Меню Рубрики

Коклюш у детей диагностика анализы

Многие из заболеваний детского возраста развиваются у детей только 1 раз за всю жизнь. К ним относятся ветрянка, корь. Особое место среди данных заболеваний занимает коклюш. Мало кто знает, как проводят анализ на коклюш и зачем он нужен.

Так запрограммировано природой, что дети в силу особенностей своего иммунитета болеют чаще, чем взрослые. В первую очередь это обусловлено состоянием их иммунной системы: отсутствие антител ко многим заболеваниям, за исключением тех (антител), что прошли через гематоплацентарный барьер и попали в организм ребенка от матери.

Коклюш — высококонтагиозное заболевание, передающееся воздушно-капельным путем. Это заболевание приходится на детский возраст; взрослые болеют им очень редко (частота встречаемости среди всех заболевших у взрослых не составляет и 0,5 процента).

Возбудитель коклюша у детей — бактерия Борде-Жангу (относится к семейству бордетелл Bordetella pertussis). Является грамотрицательной коккобациллой. Попадает в организм через верхние дыхательные пути (при вдыхании аэрозоля, содержащего микроорганизмы). Попадая в носоглотку, микроорганизм начинает вырабатывать свой основной антиген — коклюшный токсин, на который и вырабатывается иммунный ответ. Непосредственное повреждающее влияние оказывают цитолизин и фимбрии. Каждый из антигенов специфичен и отвечает за определенные функции (лизис эпителиоцитов, адгезия и т.д.).

Бактерия поражает преимущественно дыхательные пути и в крови выделяется крайне редко. Если удалось высеять бактерию из взятого анализа, то стоит готовиться к худшему.

Типичная картина заболевания состоит из синдромов:

  • лихорадочного (повышение температуры выше 38°C);
  • поражения дыхательного тракта (интенсивный кашель, который сложно спутать с другими респираторными заболеваниями);
  • интоксикационного (слабость, тошнота, недомогание), неврологического (нарушение сна на фоне интенсивного кашля).

Часто из-за того, что ребенок сильно и долго кашляет, возможно появление небольших ранок или надрывов в области углов рта, на уздечке нижней губы. Наличие данных признаков косвенно позволяет поставить диагноз коклюша.

Ребенок становится заразным уже с первого дня развития заболевания. Обычно заражение происходит при контакте с другими детьми. Передача возбудителя часто наблюдается в тесных детских коллективах (сады, школы), в результате чего наблюдается массовость заражения.

Своевременная диагностика заболевания должна складываться из наличия типичной картины заболевания, данных анамнеза (контакт с кашляющим ребенком) и изменения лабораторных показателей. Наиболее интересующими являются носовая слизь и мазки из носо- и ротоглотки и кровь.

Как и большинство бактериальных заболеваний, коклюш диагностируется по изменениям анализов при обнаружении бактерии в исследуемом материале. Чаще всего диагноз выставляется при исследовании мазков из носовой полости и ротоглотки, при вырастании колонии бактерий на питательной среде. В кровь же сама бактерия проникает довольно редко (обычно ее попадание в общий кровоток, где кровь стерильна, грозит развитием сепсиса).

Как же можно при помощи крови определить наличие в организме бордетеллы?

В первую очередь для определения того, имеется ли в организме та или иная инфекция, следует сделать общий анализ крови. Процедура несложная и может проводиться на любом уровне оказания медицинской помощи.

В данном анализе выявляют количество клеток крови (эритроцитов, лейкоцитов, тромбоцитов и гемоглобина) в единице объема крови. Так как коклюш заболевание бактериальное, то как и у всех подобных инфекций в крови обнаруживается увеличение лейкоцитов (лейкоцитоз) с увеличением в лейкоцитарной формуле количества нейтрофилов (определенных клеток, отвечающих за антибактериальный иммунитет). Другие компоненты анализа изменяются редко.

Более специфичным методом является серодиагностика. Принцип ее основан на определении в сыворотке крови антител, свидетельствующих о протекании инфекционного процесса, о наличии перенесенного и поствакцинального иммунитета.

Наиболее часто проводимым методом является реакция агглютинации. Метод зарекомендовал себя уже давно, используется более 50 лет. Данная методика позволяет выявить антитела, образованные к антигенам возбудителя, находящегося в первой фазе развития заболевания. Однако, имеет данная реакция и свои недостатки — она не обладает специфичностью конкретно к бактерии коклюша. Несомненным минусом ее является и то, что до сих пор не создано единой методики проведения данной реакции, из-за чего результаты могут интерпретироваться по-разному.

Суть реакции такова: полистироловый латекс наполняют компонентами коклюшной палочки. Исследуемую сыворотку крови (обычно разведенную в два раза) добавляют к сенсибилизированному латексу. После последующего окрашивания судят о наличии в сыворотке антител к данному возбудителю.

Реакция довольно проста и не требует массивных затрат. Однако из-за того, что в ней используются антигены клеток возбудителя, находящиеся в стадии распада, нередко реакция дает ложноположительные результаты.

Более трудоемким методом диагностики является реакция нейтрализации. Принцип реакции основан на количественном определении вырабатываемых к коклюшному токсину антител путем оценки состояния исследуемой ткани (чаще всего реакцию проводят на специальном субстрате — клетках яичников китайских хомяков). На основании того, как изменились клетки субстрата, судят о количестве нейтрализующих антител.

Метод высокоспецифичен и позволяет определять даже самые малые концентрации антител. Минусом реакции является ее трудоемкость и сложность проведения.

С 1980 года для диагностики заболевания используется иммуноферментный анализ (ИФА). Данная реакция является более специфичной, чем реакция агглютинации, и позволяет получить более точные и достоверные результаты (в определенных условиях).

Методика заключается в следующем: для проведения реакции можно использовать как непосредственно бактерии и бактериальные комплексы, так и компоненты их клеток, однако, при этом возрастает риск развития перекрестных реакций между антигенами коклюшной палочки и антигенами других грамотрицательных бактерий.

В среду или раствор, содержащий бактерии или их антигены, добавляли сыворотку, которую требовалось исследовать на наличие антител к возбудителю. Кроме того, в раствор добавляли специальные флуоресцеин-содержащие ферменты, которые оседали на образованном комплексе антиген-антитело, и в результате исследования делали данные комплексы видимыми под микроскопом (реакция флуоресценции).

При сравнении полученных результатов было видно, что наиболее точные результаты были достигнуты при определении антител к коклюшному токсину, ФГА и комплекса (ФГА, пертактин и КТ).

Данная методика оправдывает себя при определении антител на 4 неделе развития заболевания. До этого в крови антител мало (преобладают среди них иммуноглобулины класса М).

На более ранних этапах развития заболевания серологические методы не особо эффективны и уступают по результативности бактериоскопии, ПЦР и посевам на питательные среды.

Вышеуказанные серологические методы начинают проводиться уже с 4 недели развития заболевания. Диагноз коклюша считается обоснованным при наличии титра антител не ниже 1:80.

Следует помнить, что у детей картина крови может иногда отличаться от классических проявлений коклюша.

Довольно часто наблюдается развитие иммунодефицита примерно на 2-3 неделе развития заболевания. Высок риск присоединения оппортунистической инфекции, из-за чего первичная диагностика коклюша может замедляться, скрываться за клиникой вторичного заболевания. Кроме того, присоединение другой инфекции может вызвать осложнения, из-за которых сам коклюш будет отодвинут на второй план, и лечение будет назначено несвоевременно.

