Меню Рубрики

Анализ к белку теплового шока положительный

Хламидиоз − бактериальное инфекционное заболевание, вызываемое грамотрица-тельными облигатными внутриклеточными бактериями. Известно 4 вида хламидий: trachomatis, pneumoniae, psittaci, pecorum. Хламидия trachomatis подразделяется на 15 сероваров. Заболевание, вызываемое хламидиями, часто подострого или хронического течения. Характеризуется поражением половых органов, глаз, органов дыхательной системы, суставов.
Клинические проявления данного заболевания многообразны и полисистемны. Если манифестный период заболевания может протекать в виде уретрита, проктита, конъюнктивита, фарингита, венерической лимфогранулемы, пневмонии, отита, бронхиолита, то выраженность клинических симптомов при хронической инфекции минимальна. Наибольшие диагностические трудности представляют бессимптомные формы. Это могут быть: поражения суставов, синдром Рейтера, опухоли урогенитального тракта, а также сальпингит, внематочная беременность, бесплодие, послеродовый эндометрит, преждевременные роды, невынашивание беременности, мертворождение – у женщин; эпидидимит, простатит – у мужчин.
В настоящее время урогенитальный хламидиоз является самой распространённой (до 60 %) причиной негонококковых уретритов. Длительное время скрыто существуя, при неблагоприятных условиях (воздействие антибиотиков, изменение гормонального статуса, перегревание, переохлаждение) хламидии способны трансформироваться в так называемые L-формы — как бы «впадают в спячку». При этом они становятся недоступными для уничтожения иммунной системой, как бы уходят от иммунного ответа. Данный феномен способствует длительному внутриклеточному персистированию. При делении клеток организма спящие хламидии передаются дочерним клеткам. В период (подавления защитных сил возможно активное размножение и пробуждение хламидий из L-форм.
Белки теплового шока, к которым относится сHSP-60, обнаружены в клетках практически всех живых организмов, от бактерий до человека. Белки теплового шока называ-ют согласно их молекулярным массам. Например, наиболее изученные белки теплового шока Hsp60, Hsp70 и Hsp90. Их относятся к семействам белков с молекулярными масса-ми 60, 70 и 90 кДа, соответственно.

Функции белков теплового шока:

Белки теплового шока действуют как внутриклеточные шапероны, главная функция которых состоит в восстановлении правильной нативной третичной или четвертичной структуры белков,
Участвуют в образовании и диссоциации белковых комплексов в отношении других белков.
Играют важную роль в белок-белковых взаимодействиях, например, при сворачивании в третичную структуру и сборке сложных белков, препятствуют нежелательной агрегации белков.
Стабилизируют частично свернутые белки и облегчают их транспорт через мембраны внутри клетки. В течение инфекционного процесса микроорганизмы значительно повы-шают синтез HSP для того, чтобы защититься от посторонних (внешних) иммунологических защитных механизмов. Иммунный ответ на него организма-хозяина может быть как защитным, так и патологическим.

Обнаружение антител класса G к белку теплового шока Chlamydia trachomatis (cHSP60) характеризует персистирующее течение хламидиоза. Появление антител к cHSP60 является предвестником развития иммунопатологического процесса и указывает на уже существующие аутоиммунные процессы. Повышенная выработка как человеческих, так и микробных белков теплового шока приводит к образованию антител. Антитела к сохраненным эпитопам бактериальных сHSP60 вступают в перекрестную реакцию с человеческим сHSP60, что в итоге приводит к развитию аутоиммунного процесса и поддержанию вос-палительной реакции.

Недиагностированная или неэффективно пролеченная хламидийная инфекция может привести к хронической персистенции патогенов. На этой стадии происходит повышенная выработка как человеческих, так и микробных HSP, причем микробные HSP 60 отвечают в основном за развитие иммунопатологических процессов. Антитела к сохраненным эпитопам микробных HSP 60 вступают в перекрестную реакцию с человеческим HSP 60, которая в итоге приводит к аутоиммунным ответам.
HSP 60 присутствует как в ретикулярных, так и в элементарных тельцах хламидий, но его активный синтез начинается только при непродуктивной латентной инфекции. Таким образом, при персистирующем хламидиозе идет активный синтез HSP 60. Иммунный от-вет на хламидийный HSP 60 связан с инфекцией верхнего отдела урогенитального тракта.
Персистирующая инфекция не поддается лечению антибиотиками, так как в неразви-вающихся ретикулярных тельцах прекращаются метаболические процессы. Диагноз этой формы болезни ставят на основании данных культурального исследования – обнаружение в мазках специфических мелких форм хламидийных включений, а также по данным серологического исследования: определение IgG и IgA-АТ к основному белку наружной мембраны Ch. Trachomatis МОМР и определение IgG-антител к HSP 60 Ch. trachomatis.

Метод определения HSP-60– обнаружение антител методом иммуноферментного анализа (ИФА).

Материал для исследования : сыворотка крови

источник

Если температура повышается, живой организм реагирует на это, производя своеобразные соединения, получившие название «белки теплового шока». Так реагирует человек, так отреагирует кошка, так реагирует любое существо, так как оно состоит из живых клеток. Впрочем, не только лишь рост температуры провоцирует синтез белка теплового шока хламидий, других видов. Нередко провоцируют ситуации сильные стрессы.

Так как белки теплового шока производятся организмом только в специфических ситуациях, они имеют ряд отличий от продуцируемых нормально соединений. Период их образования отличается угнетением экспрессии основного белкового пула, играющего важную роль для метаболизма.

БТШ-70 эукариот, DnaK прокариот – это такая семья, в которую ученые объединили белки теплового шока, значимые для выживания на клеточном уровне. Это означает, что благодаря таким соединениям клетка может продолжать функционирование даже в ситуации, когда стресс, нагрев, агрессивная среда противостоят этому. Впрочем, белки этого семейства могут участвовать и в протекающих в нормальных условиях процессах.

Если домены идентичны на 100 %, тогда эукариоты, прокариоты более чем на 50 % гомологичны. Ученые доказали, что в природе среди всех белковых групп именно 70 кДа БТШ – одна из наиболее консервативных. Посвящённые этому исследования были сделаны в 1988 и 1993 году. Предположительно объяснить явление можно через шаперонную функциональность, присущую белкам теплового шока во внутриклеточных механизмах.

Если рассматривать эукариоты, то под влиянием теплового шока происходит индуцирование генов БТШ. Если некоторая клетка избежала стрессовых условий, тогда факторы имеются в ядре, цитоплазме в качестве мономеров. Такому соединению не присуща активность связывания ДНК.

Переживая стрессовые условия, клетка ведет себя следующим образом: Hsp70 отщепляется, что инициирует продуцирование денатурированных белков. БТШ формирует триммеры, активность меняет свой характер и задевает ДНК, что приводит со временем к аккумуляции компонентов в ядре клетки. Процесс сопровождается многократным ростом транскрипции шаперонов. Безусловно, спровоцировавшая это ситуация со временем проходит, и к моменту, когда это случается, Hsp70 вновь может включиться в БТШ. Активность, связанная с ДНК, сходит на нет, клетка продолжает работать, как ни в чем не бывало. Такую последовательность происходящего удалось выявить еще в 1993 году в исследованиях, посвященных БТШ, проведенных Моримото. Если организм поражен бактериями, тогда БТШ могут концентрироваться на синовиальной оболочке.

Ученым удалось выявить, что БТШ формируются как результат влияния самых разных негативных, опасных для жизнедеятельности клетки ситуаций. Стрессовые, повреждающие влияния извне могут быть исключительно разнообразными, но приводящими к одному и тому же варианту. За счет БТШ клетка выживает при влиянии агрессивных факторов.

Известно, что БТШ подразделяются на три семейства. Кроме того, ученые выявили, что существуют антитела к белку теплового шока. Подразделение на группы БТШ производится с учетом молекулярной массы. Три категории: 25, 70, 90 кДа. Если в живом организме есть нормально функционирующая клетка, тогда внутри нее наверняка найдутся различные белки, перемешанные между собой, довольно-таки сходные. Благодаря БТШ денатурированные белки, а также свернувшиеся некорректно, могут снова стать раствором. Впрочем, кроме этой функции, есть и некоторые другие.

До сих пор белок теплового шока хламидий, равно как и иные БТШ, не изучен окончательно. Конечно, есть некоторые группы белков, о которых ученые располагают довольно большим объемом данных, а есть такие, которые еще только предстоит освоить. Но уже сейчас наука дошла до того уровня, когда знания позволят говорить, что при онкологии белок теплового шока может оказаться действительно полезным средством, позволяющим победить одну из самых страшных болезней нашего века – рак.

