Меню Рубрики

Анализ юмористических произведений для детей

Расцвет юмористической литературы для детей приходится на 1950–1970-е гг. Веселые книги для детей создавали такие мастера слова, как В. Голявкин, В. Драгунский, Ю. Коваль, В. Медведев, Н. Носов, Ю. Сотник, Э. Успенский и др. «Как и другие направления в детской литературе, юмористика служила и служит развлечению, играет роль психологической разрядки, а с другой стороны, служит исправлению нравов и предостережению от дурных поступков» [7, с. 159]. На смену уже устоявшимся жанрам и формам (басня, притча, аполог, назидательная история), выполняющих воспитательные задачи, приходят лирико-юмористический рассказ, жанровая зарисовка, этюд-сценка с выраженными чертами психологического тренинга, фантастические и сказочные истории, разворачивающие или парафразирующие тривиальные нравоучения, как в целом корпусе произведений для детей (А. Волков, В. Губарев, Л. Гераскина и др.).

В. Петкявичус заметил: «юмор – это одно из самых эффективных средств в борьбе с недостатками. Когда я листаю детские журналы и книги, мне порой начинает казаться, что наша страна – самая серьезная, даже суровая страна в мире, в школах которой отметки по поведению соответствуют отметкам за серьезность. Ничто так не просветляет детской души, как добрый тонкий юмор. Поэтому без хорошего настроения, без смеха я не мыслю себе детскую литературу» [10, с. 14].

Уже с первых произведений В. Медведева стало ясно, что отличительной особенностью его стиля является юмор. Наиболее ярко талант Медведева-юмориста проявился в трилогии «Фантазии Баранкина». Об этом свидетельствуют многочисленные отзывы критиков [4, 1, 12]. Да и сам писатель не раз признавался, что главным двигателем его творчества является юмор. В трилогии «Фантазии Баранкина» представлена широкая смеховая палитра. Писатель легко варьирует разные типы юмора в каждой из частей книги. Он как бы подстраивает свой смех под характер произведения, под его жанр, тему, сюжет, учитывая неоднотипность частей трилогии.

Комизма разные писатели достигают разными средствами. Так, например, юмор Льва Кассиля можно назвать юмором детской игры, юмор А. Некрасова, Э. Успенского – эксцентричный, у Ю. Сотника юмор ситуативный. Характер комического во многом зависит и от индивидуальных особенностей автора, и от ведущей темы его творчества, и от времени, в котором он творил, и от характера его главных героев. Своеобразен юмор и у Медведева.

Жанр литературной сказки предполагает наличие юмористического. Еще Г.-Х. Андерсен, творчеством которого «аккумулировался» молодой писатель, говорил: «Мастер, овладевший этим жанром, должен уметь вложить в него трагическое, комическое, наивное, ироническое и юмористическое. » [1, с. 74]. Кстати, такой симбиоз трагического и комического был подмечен писателем В. Железниковым: «Она [повесть «Баранкин, будь человеком!»] веселая и трагическая. Над нею смеешься и плачешь. Она очищает нас, выводя в опыт чужой жизни, и заставляет подумать над собственным существованием» [3]. Последней фразой писатель отмечает важную черту Медведева-юмориста: он сумел выйти за пределы чисто юмористического восприятия жизни, что прибавило его смеху глубины и весомости.

Во фразе, давшей название первой книге – «Баранкин, будь человеком!», – заложен элемент дидактизма, назидательности, да и сама идейная направленность произведения могла бы превратить повесть в нравоучительную историю, пусть и нашпигованную различными приключениями. Но этого не случилось в первую очередь благодаря тому «карнавалу юмора», который захватывает всю ткань медведевской повести. Ведь «юмор – и это давно доказано – убивает в произведении мертвую, сухую дидактику и превращает даже самое дидактическое по замыслу произведение в агитацию «веселую, со звоном» [9, c. 174]. Механизм юмора Медведева в повести «Баранкин, будь человеком!» был довольно подробно исследован С. Сивоконь [12]. Критик выделяет в качестве смехового «каркаса» комизм обстоятельств, связанный с превращением самых обычных школьников в насекомых и птиц. Эти обстоятельства вызывают в свою очередь комедийные ситуации, как бы обыгрывающие пословицу: «Пошли по шерсть, а вернулись стриженые». Главные комические ресурсы повести, по мнению С. Сивоконь, таятся в бесчисленных случаях переноса чисто человеческих привычек, навыков в сферу внечеловеческую: воробьиную, бабочкину, муравьиную, то есть автор пользуется приемом антропоморфизма.

Литераторы-сказочники «прибегают к использованию тех форм антропоморфизма, из которых можно добыть хотя бы искорку смеха» [12, с. 177]. Так, юмор пьес Е. Шварца «Два клена», «Красная шапочка» почти целиком основан на веселой путанице птичьих, звериных и человеческих понятий, логики. Шварц моделировал свой юмор умелым сочетанием повадок разных животных с чисто человеческими привычками и навыками. Юмор Андерсена также сродни медведевскому: он «чаще всего строится на противоречии, противопоставлении между естественными природными свойствами животных, птиц, растений, предметов и вещей с приписываемыми им человеческими качествами» [2, с. 144].

С. Сивоконь выделяет очень важную особенность юмора Медведева в ряде эпизодов, связанных с отважным, а порой и героическим поведением ребят в экстремальных ситуациях. Сцена битвы муравьев Юры и Кости с мирмиками, построенная по законам юмористического жанра, не вызывает улыбки у читателя. «Потому что на сей раз Юра и Костя, даже будучи муравьями, оказались в ситуации героической. И душевное состояние их по сути ничем не отличается от того, какое испытывают в смертельной ситуации истинные, «человеческие» герои» [12, с. 178]. Казалось бы, должна быть комична чисто человеческая фраза в устах маленького черного муравья-Юры: «Держись, Малинин! Сейчас мы покажем этим мирмикам, как умирают настоящие ребята!» Но мы не смеемся, хотя по законам юмористики должны бы смеяться. «Сильнее законов смеха оказываются законы нравственности» [12, с. 175].

Отметим еще одно свойство юмора писателя – комизм характеров и комизм возраста, которые особенно ярко проявляются в комическом дуэте Кости и Юрыа. Разные характеры героев, сталкиваясь, становятся причиной разных комических ситуаций. Подобные «дуэты» не новость в детской литературе. Они активно использовались Н. Носовым (Витя Малеев и Костя Шишкин в повести «Витя Малеев в школе и дома»), А. Алексин (Петя и Виталик в повести «В стране вечных каникул») и другими детскими писателями. Сам Медведев прибегает к подобному сочетанию характеров и в других своих произведениях («Непохожие близнецы», «Капитан Соври-голова»), Любопытно, что в этих «дуэтах» ведущую роль играют герои вздорного склада, а не их более рассудительные и тихие партнеры. Это происходит «прежде всего потому, что воспитывать и смешить читателя легче на примере характера «трудного» и беспокойного. Его ошибки и промахи виднее, контрастнее. А для юмориста это особенно важно» [12, с. 23]. Да и к тому же в этом младшем школьном возрасте выдумщики и фантазеры встречаются чаще.

Неисчерпаемый родник комизма – детская фантазия. Это еще один важный источник юмора Медведева для всей трилогии в целом. Почти каждая строчка медведевского произведения рождает улыбку. На один и тот же эпизод могут работать сразу несколько механизмов комического, что также является важным достижением Медведева-юмориста. Юмор кроется и в остроумии самих героев, и в комически построенных диалогах. На службу юмору поставлены и образные средства: каламбуры, комические метафоры, сравнения, буквальное осмысление фразеологизмов. Сказовая форма повествования, избранная Медведевым, также располагает большими юмористическими ресурсами.

