Меню Рубрики

Анализ закона о защите детей

Выступление на общешкольном родительском собрании. Знакомство родителей с Федеральным Законом № 436 «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», вступившим в силу 1 сентября 2012года.

Добрый вечер, уважаемые родители и педагоги!

Сегодня я хочу познакомить вас с федеральным законом № 436 «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», вступивший в силу 1 сентября этого года.

При современном уровне развития массовых коммуникаций и информационных технологий, родители и учителя зачастую не имеют возможности оградить детей от негативной и вредной для них информации. Переизбыток жестокости и насилия в общедоступных источниках массовой информации может сформировать у детей искаженную картину мира и неправильные, порой даже опасные жизненные установки.

21 декабря 2010 года Государственной Думой был принят Федеральный Закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» N 436-ФЗ (одобрен Советом Федерации 24 декабря 2010 г.) и был подписан бывшим президентом Дмитрием Медведевым.

Законом введен запрет на информацию, вызывающую у детей страх, ужас и панику, а также оправдывающую насилие и противоправное поведение. Недопустимо бесконтрольно распространять информацию, способную вызвать у детей желание употреблять наркотики, алкоголь или побуждающую к причинению вреда своей жизни и здоровью.

Закон вводит единые нормы для СМИ, книг, аудиовизуальной продукции, компьютерных программ и баз данных, затронув интернет и мобильный контент. Согласно статистике, именно российские дети больше всех страдают от психологического давления в интернете. Новая классификация информационных и развлекательных продуктов должна оградить детскую психику от травмирующего опыта.

Как заявляют психологи, восприняв предосудительную информацию, маленький ребенок может получить травму на всю жизнь, что потом выльется в антисоциальное поведение во взрослой жизни или даже развившееся психическое расстройство. Понять, что тот, или иной продукт опасен, помогут так называемые знаки информационной продукции, представляющие собой графическое или текстовое обозначение классификации.

Закон делит несовершеннолетних на возрастные группы: до 6 лет, от 6 до 12 лет, от 12 до 16 лет, и старше 16 лет.

Закон предлагает использование знака информационной продукции в виде цифр в углу кадра в начале трансляции телепрограммы, а также при каждом возобновлении трансляции после перерывов.

По мнению законодателей, это существенно упростит родителям процесс контроля над тем, что смотрят их дети. «Например, увидев отметку «18+», родитель может попросить ребенка переключить канал».

Также документ запрещает показ опасных для психики ребенка программ с 4 до 23 часов по местному времени. А с 1 сентября 2012 года все интернет-кафе и клубы обяжут использовать программно-аппаратные средства блокировки опасной информации. Журналы же с «плохими картинками» станут продавать только в запечатанных упаковках.

Закон, разумеется, не преследует целей оградить детей от проблем и сложностей современной жизни и создать иллюзию, что в мире не существует зла, насилия, смерти. Но доносить до детей такого рода информацию необходимо тогда, когда они способны ее понять и принять, и в такой соответствующей их возрасту деликатной форме, чтобы эта информация не причинила вред их психическому здоровью. Например, даже маленьким детям можно рассказывать о насилии, но выражая при этом сострадание к жертве и при условии, что в итоге добро обязательно побеждает зло.

Согласно закону, оценивать, способна ли та или иная информационная продукция причинить вред здоровью и развитию детей, будут эксперты, имеющие высшее

профессиональное образование и обладающие специальными знаниями в области педагогики, возрастной психологии, возрастной физиологии и детской психиатрии.

Сведения, полученные в результате классификации информационной продукции, указываются ее производителем или распространителем в сопроводительных документах на информационную продукцию и являются основанием для размещения на ней с соблюдением требований соответствующих технических регламентов знака информационной продукции и для ее оборота на территории Российской Федерации.

В таких средствах массовой информации, как телевидение, радио и печатная продукция размещение информационных знаков можно проконтролировать.

С информацией, размещенной в телекоммуникационных сетях, дело обстоит значительно хуже. Массовое бесконтрольное размещение информации в Интернет невозможно проконтролировать и оценить возможный вред, который эта информация может нанести здоровью и развитию детей. В настоящее время практически любой человек может выложить в Интернет текстовую, аудио- или видеоинформацию. Участились случаи размещения в сети видеосъемок, снятых школьниками на мобильные телефоны или фотографий откровенно жестокого, циничного и аморального характера.

Мы, педагоги призываем вас, родителей, в это сложное время контролировать свободное время вашего ребенка. Конечно, не доводить до абсурда, поставив жизнь ребенка под тотальный контроль, а постараться сформировать доверительные отношения со своим ребенком, чаще беседовать с ним, в дружеской беседе можно узнать любую информацию: с кем ребенок дружит, чем интересуется, какие отношения в школе с друзьями, учителями.

Существует множество программ и фильтров, которые помогут контролировать открытие нежелательной информации и устанавливать время, которое можно проводить в Интернете. Программы родительского контроля предназначены, в первую очередь, для создания ограничений ребенку, помимо функций ограничения пребывания ребенка за компьютером, они призваны обеспечить его безопасность, оградить от того, что, возможно, ему еще рано знать и видеть. Одна из основных задач приложений – создание фильтра web-сайтов. Все очень просто: на одни страницы заходить можно, на другие – нельзя. Как осуществляется подобный контроль? Самыми распространенными являются два варианта ограничений:

  1. Создание «белых» и «черных» списков web-сайтов. «Черные» списки должны регулярно обновляться, иначе появление новых ресурсов быстро сделает защиту неактуальной. «Белые» списки – вид более жесткого контроля – ребенок может посещать только те web-сайты, которые ему разрешили родители. Зато не надо автоматически обновлять списки, актуальность со временем практически не теряется
  2. фильтрации сайтов по их содержимому. Вы задаете набор ключевых слов, и если что-либо из их списка обнаруживается на web-странице, то она не открывается. Родителям, возможно, придется отбросить прочь страх и стыд, самостоятельно вписывая мат, пошлости, и прочие вещи, запрещенные для ребенка.

Обеспечение безопасности ребенка за компьютером заключается не только в ограничении доступа к web-сайтам. Есть еще одна, если так можно выразиться, группа риска – это программы обмена мгновенными сообщениями (icq, skype и т.п.). Ребенок наивен, он можно нечаянно рассказать незнакомцу ваши личные данные. Злоумышленники хитры, они прикидываются ровесниками, невзначай задают каверзные вопросы. Напрашивается и вторая опасность – собеседники ребенка могут научить его, в лучшем случае, мелким пакостям, а о примерах серьезных бед лучше даже не вспоминать. Некоторые программы родительского контроля способны производить анализ информации, отправляемой с компьютера. Если в ней встречаются некие ключевые слова, например, адрес, номер школы или телефона, то происходит блокировка отправки сообщения.

О том, какие программы устанавливать на своем компьютере каждый решает для себя сам. Рекомендовать какую-либо программу мы не можем.

Тем не менее, о том, что проблема родительского контроля давно стала общей, говорит то, что средства для ограничения доступа к приложениям, играм и сайтам были включены в состав операционной системы Windows.

Если Вы опытный пользователь и можете самостоятельно осуществлять манипуляции на компьютере, предлагаем следующее:

  1. Простейший способ ограничить доступ к определенным сайтам в Интернете – редактирование системного файла hosts
  2. Если на Вашем компьютере установлена операционная система Windows Vista или Windows 7, вы можете задействовать встроенные средства родительского контроля:
    Родительский контроль в Windows Vista и Windows 7

В конце своего выступления в качестве размышления над данной проблемой хочу предложить вам отрывок из телевизионной передачи.

