Меню Рубрики

Анализ на гиперандрогению при беременности

Гиперандрогения у женщин — клинический синдром, для которого характерно избыточное абсолютное или избыточное относительное содержание свободной формы андрогенов – мужских половых гормонов – в крови. Следует отметить, что гиперандрогения – это не диагноз, а состояние, вызываемое вследствие разных причин.

Самой частой причиной развития гиперандрогении у женщин является синдром поликистозных яичников. Данное состояние также может развиваться как результат врожденной дисфункции надпочечниковой коры (неклассическая форма либо форма с поздним началом), опухолей яичников или надпочечников, других эндокринопатий (болезнь Кушинга, акромегалия или гиперпролактинемия).

Основные «мишени» мужских половых гормонов – это кожа, яичники, сальные железы и потовые железы, а также волосы.

Как правило, способность женщины к зачатию и вынашиванию ребенка в большинстве случаев определяется причиной и степенью выраженности гиперандрогении. В общем и целом, такое состояние на протекании всех женских процессов сказывается неблагоприятно.

Следует отметить, что пациентка с признаками гиперандрогении может не жаловаться на нарушения регулярного менструального цикла, однако беременность все равно может не наступать.

В данных случаях врачу нужно провести диагностику, вырабатывается ли яйцеклетка в яичниках, так как регулярные кровотечения у женщины – это еще не показатель ее абсолютного здоровья. Для этого определяется количество и уровень содержания в крови прогестерона на 17 – й день менструации (в случае его общей продолжительности – 24 дня), на 21 – й день менструации (в случае его общей продолжительности – 28 дней), на 28 – й день менструации (в случае его общей продолжительности – 35 дней). Также о повышении уровня прогестерона свидетельствует повышенная базальная температура.

  • повышенная выработка мужских половых гормонов у женщин в яичниках – женских половых железах;
  • повышенная выработка мужских половых гормонов у женщин в надпочечниках – эндокринных органах (при развитии андрогенпродуцирующей/их опухоли/ей надпочечников, врожденной гиперплазии коры надпочечников, синдроме Кушинга);
  • изменения «химизма» и основных этапов превращения андрогенов – мужских половых гормонов с формированием их более активных форм (к примеру, дигидротестостерона);
  • наследственный дефицит – недостаток – основных ферментов яичников, что приводит к нарушению превращения в женские половые гормоны андрогенов, их накоплению и развитию гиперандрогении;
  • повышенное и усиленное «усвоение», или утилизация андрогенов – мужских половых гормонов – органами – мишенями, чувствительными к ним (в частности, волосяными луковицами кожи или сальными железами кожи);
  • нарушение функции печени в женском организме с недостаточной выработкой белка – глобулина, связывающего избыток мужских половых гормонов;
  • недостаточная выработка гормонов щитовидной железы и эстрогенов, являющихся антагонистами андрогенов – мужских половых гормонов, – в организме женщин;
  • развитие нарушений со стороны обменных процессов при заболеваниях печени и желчевыводящих путей, органов дыхания (например, наличие хронической туберкулезной интоксикации), почек, соединительной ткани – дерматомиозиты и коллагенозы, и других органов и систем органов;
  • состояния, сопровождающиеся гиповитаминозами и авитаминозами, недостатком (дисбалансом) микроэлементов и витаминов в организме;
  • прием лекарственных препаратов, которые обладают свойствами андрогенов, больших доз кортикостероидов.

  • барифония – наличие изменения (понижения) нормального тембра голоса;
  • себорея – наличие повышенной выработки кожными сальными железами секрета;
  • гирсутизм – наличие избыточного роста волос в андрогенозависимых зонах;
  • акне – наличие угревой сыпи;
  • алопеция – наличие выпадения волос;
  • нарушения фертильности;
  • нарушения менструального цикла;
  • вирилизация – низкий тембр голоса у женщины, перестройка по мужскому типу женского тела, атрофия грудных желез и увеличение клитора;
  • вследствие гиперандрогении — понижение чувствительности всех тканей организма к инсулину; в результате нарушение углеводного, жирового видов обмена, высокая вероятность развития СД – сахарного диабета второго типа и ожирения, атеросклероза и другой сердечно – сосудистой патологии;
  • отсутствие или болезненность месячных;
  • наличие угревой сыпи;
  • нарушение периодичности месячных;
  • неправильная последовательность в проявлении основных признаков полового развития;
  • возможность прерывания на малых сроках беременности (чаще всего до 14 – ти недель, так как уровень содержания женских половых гормонов превалирует над мужскими вследствие гормонопродуцирующей функции плаценты);
  • появление болей в пояснице и внизу живота;
  • появление из половых путей кровянистых выделений;
  • ослабевание косвенных признаков беременности – уменьшение тошноты, рвоты и отсутствие нагрубания молочных желез.
  • врожденная дисфункция надпочечниковой коры;
  • болезнь Иценко – Кушинга (с развитием опухоли, продуцирующей избыток адренокортикотропного гормона);
  • идиопатический гирсутизм;
  • стромальный текоматоз яичников;
  • андрогенпродуцирующие опухоли яичников;
  • поликистоз яичников, или синдром Штейна – Левенталя;
  • интоксикации;
  • травмы головного мозга;
  • адреногенитальный синдром;
  • опухоли гипофиза;
  • сочетание надпочечниковой гиперандрогении и яичниковой гиперандрогении;

Основа лечения – гормональная терапия, которая направлена на стимуляцию овуляции.

В случае, если ультразвуковое сканировании определяет отсутствие овуляции вследствие склеротических поражений капсулы яичника, проводится оперативное лечение и гормональная терапия.

Следует помнить, что лечение гиперандрогении у беременной имеет особенности в связи с высоким риском терапии для плода.

Даже если гиперандрогения подтверждена с помощью лабораторных анализов, лечению подлежит не каждая гиперандрогения беременных. Перед назначением терапии и нужных препаратов, врач устанавливает факт наличия угрозы выкидыша в течение прошлой беременности, наличия опасности невынашивания при настоящей беременности.

Лечение назначается лишь в случае, если гиперандрогения может стать причиной прерывания беременности.

Как правило, назначают препараты группы глюкокортикоидов; подбор дозировки – для каждого пациента строго индивидуально.

Стоит отметить, что на сегодняшний день врачи объективными сведениями об ущербе для младенцев данных препаратов не располагают. В любом случае, при наличии у врача даже ничтожных сомнений, данные препараты никогда не назначаются.

Перед использованием информации, предоставляемой сайтом medportal.org, пожалуйста, ознакомьтесь с условиями пользовательского соглашения.

Сайт medportal.org предоставляет услуги на условиях, описанных в настоящем документе. Начиная пользоваться веб-сайтом Вы подтверждаете, что ознакомились с условиями настоящего Пользовательского соглашения до начала пользования сайтом, и принимаете все условия данного Соглашения в полном объеме. Пожалуйста, не пользуйтесь веб-сайтом, если Вы не согласны с данными условиями.

Описание услуги

Вся информация, размещённая на сайте, носит справочный характер, информация взята из открытых источников является справочной и не является рекламой. Сайт medportal.org предоставляет услуги, позволяющие Пользователю производить поиск лекарственных средств в данных, полученных от аптек в рамках соглашения между аптеками и сайтом medportal.org. Для удобства пользования сайтом данные по лекарственным средствам, БАД систематизируются и приводятся к единому написанию.

Сайт medportal.org предоставляет услуги, позволяющие Пользователю производить поиск клиник и другой информации медицинского характера.

Ограничение ответственности

Размещенная в результатах поиска информация не является публичной офертой. Администрация сайта medportal.org не гарантирует точность, полноту и (или) актуальность отображаемых данных. Администрация сайта medportal.org не несет ответственности за вред или ущерб, который Вы могли понести от доступа или невозможности доступа к сайту или от использования или невозможности использования данного сайта.