Сатирическое в первой части завуалировано. Оно направлено на высмеивание формализма и заорганизованности, царящих в школьном коллективе. Сатира сквозит и в заносчивости классного «начальства», и в расхождении слова и дела так называемых активистов, и в обрисовке деятельности «юннатов», которые вместо того, чтобы «беречь и приумножать» природу родного края, сами становятся ее истребителями. Особого мастерства Медведев-сатирик достиг в сцене, изображающей девочек-юннаток, «охотящихся» за редкой бабочкой Махаоном для своей коллекции. Этот эпизод демонстрирует, что их «природолюбие» во многом поверхностное и формальное. В погоне за великолепной бабочкой в своем желании во что бы то ни стало заполучить ценный экземпляр они совершенно забывают и о своем юннатстве, и о том, что это живое существо. Более того – они сами теряют человеческий облик. И это мастерски обнажает Медведев, соотнося девочек с животными: «Зинка Фокина. впилась в траву глазами и насторожилась, как собака-ищейка» [6, с. 72], «было слышно, как по саду с криком и визгом продолжали рыскать девчонки» [6, с. 76], «. прошипела какая-то девчонка за кустом» [6, с. 79], «. зашипели девчонки, как змеи» [6, с. 80]. Медведев обвиняет отличницу Фокину даже в безумстве: «. глаза, как у безумной, забегали по листьям» [6, с. 82]. И как выигрышно выглядят Юра и Костя, которые, по мнению отличницы Фокиной, человечески неполноценны, в сцене битвы с мирмиками. Медведев разоблачает формальную любовь к природе «матерых» юннаток, которая контрастирует с истинной ее защитой (в полном смысле этого слова) «недочеловеков» Юрия и Кости. В расхождении истинного смысла фразы «Будь человеком!» с формальным ее пониманием старостой Фокиной тоже есть своя сатирическая нота: «Юра. Ну, будь человеком. Ну, исправь завтра двойку!» [6, с. 12].

В «Сверхприключениях сверхкосмонавта» В. Медведев главным сделал вопрос о человеческом сердце. Автор наделяет своего несколько повзрослевшего героя множеством талантов, но все они сводятся на нет из-за отсутствия сердечности, которую, как и многие другие свойства, делающие человека человеком, Юра Иванов сам в себе подавляет. Юрий самолюбив и самоуверен. «Львиная доля смеха (на сей раз сатирического) [. ] как раз и посвящена осмеянию этой сверхсамоуверенности и самодовольства «сверхкосмонавта» [12, с. 182]. С. Сивоконь отмечает любопытный прием самоосмеяния, когда возгордившийся Юрий сам себе дает в своем дневнике «остросатирическую автохарактеристику».

Если в первой части жало сатиры было достаточно ослаблено и направлено в основном на коллектив, то во второй части осмеянию подвергается сам «герой», причем сатирический смех преобладает над другими видами комического. Сатира у Медведева проходит не только подводным течением. Она открыто демонстрирует себя через «киносатиру», разыгранную одноклассниками перед невозмутимым «сверхкосмонавтом». Юмор, с которым Медведев подошел к изображению бесчувственного Юрия, не только прием, позволяющий обличить самовлюбленного героя. Не будь в произведении юмористической струи, книга бы вышла дидактичной и сухой, а герой получился бы слишком отталкивающим, холодным, роботообразным, бесперспективным в плане очеловечивания.

Л. Пантелеев в 1937 году в дискуссии о юморе для детей в журнале «Детская литература» говорил: «В чем сила юмора? Я думаю, прежде всего, в том, что юмор предполагает в предмете или человеке, против которого он направлен, какую-то погрешность, какое-то несовершенство. Несовершенство же, как мы знаем, – извечное свойство человеческой природы. Юмор придает человеку человечность» [11, с. 138]. С. Сивоконь отметил, что «ближе к финалу повести смех ослабевает. Заканчивается вторая повесть. уже в тонах лирических» (подчеркнуто нами – О.Ч.). В Иванове-Баранкине наконец-то заговорило сердце. И это лучше всего свидетельствовало о нравственном возрождении героя» [12, с. 185]. Тонкое соположение юмористического и элегического рождает неповторимый индивидуальный стиль В. Медведева, а «пафос произведения учит юных читателей психологическим нюансам трогательного и смешного» [5, с. 87] в целостной форме сказочной повести. Подобный синтез мы наблюдаем в творчестве Э. Успенского, В. Драгунского.

Механизм юмора третьей книги трилогии Медведева отличен от двух предыдущих и обусловлен, с одной стороны, жанром – здесь отсутствует сказочная условность и фантастика, это вполне реалистическое произведение, с другой – более юным возрастом персонажей, с третьей – замыслом автора, ставящим целью пояснить, каков был путь героев к событиям, произошедшим в последующих частях.

И волшебное превращение, и фантастическая теория сначала зародились в воображении Юрия. Но произошло это не спонтанно, не в сиюминутном порыве «разгулявшейся» мысли. В повести «Неизвестные приключения Баранкина» мы видим знакомого нам, но еще совсем юного фантазера Юру. Он любопытен, и это любопытство разжигает его воображение. Бесконечные и самые непредсказуемые «почему», не удовлетворенные ответом, становятся толчком к самым причудливым и невероятным фантазиям. Именно они – сценарий будущих превращений и база для «великой подготовки». И именно они – источник юмора Медведева. А «почему» и «что было бы, если» самые разнообразные. Так, Баранкин рассуждает, как на время путешествия взять с собой поменьше продуктов и подольше их есть:

«– Когда скиснет молоко, из него получается что? – спросил он Костю.

– А когда скиснет кефир, что из кефира можно получить? – продолжал спрашивать Юра.

– Правильно, – подтвердил Баранкин – Творог, что еще. Костя пожал плечами.

– Творог и сыворотку. Еще из молока можно получить сметану, масло, сыр. Так. Но лично мне этого мало, мне нужно, чтобы испортившийся творог тоже превращался в какой-нибудь съедобный и питательный продукт, скажем, в рекиф, испортившийся рекиф должен превратиться в съедобный ферик, а испортившийся ферик в питательный ифекар! Понял. » [7, с. 125–126].

На примере творчества В. Медведева хорошо видно, что и детская литература, и детская юмористика ничуть не хуже «взрослых». «Настоящий писатель никогда не позволит себе скидки ни на юмористику, ни на детскость» [12, c. 183].

Синтез педагогического и художественного – важная грань мастерства В. Медведева. Искусно балансируя на грани комического – развлекательного и комического – назидательного, он мастерски облекает дидактику, нравоучение в удобоусвояемое или даже активно принимаемое подростком художественно-речевое содержание.

Кондратьев Б.С., д.фил.н., профессор, заведующий кафедрой литературы, АФ ННГУ, г. Арзамас;

Пяткин С.Н., д.фил.н., профессор, заместитель директора по учебной и научной работе АФ ННГУ, г. Арзамас.

источник

Тема: Юмор на страницах детской литературы.

ЦЕЛИ: 1) Познакомить студентов с творчеством юмористических писателей, учить делать анализ произведений, с точки зрения нравственных и воспитательных задач, передавать юмор произведений, с помощью выразительных средств языка;

2) Формирование у студентов умений самостоятельной организации учебно-
воспитательной работы в классе, умения отличать добрый юмор от сарказма;

3) Углубление и закрепление теоретических знаний, полученных студентами в про­
цессе изучения темы, творческое использование опыта работы лучших учителей
школ города.