источник

Дата публикации: 16.12.2018 2018-12-16

Статья просмотрена: 195 раз

Верховина Д. Л. Анализ законодательства о социальной защите детей, оставшихся без попечения родителей // Молодой ученый. — 2018. — №50. — С. 224-226. — URL https://moluch.ru/archive/236/54846/ (дата обращения: 22.10.2019).

Автором дается характеристика институту социальной защиты и пособиям детей-сирот.

Ключевые слова: социальная защита, пособия для детей-сирот.

Российской Конституцией (часть 1 статьи 39) гарантируется социальное обеспечение по достижению 80 лет, при болезнях и инвалидности, в случае потерь кормильцев, в целях воспитания детей и при безработице. Список социальных рисков открыт и предусматривает возможности дополнения его законодателем. Например, ясно, что поддержка материнства (ст. 7 и 38 Конституции) включают и социальное обеспечение при материнстве. К социальным рискам в данный момент закон относит, например, приобретение статуса безработного, вынужденное переселение, бедность и т. п. [4, с. 26]

Конституция не раскрывает названные в ней основания социального обеспечения. Она передает их определение законодателю, прямо предусматривая, например, (ч. 2 ст. 39). Законодателем устанавливается условие для данных выплат, что требует и определения соответствующих дефиниций.

Так как социальное обеспечение гарантировано всем, невозможно, чтобы данные гарантии касались только взрослых. Социальное обеспечение должно быть гарантировано и каждому ребенку. Это обусловлено положением части 2 статьи 17 Российской Конституции касательно того, что фундаментальные свободы и права даны всем от рождения.

В перечне причин социального обеспечения в Конституции возраст указан первым. Большое количество специалистов считают, что данный риск можно связать с потерей трудоспособности вследствие возрастной специфики стареющего человека, что имеются ввиду не уже или еще нетрудоспособные лица (старики и дети), а только старики. Однако прямолинейная интерпретация данного риска, вероятно, не дает повод исключить детей из числа субъектов социального обеспечения из-за возраста. Это имеет не только теоретическое значение. В Российской Федерации в условиях повышенной бедности самыми бедными представляются семьи, имеющие детей. В 2011 году соотношение отечественной детской относительной бедности и европейской составляла 29,3 процента к 6 — 8 процентам. Число семей с доходом на одного человека ниже минимального значения среди российских семей, имеющих 3 и более ребенка, достигло 46 процентов [6, c.7]. С точки зрения Конвенции о правах детей странами признается за всеми детьми право воспользоваться социальным обеспечением, в т. ч. социальным страхованием, а так же осуществляются все методы достижения полной реализации подобных прав соответственно национальному законодательству (часть 1 ст. 26); признаются права всех детей на качество жизни, необходимое для их развития (часть 1 ст. 27). В девяностые годы прошлого столетия были осуществлены попытки получения ежемесячных пособий каждому ребенку, но далее установление таких пособий было зависимо от доходов семей и перешло в число функций законодателя регионального уровня [1, c. 109]. В научной литературе распространена критика того, что государственная помощь детям сводится к незначительной подачке со стороны региональных властей.

Путаница в понимании конституционных принципах социального обеспечения негативно сказывается на развитии законодательства, ведет к негативным последствиям разного рода, к примеру, к неудовлетворенности потребностей. Все это не просто отражается на здоровье и уровне жизни, но также побуждает многих вообще отказаться от желания заводить ребенка, и далее — к снижению населения. При условии сохранения нынешнего уровня рождаемости и смертности в ближайшее время численность Российского населения резко упадет — с 143 до 138,5 миллионов к 2020 году и до 112,4 миллионов к 2050 году [2].

Также, вместе с возрастом и инвалидностью в качестве основания социального обеспечения выступает потеря кормильца. Под этим подразумевается смерть или же просто отсутствие лиц, которые содержали бы ребенка и прочих членов семьи или были бы должны содержать вследствие закона. При условии потери кормильцев социальное обеспечение может, к примеру, реализовываться в обеспечении совершеннолетних иждивенцев, когда те занимаются уходом за ребенком, который еще не достиг возраста четырнадцати лет. Иными словами, законодательно признается уход за ребенком, гарантируя осуществляющим его лицам компенсацию.

Конституцией гарантировано социальное обеспечение и с целью воспитания ребенка. Так как при этом подразумевается каждый, справедливо считать, что на соцобеспечение могут рассчитывать все. Думается, здесь подразумеваются запросы родителей, выполняющих свой долг, к примеру, пребывающих в отпуске для ухода за детьми и т п. Едва ли стоит понимать это в качестве возможности получения пособий и другую помощь, которая необходима для удовлетворения личных желаний. Когда под «воспитанием ребенка» понимается поддержка детей (посредством поддержки родителей), это бросает тень сомнения на гарантии социального обеспечения по критерию возраста, искажает понятие «каждого человека» при исключении из него детей, и это не соответствует конституционному положению, согласно которому, базовые права свойственны всем с рождения.

Следует учесть часть 2 и 3 статью 18 Конвенции о правах детей, согласно которым страны оказывают опекунам и родителям помощь при осуществлении и ими своего родительского долга и способствуют развитию учреждений для детей, принимают меры для того, чтоб ребенок, родители которого работают, могли пользоваться соответствующими службами для ухода за ребенком. В ст. 5 Конвенции сказано о принятии мер для развития и содействия развитию частных или государственных служб, например учреждений для ухода за ребенком и т. п. Здесь имеется ввиду помощь трудящимся родителям в форме услуг по уходу и воспитанию. Данные заведения удовлетворяют запросы детей, но они необходимы они в большей степени родителям, так как для самих детей предпочтительнее семейное воспитание.

Понятия «потеря кормильца» и «воспитание детей» как основания социального обеспечения связаны с положениями ст. 38 Конституции, где сказано, что уход за детьми, воспитание не является лишь правом, но и долгом родителя. В значительной степени это так же связано с отраслевым правовым регулированием, по которому родитель должен содержать ребенка и быть ответственным за уклонение от этого долга, а государство только помогает (в случае необходимости), в т. ч. посредством социального обеспечения. Отсюда и представление в соответствующих источниках о том, что дети (при условии наличия у них семей) могут получать социальное обеспечения не непосредственно в качестве индивида (в качестве гражданина или человека), а в качестве члена конкретных семей в форме поддержки после соответствующих проверок. Поэтому в учебной и научной литературе нередко сказано о социальном обеспечении людей, об определении семьи в качестве субъекта права соцобеспечения. Данное мнение связано так же и с международными правовыми актами, в которых часто упоминаются понятия человека, семьи и т п. Так же есть мнение, что всякий обязан определять свой материальный статус, потенциал обеспечения будущего ребенка и поэтому не может идти на поводу у биологических потребностей или требовать поддержки общества. Подобными явлениями оправдывается незначительная роль государства в деле материального обеспечения ребенка. Когда даже конкретных людей можно было б упрекать в неумении адекватно оценить собственные возможности, такие упреки ни не могут быть адресованы их детям. Так же согласно отраслевому законодательству, ребенок может претендовать на соцобеспечение только при условии отсутствия попечения со стороны родителей или в случае очевидного недостатка средств у семьи. То есть, если семья не находится в положении бедности, удовлетворение запросов ребенка является семейной проблемой.

