны делаться только с разрешения родителей или клиента.
Родители и учителя по понятным причинам бывают в восторге, когда что-то наконец начинает достигать успехов с их ребенком. Это особенно остро чувствуют те, кто уже столкнулся с неудачами, страхом и чувством безысходности. Разумеется родители и учителя, впечатленные успехами их детей, хотят делиться знаниями о методе с другими. Некоторые могут даже доставать пропагандой ABA других людей. Но вдохновение и желание поделиться преимуществами метода не делают из него культа. Это просто показывает что ABA — сильная обучающая методика, которая продолжает развивать растущее число удовлетворенных клиентов.
И последнее слово для профессионалов.
Knospe-ABA — очень профессиональный, дружелюбный предоставитель сервиса. У нас нет секретов и никакого желания соревноваться с другими институтами. Мы рады делиться информацией и программами с другими. Мы проводим выездные тренинги для организаций и вводные и продвинутые семинары для людей, которые хотят применять ABA на благо немецких детей. Пожалуйста, обращайтесь к нам с любыми вопросами относительно сервиса ABA и мы приложим все усилия чтобы предоставить вам максимально полную информацию.

Топ-10 советов для понимания и управления поведением вашего аутичного ребенка

Аутичные дети реже своих нормотипичных сверстников намеренно проявляют нежелательное поведение. Их кажущееся«плохое» поведение, такое как побеги из комнаты, драки с другими детьми, отказ от сотрудничества и коммуникации, стремление залезть на высокую мебель, зачастую вызвано внешними проблемами, которые могут быть решены спокойными и креативными родителями. Приведенные ниже советы и рекомендации помогут сделать вашу семейную жизнь несколько более спокойной.

1) Изучите вашего ребенка.
Немногие аутичные дети намеренно ведут себя «плохо». Однако многие из них проявляют «проблемное» поведение. Так что же происходит? Каждый ребенок индивидуален, и знание вашего собственного ребенка имеет ключевое значение для выбора правильных действий. Может быть, ваш ребенок гиперчувствителен к шуму, определенным звукам или свету? Или нуждается в большем количестве сенсорных ощущений? Возможно ли, что ваш малыш слишком восприимчив к тесному физическому контакту и таким образом старается его избегать? Чем больше вы знаете о нем, тем легче будет устранить проблемную ситуацию.

2) Измените ваши ожидания.
Приведем в пример семейный обед. Возможно, в детстве ваша мама считала, что вы будете смирно сидеть за обеденным столом на протяжении часа. Но ожидать этого от аутичного ребенка будет, по меньшей мере, неразумно. Попробуйте идти к своей цели маленькими шагами: например, поставьте первоначальную цель непрерывного сидения ребенка за столом в течение трех минут или приема пищи при помощи вилки, или другие цели, с которыми ваш ребенок очевидно в состоянии справиться. Затем медленно двигайтесь к конечной цели: как пример, сидение за обеденным столом с семьей в течение часа.

3) Модификации окружающей среды.
Безопасность является ключевым фактором. А в случае детей, страдающих аутизмом, создание безопасной среды является непростой задачей. Так как очень многие формы поведения вашего ребенка могут быть потенциально опасными, важно предпринять некоторые меры предосторожности (надежные крепления полок к стенам и полу, засов или цепочка на входной двери, фиксация шкафов, нескользкие напольные покрытия и т.д.).

4) Примите во внимание возможные источники нежелательного поведения.
Многие дети с расстройствами аутистического спектра либо испытывают постоянную потребность в получении сенсорных ощущений, либо, наоборот, чрезмерно реагируют на сенсорные стимулы. Тщательно наблюдайте за вашим ребенком, и если нежелательное поведение запускается сенсорными факторами в окружающей среде, вы сможете это заметить.

5) Снимите чрезмерную сенсорную нагрузку.
Если ребенок излишне чувствителен к сенсорным стимулам, существует множество способов повлиять на ситуацию. Самый простой из них – избегать чрезмерной сенсорной нагрузки, например, парадов, парков аттракционов, шумных торговых центров и так далее. Если этот вариант по каким-то причинам для вас неприемлем, подумайте об использовании берушей, отвлекающих сенсорных игрушек, любимых лакомствах ребенка и т.п.