Читайте также:  Анализы на иммунитет у детей отзывы

ОБОРУДОВАНИЕ: Портреты и книги Носова, Драгунского, Голявкина и др.

1 .Пересказ и анализ произведений о природе русских и зарубежных авторов

Когда ребята читают рассказы и повести Н.Носова о Вите Малееве, Коле Синицыне, о Мишке Козлове и их друзьях, рассказы В.Драгунского о Денисе Ко-раблеве, повести Л.Давыдычева, они всегда неудержимо и заразительно смеются. Какое чувство выражается в реакции смехом, улыбкой на то или иное явление или событие?

Смех порождается комическим в жизни, искусстве, литературе, а улыбка, взрыв смеха — чувством комического. Комическое — это эстетическая категория, от­ражающая несоответствием между несовершенным, неполноценным содержанием явления или предмета и его формой, претендующей не полноценность и значимость, между важным действием и его несовершенным результатом, высокой целью и не­годным средством. Обнаружение и раскрытие этого несоответствия порождает чув­ство комического. Комическое всегда смешно — в этом состоит особенность его вос­приятия. Вместе с тем, в отличие от смешного, комическое имеет социальный и об­щественный смысл, связано с утверждением положительного эстетического идеала. Комическими называются также явления и действия, в которых очевидно противо­речие между формой и сущностью, целью и средствами ее достижения, причем про­тиворечие, вызывающее смех, улыбку.

Юмор и сатира — это формы проявления комического. У них общий предмет изображения

комическое в действительности; но содержание в известном смысле различного: у юмора — отдельные, частные недостатки, которые смешны, но или легко преодолеваются, или относительно терпимы; у сатиры — социальные и обще­ственные пороки, недостатки, постижение и разоблачение смехом которых всегда осуществляется с точки зрения определенного идеала. Основным орудием юмора и сатиры является смех — мягкий, добродушный, сочувственный или иронический, из­девательский, обличительный, саркастический. В зависимости от характера смеха и содержания различаются два основных типа художественных образов: юмористиче­ский и сатирический. В юмористическом образе всегда содержится элемент доброжелательности и сочувствия изображаемому при непременном, конечно, осмеянии отдельных недостатков.

В ДЛ создано немало юмористических произведений, где слышен смех, но он всегда мягок, добродушен или грустен. Юмор помогает читателю со смехом, улыбкой посмотреть на себя со стороны, увидеть комизм или нелепость притязаний и результатов, преодолеть негативные черты, обладает огромной воспитательной силой, способствует формированию жизнестойкой и жизнелюбивой личности, фор­мирует эмоциональную сферу ребенка.

Природу комического развивали в ДЛ АГайдар, Л.Кассиль, М.Зощенко, Л.Пантелеев, В.Катаев и др. Но главная заслуга Н.Носова в ДЛ заключается в том, что он первым из наших детских писателей рискнул стать чистокровным детским юмористом. Он сделал юмор одной из основ своего творчества, обращенного к де­тям. Смех — главный двигатель его творчества. Юмор у Носова не мешал, а помогал глубокому осмыслению детской жизни, детских характеров. Н.Носов зарекомендо­вал себя и незаурядным теоретиком смешного: ему принадлежит глубокая и инте­ресная статья «О некоторых проблемах комического», отдельные страницы книги «Иронические юморески». Хотя в своей практике юмориста Носов не пренебрегал даже примитивными формами комизма («Живая шляпа», «Мишкина каша», «Ого­родники», «Телефон» и др.рассказы), смех в его творчестве служит не только целям увеселения, но и задачам воспитания. Как справедливо заметил А.Алексин, говоря о книгах Н.Носова, «юмор и занимательностьэто порой кратчайшее расстояние между самой серьезной проблемой и сознанием юного читателя».

Традиции юмористической прозы, заложенные Н.Носовым, получили разви­тие в творчестве Ю.Сотника, Л.Давыдычева, В.Драгунского, В.Голявкина и др. пи­сателей. Сегодня можно говорить о детской юмористической литературе как само­бытном и ярком явлении.

Продолжая традиции Н.Носова, современные писатели мастерски владеют такими приемами, как диалог, повествование от первого лица. В их рассказах психо­логически тонко и достоверно разработаны мальчишеские характеры, которые про­являются в игре, в учебе, в дружбе, во взаимоотношениях со сверстниками и взрос­лыми.

Безусловно, без юмористических произведений ДЛ не была бы подлинно детской.

1.Пересказ, анализ, выразительное чтение диалогов: В.Голявкин, Н.Носов, Ю.Сотник, ЛДавыдычев. Воспитательное значение этих книг. Пародия и шарж (об авторе)

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

источник

Особую группу в детской литературе составляют юмористические рассказы из детской жизни. У каждого писателя свое представление о комическом и его месте в художественном произведении. В рассказах Н.Носова, Ю.Сотника и В.Медведева юмор близок к карикатуре, а иногда и к сатире, в юмористических рассказах В.Драгунского и И.Пивоваровой немало лирических эпизодов, а комические миниатюры В.Голявкина близки к юмору абсурда.

В советской детской литературе середины 20 века образцом юмора считалась проза Н.Носова. Этот популярный писатель был автором не только смешных рассказов, но и юмористических повестей. Правда, юмор в них особый. Дело в том, что комические происшествия в произведениях Носова часто совершаются под лозунгом серьезного дела: школьники устраивают инкубатор («Веселая семейка», 1949), сооружают каток («Наш каток», 1951), вскапывают огород («Огородники», 1945). Практические умения и коллективная работа широко пропагандировались в детской литературе, и проблематика рассказов Носова отвечала запросам своего времени.

Это отразилось и в характере персонажей — детей активных и вполне серьезных, несмотря на комизм ситуаций, в которых они оказываются.

При таком серьезном восприятии детства Носов изобретателен на остроумные шутки и смешные положения. Лучше всего удавались писателю комические диалоги, в которых путаются слова, искажается их смысл или заменяется звуковой игрой (такая остроумная игра есть в рассказе «Телефон», где дети безуспешно пытаются договориться по испорченному телефону). Забавны многие сценки, похожие на эстрадные номера юмористов (так, Мишка в рассказе «Щенок» не к месту читает стихи, стараясь отвлечь внимание пассажиров от визга спрятанного щенка). В основе сюжетов носовских рассказов — комические ситуации, которые сопровождаются непредвиденными происшествиями и завершаются неожиданными развязками. Например, страшный разбойник, напугавший детей в рассказе

«Тук-тук-тук», оказался вороной, клевавшей на крыльце ягоды. И в каждом таком случае есть много преувеличенного и карикатурного, привносящего в юмористический рассказ нечто фантастическое. Так, каша, которую варит Мишка, чудесным образом пухнет и лезет из кастрюли, как в народной сказке про горшочек каши («Мишкина каша»), шляпа, под которой укрылся котенок, в глазах детей становится живой и ползет («Живая шляпа»), а из самодельных бенгальских огней получается фантастический фейерверк («Бенгальские огни»). Фантастическая история разыгрывается в остроумном рассказе «Бобик в гостях у Барбоса», в котором животные, подобно басенным персонажам, комично подражают людям. Простота ситуаций и характеров, а также наглядность жизненных уроков, сделали рассказы Носова популярными в детском чтении («Ступеньки», «На горке» и др.).

Предметом насмешки в юмористических рассказах служат распространенные детские грехи – лень, трусость, желание прихвастнуть и нежелание учиться. Именно они приводят к плачевному для героя результату.