Принимая условия настоящего соглашения, Вы полностью понимаете и соглашаетесь с тем, что:

Информация на сайте носит справочный характер.

Администрация сайта medportal.org не гарантирует отсутствия ошибок и расхождений относительно заявленного на сайте и фактического наличия товара и цен на товар в аптеке.

Пользователь обязуется уточнить интересующую его информацию телефонным звонком в аптеку или использовать предоставленную информацию по своему усмотрению.

Администрация сайта medportal.org не гарантирует отсутствия ошибок и расхождений относительно графика работы клиник, их контактных данных – номеров телефонов и адресов.

Ни Администрация сайта medportal.org, ни какая-либо другая сторона, вовлеченная в процесс предоставления информации, не несет ответственности за вред или ущерб, который Вы могли понести от того, что полностью положились на информацию, изложенную на этом веб-сайте.

Администрация сайта medportal.org предпринимает и обязуется предпринимать в дальнейшем все усилия для минимизации расхождений и ошибок в предоставленной информации.

Администрация сайта medportal.org не гарантирует отсутствия технических сбоев, в том числе в отношении работы программного обеспечения. Администрация сайта medportal.org обязуется в максимально короткие сроки предпринять все усилия для устранения каких-либо сбоев и ошибок в случае их возникновения.

Пользователь предупрежден о том, что Администрация сайта medportal.org не несет ответственности за посещение и использование им внешних ресурсов, ссылки на которые могут содержаться на сайте, не предоставляет одобрения их содержимого и не несет ответственности за их доступность.

Администрация сайта medportal.org оставляет за собой право приостановить действие сайта, частично или полностью изменить его содержание, внести изменения в Пользовательское соглашение. Подобные изменения осуществляются только на усмотрение Администрации без предварительного уведомления Пользователя.

Вы подтверждаете, что ознакомились с условиями настоящего Пользовательского соглашения , и принимаете все условия данного Соглашения в полном объеме.

Рекламная информация, на размещение которой на сайте имеется соответствующее соглашение с рекламодателем, имеет пометку «на правах рекламы».

источник

Тестостерон при беременности. Андрогены: их образование и метаболизм при нормальной беременности. Гиперандрогения при беременности. «Мужские» гормоны при беременности.

При беременности уровень тестостерона и других андрогенов изменяется. Изменение этих уровней зависит в том числе и от пола плода.

Несмотря на рост концентрации общих и свободных андрогенов у беременных женщин, большинство женщин и их младенцев женского пола не вирилизованы. Четырьмя факторами, которые могут защитить от вирилизации, являются: высокие концентрации в сыворотке SHBG, влияние прогестерона на рецепторы к андрогенам, воздействие прогестерона на активацию андрогенов в тканях-мишенях, и плацентарная ароматизация андрогенов. (См. «Защитные механизмы против вирилизации матери и плода»).

Во время нормальной беременности концентрация в сыворотке крови некоторых, но не всех, андрогенов увеличивается.

Уровень общего тестостерона постепенно увеличивается во время беременности. Этот эффект объясняется прежде всего постепенным эстроген- индуцированным увеличением концентрации в сыворотке крови белка, связывающего половые гормоны (SHBG). Увеличение концентрации тестостерона при нормальной беременности происходит уже через 15 дней после пика ЛГ, вероятно, за счет его продукции в большей степени яичниками, чем надпочечниками.

Есть несколько исследований посвященных продукции и распаду андрогенов у здоровых беременных женщин. В одном из них при обследовании пяти беременных женщин было выявлено, что темпы продукции тестостерона и дигидротестостерона у беременных и небеременных женщин совпадают. Однако преобразование тестостерона в дигидротестостерон и метаболический клиренс этих гормонов во время беременности были ниже, чего и следовало ожидать при повышенной концентрации в сыворотке SHBG.

При другом исследовании, включавшем в себя обследование 1343 женщин с одноплодной беременностью, был выявлен более низкий уровень андрогенов у женщин старше 30 лет, а так же повторнородящих (двое и более родов). В то время как с курением был связан более высокий уровень андрогенов в первой половине беременности по сравнению с более молодыми женщинами, нерожавшими и некурящими женщинами, соответственно.

Во время беременности концентрация тестостерона в сыворотке крови в три-четыре раза выше, чем в сыворотке пуповинной крови. Концентрация тестостерона в крови беременной женщины может колебаться от 100 до 140 нг/дл (от 3,5 до 4,8 нмоль/л), а в пуповинной крови средние значение 33,5 нг/мл (1,2 нмоль/л).

Концентрация в сыворотке свободного тестостерона во время беременности изменяется незначительно, вплоть до третьего триместра, когда она увеличивается примерно в два раза. Данное увеличение концентрации свободного тестостерона не может быть объяснено изменением концентрации SHBG и, скорее всего, может быть следствием увеличения продукции тестостерона. Источник повышенного образования тестостерона в данной ситуации не известен. Одной из возможных причин может являться то, что человеческий хорионический гонадотропин (ХГЧ) может стимулировать тека-интерстициальные клетки яичников синтезировать тестостерон, однако, концентрация ХГЧ в сыворотке крови достигает своего пика в конце первого триместра беременности и далее постепенно снижается, а концентрация свободного тестостерона увеличивается. Как показали исследования у человекообразных обезьян, одним из возможных источников тестостерона является желтое тело. Наконец, тестостерон может продуцироваться в коре надпочечников беременных женщин, параллельно с увеличением секреции материнского кортизола в конце беременности.

Концентрация дегидроэпиандростерон сульфата (ДГЭА-С) в крови матери во время беременности снижается, несмотря на увеличение его продукции в крови плода. Наибольшее снижение происходит в начале второго триместра, когда метаболический клиренс ДГЭА-С резко возрастает. У беременных женщин ДГЭА-С метаболизируется в печени, путем превращения в 16-альфа-гидрокси-ДЭА, и в плаценте, путем превращения в эстрогены.

Концентрация андростендиона в крови матери увеличивается во второй половине беременности.

Концентрация в сыворотке крови у беременной женщины 3-альфа-17-бета-андростандиол глюкуронида (3а-диол-G), продукта метаболизма дигидротестостерона в волосяных фолликулах кожи, повышается во время беременности. До конца неизвестно, связано ли это с повышением активности 5-альфа-редуктазы и других андроген-метаболизирующих ферментов, или с увеличением доступности субстрата.

Концентрация в амниотической жидкости тестостерона и андростендиона, в среднем, примерно в два-три раза выше, если плод мужского пола. Медиана вероятного отклонения у мальчиков составляет от 17,3 до 33,7 нг/дл (0,60 до 1,17 нмоль/л) и 5,05 до 12,98 нг/дл (0,175 до 0,45 нмоль/л) у девочек. Эта разница показателей у плодов мужского и женского пола указывает на то, что по крайней мере часть андростендиона и тестостерона в амниотической жидкости продуцируется яичками плода. Концентрация же ДГЭА-С в амниотической жидкости одинакова у плодов женского и мужского пола. Вероятно, это связано с тем, что данный гормон надпочечникового происхождения.

Тестостерон — концентрации тестостерона в сыворотке плодов мужского пола выше, чем у плодов женского пола, в то время как концентрации дигидротестостерона сходны.

У плодов мужского пола концентрации тестостерона достигает своего пика в конце первого триместра беременности — около 150 нг/мл (5,2 нмоль/л; что является половиной от нижней границы нормы у взрослых мужчин), а затем постепенно уменьшается примерно от 60 до 70 процентов.