6) Обеспечьте дополнительную сенсорную нагрузку.
Если ваш ребенок любит с разбегу падать на диван, лазать по высокой мебели или вращаться вокруг своей оси, скорее всего, что он стремится к получению дополнительных сенсорных ощущений. Вы можете предоставить их множеством социально-приемлемых способов. Некоторые рекомендуют использовать крепкие «медвежьи» объятия или укладывать детей между диванными подушками, закатывать их в покрывало как «хот-дог» или же приобретать утяжеленные жилеты или одеяла.

7) Ищите позитивный «выход» для нежелательного поведения.
Ситуация, когда ребенок забирается на высокие предметы в торговом центре, рассматривается вами как «плохое» поведение, но если ребенок будет карабкаться по альпинистским или «шведским» стенкам в спортивном зале, это может стать прекрасной возможностью поддержать его физическую форму и, может быть, даже найти новых друзей. Если вращение вокруг своей оси в продуктовом супермаркете не считается вами приемлемой формой поведения, то вращение на качелях из автомобильной шины во дворе вашего дома будет выглядеть не только нормально, но еще и доставит ребенку необходимые ему сенсорные ощущения.

Читайте также:  Анализ смерти базарова романе отцы дети

8) Радуйтесь успехам вашего ребенка.
Получайте удовольствие от выдумок вашего ребенка, радуйтесь каждому уместно сказанному им слову и законченному, грамматически правильному предложению. Да, вероятно, что он не станет капитаном футбольной команды в школе, но по крайне мере он имеет возможность оставаться самим собой.

9) Меньше беспокойтесь о чужом мнении.
Ваш сын сегодня прекрасно ведет себя в супермаркете. Он немного хлопает в ладоши или трясет руками перед глазами, но это не такая большая проблема. Ровно до того момента, пока в поле зрения к вам не попадает «идеальная» мама с «идеальной» дочерью, пристально наблюдающая за вашим сыном. Внезапно его хлопки в ладоши становятся для вас большой проблемой, и вдруг вы слышите, как резко говорите своему сыну «немедленно опусти руки вниз!». Разумеется, это нелегко. Но важно, чтобы вы помнили: ваш ребенок аутичный, а не намеренно пытающийся поставить вас в неловкое положение. Не волнуйтесь о мнении посторонних вам людей.

10) Ищите способы весело проводить время вместе.
Не всегда легко связать понятия «аутизм» и «веселье». Но если хорошо задуматься, закатывания малыша в одеяло как хот-дог, прыжки с ним на батуте или просто крепкие объятия могут быть очень веселыми занятиями! Вместо того, чтобы беспокоиться о терапевтической ценности каждого действия, попробуйте просто наслаждаться глупостями: щекоткой, объятиями, прыжками . и ребенком!

ФУНКЦИОНАЛЬНОЕ ВОСПРИЯТИЕ ПРОБЛЕМАТИЧНОГО ПОВЕДЕНИЯ

В АВА любое поведение, как «хорошее», так и «плохое», воспринимается как всего лишь как поведение. То есть, какое-либо действие, появление которого вызывают одни факторы, и усиливают в будущем — другие факторы.

В данном восприятии АВА сильно отличается от других подходов, видящих в проблематичном поведении симптом расстройства — аутизма, гиперактивности, дефицита внимания, душевных проблем, пробелов воспитания, умственной отсталости, неприемлемых черт характера, эмоциональных расстройств, и так далее.

В АВА любое поведение, кроме врожденных рефлексов, является обученным или обучаемым, и, следовательно, доступного к изменениям. При таком подходе, мы не можем изменить человека, но можем изменить его поведение.

При работе над нежелательными поведениями, мы должны, прежде всего, определить, что является проблематичным — поведение или его отсутствие. Например, если ребенок раздевается в публичных местах, то и работать мы будем над уменьшением этого поведения. Если же ребенок не поворачивает головы, когда его зовут, то работать мы будем не над уменьшением «неповоротов» головы, а над проявлением реакции на имя.