Читайте также:  Анализы для детей с онр

В ст. 3 Конвенции о правах детей отмечено, что страны должны обеспечивать детям заботу, которая требуется для их благополучия, учитывая права и долг опекунов, родителей и прочих лиц, ответственных за детей, и для этого осуществляют все административные и законодательные меры. Таким образом, роль государства в обеспечении детей является первичной, а осуществление долга и прав родителя просто учитывается. В отечественном законодательстве права и свободы ребенка, защита его интересов есть прерогатива родителя и только при его недобросовестности, государство должно выполнять родительскую функцию [3].

Государство заботится о детях, не имеющих семьи или лишенных родителей. Сироты пребывают на полноценном государственном обеспечении в соответствующих заведениях. Однако, как считает, к примеру, О. Синякина, такая система негативно сказывается на жизни детей.

В последнее время осуществляются попытки устройства сирот в опекунские семьи. Увы, нередко учитываются не интересы ребенка, а экономия госрасходов на содержание таких детей. К примеру, в 2013 году отменили 5746 заключений касательно передачи детей семьям, ранее данная цифра была выше [5]. Естественно, детям нужно­ обеспечивать возможность расти в семейном окружении, но принимая во внимание прежде всего их интересы, а не стремление региональных властей отрапортовать о сокращении детских домов. А ситуации, приводящие к массовому возврату тысяч приемных детей обратно в интернатные учреждения, категорически недопустимы.

источник

НЕОБХОДИМОСТЬ И ПРОБЛЕМЫ РЕАЛИЗАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА «О ЗАЩИТЕ ДЕТЕЙ ОТ ИНФОРМАЦИИ, ПРИЧИНЯЮЩЕЙ ВРЕД ИХ ЗДОРОВЬЮ И РАЗВИТИЮ»

Федеральный закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». С 1 сентября 2012 года начал действовать Федеральный закон от 29.12.2010 № 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью развитию» (далее — Закон).

Он направлен на защиту детей от травмирующего воздействия на их неокрепшую психику негативной и, способной развить в ребенке порочные наклонности информации.

Актуальность этой проблемы очень высока. В силу отсутствия жизненного опыта, неокрепшей психики, ребенок более других подвержен воздействию через компьютерные игры, мобильную связь, рекламу, и особенно, через всемирную паутину сети «Интернет».

Законом вводится само понятие информации, причиняющей вред здоровью и развитию детей.

Делится она на два основных вида:

1. Запрещенная к размещению. Это информация, вызывающая у детей страх, панику, а также оправдывающая насилие и противоправное поведение, в том числе информация, побуждающая к действиям, представляющим угрозу их жизни и здоровью, провоцирующая детей на суицид.

2. Информация, распространение которой ограничено возрастной категорией ее потребителей, которые сформированы по четырем возрастным категориям: не достигшие 6 лет, достигшие 6 лет, достигшие 12 лет, достигшие 16 лет.

Например, для детей, достигших 6 летнего возраста: допускается к обороту продукция, содержащая ненатуралистическое изображение или описание несчастного случая, аварии, ненасильственной смерти, но без демонстрации их последствий, которые могут вызвать у детей ужас, страх.

К обороту продукции, допускаемой для детей, достигших 16 лет, может быть отнесена информация о наркотиках, с указанием последствий их употребления, но без демонстрации применения, и при условии, что выражается отрицательное или осуждающее отношение к их потреблению.

Целями данного исследования будут являться: выявление эффективности и необходимости федерального закона «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Задача моего исследования состоит в том, чтобы проанализировать все аспекты, связанные с законом, такие как: внесенные изменения, необходимость принятия, проблемы в реализации.

Объектом исследования является непосредственно сам федеральный закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию».

Предметом исследования будет непосредственно Законодательство Российской Федерации. Также для этой работы мне будет необходимо использовать следующие методы исследования: опрос, анкетирование, а также изучение Законодательства Российской Федерации.

Глава 1. Общая характеристика федерального закона «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию».

1.1. Понятие закона, история возникновения.

Федеральный закон — федеральный законодательный акт Российской Федерации, принимаемый в соответствии с Конституцией Российской Федерации по предметам ведения Российской Федерации и по предметам совместного ведения Российской Федерации и её субъектов.

Порядок принятия федеральных законов определяется Конституцией Российской Федерацией и регламентами палат Федерального собрания.

Федеральные законы принимаются Государственной Думой большинством голосов от общего числа депутатов. После этого закон должен быть одобрен Советом Федерации — также большинством голосов от общего числа его членов. В случае если Совет Федерации отклоняет закон, Государственная Дума может повторно принять его двумя третями голосов. После одобрения Советом Федерации или после преодоления Государственной Думой отрицательной позиции Совета Федерации закон поступает на подпись Президенту России. Если Президент подписывает закон, он считается окончательно принятым, подлежит официальному опубликованию (Сборник Законодательства РФ, «Российская газета», дополнительно «Парламентская газета») и вступает в силу в течение десяти дней после официального опубликования либо с даты, указанной в самом законе. Президент, однако, вправе отклонить закон и вернуть его на рассмотрение палат Федерального Собрания. Вето Президента может быть преодолено двумя третями голосов в каждой из палат.

Федеральные законы, как основной источник российского гражданского права, подразделяются на федеральные конституционные законы и федеральные законы. Высшей юридической силой среди федеральных конституционных законов обладает Конституция РФ, являющаяся основой для формирования гражданского законодательства. Другие федеральные конституционные законы принимаются в развитие тех или иных норм, заложенных в Конституции РФ, способствуют защите и реализации всеми субъектами гражданского права своих гражданских прав и свобод.

Центральное место в системе гражданского законодательства занимает отраслевой кодифицированный нормативный акт — Гражданский кодекс Российской Федерации. Он имеет высшую юридическую силу среди всех нормативных актов, регулирующих гражданский оборот, в связи с прямым указанием на то, что все иные федеральные законы, содержащие нормы гражданского права, должны руководствоваться ГК РФ, если в самом Кодексе не предусмотрено иное 1 .

Федеральный закон Российской Федерации от 29 декабря 2010 г. № 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» — нормативный акт, предусматривающий отнесение информационной продукции к одной из пяти категорий, и запрещающий её распространение среди детей в зависимости от их возраста.

Закон запрещает распространение информации категорий кроме «0+» без знака информационной продукции за некоторыми исключениями 2 .

В версии, принятой в 2010 году, не было исключений для каких-либо веб-сайтов. По сообщению от 1 июня, предполагалось, что знак будет размещаться в верхней части стартовой страницы сайта.

Федеральным законом № 139-ФЗ были добавлены исключения для «информации, распространяемой посредством информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети „Интернет“, кроме сетевых изданий», и для комментариев и сообщений, размещаемых на сайте сетевого издания его читателями.

Закон критиковался за использование без определения понятия «семейные ценности» 3 , а также различение без определений «половых отношений» и «сексуальных отношений» (последние в нём — подмножество первых).

Высказывались опасения о возможном ограничении распространения среди детей таких произведений, много лет считавшихся подходящими для детей, как «Колобок» и «Ну, погоди!», а также детских страшилок., хотя некоторые из них могут подпадать под исключение для «информационной продукции, имеющей значительную историческую, художественную или иную культурную ценность для общества»,, а в присутствии законных представителей детей старше 6 лет допускается оборот среди них информации категории «12+» 4 .