Наибольшим объемом данных ученые располагают о БТШ Hsp70, способных вступать в связи с различными белками, агрегатами, комплексами, даже с аномальными. Со временем происходит высвобождение, сопровождаемое соединением АТР. Это значит, что в клетке снова появляется раствор, а белки, прошедшие некорректно процесс свертывания, могут заново быть подвергнуты этой операции. Гидролиз, соединение АТР – механизмы, сделавшие это возможным.

Сложно переоценить для живых организмов роль белков теплового шока. Любая клетка всегда содержит аномальные белки, чья концентрация может расти, если к этому есть внешние предпосылки. Типичная история – это перегрев или влияние инфекции. Это означает, что для продолжения жизнедеятельности клетки необходимо срочно сгенерировать большее количество БТШ. Активируется механизм транскрипции, что инициирует выработку белков, клетка подстраивается под меняющиеся условия и продолжает функционировать. Впрочем, наравне с уже известными механизмами многое еще только предстоит открыть. В частности, таким довольно большим полем для деятельности ученых являются антитела к белку теплового шока хламидий.

БТШ, когда полипептидная цепочка увеличивается, а они оказываются в условиях, делающих возможным вступление с нею в связь, позволяют избежать неспецифической агрегации и деградации. Вместо этого фолдинг происходит в нормальном режиме, когда в процессе задействованы необходимые шапероны. Hsp70 дополнительно необходим при развертке полипептидных цепей при участии АТР. Посредством БТШ удается достичь того, что неполярные участки также подвержены влиянию ферментов.

В России ученые ФМБА смогли создать новый препарат, применив для его построения белок теплового шока. Лекарство от рака, представленное научными сотрудниками, уже прошло первичную проверку на подопытных грызунах, пораженных саркомами, меланомами. Эти эксперименты позволили уверенно говорить, что сделан значительный шаг вперед в борьбе с онкологией.

Ученые предположили и смогли доказать, что белок теплового шока – лекарство, а точнее, может стать основой для эффективного препарата, во многом именно благодаря тому, что эти молекулы формируются в стрессовых ситуациях. Так как они изначально организмом продуцируются, чтобы обеспечить выживание клеток, было сделано предположение, что при должной комбинации с другими средствами можно бороться даже с опухолью.

БТШ помогает препарату обнаруживать в больном организме пораженные клетки и справляться с некорректностью ДНК в них. Предполагают, что новый препарат станет в равной степени результативным для любого подтипа злокачественных заболеваний. Звучит похоже на сказку, но врачи идут еще дальше – они предполагают, что излечение будет доступным на совершенно любой стадии. Согласитесь, такой белок теплового шока от рака, когда пройдет все испытания и подтвердит свою надежность, станет бесценным приобретением для человеческой цивилизации.

Наиболее подробную информацию о надежде современной медицины рассказал доктор Симбирцев, один из тех, кто работал над созданием медикамента. Из его интервью можно понять, по какой логике ученые построили препарат и каким образом он должен принести эффективность. Кроме того, можно сделать выводы, прошел ли уже белок теплового шока клинические испытания или это еще впереди.

Как уже было указано ранее, если организм не переживает стрессовых условий, тогда продуцирование БШ имеет место в исключительно малом объеме, но он существенно возрастает с изменением внешнего влияния. В то же время нормальный организм человека не в состоянии продуцировать такое количество БТШ, которое помогло бы победить появившееся злокачественное новообразование. «А что произойдет, если ввести БТШ извне?» – подумали ученые и сделали эту идею основой для исследования.

Чтобы создать новое лекарство, ученые в лабораторных условиях воссоздали все необходимое, чтобы живые клетки начали продуцировать БТШ. Для этого был получен человеческий ген, претерпевший клонирование при применении новейшей аппаратуры. Бактерии, исследованные в лабораториях, видоизменялись до тех пор, пока не начали самостоятельно продуцировать столь желанный для ученых белок.

Научные работники на основе полученной при исследованиях информации сделали выводы о влиянии БТШ на человеческий организм. Для этого пришлось организовать рентгеноструктурный анализ белка. Сделать это совсем непросто: пришлось направить пробы на орбиту нашей планеты. Это обусловлено тем, что земные условия не подходят для правильного, равномерного развития кристаллов. А вот космические условия допускают получение именно тех кристаллов, которые были нужны ученым. По возвращении на родную планету подопытные образцы были разделены между японскими и русскими учеными, которые взялись за их анализ, что называется, не теряя ни секунды.

Пока работы в этом направлении все еще ведутся. Представитель группы ученых сказал, что удалось точно установить: нет точной связи между молекулой БТШ и органом или тканью живого существа. А это говорит об универсальности. Значит, если белок теплового шока и найдет применение в медицине, он станет панацей сразу от огромного количества заболеваний – какой бы орган ни оказался поражен злокачественным новообразованием, его удастся вылечить.

Первоначально ученые изготовили препарат в жидкой форме – подопытным его вводят инъективно. В качестве первых экземпляров для проверки средства были взяты крысы, мыши. Удалось выявить случаи излечения как на начальных, так и на поздних стадиях развития болезни. Текущая стадия именуется доклиническими испытаниями. Ученые оценивают сроки ее завершения не менее чем в год. После этого придет время клинических испытаний. На рынке новое средство, возможно, панацея, будет доступно еще через 3-4 года. Впрочем, как отмечают ученые, все это реально лишь в том случае, когда проект найдет финансирование.

Конечно, обещания врачей звучат привлекательно, но в то же время справедливо вызывают недоверие. Сколько времени человечество страдало от рака, как много жертв у этой болезни было в последние несколько десятилетий, а тут обещают не просто эффективный препарат, но настоящую панацею – от любого вида, на любом сроке. Да как можно поверить в такое? А хуже того – поверить, но не дождаться, или дождаться, но окажется, что вовсе средство не так хорошо, как того ожидали, как это было обещано.

Разработка препарата – это методика генной инженерии, то есть наиболее передовой области медицины как науки. Это означает, что при должном успехе результаты и правда должны быть впечатляющими. Впрочем, одновременно это означает, что процесс исключительно дорогостоящий. Как правило, инвесторы готовы вкладывать довольно большие средства в многообещающие проекты, но когда тематика настолько громкая, давление большое, а временные рамки довольно размыты, риски оцениваются как огромные. Это сейчас звучат оптимистичные прогнозы на 3-4 года, но все знатоки рынка хорошо знают, сколь часто временные рамки расползаются до десятилетий.

Биотехнологии – это область, для обывателя закрытая к пониманию. Поэтому остается только надеяться на слова «успешность доклинических испытаний». Рабочее наименование препарат получил «Белок теплового шока». Впрочем, БТШ – это только главный компонент медикамента, обещающего стать прорывом на рынке лекарств против онкологии. Кроме него, в состав предполагается включение еще ряда полезных веществ, что будет гарантом действенности средства. А возможным все это стало благодаря тому, что новейшие исследования БТШ показали, что молекула не просто помогает уберечь от повреждения живые клетки, но еще и является для иммунитета этаким «указующим перстом», помогающим выявить, какие клетки поражены опухолью, а какие нет. Проще говоря, при появлении в организме в достаточно большой концентрации БТШ, как надеются ученые, иммунный ответ сам по себе уничтожит больные элементы.

Подводя итоги, можно сказать, что новинка против опухоли основана на том, что организм и сам имеет средство, которое могло бы уничтожить новообразование, просто от природы оно достаточно слабое. Концентрация настолько мала, что ни о каком терапевтическом эффекте не приходится и мечтать. В то же время частично БТШ находятся в клетках, не пораженных опухолью, и из них молекула никуда не «уйдет». Поэтому и необходима поставка полезного вещества извне – чтобы оно далее директивно влияло на пораженные элементы. Между прочим, пока ученые предполагают, что даже побочных эффектов у препарата не будет – и это при столь высокой результативности! А объясняют такое «волшебство» тем, что исследования показали – токсичности нет. Впрочем, окончательные выводы будут сделаны, когда доклинические испытания подойдут к концу, что потребует не менее года.

источник

Определение антител класса G к белку теплового шока Chlamydia trachomatis (cHSP60) позволяет диагностировать персистирующую форму хламидийной инфекции.

Выявление скрытого хламидиоза.

Какой биоматериал можно использовать для исследования?

Как правильно подготовиться к исследованию?

Специальной подготовки не требуется.

Общая информация об исследовании

Хламидиоз, вызванный Chlamydia trachomatis, является наиболее распространенной инфекцией во всем мире, передающейся половым путем. У мужчин данная инфекция проявляется чаще уретритом, у женщин уретритом, цервицитом и эндометритом. Острый хламидиозный цервицит может приводить, по крайней мере, к трем типам осложнений: к восходящей инфекции с развитием воспалительных заболеваний органов малого таза; к восходящей инфекции во время беременности, приводящей к преждевременным родам, послеродовым и неонатальным инфекционным осложнениям, а также к развитию карциномы шейки матки. Помимо этого, в 3-4 раза повышается риск передачи ВИЧ. По данным Всемирной организации здравоохранения, регистрируется 101 миллион случаев хламидийных инфекций ежегодно.