Кроме этого, нам необходимо задать себе вопрос — является ли данная проблема поведения проблемой самого ребенка, или окружающих его людей. Возможно то, что ребенок напевает себе под нос во время занятий, не мешает ему сосредоточиться, но нервирует его учителя.

Кроме этого, прежде чем мы начинаем работать над уменьшением нежелательного поведения, следует задуматься — действительно ли то, что данное поведение будет отсутствовать, позволит ребенку достичь наибольшего прогресса. Так как ресурсы всегда имеют ограничение, стоит взвесить, в обучение каких навыков следует вкладывать эти ресурсы — что является наиболее жизненно-необходимым.

Следующим шагом после того, как мы определили, какое поведение является проблематичным, — является определение факторов, которые его вызывают и усиливают, то есть функциональная оценка. Только при определении функции, которую выполняет проблематичное поведение, мы можем выбрать метод, который позволит нам его уменьшить.

Функции могут быть следующие:

1. Получение желаемых стимулов или действий. Ребенок хочет конфету, падает на пол и громко кричит. Мама дает ему конфету.

2. Прекращение нежелаемых стимулов или действий. Ребенок раскрашивает рисунок, но вместо того, что бы продолжать и закончить — комкает бумагу и рвет на части. После этого от него не требуют раскрашивать.

3. Привлечение внимания. Ребенок, во время игры с младшим братом, сильно бьет его по голове. На крики младшего брата немедленно прибегают родители, и начинают отчитывать ребенка.

4. Получение сенсорной стимуляции. Ребенок, наедине сам с собой постоянно бормочет определенное предложение и размахивает руками.

Важно запомнить, что у одного вида поведения могут быть несколько функций — ребенок может плакать каждый раз, когда от него требуют выполнять задание, и когда хочет получить определенный предмет, и когда после его плача на него обращают внимание окружающие.

А может быть и наоборот — и нескольких видов поведения может быть одна функция — на ребенка начинают обращать внимание, когда он начинает бить своего брата, и когда он начинает громко кричать, и когда он начинает разбрасывать предметы, и когда он карабкается по шторам.

Поэтому, прежде чем применять какую-нибудь процедуру для уменьшения проблематичного поведения, следует задуматься — действительно ли это поведение является проблематичным для самого ребенка, какое другое поведение должно заменить это поведение, и каковы могут быть причины, которые вызывают и поддерживают это поведение на данный момент.

ЧТО ДЕЛАТЬ, ЕСЛИ С ПОМОЩЬЮ ПРОБЛЕМАТИЧНОГО ПОВЕДЕНИЯ РЕБЕНОК ПРИВЛЕКАЕТ К СЕБЕ ВНИМАНИЕ?

Не смотря на то, что само по себе определение аутизма подразумевает отчуждение ребенка от общества и нежелание общаться, для многих детей с аутизмом, умственной отсталостью, и другими нарушениями — внимание взрослых и сверстников является мощным мотивационным фактором и нередко усилителем нежелательного поведения.

Примеров этому множество. Это может быть ребенок, который писается в штаны и когда к нему подходит взрослый, что бы отвести его в туалет — начинает от него убегать и играть в «догонялки». Это может быть ребенок, который во время занятий начинает щипать товарища, и за это его воспитательница громко отчитывает перед классом. Это может быть ребенок, который берет мяч, и метит им в плазменный телевизор, и после этого его родители обращают на него внимание и начинают его уговаривать, что бы он этого не делал.

Для работы над уменьшением нежелательного поведения, поддерживаемого и усиливаемого вниманием, мы можем использовать следующие поведенческие принципы:

1. Прекращение усиления — Extinction.

Самое первое, что мы можем сделать — это просто не обращать внимания. Можно просто не отреагировать, можно отвернуться в сторону, как только нежелательное поведение произошло, можно вообще отойти или выйти. Если есть такая возможность, то, как только произошло нежелательное поведение — повернуться к другому ребенку, и похвалить этого ребенка за то, что он себя хорошо ведет.