Действие закона не распространяется на рекламу 5 .

Также для подростков, достигших 16-летнего возраста, допускается информация, не эксплуатирующая интереса к сексуальным отношениям и не носящая оскорбительного характера при изображении или описании половых отношений между мужчиной и женщиной. Дошкольникам разрешается просмотр видеопродукции, разрешенной детям, достигшим 12 лет, при условии нахождения рядом их родителей или иных законных представителей.

Сведения о том, какой возрастной категории несовершеннолетних разрешен тот или иной информационный продукт, должны указываться его производителем в сопроводительных документах. Информация о том, для какой возрастной категории рекомендован фильм, спектакль или другой продукт, должна быть размещена на афишах, рекламных объявлениях, входных билетах. Перед демонстрацией зрелищного продукта, разрешенного для ограниченной возрастной категории, должно производиться звуковое оповещение о недопустимости присутствия детей определенной возрастной категории. Информация о том, кому не рекомендован просмотр того или иного фильма, указывается в прокатном удостоверении — разрешительном документе на прокат фильма, а также в свидетельстве о регистрации в качестве средства массовой информации любого периодического издания.

Закон также вводит ограничения по времени демонстрации теле, видео продукции ограниченного оборота: с 4 часов до 23 часов и с 7 часов до 21 часа. Однако эти ограничения не распространяются на каналы, подключаемые на платной основе. Каждый родитель сам определяет, какая информация будет доступна его ребенку.

Введены защитные барьеры к печатной продукции: первая и последняя страницы газет, журналов не должны содержать информацию, причиняющую вред здоровью ребенка.

Информация, запрещенная для детей, не должна распространяться в образовательных, медицинских учреждениях, а также учреждениях культуры и не может размещаться на расстоянии менее чем 100 метров от их зданий. Что касается ограничения доступа детей к информации, распространяемой посредством информационно-телекоммуникационных сетей, то здесь такая обязанность возлагается на операторов связи, оказывающих данные услуги, требуя применения ими технических, программно-аппаратных средств защиты детей от информации, причиняющей вред их здоровью. Оценивается содержание такой продукции экспертными учреждениями, специально аккредитованными Правительством РФ.

Надзор и контроль за исполнением данного закона будет осуществляться с учетом положений Федерального закона от 26.12.2008 № 294-ФЗ «О защите прав юридических и индивидуальных предпринимателей».

На Роспотребнадзор возложены полномочия по осуществлению государственного контроля за соответствием информационной продукции (предупреждения), реализуемой потребителям, требованиям законодательства. Это касается указания в сопроводительных документах сведений, полученных в результате классификации названных товаров, размещения соответствующего знака информпродукции.

Министерству культуры России поручено определить порядок размещения знака информпродукции и (или) текстового предупреждения об ограничении ее распространения перед началом демонстрации фильма при кино- и видеообслуживании. Кроме того, Министерство теперь осуществляет госконтроль и надзор за соблюдением требований законодательства к обороту аудиовизуальной информпродукции на любых видах носителей, а также информпродукции, распространяемой посредством зрелищных мероприятий.

Роскомнадзор организует экспертизу продукции в целях обеспечения информбезопасности детей, а также аккредитует экспертов и экспертные организации для проведения экспертизы и ведет их реестр.

На Рособрнадзор возложен госнадзор за соблюдением образовательными учреждениями и научными организациями требований законодательства к информпродукции, используемой в образовательном процессе.

Функции по выработке и реализации государственной политики в данной сфере осуществляет Минкомсвязи России, которое определяет порядок проведения экспертизы, возмещения связанных с ней расходов, правила размещения знака информпродукции и (или) текстового предупреждения об ограничении ее распространения перед началом трансляции телепрограммы или передачи, требования к административным и организационным мерам, к техническим и программно-аппаратным средствам защиты детей.

Закон предусматривает возможность общественного контроля в указанной сфере. Общественные объединения и некоммерческие организации вправе осуществлять мониторинг оборота информационной продукции и при наличии с их точки зрения оснований, обращаться в уполномоченный федеральный орган исполнительной власти для проведения экспертизы информационной продукции.

1.2. Изменения и необходимость принятия федерального закона «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию».

Федеральный закон № 139-ФЗ от 28 июля 2012 года 6 — Федеральный закон Российской Федерации «О внесении изменений в Федеральный закон „О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию“ и отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросу ограничения доступа к противоправной информации в сети Интернет». Этот закон внёс в другие федеральные законы ряд положений, предполагающих фильтрацию интернет-сайтов по системе чёрного списка и блокировку запрещённых Интернет-ресурсов. Ряд экспертов высказывал опасения, что данный закон может использоваться для цензуры Интернета.

Закон внёс изменения в следующие законы Российской Федерации:

Федеральный закон от 29 декабря 2010 года № 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию».

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях.

Федеральный закон от 7 июля 2003 г. № 126-ФЗ «О связи».

Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».

Проект закона первоначально был разработан и представлен в декабре 2011 года Лигой безопасного интернета. Некоммерческое партнерство «Лига безопасного интернета» было учреждено в феврале 2011 года Благотворительным Фондом Святителя Василия Великого при поддержке Минкомсвязи РФ. Попечительский совет лиги возглавляет Игорь Щеголев, министр связи и массовых коммуникаций Российской Федерации, с 21 мая 2012 года — в отставке.

Проект закона проходил общественное обсуждение на сайте Лиги, в марте 2012 г. он обсуждался в Минкомсвязи, в апреле — на конференции РИФ+КИБ.

7 июня 2012 года переработанный законопроект был внесён в ГосударственнуюДуму депутатами Е. Б. Мизулиной, С. В. Железняком, С. Н. Решульским, Я. Е. Ниловым от Комитета Государственной Думы по вопросам семьи, женщин и детей.

Законопроект был рассмотрен Государственной Думой РФ, Советом Федерации и принят президентом в чрезвычайно сжатые сроки:

Внесение законопроекта в Думу — 7 июня 2012.

Первое чтение — 6 июля 2012.

Второе и третье чтение — 11 июля 2012. Принят во втором чтении — 441 голос «за», в третьем чтении — 434 голоса «за».

18 июля 2012 года закон был одобрен Советом Федерации.

28 июля 2012 года закон был принят под номером N139-ФЗ: «О внесении изменений в Федеральный закон» О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию“ и отдельные законодательные акты Российской Федерации». Изменения в ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» вступают в силу 30 июля, в день публикации. 1 ноября 2012 года вступили в силу положения, касающиеся единого реестра доменных имен и url-адресов, содержащих запрещенную к распространению информацию.

Поправки вносятся в принятый 29 декабря 2010 года № 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Поправки вносят множество мелких уточнений в закон, а также более подробно регламентируют способы маркировки контента. Так, до внесения поправок по этому закону каждую страницу в сети Интернет с информацией, «причиняющей вред…», нужно будет промаркировать специальными знаками: 6+, 12+, 16+, 18+ (старше 6 лет, старше 12 лет, старше 16 лет, старше 18 лет соответственно). По тексту ЗП № 89417-6 от 9 июля 2012 года 7 , поправки устанавливают тексты знаков и делают исключение для сайтов, не являющихся «сетевыми изданиями», и для комментариев пользователей «сетевых изданий». Кроме того в поправках подробно описываются процедуры экспертизы «информационной продукции».