Читайте также:  Белки в анализе на биохимию

Хламидии являются облигатными внутриклеточными бактериями, имеющими яйцевидную или сферическую форму. Внутриклеточный паразитизм хламидий отличает его от других бактерий и объединяет с вирусами. От вирусов хламидий отличает наличие как ДНК, так и РНК; содержание собственной рибосомы, наличие клеточной оболочки и восприимчивость к противомикробной терапии. Заражение чаще всего происходит половым путем, а также контактно-бытовым. В организме человека хламидии представлены двумя формами. Внутри клеток они представлены ретикулярными тельцами, созревая, переходят в элементарные тельца, которые выходят из пораженной клетки и внедряются в другие клетки, снова превращаясь в ретикулярные тельца. Непрерывный переход хламидий из одной формы в другую с поражением новых клеток обуславливает наличие воспалительного процесса. Клинические проявления первичной инфекции чаще скудные, или их нет совсем. У женщин она проявляется в виде слизисто-гнойных выделений из влагалища, болями в области гениталий и нижней части живота, иногда с незначительным подъемом температуры. У мужчин могут быть скудные стекловидные выделения из мочеиспускательного канала, боли в паховой области, жжение при мочеиспускании. Инфекция может перейти в персистирующее течение (хроническую инфекцию), что обуславливается задержкой созревания ретикулярной формы в элементарную. При этом снижается реакция иммунитета на инфекцию. Ретикулярные формы продуцируют в малом или следовом количестве хламидийные антигены, однако синтез специфических антигенов − белков теплового шока Chlamydia trachomatis (cHSP60) − продолжается. Данные белки cHSP60 Chlamydiatra chomatis смешиваются с активно продуцирующимися собственными белками теплового шока cHSP60 человека, что может привести к аутоиммунной реакции. Процессы, происходящие во время этих реакций, приводят к повреждению тканей и развитию фиброза пораженных органов.

Определение иммуноглобулинов G к белкам теплового шока Chlamydia trachomatis (cHSP60) может выявить персистирующее (хроническое) течение хламидиоза, при этом подразумевать наличие аутоиммунных реакций. Выявление персистирующей формы имеет важное клиническое значение в тактике диагностики и лечения хламидиоза, выявления и предупреждения осложнений.

Когда назначается исследование?

  • При женском бесплодии, невынашивании беременности, внематочной беременности, мертворождениях, эндометрите, сальпингите, цервиците, особенно возникших во время беременности, синдроме Рейтера;
  • у мужчин − при остром баланопостите, орхите, простатите;
  • у молодых мужчин (реже женщин) − при несимметричном суставном синдроме, конъюнктивите;
  • у детей − при конъюнктивите, пневмонии, отите, бронхиолите;
  • при неэффективно пролеченной хламидийной инфекции;
  • при неоднократном выявлении специфических антител к хламидиям без тенденции к снижению.

Референсные значения: отрицательный результат.

Возможные варианты результатов исследования:

  • отрицательный;
  • положительный;
  • сомнительный.

При положительном результате выдается коэффициент позитивности (КП).

Коэффициент позитивности − это отношение оптической плотности пробы пациента к пороговому значению. КП характеризует степень позитивности исследуемой пробы и может быть полезен врачу для правильной интерпретации полученного результата. Поскольку коэффициент позитивности не коррелирует линейно с концентрацией антител в пробе, не рекомендуется использовать КП для динамического наблюдения за пациентами, в том числе контроля эффективности лечения.

  • высокая вероятность трубного фактора бесплодия, индуцированного Chlamydia trachomatis;
  • перекрестные реакции с антителами к сHSP60 других бактерий;
  • ложноположительные реакции возможны при соматических и инфекционных заболеваниях, сопровождающихся обширными деструктивными процессами в пораженных органах (цирроз печени, туберкулез легких и других тканей, онкологические заболевания), различных аутоиммунных заболеваниях (наличие ревматоидного фактора IgM и других аутоантител), антифосфолипидном синдроме, беременности.
  • инфицирование в прошлом (при наличии антител IgA, IgG к Chlamydia trachomatis);
  • инфекция не обнаружена;
  • ложноотрицательная реакция возможна у иммуносупрессированных лиц, а также у лиц с индивидуальными особенностями иммунной системы и жизнедеятельности возбудителя (низкая иммуногенность).
  • низкий уровень антител;
  • неспецифические сывороточные интерференции − рекомендуется повторить исследование.



[07-013] Chlamydia trachomatis, IgA [07-015] Chlamydia trachomatis, IgМ [10-005] Посев на Chlamydia trachomatis
  • Meenakshi Malhotra, Seema Sood, Anjan Mukherjee, Sumathi Muralidhar, Manju Bala. Genital Chlamydia trachomatis: An update / Indian J Med Res. 2013 Sep; 138(3): 303–316.
  • Agrawal T, Vats V, Salhan S, Mittal A. Mucosal and peripheral immune responses to chlamydial heat shock proteins in women infected with Chlamydia trachomatis. / Clin Exp Immunol. 2007 Jun; 148(3): 461–468.

источник

Номенклатура МЗРФ (Приказ №804н): A26.06.018.004 «Определение антител класса G (IgG) к белку теплового шока хламидии трахоматис (Chlamydia trachomatis) в крови»

Биоматериал: Сыворотка крови

Срок выполнения (в лаборатории): 3 р.д. *

Хламидиоз, вызванный микроорганизмом Chlamydia trachomatis — наиболее распространенная инфекция во всем мире, передающаяся половым путем. Инфицирование также возможно при бытовом контакте с зараженным человеком через использование общих предметов гигиены (полотенца, мочалки), постельного белья.

Определение иммуноглобулинов класса G к белкам теплового шока Chlamydia trachomatis (аnti-cHSP60-IgG cHSP60) поможет выявить хроническое течение хламидиоза, что важно для выбора тактики лечения заболевания, выявления и предупреждения осложнений.

У мужчин хламидиоз чаще проявляется уретритом, у женщин уретритом, цервицитом и эндометритом. Острый хламидиозный цервицит может приводить, по крайней мере, к трем типам осложнений: к восходящей инфекции с развитием воспалительных заболеваний органов малого таза; к восходящей инфекции во время беременности, приводящей к преждевременным родам, послеродовым и неонатальным инфекционным осложнениям, а также к развитию карциномы шейки матки.

Помимо этого в 3-4 раза повышается риск передачи ВИЧ-инфекции. По данным Всемирной организации здравоохранения, ежегодно регистрируется до 101 миллиона случаев хламидийных инфекций.

Хламидии — это бактерии сферической или яйцевидной формы, паразитирующие внутри клетки. Этот факт отличает их от других бактерий и объединяет с вирусами. В организме человека хламидии существуют в виде двух форм. Внутри клеток — в виде ретикулярных телец, по мере их созревания они переходят в элементарные тельца, которые выходят из пораженной клетки и внедряются в другие клетки, снова превращаясь в ретикулярные тельца. Непрерывный переход хламидий из одной формы в другую с поражением новых клеток обуславливает наличие воспалительного процесса.

Клинические проявления первичного хламидиоза чаще скудные, или их нет совсем. У женщин она проявляется в виде слизисто-гнойных выделений из влагалища, болями в области гениталий и нижней части живота, иногда с незначительным подъемом температуры. У мужчин могут быть скудные стекловидные выделения из мочеиспускательного канала, боли в паховой области, жжение при мочеиспускании.

Инфекция может принять хроническое течение, что связано с задержкой созревания ретикулярной формы микроорганизма в элементарную форму. При этом снижается реакция иммунитета к инфекции. Ретикулярные формы продуцируют в малом или следовом количестве хламидийные антигены, однако синтез специфических антигенов − белков теплового шока Chlamydia trachomatis (cHSP60) − продолжается. Данные белки cHSP60 Chlamydiatra chomatis смешиваются с активно вырабатывающимися собственными белками теплового шока cHSP60 человека, что может привести к аутоиммунной реакции. Процессы, происходящие во время этих реакций, приводят к повреждению тканей и развитию фиброза пораженных органов.

  • у женщин: бесплодие, невынашивание беременности, внематочная беременность, мертворождение, эндометрит, сальпингит, цервицит, особенно возникший во время беременности, синдром Рейтера;
  • у мужчин: острый баланопостит, орхит, простатит; у молодых мужчин — несимметричный суставной синдром, конъюнктивит;
  • у детей: конъюнктивит, пневмония, отит, бронхиолит;
  • неэффективно пролеченная хламидийная инфекция;
  • неоднократное выявление специфических антител к хламидиям без тенденции к снижению.