Но, как и в любом другом процессе прекращения, существует опасность, что поведение немедленно усилится, и станет опасным для самого ребенка или окружающих, и в конце концов будет невозможным не обращать на него внимания. И тогда, к сожалению, вместо того, что бы ослабить поведение — мы наоборот, его усилим, причем в самом худшем его варианте.

Поэтому, очень важно, прежде чем начать использовать этот метод — продумать, действительно ли возможно полностью не реагировать и не обращать внимания — не смотреть, ничего не говорить, и не отчитывать ребенка. И если решение принято — то нужно быть очень последовательными, и «стоять до конца не смотря ни на что».

2. Дифференциальное усиление –Differential Reinforcement .

Когда происходит нежелательное поведение, функция которого — привлечь внимание, следует проанализировать, умеет ли ребенок привлекать внимание другим способом. И если умеет — то почему не использует этот способ.

Возможно, что ребенок складывает паззл, и показывает его папе, то в ответ получает сухое: «Молодец, иди, играй дальше!». А если ребенок раскрасит красками все стены на кухне, то папа, наконец, оторвется от телевизора и будет отчитывать ребенка строгим голосом. В такой ситуации требуется интервенция для папы, но об этом мы здесь говорить не будем. А в том случае, когда ребенок не умеет привлекать к себе внимание другим способом — обязательно нужно его этому научить.

Итак, можно научить ребенка проявлять инициативу с помощью жестов, карточек или слов, и научить его просить взрослых и сверстников поиграть с ним, пойти с ним в какое-либо место, посмотреть на него, и так далее. Кроме этого, очень важно поощрять ребенка за хорошее поведение — когда он чем-то занят, когда играет самостоятельно, или когда он взаимодействует со сверстниками или братьями в спокойной игровой обстановке.

3. Необусловленное усиление NCR (Non-Contingent Reinforcement).

В том случае, когда ребенок добивается внимания с помощью нежелательного поведения, рекомендуется обращать на ребенка внимание и играть с ним как можно чаще. В данном случае инициативе должна происходить от взрослого, и взрослый должен искать и использовать как можно больше ситуаций для общения с ребенком. В этом случае, внимание взрослого не будет обусловлено нежелательным поведением со стороны ребенка, ребенок будет получать достаточно внимания, и, следовательно, потребность в нежелательном поведении отпадет.

4. Применение наказания – Punishment.

В большинстве случаев, применения наказаний для проблематичного поведения, усиливаемого вниманием, является неэффективным. Прежде всего, такие виды наказания, в которых ребенка лишают чего либо (сажают в угол, или запрещают выходить на улицу) — лишь усиливают мотивацию к общению и вниманию со стороны взрослых.

Крики или отчитывания ребенка вообще противопоказаны, так как это является прямым усилителем.

В случае наказания, в котором ребенок должен выполнить неоднократно какое-либо требование, тоже нет эффекта, т.к. во время выполнения требований, взрослых должен быть рядом, и заставлять его это делать, и, следовательно — уделять внимание. Поэтому, как бы ни странно это звучало — процедуры наказания (Punishment) желательно не использовать в этом случае.

Чем больше родители и воспитатели будут обращать внимание на ребенка, когда он хорошо себя ведет, и поощрять его за это — тем меньше ребенок будет вкладывать усилий для того, что бы «довести их до белого каления».

РУКОВОДЯЩИЙ КОНТРОЛЬ.

«Руководящий контроль», вероятно, звучит как холодный, пугающий термин, который применим только к деятельности терапевтов или профессионалов. Однако, это не совсем так. Если бы все родители знали, что такое руководящий контроль, и как его получить, это уменьшило бы количество стресса и конфликтов в семьях. Как родитель, вы учите вашего ребенка каждый день, и вы предъявляете требования к вашему ребенку в течение каждого дня. Соответствующий руководящий контроль – это то, что мотивирует детей к тому, чтобы слушать вас и делать то, о чем вы просите.

Так что же такое руководящий контроль? Как его получить? Как его потерять? Как вы узнаете о том, что его не хватает в семье?

Если попытаться объяснить этот термин простыми словами, можно сказать, что нехватка руководящего контроля – это ситуация, в которой ребенок в доме становится «боссом». Однако дети не просто просыпаются в один прекрасный день и начинают управлять поведением окружающих. Это заблуждение. Нежелательное поведение было усилено, последствия не были обеспечены, и с течением времени ребенок понял, что он — главный в этой семье.