Но, как правило, детские писатели предпочитают героев, наделенных не только недостатками, но и достоинствами, главное из которых — деятельная активность. Таким персонажам не свойственны раздумья и переживания, зато они переполнены идеями и планами (комические проблемы возникают при их осуществлении). Подобный тип героя мы находим в рассказах Н.Носова, Ю.Сотника, В.Медведева.

По-новому возможности юмористического жанра раскрылись под пером В.Драгунского (1913-1972).Его рассказы о Дениске появились в самом начале1960-хгодов (первый сборник вышел в 1961 году под названием «Он живой и светится») и продолжали создаваться писателем в течение нескольких лет.

Свои рассказы В.Драгунский не объединял в цикл, но сюжетные и тематические связи между ними есть. Ощущение единства создает образ центрального персонажа — Дениски Кораблева (поэтому все произведения Драгунского часто объединяют одним названием «Денискины рассказы»). Не только Дениска, но и другие персонажи переходят из рассказа в рассказ – это папа и мама Дениски, его друзья, знакомые, учителя. Ощущение единства в «Денискиных рассказах» поддерживается также формой повествования, которое ведется от лица самого Дениски.

Возраст героя в рассказах остается неизменным – это младший школьник, и «взрослеть» своему герою писатель не дает. Драгунский остроумно воссоздает характерные особенности детской речи, ее эмоциональность и своеобразную логику. Но в то же время он не ставит перед собой задачу воспроизвести речь и мышление ребенка определенного возраста – писателя больше занимает внутренний мир мальчика, не сводимый к возрастным особенностям. Зато принципиальны «общедетские» доверчивость и непосредственность, задающие тон всему повествованию. Дениска в рассказах Драгунского высказывается всегда очень искренне и свободно, без оглядки на взрослую, «чужую» для него точку зрения. Это касается как самой манеры разговора, так и его содержания. «Чего я люблю» и «…И чего не люблю!» — два знаменитых рассказа Драгунского, в названии которых на первое место выдвинуто собственное мнение ребенка (а в «отрицательном» случае оно еще и подчеркнуто восклицательным знаком). Это утверждается в перечислении того, что любит и чего не любит Дениска. «Я очень люблю лечь животом на папино колено, опустить руки и ноги и вот так висеть на колене, как белье на заборе. Еще я очень люблю играть в шашки, шахматы и домино, только чтобы обязательно выигрывать. Если не выигрывать, тогда не надо». Денискины «люблю»-«не люблю» часто полемичны по отношению к предписаниям взрослых («Когда я бегаю по коридору, то люблю изо всех сил топать ногами» или «Очень не люблю, что по радио мальчишки и девчонки горят старушечьими голосами»), но герой Драгунского словно не догадывается об этом, простодушно делясь с читателем.

В образе Дениски много типично детского: это наивность, склонность к выдумке и фантазии, иногда простодушный эгоизм. Свойственные детскому возрасту «промахи» оказываются предметом юмора и шуток, как всегда бывает в юмористическом рассказе. С другой стороны, в герое Драгунского есть черты, которые свидетельствуют о вполне сложившейся личности – Дениска решительно противится всякой фальши, он восприимчив к красоте, ценит доброту. Это дало право критикам увидеть в образе главного героя автобиографические черты самого Драгунского. Но в данном случае важно не сходство героя с конкретным человеком — Дениска близок к идеальному представлению писателя о человеческой личности, духовной и тонко чувствующей. И такие качества раскрываются в эпизодах лирического или драматического характера. Сочетание лирического и комического – главная особенность рассказов В.Драгунского о Дениске.

Содержание «Денискиных рассказов» связано с происшествиями из обычной жизни ребенка – это случаи на уроках, домашние заботы, игры с друзьями во дворе, походы в театр и цирк. Но их обычность только кажущаяся – комическое преувеличение обязательно присутствует в рассказе.

Драгунский – мастер создания самых невероятных ситуаций на материале житейском, даже обыденном. Основанием для них служит часто парадоксальная логика детей и их неисчерпаемая фантазия. Дениска и Мишка, опоздав на урок, приписывают себе невероятные подвиги («Пожар во флигеле, или подвиг во льдах»), но оттого, что каждый фантазирует по-своему, следует неизбежное разоблачение. Мальчишки увлеченно строят во дворе ракету, при запуске которой Дениска улетает не в космос, а в окно домоуправления («Удивительный день»). Дети, в отсутствии маляров, решают помочь им красить, но в самый разгар игры обливают краской управдома («Сверху вниз, наискосок!»). Дениска не хочет есть манную кашу и выбрасывает ее за окно, которая попадает на шляпу случайного прохожего («Тайное становится явным»). Все эти немыслимые совпадения и происшествия иногда просто смешны, иногда предполагают моральную оценку, иногда рассчитаны на эмоциональное сопереживание. Но каждый раз герой Драгунского поступает естественно и простодушно. Первоклассники устроили стрельбу из игрушечных пистолетов в кинотеатре («Сражение у Чистой речки»). Детская логика неопровержимо свидетельствует об искренности детей: «Мы хотели во что бы то ни стало помочь красным. Я все время палил в одного толстого фашиста…я истратил на него, наверно, сто пистонов, но он даже не посмотрел в мою сторону». О чистоте детских помыслов должно говорить и само название рассказа «Сражение у Чистой речки».

Парадоксальная логика, которой руководствуются герои Драгунского, не только предмет шуток, но и путь к пониманию ребенка. В рассказе «Зеленчатые леопарды» дети комично рассуждают о всевозможных болезнях, находя в каждой из них достоинства и выгоды («болеть хорошо! когда болеешь, всегда что-нибудь дарят»). За, казалось бы, абсурдными рассуждениями детей о болезнях стоит трогательная просьба о любви: «когда болеешь, все тебя больше любят». Ради такой любви ребенок готов даже заболеть.

Детская иерархия ценностей кажется писателю глубоко человечной. В рассказе «Он живой и светится…» Драгунский словами ребенка утверждает важную истину: ценности духовные выше материальных. Предметным воплощением этих понятий в рассказе являются железная игрушка, обладающая материальной ценностью, и светлячок, способный излучать свет (символ мечты и любви одновременно). Дениска совершил неравноценный с взрослой точки зрения обмен: он променял большой самосвал на маленького светлячка. Рассказу об этом предшествует описание длинного вечера, во время которого Дениска ожидает маму. Вот тогда-то мальчик в полной мере ощутил мрак одиночества, из которого его спасла «бледно-зеленая звездочка» в спичечном коробке. Поэтому на вопрос мамы, «как ты решился отдать такую ценную вещь, как самосвал, за этого червячка»,

Дениска отвечает: «Да как же ты не понимаешь?! Ведь он живой! И светится. ».

В рассказе «Друг детства» речь идет не только о верности старым друзьям, как это следует из названия рассказа, но и о верности детским чувствам, на смену которым приходит часто взрослая грубость. Дениска решил заняться боксом, «чтобы всех побивать». Силу удара он собирается тренировать на старой игрушке. Но плюшевый медвежонок напомнил мальчику то время, когда Дениска любил своего игрушечного друга: «Я его спать с собой укладывал, и укачивал его как маленького братишку, и шептал ему разные сказки прямо в его твердые бархатные ушки, и я его любил тогда, любил всей душой, я за него тогда жизнь бы отдал. И вот он сидит сейчас на диване, мой бывший самый лучший друг детства. Вот он сидит, смеется разными глазами, а я хочу тренировать об него силу удара…». Чтобы сохранить верность самому себе, герой Драгунского отказывается стать боксером.