Мало что известно о регуляции фетального тестостерона, однако предполагается, что он больше зависит от уровня материнского ХГЧ, чем от лютеинизирующего гормона (ЛГ) гипофиза плода. Концентрация ХГЧ в крови матери и плода достигает своего пика в период с 9 до 12 недель беременности, а затем постепенно снижается (концентрация материнского ХГЧ в сыворотке плода значительно ниже, чем в сыворотке самой матери: показатели плода могут варьироваться от едва уловимых до 2,5 мМЕ/мл).

Читайте также:  Анализ во второй половине беременности

Появление материнского ХГЧ в сыворотки плода совпадает с появлением клеток Лейдига (источник выработки тестостерона в яичках), что происходит на сроке около 8 недель беременности. Предполагается, что материнский ХГЧ играет существенную роль в развитии клеток Лейдига у плода и в продукции тестостерона. Пик формирования клеток Лейдига приходится на сроки от 14 до 18 недель беременности.

Гонадотропины обнаруживаются в гипофизе плода примерно в 10 недель беременности, а в фетальной сыворотке приблизительно еще через неделю. Проведенное исследование на трансгенных мышах мужского пола, а так же позднее начало выработки гонадотропина у плода подтверждает теорию, того что развитие клеток Лейдига и продукция тестостерона инициируется основном материнским ХГЧ. Кроме того, функция клеток Лейдига оказалась нормальной у мышей, лишенных ЛГ или его рецепторов.

У плодов женского полаконцентрация тестостерона в сыворотке крови низкая (около 50 нг/дл [1,7 нмоль/л] ) и на протяжении большей части беременности имеет тенденцию к снижению. Источником тестостерона, вероятнее всего, являются яичники плода, т.к. гонадотропин может стимулировать продукцию андрогенов в яичниках плода, которые в дальнейшем преобразуются в эстрогены.

У новорожденных мальчиков уровень концентрации тестостерона в пупочной артерии лишь немного выше, чем у девочек. Тем не менее, концентрация тестостерона (и андростендиона) в крови значительно увеличивается в течение первых суток жизни, особенно у мальчиков, а затем снижается в течение следующих шести дней.

Увеличение андрогенов в первый день жизни может быть ответом на выработку свободного ХГЧ.

Во время беременности другие стероиды, вырабатываемые плацентой, могут частично ингибировать действие ХГЧ на клетки плода. Снижение концентрации сывороточных андрогенов в течение первой недели жизни происходит одновременно со снижением концентрации в сыворотке крови ХГЧ.

Исследования показывают, что плацента может самостоятельно синтезировать андрогены, большинство из которых превращается в эстрогены под воздействием плацентарной CYP17. Значение плацентарного синтеза андрогенов неизвестно.

Несмотря на увеличение в сыворотке крови беременных женщин концентрации общих и свободных андрогенов, большинство женщин и их детей не вирилизованы. Причинами этого являются:

  • Высокие концентрации в сыворотке SHBG. В большинстве случаев повышение уровня концентрации андрогенов в сыворотке крови приходится на SHBG-связанные андрогены. Как отмечалось выше, концентрация свободных андрогенов в сыворотке крови увеличивается незначительно и только на поздних сроках беременности, поэтому большая часть андрогенов не доступна для действия на ткани-мишени.
  • Воздействие прогестерона на рецепторы к андрогенам. Концентрация прогестерона увеличивается во время беременности в 10 раз, и может достигать 250 мг/день. В то время как сродство прогестерона с рецепторами к андрогенам низкое, увеличение продукции прогестерона настолько велико, что он может подавлять связывание андрогенов с их рецепторами на тканях-мишенях​​.
  • Воздействие прогестерона на активацию андрогенов в тканях-мишенях. В тканях-мишенях под воздействием 5-альфа-редуктазы тестостерон превращается в биологически более активный дигидротестостерон. Прогестерон имеет слабое сродство к 5-альфа-редуктазе, таким образом, дополнительный прогестерон, производимый во время беременности, может подавлять превращение тестостерона в дигидротестостерон в тканях-мишенях.
  • Ароматизация андрогенов в плаценте. Плацента имеет широчайшие возможности для преобразования андрогенов в эстрогены. Поэтому весьма вероятно, что большинство андрогенов матери и плода метаболизируются в плаценте. Этот механизм защищает от вирилизации как самих беременных женщин, так и плодов женского пола. Андростендион и тестостерон являются высокоафинными субстратами для плацентарной системы ферментов ароматаз и преобразуются в эстрон и эстрадиол соответственно. Дигидротестостерон не является субстратом для ароматизации, он метаболизируется под воздействием других плацентарных ферментов (дегидрогеназ оксистероидов) в менее активные метаболиты, такие как 5-альфа-андростан-3бета, 17 бета-диол.

Подтверждение этой теории может быть получено из доклада о беременной женщине, концентрация сывороточного тестостерона у которой достигала 15000 нг/дл (520 нмоль/л), но его концентрация в пуповинной крови была только 252 нг/дл (8,7 нмоль/л), что составило 1,7 процента показателей матери. Это говорит о наличии высокоэффективного барьера, препятствующего переходу тестостерона от матери к плоду. Кроме того, концентрация эстрадиола в крови матери была нормальной, а концентрация эстрадиола в пуповинной крови — значительно выше, что свидетельствует о превращении тестостерона в эстрадиол в плаценте или у плода. Увеличение концентрации эстрогенов в сыворотке крови плода, возможно, ингибирует эффекты андрогенов, так как концентрация сывороточного тестостерона в пуповинной крови значительно превышала нормы (см. выше), но плод не был вирилизован (для сравнения, взрослая женщина с концентрацией сывороточного тестостерона 252 нг/дл [8,7 нмоль/л] будет вирилизована).

Эти результаты показывают, что воздействие андрогенов плода может быть уменьшено плацентарной ароматизацией андрогенов и производством эстрогенов. Также подтверждением этой гипотезы является обнаружение вирилизации у плодов женского пола при недостаточности плацентарной ароматазы. У одного из таких младенцев, концентрация тестостерона, дигидротестостерона и андростендиона в пуповинной крови были в 26, 26 и 207 раз выше нормы, а концентрация эстрона, эстрадиола и эстриола составляли всего 0,6, 0,9 и 0,2 процента от нормы.

Тем не менее, ароматизации, как правило, недостаточно, чтобы полностью защитить плод от передачи тестостерона, и это не в полной мере объясняет отсутствие вирилизации плода. Есть доклады о беременных с лютеомами яичников, у которых выявлялись высокие концентрации дигидротестостерона в сыворотки крови, но родились здоровые девочки. Поскольку дигидротестостерон не подвергается ароматизации до эстрогенов, то при физиологически протекающей беременности плоды женского пола должны быть защищены от вирилизации снижением действия андрогенов.

Пренатальное воздействие андрогенов, находящихся в пределах нормы для беременности, скорее всего, не вызывает изменений яичников, ведущих к синдрому поликистозных яичников (СПКЯ) в подростковом возрасте.

источник

Известно, что почти 1/3 беременностей прерывается самопроизвольно в сроки от 6 до 12 недель. Среди причин, приводящих к прекращению беременности в 1 триместре гиперандрогения — одна из самых распространенных и количество женщин с наличием этой патологии постоянно растет.

Гиперандрогении бывают надпочечникового, яичникового и смешанного происхождения. Надпочечниковая гиперандрогения чаще бывает врожденной и обусловлена врожденной недостаточностью ряда ферментов, участвующих в образовании гормонов. Яичниковая форма может быть приобретенной под влиянием различных неблагоприятных факторов во время начала полового развития.

Когда будущим мамам ставят диагноз «гиперандрогения», они нередко задаются вопросом о том, является их патология врожденной или приобретенной. Однако при беременности ответить на этот вопрос уже непросто: надо проводить обширные лабораторные исследования. Но в этот период выявление причины уже не имеет значения: сейчас основная задача — выносить ребенка. Поэтому если угроза прерывания беременности существует, надо срочно принимать меры к снижению уровня мужских гормонов. Когда гиперандрогения имеет место, но угрозы прерывания беременности не существует, врач и в этом случае может назначить лечение для предотвращения возможных осложнений.