В некоторых случаях может наблюдаться следующий парадокс — казалось бы, заболевание было пролечено и все клинические признаки ушли, однако картина крови остается все той же (нейтрофильный лейкоцитоз и ускоренная СОЭ). Подобная картина может наблюдаться у ослабленных детей с имеющимся иммунодефицитом за счет более длительного персистирования антигенов бактерии Борде-Жангу в организме и замедленной их элиминации.

Как показывает практика, прививка против коклюша не всегда эффективна. Об этом свидетельствует тот факт, что риск заболеть коклюшем остается и у привитых детей (хотя они заболевают примерно в 6 раз реже, чем непривитые), и у взрослых (у них клиническая картина более стерта и заболевание может протекать под видом ОРВИ).

Обычно привитые дети заболевают в результате недостаточной выработки иммунитетом необходимых антител (в данном случае необходима пункция или трепанобиопсия костного мозга для диагностики хронических заболеваний крови). В результате этого риск заболевания у привитых детей возрастает спустя 3-4 года после перенесенной прививки.

При этом у привитых детей часто наблюдается картина относительного лейкоцитоза. В отношении выработки антител применим термин «бустер-эффект» — интенсивная выработка иммуноглобулинов уже на второй неделе развития заболевания.

Как было сказано выше, высевание бактерии из мазка крови крайне неблагоприятно. Это означает, что бактерия уже не развивается в виде локального заболевания, а вышла на системный уровень. Это грозит массивным размножением микроорганизма (кровь является прекрасной средой для развития любого микроорганизма, а в отношении бордетеллы — среда, содержащая кровь, является единственной, на которой бактерия растет).

В результате разноса микроорганизма по органам развивается синдром диссеминации, лечение которого крайне сложное и чаще всего не заканчивается успешно. В данном случае, если во время посева крови удалось высеять бактерию, пациент должен экстренно быть доставлен в отделение реанимации для проведения соответствующего лечения (существует угроза жизни).

Иногда результаты анализов могут быть ложноположительными. Это наблюдается в результате персистирования в организме антигенов бактерии (после перенесенного коклюша). Реже наблюдается ситуация перекрестной реакции антигенов, когда при наличии другого граммотрицательного микроорганизма проведение тестов на антитела к коклюшу дают положительный результат. В данном случае единственным методом диагностики является ПЦР для установления типа генетического материала, вызвавшего подобную реакцию микроорганизма.

Если все же был коклюш у детей, при правильной диагностике и своевременном лечении картина крови должна нормализоваться. В пределах нормы считается состояние, при котором лейкоцитоз может наблюдаться некоторое время (обычно до полутора недель) после перенесенного заболевания. После этого в крови появляются специфические иммуноглобулины класса G, которые отвечают за развитие постоянного, пожизненного иммунитета против коклюша. Выявление данных антител проводится серологическими методами.

Несмотря на то что коклюш является заболеванием преимущественно детского возраста, знать о том, как оно проявляется, должен каждый человек. Не существует стопроцентной гарантии того, что заболевание не разовьется даже у привитого или перенесшего его человека. Именно поэтому крайне важно знать о том, как может проявиться заболевание, где и каким образом диагностировать его развитие.

источник

Анализы на коклюш у детей проводятся с целью подтверждения присутствия в организме бактерий Bordetellapertussis, вызывающих заболевание. Коклюш считается опасной болезнью. На первых порах симптомы аналогичны ОРВИ, но примерно через неделю состояние обостряется. Появляется тяжелый приступообразный кашель, который сложно вылечить. Для точной диагностики разработано несколько методов, каждый из которых по-своему информативен.

Для диагностики коклюша недостаточно видеть клиническую картину. Подтверждают диагноз с помощью ряда исследований:

  • Анализ крови на коклюш;
  • Серологический (ИФА);
  • Мазок из носоглотки;
  • Молекулярно-генетический тест (ПЦР).

Обычно детям не назначаются сразу все исследования. Врач решает, какие анализы сдавать, исходя из симптоматики, времени появления признаков болезни, возраста ребенка и других факторов.

Общий анализ крови помогает определить состав плазмы, обнаружить признаки воспалительной реакции, предоставляет неспецифическую информацию о заболевании у ребенка. ОАК назначают при любой затянувшейся или остро протекающей простуде.

Забор крови производится на голодный желудок, предпочтительно утром. Собранный образец анализируется вручную или с помощью гемоанализатора. Когда в результате обработки анализа обнаруживаются признаки коклюша, дополнительно проводится ручное исследование. Срок получения результатов – 1 день без учета дня сбора анализа.

Обнаружить коклюш позволяет посев отделяемого из носоглотки у ребенка. Параллельно мазок исследуется на клеточный состав. Результаты анализа на коклюш достоверны, если исследование проводят не позже 3-х недель от появления первых симптомов. Оптимальным временем для анализа считается первая неделя болезни. Выполнение бакпосева требует определенной подготовки.

Не следует перед сдачей материала:

  • Кушать, пить в среднем за 2,5 часа до времени проведения посева;
  • Чистить зубы, полоскать рот, горло;
  • Интенсивно высмаркиваться;
  • Закапывать в нос капли, пить антибиотики.

Процедура включает забор отделяемого из горла, носа при помощи тупфера – стерильного тампона на палочке. Отдельный тампон вводят в носовые проходы, вторым тупфером проводят по миндалинам, задней поверхности глотки. Рекомендуется сдавать анализ дважды – через 1 день или 2 дня подряд.

В качестве альтернативы забор материала осуществляют на «кашлевую пластинку». Слизь попадает на нее, когда ребенок кашляет или чихает.

После взятия материала, тупферы помещают в специальные пробирки со средой, в которых жизнедеятельность патологических организмов будет поддерживаться искусственно. На протяжении нескольких дней наблюдают за ростом микроорганизмов.

Анализ производится с учетом скорости роста и распространения бактерий коклюша, ферментативной активности. Для уточнения клеточного состава проводится забор материала на предметное стекло. В дальнейшем его окрашивают, рассматривают под микроскопом и описывают.

Предварительные результаты доступны в течение 5-ти дней, окончательные – не позднее, чем через неделю.

Достоверность результатов полимеразной цепной реакции при диагностике коклюша составляет 100%, если анализ проводится не позднее месяца от обнаружения симптомов. За 2-3 часа до проведения исследования нельзя кушать, пить, чистить зубы. Перед забором отделяемого можно прополоскать рот теплой кипяченой водой.

Образец материала берут из носоглотки тупфером, помещают в амплификатор, куда добавляют ферменты или праймеры, ведущие к копированию ДНК бактерии. Детектор, которым оборудован амплификатор, позволяет точно генетические цепи, присущие возбудителю коклюша. Результаты обычно готовы в течение 2-х дней.

Читайте также:  Анализы после ангины для детей

Исследование назначается спустя 2-3 недели от момента первых симптомов заболевания, когда бакпосев уже не информативен. При подготовке к исследованию нельзя пить, кушать, за 12 часов детям не рекомендуется испытывать физическую нагрузку. Анализ рекомендуется сдавать дважды, с перерывом от 10 до 14 дней.

В ходе исследования сыворотку крови помещают в специальные ячейки с антигенами к бактерии – возбудителю коклюша и паракоклюша, затем смешивают с помеченными ферментами иммуноглобулинами. Происходит расщепление, в результате которого смесь приобретает определенный цвет. Интенсивность окраски свидетельствует о количественном составе антител. Подсчет точного числа определяется фотометрическими анализаторами. Срок готовности результатов – до 8 дней.