Также законом вносится положение, что доступ к сети Интернет в «местах доступных для детей» должен быть ограничен.

В Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях вносятся положения об ответственности за неприменение в местах, доступных для детей, операторами связи, оказывающими телематические услуги связи, либо администрацией таких мест при осуществлении доступа к информации, распространяемой через Интернет, административных и организационных мер, технических, программно-аппаратных средств защиты детей от информации, причиняющей вред их здоровью и (или) развитию.

Читайте также:  Анализы для детей с дцп

В Федеральный закон от 7 июля 2003 г. № 126-ФЗ «О связи» вносится поправка, что ограничение и возобновление доступа к информации, распространяемой через Интернет, регулируется Федеральным законом «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».

Поправки в ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»

Наиболее значительные изменения вносятся в Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», хотя в названии законопроекта этот закон упоминается лишь как «отдельные законодательные акты». В частности, в данный федеральный закон вносятся следующие изменения:

Даются определения интернет-сайта, интернет-страницы, доменного имени, сетевого адреса, владельца интернет-сайта, хостинг-провайдера.

В закон добавляется новая статья 15′ «Единый реестр доменных имен и (или) универсальных указателей страниц сайтов в сети Интернет и сетевых адресов сайтов в сети Интернет, содержащих информацию, запрещенную к распространению на территории Российской Федерации». Согласно которой:

Создаётся некая информационная система «Единый реестр доменных имен и (или) универсальных указателей страниц сайтов в сети Интернет и сетевых адресов сайтов в сети Интернет, содержащих информацию, запрещенную к распространению на территории Российской Федерации федеральными законами» (далее — Реестр).

К ведению Реестра может быть привлечена российская некоммерческая организация, соответствующая «критериям» 8 .

Оператор Реестра вносит в него ссылки на интернет-страницы или доменные имена содержащие:

материалы с порнографическими изображениями несовершеннолетних и (или) объявлений о привлечении несовершеннолетних в качестве исполнителей для участия в зрелищных мероприятиях порнографического характера;

пропаганду употребления наркотиков и психотропных веществ, информацию о способах их производства и местах приобретения;

пропаганду употребления прекурсоров наркотиков и психотропных веществ 9 , информацию о способах их производства и местах приобретения;

информацию о способах совершения самоубийства, а также призывов к совершению самоубийства;

любую иную информацию, запрещённую к распространению в России решениями судов.

Решение о включении в Реестр доменных имен, ссылок на интернет-страницы сайтов и сетевых адресов сайтов можно обжаловать только через суд, причём лишь в течение 3 месяцев.

С момента внесения доменного имени или ссылки на интернет-страницу в Реестр хостинг-провайдер обязан в течение суток проинформировать владельца сайта о необходимости незамедлительного удаления интернет-страницы целиком, на которой размещается запрещенная, по мнению оператора Реестра, информация.

Владелец сайта обязан в течение суток с момента получения от хостинг-провайдера уведомления удалить данную интернет-страницу целиком. В случае отказа или бездействия владельца сайта, хостинг-провайдер обязан ограничить доступ к такому сайту в сети Интернет.

В случае непринятия хостинг-провайдером и владельцем сайта данных мер, сетевой адрес сайта включается в Реестр.

Оператор связи, оказывающий услуги по предоставлению доступа к сети Интернет, обязан в течение суток с момента включения сетевого адреса сайта в Реестр ограничить к нему доступ. Тот факт, что на одном IP-адресе может находиться несколько тысяч сайтов, законом не учитывается.

1 ноября 2012 года доступ к реестру запрещённых сайтов можно получить по адресу zapret-info.gov.ru.

Необходимость принятия Федерального закона «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» была обусловлена целями обеспечения информационной безопасности несовершеннолетних путем введения законодательных гарантий и организационно-правовых механизмов защиты детей от информации, причиняющей вред их физическому, психическому, социальному, нравственному и духовному здоровью и развитию, в том числе от распространения печатной, аудио- и аудиовизуальной продукции, электронных и компьютерных игр, пропагандирующих насилие и жестокость, порнографию, антиобщественное поведение.

В законе установлены необходимые ограничения на распространение информации, способной причинить вред здоровью и развитию детей, в доступное для детей время и в доступных для посещения детьми общественных местах, обязанности изготовителей и распространителей принимать соответствующие административные, технические, программные и иные меры защиты от доступа к ней несовершеннолетних. Федеральным законом закреплены такие успешно апробированные в зарубежной практике правовые механизмы, как осуществляемые на добровольной основе возрастная классификация и предупредительная маркировка информационной продукции, установление ограничений во времени ее теле- и радиотрансляции, иные меры охраны и защиты детей от вредной для них информации.

Глава 2. Общественное мнение о принятом федеральном законе.

2.1. Критика известныхлюдей.

Мною было проведено исследование общественных отзывов о законе, позволяющее глубоко проникнуться в саму суть закона, т.е. выявить его цель, необходимость и недостающие недоработки. Для начала я выбрала одну из статей известного блоггера Олега Антонова. В этой статье он раскрывает все свое негодование по поводу «неувязок» с законом, и пытается понять, нужен ли России этот федеральный закон.

Нужен ли закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию»?

««Я оглядел пустую захламленную комнату с обломками диковинных моделей и обрывками безграмотных чертежей, пошевелил носком ботинка валявшуюся у входа папку со смазанным грифом «Совершенно секретно. Перед прочтением сжечь» и пошел прочь».

Перечитывая эти строки фантастической повести братьев Стругацких «Понедельник начинается в субботу», мы посмеивались над абсурдной надписью, порожденной бюрократической машиной. Мог ли кто-нибудь предположить, что всего лишь через полвека это станет реальностью? Ведь именно так должны теперь вести себя дети при просмотре телевизионных передач и потреблении «иной информационной продукции» – с 1 сентября 2012 года в России вступил в силу федеральный закон № 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию».

Закон предусматривает классификацию информационной продукции по пяти категориям: для детей, не достигших возраста шести лет (0+), достигших возраста шести лет (6+), достигших возраста двенадцати лет (12+), достигших возраста шестнадцати лет (16+), запрещенной для детей (18+). Для каждой категории установлены специальные отличительные признаки. Достаточно примечательны меры по обеспечению исполнения закона. Согласно инициативе законодателей, оборот ограниченной к распространению информационной продукции в местах, доступных для детей, не допускается без применения административных и организационных мер, технических и программно-аппаратных средств защиты детей от указанной информации. Безусловно, диван перед телевизором относится к месту, доступному для детей. Также не вызывает сомнений, что административные и организационные меры в данном случае не слишком эффективны. Остается уповать на технические и программно-аппаратные средства защиты. В этом качестве закон предлагает использование знака информационной продукции в виде цифр в углу кадра в начале трансляции телепрограммы, а также при каждом возобновлении трансляции после перерывов.

По мнению законодателей, это существенно упростит родителям процесс контроля над тем, что смотрят их дети. «Например, увидев отметку «18+», родитель может попросить свое чадо переключить канал», – отметил член ОП РФ Ефим Рачевский. Правда, для этого родителю придется дождаться «возобновления трансляции после прерывания рекламой» и увидеть знак информационной продукции, ведь самостоятельно оценить содержание программы, по мнению законодателей, он явно не способен. Как всегда, необходимость и важность закона оправдывается ссылкой на зарубежный опыт. Тот же Е. Рачевский привел в пример английское телевидение, где все нежелательные для детей передачи показывают только на платных каналах.