Желательно выявить гиперандрогению заранее, еще при подготовке к родам. Насторожить могут фенотипические признаки (внешние проявления) гиперандрогении, которые легко может заметить у себя любая женщина. Например, гирсутизм — повышенный рост волос на лице, вокруг сосков, по белой (средней) линии живота, на тыльной стороне бедер, голени и т.д. В норме это характерно для мужчин, но совсем не типично для женщин. Совсем не обязательно, чтобы рост волос был ярко выражен. Даже наличие нескольких темных стержневых (грубых) волосков по белой линии живота или вокруг сосков — это уже повод для беспокойства. При гиперандрогении может страдать и кожа: она становится сальной, появляется угревая сыпь, поры на лице расширяются, иногда отмечается выпадение волос на верхней части головы. Если гиперандрогения более выражена — нарушается менструальный цикл. Впрочем, нередко все эти признаки могут и не иметь места.

Во время беременности негативное проявление гиперандрогении — это возможное прерывание беременности на малых сроках, что в большинстве случаев происходит незаметно для самой женщины. Это явление — результат нарушения соотношения мужских и женских половых гормонов; повышенное содержание мужских гормонов и недостаток яичниковых гормонов приводит к тому, что плодное яйцо не удерживается в матке. Угрозу можно заподозрить при появлении кровяных выделений из половых путей, болей внизу живота и пояснице, при этом ослабевают косвенные признаки беременности — тошнота, рвота и нагрубание молочных желез.

К 14 неделям беременности происходит угасание желтого тела — образования в яичнике, которое является определяющим для развития беременности в ее начале. Это образование выделяет гормон прогестерон. После 14 недель гормонопродуцирующую функцию берет на себя плацента, при этом образование всех женских гормонов — эстрогенов и прогестерона — возрастает вплоть до начала родов, достигая больших величин, С этого момента опасность прерывания беременности, связанной с гиперандрогенией, резко снижается, так как количество женских гормонов значительно превалирует над мужскими.

Однако спокойный период длится недолго, так как опасность прерывания снова появляется в 16-20 недель. В эти сроки для обеспечения организма беременной гормоном эстриолом включается система «мать — плацента — плод», в результате начинают активно функционировать надпочечники плода, которые вырабатывают гормон дегидроэпиандростерон, обладающий хотя и слабой, но андрогенной активностью. При этом его образование возрастает в 2 раза по сравнению с образованием у небеременной, однако уровень в плазме, наоборот, снижается в связи с ускоренной утилизацией. Определенное количество дегидроэпиандростерона превращается в периферических тканях в активный мужской гормон — тестостерон. Андрогенизация организма беременной вновь может усилиться. В ряде случаев она может способствовать истмико-цервикальной недостаточности — состоянию, при котором шейка матки не выполняет запирающую функцию, раскрывается, плодное яйцо выходит. Гиперандрогения представляет определенную опасность и в конце беременности. Она может приводить к преждевременному излитию околоплодных вод и тем самым является причиной преждевременных родов.

Подтвердить или опровергнуть гиперандрогению у беременных можно только методами лабораторной диагностики.

Целью врача является выявление повышенного уровня мужских половых гормонов в организме. Это исследование назначают либо при наличии уже имеющейся угрозы прерывания беременности, либо если доктор подозревает наличие гиперандрогении по другим признакам.

Однако кажущаяся простой задача на практике превращается в весьма непростую проблему. Мужские гормоны дезактивируются печенью и в виде малоактивных продуктов обмена выводятся с мочой. Суточная моча, как объект исследования, имеет существенные преимущества перед распространенными в настоящее время клинической медицине иммунными методами определения гормонов в крови, так как позволяет исключить влияние результаты циркадных (суточных) ритмов и мгновенных колебаний гормонов в крови, которые часто бывают значительными. Важным преимуществом является то обстоятельство, что исследования мочи представляют собой неинвазивный метод диагностики (отпадает необходимость малоприятной для пациента процедуре – введении иголки в вену для отбора крови на анализ), поэтому не существует опасности заражения СПИДом или вирусными гепатитами.

Для диагностики гиперандрогении определяют сумму 17-кетостероидов (117-КС). Цифра «17» не обозначает количеств гормонов, а говорит о положении кетогруппы в молекуле стероида. Тест был разработан в 1930-е годы. Он широко использовался для диагностики андрогенной функции надпочечников и яичников и в настоящее время не потерял свое значение. Из самого названия «сумма 17 КС» видно, что показатель состоит не из одного вещества. Действительно, основные фракции представляют собой несколько продуктов обмена мужских половых гормонов. Для диагностики ценным является определение всех индивидуальных фракций андрогенов в моче (такой анализ называется стероидный профиль). При исследовании мочи объективность результатов во многом зависит от самого пациента. Для этого важно правильно собрать суточную мочу точно за 24 часа, при соблюдении специальной диеты. Для определения стероидного профиля в день сбора мочи из питания следует исключить кофе. В случае определения суммы 17-КС необходимо за два дня до исследования воздержаться от употребления в пищу красящих продуктов — свеклы, моркови, различных напитков с искусственными красителями и т.д. Первое утреннее мочеиспускание производится в унитаз (например, в 8.00), далее вся последующая моча собирается в одну чистую посуду (удобно брать 3-литровую банку). Последний сбор осуществляется ровно через 24 часа (в 8.00 следующего утра) в эту же банку. Таким образом, собрана суточная моча. Ее объем необходимо точно измерить, используя для этого мерную посуду (это особенно важно!). Полученную цифру надо записать. Из суточного объема для анализа надо отлить приблизительно 10 мл в тщательно вымытый пузырек и принести на исследование. Собранную мочу не обязательно доставлять в лабораторию в этот же день. Допускается хранение на нижней полке холодильника в течение суток (мочу нельзя замораживать).

Для диагностики используют результаты определения гормонов как в крови, так и в моче, что позволяет сделать достоверные выводы о наличии гиперандрогении и ее выраженности.

Лечению подлежит не каждая диагностированная гиперандрогения беременных, даже если она подтверждена лабораторными анализами. Прежде чем назначать препараты, врач установит, отмечалась ли угроза в прошлую беременность, существует ли опасность невынашивания при текущей беременности, и, если придет к выводу, что гиперандрогения может привести к ее прерыванию, назначит лечение.

Выбор лекарств для лечения гиперандрогении не очень велик. Назначают глюкокортикоиды — ДЕКСАМЕТАЗОН или МЕТИПРЕД, других антиандрогенов во время беременности не применяют. Механизм действия основан на конкурентном подавлении работы гипофиза — железы, расположенной в головном мозге и управляющей, в числе прочего, и выработкой мужских половых гормонов, что, в свою очередь, на основе принципа обратной связи приводит к снижению стимуляции андрогенной активности надпочечников — основных источников выработки андрогенов у женщин. Дозировка подбирается строго индивидуально для каждого пациента по результатам лабораторной диагностики и может начинаться с 1/4 таблетки ДЕКСАМЕТАЗОНА.

Естественно, что будущие мамы очень боятся за здоровье своего малыша, тем более что лекарства приходится применять в первом триместре, когда происходит закладка организма, и некоторые даже считают, что уж лучше пусть беременность прервется, чем ребенок родится с отклонениями. Однако на сегодняшний день накоплен большой опыт применения этих препаратов, и врачи не располагают объективными сведениями об ущербе, нанесенном младенцам этими лекарствами. Да и применяют их уже не один десяток лет. Дети, матери которых применяли ДЕКСАМЕТАЗОН, уже сами имеют детей. Конечно, если у врача имелись бы хоть ничтожные сомнения, эти таблетки никогда не назначали. Надо отметить, что почти все лекарственные препараты, широко используемые для лечения беременных, в своих аннотациях имеют определенные предостережения к применению во время беременности. Терапию глюкокортикоидами врач назначает только после объективной оценки пользы и риска такого лечения.