Общий анализ не показывает присутствие коклюша в организме ребенка. Однако при коклюше отмечается снижение количества лейкоцитов и повышение лимфоцитов. Показатели СОЭ не повышены. При атипичной форме результаты могут быть в норме. Более специфичными анализами являются бакпосев, ПЦР и ИФА.

Достоверность результатов бакпосева зависит от срока сдачи анализа. На первой неделе точность составляет порядка 90%, через 3 недели после появления симптомов не превышает 20%. Диагноз ставят на основе обнаружения в материале колоний бактерий и подтверждения факта их роста.

Точность результатов, полученных при сдаче серологического анализа крови на коклюш у детей, оценивается приблизительно в 70%, а специфичность составляет 100%.

В процессе исследования проверяется наличие антител трех групп:

  • IgG говорит о пройденной иммунизации или о том, что ребенок болел коклюшем;
  • IgM указывает на острую фазу болезни либо недавно проведенной вакцинации;
  • IgA свидетельствует о том, что малыш болеет коклюшем на день проведения исследования.

Показатели оцениваются качественно и количественно. В первом случае результат фиксируется как положительный, отрицательный, сомнительный. Количественные границы нормы определяются каждой лабораторией отдельно.

Норма анализа на коклюш у ребенка:

Превышение указанных показателей – положительный результат, означает, что ребенок болен коклюшем.

Точность результатов ПЦР – 90%. Расшифровка анализа на коклюш свидетельствует о присутствии бактерии (положительный результат) или ее отсутствии (отрицательный). Анализ считается наиболее специфичным.

Для каждого анализа предусмотрена своя процедура забора материала:

  • Для ОАК у ребенка берут капиллярную и венозную кровь;
  • ИФА проводится на основе венозной;
  • При проведении бакпосева и ПЦР используют отделяемое из носа и горла.

Исследования проводятся в частных и государственных лабораториях по назначению врача.

Медицинская лаборатория Гемотест, центры которой расположены в 65 городах России, выполняет различные анализы, направленные на обнаружение коклюша. Здесь поводят несколько видов исследований.

Антитела Возраст, лет Показатель нормы, МЕ/ мл
Наименование Цена, руб
Клинический анализ, включая лейкоформулу, СОЭ 670
Посев 1.000
IgG 820
IgA 830
IgM 820
Исследование мокроты 440

Ряд анализов, позволяющих обнаружить бактерии, вызывающие коклюш, можно сдать в клиниках Инвитро, расположенных во многих населенных пунктах России. Цены, действующие на текущий момент, указаны в таблице:

Наименование Цена, руб
ОАК, включая лейкоцитарную формулу, СОЭ, ручной анализ мазка 1.020
ОАК, в том числе лейкоцитарная формула, СОЭ 720
Бакпосев 1.415
IgG 825
IgA 825
IgM 825

Дополнительно оплачивается 199 руб. за забор крови из вены.

источник

В настоящее время проблема коклюша вновь актуальна для практического здравоохранения всех стран мира. Несмотря на проводимую более 50 лет вакцинопрофилактику этого заболевания, интенсивность эпидемического процесса и показатели заболеваемости начиная с конца 90-х годов XX века, неуклонно растут.

При этом увеличение количества манифестных форм коклюша создает условия для вовлечения в эпидемический процесс детей первых месяцев жизни, что сопряжено с увеличением тяжести течения заболевания и летальности, а атипичных, клинически не выраженных форм — к отсутствию настороженности клиницистов к этой инфекции с первых дней болезни, являющихся наиболее благоприятными для лабораторной диагностики.

Коклюш — это острая воздушно-капельная инфекция, вызываемая микроорганизмами вида Bordetella pertussis, характеризующаяся поражением слизистой оболочки преимущественно гортани, трахеи, бронхов и развитием судорожного приступообразного кашля.

Бактерии — возбудители коклюша были впервые выделены от больного ребенка в 1906 г. двумя учеными — бельгийцем Жюлем Борде (в честь него назван род) и французом Октавом Жангу (в честь них обоих возбудитель коклюша также называют палочкой Борде-Жангу). Помимо описания микроба, они разработали питательную среду для его культивирования, которая широко используется по сей день и называется также в их честь средой Борде-Жангу.

В современной систематике бордетеллы относят к домену Bacteria, порядку Burcholderiales, семейству Alcoligenaceae, роду Bordetella. В пределах рода описано 9 видов, 3 из которых являются преимущественно патогенными для человека:

  • наиболее часто заболевания вызывает B. pertussis – возбудитель коклюша, облигатный патоген человека;
  • B. parapertussis – возбудитель паракоклюша (коклюшеподобного, клинически сходного с коклюшем заболевания), выделяется также от некоторых животных;
  • B. trematum – возбудитель раневых и ушных инфекций, описанный сравнительно недавно.

Существует еще 4 вида, являющиеся возбудителями заболеваний животных, но также потенциально патогенных для человека (вызывают инфекции в особо редких случаях, как правило, у иммунокомпрометированных пациентов):

  • B. bronchiseptica – возбудитель бронхисептикоза (коклюшеподобного заболевания животных, у человека протекающего по типу ОРЗ);
  • B. ansorpii, B. avium, B. hinzii. B. holmesii выделяются только от людей, как правило, при инвазивных инфекциях (менингитах, эндокардитах, бактериемии и др.), однако этиологическая роль этого вида в развитии инфекций не доказана.
  • B. petrii – единственный представитель рода, выделенный из окружающей среды и способный жить в анаэробных условиях, однако описана возможность его длительной персистенции у человека.

Ранее, до 30-х годов прошлого столетия, бордетеллы ошибочно относили к роду Haemophilus лишь на том основании, что в среды для их культивирования было необходимо вносить человеческую кровь.

В большинство сред и сейчас вносят дефибринированную кровь человека. Однако Breadford в более поздних исследованиях показал, что кровь не является для бордетелл фактором роста и обязательным компонентом при культивировании, а выполняет в большей степени роль адсорбента токсических продуктов метаболизма бактерий.

По генотипу и фенотипическим свойствам бордетеллы также значительно отличаются от гемофилов, что доказал Lopes в 50-х годах XX века. Это позволило выделить их в самостоятельный род.

Необходимо отметить эпидемиологические особенности коклюша. Это строгий антропоноз, при котором основным источником инфекции является больной человек, бактерионосительство, как пока еще считается, не имеет эпидемиологического значения и в коллективах, свободных от коклюша, не зарегистрировано, а среди переболевших детей составляет не более 1-2%, с незначительной длительностью его (до 2 нед).

Коклюш относят к «детским инфекциям»: до 95% случаев выявляется именно у детей и лишь в 5% — у взрослых. Хотя реальная частота коклюша у взрослых в официальной статистике вряд ли может быть отражена в силу неполной регистрации всех случаев, во-первых, из-за предубеждения терапевтов о возрастной категории, подверженной этой инфекции — и потому малой настороженности в отношении нее, во-вторых, потому, что коклюш у взрослых часто протекает в атипичных формах и диагностируется как ОРЗ или ОРВИ.

Механизм передачи заболевания аэрогенный, а путь — воздушно-капельный. Восприимчивость населения при отсутствии противококлюшного иммунитета очень высокая — до 90%.