Основываясь на опыте специалистов, можно перечислить наиболее распространенные ошибки родителей, которые приводят к тому, что они теряют (или никогда не обретают) руководящий контроль над своим ребенком:

— Споры с детьми
— Торговля / переговоры с детьми (Это не слишком отличается от споров)
— Родители находятся «на разных страницах» (Мама строгая, папа — нет)
— Обращение внимания на нежелательное поведение
— Позволение ребенку проявлять агрессию . в любой форме (да, если ваш малыш «игриво» хлопает вас, когда он плачет, это тоже агрессия)
— Избегание выставления требований, чтобы избежать проблемного поведения
— Крики на детей / Родители теряют самообладание
— Отсутствие структуры или порядка в доме
— Бесконечные и пустые угрозы родителей с «обещаниями» наказать ребенка, которые никогда не воплощаются в реальность
— Недооценка ребенка / рационализация проблемного поведения («Я знаю, что она только что укусила меня, но она очень устала»)
— Позволение ребенку не уважать взрослых
— Проблема с тем моментом, когда родитель видит своего ребенка несчастным «Я всегда должна нравиться своему ребенку»

К сожалению, многие родители не понимают, как вышеперечисленные ошибки могут подорвать их авторитет и привести к отсутствию руководящего контроля.

Когда специалист впервые начинает работу с ребенком, он устанавливает такие отношения с ребенком, в которых ситуацию контролирует специалист, а не ребенок. Нельзя обучать ребенка должным образом, если он не слушает, что ему говорят, или отказывается делать вещи, о которых его просят. Создание руководящего контроля не является сложной задачей, но это требует определенного мышления. Иногда родители чувствуют себя некомфортно, становясь на сторону более строгой дисциплины. Специалист, работающий с ребенком, предстает в его глазах не только в роли «той веселой женщины, которая приходит поиграть» и уделяет малышу безраздельное внимание, но и в качестве человека, который создает структуру и порядок, а также четко придерживается всех сказанных им слов. Можно быть любящим, добрым родителем, одновременно контролирующим последствия проблемного поведения своего ребенка и сохраняющим дисциплину.

Вот несколько примеров того, что специалист может сделать при работе с новыми клиентами с целью создания руководящего контроля с самого начала их сотрудничества:

— Ограничьте доступ к подкреплениям — ребенок не должен иметь свободный доступ к объектам, обладающим высокой усиливающей ценностью. Иначе, откуда же возьмется их мотивация к выполнению поставленных задач или послушанию? Усилители должны быть привязаны к проявлению желательного поведения, и ребенок должен каким-либо образом обратиться к специалисту для того, чтобы получить доступ к подкреплению.

— Придерживайтесь единой стратегии со всеми взрослыми в доме. Если папа говорит, что ребенок должен надеть варежки прежде, чем выйти на улицу, то специалист должен придерживаться этого правила. Если специалист говорит, что пока он находится в доме и проводит занятия, ребенок не может смотреть телевизор, родители должны обеспечить выполнение такого требования. Стоит задать родителям вопрос: все ли взрослые в доме работают как единая команда? Или же ребенок знает, что он просто может подойти и попросить маму, если папа говорит «нет» (или наоборот)?

— Взаимодействие со специалистом не является выборочным. Взаимодействие означает сидение ребенка в непосредственной близости от специалиста, зрительный контакт (по возможности), речь (если ребенок вокален), а также выполнение действий по очереди. Старайтесь не позволять ребенку провести целый день, избегая взаимодействия с вами, например, выходя из комнаты, если вы входите в нее, погружаясь в аутостимуляцию при попытке поговорить с ним, поворот спиной к вам и т.д. Попробуйте передать ребенку четкий сигнал, что взаимодействие с вами является обязательным.

— Создайте повседневное расписание и придерживайтесь его. Определитесь с тем, как будет проходить день ребенка, и заполните его деятельностью. Принимайте участие в этой деятельности вместе с ребенком так часто, как вы это можете. Детям, которым разрешено игнорировать всех остальных людей в доме, будет трудно поверить в то, что они не могут контролировать ситуацию в семье.