Читайте также:  Анализ во время беременности хламидиоз

Если у вас во время беременности отмечалась гиперандрогения, после родов, когда гормональный статус организма полностью восстановится, посетите специалиста — гинеколога-эндокринолога с целью выявления ее причины. Эта патология не имеет тенденцию проходить сама собой без адекватного лечения — наоборот, со временем она может даже усилиться. Неприятности, которые может доставить гиперандрогения, если вы еще раз решите забеременеть, из сказанного выше уже известны. Кроме того, и для женщин репродуктивного возраста гиперандрогения создает массу проблем: косметические — жирная, пористая кожа, угри, выпадение волос на верхней части головы; нарушения менструального цикла; развитие синдрома поликистозных яичников — состояния, при котором на поверхности яичников образуется плотная капсула, а внутри -множество небольших кист. Такой яичник не может в полной мере обеспечить функцию деторождения. К сожалению, все виды терапии, направленные на снижение уровня андрогенов, имеют временный эффект. Вне зависимости от успеха лечения бесплодия патологическая симптоматика проявляется вновь через некоторое время после окончания лечения, поэтому таким женщинам гинекологи особенно рекомендуют тщательно планировать все свои беременности. Интересно отметить, что беременность в ряде случаев может являться прекрасным терапевтическим средством от этого недуга, так как на протяжении целых девяти месяцев выделяется большое количество естественных женских половых гормонов, которые самым благоприятным образом влияют на женский организм. К сожалению, это происходит не всегда — иногда беременность, наоборот, является толчком к развитию гиперандрогении, и повторные роды могут быть сопряжены с угрозой прерывания или беременность вообще не наступает. В случае правильного подхода к лечению гиперандрогении женщине удается нормально выносить здорового ребенка.

источник

Опубликовано в журнале:
Южно-Российский медицинский журнал »» N 3-4 / 2001 Акушерство и гинекология Абдурахманова Р.А., Омаров С-М.А.
Кафедра акушерства и гинекологии с курсом перинатологии ФПО ДГМА

В данной работе отражены осложнения гестации у 68 беременных с гиперандрогенией, которые находились под наблюдением с 7 до 38 недель беременности. В зависимости от времени установления диагноза гиперандрогении (до или во время беременности) выделены две клинические группы. При анализе течения беременности и родов у данного контингента женщин выявлена зависимость между временем установления диагноза гиперандрогении и частотой гестационных осложнений. У беременных с поздней диагностикой гиперандрогении (во время беременности) отмечается высокая частота ocлoжнений гестации. Беременным с гиперандрогенией до наступления беременности крайне необходимо ycтановление формы гиперандрогении и проведение реабилитационной терапии. Во время беременности необходимы ранняя диагностика и лечение фетоплацентарной недостаточности, начиная с конца первого или начала второго триместра, а также продолжение патогенетической терапии.

Среди факторов, приводящих к перинатальной патологии и антенатальной гибели плода, возросла роль эндокринной патологии, в том числе гиперандрогении различного генеза [1, 2, 3, 4, 6, 7, 8]. Этиологическим фактором развития заболевания является генетически обусловленная, связанная с системой HLA, неполноценность ферментных систем в коре надпочечников и/или яичников, либо их одновременное нарушение, обусловленное единством эмбрионального происхождения (из единого зачатка целомического мезотелия). В результате наблюдается снижение уровня нормальных продуктов стероидогенеза и увеличение продукции андрогенов.

Формы гиперандрогении с преимущественным поражением надпочечников, яичников или обоих органов по существу представляют собой проявление клинического полиморфизма единой патологии, зависящей от длительности и глубины патологического процесса и имеющей одну первопричину — нарушение гипоталамо-гипофизарно-надпочечникового-яичниковых взаимоотношений на различных этапах развития женского организма [6].

Одной из особенностей клинического проявления гиперандрогении является наличие так называемых «стертых форм» [9, 11]. Такая неклассическая ее форма присутствует почти у одного процента общей популяции [6, 10, 12]. Клинические проявления в этом случае отсутствуют или крайне незначительны.

Однако известно, что беременность и роды могут проявить скрытую дисфункцию органов и систем. [1, 4, 5]. В этих условиях имеющаяся ферментативная неполноценность проявляется и способна повлечь за собой ряд гестационных осложнений. Частота патологии беременности при гиперандрогении составляет от 21 до 48%, по данным различных авторов [1, 3, 5, 6].

Под нашим наблюдением находились 68 беременных с гиперандрогенией различного генеза, у которых было проанализировано течение беременностей, закончившихся срочными родами. Выделены 2 клинические группы: 1 группа — 18 беременных, диагноз гиперандрогении выставлен вне беременности; 2 группа — 50 беременных, у которых гиперандрогения установлена во время беременности. Возраст беременных обеих групп колебался от 19 до 37 лет, составляя, в среднем, 27,4+/-1,2 года. По роду занятий 42 (61,7%) обследованные являлись служащими, 26 (38,3%) — домохозяйками. Ни у одной из пациенток работа не была связана с профессиональными вредностями.

Сопутствующая экстрагенитальная патология была обнаружена у 71,1% беременных, из них заболевания щитовидной железы отмечаются у каждой пятой женщины. Гинекологические заболевания в анамнезе имели 34 (50%) женщин с гиперандрогенией.

Возраст появления менархе у больных: 10-12 лет — 9 (13,9%), 13-15 лет — 54 (77,8%), 16-18 лет — 5 (8,3%). Нормопонирующий цикл был отмечен у 19 (27,8%), антепонирующий — у 14 (20,6%), постпонирующий — у 37 (51,6%) пациенток.

Нарушения менструального цикла по типу олигоменореи отмечали 39 женщин (57,3%), сохраненный менструальный цикл — 29 (42,7%).

На первичное бесплодие в анамнезе указывали 12 беременных с продолжительностью, в среднем, от 2 до 5 лет.

Подавляющее большинство обследованных женщин — 56 (85,3%) — составили повторнобеременные, в анамнезе у которых две беременности и более. Беременности заканчивались родами редко — 11,2%, в основном были преждевременные роды. Наиболее характерным нарушением репродуктивной функции у беременных было привычное невынашивание беременности — 73% против 16% группы сравнения.

Характерной особенностью анамнеза больных с гиперандрогенией является спонтанное прерывание более 2/3 всех беременностей в первом триместре (67,8%), половина из них — до 8 недель беременности. Второй пик увеличения частоты самопроизвольных выкидышей был 13-20 недель, вероятно, за счет истмико-цервикальной недостаточности. В эти сроки у женщин с гиперандрогенией прерывалась каждая третья беременность. Высок был процент неразвивающихся беременностей (10,5%). Достоверно ниже отмечены искусственные аборты.

Диагноз гиперандрогении выставлялся по данным лабораторных исследований и антропометрических данных — массо-ростовой индекс, тип морфограммы, особенности оволосения (по шкале Ферримана-Голлвея), наличие гиперандрогенной дермопатии (акне, стрии).

Методы исследования включали определение содержания в сыворотке крови эстрадиола, прогестерона, кортизола, тестостерона, дегидроэпиандростерона радиоиммунологическим методом, экскрецию 17 — КС в суточной моче.

Течение наблюдаемой беременности у изучаемого контингента женщин характеризовалось рядом особенностей.

Наиболее частым осложнением первого триместра беременности являлась угроза прерывания беременности — 95,5% (в 1 группе — 89%, во второй группе -100%). Она наблюдалась почти у всех женщин и во много раз превышала этот показатель в группе сравнения. Изучение особенностей угрозы прерывания беременности показало, что у 65% женщин ее признаки появлялись в первом триместре беременности, у 25% — во втором триместре, у 10% — в третьем триместре. «Опасные» сроки в первом триместре — 7-8 недель, критические сроки во втором триместре — 28-30 недель.