Но несмотря это, а также массивность выделения возбудителя во внешнюю среду, передача возможна только при тесном длительном общении по следующим причинам: аэрозоль, который создается при кашле больного коклюшем, крупнодисперсный и быстро оседает на предметы окружающей среды, распространяясь не более чем в радиусе 2-2,5 м, а его проникающая способность в дыхательные пути мала, поскольку крупные частицы задерживаются в верхних отделах дыхательных путей.

Кроме того, бордетеллы коклюша нестойки к действию природных факторов окружающей среды — к инсоляции (причем как к действию УФ-лучей, так и повышенных температур), и при 50°С погибают в течение 30 мин, к высыханию. Однако во влажной мокроте, попавшей на объекты внешней среды, могут сохраняться несколько дней.

Анализируя заболеваемость коклюшем, вспомним, что в допрививочный период, до 1959 г., в нашей стране она достигала 480 случаев на 100 тыс. населения при очень высокой летальности (0,25% в структуре общей смертности, или 6 на 100 тыс.); к 1975 г. в связи с успехами проводившейся массовой вакцинации АКДС-вакциной заболеваемость упала до 2,0 на 100 тыс., и это был рекордно низкий уровень, а смертность снизилась в несколько сотен раз и сейчас регистрируется в единичных случаях — не более 10 за год.

К концу XX столетия и по настоящее время отмечается неуклонный ежегодный рост показателей заболеваемости коклюшем. Так, в 2012 г. по сравнению с 2011 г. она выросла почти в 1,5 раза и составила 4,43 и 3,34 случая на 100 тыс. населения соответственно. Традиционно заболеваемость выше в мегаполисах (первое место в РФ занимает в последние годы Санкт-Петербург).

Необходимо отметить, что фактическая заболеваемость коклюшем, по-видимому, еще выше статистических цифр. Это может быть связано с неполной регистрацией, обусловленной наличием большого количества «атипичных» форм коклюша, отсутствием надежных методов лабораторной диагностики, трудностью дифференцирования с паракоклюшем и т. п.

Особенностями коклюша современного периода является:

  • «повзросление» — увеличение удельного веса больных детей в возрастной группе 5-10 лет (максимум приходится на 7-8 лет), так как формирующийся поствакциональный иммунитет недостаточно напряженный и длительный и к 7-летнему возрасту накапливается значительное число неиммунных к коклюшу детей (более 50 %); в связи с этим появились очаги инфекции в основном в общеобразовательных школах с повторными случаями заболеваний в организованных коллективах;
  • последние периодические подъемы возникают на фоне повышения охвата прививками детей раннего возраста (по вышеуказанной причине);
  • возвращение высокотоксичного штамма 1, 2, 3 (этот серовариант циркулировал и преобладал в допрививочный период, в первые 10 лет вакцинопрофилактики произошла его смена на серовариант 1.0.3) и большого количества среднетяжелых и тяжелых форм коклюша; сейчас серовариант 1, 2, 3 встречается в 12,5% случаев, выделяется в основном от детей раннего возраста, непривитых, с тяжелой формой коклюша;
  • доминирование сероварианта 1, 0, 3 (до 70% среди «расшифрованных случаев»), который выделяется в основном от привитых и больных с легкой формой;
  • увеличение количества атипичных форм коклюша.

Возбудители коклюша представляют собой грамотрицательные мелкие палочки, длина которых по размеру приближается к поперечнику, а потому напоминающие при микроскопии овальные кокки, называемые коккобактериями; имеют микрокапсулу, пили, неподвижны и не образуют спор.

Они аэробны, лучше развиваются во влажной атмосфере при температуре 35-36°С, относятся к «прихотливым», или «капризным» к условиям культивирования, бактериям со сложными питательными потребностями. В питательные среды, кроме питательной основы и факторов роста обязательно включают адсорбенты токсичных продуктов метаболизма бордетелл, активно выделяемых в процессе их жизнедеятельности.

Существует 2 типа адсорбентов:

  • дефибринированная человеческая кровь, вносимая в количестве 20-30% в среду Борде-Жангу (картофельно-глицериновый агар) и являющаяся не только адсорбентом, но и дополнительным источником нативных белков, аминокислот;
  • активированный уголь, используемый в таких полусинтетических средах, как казеиново-угольный агар (КУА), бордетеллагар. Качество полусинтетических сред можно улучшить путем добавления 10-15% дефибринированной крови.

Колонии коклюшного микроба мелкие (около 1-2 мм в диаметре), очень выпуклые, сферические, с гладкими краями, серого цвета с серебристым оттенком, напоминающие капельки ртути или жемчужины. Они обладают вязкой консистенцией и вырастают через 48-72 ч, иногда рост затягивается до 5 сут.

Колонии паракоклюшного микроба схожи с коклюшными, но крупнее (до 2-4 мм), вокруг них может обнаруживаться потемнение среды, а на КУА — появляться кремовый и даже желто-коричневый оттенок, время формирования 24-48 ч.

При изучении колоний бордетелл с помощью стереомикроскопа при боковом освещении виден так называемый хвост кометы, представляющий собой конусообразную тень колонии на поверхности среды, однако этот феномен наблюдается не всегда.

B. pertussis в отличие от других представителей рода биохимически инертны и не разлагают мочевину, тирозин, углеводы, не утилизируют цитраты.

Антигенные и токсичные субстанции бордетелл достаточно многообразны и представлены следующими группами: поверхностными структурами (микрокапсула, фимбрии), структурами, локализованными в наружной мембране клеточной стенки (филаментозный гемагглютинин, пертактин) и токсинами, основным из которых, участвующих в патогенезе, является коклюшный токсин (КТ), состоящий из компонента А (S1-субъединица), обусловливающего токсичность, и В (S2-, S3-, S4-, S5 субъединиц), ответственного за прикрепление токсина к клеткам реснитчатого эпителия.

Немаловажную роль играют также эндотоксин, термолабильный токсин, трахеальный цилиотоксин, аденилатциклаза. Все вышеперечисленные факторы присутствуют у свежевыделенных штаммов коклюшного микроба.

Из антигенов бордетелл наибольший интерес представляют поверхностные, локализованные в фимбриях, так называемые агглютиногены, иначе называемые «факторами». Это нетоксичные протеины с низкой молекулярной массой, имеющие значение в формировании защиты при коклюшной инфекции и выявляющиеся в реакциях агглютинации, что и послужило поводом для их названия.

Anderson и Eldering еще в 50-е годы прошлого века описали 14 агглютиногенов бордетелл, обозначив их арабскими цифрами (в настоящее время известно уже 16). Родовым, общим для всех бордетелл, является агглютиноген 7; видовым для B. pertussis – 1 (обязательный), внутривидовыми (штаммовыми) – 2-6, 13, 15, 16 (необязательные); для B. parapertussis – соответственно 14 и 8-10, для B. bronchiseptica – 12 и 8-11. Обнаружение их используют в лабораторной диагностике коклюша при дифференциации соответствующих видов и для разделения штаммов B. pertussis на серологические варианты.

Четыре существующих сероварианта B. pertussis устанавливают по сочетаниям факторов 1, 2, 3; 1, 0, 0; 1, 2, 0; 1, 0, 3; 1, 2, 3.

Входными воротами инфекции является слизистая оболочка респираторного тракта. Палочки коклюша проявляют строгий тропизм к клеткам мерцательного эпителия, прикрепляются к ним и размножаются на поверхности слизистой оболочки, не проникая в кровоток.