Читайте также:  Анализы на иммунитет у детей инвитро

Зато взрослые в рассказах Драгунского выступают иногда с позиции грубой силы. В рассказе «Старый мореход» эту силу воплощает бестактная гостья, небрежно относящаяся к обещаниям, данным ребенку. Столь распространенная в быту манера вызывает в рассказе целую драму Денискиных ожиданий и разочарований. Труднее всего мальчику понять бессмысленность обмана, истинная причина которого — нечуткость и душевная глухота. Намек на эти качества есть уже в портрете Марьи Петровны: «Она вся такая полная, платье на нее натянуто тесно, как наволочка на подушку». Но, как говорится в рассказе «Ничего изменить нельзя», отношения детей и взрослых будут всегда строиться по одному и тому же сценарию, в котором сталкиваются взрослая неискренность и детская незащищенность.

В рассказе «На Садовой большое движение» совершается обман другого рода: взрослый парень выпрашивает у ребят велосипед, якобы для того, чтобы съездить за лекарством для больной бабушки. И опять ребенок оказывается доверчивой жертвой, но не потому, что глуп и не может отличить ложь от правды, а потому, что близко принимает к сердцу чужое горе.

Даже в конце рассказа Дениска отказывается верить в обман: он убежден, что парень не смог вернуть велосипед, потому что: «на Садовой большое движение». Такое детское «непонимание» является на самом деле решительным неприятием жестокости и обмана.

Это неприятие выражается по-детски, как, например, нелюбовь детей к книгам с плохими концами, но писатель придает каждому такому чувству особое толкование – дети не желают мириться со злом. Именно поэтому Дениска решает переделать знаменитый стишок про зайчика, погибающего от пули злого охотника («Не пиф, не паф!»). В переделке Дениски печальный конец стишка звучит совсем по-другому: «Не пиф! Не паф! Не ой-ой-ой! Не умирает зайчик мой. ». Теперь спасенный зайчик «опять будет играть по утрам на росистой полянке, будет скакать и прыгать и колотить лапками в старый трухлявый пень». А Дениска с этого момента принимает решение: не плакать при виде «ужасных несправедливостей», а вовремя сказать: «Не пиф, не паф!».

Героя Драгунского отличает обостренное неприятие несправедливости, поэтому он так торопится отпустить воздушный шар, рвущийся в голубое небо («Красный шарик в синем небе»). Нитка с шаром в руках Дениски звенит и натягивается, и мальчику кажется, что шар просит о свободе. «И мне вдруг стало его как-то жалко, что вот он может летать, а я держу его на привязи, и я взял и выпустил его». Радостное чувство свободы разделяет также маленькая подруга Дениски, готовая отдать еще один шарик, чтобы Дениска его выпустил.

Очень значительный персонаж в «Денискиных рассказах» — папа, близкий и верный друг своего сына, умный воспитатель. В рассказе «Арбузный переулок» мальчик капризничает за столом, отказываясь от еды. И тогда отец рассказывает сыну один эпизод из своего военного детства.

Этот сдержанный, но очень трагический рассказ переворачивает мальчику душу. С образом отца связан один из самых драматических рассказов Драгунского «Человек с голубым лицом». Денискин папа соглашается отвезти на своей машине важного начальника, но по дороге происходит страшная авария – чтобы сохранить жизнь девочке, перебегающей дорогу, отец резко сворачивает машину, рискуя жизнью собственного сына. Рабочий, бывший свидетелем этот подвига, говорит очень важные для Дениски слова: «Выходит, душа у человека геройская, огневая. Большая, значит, душа…».

Жизненные ситуации и человеческие характеры, описанные Драгунским, порой очень непросты. Поскольку о них рассказывает ребенок, то смысл всего происходящего помогают понять отдельные детали, а они в

«Денискиных рассказах» очень важны. В рассказе «Рабочие дробят камень» Дениска хвастается тем, что сможет прыгнуть с водной вышки. Снизу ему кажется, что сделать это «легче легкого». Но на самом верху у мальчика от страха захватывает дух, и он начинает искать оправдания для своей трусости. Борьба со страхом происходит на фоне неумолкаемого звука отбойного молотка – там внизу рабочие дробят камень при строительстве дороги. Казалось бы, эта деталь мало связана с происходящим, но на самом деле она убеждает в необходимости упорства, перед которым отступает даже камень. Так же отступила трусость перед твердым решением Дениски совершить прыжок.

Во всех своих рассказах, даже там, где речь идет о ситуациях драматических, Драгунский остается верен юмористической манере. Смешными и забавными кажутся многие высказывания Дениски: «Федька к нам приехал по делу – чай пить» («Мотогонки по отвесной стене») или «Утром я ничего не мог есть. Только выпил две чашки чаю с хлебом и маслом, с картошкой и сосиской» («Синий кинжал»).

Но часто детская речь (с оговорками, ею свойственными) звучит очень трогательно: «Очень люблю лошадей, у них красивые и добрые лица» («Что я люблю») или «Я задрал голову к потолку, чтобы слезы вкатились обратно…»(«Друг детства). Сочетание грустного и комичного в прозе Драгунского напоминает нам клоунаду, когда за смешным и нелепым видом клоуна скрывается его доброе сердце. Неслучайно так любит Драгунский мир цирка и театра (это было связано также с профессиональной деятельностью писателя, который был артистом и выступал в театре и на эстраде).

В рассказе «Мой знакомый медведь» описана встреча Дениски с актером, переодетым медведем. Когда медведь снимает маску, то Дениска видит усталые глаза человека с больным сердцем – но надо забавлять детей, поэтому артист вновь надевает маску, и вокруг него начинает раздаваться веселый детский смех.

41. Постсоветская детская литература: пародия, гротеск, новаторство

За последние пятнадцать лет в России образовалась совершенно новая детская литература, которую можно отнести к особому историческому периоду — от начала перестройки до конца XX в., обозначив названием «Постсоветская детская литература». Постсоветскую детскую литературу характеризует большое жанровое разнообразие, расширение сфер влияния за счет выпуска автором одновременно с очередной детской книгой телевизионных, видео- и Интернет-версий текста и безудержная подражательность зарубежным образцам, к которым относятся не только отдельные писатели или произведения, но и целые жанры – такие как «детский детектив», «фэнтези», «роман для девочек», «страшилки». С точки зрения культуры постсоветская детская литература проигрывает своим предшественницам, не всегда обладая такими их достоинствами, как этическая ясность, стилистическая выдержанность, обстоятельность и подробность повествования, учет возрастных и психологических особенностей ребенка. Но это не означает, что новые детские книги в России лишены привлекательности как для читателя, так и для критика. В этих книгах есть ирония, гротеск, пародия, азарт. Прежде всего, они предназначены для маленьких читателей, но нередко создаются и с учетом взрослой аудитории.

В постсоветский период в России издавались в основном проверенные временем, вошедшие в школьную программу детские книги. Полки магазинов заполнились изданиями знаменитых детских поэтов и прозаиков XIX и XX вв. Отсутствие новых текстов было связано с растерянностью «старых» детских писателей перед новым временем, его свободой и его требованиями, их неспособностью быстро переключиться на новые темы. Кроме того, переводная литература на некоторое время заняла нишу новинок. Лишь в середине 90-х гг. XXв. издательства принялись заказывать и штамповать массовую детскую литературу: детский детектив, любовные романы для девочек, «страшилки» и «ужастики». Эти тексты пишутся по одному образцу, нередко по украденным из иностранных книг сюжетам, а авторами их могут выступать сразу несколько писателей, скрывающихся под псевдонимом.