Специальной подготовки к исследованию не требуется. Взятие крови проводится натощак или не ранее, чем через 4 часа после необильного приема пищи. Допустимо пить чистую не минеральную и не газированную воду. Чай, кофе, сок запрещаются.

Возможные варианты результатов исследования: положительный, отрицательный, пограничный.

Положительный результат: высокая вероятность трубного фактора бесплодия, индуцируемого Chlamydia trachomatis, перекрестные реакции с антителами других бактерий.

Отрицательный результат: инфекция не обнаружена; факт инфицирования в прошлом (при наличии антител IgA, IgG к Chlamydia trachomatis);

Пограничный результат: низкий уровень антител; неспецифические сывороточные интерференции − рекомендуется повторить исследование.

Примечание. Возможны ложноположительные и ложноотрицательные реакции.

Ложноположительная реакция возможна при соматических и инфекционных заболеваниях, сопровождающихся обширными деструктивными процессами в пораженных органах (цирроз печени, туберкулез легких и других тканей, онкологические заболевания), различных аутоиммунных заболеваниях (наличие ревматоидного фактора IgM и других аутоантител), антифосфолипидном синдроме, беременности.

Ложноотрицательная реакция возможна у иммуносупрессированных лиц, а также у лиц с индивидуальными особенностями иммунной системы и жизнедеятельности возбудителя (низкая иммуногенность).

Адреса медицинских центров, в которых можно заказать исследование, уточняйте по телефону 8-800-100-363-0
Все медицинские центры СИТИЛАБ в г. Москва >>

Код Наименование Цена Заказ
43-20-030 Антитела к вирусу Варицелла-Зостер IgG колич. от 3 р.д. 800.00 р.
45-20-001 Ат к Chlamydia trachomatis IgG от 3 р.д. 650.00 р.
45-20-002 Ат к Chlamydia trachomatis IgA от 3 р.д. 640.00 р.
45-20-003 Ат к Chlamydia trachomatis IgМ от 3 р.д. 600.00 р.

* На сайте указан максимально возможный срок выполнения исследования. Он отражает время выполнения исследования в лаборатории и не включает время на доставку биоматериала до лаборатории.
Приведенная информация носит справочный характер и не является публичной офертой. Для получения актуальной информации обратитесь в медицинский центр Исполнителя или call-центр.

источник

Здравствуйте!
У меня артрит (серонегативный), уже более 2 лет. Диагноз врачей пока-реактивный артрит, сакроилеит 1 степ.
Недавно по совету уролога сдал еще раз анализы на хламидии: IgG, IgA-Отр., положительным оказался IgG к белку теплового шока Chlamidia trachomatis. Как интерпретировать эти анализы, может быть нужно еще какое-то доп. осбледование? У нас в участковой поликлинике нет ревматолога, поэтому спрашивал у терапевта. Мнение врачей разделилось, одни говорят, что нужно лечить, другие, что неубедительно (однако у меня есть сомнения, занимались ли они вообще когда-нибудь б.Рейтера.)

Аутоимунный процесс. ([Ссылки могут видеть только зарегистрированные и активированные пользователи])
Дополнения. ([Ссылки могут видеть только зарегистрированные и активированные пользователи])

У меня артрит (серонегативный), уже более 2 лет. Диагноз врачей пока-реактивный артрит, сакроилеит 1 степ.
Недавно по совету уролога сдал еще раз анализы на хламидии: IgG, IgA-Отр., положительным оказался IgG к белку теплового шока Chlamidia trachomatis. Как интерпретировать эти анализы, может быть нужно еще какое-то доп. осбледование? У нас в участковой поликлинике нет ревматолога, поэтому спрашивал у терапевта. Мнение врачей разделилось, одни говорят, что нужно лечить, другие, что неубедительно (однако у меня есть сомнения, занимались ли они вообще когда-нибудь б.Рейтера.)

Артем,я из тех врачей, которые считают, что «неубедительно». Положительный IgG к heat-шоковому протеину еще не свидетельство наличия жизнеспособных хламидий. В настоящее время нет какого-то одного лабораторного метода,который позволил бы избежать ложноположительного или ложноотрицательного результата. Для диагностики хламидиоза необходим комплекс лабораторной диагностики (ПИФ,ИФА,микробиологический метод,ПЦР). Так можно определить стадию заболевания и установить показания для антибиотикотерапии .

Вот тут вот Primer-Евгений Анатольевич Ивашков, врач клинической лабораторной диагностики ([Ссылки могут видеть только зарегистрированные и активированные пользователи]) сказал о hsp60, что это «маркер персистирующей (скрыто протекающей) хламидийной инфекции.» И что-то там надо еще сдать. Хорошо бы он сам все разъяснил, что с этим БТШ делать и что еще сдать. Или ничего не сдавать и тупо лечить.

28.02.07
Вот тут еще добавил ответ врача на мой вопрос по поводу hsp60 в Internet-консультации Invitro ([Ссылки могут видеть только зарегистрированные и активированные пользователи]).

Обнаружение IgG — говорит о когда-то перенесённой хламидийной инфекции, а не о остром процессе.
Без выявления возбудителя (хламидий) лечить свои антитела бессмысленно.
Я это прекрасно понимаю (уже, увы). Но я не лечился от хламидиоза. О чем и толкую! А хламидии сами пропасть не могут, сдается мне. И ни о каком остром процессе речь не идет, вот именно что, речь о том, что я потенциально инфицирован скрытой инфекцией, которая вызвала реактивный артрит, как осложнение. Был бы острый процесс, вопросов бы не было. Как раз-таки клиника неяркая.

А хламидии-живой возбудитель, или там ДНК, можно их и не обнаружить в случае персистирующей инфекции, Ушла инфекция вглубь и где сидит -непонятно. И никак ее не вытащишь, чтобы она материал для исследования попала. Но артрит она все равно вызывает даже и в персистирующем состоянии. Более того именно в персистирующем состоянии она и вызывает иммунопатлогические реакции. Читайте Persistent Chlamydiae and chronic arthritis ([Ссылки могут видеть только зарегистрированные и активированные пользователи])
Насчет лечить-не лечить, это я так понял, врачи окончательно (т.е. мне так показалось), решить не могут. Смотрите посты док. Агапова, Primer на посл. 3 страницах.

[Ссылки могут видеть только зарегистрированные и активированные пользователи]
При обнаружении хламидий хотя бы одним из современных методов рекомендуется проведение соответствующей антибактериальной терапии. Риск от использования антибиотиков при ложноположительных результатах значительно меньше, чем от длительного существования хламидийной инфекции в организме человека без своевременной терапии
Если в случае определения локализации процесса для практического врача в целом разницы в схемах лечения нет никакой,то в случае наличия IgG при отсутствии IgA,IgM и при отрицательной ПЦР выбор сложный — назначать курс антибиотикотерапии или он будет лишний.Опять же контроль — произошло ли излечение или нет.В общем вопрос сложный — при отсутствии клиники в данном случае предлагаю пациенту выбор между курсом лечения и наблюдением.
все на меня повесили, кажись :).

По просьбе пациента — Артёма — прокомментирую его ситуацию и некоторые ответы, обойти которые, как специалист, не мог. Уверен, что коллеги отнесутся к коррективам с пониманием («Специалист подобен флюсу, полнота его односторонняя», К.Прутков) 🙂

С вашего позволения, несколько постов (один был бы громоздким) и следующий из них вывод.

У меня артрит (серонегативный), уже более 2 лет. Диагноз врачей пока-реактивный артрит, сакроилеит 1 степ.
Недавно по совету уролога сдал еще раз анализы на хламидии: IgG, IgA-Отр., положительным оказался IgG к белку теплового шока Chlamidia trachomatis.
Явно положительный момент — врачи не зацикливаются на единожды поставленном диагнозе, не придерживаются стереотипа. Идёт поиск. Причастность хламидий исключить нельзя (об этом обычно забывают). Даже если это тупиковый путь — он должен быть «отработан».

Артем,я из тех врачей, которые считают, что «неубедительно».
Законная точка зрения, основывающаяся на фактах. Важно только учитывать, что одни и те же факты в разных сочетаниях (ситуация, характерная прежде всего для медицины) ведут к, подчас, противоположным выводам.