Размножение обычно происходит на протяжении 2-3 нед и сопровождается выделением ряда сильных экзотоксинов, основными из них являются КТ и аденилатциклаза. Через 2-3 нед возбудитель коклюша разрушается с высвобождением большого комплекса внутриклеточных факторов патогенности.

В месте колонизации и инвазии возбудителя развивается воспаление, угнетается деятельность реснитчатого эпителия, увеличивается секреция слизи, появляются изъязвления эпителия дыхательных путей (ДП) и очаговый некроз. Патологический процесс наиболее выражен в бронхах и бронхиолах, менее — в трахее, гортани, носоглотке.

Формирующиеся слизисто-гнойные пробки закупоривают просвет бронхов и приводят к очаговому ателектазу. Постоянное механическое раздражение рецепторов ДП, а также действие на них КТ, дермонекротизина и продуктов жизнедеятельности B. pertussis обусловливают развитие приступов кашля и приводят к формированию в дыхательном центре очага возбуждения типа доминанты, вследствие чего развивается характерный спастический кашель. К этому моменту патологический процесс в бронхах самоподдерживается уже в отсутствие возбудителя.

И даже после полного исчезновения возбудителя из организма и воспалительных процессов в ДП кашель может сохраняться очень длительно (от 1 до 6 мес) за счет наличия доминантного очага в дыхательном центре. Возможна иррадиация возбуждения из ДП в другие отделы нервной системы, в результате чего возникают симптомы со стороны соответствующих систем: сокращение мышц лица, туловища, рвота, увеличение артериального давления и др.

Особенностями инфекционного процесса при коклюше являются отсутствие фазы бактериемии, первичного инфекционного токсикоза с выраженной температурной реакцией и катаральных явлений, а также медленное, постепенное развитие заболевания. Отсутствие выраженного первичного токсикоза объясняется тем, что B. pertussis при своем размножении и гибели образует малое количество КТ.

Несмотря на это, КТ оказывает выраженное влияние на весь организм, и прежде всего на дыхательную, сосудистую и нервную системы, вызывая спазм бронхов, повышение проницаемости сосудистой стенки и тонуса периферических сосудов. Возникающий генерализованный сосудистый спазм может приводить к развитию артериальной гипертензии, формировантию венозного застоя в малом круге кровообращения.

Кроме того, возбудитель коклюша способен оказывать неблагоприятное влияние на желудочно-кишечный тракт, усиливая перистальтику кишечника и способствуя развитию диарейного синдрома, приводить к исчезновению облигатных представителей кишечной микрофлоры и как следствие к снижению колонизационной резистентности, размножению условно-патогенных энтеробактерий, кокков и грибов и развитию дисбактериоза кишечника. Эти эффекты обусловлены действием преимущественно КТ и аденилатциклазы.

Немаловажное значение в патогенезе коклюша по современным представлениям имеет апоптогенное действие токсинов B. pertussis на клетки иммунной системы организма. Возникающий вследствие этого вторичный иммунодефицит является предрасполагающим фактором для развития неспецифических осложнений коклюша, таких как бронхиты и пневмонии, связанных чаще всего с активизацией собственной бактериальной флоры дыхательных путей или «наслоением» ОРВИ, хламидийных, микоплазменных инфекций, являясь прекрасным «проводником» для них. Подобные осложнения значительно увеличивают риск развития бронхообструкции и дыхательной недостаточности.

Коклюш в типичной манифестной форме («стандартное определение» случая) характеризуется следующими симптомами:

  • сухим кашлем с постепенным его усилением и приобретением характера приступообразного спазматического на 2-3-й неделе заболевания, особенно в ночное время суток или после физической и эмоциональной нагрузки;
  • явлениями апноэ, гиперемией лица, цианозом, слезотечением, рвотой, лейко- и лимфоцитозом в периферической крови, развитием «коклюшного легкого», жестким дыханием, отделением вязкой мокроты;
  • слабовыраженными катаральными явлениями и незначительным повышением температуры.

Коклюш относится к числу заболеваний с циклическим течением. Выделяют 4 последовательных периода:

  • инкубационный, продолжительность которого в среднем составляет 3-14 дней;
  • катаральный (предсудорожный) — 10-13 дней;
  • судорожный, или спазматический, — 1-1,5 нед у иммунизированных детей и до 4-6 нед у непривитых;
  • период обратного развития (реконвалесценции), в свою очередь подразделяющийся на ранний (развивающийся через 2-8 нед от начала клинических проявлений) и поздний (спустя 2-6 мес).

Основным симптомом катарального периода является сухой кашель, изо дня в день усиливающийся, навязчивый. При легких и среднетяжелых формах температура остается нормальной или постепенно повышается до субфебрильных цифр. Катаральные явления со стороны слизистых оболочек носа и ротоглотки практически отсутствуют или весьма скудные. Общее самочувствие не слишком страдает. Длительность этого периода коррелирует с тяжестью дальнейшего течения: чем он короче, тем хуже прогноз.

В период судорожного кашля кашель приобретает приступообразный характер с рядом быстро следующих друг за другом выдыхательных толчков, сменяющихся свистящим вдохом — репризом. При этом нужно помнить, что репризы бывают лишь у половины больных. Приступы кашля могут сопровождаться цианозом лица и отделением вязкой прозрачной мокроты или рвотой в конце, у детей раннего возраста возможно апноэ.

При частых приступах появляются одутловатость лица, век, геморрагические петехии на коже. Изменения в легких, как правило, ограничиваются симптомами вздутия легочной ткани, могут выслушиваться единичные сухие и влажные хрипы, которые исчезают после приступа кашля и вновь появляются спустя короткое время.

С развитием спастического кашля заразительность больного уменьшается, однако и на 4-й неделе 5-15% пациентов продолжают быть источниками заболевания. В период разрешения кашель теряет свой типичный характер, становится реже и легче.

Помимо типичных форм, возможно развитие атипичных форм коклюша

  • стертых, характеризующихся слабым покашливанием, отсутствием последовательной смены периодов болезни, с колебаниями длительности кашля от 7 до 50 дней;
  • абортивных — с типичным началом болезни и исчезновением кашля через 1-2 нед;
  • субклинические формы коклюша диагностируются, как правило, в очагах инфекции при проведении бактериологического, серологического обследования контактных детей.

По тяжести выделяют легкую, среднетяжелую и тяжелую формы, которые определяются длительностью катарального периода, а также наличием и выраженностью следующих симптомов: частотой приступов кашля, цианозом лица при кашле, апноэ, дыхательной недостаточностью, нарушениями деятельности сердечно-сосудистой системы, энцефалитическими расстройствами.

Коклюш опасен своими частыми осложнениями, которые делят на специфические и неспецифические.

Специфические связаны непосредственно с коклюшной инфекцией и обусловлены воздействием токсинов B. pertussis преимущественно на сердечно-сосудистую, дыхательную и нервную системы, к клеткам которых они обладают тропностью.

Неспецифические осложнения развиваются как вторичная инфекция с наиболее частой локализацией в дыхательных путях. Этому способствуют, с одной стороны, местные воспалительные процессы, вызванные бордетеллами, приводящие к возникновению изъязвлений эпителия в бронхах и бронхиолах (реже – в трахее, гортани, носоглотке), очагового некроза и формированию слизисто-гнойных пробок, закупоривающих просвет бронхов; с другой — иммунодефицитные состояния, формирующиеся на фоне коклюшной инфекции.