Но это немного другой подход и, соответственно, совсем другая эффективность по сравнению с циферками на экране, не правда ли? Почему же не пойти по такому пути в России? Да просто в таком случае на бесплатное распространение смогут претендовать максимум 2-3 канала. Закон уже успел стать причиной крупного скандала. В государственном реестре министерства культуры РФ журналисты обнаружили «Ну, погоди» с возрастным ограничением «Зрителям, достигшим 18 лет». По различным предположениям, всенародно любимый мультфильм мог попасть под раздачу за аморальное поведение Волка, который неоднократно был замечен курящим, а также обижающим детишек.

К счастью, ситуация прояснилась – в реестр внесен не советский мультсериал, а шведский художественный фильм эротического содержания с аналогичным названием. Но дело-то в том, что в возможность запрещения показа детям культового мультфильма поверили. И не только простые обыватели, но и официальные лица. Так глава Роскомнадзора Александр Жаров заявил, что мультфильм «Ну, погоди!» и вся подобного рода продукция не будет подпадать под ограничение, но не потому, что это все это маразм и законодательный бред, а лишь потому, что мультфильм является культурной ценностью. Таким образом, Жаров косвенно подтвердил, что «Ну, погоди» все же пропагандирует курение, насилие и прочие грехи, недостойные телевизионного экрана.

Выполняют ли закон телевизионные компании? Если посмотреть программы телепередач на официальных сайтах, то Первый канал экономно раскидывает маркеры «12+» и «16+». Значит ли это, что все остальные передачи имеют статус «0+»? Скорее всего, именно так, хотя бывает, что новости с ограничением «0+» смотреть страшнее, чем иной ужастик. Канал «Россия-1» великодушно маркирует 99% своих программ «12+», делая исключение лишь для «Спокойной ночи, малыши» (0+) и отдельных передач после полуночи (16+). НТВ предпочитает более возрастной маркер «16+», устанавливая его для программы «Главная дорога» и относя к «0+» программу «ЧП». Канал Рен-ТВ почему-то относит к «0+» «Сеанс для взрослых» после полуночи.

Создается впечатление, что формально требования закона выполняются, но серьезно к нему никто не относится. Немного странным выглядит и полное исключение из сферы действия закона всей рекламной продукции. Конечно, с юридической точки зрения это оправданно, ведь содержание рекламы регламентируется отдельным законом, который устанавливает те же самые ограничения. Но коль уж речь зашла о защите детей от причиняющей вред информации, то стоило бы отнести рекламу хотя бы к категории «16+». Но в данном случае финансовые интересы явно предпочтительнее моральных. А что же маленьким зрителям все-таки реально предлагается для просмотра? В России относительно общедоступны каналы «Карусель» и «Канал Disney». Что входит в телевизионное меню? А разнообразием и обилием качественной отечественной продукции оно явно не блещет. На канале «Карусель» из сорока девяти телепередач (все российского производства) – девятнадцать активных, остальные идут в повторах.

Могут ли девятнадцать телепередач, продолжительностью от 15 до 30 минут, большинство из которых к тому же еженедельные, заполнить сетку вещания? Из двадцати транслируемых телевизионных сериалов российских – пять, из шестидесяти мультипликационных – десять. Причем большинство снято 3-5 лет назад, а некоторые разменяли уже и второй десяток («Незнайка на Луне»). Искать же отечественные передачи на канале Disney – дело и вовсе безнадежное. Вывод напрашивается сам собой – достойного детского телевидения в России просто нет. И в этих условиях в качестве заботы о детях вводится в действие новый закон. Будет ли он полезен родителям, добросовестно занимающимся воспитанием своих детей? Маловероятно, ведь и до вступления закона в силу им удавалось вполне успешно отбирать подходящие телевизионные передачи. Нужен ли он родителям, не обращающим внимание на информационную диету ребенка? Абсурдный вопрос, вряд ли циферки на экране смогут перевоспитать взрослого человека. Нужен ли он детям? Если только подстегнуть интерес к передачам «18+». Так для кого же разработан и принят этот закон? Возникает ощущение, что для чиновников, стремящихся оправдать свое существование. Для деятелей от культуры, неспособных организовать производство в достаточном количестве качественных детских программ. Для всех тех, кому галочка важнее реальных дел».

Также мною были проанализированы отзывы руководителей средств массовой информации о новом законе. Большинство из них положительно отнеслись к закону, и даже поддержали его, но почти единогласно твердили о недоработках в законе.

ИД «Комсомольская правда» — генеральный директор и главный редактор Владимир Сунгоркин. — Если для общественно-политических газет и журналов требуется маркировка, то это, мягко говоря, нелепое политическое решение. Я прочел, что даже мультик «Ну, погоди!» не подходит для детей, потому что там куча всякого безобразия. Это какое-то абсурдное решение, я даже не понимаю, как это будет работать. Я надеюсь, что его отменят, пересмотрят. Мы, скорее всего, наймем юриста, который все изучит, и будем везде ставить эти значки. Можем вообще на всю газету написать, что наша газета только для тех, кто старше 18 лет. Мы же привычные люди. Мы на газете там, где было написано когда-то «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!», напишем: «Это чтиво только для тех, кому больше 21 года или 16 лет». Мы от этого ничего не теряем, наш реальный читатель старше 18 лет. Я вообще не заморачиваюсь на этот счет. Я думаю, что у нас разлился в воздухе такой административный восторг. У нас огромное количество руководителей везде, избыточное. Каждый хочет себя проявить, свою какую-то доблесть. В Думе есть огромное количество энтузиастов, которым надо чем-то заниматься. Очень многие из них справедливо озабочены проблемой информирования детей. Но большинство не понимает предмета — и как он работает. А при создании такого рода законов экспертное сообщество уже никуда не приглашается.

ИД «Ньюс медиа» («Известия», LifeNews, «Жизнь», «Твой день», «Маркер») — генеральный директор Арам Габрелянов. — Нормально отношусь к закону. Мы ни на одном своем сайте ничего вредящего детям не даем, но есть темы на LifeNews про убийства, например, которые детям не надо смотреть. Будем маркировать, куда мы денемся. Я никакой опасности тут не вижу. Я считаю это нормальным, во всех странах мира есть подобные законы. Можно и на отдельные материалы маркировку ставить, можно и на сайт ставить. Печатные издания и сейчас заставляют при продаже в конверты класть, если они эротического содержания. Если будут такое от нас требовать, закон примут — значит, будем выполнять. Мы законопослушные люди. Но какая разница? Законодатели это себе придумали для очистки души и совести. Вот мы закон придумали, и теперь детей не будут растлевать. А я что? Я маркер поставил — и все, я не отвечаю. Но ничего это глобально не даст. Ну, поставят маркер «+65» на какой-нибудь «порнушный» сайт. И по закону только человек, которому 65 лет, может смотреть этот разврат. И что теперь — ребенок, которому 15, не зайдет туда? Я считаю, что СМИ в любом случае не должны это давать. Но это же все равно появится в интернете. Это другое, если, как в Китае, поставить firewall (система фильтрации и контроля за интернет-контентом). Но в России китайский вариант не проскочит: у нас интернет свободный, и все люди свободные. На цензуре здесь закон никак не отразится. Да и как на бизнесе может отразиться? Я понимаю, что некоторым либералам хочется закрепиться и сказать: «О-о-о-о, блин, теперь уже и здесь запретили». Но я вообще не вижу проблем.