Положительный IgG к heat-шоковому еще не свидетельство наличия жизнеспособных хламидий.
. но и не отрицает оного (определимся сразу -я не «за» и не «против» персистирования хламидий в данном конкретном случае; идёт просчёт возможных вариантов). Совершенно логично Ваше продолжение:

В настоящее время нет какого-то одного лабораторного метода,который позволил бы избежать ложноположительного или ложноотрицательного результата. Для диагностики хламидиоза необходим комплекс лабораторной диагностики (ПИФ,ИФА,микробиологический метод,ПЦР). Так можно определить стадию заболевания и установить показания для антибиотикотерапии.
А вот здесь и начинаются вопросы. Куда именно Вы направляете, пациента для комплексной лабораторной диагностики? Врач какой специальности будет брать материал для исследования? Какая лаборатория и каким методом будет производить исследование? Что я имею в виду? Предлагаемые Вами для комплексной диагностики методы (за исключением уже упомянутого ИФА) относятся к прямым методам детекции. Они (в идеале) показывают наличие или отсутствие инфекции только в том материале, что был взят. С точки зрения доказательной медицины отсутствие хламидий в урогенитальном материале вовсе не означает их отсутствия вне мочевыделительной системы и наоборот — хламидии в уретре не обязательно являются этиологическим фактором суставного поряжения.
Это значит, что искать будут «не там где потеряли, а там, где светлее» 🙂 Судя по всему, процент врачей, которые не потянутся к урогенитальному зонду или ложке Фолькмана, услышав заветное «ПЦР», драматически приближается к «0». Где наш пациент в родной ему Казани будет искать специалиста, который в соответствии со строгими и специфичными для ПЦР или культурального метода правилами получит материал из области поражения (не уретры!) для исследования на хламидии и обеспечит доставку материала в лабораторию. Где эта лаборатория, что хотя бы будет «фенолить» пробу для ПЦР, а не «прогонит» пробу как по схеме для эпителиального материала — экспресс-методом? Для такого крупного города как СпБ -назовёте ли навскидку ПЦР-лабораторию, которая работает с пункционным материалом? Можно продолжать .

Читайте также:  Анализ структуры белков методами биоинформатики

Так или иначе, методы прямой детекции хламидийной инфекции «привязаны» к топике поражения. При отсутствии ярких проявлений хламидиоза (как в обсуждаемом случае) это требует массивного планомерного (соответственно, затратного) исследования многих локусов. Но и в этом случае скажем, согласно многочисленным литературным данным, культуральный метод малоэффективен для детекции персистирующей хламидийной инфекции (о культуральном исследовании позже — это отдельная тема).

С учётом вышесказанного (а также — несказанного из-за краткости изложения) при персистирующем хламидиозе выявление белка теплового шока — hsp60 — может быть единственным лабораторным признаком инфекции. Игнорировать его не стоит. Поэтому я с пониманием отношусь к процитированной Arteum зав. лабораторией: «. антитела к БТШ -это повод призадуматься».

(продолжние следует) 😉
__________________
Евгений Анатольевич Ивашков,
кандидат медицинских наук,
врач клинической лабораторной диагностики высшей категории

Ксения Михайловна, но не могут же антитела на БТШ просто так появиться?

(реплика откуда-то сбоку, басом, голосом явно не Ксении Михайловны): Могут. Не просто так, а в смысле — появиться в отсутствии хламидийной инфекции. Нужно признать, что любой метод определения антител может быть не вполне специфичным, т.е. реагирует на наличие «нецелевых» (в данном случае, не противохламидийных hsp60) антител. Что делать? Наблюдать показатель в динамике. Есть такое понятие как коэффициент позитивности (КП), показывающий, во сколько раз полученное при исследовании значение превышает минимально необходимое для того, чтобы результат считать положительным (его называют ОПк — оптическая плотность критическая). Так вот, чем выше коэффициент позитивности (что то же, кратность ОПк), тем меньше вероятность ложноположительной реакции. Хотя обязательного требования этого не существует, уважающая себя 🙂 лаборатория указывает КП (ОПк).

По ходу дела: настоятельно не рекомендую относить вышесказанное к выявлению микоплазм, уреаплазм, трихомонад методом ИФА. В силу ряда причин, которые называл на своём форуме, метод в отношении данных возбудителей даёт огромный процент ложноположительных и ложноотрицательных результатов и поэтому практически недостоверен.

Только что был на консультации с дерматовенерологом в Спид-центре, он говорит, что «вполне убедительно, надо лечить», и лечить не просто антибиотиком, но и еще с чем-то, вроде бы интерфероны.
Да, лечение персистирующего хламидиоза существенно отличается от терапии активной хламидийной инфекции. Хламидии в «дремлющем» состоянии (примерно это обозначает термин «персистенция») гораздо менее чувствительны (если не сказать — нечувствительны) к антибиотикам.

А культуральное исследование нигде не делают.
Делают в двух крупных городах России (не ошибётесь, наугад назвав их с первой попытки). Применяемая «у нас» методика удешевлена и упрощена по сравнению с классическими методами культивирования, применяемыми в т.н. западных странах.

(продолжение следует)
__________________
Евгений Анатольевич Ивашков,
кандидат медицинских наук,
врач клинической лабораторной диагностики высшей категории

Дигностика — это микробиология, ИФА, ПЦР, а не IgG в любом титре (!), как Вам и говорили

А разве ИФА не IgG/IgA определяют?

. и IgM тоже. Как и суммарные специфические Ig — в зависимости от задач, под которые сконструирована тест-система. Конечно же, доктор (Dr.) оговорился. ИФА — иммуноферментный анализ (вместе с близким по иммунохимическиму принципу иммунофлюоресцентным анализом) — основной рутинный лабораторный метод определения специфических антител (например, против конкретных возбудителей) и белков (например, опухолевых маркеров).

Что касается титров, то в части лабораторий определяемые методом ИФА оптические плотности очень условно переводят в т.н. титры — единицы разведения, к которым привыкли предыдущие поколения врачей, взрощенные, условно говоря, на лабораторных методах предыдущего поколения. Гораздо корректнее в оценке интенсивности показателя в ИФА применять значения КП и ОПк (см. выше).

Должен отметить, что мне импонирует желание и умение Arteum работать с информацией, приходя в большинстве случаев к правильным выводам. Для таких пациентов волей-неволей ищешь время в своём графике :).

Обнаружение IgG — говорит о когда-то перенесённой хламидийной инфекции, а не о остром процессе.
Без выявления возбудителя (хламидий) лечить свои антитела бессмысленно.
Не так. При остром процессе (если это не первичное инфицирование) специфические IgG присутствуют. Более того, их уровень возрастает. Другое дело, что первыми на внедрение возбудителя реагируют IgM (первичное инфицирование) или IgA (повторные обострения).
Антитела не лечат 😀 . Если вы подразумеваете, что отсутствие выявления возбудителя прямыми методами диагностики налагает вето на лечение — это не так.

К сожалению, даже отрицательный результат, полученный методом ПЦР, не дает основания для «диагностического успокоения».
Это прежде всего основание для переоценки действий врача на преаналитическом этапе (если это клиницист и есть сомнения в адекватности лабораторного результата клиническим данным). Это основание для ревизии соблюдения технологии работы в лаборатории (если сомнения возникли у врача КДЛ). Если же в лаборатории проводятся мероприятия внутреннего контроля качества, если лаборатория участвует во внешней Федеральной системе оценке качества — нужно спокойно продолжать работать. Истинно-отрицательные результаты иногда бывают 😉

У отрицательного результата ПЦР небольшая диагностическая ценность.
Серьёзное заблуждение. (см. далее)

Получение ложноотрицательных результатов может быть обусловлено присутствием в анализируемых образцах ингибиторов полимеразной реакции.
Уже лет шесть назад наша лаборатория выдавала результаты с пометкой «проба ингибирована» в тех случаях, когда ситуация ингибирования имела место. Врач, получивший отрицательный результат без такой пометки мог быть уверен в том, что результат — истиннооотрицательный (с поправкой на преаналитический этап, за который лаборатория ответственности нести не может). Вам будет полезным знать, что уже тогда (и, разумеется, сейчас) тест-системы имели (и имеют) т.н. ВК — внутренний контроль, позволяющий отслеживать наличие (или отсутствие) ингибировния. То, что Ваша лаборатория информации об ингибировании не даёт — лишь вопрос качества её работы.
Более того, ещё в 2002 г. ваш покорный слуга в статье «Подходы к решению проблемы ингибирования при проведении ПЦР» («Сборник трудов Научно-практический симпозиума «Технологии генодиагностики в практическом здравоохранении», Москва, 20-21 июня 2002 г, с.347-350) предложил рад действенных методов по «переводу» ингибированных проб в «рабочие» — как профилактически, так и специальными методами повторной пробоподготовки уже ингибированной пробы.

В сложных случаях культуральный метод остается эталонным,т.к. имеет более высокую прогностическую ценность как отрицательного, так и положительного результатов.
Мне очень жаль, но это не так. Ещё в 2000 г. на Хельсинском конгрессе по хламидиозам ведущими специалистами в данной области было признано, что культуральный метод «золотым стандартом» больше не является. Пальма первенства была отдана методам амплификации нуклеиновых кислот (МАНК), прежде всего — ПЦР и ЛЦР. В дальнейшем это мнение неоднократно подтверждалось в тематических статьях и литературных обзорах в ведущих медицинских изданиях соответствующего профиля (рекомендую обратиться к Medline/Pubmed).