Ведущую роль среди причин смерти, связанных с неспецифическими осложнениями коклюша, играют пневмонии (до 92%), увеличивающие риск развития бронхообструкции и дыхательной недостаточности со специфическими осложнениями – энцефалопатиями.

Лабораторная диагностика коклюша приобретает особую значимость в связи с трудностью клинического распознавания коклюша и в настоящее время является важным звеном в системе противоэпидемических мероприятий. Кроме того, лишь на основании выделения возбудителя можно дифференцировать коклюш и паракоклюш.

Лабораторные исследования проводят с диагностической целью (детям, кашляющим в течение 7 дней и более или с подозрением на коклюш по клиническим данным, а также взрослым с подозрением на коклюш и коклюшеподобные заболевания, работающим в родильных домах, детских больницах, санаториях, детских образовательных учреждениях и школах) и по эпидемическим показаниям (лицам, бывшим в контакте с больным).

Лабораторная диагностика коклюшной инфекции проводится в двух направлениях:

  1. прямое обнаружение возбудителя или его антигенов/генов в исследуемом материале от пациента;
  2. выявление с помощью серологических реакций в биологических жидкостях (сыворотках крови, слюне, секретах носоглотки) специфических антител к коклюшной палочке или ее антигенам, количество которых обычно нарастает в динамике заболевания (непрямые методы).

К группе «прямых» методов относят бактериологический метод и экспресс-диагностику.

Бактериологический метод является золотым стандартом, позволяет выделить культуру возбудителя на питательной среде и идентифицировать ее до вида. Но успешен он только в ранние сроки заболевания — первые 2 нед, несмотря на то что его использование регламентировано до 30-х суток заболевания.

Метод имеет чрезвычайно низкую чувствительность: с начала 2-й недели выделяемость возбудителя стремительно падает, в среднем подтверждаемость диагноза составляет 6-20%.

Это обусловлено «прихотливостью», медленным ростом B. pertussis на питательных средах, их недостаточным качеством, использованием в качестве селективного фактора, добавляемого в среды для первичного посева, антибиотиков, к которым резистентны не все штаммы возбудителя, а также поздними сроками обследования, особенно на фоне приема антибактериальных препаратов, неправильным забором материала и его контаминацией.

Другим существенным недостатком метода является длительный срок проведения исследования — 5-7 сут до выдачи окончательного ответа. Бактериологическое выделение возбудителя коклюша проводят как с диагностической целью (при подозрении на коклюш, при наличии кашля неустановленной этиологии свыше 7 дней, но не более 30 сут), так и по эпидемиологическим показаниям (при наблюдении за контактными людьми).

Экспресс-методы направлены на обнаружение генов/антигенов B. pertussis непосредственно в исследуемом материале (слизи и гортанно-глоточных смывах с задней стенки глотки, слюне) соответственно с помощью молекулярно-генетического метода, в частности полимеразной цепной реакции (ПЦР), и иммунологических реакций (реакции непрямой иммунофлюоресценции, в иммуноферментном анализе — ИФА, микролатексагглютинации).

ПЦР является высокочувствительным, специфичным и быстрым методом, позволяющим выдать ответ в течение 6 ч, который может быть использован в разные сроки заболевания даже на фоне приема антибиотиков, при выявлении атипичных и стертых форм коклюша, также при ретроспективной диагностике.

ПЦР для диагностики коклюша широко используется в зарубежной практике, а на территории РФ остается лишь рекомендуемым методом и доступна далеко не всем лабораториям, поскольку требует наличия дорогостоящего оборудования и расходных материалов, высококвалифицированного персонала, набора дополнительных помещений и площадей, и в настоящее время не может быть внедрена в практику базовых лабораторий в качестве регламентируемого метода.

Прямые методы, применяемые для экспресс-диагностики, могут быть также использованы при идентификации B. pertussis в чистых культурах, в том числе материала из изолированных колоний, в процессе бактериологического исследования.

К методам, направленным на выявление противококлюшных антител, относят серодиагностику, основанную на определении антител в сыворотках крови, и методики, позволяющие регистрировать специфические антитела в других биологических жидкостях (слюне, секретах носоглотки).

Серодиагностика может быть применена на более поздних сроках, начиная со 2-й недели заболевания. При наличии типичных клинических проявлений коклюша она позволяет лишь подтвердить диагноз, в то время как при стертых и атипичных формах, количество которых на современном этапе резко возросло и когда результаты бактериологического метода, как правило, отрицательны, серодиагностика может оказаться решающей в выявлении заболевания.

Проводимое лечение антибактериальными препаратами никак не влияет на результаты этого метода. Обязательным условием является исследование «парных» сывороток больных, взятых с интервалом не менее 2 нед. Диагностически значимой является выраженная сероконверсия, т.е. увеличение или уменьшение в 4 раза и более уровня специфических антител.

Допускается однократное обнаружение специфических к B. pertussis IgM, и/или IgA, и/или IgG в ИФА или антител в титре 1/80 и более в реакции агглютинации (РА) у непривитых и не болевших коклюшем детей не старше 1 года и у взрослых при обнаружении у них специфических IgM в ИФА или при обнаружении антител к B. parapertussis методом РА в титре не менее 1/80.

В литературе описано 3 типа реакций, которые возможно использовать с этой целью: РА, реакция пассивной гемагглютинации (РПГА), ИФА. Однако нужно иметь в виду, что для постановки РПГА не существует стандартных иммунологических тест-систем промышленного производства, а тест-системы на основе ИФА, позволяющие регистрировать количество сывороточных иммуноглобулинов классов G, M и секреторных А к отдельным антигенам B. pertussis, не выпускаются российской промышленностью, тест-системы зарубежного производства имеют высокую стоимость.

РА, несмотря на сравнительно невысокую чувствительность, является единственно доступной реакцией для любых российских лабораторий, позволяющей получить стандартизованные результаты, поскольку для ее постановки российской промышленностью выпускаются коммерческие коклюшные (паракоклюшные) диагностикумы.

В связи с вышесказанным в современных условиях на территории РФ для медицинских учреждений, оказывающих диагностические услуги населению на бюджетной основе, приняты следующие методы диагностики коклюша, регламентированные нормативными документами: основные — бактериологический и серодиагностика и рекомендуемый – ПЦР.

  1. Забор материала (двукратно, ежедневно или через день):
  • основной материал — слизь с задней стенки глотки, которая может быть отобрана двумя способами — «заднеглоточными» тампонами (последовательно сухим, затем смоченным физиологическим раствором по прописи Е.А. Кузнецова) и/или «носоглоточным» тампоном (метод тампонов используется как при диагностических исследованиях, так и исследованиях по эпидемиологическим показаниям), а также методом «кашлевых пластинок» (только при диагностических исследованиях);
  • дополнительный материал — гортанно-глоточные смывы с задней стенки глотки, промывные воды бронхов (если выполняется бронхоскопия), мокрота.
  1. Посев на пластинки Борде-Жангу с 20-30% крови или КУА, бордетеллагар с добавлением селективного фактора цефалексина (40 мг на 1 л среды); термостатирование при 35-36°С, 2-5 сут с ежедневным просмотром.
  1. Отбор характерных колоний и отсев на сектора пластинки КУА или бордетеллагара для накопления чистой культуры, термостатирование.
  2. Изучение морфологических и тинкториальных свойств в мазке по Граму.
  3. При наличии множества типичных колоний изучение антигенных свойств в слайд-агглютинации с поливалентной коклюшной и паракоклюшной сыворотками и выдача предварительного ответа.
  1. Проверка чистоты накопленной культуры в мазках по Граму.
  2. Изучение антигенных свойств в слайд-аггютинации с поливалентными коклюшной, паракоклюшной и адсорбированными факторными сыворотками 1 (2, 3) и 14, выдача предварительного ответа.
  3. Изучение биохимических свойств (уреазной и тирозиназной активности, способности утилизировать цитрат натрия).
  4. Изучение подвижности и способности расти на простых средах.
  • учет дифференциальных тестов; выдача окончательного ответа по комплексу фенотипических и антигенных свойств.