Токсикоз первой половины беременности встречался относительно редко — в 9% случаев.

Одно из первых мест, по частоте среди осложнений беременности у женщин с гиперандрогенией занимала плацентарная недостаточность — 54,3%, наблюдавшаяся с начала второго триместра беременности (в 1 группе — 33,3%, во 2 группе — 60%). При поздней диагностике гиперандрогении плацентарная недостаточность отмечается в 1,8 раза чаще, чем в 1 группе. Диагноз плацентарной недостаточности устанавливался по следующим параметрам: определение эстриола мочи, ТЩФ в крови и данным УЗИ — состояние плаценты.

Все беременные получали комплекс мероприятий, направленный на улучшение состояния фетоплацентарного комплекса.

Истмико-цервикальная недостаточность была выявлена у 26 беременной, что составляет 38,2%. У всех проведена хирургическая коррекция с наложением П-образного шва на шейку матки.

Наиболее часто в третьем триместре беременности встречались хроническая внутриутробная гипоксия и задержка внутриутробного развития плода — 37,6%. Диагноз устанавливался при кар-диомониторном исследовании, при ультразвуковом исследовании по биофизическому профилю плода, а также по клиническим данным. Несмотря на высокий процент плацентарной недостаточности, во 2 группе частота задержки развития плода по данным УЗИ и массе тела новорожденных существенно не отличалась от соответствующих показателей 1 группы. Во многом это объясняется более ранней профилактикой и лечением плацентарной недостаточности.

Гестоз развился у 28% пациенток, из них у 21% — нефропатия легкой степени. Реже, в 7% случаев, встречались тяжелые формы гестоза (нефропатия 3 степени). Существенного различия частоты гестоза в двух группах не выявлено. Обращало внимание относительно «доброкачественное» течение гестоза, малая выраженность симптоматики. По-видимому, это можно объяснить тем, что обследованные беременные неоднократно и длительно лечились в стационаре.

Тазовые предлежания плода и аномалии прикрепления плаценты наблюдались редко, не отличаясь от частоты в популяции.

Анализ течения родов обследованных женщин показал, что наиболее частыми осложнениями были несвоевременное излитие околоплодных вод (30,5%) и аномалии родовой деятельности (19,3%). Причем, из аномалий родовой деятельности слабость родовой деятельности встречалась наиболее часто (18,9%). Гипоксия плода в родах развилась у 11,8% женщин.

При анализе методов родоразрешения у женщин с гиперандрогенией отмечается высокий процент операций кесарева сечения (27,4%). Это объясняется отягощенньм акушерско-гинекологическим анамнезом (поздний репродуктивный возраст, бесплодие или привычное невынашивание беременности), большой частотой плацентарной недостаточности, а также повышенной частотой аномалий родовой деятельности в сочетании с гипоксией плода.

Состояние новорожденных оценивалось по установленным параметрам: 16% детей имели признаки нарушения мозгового кровообращения гипоксического генеза, 33% — признаки внутриутробной гипотрофии. В обследованных группаx нами не выявлено ни одного случая перинатальной смертности.

Важно отметить, что характер и частота гестационных осложнений у женщин с гиперандрогенией имеют прямую зависимость от начала проведения глюкокортикоидной терапии, являющейся патогенетической при гиперандрогении [2, 3, 5, 6]. Беременные первой группы получали терапию дексаметазоном еще до наступления настоящей беременности. Беременные второй группы — во время беременности, в зависимости от срока, когда впервые выставлен диагноз гиперандрогении (до 12 недель, в 12-18 недель, после 18 недель). Как видно, во второй группе процент гестационных осложнений выше. Поздняя диагностика гиперандрогении и связанное с этим отсутствие своевременной глюкокортикоидной терапии повышают частоту развития гестационных осложнений.

Таким образом, женщины с гиперандрогенией относятся к группе высокого риска на развитиe осложнений гестации, в связи с чем у них должнa быть проведена специальная подготовка к беременности. Во время беременности является необходимым проведение превентивной терапии.

источник

Под термином «гиперандрогения у женщин» специалисты объединяют патологические состояния, имеющие различное происхождение и приводящие к повышению концентрации мужских гормонов в крови или увеличению восприимчивости к этим веществам у тканей-мишеней. Этот синдром широко распространен среди женщин репродуктивного возраста. Он выявляется примерно у 5–7% подростков и 10–20% взрослых старше 25 лет.

При гиперандрогении у женщин начинают расти волоски там, где их не должно быть

К андрогенам относятся мужские половые гормоны, имеющие стероидную природу:

В норме у женщин эти вещества синтезируются клетками яичников и надпочечников. Небольшое количество таких гормонов также синтезируется жировой клетчаткой. Регуляция этого процесса осуществляется гипофизом посредством лютеинизирующего и адренокортикотропного гормонов (ЛГ и АКТГ).

От уровня андрогенов в организме у женщины зависит выраженность либидо. Во время полового созревания эти гормоны способствуют росту девочки за счет увеличения длины трубчатых костей, участвуют в формировании оволосения по женскому типу. В тех случаях, когда содержание андрогенов в крови становится слишком высоким, развиваются заболевания эндокринной и репродуктивной систем.

Это проявляется не только нарушениями косметического характера в виде акне, себореи, изменения оволосения, выпадения волос, но и значительным изменением обмена веществ. Нарушаются метаболизм углеводов и жиров, процесс формирования яйцеклеток в яичниках, менструальный цикл.

В запущенных случаях гиперандрогении развивается бесплодие.

Длительная гиперандрогения может способствовать возникновению рака шейки матки, увеличению объема эндометрия, заболеваний сердца и сосудов, сахарного диабета второго типа. Если такое состояние возникает при беременности, то в большинстве случаев происходит выкидыш.

Данный синдром по источнику возникновения может быть яичниковым или надпочечниковым – в медицинской литературе эти заболевания обозначаются терминами «овариальная» и «адреналовая» гиперандрогения. Также синдром может носить первичный или вторичный характер, то есть развиваться на фоне полного здоровья или быть следствием какой-либо патологии. В некоторых случаях в возникновении патологии играет роль наследственный фактор.

Гиперандрогения также подразделяется на следующие формы:

Первая связана с повышением выработки мужских половых гормонов и увеличением их концентрации в крови пациентки. Вторая – с усилением восприимчивости тканей-мишеней к действию этих биологически активных веществ. Относительная форма заболевания встречается чаще.

Усиление выработки мужских половых гормонов обычно наблюдается при заболеваниях репродуктивной и эндокринной систем. Привести к развитию такого состояния могут следующие патологии.

  • Поликистоз яичников, который может быть первичным или вторичным. Во втором случае заболеванию чаще предшествуют гипотиреоз, гиперпролактинемия, патология гипоталамуса.
  • Врожденная гиперплазия надпочечников, или адреногенитальный синдром. В этом случае синтез андрогенов усиливается вследствие повышения уровня АКТГ.
  • Галактореяаменорея – это патологическое состояние сопровождается увеличение концентрации пролактина в крови женщины, который также стимулирует выработку стероидов.
  • Вирилизирующие опухоли яичников и надпочечников. К этой группе онкологических заболеваний относятся текома, андростерома, лютеома.
  • Стромальный текоматоз яичников – доброкачественная патология, связанная с увеличением объема овариальной стромы.
Читайте также:  Анализ впч пцр при беременности

Транспортная форма гиперандрогении развивается при недостаточной активности белков, которые связывают стероидные гормоны. Это приводит к недостаточному блокированию свободного тестостерона и, как следствие, чрезмерному влиянию этого вещества на клетки-мишени. Такое состояние может развиваться при синдроме Иценко-Кушинга, дислипидемии, гипотиреозе.