Считаю применение этого метода в Вашем случае необходимым. Ведь в случае положительного результата врач будет лечить причину заболевания, а не его проявления.
Во-первых, этому мешает малая распространённость метода (см. выше). Ехать из Казани (или Владивостока) в Москву за анализом . за морем телушка полушка, да рубль перевоз 😉 да и по стоимости далеко не полушка 🙂
Во-вторых, «российская» экономичная модификация на культуре фибробластов — не есть некогда разрекламированный культуральный метод в его полном варианте (на культуре клеток HeLa и т.п.)
В-третьих, культуральный метод — далеко уже не золотой стандарт (см. выше). В отношении персистирующих форм — особенно.
В-четвёртых, где будем искать хламидии культуральным методом? В уретре?. Если результат отрицательный — хламидий в организме нет? Тогда — опять-таки — см. выше.
Наконец, в-пятых, для того, чтобы «лечить не проявления, а причину заболевания, совсем не обязательно пользоваться исключительно культуральным методом — Вы же сами предлагали применять только комплексную диагностику.

__________________
Евгений Анатольевич Ивашков,
кандидат медицинских наук,
врач клинической лабораторной диагностики высшей категории

Вот мы и подошли к гамлетовскому «лечить, или не лечить — вот в чём вопрос. «

Мы не случайно рассмотрели подробности диагностического процесса. Вы видите, что, несмотря на развитие медицинских и диагностических технологий, 100% уверенность в медицине практически недостижима.
Не всегда даже «задним числом» удаётся оценить правильность того или иного решения — нельзя вернуться в точку бифуркации, чтобы сравнить последствия, приняв другое решение.

Но мы можем приблизиться к истине в наибольшей степени, взвесив максимально возможное число взаимодействующих аспектов. В вашей ситуации, думаю, сухой остаток таков:

1. А хламидии-живой возбудитель, или там ДНК, можно их и не обнаружить в случае персистирующей инфекции, Ушла инфекция вглубь и где сидит -непонятно. И никак ее не вытащишь, чтобы она материал для исследования попала. Но артрит она все равно вызывает даже и в персистирующем состоянии. Более того именно в персистирующем состоянии она и вызывает иммунопатлогические реакции

2. Если в случае определения локализации процесса для практического врача в целом разницы в схемах лечения нет никакой,то в случае наличия IgG при отсутствии IgA,IgM и при отрицательной ПЦР выбор сложный — назначать курс антибиотикотерапии или он будет лишний.Опять же контроль — произошло ли излечение или нет.В общем вопрос сложный — при отсутствии клиники в данном случае предлагаю пациенту выбор между курсом лечения и наблюдением.

3. При обнаружении хламидий хотя бы одним из современных методов рекомендуется проведение соответствующей антибактериальной терапии. Риск от использования антибиотиков при ложноположительных результатах значительно меньше, чем от длительного существования хламидийной инфекции в организме человека без своевременной терапии.
Это ре-цитата. Важно заметить, что это на самом деле не моё замечание, а фрагмент методических указаний для врачей, выпущенных несколько лет назад под эгидой Минздрава РФ и редакцией известного профессора Борисенко. Думаю, что выделенная фраза и сегодня является ключевой.

Что же до вывода доктора Агапова, под которым я готов подписаться и Вашей реакции :
все на меня повесили, кажись :). .

. Так это и называется в цивилизованных странах принципом информированного согласия: Вам объяснены все плюсы и минусы и Вы свободны в принятия решения. Что бы Вы не решили, врач отслеживает динамику здоровья и при появлении настораживающих признаков предлагает изменить тактику лечения. Если всё идёт как надо, то . всё идёт как надо :).

Евгений Анатольевич, большое спасибо за столь развернутый ответ!
Действительно, хочется отработать все варианты, как можно более полнее исключить роль инфекций, тем более столько всего выясняется.

Лечить, скорее всего так и придется, убедить бы врачей в ревматологическом отделении только.
А зависит ли подбор лечения от локализации инфекции (я вообще-то думал, что хламидия распространяется по всему организму с кровью) или все едино? От этого зависит, нужно ли тратиться на доп. «исследование локусов». Например, завтра хотел еще попробовать ПЦР из глаз на хламидию сдать и зав.лаб. посоветовала мочу на ПЦР сдать (она сказала, что инфекция может быть и не в уретре, а например не дай бог в почках, если я все правильно понял)Где наш пациент в родной ему Казани будет искать специалиста, который в соответствии со строгими и специфичными для ПЦР или культурального метода правилами получит материал из области поражения (не уретры!) для исследования на хламидии и обеспечит доставку материала в лабораторию. Где эта лаборатория, что хотя бы будет «фенолить» пробу для ПЦР, а не «прогонит» пробу как по схеме для эпителиального материала — экспресс-методом? Для такого крупного города как СпБ -назовёте ли навскидку ПЦР-лабораторию, которая работает с пункционным материалом?
По идее, я после больницы в Москву все равно собираюсь возвращаться, я взял отпуск, чтобы попробовать разобраться с артритом, в Казани же у меня прописка и с больницами проще. В Москве все эти более детальные обследования можно пройти, с пункциями, и т.д.

Если же просто ничего более не обследуя, просто пролечить, то есть еще проблема, что потом будет трудно проконтролировать излечение. Та лаборатория, к котрой я сдавал ИФА, только указывала-полож/отриц, никаких КП и ОПк и титров. Хотя на анализах было написано, что «Лаборатория участвует к Федеральной программе контроля качества», надеюсь это и есть если лаборатория участвует во внешней Федеральной системе оценке качества — нужно спокойно продолжать работать.

Но по моему речь шла об этом — «»IgA-Отр., положительным оказался IgG к белку теплового шока, выявлены-IgG(ИФА) сильнополож-в титре 1:20″»
IgM — так же не определён.)
Нет, там было по-другому -1 post:
Недавно по совету уролога сдал еще раз анализы на хламидии: IgG, IgA-Отр., положительным оказался IgG к белку теплового шока Chlamidia trachomatis.
Про IgM в этих результатах ничего не говорилось, действительно.
А в след. моем сообщении я упомянул еще вскользь, что еще обнаружены, кроме БТШ к trachomatis, антитела к другим видам хламидий (полностью -«Результат анализа крови на антитела к хламидиям (Chl.pneumoniae и Chl.psitaci)»:
И еще у меня антитела к хламидиям(Chl.pneumoniae и Chl.psitachi) выявлены-IgG(ИФА) сильнополож-в титре 1:20. Этот же врач сказал, что это тоже хламидии, и как я понял, они тоже как-то могут влиять. Тут я не написал, что IgM к этим хламидиям-не обнаружено (но я подумал, в моем случае отрицательный рез-т IgM вовсе не информативен, поэтому и не писал).
Что они как-то могут влиять-это мне дерматовенеролог в Спид-цетре сказал, т.к. это тоже хламидии, и не доказано еще, что только вид trachomatis способен вызывать иммунопатологические реакции. Pneumonia тоже под подозрением(но не доказано). Читайте C. pneumoniae and arthritis ([Ссылки могут видеть только зарегистрированные и активированные пользователи].0x947da78)
Т.о. в крови найдены следы хоз-я самых разных видов хламидий, причастность одних к иммунопатолгии и последующей инвалидизации доказана, непричастность других видов-в свою очередь, не доказана, у меня артрит суставов, про «загвоздки» с методами прямой детекции (ПЦР, ПИФ, культуральное иссл-е) Евгений Анатольевич очень полно проанализировал; я тоже читал, что диагностика хламидиозов-вещь в отдельных случаях нетривиальная, хламидии «уходят» в субэпителий, локализация их в организме не всегда понятна.
Даже IgG могут не обнаруживаться в случаях персистентной инфекции (хламидийной, про другие не знаю). Вот на сайте dr.Agapov’а есть таблица Интерпретация результатов серологического обследования при хламидиозе ([Ссылки могут видеть только зарегистрированные и активированные пользователи]). Вот еще что пишут вThe biology of persistence ([Ссылки могут видеть только зарегистрированные и активированные пользователи].0x96b21a8):Studies have demonstrated that transcription of omp1, encoding the immunodominant major outer membrane protein of this organism, is attenuated in the persistent state, while expression of hsp60, encoding a highly immunogenic protein, is upregulated Может, я неправильно понимаю, но те IgG, которые опеределяют в лабораториях, именно на этот самый major outer membrane protein, синтез которого и уменьшается, в то время как синтез hsp60 увеличивается, и как следствие, реакция имунной системы в виде IgG против hsp60.