В зависимости от наличия лабораторного подтверждения и других критериев существует следующая градация случаев коклюша:

  • эпидемиологически связанным случаем считается случай острого заболевания, при котором имеются клинические признаки, отвечающие стандартному определению случая коклюша и эпидемиологическая связь с другими подозрительными или подтвержденным случаем коклюша;
  • вероятный случай отвечает клиническому определению случая, лабораторно не подтвержден и не имеет эпидемиологической связи с лабораторно подтвержденным случаем;
  • подтвержденный – отвечает клиническому определению случая, лабораторно подтвержден и/или имеет эпидемиологическую связь с лабораторно подтвержденным случаем.

Лабораторным подтверждением считается положительный результат хотя бы в одном из перечисленных методов: бактериологическое выделение культуры возбудителя (B. pertussis или B. parapertussis), обнаружение специфических фрагментов геномов этих микоорганизмов методом ПЦР, выявление специфических антител при серодиагностике.

Соответственно подтверждается диагноз: коклюш, вызванный B. pertussis, или паракоклюш, вызванный B. parapertussis. Лабораторно подтвержденный случай не обязательно должен отвечать стандартному клиническому определению случая (атипичные, стертые формы).

Основной принцип лечения коклюша — патогенетический, направленный прежде всего на устранение дыхательной недостаточности и последующей гипоксии (длительное пребывание на свежем воздухе, особенно вблизи водоемов, в тяжелых случаях — оксигенотерапия, гормонотерапия глюкокортикоидами) и улучшение бронхиальной проводимости (использование бронходилататоров, муколитиков), а также симптоматическая терапия специфических осложнений коклюша.

Возможно проведение специфической иммунотерапии тяжелых форм с помощью противококлюшного иммуноглобулина.

Этиотропная антибактериальная терапия проводится при риске развития или развившихся неспецифических осложнениях, связанных со вторичной бактериальной флорой (при бронхитах, пневмониях и др.), при этом выбор антибактериальных препаратов должен быть сделан с учетом чувствительности к ним именно возбудителей «наслоившейся» инфекции.

Коклюш — «управляемая инфекция», против которой ведется плановая вакцинация населения в соответствии с национальным календарем прививок.

Первая коклюшная вакцина появилась в США в 1941 г. В настоящее время вакцинацию против коклюша проводят все страны мира, а АКДС-вакцины входят в обязательный набор вакцин, рекомендуемых Всемирной организацией здравоохранения. Существует два принципиально разных типа вакцин, используемых для профилактики коклюша:

  1. Адсорбированная коклюшно-дифтерийно-столбнячная вакцина (АКДС, международная аббревиатура — DTP), содержащая корпускулярный коклюшный компонент (109 убитых микробных клеток на одну дозу) и дифтерийный (15 Lf/доза), столбнячный (5 ЕС/доза) анатоксины, в настоящее время применяемая на территории РФ и некоторых других стран, а до конца 70-х годов — и во всем мире.
  1. Бесклеточные вакцины АаКДС — содержат ацеллюлярный коклюшный компонент (на основе коклюшного анатоксина с различным сочетанием ряда протективных антигенов), лишены липополи-сахаридов бактериальной мембраны и других компонентов клетки, способных вызывать нежелательные реакции у вакцинированных; используются в США, Японии, большинстве европейских стран.

Считалось, что АКДС-вакцина является самой реактогенной за счет именно корпускулярного коклюшного компонента. В ряде случаев она вызывает следующие побочные реакции и осложнения у детей: местные (гиперемия, отечность и болезненность на месте введения) и общие — пронзительный крик, судороги и самое серьезное — поствакцинальный энцефалит, развитие которого связывают с присутствием в АКДС-вакцине недетоксицированного коклюшного токсина. Однако в настоящее время подобные случаи расшифровываются как имеющие другую этиологию.

В связи с этим в 80-е годы XX века ряд стран отказался от вакцинации АКДС. Первая версия бесклеточной вакцины на основе коклюшного токсоида была разработана в Японии вслед за официальным отказом Минздрава этой страны от использования цельноклеточных вакцин и последовавшей за этим эпидемией коклюша — закономерность, которая постигла и другие страны, отказавшиеся хотя бы на время от вакцинации.

Позже были созданы многочисленные, более эффективные варианты ацеллюлярных вакцин, включающие различные сочетания от 2 до 5 компонентов B. pertussis, значимых в формировании эффективного иммунитета — модифицированный коклюшный токсин (анатоксин), филаментозный гемагглютинин (ФГА), пертактин и 2 агглютининогена фимбрий. Теперь они составляют основу календарей вакцинации против коклюша всех развитых стран мира, несмотря на их сравнительно высокую стоимость.

Низкая реактогенность ацеллюлярных коклюшных вакцин позволяет вводить их в качестве второй ревакцинирующей дозы в возрасте 4-6 лет, что позволяет пролонгировать иммунитет. Подобной вакцины российского производства в настоящий момент пока еще не существует.

В РФ официально разрешено применение следующих АаКДС-вакцин, имеющих в своем составе коклюшный анатоксин, ФГА и пертактин: «Инфанрикс» и «Инфанрикс-Гекса» (ООО «СмитКляйн-Бичем-Биомед», Россия); «Тетраксим» и «Пентаксим» («Санофи Пастер», Франция). Помимо дифтерийного, столбнячного и коклюшного компонентов, они включают в себя инактивированный полиовирус и/или Хиб-компонент, и/или вакцину против гепатита В.

Схема вакцинации АКДС предусматривает введение трех доз в возрасте 3; 4,5 и 6 мес с ревакцинацией в 18 мес. Согласно календарю профилактических прививок России, проводятся 2-я и 3-я ревакцинация против дифтерии и столбняка препаратом АДС-М в 6-7 и 14 лет соответственно и далее ревакцинация взрослых каждые 10 лет. По желанию в коммерческих структурах в возрасте 4-6 лет можно провести ревакцинацию против коклюша вакциной АаКДС.

Для достижения удовлетворительного уровня коллективного иммунитета своевременное начало (в 3 мес) должно быть не менее чем у 75% детей, охват законченной вакцинацией (три прививки АКДС-вакциной) и ревакцинацией должен быть у 95% детей в возрасте 12 и 24 мес жизни соответственно, а к трем годам – не менее чем у 97-98%.

Важным способом оценки эффективности вакцинации населения является серологический мониторинг за уровнем коллективного противококлюшного иммунитета у привитых АКДС-вакциной в «индикаторных» группах детей в возрасте 3-4 лет, не переболевших коклюшем, с документированным вакцинальным анамнезом и сроком от последней привики не более 3 мес.

Защищенными от коклюша считаются лица, в сыворотках крови которых определяются агглютинины в титре 1:160 и выше, а критерием эпидемиологического благополучия – выявление не более 10% лиц в обследуемой группе детей с уровнем антител менее 1:160.