Однако сразу необходимо сделать оговорку: яркие, новаторские, произведения выходили даже в самые смутные времена. Появились сборники А. Усачева, Г. Кружкова, М. Яснова, М. Бородицкой. Талантливым прозаикам было труднее пробиться на рынок. С недавних пор российские издатели стали обращать внимание на малоизвестных авторов, создающих интересные, глубокие, но пока «нераскрученные» детские книги. В детскую литературу пришли совсем молодые авторы — Т. Семилякина и Л. Кулиева, выпускницы Литературного института; Д. Емец, написал свою первую книгу в 20 лет, а сейчас, помимо серии «Тани Гроттер» издал уже более 20 книг в издательстве «Эксмо».

Молодость авторов обеспечивает постсоветской детской литературе пародийность, дерзость, стилистическую свободу, а также близость к читателю. Это связано и со свободным владением ими современными коммуникативными навыками. У многих авторов есть свои веб-сайты, они переписываются с поклонниками по электронной почте или общаются с ними в чатах. Таким образом, современный издательский процесс и снятие идеологических барьеров привели к тому, что в настоящее время детские писатели расширяют рамки традиции, открывая новые жанры и следуя неклассическим образцам.

Если советская детская литература делала упор на «воспитание гуманизма», соответствующее духу той эпохи, то в постсоветский период реакцией на избыток нравоучительности, слащавости и фальши в детской литературе стало появление всякого рода «вредных советов», или нравоучений «от противного». Теперь в школе «проходят» Г. Остера — автора стихотворений, рецептов считалок и математических задачек, в которых детям рекомендуется совершать хулиганские, абсурдные поступки — драться с мамой и папой, кусать врачей, предавать лучшего друга, скармливать самих себя волкам. В комментариях к своим стихам Г. Остер заявляет о стремлении детей поступать наоборот, тем самым испытывая границы терпения взрослых.

Каждое произведение Г. Остера предлагает ребенку игру в «перевертыш», которую он с радостью принимает. Антимораль содержит в себе сведения о том, «что такое хорошо и что такое плохо». Привлекательность произведений Г. Остера кроется в краткости, семантической насыщенности его веселых текстов. Популярность книг Г. Остера доказывает, что карнавальный юмор не только доступен детям, но и крайне необходим им.

Остеровские «перевертыши» актуализируют игровой потенциал русского языка, ориентируясь на «детский» язык с его грубоватыми словечками, дразнилками, считалками, шифрами. Языковая игра и парадоксальность остеровского юмора только кажется простым, но за ним стоит острая наблюдательность, знание детской психологии, великолепное владение словом.

Главным контекстом функционирования детского фольклора была и остается игра, и потому «страшилки», «смешилки»— это игровой жанр, в котором могут проявить себя лишь те авторы, у кого сохранилась память детства, его секретов, ритуалов, языка, способов познания мира. Среди жанров детского фольклора «страшилки» выделяются тем, что принадлежат к особой «демонологической традиции». Происходящие в них таинственные события — результат действия сверхъестественных сил. Цель «страшилок» вызвать переживание страха, которое доставляет своеобразное наслаждение, приводит к эмоциональному катарсису. Поэтому «страшилки» обычно рассказываются в каком-нибудь заветном месте, в тайном уголке, вдали от взрослых, которые одним замечанием могут испортить удовольствие от рассказа.

До последнего времени «страшилки» были устным жанром. Начиная с середины 1990-х гг. этот жанр прочно обосновался в постсоветской детской литературе. Сейчас издаются десятки наименований «страшилок» и «ужастиков» — как отечественного «производства», так и переводных. Основное отличие этих текстов — в их событийной избыточности, абсурдности, снятии причинных связей, полном отсутствии оценочности и дидактизма, черном юморе. И хотя местом действия «страшилок» почти всегда становятся современный город, школа или дом, с привычными читателю чертами и знакомыми проблемами, время и пространство в них нестабильно и может изменяться до неузнаваемости.

Юмористические сказки Э. Успенского («смешилки») стали классикой. Вводя современные реалии в сказочный сюжет, Э. Успенский не может избежать взрослого сарказма. Юмор Э. Успенского и не рассчитан на восприятие детей. Скорее, он создает свои повести с оглядкой на взрослых. Появление различных жанров детского фольклора в постсоветской детской литературе является одним из ее принципиальных жанрово-тематических отличий от детской литературы предшествующего периода. В вырвавшейся на свободу постсоветской детской литературе царит абсурд. Современные детские писатели стремятся создавать произведения для детей, начисто лишенные дидактизма и обладающие терапевтическим эффектом очистительного смеха. Создатели этого жанра часто жертвуют художественными достоинствами книги ради ее занимательности. Язык этих детских книжек изобилует жаргонными словечками, словами-«паразитами», иностранными заимствованиями, просто синтаксическими и грамматическими ошибками. Упрощение языка, подделывание под просторечие или газетно-телевизионный жаргон свойственно многим детским авторам.

В сказках для читателей старшего возраста авторская позиция своеобразно совмещается с детским взглядом на мир.

Наиболее интересным культурным явлением в постсоветской детской литературе является «фэнтэзи», К этому жанру относятся произведения, в которых приключенческий сюжет разворачивается в чуждых нам времени и пространстве. В «фэнтэзи» хотя бы одно из свойств реальности искажено благодаря тому, что автор создает несколько фантастических миров, сосуществующих с миром обыденного и противопоставленных ему. Герои (или всего лишь один, главный, герой) способны перемещаться между параллельными мирами.

В русской литераторе, развивавшейся в рамках христианской традиции, отношение к волшебному миру и магии было не таким благосклонным, как в англосаксонской и кельтской. Появление в детских книгах ведьм, чертей и прочей нечисти было допустимо в основном лишь в фольклоре. Поэтому за редким исключением в русской детской литературе ХIХ-ХХ вв. не встречается мистических волшебных повестей, в которых сильнее оказывалось бы мифологическое, а не христианское начало. После революции эта ситуация тоже не сильно изменилась. Даже произведения В. Крапивина и К. Булычева не смогли создать в России ничего даже похожего на бум «фэнтэзи» на Западе в 60-80-х гг. XX в. Лишь после поднятия «железного занавеса» в Россию лавиной хлынуло переводное «фэнтэзи»; в настоящее время мы наблюдаем вторую стадию развития жанра.

Самым важным и сложным элементом становления «фэнтэзи» в России является подведение под уже выстроенную основу жанра собственного философско-эстетического фундамента. В постсоветской детской литературе на этот путь окончательно не встал еще ни один детский автор, хотя некоторые попытки в жанре «фэнтэзи» уже сделаны. В России современные детские романы о волшебных мирах отличают такие черты, как эклектичность (в основе их символики лежит фольклор разных народов), стремление дать «разумное» толкование проявлениям магического, отсутствие у волшебного мира внятной структуры, истории и географии.

Читайте также:  Анализы на иммунный статус у детей

Другое дело — имитировать книги авторов новой волны, не стремящихся к созданию собственной мифологии. Именно к ним относятся романы о Гарри Поттере английской писательницы Дж. К. Ролинг. Основным достижением Ролинг стало создание произведения, в котором удовлетворение психологических потребностей современных детей совпало с реинкарнацией древних сказочных архетипов. В повестях о Гарри Потере, сюжет о взрослении и борьбе за собственное место в социальной иерархии закрытого учебного заведения с его табу, ритуалами и соревновательностью наложился на структуру волшебной сказки. Книги Ролинг обладают рядом достоинств: наличием положительного героя; замечательным литературным языком; оригинальность атмосферы произведения. Но все же главным достижением Дж. Ролинг является то, что впервые главным героем детской книги, даже написанной в жанре «фэнтэзи», стал не просто волшебник, а волшебник-ребенок. И хотя он изучает науку волшебства в школе, его статус главного героя подчеркивается тем, что премудрости заклинаний или борьбы с темными силами он осваивает не за партой, а в реальном столкновении со злом.