— Обеспечьте очевидный контраст между «Давай попробуем еще раз» и «Молодец!». Когда ребенок делает то, что он должен делать, его следует подкреплять с игривой, яркой интонацией и выражением лица. Когда он не делает то, что необходимо специалисту, следует изменить тон голоса, мимику и не предоставлять подкрепление.

— Всегда будьте готовы контролировать ситуацию и поведение ребенка прежде, чем предъявлять ему какие-либо требования. Зачастую наибольший ущерб приносят небольшие, «одноразовые» требования родителей. Они иногда не замечают того, что регулярно говорят своему ребенку сесть 7 раз, прежде чем он на самом деле сядет. Предъявляйте требование только тогда, когда у вас есть возможность подкрепить желательное поведение ребенка или обеспечить последствия для нежелательного поведения.

— Создавайте возможности для решения проблем поведения. Если родители рассказывают о факторах, которые запускают проблемы поведения, их нельзя упускать из внимания. Невозможно исправить поведение, которое вы никогда не видели. Если родители говорят, что выключение телевизора вызывает у ребенка истерику, необходимо сесть рядом с ребенком и посмотреть телевизор, а затем неожиданно его выключить. В такой момент появляется возможность обучить ребенка замещающему поведению. Чем больше возможностей вы предоставляете ребенку для того, чтобы он делал правильные вещи на практике, тем быстрее будет происходить его обучение.

— Предлагайте ребенку более широкие возможности для выбора в течение дня. Весь день детям говорят, где им сидеть, как себя вести, куда идти и т.д. Выбор учит ребенка самостоятельности и позволяет ему чувствовать, что он контролирует ситуацию, даже если это на самом деле не так.

— Позвольте ребенку иногда расстраиваться. Это важно. Часто в практике можно встретить малышей, которые плачут, если мама не держит их на руках весь день, или 12-летних подростков, которые кричат «Я ненавижу тебя», потому что они не хотят делать свою домашнюю работу. Эмоциональный контроль может быть трудным навыком для обучения в случае детей с аутизмом. Мы можем помочь им овладеть этим навыком, если прекратим чувствовать необходимость исправлять любые эмоциональные ситуации и всплески, которые у них возникают. Особенно если речь идет о невокальных детях, у которых зачастую слезы или истерики являются одной из форм общения. Лучше сосредоточиться на обучении ребенка тому, что делать, вместо того, чтобы плакать и устраивать истерики, например, если ребенок вокален, вы можете научить его более подходящему способу высказывать свои эмоции близким людям, например, говорить «Я действительно очень зол и хочу быть один прямо сейчас» вместо того, чтобы кричать «Я тебя ненавижу».
Успехов!

РЕКОМЕНДАЦИИ ДЛЯ ЭФФЕКТИВНОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ТАЙМАУТА.

Таймаут – это процедура, которая включает в себя отказ в доступе к любым источникам усиления (например, учитель и внимание со стороны сверстников, участие в текущей деятельности) в качестве последствия проявления нежелательного поведения у учащегося. Целью является уменьшение проявления такого поведения в будущем. Таймаут может реализовываться на трех уровнях: (а) условное наблюдение; (б) исключение; (в) изоляция. Условное наблюдение требует от учащегося, чтобы он оставался на своем месте и наблюдал за деятельностью группы, не принимая в ней участия и не получая усиления в течение определенного промежутка времени. Исключение запрещает доступ к поощрению посредством недопущения учащегося к участию в текущей деятельности, в то время как изоляция предполагает удаление учащегося из обучающей среды в качестве средства лишения доступа к любому поощрению. Использование таймаута любого уровня, в особенности исключения и изоляции, должно основываться на гарантии того, что поведение учащегося не является реакцией на неэффективное преподавание.

Для того чтобы применять процедуру таймаут, школьный персонал должен обладать знаниями о социальном опыте учащегося и о его развитии, а также владеть любой другой информацией о расстройствах конкретного учащегося и о его прошлом. Кроме того, исключение и изоляция должны использоваться лишь при условии, что данные говорят об уменьшении нежелательного поведения у данного ученика в результате применения данной стратегии. Ниже представлены рекомендации для эффективного использования методики таймаут.