источник

Комплексное исследование, направленное на диагностику коклюша и паракоклюша, а также на оценку эффективности вакцинации против коклюша.

Возбудители коклюша, паракоклюша; комплексное обследование.

Синонимы английские

Bordetella pertussis, Bordetella parapertussis; comprehensive examination.

Какой биоматериал можно использовать для исследования?

Венозную кровь, мазок из носоглотки, мазок из зева (ротоглотки).

Как правильно подготовиться к исследованию?

  • За 3-4 часа до взятия мазков из ротоглотки (зева) не употреблять пищу, не пить, не чистить зубы, не полоскать рот/горло, не жевать жевательную резинку, не курить. За 3-4 часа до взятия мазков из носа не закапывать капли/спреи и не промывать нос. Взятие мазков оптимально выполнять утром, сразу после ночного сна.

Общая информация об исследовании

Коклюш представляет собой острую антропонозную бактериальную инфекцию. Возбудитель – Bordetella pertussis (палочка Борде — Жонгу), мелкая неподвижная грамотрицательная коккобацилла, строгий аэроб. Инфекция передается воздушно-капельным путём. Источником инфекции является больной человек с любой формой инфекционного процесса.

В течении заболевания выделяют следующие периоды: инкубационный период (длительностью от нескольких дней до двух недель), катаральный (от 5-8 до 11-14 дней), пароксизмальный, или спазматический (2-8 недель), разрешения (2-4 недели) и реконвалесценции (2-6 месяцев). Наиболее характерными для коклюша являются проявления, характеризующие пароксизмальный период заболевания. К ним относятся сухой спастический кашель, цианоз носогубного треугольника, акроцианоз, возможна рвота, лихорадка, слабость, в гемограмме – лейкоцитоз, лимфоцитоз. Следует отметить, что наиболее тяжело заболевание протекает у детей раннего возраста, возможно развитие осложнений со стороны бронхолегочной и нервной систем. У взрослых и лиц после вакцинации коклюш чаще протекает в легкой, атипичной форме, как правило, без осложнений.

Паракоклюш – это острая бактериальная инфекция респираторного тракта, поражающая детей и взрослых. Возбудителем инфекции является аэробная палочка Bordetella parapertussis. Клинические проявления данного заболевания схожи с картиной коклюша, характерна более стертая смена периодов, легкое течение, редкое развитие осложнений, преимущественно у детей.

Диагностика коклюша и паракоклюша основана на клинико-эпидемиологических данных, результатах изменений в клиническом анализе крови и подтверждается лабораторными методами. В клинической лабораторной диагностике данных заболеваний применяют несколько методов: бактериологический метод для выявления роста колоний возбудителей коклюша/паракоклюша; серологический метод, направленный на определение суммарных антител к данным возбудителям; метод полимеразной цепной реакции (ПЦР) – для выявления генетического материала возбудителя коклюша.

Бактериологическое обследование является первым этапом диагностики, но позволяет выявлять возбудителей только на ранних сроках заболевания, в первые 2-3 недели.

Метод ПЦР является высокоэффективным в диагностике коклюша, позволяет выявлять фрагменты ДНК возбудителя B. pertussis в исследуемом биоматериале, обладает высокой диагностической специфичностью, достигающей 100 %. Использование данного метода рекомендовано в первые три недели от начала клинических проявлений заболевания, то есть в катаральный и ранний пароксизмальный период. В более поздние сроки заболевания диагностическая чувствительность метода падает. Следует отметить, что в отличие от других лабораторных методов ПЦР эффективна на фоне лечения антибактериальными препаратами. Также она используется при обследовании детей раннего возраста, в отличие от более старших детей и взрослых, когда возможно возрастание числа ложноположительных результатов. У лиц, вакцинированных против коклюша, положительный результат данного метода может свидетельствовать о транзиторном носительстве патогена, а не об активной форме заболевания.

Серологическое обследование позволяет выявлять в сыворотке крови специфические антитела, направленные к антигенам возбудителей B. pertussis и B. parapertussis. Они могут быть обнаружены с помощью реакции непрямой гемагглютинации (РНГА).

При выборе РНГА в качестве диагностического теста при подозрении на коклюш и паракоклюш следует учитывать клинический период заболевания, возраст пациента и наличие предшествующей вакцинации. Для подтверждения диагноза необходимо определение нарастания титра антител в четыре и более раза в парных сыворотках, взятых с интервалом 10-14 дней. Реакцию ставят параллельно с коклюшным и паракоклюшным антигеном. Серологическое обследование рекомендовано применять в период 3-6 недель от начала первых клинических симптомов заболевания, характеризующий пароксизмальный период коклюша. Данный метод не рекомендуется применять детям до 3 месяцев, так как иммунная система новорождённых в это время ещё незрелая и могут быть обнаружены материнские антитела в низких титрах. Также не рекомендуется проводить серологическое исследование лицам в течение 1 года после вакцинации против коклюша вследствие невозможности различить иммунный ответ на вакцинацию или на первичную инфекцию. Титр антител к B. pertussis может быть определен для оценки эффективности прививки против коклюша у детей.

Для чего используется исследование?

  • Для комплексной лабораторной диагностики коклюша и паракоклюша.
  • Для диагностики коклюша в первые три недели от начала заболевания, характеризующие катаральный и ранний пароксизмальный период, а также на фоне лечения антибактериальными препаратами.
  • Для диагностики коклюша и паракоклюша в спазматический (пароксизмальный) период заболевания.
  • Для оценки эффективности вакцинации против коклюша.

Когда назначается исследование?

  • При клинических проявлениях коклюша/паракоклюша: сухой спастический кашель, сопровождающийся глубоким свистящим вдохом, рвотой, цианозом носогубного треугольника, акроцианоз, лихорадка, слабость, насморк, слезотечение.
  • При обследовании лиц, находившихся в тесном контакте с больными коклюшем/паракоклюшем.
  • При оценке эффективности вакцинации против коклюша.

1. anti-Bordetella pertussis

Титр: после вакцинации: 1:160.

2. anti-Bordetella parapertussis

Титр: Bordetella pertussis, ДНК

Причины положительного результата:

  • коклюш;
  • паракоклюш;
  • транзиторное носительство;
  • иммунный ответ после вакцинации.

Причины отрицательного результата:

  • отсутствие коклюша/паракоклюша;
  • неэффективная вакцинация против коклюша;
  • снижение иммунологического ответа после вакцинации;
  • ложноотрицательные результаты.

Что может влиять на результат?

  • Клинический период заболевания, возраст пациента, наличие предшествующей вакцинации;
  • применение антибактериальных препаратов в зависимости от стадии (периода) заболевания и применяемого метода лабораторной диагностики;
  • особенности иммунного ответа у новорождённых детей;
  • предшествующая вакцинация.



  • При интерпретации результатов обследования необходимо учитывать методы диагностики, возраст пациентов, клиническую стадию (период) заболевания, предшествующую вакцинацию.
  • Для комплексной оценки полученных результатов их необходимо сопоставлять с эпидемиологическими, клиническими и другими лабораторными данными.
  • Посев на Bordetella pertussis/parapertussis
  • Клинический анализ крови: общий анализ, лейкоцитарная формула, СОЭ (с микроскопией мазка крови при выявлении патологических изменений)

Кто назначает исследование?

Инфекционист, педиатр, пульмонолог, оториноларинголог, терапевт, врач общей практики.

источник