В России книги Ролинг полюбили настолько сильно, что создали несколько «пародий» на них. Благодаря Гарри Поттеру за последние годы появилось множество произведений, в которых главным героем или героиней является маленький колдун или ведьма — «Стеклодув» А. Биргера, «Чародейские каникулы» А. Иванова и А. Устиновой, «Денис Котик и Царица крылатых лошадей» А. Бояриной и, наконец, «Порри Гаттер и Каменный Философ» А. Жвалевского и И. Мытько. Из них настоящей пародией могут считаться только книги Жвалевского и Мытько, а также Д. Емеца. Сюжет, персонажи, целые сцены в них имитируют ролинговские. Анализ «Порри Гаттера и Каменного Философа», а также распространение подражаний «Гарри Поттера» показывает, что современная литературная пародия в детской литературе стала жанром, существующим на стыке литературного и издательского процесса. Пародируются книги, достигшие коммерческого успеха, с расчетом на то, что их сумеют оценить и взрослые. Успешным считается произведение, которое благодаря популярности оригинала и за счет присущей ему иронии расширяет читательскую аудиторию, перестает быть исключительно детской книгой.

Вместе с тем следует иметь в виду, что произведения в стиле «фэнтези» несут в себе мощный воспитательный потенциал. Фэнтези исподволь подводит читателя к знакомству с многогранной, красочной мировой культурой. Фэнтези может разбудить потребность в совершенствовании тела и духа; она может стать ступенькой к глубокому изучению истории, естествознания, религии, мифологии и литературы. Фэнтези сегодня – не уход от реальности, а альтернативная дорога к принятию общечеловеческих ценностей добра и зла, любви и верности, благородства, прославление исконных ценностей.

Таким образом, анализ тенденций в постсоветской детской литературе показал, что отечественная детская литература в процессе своего развития кардинально изменилась. Произведения детских авторов советского периода, хотя и отличались идеологизированностью, тем не менее, несли воспитательную направленность, учитывали возрастные и психологические особенности ребенка, отраженные в стилистике языка, тематике и жанрах.

Постсоветская детская литература отрекается от многих традиций русской и советской литературы, что находит свое выражение в появлении новых форм и жанров, обусловленных коммерциализацией издательского процесса, в результате чего появляются произведения массовой культуры, произведения-однодневки. Многие произведения постсоветской детской литературы отличает абсурдность сюжетов, использование запретных тем, цинизм и сомнительная «положительность» героев, использование жаргона в языке. Все это не только не соответствует специфике детской литературы, но и не способствует главной её цели – воспитанию у ребенка системы ценностей с устойчивыми понятиями добра и зла, красоты, этики, нравственных и моральных норм, а также не отвечает потребностям развития художественного вкуса у подрастающего поколения.

источник

Юмористические рассказы Н.Носова,В.Голявкина,В.Драгунского.Создание образа героя ребенка в юмористических рассказах.

ГБОУ СПО (ССУЗ) «Челябинский педагогический колледж № 1»

Дисциплина: МДК 01.03 Детская литература с практикумом по внеклассному чтению.

Отделение – школьное курс – 3 группа – 35

Тема: Юмористические рассказы Н.Носова,В.Драгунского,В.Голявкина.Создание образа героя ребенка в детском юмористическом произведении (2 часа)

Преподаватель: Солопова Татьяна Викторовна

Требования к освоению дисциплины общепрофессионального цикла …

(Выписка из ФГОС СПО по специальности 050146)

ОК. 1. Понимать сущность и социальную значимость своей будущей профессии, проявлять к ней устойчивый интерес.

ОК. 2. Организовывать собственную деятельность, определять методы решения профессиональных задач, оценивать их эффективность и качество.

ОК.3. Оценивать риски и принимать решения в нестандартных ситуациях.

ОК. 4. Осуществлять поиск, анализ и оценку информации, необходимой для постановки и решения профессиональных задач, профессионального и личностного развития.

ОК. 5. Использовать информационно-коммуникационные технологии для совершенствования профессиональной деятельности.

ОК. 6. Работать в коллективе и команде, взаимодействовать с руководством, коллегами и социальными партнерами.

Требования к знаниям и умениям студентов

(Выписка из рабочей программы)

В результате освоения дисциплины студенты должны уметь:

Инсценировать литературные произведения для детей младшего школьного возраста; вести диалог, общаться с партнером, действовать в заданных обстоятельствах;

Самостоятельно анализировать и выявлять художественные особенности произведения: идея, тема, сюжет. Композиция и ее составные компоненты. Язык произведения, авторские стилевые особенности, характеристика действующих лиц, определять их значение для умственного развития, нравственного и эстетического воспитания детей;

Составлять аннотации. Подбирать книги для работы с детьми начальных классов;

Выразительно читать и рассказывать детям.

Детскую художественную литературу, творчество лучших детских писателей и художников-иллюстраторов детских книг;

Приемы работы по совершенствованию выразительности речи у детей;

Вопросы теории литературы, связанные с пониманием идеи и темы произведения, его авторского замысла и подтекста;

Выразительные средства искусства художественного чтения;

Тема : Юмористические рассказы Н.Носова, В.Драгунского, В. Голявкина. Создание образа героя ребенка в детском юмористическом произведении.

Требования программы : Анализ юмористических произведений для детей (В.Ю.Драгунский, В.В. Голявкин, Н.Н. Носов ) 1. Обучающая:

Ознакомление с биографией авторов и их рассказами, организация сравнительного анализа 3-х текстов.

-способностью принимать и сохранять цели и задачи учебной деятельности (ОК 1);

-умением планировать, контролировать и оценивать учебные действия в соответствии с поставленной задачей (ОК.2, ОК.3 ,ОК .4);

Овладение навыками сотрудничества, взаимопомощи, отзывчивости. (ОК.2, ОК.6)

Осуществление профессиональной направленности при анализе произведений (ОК.1, ОК.2)

Формы взаимодействия : фронтальная, групповая , парная, индивидуальная.

2. Оборудование урока: проектор, экран, компьютер,учебник «Детская литература.Хрестоматия с основами литературоведения», учебники литературного чтения 1-4 класс УМК «Школа России», УМК «Перспектива», УМК «Перспективная начальная школа»;портреты писателей, книжная выставка,

презентации (Приложение 1), аудиозапись, раздаточный материал(карточки для групповой работы, маркеры).

актуализация знаний (мотивационный) (10 мин)

постановка и решение учебной задачи (20 мин)

решение частных учебных задач ( 35 мин)

Межпредметные связи : методика преподавания литературного чтения в начальной школе, русский язык, история, педагогика.

Внутрипредметные : выразительное чтение

Время проведения : 1 час 20 мин.

1. ФЗ «Об образовании в РФ» от 29 декабря 2012 г.№ 273-ФЗ

2. ФГОС СПО от 24октября 2014 г.по специальности 44.02.02Преподавание в начальных классах

3. ФГОС НОО/Министерство образования и науки Рос.Федерации.-М.:Просвещение, 2010.