Читайте также:  Анализы для детей по урологии

«СПИД-Инфо» — юридическая служба. — В законе ничего не говорится о том, как именно должны маркироваться печатные издания: там речь идет только о телевидении и радио, где соответствующая информация должна предварять программы. Поэтому мы решили ставить на нашей газете маркировку 16+ в выходных данных, а дальше будем смотреть по мере появления какой-то практики [применения закона]. Конечно, не хочется продаваться в целлофановой упаковке и выпускать обложки, на которых бы не было ничего недетского. Мы сейчас пытаемся более или менее вычистить газету, но довести ее до уровня 12+, наверное, не получится, так что мы решили пока ограничиться маркировкой 16+. Конечно, прилизывание газеты приведет к оттоку читателей, но сейчас юридический отдел смотрит газету на предмет того, есть ли там запрещенная информация. Сентябрьские номера уже будут соответствовать всем требованиям закона.

ИД «Афиша» («Афиша», «Афиша-Мир», «Афиша-Еда») — исполнительный директор Александр Емцев. — Закон довольно сырой, и нам остается надеяться на то, что все спорные моменты будут улажены во время испытательного срока (один месяц), объявленного Роскомнадзором. С 1 сентября все наши журналы и сайты будут промаркированы меткой 16+ в выходных данных. Очень вероятно, что некоторые номера будут выходить с маркировкой 18+. Это грозит расходами на дополнительную упаковку (такие журналы надо оборачивать в целлофан), что не может не расстраивать. Особенно на фоне свежих поправок к закону «О рекламе», запрещающих рекламу алкоголя.

YЕS! — главный редактор Ирина Ильина — В контенте нашего журнала нет и никогда не было ничего такого, что должно заставить нас поменять формат. Более того, на протяжении многих лет YЕS! является изданием, которое не идет по пути большинства СМИ, насаждающих весьма сомнительную мораль, а напротив, старается формировать здоровую, этически корректную систему ценностей у подростков. Единственное изменение, которое нас коснется, это появление на обложке обязательной маркировки 16+.

GQ — главный редактор Михаил Идов. — У нас появились в печатной версии маркировки 16+ и 18+. Что до конвертов, в которые иногда упаковывают журналы, то это будет зависеть от обложки — если она будет какой-то особо провокационной, то да. Пока такого не было. Вообще, мне кажется, этот закон не относится к нам в полной мере. Я думаю, объяснять, что GQ — не детское издание, не нужно. В такой ситуации надо просто продолжать заниматься своим делом. Вообще, уровни контроля бывают разные. Так, из нашего iPad-издания «обнаженку» убирают не по просьбе российского правительства, а по просьбе AppStore.

Cosmopolitan — главный редактор Александра Баданина. — Контент Cosmopolitan предназначен только для взрослых, на журнале будет соответствующее указание. Мы не планируем менять ни содержание, ни внешний облик журнала. Возможно, распространители будут чуть более скрупулезно выбирать места продаж.

«Эхо Москвы» — главный редактор Алексей Венедиктов. — По целям закон правильный. Информацию, которая вредит здоровью детей, действительно нужно как-то отрегулировать. Во многих странах мира это обсуждается и принимается. Но где та грань, где детьми прикрываются для того, чтобы решить другие, сугубо политические проблемы? Задача верна, исполнение отвратительно. Именно поэтому мы сейчас вместе с профессиональным сообществом, интернет-сообществом, бизнес-сообществом пытаемся каким-то образом минимизировать последствия вступления этого закона в силу. Мы работаем над поправками в него. 2 августа была встреча первого заместителя главы администрации президента Вячеслава Володина, на которой присутствовали представители Госдумы, Совета Федерации, администрации и представители Yahoo, Google, «Яндекс» и нас, «Эха Москвы». Хотел бы отметить, что кровавый режим в лице Володина оказался совсем не таким кровавым, как хотелось бы. Володин отнесся с пониманием, услышал новые аргументы. Честно говорил, чего в законе не видел, и честно дал поручения, которые исполняются весь этот месяц.У меня лежит приказ, который отправлен в Минюст и подписан министром связи, о маркировке на радио. По нему мы четыре раза в день будем давать, что наше радио — радио для всех. Но одну программу я вынужден был закрыть. Это программа Михаила Лабковского «Взрослым о взрослых» (посвящена проблемам семьи и отношениям — прим. «Лента.ру»). Новая процедура позволяет прервать действие СМИ не судебным решением, а решением Роскомнадзора. А новый закон дает право пожаловаться на СМИ любому потребителю. Мы с автором передачи провели деловую игру и решили, что приостановим программу на полгода и посмотрим правоприменительную практику. Кроме того, по мнению наших юристов, есть одна программа, которая может маркироваться 16+. Это «Кейс», которую ведут Юлий Гусман и Юрий Кабаладзе (программа, разбирающая случаи из мировой судебной практики). Она будет идти со слоганом «Эхо Москвы» — недетское радио» или «Жжет не по-детски для тех, кому больше 16». Все остальное у нас вполне 6+, даже раньше. Мы не считаем, что нужно как-то маркировать политические программы. Самое важное, что министерства и законодатели пришли к выводу, что не надо маркировать прямой эфир, куда входят и новости. Что касается сайта, то в подвал на каждую страницу ставим 16+. Но за контент на сайте, который генерируется пользователями, например, комментарии, мы не отвечаем. Закон — это тренд, это попытки регулировать интернет и медиа. Но эти люди (законодатели, юристы администрации президента) не очень понимают, что создалась новая информационная среда, такая, как социальные сети. И они не понимают, за чем гонятся и какие будут последствия. На встрече с Вячеславом Володиным генеральный директор «Яндекса» Аркадий Волож объяснил, что это огромный удар по инновационному бизнесу, то есть по России. Интернет останется, но бизнес будет уходить. Мы уже знаем, что «ВКонтакте» начинает перерегистрироваться, по-моему, в Прибалтике где-то. Кроме того, это коррупционный закон. Существует конкурентное поле. Я могу специально своим конкурентам подбрасывать негодный контент как пользователь и тут же писать на них донос. А ни судьи, ни правоохранительная, ни правоприменительная системы не готовы с этим работать. Они не знают, как это применять. У нас принимают сиюминутные конъюнктурные законы, которые должны решить сиюминутные, в основном, политические проблемы. Тут есть и ответственность индустрии, которая медленно запрягает. Работа над законом пошла, когда он уже был принят. Но есть и ответственность законодателя, который выпустил абсолютно неряшливый, провокационный закон.