У ¾ пациенток с акне не отмечается превышения нормы концентрации мужских половых гормонов в крови. Чрезмерная активность сальных желез в этих случаях связана с увеличением количества и восприимчивости рецепторов к андрогенам в коже.

Выработка жира регулируется дигидротестостероном, который также оказывает влияние на состав и свойства секрета. Поэтому изменение чувствительности к этому гормону приводит к образованию комедонов, возникновению акне.

Причины оволосения по мужскому типу в большинстве случаев связаны с высоким содержанием андрогенов в крови пациентки. Только у 20–30% женщин этот синдром возникает при чрезмерном образовании дигидротестостерона, который стимулирует рост волос на чувствительных к андрогенам участках тела и выпадению их на голове. В некоторых случаях такое состояние развивается при неконтролируемом приеме гормонсодержащих препаратов.

Клиническая картина заболевания определяется тем, насколько изменен гормональный фон женщины, а также зависит от причины патологии. Например, если заболевание не вызвано опухолью репродуктивной системы, симптоматика прогрессирует очень медленно, длительность болезни может достигать нескольких лет.

Первые симптомы появляются в период полового созревания – акне, себорея, изменение менструального цикла вплоть до полного отсутствия месячных, усиленный рост волос на ногах, руках и лице. Постепенно в яичниках могут образовываться кисты, что становится причиной невозможности овуляции, снижения активности прогестерона, нарушения фертильности и бесплодия. В позднем возрасте, после наступления менопаузы, могут начать выпадать волосы на висках, затем на теменной области.

Перечисленные выше симптомы, включающие изменение внешнего вида и невозможность забеременеть, нередко приводят к развитию неврозов и депрессий у пациенток.

При адреногенитальном синдроме заболевание проявляется намного ярче. Клиническая картина в этом случае характеризуется общей маскулинизацией, поздним появлением месячных, вирилизацией половых органов. Также практически всегда отмечаются гирсутизм, акне и другие дерматологические явления.

Из-за высокого уровня андрогенов в крови развивается метаболический синдром, который при отсутствии терапии способствует возникновению сахарного диабета II типа. Вместе с этим отмечается стойкая артериальная гипертензия, ишемия миокарда и другие кардиологические нарушения. Как правило, при наличии патологии надпочечников симптоматика прогрессирует очень быстро.

Поставить предварительный диагноз можно на основании данных общего осмотра пациентки, анамнеза заболевания. Важную роль в этом играют симптомы, связанные с нарушением менструального цикла, изменение оволосения, дерматологические проявления.

Перед тем как назначить лечение от гиперандрогении, проверяют уровень гормонов в крови

Для постановки окончательного диагноза необходимо проведение лабораторных исследований с целью определения уровня общего и свободного тестостерона, дигидротестостерона и других андрогенов. Если отмечается повышение количества ДГЭА-С, следует заподозрить наличие адреналовой гиперандрогении. Значительное увеличение уровня этого гормона вместе с высокой концентрацией тестостерона часто свидетельствует о наличии опухоли надпочечников, что требует проведения УЗИ, КТ или МРТ.

Вместе с этим проводится исследование для определения уровня:

  • пролактина, лютеинизирующего гормона, ФСГ;
  • кортизола, 17-КС и других гормонов надпочечников;
  • глюкозы крови, гликированного гемоглобина, инсулина;
  • проведение глюкозотолерантного теста;
  • холестерина.

Всем пациенткам также показана консультация эндокринолога и дерматолога.

Терапия заболевания проводится длительно – курсами до года и более. Врач подбирает лечение, исходя из данных обследования и диагностированной патологии. Для этого используются медикаменты, регулирующие гормональный фон женщины, – оральные контрацептивы, снижающие концентрацию андрогенов в крови. Такие лекарства снижают активность синтеза гонадотропинов, тормозят овуляцию и подавляют выработку стероидных гормонов, тестостерона. Дополнительно оральные контрацептивы блокируют андрогеновые рецепторы в тканях-мишенях.

Самостоятельное лечение при таком заболевании недопустимо, т. к. может вызвать еще большие проблемы в репродуктивной системе женщины.

Лечение заболевания, связанного с нарушением деятельности надпочечников, требует использования кортикостероидов. Также такие лекарства применяют при выявлении гиперандрогении при беременности или во время подготовки к гестации. Дополнительно необходимо проводить терапию сопутствующей эндокринной патологии.

Гиперандрогения – это тяжелое состояние, которое при отсутствии лечения может привести к бесплодию. Диагностику и терапию патологии проводит врач-гинеколог вместе с эндокринологом. Только после прохождения полного обследования, включающего в себя определение уровня половых гормонов в крови пациентки, можно подобрать схему терапии.

источник

Весь контент iLive проверяется медицинскими экспертами, чтобы обеспечить максимально возможную точность и соответствие фактам.

У нас есть строгие правила по выбору источников информации и мы ссылаемся только на авторитетные сайты, академические исследовательские институты и, по возможности, доказанные медицинские исследования. Обратите внимание, что цифры в скобках ([1], [2] и т. д.) являются интерактивными ссылками на такие исследования.

Если вы считаете, что какой-либо из наших материалов является неточным, устаревшим или иным образом сомнительным, выберите его и нажмите Ctrl + Enter.

Лечение проводится в течение всей беременности, учитывая врожденный дефект патологии. Если прекратить прием дексаметазона, беременность может не прерваться за счет того, что плод возьмет на себя снабжение глюкокортикоидами. В связи с этим может быть внутриутробно гиперфункция коры надпочечников, а в момент стресса (родовой процесс) ребенок может погибнуть. При патологоанатомическом исследовании находят атрофию коры надпочечников. Поэтому, если под влиянием терапии дексаметазоном уровень 17КС снижается больше, чем нам бы хотелось, доза дексаметазона может быть уменьшена до 1/ 4 таблетки через день, но прекращать прием нецелесообразно. Особое внимание следует уделять срокам беременности 13,24 и 28 недель. Эти сроки связаны с вступлением плодовых эндокринных органов в активную продукцию, что может провоцировать повышенную продукцию андрогенов. На 3-4день после родов постепенно снижают дозу дексаметазона и прекращают терапию на 7-8 день после родов.

При адреногенитальном синдроме с нормальным уровнем 17КС или 17ОП, но с повышенным уровнем ДЭАС, терапию дексаметазоном можно проводить только до 16 недель беременности (считая с овуляции). К этому моменту плацента завершает свое развитие, и уже стероидогенез обеспечивает достаточно эстрогенов, так что доля надпочечников в их продукции не столь существенна.

Назначение препаратов прогестероновго ряда при гиперандрогении надпочечникового генеза нецелесообразно, так как у них, как правило, наблюдается гиперпрогестеронемия. Необходим контроль состояния шейки матки, так как возможна истмико-цервикальная недостаточность, которая наблюдается у 2/3 беременных с адреногенитальным синдромом, в том числе при ее стертых проявлениях. В процессе беременности проводится контроль состояния плода и профилактика плацентарной недостаточности с I триместра. При разработке тактики ведения родов следует обратить внимание на особенности строения таза, так как у пациенток с гиперандрогенией строение таза с сужением выхода, что может осложнить течение родов. При крайне отягощенном анамнезе, тазовом предлежании и анатомических особенностях таза целесообразно родоразрешение путем операции кесарева сечения. При рождении ребенка необходимо сообщить неонаталогу о дозах и длительности приема дексаметазона, так каку ребенка может быть синдром отмены глюкокортикоидов.