Можно ли при этом говорить о ранее перенесенной инфекции, а не о остром процессе? Следовательно определение IgG в любом титре, без наличия IgA,M,возбудителя — ставит под сомнение необходимость назначения лечения в отношении (хламидийной инфекции).
Нет никакого острого процесса. Все симптомы стерты, кроме боли в суставах. Если бы он был, не было бы никакого сыра-бора.
Об особенностях персистенции хламидий, что все Ig(A,M,G) могут быть отрицательны, что полож. IgG к hsp60 наводит на мысль именно на персистенцию, смотрите выше. Кроме того, т.к мне «светит» через несколько лет остаться инвалидом, если так дальше будет продолжаться с суставами, даже малюсенький намек на хламидию вынуждает проработать этот вариант, это не просто занудство, упертость, для меня это один из шансов выжить. Я понимаю позицию врачей, привыкших работать с фактами, что «неубедительно», однако Вы же видите (я вижу), что даже в случае хламидийной инфекции наблюдается какое-то шатание, неуверенность что-ли, по крайней мере мне как пациенту со стороны видно, что есть какой-то разброд, одни врачи говорят одно, другие другое. Ладно бы у меня были какие-нибудь плевые симптомы, но ведь симтоматика-то (не знаю, связанная с хламидиями, нет-ли) совсем нешуточная, доктора тоже ничего определенного сказать не могут. Вот и остаюсь я со своей болезнью один на один, и приходится разбираться мне-неспециалисту, потому что не могу найти такого специалиста, котрый бы одновременно разбирался и в ревматологии, и в особенностях диагностики (потому что видите, как все непросто с ними, и не каждый специалист такие тонкости, про котрые Евгений Анатольевич рассказал, знает, и что лаборатория лаборатории рознь, оказывается), и инфекциях, б.Рейтера. И по мне, лучше использовать все шансы, лучше исключить, к тому же есть повод, и уже дальше плясать от этого. Сейчас в голове у меня вот такая фраза, которую я буду говорить всем врачам в больнице
При обнаружении хламидий хотя бы одним из современных методов рекомендуется проведение соответствующей антибактериальной терапии. Риск от использования антибиотиков при ложноположительных результатах значительно меньше, чем от длительного существования хламидийной инфекции в организме человека без своевременной терапии.

Читайте также:  Что такое анализ фракций белка

источник

Все живые клетки отвечают на повышение температуры и некоторые другие стрессовые воздействия синтезом специфического набора белков, называемых белками теплового шока (БТШ). К БТШ относят белки, синтезируемые клетками в ответ на тепловой шок, когда подавлена экспрессия основного пула белков, участвующих в нормальном метаболизме. Семейство 70 кДа БТШ ( БТШ-70 эукариот и DnaK прокариот) объединяет белки теплового шока, играющие существенную роль как в обеспечении выживания клетки в стрессовых условиях, так и в нормальном метаболизме. Уровень гомологии между белками прокариот и эукариот превышает 50% при полной идентичности отдельных доменов. 70 кДа БТШ являются одной из самых консервативных групп белков в природе ( Lindquist Craig, 1988 ; Yura et al., 1993 ), что связано, вероятно, с шаперонными функциями , которые эти БТШ выполняют в клетках

Индукция генов белков теплового шока (HSP) у эукариот происходит под воздействием фактора теплового шока HSF. В клетках, не подвергшихся стрессу, HSF присутствует и в цитоплазме и в ядре в виде мономерной формы, связанной с Hsp70 , и не имеет ДНК- связывающей активности. В ответ на тепловой шок или другой стресс, Hsp70 отсоединяется от HSF и начинает укладывать денатурированные белки. HSF собирается в тримеры, у него появляется ДНК связывающая активность, он аккумулируется в ядре и связывается с промотором. При этом транскрипция шаперонов в клетке возрастает во много раз. После того, как стресс прошел, освободившийся Hsp70 опять присоединяется к HSF, который при этом теряет ДНК-связывающую активность и все возвращается в нормальное состояние [ Morimoto ea 1993 ].Белки теплового шока появляются на поверхности клеток синовиальной оболочки при бактериальных инфекциях .

Большинство этих белков теплового шока образуются и в ответ на другие повреждающие воздействия. Возможно именно они помогают клетке пережить стрессовые ситуации. Существует три основных семейства белков теплового шока: с мол. массой 25, 70 и 90 кДа ( hsp25 , hsp70 и hsp90 . В нормальных клетках было обнаружено множество очень похожих между собой белков из каждого семейства.Белки теплового шока помогают переводить в раствор и вновь сворачивать денатурированные или неправильно свернутые белки. Есть у них и другие функции.

Лучше всего изучены белки семейства hsp70 . Эти белки связываются с некоторыми другими белками, а также аномальными белковыми комплексами и агрегатами, от которых потом освобождаются, присоединяя AТР. Они помогают переводить в раствор и заново сворачивать агрегированные или неправильно свернутые белки путем нескольких циклов присоединения и гидролиза AТР. Аномальные белки имеются в любой клетке, но при некоторых воздействиях, например при тепловом шоке, их количество в клетке резко возрастает, и соответственно возникает необходимость в большом количестве белков теплового шока. Оно обеспечивается активацией транскрипции определенных генов теплового шока .

Белки теплового шока (Hsp — heat shock protein), образуя комплекс с растущей полипептидной цепью, предотвращают их неспецифическую агрегацию и деградацию под действием внутриклеточных протеиназ, способствуя их правильному фолдингу, происходящему с участием других шаперонов. Hsp70 принимает участие в ATP-зависимом разворачивании полипептидных цепей, делая неполярные участки полипептидных цепей доступными действию протеолитических ферментов.

см. также ТРАНСКРИПЦИОННЫЕ ФАКТОРЫ: КЛАСС: ТФ 3.4 факторы теплового шока — http://humbio.ru/humbio/transcription/0002df25.htm

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: На стипендию можно купить что-нибудь, но не больше. 8921 — | 7216 — или читать все.

источник

Если температура повышается, живой организм реагирует на это, производя своеобразные соединения, получившие название «белки теплового шока». Так реагирует человек, так отреагирует кошка, так реагирует любое существо, так как оно состоит из живых клеток. Впрочем, не только лишь рост температуры провоцирует синтез белка теплового шока хламидий, других видов. Нередко провоцируют ситуации сильные стрессы.

Так как белки теплового шока производятся организмом только в специфических ситуациях, они имеют ряд отличий от продуцируемых нормально соединений. Период их образования отличается угнетением экспрессии основного белкового пула, играющего важную роль для метаболизма.

БТШ-70 эукариот, DnaK прокариот – это такая семья, в которую ученые объединили белки теплового шока, значимые для выживания на клеточном уровне. Это означает, что благодаря таким соединениям клетка может продолжать функционирование даже в ситуации, когда стресс, нагрев, агрессивная среда противостоят этому. Впрочем, белки этого семейства могут участвовать и в протекающих в нормальных условиях процессах.

Если домены идентичны на 100 %, тогда эукариоты, прокариоты более чем на 50 % гомологичны. Ученые доказали, что в природе среди всех белковых групп именно 70 кДа БТШ – одна из наиболее консервативных. Посвящённые этому исследования были сделаны в 1988 и 1993 году. Предположительно объяснить явление можно через шаперонную функциональность, присущую белкам теплового шока во внутриклеточных механизмах.

Если рассматривать эукариоты, то под влиянием теплового шока происходит индуцирование генов БТШ. Если некоторая клетка избежала стрессовых условий, тогда факторы имеются в ядре, цитоплазме в качестве мономеров. Такому соединению не присуща активность связывания ДНК.

Переживая стрессовые условия, клетка ведет себя следующим образом: Hsp70 отщепляется, что инициирует продуцирование денатурированных белков. БТШ формирует триммеры, активность меняет свой характер и задевает ДНК, что приводит со временем к аккумуляции компонентов в ядре клетки. Процесс сопровождается многократным ростом транскрипции шаперонов. Безусловно, спровоцировавшая это ситуация со временем проходит, и к моменту, когда это случается, Hsp70 вновь может включиться в БТШ. Активность, связанная с ДНК, сходит на нет, клетка продолжает работать, как ни в чем не бывало. Такую последовательность происходящего удалось выявить еще в 1993 году в исследованиях, посвященных БТШ, проведенных Моримото. Если организм поражен бактериями, тогда БТШ могут концентрироваться на синовиальной оболочке.

Ученым удалось выявить, что БТШ формируются как результат влияния самых разных негативных, опасных для жизнедеятельности клетки ситуаций. Стрессовые, повреждающие влияния извне могут быть исключительно разнообразными, но приводящими к одному и тому же варианту. За счет БТШ клетка выживает при влиянии агрессивных факторов.