«Газета.ру» — главный редактор Михаил Котов. — Мне кажется, что закон не до конца проработан. Он принимался в спешке, и даже за три дня до вступления закона в силу Роскомнадзор еще не мог толком объяснить, к кому он относится — к общественно-политическим, печатным или онлайн-изданиям. Мы только к концу вчерашнего вечера с большим трудом прояснили это для себя, и оказалось, что «Газета.ру» как раз относится к тем изданиям, которым необходимо маркировать свою работу. Поэтому я пока не могу сказать, как именно мы будем проставлять маркировку; наши юристы еще прорабатывают этот вопрос. Скорее всего, мы не сможем маркировать каждый материал в отдельности, так как определять для каждого текста, к какой категории он относится, достаточно сложно технически. Видимо, нам придется выбрать одну из категорий, а вот какую именно, мы сейчас обсуждаем. Скорее всего, это будет 16+ или 18+, но пока мы не знаем, сможем ли уложиться в первую. В целом, ситуация с этим законом странная. Первая странность заключается в том, что непонятно, чем общественные онлайн-издания отличаются от печатных СМИ, почему печатные общественно-политические СМИ не подпадают под действие этого закона. Второй момент: можно провести аналогию между предписываемой маркировкой и законом об НКО: и там, и тут на кого-то вешают очередной ярлык, некий предупреждающий знак: «Осторожно, чужие!», «Осторожно, страшные!». Если я правильно понимаю, издания, которые маркированы пометкой 18+, могут быть ограничены, например, в Wi-Fi-сетях общего доступа. Соответственно, из-за этого мы теряем часть аудитории. Но главное: здесь идет еще имиджевый урон, в том смысле, что фактически нас приравнивают к порно-изданиям, к желтой прессе и так далее, чем мы на самом деле не являемся. Такими непродуманными законами, принятыми впопыхах, нас — законопослушные и ответственные СМИ — ставят на одну полку с теми изданиями, которые печатают все, что им вздумается, и вообще не следят за моралью. Мы соблюдаем закон и мы должны маркироваться, а они просто плюют на это все и в итоге получают конкурентное преимущество.

Уже есть примеры: одна из крупных социальных сетей, которой надоели подобного рода экзерсисы нашей законодательной власти, просто ушла из-под юрисдикции России, перенеся свои серверы в другие страны. Кроме того, возникают вопросы к тому, достигает ли закон своей цели. Он принимался для того, чтобы оградить детей от вредоносной информации. Является ли чтение ребенком общественно-политического издания и вообще потребление им новостей чем-то отрицательным? Я не уверен. Я не видел ни одного исследования, где бы говорилось о том, что влияние общественно-политических или других СМИ как-то негативно сказывалось бы на психике детей. По крайней мере, подобные исследования не обнародованы. Детей, конечно, нужно оберегать от всего плохого, но, мне кажется, здесь ответственность лежит на родителях, которые непосредственно отвечают за воспитание ребенка.

Ответ на вопрос, для чего был принят этот закон — для того, чтобы защитить детей от негативной информации или же чтобы держать СМИ в узде — мы, видимо, получим в ближайшее время, когда увидим, к каким прецедентам он приведет и какие санкции Роскомнадзора последуют к тем, кто не выполняет его требования. По большому счету, это все уже становится похоже на такое мягкое введение цензуры, хотя цензура у нас запрещена Конституцией. И в мире нет примеров подобной маркировки серьезных информационных СМИ: общественно-политических и деловых.

«Дождь» — Михаил Зыгарь, главный редактор. — Вся необходимая маркировка, — для людей старше 18 или старше 16, — конечно, будет. Это касается и сайта тоже. У нас, конечно, возникают вопросы, как быть с некоторыми программами, например, в которых рассказывается о современном искусстве, которое зачастую выглядит не совсем по-детски. Но пока окончательное решение не принято, и на данный момент никаких резких преобразований, в том числе и переноса программ на другое время, мы не планируем. Думаю, что ничего из того, что мы делаем, не оказывает на детей какое-либо негативное влияние, наоборот, только позитивное. В нашей стране так складывается практика, что судить надо не закон, а правоприменение. Сам закон действительно выглядит немного странно, но стоит посмотреть, как он будет исполняться. Если действительно этот закон будут применять в качестве кнута для устрашения всех на свете, тогда мы можем констатировать, что закон драконовский и забота о детях – это только ширма для сведения каких-то счетов. Пока, я думаю, рано делать такие выводы.

«Муз-ТВ» и «Ю» — Анастасия Заболотная, пресс-секретарь. — С 1 сентября в дневном эфире канала «МУЗ» (с 16 сентября — канала «Ю») будут выходить light-версии полюбившихся собственных шоу. Также мы пересмотрели подход к адаптации зарубежных программ — во время перевода теперь будут учитываться все новые требования закона. Музыкальный канал «Муз-ТВ» начинает вещать 16 сентября 2012 года. Новый «Муз-ТВ» при формировании своего эфира учтет все ограничения, диктуемые этим законом.

НТВ — Александр Нечаев, программный директор (комментарий с сайта НТВ). — Начиная с 1 сентября наши зрители периодически будут видеть в нижнем правом углу экрана значок с указанием рекомендуемой возрастной категории. Такие же обозначения уже опубликованы в программе передач на следующую неделю — в газетах, журналах и на нашем сайте. Решение [о том, к какой возрастной категории относится программа] принимает рабочая группа, специально созданная на НТВ. Мы руководствуемся либо прокатным удостоверением Минкультуры РФ, либо рекомендациями производителя. Окончательное решение утверждает гендиректор телекомпании. Положения закона довольно общие, «детьми» считаются все, кому не исполнилось 18 лет. При этом отмечу, что сейчас у федеральных каналов доля детской аудитории исчезающе мала: она колеблется от 2,5 процента (минимальный показатель как раз у НТВ) до 3,4 процента (максимальный показатель, у Первого канала). Совершеннолетняя аудитория составляет, соответственно, от 96,6 процента до 97,5 процента. По факту, ограничения затронут не столько детей, сколько абсолютное большинство телеаудитории. Но, как говорят, «закон суров, но это закон». Будем предельно четко исполнять, даже несмотря на практически полное отсутствие детей в нашей аудитории.

«2х2» — Лев Макаров, генеральный директор (комментарий из пресс-релиза компании). — Конечно, новый закон о защите детей от вредной информации отразится на эфире телеканала «2х2». В частности, по новому закону мы не можем показывать шоу Щекотки и Царапки из Симпсонов. Например, эпизод, в котором, в частности, рассказывается о контроле родителей за тем, что смотрят их дети (именно это самое шоу Щекотки и Царапки, пародия на Тома и Джерри), может быть показан только после 23 часов и до 4 утра. Из того же Южного Парка до 23 часов должны исчезнуть все эпизоды, когда «они убили Кенни». Так что Южный Парк будет идти после 23 часов. Вообще, те программные продукты, где есть подпадающие под новый закон сцены, будут нами, с определенной долей иронии, подретушированы. Например, мы закроем экран и напишем бегущей строкой подтрунивающий текст. Некоторые ругательства героев будут зашумлены.

MTV — Лика Бланк, генеральный продюсер. — Разумеется, новый закон повлияет на сетку вещания телеканала MTV, однако существенных сдвигов мы не планируем. Мы и так предъявляем высокие внутренние требования к нашему программному продукту. А теперь мы еще сильнее их ужесточим и будем еще пристальнее следить за соответствием нашего контента требованиям законодательства. На MTV и до принятия этого закона все «спорные», назовем это так, программы, выходили в эфир после 23:00. А все, что выйдет в эфире до 22:00, будет отмонтировано должным образом, подретушировано, «заблерено» и «запикано». Кроме того, весь наш контент, в том числе и проморолики, и контент Интернет-ресурсов, будет маркирован соответствующим образом.

2.2. Отзывы о федеральном законе (соц. сети, анкетирование, тестирование и опрос).

Кроме критики известных людей я также исследовала отзывы обычных граждан: студентов, прохожих на улицах, и в социальных сетях.

Для исследования отзывов о данном федеральном законе проводилось анкетирование разных групп респондентов:

источник