Учитывая, что пациентки с адреногенитальным синдромом могут передать данный ген плоду, необходима пренатальная диагностика, которую мы проводим одновременно с диагностикой у плода болезни Дауна. В 17-18 недель проводится исследование крови матери для определения уровней альфа фетопротеина, хорионического гонадотропина и 17ОП. При повышенном уровне 17ОП необходимо сделать амниоцентез и определить уровень 17ОП в амниотической жидкости. При высоком уровне 17ОП диагностируется адреногенитальный синдром у плода. К сожалению, по современным тестам можно поставить диагноз, но очень трудно определить степень тяжести адреногенитального синдрома, которая может быть от неклассической легко; формы заболевания до сольтеряющей тяжелой формы адреногенитального синдрома. Вопрос о том, сохранять ли беременность или прерывать в связи с адреногенитальным синдромом у плода решают родители

В случае если у матери нет адреногенитального синдрома, но муж носитель гена адреногенитального синдрома и в семье были рождения детей с адреногенитальным синдромом, то в мировой практике принята следующая тактика. Пациентка получаетдексаметазон с момента диагностики беременности (чем раньше, тем лучше) для профилактики вирилизации у плода, в случае если он болен адреногенитальным синдромом.

Тактика ведения беременности у пациенток с яичниковой и смешанной формой гиперандрогении

При наступлении беременности необходим строгий контроль, так как наиболее частым осложнением является угроза прерывания беременности, по нашим данным, у 36 % пациенток. Определение уровня и динамики хорионического гонадотропина, ДЭА-С, 17КС, Е2 и Р необходимо для подбора гормональной терапии.

Терапия дексаметазоном должна быть предложена для уменьшения сочетанного действия андрогенов на развитие эмбриона. Гиперандрогения в гораздо большей степени нарушает развитие эмбриона, чем та доза глюкокорткоидов, которую мы рекомендуем применять — не более 0,5 мг дексаметазона. Учитывая в анамнезе НЛФ и тех, кому проводили стимуляцию овуляции, целесообразно назначать Дюфастон или Утрожестан в обычных дозах. При низких уровнях хорионического гонадотропина можно вводить поддерживающие дозы хорионического гонадотропина. Назначение гормональных препаратов должно быть под контролем уровня 17КС. Назначение Дюфастона или Утрожестана показано при относительной гиперэстрогении, когда отношение Б и Р больше 1,5. Если отношение в нормальныхуровнях, то лечение гестагенами можно не назначать. Гормональную терапию гестагенами мы прекращаем в 16недельбеременности, когда завершается формирование плаценты.

При яичниковой форме гиперандрогении лечение дексаметазоном может быть прекращено после 16 недель, а при смешанной форме продолжено практически до конца беременности — до 35-36 недель. Нередко в конце беременности может развиться токсикоз второй половины беременности (по нашим данным, это осложнение было у 34,2% пациенток этих групп), в связи, с чем лечение дексаметазоном мы считаем непоказанным после 35-36 недель. Однако во всех случаях угрозы преждевременного прерывания беременности лечение глюкокортикоидами должно быть продолжено.

При ведении второго триместра беременности необходим контроль состояния шейки матки из-за возможности истмико-цервикальной недостаточности, которая составила, по нашим данным, 30,8%. В связи с тем, что истмико-цервикальная недостаточность функциональная, необходим не только контроль по данным УЗИ, но и оценка состояния шейки матки при влагалищном исследовании.

С первых недель беременности необходима профилактика плацентарной недостаточности, возможной активации вирусно-бактериальной инфекции.

Несмотря на подготовку к беременности, тщательный контроль во время беременности и рациональную терапию, сохранить беременность и благополучно родоразрешить живым ребенком удалось 76,8% женщин с яичниковой гиперандрогенией, у 77,8% при смешанной гиперандрогении и у 92% с надпочечниковой гиперандрогенией.

В результате дифференцированной реабилитационной терапии у пациенток с разными формами гиперандрогении частота вторичного бесплодия снизилась в 4 раза (с 36,4% до 9,3%) самопроизвольного прерывания беременности в 11 раз (с 63,6% до 5,7%). Наиболее оптимальные результаты терапии были достигнуты у женщин с надпочечниковой гиперандрогенией.

По данным многих исследователей, после родов у большинства женщин с гиперандрогенией патологический симптомокомплекс вновь проявляется. В настоящее время не существует методов терапии, позволяющих излечить пациенток. В связи с тем, что гиперандрогения в клинике невынашивания носит менее тяжелый характер, чем в клинике бесплодия, значительный интерес представляли вопросы восстановления менструальной и репродуктивной функций с учетом благополучно и неблагополучно завершенной беременности.

В исследованиях было показано, что состояние менструальной и генеративной функций в отдаленные сроки зависело как от исхода беременности, так и от формы гиперандрогении. У женщин с прервавшейся беременностью в дальнейшем значительно ухудшалась менструальная функция вплоть до аменореи, прогрессировал гирсутизм, отмечалось достоверное увеличение ДЭА, пролактина, кортизола в плазме крови. У большинства из них (67,7%) наступило стойкое вторичное бесплодие, которое по частоте в 8 раз превышало бесплодие после успешных родов.

Успешное завершение беременности способствовало восстановлению у большинства женщин, нарушенного в прошлом менструального цикла, стойкой нормализации уровней андрогенов и благоприятному завершению у 74,5% нормальных повторных родов без корригирующей гормональной терапии. Рецидив спонтанного прерывания беременности был у 15,7% женщин со смешанной формой гиперандрогении.

Благополучное завершение беременности у больных с гиперандрогенией с невынашиванием беременности указывает на функциональный характер нарушений или нерезко выраженную форму патологического процесса. При оценке состояния органов-мишеней, с учетом благополучных родов и неблагоприятных исходов беременности, были получены следующие данные: у каждой 3-й пациентки (31,4%) выявлены гиперпластические процессы в матке и молочных железах. У пациенток со смешанной (35,7%) и яичниковой (48%) гиперандрогенией патологические процессы в гормональнозависимых органах отмечались в 3-4 раза чаще, чем у женщин с надпочечниковой гиперандрогенией (11,9%).

Среди пациенток с надпочечниковой гиперандрогенией преобладали фиброзно-кистозные мастопатии и заболевания щитовидной железы, у женщин с яичниковой формой — гиперпластические заболевания матки, патология сердечно-сосудистой системы. Эти заболевания в 1,5-4 раза были чаще у женщин, у которых не удалось восстановить репродуктивную функцию. При оценке состояния детей, рожденных женщинами с гиперандрогенией, в зависимости от вида гиперандрогении и длительности лечения глюкокортикоидами в период становления их репродуктивной функции (с момента рождения до 25 лет), было выявлено, что все дети росли и развивались нормально, отставаний в психическом и физическом развитии не отмечено. В структуре заболевания детей до 4-5 лет преобладали слабовыраженный экссудативный диатез, аллергия и простудные заболевания, в старших возрастных группах — заболевания желудочно-кишечного тракта и органов дыхания, которым наиболее часто было подвержено потомство матерей с яичниковой и смешанной формами гиперандрогении. Однако удельный вес этих заболеваний не превышал частоту в общей популяции. Прослежена тесная связь частоты этих заболеваний с такими факторами как особенности вскармливания, склонность родителей к такой же патологии, возраст матери к моменту рождения ребенка (старше 35 лет) и не выявлено зависимости от наличия или отсутствия, а также длительности, терапии глюкокортикоидами у матери при беременности.

Вместе стем, период становления менструальной и репродуктивной функций у потомства женщин с яичниковой и смешанной формами гиперандрогении не получавших глюкокортикоиды, характеризовались целым рядом осложнений: ранним и поздним менархе (25%), олигоменореей (36,6%), ановуляцией (33,3%), различными эндокринными нарушениями (45,4%), гирсутизмом (27,3%), мелко-кистозными изменениями яичников (18,5%), избыточным уровнем андрогенов (43,7%).

источник