РЕКОМЕНДАЦИИ ДЛЯ ЭФФЕКТИВНОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ МЕТОДИКИ ТАЙМАУТ

1. Необходимо получить разрешение на использование таймаута от родителей или опекунов ребенка . Некоторые школы требуют получения письменного согласия родителей или опекунов ребенка для использования таймаута в качестве вмешательства. Если у ребенка есть какое-либо нарушение развития или ограничение в способностях, применение таймаута, как правило, является составляющей ИПО или поведенческого плана. Обсуждение возможности применения таймаута должно включать специфические процедуры, которые могут быть использованы, а также необходимо определить все обстоятельства, которые будут приводить к реализации процедуры таймаут, и ее эффект на поведение учащегося. Каждый раз, когда возникает необходимость использовать таймаут на уровне исключения или изоляции в качестве одной из форм вмешательства, это следует обсуждать с родителями или опекунами ученика.

2. Используйте таймаут в качестве одного из компонентов широкого круга поведенческих вмешательств . Таймаут, в особенности изоляцию, ни при каких обстоятельствах нельзя использовать в качестве единственного поведенческого вмешательства, применяемого в работе с ребенком. Таймаут представляет собой лишь один из множества компонентов эффективной стратегии изменения поведения, и таймаут на уровне изоляции находится практически в самом конце списка наиболее ограничивающих подходов к уменьшению нежелательного или проблематичного поведения у учащихся. Таймаут всегда следует использовать в сочетании с различными методами положительного усиления, кроме того, таймаут может быть реализован на различных уровнях, наиболее ограничивающий из которых предполагает изоляцию. Необходимо разработать процедуры для обучения учащихся тому, как следует воспринимать таймаут, посредством ролевых игр и моделирования, с четким представлением о том, какое именно поведение может привести к реализации процедуры таймаут, и того, каким образом учащийся может избежать данной процедуры. Таймаут методом изоляции может быть использован лишь тогда, когда другие, менее ограничивающие методы вмешательства были испробованы, а соответствующие документальные записи подтверждают, что они оказались неэффективными. Чаще всего, если другие, менее крайние и ограничивающие процедуры были реализованы соответствующим образом, не остается необходимости в применении таймаута на уровне изоляции.

3. Не вступайте в силовую борьбу с учащимися . Необходимо избегать физического принуждения при реализации процедуры таймаут. Не вступайте в силовую борьбу с учащимся, поскольку такая ситуация автоматически становится безнадежной. Существуют доказательства того, что это, как правило, приводит к эскалации конфликта и может, в дополнение, привести к нанесению физического ущерба учащимся и персоналу. Если учащийся представляет собой физическую опасность для себя или окружающих, необходимо составить план действий на случай возникновения конфликтной ситуации, и персонал должен пройти соответствующую подготовку для его реализации.

4. Избегайте чрезмерного использования процедуры таймаут . В рамках процедуры таймаут дети не должны оставаться в условиях изоляции дольше 5-10 минут за один раз, в зависимости от возраста ребенка, и никогда нельзя оставлять их в изоляции в целом дольше, чем 15 минут. Многократное применение таймаута, продолжительность которого в совокупности превышает 15 минут, не рекомендуется. Правомерность и уместность применения таймаута в случае детей и молодежи, находящихся в крайних точках возрастного промежутка от 3 лет до 21 года остается под вопросом, и таких ситуаций следует избегать. Решение о продолжительном использовании таймаута на уровне изоляции должно основываться на данных, подтверждающих эффективность данного метода для уменьшения нежелательного поведения у учащегося, и если таких данных не существует, в таком случае эта процедура не должна применяться. Если согласно функциональной оценке поведения (FBA) учащийся использует таймаут на уровне изоляции для того, чтобы избежать или уклониться от инструкций, процедура таймаут не будет эффективной.