4. Программа по дисциплине МДК 01.03 Детская литература с практикумом по внеклассному чтению ОП.00. Общепрофессионального цикла основной профессиональной образовательной программы по специальности 050146 Преподавание в начальных классах . 5.Сборник рабочих программ «Школа России»1-4 классы. .Авторы: С.В. Анащенкова, М.А.Бантова, Г.В.Бельтюкова, М.В.Бойкина,С.В. Волкова и др.-М.: Издательство«Просвещение».2011. 6.Сборник рабочих программ «Перспектива» 1-4 классы.Авторы:Д.Г.Петерсон, О.А.Железникова, Т.В.Бабушкина, М.В.Бойкина, А.А.Плешаков, М.Ю.Новицкая, Н.И.Роговцева, С.Б.Анащенкова.М: Издательство «Просвещение».2011

7.Детская литература.Хрестоматия с основами литературоведения/Сост. А.В.Дановский. – М.: Издательский центр «Академия». 1996.

источник

Юмористические рассказы Н.Н.Носова. Исполнение юмористических рассказов Н. Носова. Исполнение коротких рассказов для самых маленьких.

Основные понятия и термины по теме: автор, герой, тема, проблема, идея, композиция, стилизация, ирония, внутренний мир героя

План изучения темы

1.Юмористические книги в детском чтении (Н. Носов, В. Голявкин, В. Драгунский, Г. Демыкина и другие).

2.Н.Н.Носов. Серьёзное и весёлое в рассказах Носова. Особенности творческой манеры в решении нравственно- этических вопросов.

Краткое изложение теоретических вопросов:

Сочетание весёлого и серьёзного в произведениях писателя. Особенности творческой манеры Носова в постановке и решении нравственно-эстетических проблем. Юмористические рассказы для детей («Затейники», «Фантазёры», «Огурцы», «Мишкина каша», «Карасик», «Живая шляпа»). Своеобразие психологической характеристики героев.

Н.Н. Носов(1908—1976) начинал писать в конце 30-х годов, но настоящее признание получил после Великой Отечественной войны. До 1951 г. Н. Носов занимался режиссерской работой, связанной с постановкой мультипликационных и учебных фильмов, а в годы войны — военно-технических.

Долгое содружество режиссера Н. Носова с детьми наложило отпечаток на его творчество. Уже первые произведения писателя, появившиеся незадолго до войны, были адресованы детям. Первый рассказ — «Затейники»— был напечатан в 1938 г. в журнале «Мурзилка».

В послевоенные годы один за другим выходят сборники его рассказов: «Тук-тук-тук»(1945),«Ступеньки»(1946),«Веселые рассказы»(1947) и повести: «Веселая семейка»(1949),«Дневник Коли Синицына»(1950)«Витя Малеев в школе и дома»(1952) и др. Книги писателя получили широкое распространение в нашей странен за рубежом; когда в 1957 г. были опубликованы сведения о произведениях, наиболее часто переводившихся на иностранные языки, оказалось, что имя Н. Н. Носова занимает одно из первых мест.

Рассказы для детей дошкольного и младшего школьного возраста, остросюжетные, динамичные, насыщенные неожиданными комическими ситуациями, положили начало творческой деятельности Н. Носова. Герои их — фантазеры, непоседливые и неуемные выдумщики, которым часто достается за их затеи.

Во многих рассказах («Мишкина каша», «Тук-тук-тук», «Телефон», «Огородники»и др.) сквозным оказывается один персонаж — Мишка Козлов, объединивший их в цикл «Мы с Мишкой». В то же время каждый из рассказов самобытен.

Рассказы насыщены лиризмом и юмором; повествование как правило, ведется от первого лица. Чаще всего это друг Мишки, который не может противиться задорному упорству своего товарища. Мишка удивительно активен, он постоянно в действии: «на­сыпал в кастрюлю крупы», «схватил ложку и стал кашу обратно в кастрюлю запихивать», «взял кружку, полез в ведро», «выхватил сковородку из печки» («Мишкина каша»).

Весь сюжет рассказа о том, как Мишка и Коля, оставшись одни на даче, варили кашу, насыщен юмористическими положениями, смена которых держит читателя в постоянном веселом напряжении. Мишка — фантазер и искатель; он не просто выпутывается из затруднительных обстоятельств, а увлеченно и энергично борется с ними. Юмористические ситуации помогают Носову показать логику мышления и поведения героя. «Действительная причина смешного заключена не во внешних обстоятельствах, а коренится в самих людях, в человеческих характерах» ,— писал Носов.

Художественно достоверно у писателя проникновение в психологию ребенка. Его произведения отражают основные особенности детского восприятия. Совсем не обязательными оказываются развернутые характеристики, прямые и косвенные, для того чтобы зримо возник образ того или иного персонажа. Лаконичный, выразительный диалог, комическая ситуация помогают автору обрисовать характеры ребят. В рассказе «Огородники», например, два друга, чтобы получить в поощрение флажок, всю ночь ко­пали, как им казалось, свой участок огорода. Утром, когда все ребята из лагеря принялись за работу, Мишка с Колей прогуливаются по соседним участкам, посмеиваясь над товарищами. Вдруг они обнаружили, что один участок остался без хозяев:

«— А это чей участок? Совсем мало вскопано, и хозяев нет. Наверно, дрыхнут еще!

— Номер 12. Да это ведь наш участок».

Рассказы Н. Носова всегда включают воспитательное начало. Есть оно в рассказе об огурцах, украденных на колхозном огороде («Огурцы»), и о том, как Федя Рыбкин «разучился смеяться на уроках» («Клякса»), и о дурной привычке учить уроки, включив радио («Федина задача»). Но даже самые «моралистические рассказы» писателя интересны и близки детям, потому что помогают им по­нять взаимоотношения между людьми.

Герои произведений Носова активно стремятся к познанию окружающего: то они обыскали весь двор, облазили все сараи и чердаки («Шурик у дедушки»), то целый день трудились, строили снежную горку» («На горке»), то решили сделать каток, «рьяно взялись за дело» («Наш каток»), «Мальчики Носова несут в себе все черты советского человека: его принципиальность, взволнованность, одухотворенность, вечное стремление к новаторству, привычку изобретать, отсутствие умственной лени»,— писал Валентин Катаев в предисловии к собранию сочинений Николая Носова. Глубокое понимание запросов читателя-ребенка отмечает повесть Н. Носова «Веселая семейка», написанную в 1949 г., издававшуюся для дошкольников и младших школьников.

Писатель рассказывает о необходимости взаимопомощи, о доверии и уважении ребят друг к другу, об их стремлении к новому, неизведанному. Воспитательный элемент его повестей оказывается в органичном сочетании с юмористическим видением событий. Это единство делает многие проблемы доходчивее и привлекательнее для юных читателей. Юмористическое начало никогда не бывает чужеродным у писателя, оно пронизывает всю ткань произведения.

Практические занятияне предусмотрены

Задания для самостоятельного выполнения Составление электронной презентации о творчестве одного из писателей-юмористов

Форма контроля самостоятельной работы выполнение и сдача С и ПР, защита реферата и доклада, проверка конспекта и таблиц, проверка рабочих тетрадей

Вопросы для самоконтроля по теме:

Юмористические книги в детском чтении (Н. Носов, В. Голявкин, В. Драгунский, Г. Демыкина и другие).

Н.Н.Носов. Серьёзное и весёлое в рассказах Носова.

Особенности творческой манеры в решении нравственно- этических вопросов.

Раздел 4. Русская детская литература XX века

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций.

Папиллярные узоры пальцев рук — маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни.

источник