Известно, что БТШ подразделяются на три семейства. Кроме того, ученые выявили, что существуют антитела к белку теплового шока. Подразделение на группы БТШ производится с учетом молекулярной массы. Три категории: 25, 70, 90 кДа. Если в живом организме есть нормально функционирующая клетка, тогда внутри нее наверняка найдутся различные белки, перемешанные между собой, довольно-таки сходные. Благодаря БТШ денатурированные белки, а также свернувшиеся некорректно, могут снова стать раствором. Впрочем, кроме этой функции, есть и некоторые другие.

До сих пор белок теплового шока хламидий, равно как и иные БТШ, не изучен окончательно. Конечно, есть некоторые группы белков, о которых ученые располагают довольно большим объемом данных, а есть такие, которые еще только предстоит освоить. Но уже сейчас наука дошла до того уровня, когда знания позволят говорить, что при онкологии белок теплового шока может оказаться действительно полезным средством, позволяющим победить одну из самых страшных болезней нашего века – рак.

Наибольшим объемом данных ученые располагают о БТШ Hsp70, способных вступать в связи с различными белками, агрегатами, комплексами, даже с аномальными. Со временем происходит высвобождение, сопровождаемое соединением АТР. Это значит, что в клетке снова появляется раствор, а белки, прошедшие некорректно процесс свертывания, могут заново быть подвергнуты этой операции. Гидролиз, соединение АТР – механизмы, сделавшие это возможным.

Сложно переоценить для живых организмов роль белков теплового шока. Любая клетка всегда содержит аномальные белки, чья концентрация может расти, если к этому есть внешние предпосылки. Типичная история – это перегрев или влияние инфекции. Это означает, что для продолжения жизнедеятельности клетки необходимо срочно сгенерировать большее количество БТШ. Активируется механизм транскрипции, что инициирует выработку белков, клетка подстраивается под меняющиеся условия и продолжает функционировать. Впрочем, наравне с уже известными механизмами многое еще только предстоит открыть. В частности, таким довольно большим полем для деятельности ученых являются антитела к белку теплового шока хламидий.

БТШ, когда полипептидная цепочка увеличивается, а они оказываются в условиях, делающих возможным вступление с нею в связь, позволяют избежать неспецифической агрегации и деградации. Вместо этого фолдинг происходит в нормальном режиме, когда в процессе задействованы необходимые шапероны. Hsp70 дополнительно необходим при развертке полипептидных цепей при участии АТР. Посредством БТШ удается достичь того, что неполярные участки также подвержены влиянию ферментов.

В России ученые ФМБА смогли создать новый препарат, применив для его построения белок теплового шока. Лекарство от рака, представленное научными сотрудниками, уже прошло первичную проверку на подопытных грызунах, пораженных саркомами, меланомами. Эти эксперименты позволили уверенно говорить, что сделан значительный шаг вперед в борьбе с онкологией.

Ученые предположили и смогли доказать, что белок теплового шока – лекарство, а точнее, может стать основой для эффективного препарата, во многом именно благодаря тому, что эти молекулы формируются в стрессовых ситуациях. Так как они изначально организмом продуцируются, чтобы обеспечить выживание клеток, было сделано предположение, что при должной комбинации с другими средствами можно бороться даже с опухолью.

БТШ помогает препарату обнаруживать в больном организме пораженные клетки и справляться с некорректностью ДНК в них. Предполагают, что новый препарат станет в равной степени результативным для любого подтипа злокачественных заболеваний. Звучит похоже на сказку, но врачи идут еще дальше – они предполагают, что излечение будет доступным на совершенно любой стадии. Согласитесь, такой белок теплового шока от рака, когда пройдет все испытания и подтвердит свою надежность, станет бесценным приобретением для человеческой цивилизации.

Наиболее подробную информацию о надежде современной медицины рассказал доктор Симбирцев, один из тех, кто работал над созданием медикамента. Из его интервью можно понять, по какой логике ученые построили препарат и каким образом он должен принести эффективность. Кроме того, можно сделать выводы, прошел ли уже белок теплового шока клинические испытания или это еще впереди.

Как уже было указано ранее, если организм не переживает стрессовых условий, тогда продуцирование БШ имеет место в исключительно малом объеме, но он существенно возрастает с изменением внешнего влияния. В то же время нормальный организм человека не в состоянии продуцировать такое количество БТШ, которое помогло бы победить появившееся злокачественное новообразование. «А что произойдет, если ввести БТШ извне?» – подумали ученые и сделали эту идею основой для исследования.

Чтобы создать новое лекарство, ученые в лабораторных условиях воссоздали все необходимое, чтобы живые клетки начали продуцировать БТШ. Для этого был получен человеческий ген, претерпевший клонирование при применении новейшей аппаратуры. Бактерии, исследованные в лабораториях, видоизменялись до тех пор, пока не начали самостоятельно продуцировать столь желанный для ученых белок.

Научные работники на основе полученной при исследованиях информации сделали выводы о влиянии БТШ на человеческий организм. Для этого пришлось организовать рентгеноструктурный анализ белка. Сделать это совсем непросто: пришлось направить пробы на орбиту нашей планеты. Это обусловлено тем, что земные условия не подходят для правильного, равномерного развития кристаллов. А вот космические условия допускают получение именно тех кристаллов, которые были нужны ученым. По возвращении на родную планету подопытные образцы были разделены между японскими и русскими учеными, которые взялись за их анализ, что называется, не теряя ни секунды.

Пока работы в этом направлении все еще ведутся. Представитель группы ученых сказал, что удалось точно установить: нет точной связи между молекулой БТШ и органом или тканью живого существа. А это говорит об универсальности. Значит, если белок теплового шока и найдет применение в медицине, он станет панацей сразу от огромного количества заболеваний – какой бы орган ни оказался поражен злокачественным новообразованием, его удастся вылечить.

Первоначально ученые изготовили препарат в жидкой форме – подопытным его вводят инъективно. В качестве первых экземпляров для проверки средства были взяты крысы, мыши. Удалось выявить случаи излечения как на начальных, так и на поздних стадиях развития болезни. Текущая стадия именуется доклиническими испытаниями. Ученые оценивают сроки ее завершения не менее чем в год. После этого придет время клинических испытаний. На рынке новое средство, возможно, панацея, будет доступно еще через 3-4 года. Впрочем, как отмечают ученые, все это реально лишь в том случае, когда проект найдет финансирование.

Конечно, обещания врачей звучат привлекательно, но в то же время справедливо вызывают недоверие. Сколько времени человечество страдало от рака, как много жертв у этой болезни было в последние несколько десятилетий, а тут обещают не просто эффективный препарат, но настоящую панацею – от любого вида, на любом сроке. Да как можно поверить в такое? А хуже того – поверить, но не дождаться, или дождаться, но окажется, что вовсе средство не так хорошо, как того ожидали, как это было обещано.

Разработка препарата – это методика генной инженерии, то есть наиболее передовой области медицины как науки. Это означает, что при должном успехе результаты и правда должны быть впечатляющими. Впрочем, одновременно это означает, что процесс исключительно дорогостоящий. Как правило, инвесторы готовы вкладывать довольно большие средства в многообещающие проекты, но когда тематика настолько громкая, давление большое, а временные рамки довольно размыты, риски оцениваются как огромные. Это сейчас звучат оптимистичные прогнозы на 3-4 года, но все знатоки рынка хорошо знают, сколь часто временные рамки расползаются до десятилетий.

Биотехнологии – это область, для обывателя закрытая к пониманию. Поэтому остается только надеяться на слова «успешность доклинических испытаний». Рабочее наименование препарат получил «Белок теплового шока». Впрочем, БТШ – это только главный компонент медикамента, обещающего стать прорывом на рынке лекарств против онкологии. Кроме него, в состав предполагается включение еще ряда полезных веществ, что будет гарантом действенности средства. А возможным все это стало благодаря тому, что новейшие исследования БТШ показали, что молекула не просто помогает уберечь от повреждения живые клетки, но еще и является для иммунитета этаким «указующим перстом», помогающим выявить, какие клетки поражены опухолью, а какие нет. Проще говоря, при появлении в организме в достаточно большой концентрации БТШ, как надеются ученые, иммунный ответ сам по себе уничтожит больные элементы.

Подводя итоги, можно сказать, что новинка против опухоли основана на том, что организм и сам имеет средство, которое могло бы уничтожить новообразование, просто от природы оно достаточно слабое. Концентрация настолько мала, что ни о каком терапевтическом эффекте не приходится и мечтать. В то же время частично БТШ находятся в клетках, не пораженных опухолью, и из них молекула никуда не «уйдет». Поэтому и необходима поставка полезного вещества извне – чтобы оно далее директивно влияло на пораженные элементы. Между прочим, пока ученые предполагают, что даже побочных эффектов у препарата не будет – и это при столь высокой результативности! А объясняют такое «волшебство» тем, что исследования показали – токсичности нет. Впрочем, окончательные выводы будут сделаны, когда доклинические испытания подойдут к концу, что потребует не менее года.

источник