5. Никогда не закрывайте учащегося в ограниченном пространстве и всегда держите его в поле зрения . Учащиеся во время таймаута никогда не должны оставаться в помещении, закрывающемся на замок или щеколду, или же в любом закрытом пространстве, которое не позволяет персоналу наблюдение и доступ к ребенку.

6. Ведите тщательно письменную документацию . Необходимо вести и сохранять подробные записи об использовании таймаута, особенно на уровне изоляции, включая имя учащегося, дату, время и описание эпизода. В них также должна содержаться информация о вмешательствах, которые были реализованы ранее, продолжительности таймаута и его результатах.

7. Проводите функциональную оценку, если таймаут не работает должным образом . Функциональная оценка поведения должна осуществляться каждый раз, когда данные свидетельствуют о неэффективности процедуры таймаут.

Вам необходимо разработать ряд стандартных процедур для реализации таймаута в среде школьного класса, в том числе:

1. Перечень классных правил и последствия их нарушения.

2. Иерархию запланированных последовательностей действий, включающую процедуру таймаут в качестве одного из альтернативных последствий нежелательного или негибкого поведения.

3. Список мест для реализации процедуры таймаут, которые являются подходящими для конкретного класса, конкретных учеников и персональных планов управления классами.

4. Перечень личных инструкций в отношении принятия решения о том, когда реализовывать процедуру таймаут, и на каком уровне.

5. Письменные процедуры реализации таймаута, включая:

— Предупреждающий сигнал, если необходимо

— Фраза, при помощи которой учащимся сообщается о таймауте

— Правила принятия решения в отношении того, на каком уровне будет реализовываться процедура таймаут, и когда может быть осуществлен переход с одного уровня на другой

— Процедуру получения административного разрешения и письменного согласия от родителей на применение таймаута на уровне изоляции, если необходимо

— Определение длительности каждого из таймаутов, метода наблюдения за длительностью, а также правил принятия решения в отношении изменения длительности таймаута

— Описание поведения, которое ожидается от учащихся в ходе таймаута

— Процедуру завершения таймаута и возвращения учащихся

— Форма для записи данных об эпизодах таймаута

— Правила принятия решения об оценке эффективности таймаута в случае конкретных учащихся

6. Альтернативные вмешательства на случай, если будет сделан вывод о неэффективности процедуры таймаут в каком-либо конкретном случае или в целом.

7. Процедуры обучения учащихся адекватно воспринимать процедуру таймаут.

Специалист, имеющий опыт в поведенческих вмешательствах, должен курировать реализацию описанных процедур персоналом учебного учреждения посредством периодического наблюдения за классами.

Факторы, связанные с реализацией процедуры таймаут:

1. Предупредительный сигнал о том, что таймаут неизбежен, если учащийся не изменит свое поведение.

2. Краткое словесное объяснение причины, по которой учащийся будет удален на таймаут, если он не изменил свое поведение после предупредительного сигнала.

3. Организация инструктажа для учащегося в отношении проведения таймаута.

4. Место, в которое учащийся будет удален для проведения таймаута:

— Условное наблюдение — требует от учащегося, чтобы он оставался на своем месте и наблюдал за деятельностью группы, не принимая в ней участия и не получая поощрения в течение определенного промежутка времени;

— Исключение — запрещает доступ к поощрению посредством недопущения учащегося к участию в текущей деятельности;

— Изоляция — предполагает удаление учащегося из обучающей среды в качестве средства лишения доступа к любому поощрению.

5. Продолжительность таймаута:

— Краткий таймаут (например, 1-5 минут) так же эффективен, как и длительный таймаут, при условии, что учащийся прежде не удаляется на длительный таймаут.

— Таймаут продолжительностью более 15 минут не должен использоваться.

— Должен применяться невербальный сигнал, дающий информацию о начале и завершении таймаута, если учащийся был обучен реагировать на подобный сигнал.

6. Условия завершения процедуры таймаута для учащегося:

— Окончание заранее определенного времени продолжительности таймаута.

— Соответствующее поведение в период таймаута.

— Окончание максимального 15-минутного периода продолжительности таймаута (необходимо применение альтернативного вида вмешательства, если на данном этапе таймаут не продемонстрировал своей эффективности).

источник